«Хор „Благозвонница“». Светлый вечер с иером. Наумом (Саломатиным), Анатолием Кисляковым и Георгием Сызранцевым (06.12.2017)

Хор «Благозвонница» (06.12.2017) - Часть 1
Поделиться
Хор «Благозвонница» (06.12.2017) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях были: благочинный Заиконоспасского монастыря иеромонах Наум, художественный руководитель хора «Благозвонница», доцент кафедры современного хорового исполнительского искусства Московской Государственной консерватории им. П. И. Чайковского Анатолий Кисляков и концертный продюсер Георгий Сызранцев.

Мы говорили о Заиконоспасском монастыре в Москве, о создании при монастыре хора «Благозвонница» и о уже 20-летней истории существования этого хора.


А. Пичугин

— «Светлый вечер» на светлом радио. Дорогие слушатели, здравствуйте! Меня зовут Алексей Пичугин, и я с удовольствием представляю наших сегодняшних гостей. Ближайший час этот «Светлый вечер» с нами и с вами проведут: Анатолий Кисляков — доцент кафедры хорового исполнительского искусства Московской государственной консерватории, художественный руководитель хора «Благозвонница», это хор московского Заиконоспасского монастыря — об этом мы сегодня будем говорить. Здравствуйте!

А. Кисляков

— Добрый вечер!

А. Пичугин

— Концертный продюсер Георгий Сызранцев также в этой студии. Добрый вечер!

Г. Сызранцев

— Рад вас приветствовать! Добрый вечер!

А. Пичугин

— И отец Наум — иеромонах, благочинный Заиконоспасского монастыря. Добрый вечер!

Иером. Наум

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Сразу начнём с того, что мужской хор Заиконоспасского монастыря отмечает 20 лет со дня своего создания. Это хороший повод для того, чтобы рассказать и о самом хоре, и о его истории, и подвести некие итоги. Всё-таки 20 лет — это целая жизнь. А редко, мне кажется, бывает, чтобы хор монастыря или храма имел своё собственное название. Как так вышло? И как вообще всё начиналось?

Г. Сызранцев

— Давайте я начну.

А. Пичугин

— Георгий Сызранцев. Да, пожалуйста.

Г. Сызранцев

— Дело в том, что 20 лет прошло как… хотя мне всего 28. В коллективе лично я был 10 лет, грубо говоря, с 18 лет. Дело в том, что коллектив не сразу начал концертную деятельность, не сразу у него были помещения под репетиционный процесс, не сразу был тот штат и состав, который есть на сегодняшний момент. Сначала это было по 5-6-10 человек, которые собирались к православным праздникам. А самое главное, кто их собирал? Их собирал наш архимандрит Пётр. Вот я бы хотел во время нашей сегодняшней передачи поблагодарить его, и неоднократно поблагодарить за то, что он делал и для монастыря, и для артистов хора, и для своих прихожан, и для каждого из нас, которые сидят сегодня в этой студии. Потому что это человек — создатель хора, наместник Заиконоспасской обители. Это была величина — величина, которой, к сожалению, сейчас с нами рядом нет.

А. Пичугин

— Несколько лет назад он ушёл из жизни.

Г. Сызранцев

— Да, это произошло 11 апреля, по-моему, два года назад…

Иером. Наум

— Полтора — в 2016 году.

Г. Сызранцев

— Да. Я скажу, как есть: когда мне сообщили об этом — обухом по голове, потому что я не знал, как жить дальше, потому что батюшки нет с нами. Потому что батюшка и физически был большой, и мы все считали, что мы под его покровом, потому что он всегда заботился, думал и радел и за монастырь, и за коллектив. И вот 20 лет поисков, 20 лет трудов, гастролей, концертной деятельности. Мы с коллективом — вот сейчас Анатолий Львович продолжит — собрали огромный пласт классических красивейших произведений русской духовной музыки. Это и народные, и патриотические, и композиторы советских времён. То есть сейчас, и благодаря батюшке в том числе, у коллектива огромный багаж репертуара. Вот я как-то так достаточно сумбурно начал…

А. Пичугин

— А это только церковные песнопения или ещё и народные, или ещё что-то?

Г. Сызранцев

— Коллектив разнообразен и многогранен. Мы можем выступать, и в нашем репертуаре есть как казачьи — теперь стали казачьи, причём года два назад казачьих не было в принципе, но мы поняли, что зритель хорошо реагирует на то, что в концерте есть казачьи произведения. Есть народные песни, есть романсы… Анатолий Львович, помогите мне!

