Евангелие от Луки, Глава 8, стихи 22-25

Выбор комментатора
Читает и комментирует
протоиерей Павел Великанов.
Выбор комментатора
Читает и комментирует
епископ Переславский и Угличский Феоктист.
Выбор комментатора
Читает и комментирует
протоиерей Павел Великанов.
Выбор комментатора
Читает и комментирует
священник Дмитрий Барицкий.
Выбор комментатора
Читает и комментирует
священник Стефан Домусчи
Евангелие от Луки, Глава 8

22 В один день Он вошел с учениками Своими в лодку и сказал им: переправимся на ту сторону озера. И отправились.

23 Во время плавания их Он заснул. На озере поднялся бурный ветер, и заливало их волнами, и они были в опасности.

24 И, подойдя, разбудили Его и сказали: Наставник! Наставник! погибаем. Но Он, встав, запретил ветру и волнению воды; и перестали, и сделалась тишина.

25 Тогда Он сказал им: где вера ваша? Они же в страхе и удивлении говорили друг другу: кто же это, что и ветрам повелевает и воде, и повинуются Ему?

Читать далее
Евангелие от Луки, Глава 8

22 В один день Он вошел с учениками Своими в лодку и сказал им: переправимся на ту сторону озера. И отправились.

23 Во время плавания их Он заснул. На озере поднялся бурный ветер, и заливало их волнами, и они были в опасности.

24 И, подойдя, разбудили Его и сказали: Наставник! Наставник! погибаем. Но Он, встав, запретил ветру и волнению воды; и перестали, и сделалась тишина.

25 Тогда Он сказал им: где вера ваша? Они же в страхе и удивлении говорили друг другу: кто же это, что и ветрам повелевает и воде, и повинуются Ему?

Толкование дня
Читает и комментирует протоиерей Павел Великанов.

Мне вспоминается один анекдот, который, похоже, представляет собой вариант народного прочтения сегодняшнего евангельского отрывка. Некий корабль с пассажирами вдруг попадает в жестокий шторм. Народ охватывает паника. Кто-то начинает кричать от отчаяния. Другие — срочно вспоминать тех богов, которых когда-то знали, и читать каждый свои заклинания. Третьи — православные — достают свои молитвословы и начинают читать молитвы о «сущих в бедах и напастях». И только один пожилой монах как сидел в холле, так и сидит. И — ничего не делает. Не суетится. Не паникует. Не крестится и не кланяется. Просто сидит и куда-то смотрит вдаль. В какой-то момент один человек не выдерживает и подходит. «Батюшка, а что, вас не беспокоит, что мы сейчас можем все потонуть?» — «Почему? — отвечает монах. Беспокоит!» — «Но почему вы тогда не стали молиться?» — «А почему вы решили, что я прекращал?»...

Нам трудно представить, как можно находясь в обычных, будничных делах, сохранять вдумчивую, внимательную молитву. Мы думаем, что это — удел людей особых, которых единицы, которые всю жизнь без остатка посвятили Богу. Но вот загвоздка: апостол Павел говорит не монахам, а всем христианам: «непрестанно молитесь, за всё благодарите!» Сразу вопрос: а когда же тогда делами заниматься? А когда думать?

Ответ, на самом деле, очень простой. Когда мы думаем, что молитва — это обязательно произнесение ряда определённых слов — мы слишком сужаем понятие молитвы. Прежде всего, молитва — это определённое состояние обращённого к Богу сердца — открытого, доверчивого, смиренного. Когда мы любим близкого человека, мы же не говорим ежесекундно в своих мыслях — о, как же я тебя люблю! О, как же я тебя люблю! О, как же я тебя люблю! Да и вслух совсем необязательно каждый раз об этом говорить — когда это и так очевидно. Мы просто любим — и живём в пространстве этой любви.

Но разве молитва — не должна быть в первую очередь именно распахнутостью навстречу к Богу? Если этого нет — то не помогут никакие словесные сети: Бога ими не поймаешь! Вот себя — да, вполне можно запутать словесными заклинаниями и убедить, что ты — великий молитвенник. А с Богом такие вещи не проходят.

Вера, о которой сегодня говорит нам Евангелие — это и есть полная детская преданность Богу в таком молитвенном радостном предстоянии, когда даже на самом краю смертельной опасности, ты не позволяешь животному страху оказаться сильнее веры и любви к Небесному Отцу!

Читать далее
епископ Феоктист ИгумновЧитает и комментирует епископ Переславский и Угличский Феоктист.

«Где вера ваша?» В самом деле, где она? В случае с учениками в утопающей лодке всё более менее понятно, этот вопрос можно отнести к тому, что они ещё не в полной мере уверовали во Христа, не поняли, с Кем рядом они находятся. Не осознали они и того, что Христос Спаситель пришёл с совершенно конкретной миссией, Он не может умереть иначе как на Кресте, Он не может погибнуть в результате несчастного случая или от какой-то болезни. В случае с учениками в тот момент времени это так. Бодрствует Спаситель или спит — с точки зрения безопасности тех, кто рядом с ним, совершенно неважно, имеет значение лишь то, что Он рядом. Находиться рядом с Ним — значит пребывать в абсолютной безопасности и спокойствии. Но в какой мере всё сказанное можно перенести на наше время, на сегодняшних учеников Христа? Все знают, что следовать за Христом, быть