А. Пичугин

— Сейчас, прежде чем мы перейдём к репертуару, давайте пару слов всё-таки скажем про Заиконоспасский монастырь. Когда речь идёт о московских монастырях, все вспоминают Новодевичий, Новоспасский, Донской, Данилов, Сретенский — сейчас все так перечислим московские монастыри. А Заиконоспасский монастырь же самый центральный — он ближе всех к Кремлю, к Красной площади находится. В двух словах вот я бы попросил, наверное, отца Наума сначала рассказать про монастырь, а потом уже совершенно логично мы перейдём к хору.

Иером. Наум

— Монастырь, действительно, самый центральный, можно сказать — по месту расположения относительно Кремлёвских стен. История там многовековая. Наиболее известным он, наверное, стал с момента образования Славяно-греко-латинской академии в семнадцатом веке, при царе Алексее Михайловиче. Вот недавно праздновали как раз годовщину: 1685 год — это время основания Славяно-греко-латинской академии при Заиконоспасском монастыре. С тех пор и каменные здания в нём появились, а известен он был ещё лет за двести до этого: как «Спас на старом» он назывался — храм.

А. Пичугин

— Это для ориентира — если вы, дорогие радиослушатели, идёте по Никольской улице со стороны Лубянки или от метро «Площадь революции» в сторону Кремля, то с правой стороны сейчас красивую колокольню установили очень, барочную, вы не пропустите — справа будет вход в Заиконоспасский монастырь, напротив ГУМа.

Иером. Наум

— Не совсем напротив, метров сто не доходя. Когда возникла необходимость создания духовных школ и научных школ в России, решили организовать их… Всегда у нас образование было при монастырях, вы знаете. Учили и детей по Псалтыре, по Часослову раньше. Когда приехали учёные братья Лихуды из Греции, иеромонахи, они были специально приглашены для того, чтобы это образование создавать на Руси — тогда ещё. И было принято решение вот как раз в этой обители Заиконоспасской эти школы и организовать. Сначала просто было греко-латинское образование, а потом уже перевели название как славяно-греко-латинское, чтобы переводить ещё и на наш язык, поскольку все учёные труды были раньше только на греческом и латинском, а тут надо было учить ещё и с переводом на родной язык. И вот получилось такое славяно-греко-латинское учебное заведение, которое потом было названо Академией.

А. Пичугин

— С богатой историей место.

Иером. Наум

— Да, с богатой историей.

А. Пичугин

— Рядом с вами ещё и Никольский греческий монастырь когда-то был. Остатки его сейчас можно видеть…

Иером. Наум

— Он сейчас входит в наше… как бы сказать, управление.

А. Пичугин

— А собор восстанавливать не будете?

Иером. Наум

— Пытались в прошлом году: подали прошение Патриарху, он даже благословил, но что-то там как-то то ли с попечительским советом, то ли с благодетелями как-то не срослось.

А. Пичугин

— Но в планах есть?

Иером. Наум

— Сейчас сделали домовую церковь в корпусе, где раньше жили монахи — восстановили, считай, сделали заново домовый храм, тоже Никольский. Поэтому храм сейчас там есть. Но относится это просто к… как подворье Заиконоспасского монастыря.

А. Пичугин

— Хорошо. Вот всё развивалось до революции, потом был перерыв 70 лет. И я знаю, что новейшая история Заиконоспасского монастыря отсчитывается с начала 90-х, по-моему, года с 92-го.

Иером. Наум

— Да, в 92-м году был передан главный храм, потому что все прилежащие здания, которые образовывали, собственно, монастырь, они все уже были заняты: там и почта находится, и РТРС, и факультет Гуманитарного университета, не помню, какой факультет, простите…

А. Пичугин

— Историко-архивный институт там находится. Я к чему подвожу? К тому, что с 92-го года начинается новейшая история Заиконоспасского монастыря, а в 97-м году появляется тот самый хор, который сейчас называется «Благозвонница». Вот здесь, наверное, уже к Анатолию Львовичу вопрос: как всё это начиналось и как всё-таки пришло к тому что 20 лет, опять же повторю, целая жизнь?

А. Кисляков

— Мы, конечно, прежде всего должны быть благодарны батюшке, отцу Петру, за вот это создание. Он прекрасно понимал, что такое мужской хор. И создал его действительно таким, чтобы было звучание мужского хора. Вот сейчас распространено в концертной практике исполнение в 14–16 певцов, которые объявляют себя хором — это звучание всё-таки ближе к ансамблевому. А батюшка изначально поставил такую задачу, чтобы в хоре было не менее 30 певцов.

А. Пичугин

— А зачем так много?

А. Кисляков

— А потому что это тогда настоящее звучание мужского хора. Ведь если вспомнить, какие в недавнем прошлом были мужские хоры, скажем, хор Густава Эрнесакса в Эстонии — это же сто человек. Это действительно громадный хор. Или когда поёт ансамбль Александрова, сто певцов, и поют а-капелла народную песню — это ни с чем не сравнимое звучание. И батюшка, отец Пётр, тоже, видимо, ориентируясь на лучшие образцы мужского хорового искусства, создал вот такой коллектив. И Георгий правильно уже отметил, что за 20 лет коллектив прошёл очень серьёзную и большую школу. Хотя 20 лет — это не такой большой срок.

А. Пичугин

— В чём разница между восприятием церковной музыки, между возможностями середины 90-х, конца 90-х и нынешними?

А. Кисляков

— В восприятии церковной музыки?

А. Пичугин

— В восприятии, в возможностях вас, как исполнителей. Всё же, казалось бы, все говорят. Что 90-е годы — расцвет в современной истории Церкви и возможностей, и все что-то хотели делать; создавалось огромное количество в том числе и церковных хоров, которые далеко не все просуществовали столько, сколько ваш.

А. Кисляков

— Я думаю, что это закономерный исторический процесс. Было несколько десятилетий вакуума, и когда этот сосуд открылся и стал заполняться, то конечно же в него хлынуло большое количество и коллективов, и большое количество духовной музыки. За прошедшие 20–30 лет это немножко отшлифовалось, остались, может быть, наиболее яркие коллективы, осталась наиболее востребованная музыка, которая нравится слушателям. Ведь не случайно мы сейчас в концертных программах видим действительно имена наших выдающихся композиторов, которые работали в области православной музыки — это Бортнянский, Березовский, Чесноков, Архангельский, Никольский, Гречанинов. Это список можно продолжить ещё десятком имён. А тогда, в те 90-е годы, мы помним, что было много и другой музыки, которая больше всё-таки относится к прикладной музыке.

А. Пичугин

— Какой путь прошёл за 20 лет ваш коллектив? Вы сначала только на службах пели, я так понимаю, а постепенно началось развитие с выступлениями?

А. Кисляков

— Нет, не совсем так. Коллектив выступал не только на службах, он выступал и на концертной эстраде. И отец Пётр всегда очень бережно подходил к выбору концертной площадки — это были самые лучшие концертные залы Москвы: Большой зал консерватории, Колонный зал Дом Союза, Патриаршие палаты в Кремле. И коллектив так же бережно относился к своему репертуару. В репертуаре хора были, конечно, большей частью духовные песнопения, и духовные песнопения очень высокого художественного уровня. Постепенно в репертуаре хора появились народные песни, появились песни военного времени и песни, рассказывающие о Великой Отечественной войне. Вот так постепенно обогащался и накапливался репертуар.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Анатолий Кисляков — художественный руководитель хора Заиконоспасского монастыря «Благозвонница», доцент кафедры хорового исполнительского искусств Московской консерватории; Георгий Сызранцев — концертный продюсер; и благочинный Заиконоспасского монастыря иеромонах Наум. Давайте сразу сейчас к концерту перейдём, а потом вернёмся к истории и современной жизни хора. 10 декабря в Соборной палате будет концерт вашего хора. Соборная палата — это новая площадка, но уже такая успешная, там проходят не только церковные концерты, но и достаточно много светских. Георгий, наверное, лучше вы расскажете.

Г. Сызранцев

— Да, площадка не так давно открылась. Теперь она стала нашим большим другом. Сейчас о ней мало кто говорит, находится она по адресу Лихов, 6. причём и название сайта аналогичное: Лихов, 6. Находится между станцией метро «Цветной бульвар» и «Чеховская» — шаговая доступность.

А. Пичугин

— Там же и «Маяковская» рядом, и чего только нет…

Г. Сызранцев

— Те, кто посещает классические концерты…

А. Пичугин

— Уже наверняка знают её.

Г. Сызранцев

— Уже знают — раз. А во-вторых, она по образу и подобию Рахманиновского зала, то есть это ровные места, и то место, где находится сцена — сзади выступающих находится алтарь.

А. Пичугин

— Который закрывается на время концертов.

Г. Сызранцев

— Всё верно. Дорогие друзья, мы всё делаем для того, чтобы вам концерт понравился. 10 декабря, 19:00, Лихов, 6. Сайт, как бы вы ни набирали, на английском языке или на русском: https://www.lihov6.ru.

А. Пичугин

— Я набрал в поисковике, в любом, кстати говоря, всё равно первой строчкой этот адрес вылез — Лихов, 6.

Г. Сызранцев

— Да, всё верно. Лихов, 6. И первым в этой афише будет 10 декабря.

А. Пичугин

— Итак, в Лиховом переулке выступит хор Заиконоспасского монастыря «Благозвонница». Георгий, а вы сами как познакомились с «Благозвонницей»?

Г. Сызранцев

— О-о-о… Вот это надо… Этот вопрос я ждал, и он очень интересный. Дело в том, что это был 2006 год. Я очень коротенько, но мне важно, чтобы слушатели узнали об этом. 2006 год, совершенно юный, не знающий ничего, и ни Москву, я пришёл в Заиконоспасский монастырь по приглашению теперь нашей знакомой, скажем так, которая сказала: «Вот отец Пётр». Я приехал, я не знал вообще ни города, ничего, куда мне возвращаться, куда мне приходить, куда мне поступать, потому что за спиной была только музыкальная школа. Вот никто не даст соврать: к отцу Петру всегда шли толпы людей, толпы людей всегда стояли к его келье. И в первый самый раз попасть к нему было невозможно: надо было, чтобы он тебя узнал, твою подноготную, твою историю, и только потом он вызывал в свою келью. А тут получается так: я стою, он говорит: «Заходи!» Вопрос: «Кто ты?» Я говорю: «Да я мальчик!» — что там, считай, 10 лет назад. Я говорю: «Вот музыкальная школа, пою» — «В храме поёшь?» — «Да». — «Верующий?» — «Да». — «Семья верующая?» — «Да». — «Вот тебе телефон». И вот сейчас как раз акцент сделаю на фамилии Коротеев — Евгений Васильевич Коротеев. Он был художественным руководителем хора «Благозвонница». Он и помог мне, в принципе, поступить в учебное заведение и в высшее учебное музыкальное заведение. И с батюшкой мы шли вместе, грубо говоря: на каждый свой шаг я брал благословение у него, в том числе и венчал мою семью он — всё по его молитвам. А как раз с Коротеевым он познакомил — это художественный руководитель «Благозвонницы». Я, как музыкант, хочу вам сказать, что я влюбился в эти руки — в эти руки дирижёра. Потому что, конечно, всё познаётся в сравнении, и сейчас, благодаря тому, что я организовываю достаточно большое количество концертов, я вижу других дирижёров. Но всё-таки заслуженному артисту России Евгению Васильевичу я хочу сказать большое спасибо за его профессионализм и за то, что он привнёс в коллектив «Благозвонница».

А. Пичугин

— То есть вы сменили как раз Евгения Коротеева, да?

А. Кисляков

— Да.

А. Пичугин

— А до этого у вас был какой-то опыт с музыкальным материалом церковным?

А. Кисляков

— Да, конечно. Я являюсь художественным руководителем Большого детского хора имени Виктора Попова. И в репертуаре детского коллектива примерно одна треть — это духовные произведения разных композиторов.

А. Пичугин

— Это дети исполняют духовные произведения?

А. Кисляков

— Да, дети исполняют — и православную музыку, и произведения духовные Моцарта, Баха, Генделя и других композиторов.

А. Пичугин

— А насколько осознанно у детей?.. Это просто исполнение — им нравится как звучит? Или они пытаются в суть проникнуть?

А. Кисляков

— Нет, они переживают. Я должен сказать, что только что вернулся из Франции, и мы первое отделение посвящали именно духовной музыке и воспроизводили фрагменты православной службы: как это проходит у нас, в России. И французский слушатель и зритель с большим пониманием и вниманием следил за этим действием. А дети осознанно это исполняли и осознанно переживали, доносили тот смысл, духовный смысл, музыкальный смысл до слушателя.

А. Пичугин

— Как вы репертуар подбираете? Если речь идёт о церковной именно музыке, это в основном девятнадцатый, начало двадцатого века? Или вы смотрите также в сторону знаменного распева, одноголосия, старинной русской музыки?

А. Кисляков

— Это немножко такой здесь профессиональный уклон, потому что есть коллективы, которые занимаются (так, в кавычках) научно-исследовательской работой. Действительно они поднимают произведения, которые находились в архивах — это тоже нужно и необходимо. Но отец Пётр изначально поставил задачу выявить лучшие образцы русской православной музыки, и чтобы с этими образцами познакомился как можно более широкий круг наших слушателей.

А. Пичугин

— У нас сейчас есть возможность послушать одно из песнопений, которое исполняет «Благозвонница». Я так понимаю, что это композитор Чесноков, произведение называется… песнопение, вернее, называется «Мати Божия». Правильно?

А. Кисляков

— Да!

А. Пичугин

— Замечательно. И это мужской хор Заиконоспасского монастыря «Благозвонница». Давайте послушаем.

(Звучит песнопение.)

А. Пичугин

— Итак, я напомню, что в гостях у нас сегодня: Анатолий Кисляков — художественный руководитель хора «Благозвонница», доцент кафедры хорового исполнительского искусства Московской консерватории; благочинный Заиконоспасского монастыря московского иеромонах Наум; и концертный продюсер Георгий Сызранцев. Мы вернёмся в эту студию через минуту, никуда не уходите.

А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Здесь сегодня, напомню: художественный руководитель хора «Благозвонница» (это мужской хор московского Заиконоспасского монастыря) Анатолий Львович Кисляков, он также доцент кафедры хорового исполнительского искусства Московской консерватории; концертный продюсер Георгий Сызранцев; и благочинный Заиконоспасского монастыря иеромонах Наум. Мы сейчас слушали песнопение, которое называется «Мати Божия», это произведение композитора Чеснокова — в плане музыки. Вы обещали рассказать, как это будет звучать на концерте.

А. Кисляков

— Да. Павел Григорьевич Чесноков сделал две редакции этого замечательного сочинения, которое исполняет практически любой профессиональный или любительский коллектив. Та редакция, которая прозвучит 10 декабря, предусматривает исполнение мужского хора с соло-партией альтов. И вот для исполнения партии альтов мы пригласили группу Большого детского хора, которая и исполнит эту сольную партию. Я думаю, что это будет уникальное и очень интересное исполнение.

А. Пичугин

— А вам часто приходится выступать под аккомпанемент инструментов, инструментальный аккомпанемент?

А. Кисляков

— Нет, хор «Благозвонница» поёт всегда а-капелла, за редким исключением, когда мы выступаем с оркестром.

Г. Сызранцев

— Вот я хотел бы продолжить. К сожалению, сейчас есть так называемый формат — вот это формат или неформат, купят туда билеты или не купят. Вот «Благозвонница» форматна, она держит марку, что это всё-таки а-капельная, чёткая хоровая музыка. И эта марка уже, получается, 20 лет существует. Концерт, который состоится 10 декабря в Лиховом переулке, 6 — он всё-таки по формату классический: там будут и солисты, и наш замечательный хор 20-летний «Благозвонница», и детский хор, под управлением Анатолия Львовича. Вот так.

А. Пичугин

— Как часто у вас проходят концерты вне богослужений, вне монастыря?

А. Кисляков

— Давайте возьмём прошлый сезон: у нас было 4 концерта в Рахманиновском зале. Все четыре концерта были определённой направленности: один из концертов, в апреле месяце, мы посвятили памяти, годовщине, нашего основателя архимандрита Петра. Вот в этих концертах принимали участие у нас и солисты театров и оперы Москвы. И вот на ближайший концерт, так как это концерт юбилейный, 20 лет исполняется хору, мы пригласили всех самых лучших солистов, которые выступали с нашим коллективом на протяжении последних лет. Это звёзды «Геликон-оперы»: Лидия Светозарова, Ирина Рейнард, Игорь Морозов. С нами будет петь, на мой взгляд, совершенно неповторимый и обаятельный тенор Фёдор Рытиков. Мы так же пригласили — я уже рассказал, что «Мати Божия» Чеснокова мы споём с соло альтов, а споём так же произведение Александра Васильевича Александрова «Хвалите имя Господне». Споём таким образом: мужской хор и детский хор, который будет исполнять сопрановую и альтовую партию. А чем интересно произведение? Тем, что сам композитор, а он автор нашего гимна, автор «Войны священной» — те песни, которые знает, по-моему, каждый с рождения, — а он же ещё являлся регентом. Он прекрасно знал, что такое церковная музыка и как её исполнять. И вот в данном случае мужской хор — это один клирос, детский хор — другой клирос. И сначала поёт один клирос, потом другой, и в какой-то момент эти два клироса соединяются.

А. Пичугин

— А все службы в Заиконоспасском монастыре, в том числе и в будние дни, поёт кто-то из вашего хора, да?

А. Кисляков

— Да. В хоре Заиконоспасского монастыря есть участники хора «Благозвонница».

А. Пичугин

— А, подождите, то есть вы отдельно от богослужения всё равно существуете?

А. Кисляков

— Да, на самой службе в Заиконоспасском монастыре не так много участников — там четыре или пять певцов, которые…

А. Пичугин

— А как так выходит? Обычно же, если у храма или у монастыря есть свой известный хор, там — хор Сретенского монастыря, — то обычно он же на службах и поёт.

А. Кисляков

— Батюшка создал хор, пригласив певцов из разных храмов Москвы. И наши певцы поют по всей Москве.

А. Пичугин

— А отец Пётр, я так понимаю, очень любил церковную музыку?

А. Кисляков

— Да. Те записи, которые остались после батюшки, доказывают это.

Г. Сызранцев

— И надо не забывать, что сам отец Пётр был с высшим музыкальным образованием, и являлся дирижёром оркестра Московской областной филармонии. Поэтому он и относился так к произведениям и относился к подбору профессионально всех наших артистов — вот к чему мы сейчас и пришли: что у нас большой хор. Сейчас, по-моему, Анатолий Львович, 30 человек у нас, да?

А. Кисляков

— Да, около 30 человек.

Г. Сызранцев

— Все — дипломированные специалисты, все — либо со средним, либо с высшим музыкальным образование, с огромным опытом.

А. Пичугин

— А светские музыканты у вас есть?

А. Кисляков

— Есть певцы, которые поют в театрах: в Большом театре, в театре имени Немировича-Данченко.

А. Пичугин

— Благо Большой театр через дорогу.

А. Кисляков

— Да, недалеко.

А. Пичугин

— А репетируете вы в монастыре или у вас есть какое-то место в Москве специальное?

А. Кисляков

— Да, мы репетируем в монастыре.

А. Пичугин

— Отец Наум, а вы принимаете участие в деятельности хора?

Иером. Наум

— Я не принимаю. Я раньше пел на службах, ещё до того, как стал священником — на клиросе просто пел на службах, но не в таком составе, то есть я — не профессиональный…

А. Пичугин

— А как повседневная жизнь монастыря, которую вы представляете, соотносится с хором? Вот насколько всё, что происходит в монастыре, как-то связано с жизнью хора? Потому что, я понимаю, что это довольно заметное явление в жизни Заиконоспасского монастыря.

Иером. Наум

— Вы знаете, в последнее время просто я так не могу сказать, что… Даже вот не знал в последнее время, что их репетиции перенесли в другое место. Поскольку я стал благочинным в последний год, другие все обязанности стали — братией, в основном, заниматься. Я ещё мирянином — в первый раз я узнал про него в 2000 году, про этот хор, когда только пришёл к отцу Петру — тоже попал вот так. На первый концерт я попадал, можно сказать, по блату — со стороны сцены отец Пётр меня проводил. Меня всё это поражало тогда очень. И больше такое впечатление об этом хоре, очень сильное, произвела поездка — помню, мы в Калужскую область ездили, в Мещовск — город такой есть.

А. Пичугин

— Да, есть такой город!

Иером. Наум

— Это районный центр. И там есть Свято-Георгиевский мужской монастырь. Он только тогда начал восстанавливаться, его только передали. И пригласили наш хор, благодетели дали автобус, мы поехали туда. И вот что меня поразило: когда стал хор выступать, помню, такое песнопение было «Взвейтесь, соколы, орлами» — знаете, такой военной тематики. И вот там сидели люди, уже в возрасте, лет под шестьдесят-семьдесят, и у них слёзы на глазах от этого произведения. Это, действительно, переживание и моё такое было, и я смотрю: люди рядом сидят, на первых местах, и они вышли на сцену и говорят: «Мы думали, что за 90-е годы развалили всё. А вы приехали, выступили, показали, что всё живо, что вот есть люди, которые собирают всё, которые поют, которые вдохновляют. Причём это из Москвы исходит, из самого центра, а не откуда-то там из глубинки». И не только это мужчина, помню, вышел, и женщины выходили. И потом спели визитную карточку хора, которую в конце всегда поют они: «Прощание славянки». То есть это чувствуется, когда духовный человек его организовал, такого масштаба, как отец Пётр. Он же ещё был, помимо того, что дирижёр, завкафедрой Московской консерватории — ещё до того, как стал священником. То есть когда это всё соединилось: и духовное руководство людьми, и знание полностью своего дела дирижёрского, и собирание хора — то есть это настолько людей вдохновляло, и через такие патриотические песни. Потом уже и духовные песнопения, которые раньше, может быть, и не услышал бы кто-нибудь в храме, они уже воспринимались, как своё, родное, что это — центральное, стержневое в русском народе. Вот это очень сильно. Это всегда у меня такое впечатление было от «Благозвонницы», вот с самого начала.

А. Пичугин

— У меня сейчас есть замечательная возможность, давно хотел узнать: а как, вообще, живётся в Заиконоспасском монастыре, в центре Москвы? По-моему, Никольская улица никогда не затихает, а тут ещё и Красная площадь.

Иером. Наум

— Ну… не все выдерживают. Кстати, я хочу сказать небольшую ремарку в этом плане: когда вот этот Мещовский монастырь восстанавливался, мы туда приехали (просто у меня там дядя был меценатом — помогал им), и там очень часто менялись послушники, насельники, то есть первые два года — его в 2001 году отдали. И он (дядя) игумену Георгию тогда сказал: «Каждый раз к тебе приезжаешь — у тебя новые люди». Он ему ответил: «Кого здесь Георгий Победоносец оставит — тот и остаётся». Вот так же и на Никольской улице.

А. Пичугин

— А сколько насельников сейчас?

Иером. Наум

— Сейчас 15 человек.

А. Пичугин

— Но это неплохо для маленького монастыря в центре города.

Иером. Наум

— Вы знаете, у нас просто есть скит, поэтому есть куда уехать отдохнуть.

А. Пичугин

— Скит в Подмосковье?

Иером. Наум

— Нет, в Рязанской области. Есть куда уехать отдохнуть, поэтому люди туда поедут, две недели побудут, возвращаются сюда. А кто-то и постоянно здесь. Кто как выдержит, кого как Господь оставит.

А. Пичугин

— Но а при этом я никогда не замечал, чтобы… Я довольно часто одно время как раз бывал в районе Никольской улицы — и по работе, и просто приходилось туда приезжать. Я никогда не видел, чтобы из Заиконоспасского монастыря как-то много народа выходило, монахов, заходило, то есть в основном люди как-то внутри живут.

Иером. Наум

— Ну да. Монашество — оно внутри, оно не снаружи, толпой никто не ходит.

А. Пичугин

— За рубеж приходится ездить с хором?

А. Кисляков

— Да, хор за 20 лет объездил почти всю Европу, был в странах Ближнего Востока, например, в Сирии.

А. Пичугин

— В Сирии ещё до войны, естественно?

А. Кисляков

— Да, естественно, это было до военных действий. Очень много мы путешествуем по России. И считаем, что это важная миссия хора — знакомить слушателей, которые живут далеко от культурных центров, с образцами православной музыки.

А. Пичугин

— А где лучше всего принимали, на вашей памяти?

А. Кисляков

— Принимают лучше всего в небольших русских городах. Мы, например, были в Муроме — старинный русский город. Концерт прошёл просто замечательно.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня: художественный руководитель хора «Благозвонница» — это мужской хор Заиконоспасского монастыря — Анатолий Кисляков, он также доцент кафедры хорового исполнительского искусства Московской консерватории; концертный продюсер Георгий Сызранцев; и благочинный Заиконоспасского монастыря иеромонах Наум. Я знаю, что вы участвуете в официальных мероприятиях, которые проводятся под эгидой Фонда социально-культурных инициатив Светланы Медведевой.

А. Кисляков

— Да.

А. Пичугин

— А что это за программы?

А. Кисляков

— Здесь несколько направлений. Скажем, если идёт открытие кинофорума, связанного с Православием, то мы обязательно участвуем в открытии этого фестиваля. Мы принимаем участие в таких значимых концертах, как к Дню Победы — в Кремлёвском дворце проходит концерт. И вот на последнем концерте, на мой взгляд, участие «Благозвонницы» было оправдано: был воссоздан эпизод Сталинградской битвы, где была открыта икона, написанная немецким солдатом, немецким врачом. И эта икона после войны, начертанная углём на стене, оказалась в Германии. И вот, по прошествии многих десятилетий, эта икона стала доступна для всех. И был воссоздан сюжет в концерте об этом небольшом эпизоде грандиозного сражения, с участием мужского хора «Благозвонница».

А. Пичугин

— Но всё же про заграничные поездки интересно: как принимают, где больше всего интересуются такой русской певческой традицией?

А. Кисляков

— Вы знаете, это по всему миру. Везде слушатель, если он воспринимает действительно настоящее пение, высокую культуру, высокий художественный уровень исполнения, он всегда аплодирует. Доходит до того, что концерты заканчиваются аплодисментами стоя.

Г. Сызранцев

— В основном наши поездки в Европу это были всё-таки паломнические поездки. И в них мы делали небольшие концерты для местных жителей. Нам было хорошо, что мы могли приложиться к святыням, спеть акафисты, величания тем святыням, которых в Москве просто не найти. Но а для зрителей это прекрасная возможность услышать наш хор — на тех богослужениях, на которых мы принимали участие за рубежом.

А. Пичугин

— А вы и в богослужениях?..

Г. Сызранцев

— Да, причём на моём веку раза, наверное, три мы принимали участие в полноценных службах, кстати, в том числе и в Израиле — в Иерусалиме мы служили Литургию у Гроба Господня. Это навсегда останется в моей памяти, потому что в одном пространстве, в одно и то же время начинаются службы одновременно… Вот этот грохот, можно сказать — шум, пение, прославление — всё это в одном и том же месте. Непередаваемые ощущения. Но самое главное — мы там были, мы прикладывались, мы молились. Да, эта поездка запомнилась, конечно, надолго.

А. Пичугин

— Кто вам помогает в организации концертов?

Г. Сызранцев

— Это такой достаточно насущный вопрос, потому что коллектив в основном не занимался до определённого времени работой по выстраиванию концертных туров, концертов в регионах и так далее. В основном — позвонили: «Ребята, вы можете выступить?» Но сейчас, слава Богу, мы набираем обороты, мы открыты. Мы сейчас чуть-чуть омолодили коллектив, тем самым мы готовы выезжать. И с января месяца мы начнём плодотворную работу по концертному туру по городам России. Я небольшую тайную завесу приоткрою: мы возьмём с собой на гастроли артиста первого эшелона, то есть достаточно узнаваемую личность.

А. Пичугин

— Но кто это будет — пока секрет?

Г. Сызранцев

— Да, это вот такая маленькая тайна. Это состоится, всё для этого у нас есть, мы выработаем хорошую, прекрасную программу русской музыки. И самое главное, дорогие друзья, всё, что мы сегодня рассказали вам о коллективе, как бы вы ни слышали, ни читали о нас в интернете или просто ни пришли в Заиконоспасский монастырь, ваше мнение сложится о коллективе только тогда, когда вы побываете на нашем концерте. Мы ждём вас с нетерпением 10 декабря — Лихов переулок, 6. Билеты покупайте на сайте Лихов, 6, либо за час до начала мероприятия по этому же адресу.

А. Пичугин

— Георгий, вы сами поёте в составе хора?

Г. Сызранцев

— Я дирижёр…

А. Пичугин

— Как вы принимаете участие в концерте?

Г. Сызранцев

— В данном концерте — как приглашённый организатор. А до этого десять лет пел баритоном, то есть я репертуар весь «Благозвонницы» знаю от а до я.

А. Пичугин

— Мы сегодня слушаем всего два песнопения. И вот последнее, которое мы сегодня послушаем уже в завершение программы, это «Господь — просвещение мое». Кто композитор?

А. Кисляков

— Александр Васильевич Никольский.

А. Пичугин

— Расскажите немного о Никольском и о том, что это за песнопение.

А. Кисляков

— Александр Васильевич Никольский — замечательный композитор. Он писал не только православную музыку, у него много светской музыки. Получилось так, что он родился до 1917 года и прожил часть жизни после 1917 года. Это переломной такой год, когда, после 1917 года, музыкантам не то чтобы запрещалось, но не рекомендовалось писать православную музыку. Но Никольский сам — регент. И, конечно, он писал эту музыку, может быть, не афишировал эту свою деятельность. Но это целая плеяда композиторов, куда входит и Александр Васильевич Никольский — они были создателями дирижёрско-хоровой кафедры в Московской консерватории. И это их огромная заслуга перед нашей хоровой культурой, потому что та кафедра хорового искусства в Московской консерватории воспитала десятки, а он, наверное, сотни, замечательных хормейстеров, которые работают в современной России и являются цветом нашей отечественной музыки.

А. Пичугин

— Ну что ж, поблагодарим вас. Будем сейчас слушать песнопение «Господь — просвещение мое». Напомню лишь, что в гостях у светлого радио сегодня были: Анатолий Кисляков — художественный руководитель хора «Благозвонница», мужского хора московского Заиконоспасского монастыря, доцент кафедры хорового исполнительского искусства Московской консерватории; иеромонах Наум — благочинный Заиконоспасского монастыря; и концертный продюсер Георгий Сызранцев. Да, Георгий, вы что хотели добавить?

Г. Сызранцев

— Да, я, в продолжение и завершение нашей сегодняшней встречи, ещё раз хочу вас пригласить на наш концерт — мы с радость вас ждём.

А. Пичугин

— 10 декабря.

Г. Сызранцев

— 10 декабря, в семь вечера, Лихов переулок, 6.

А. Пичугин

— Будьте здоровы!

(Звучит песнопение.)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (5 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...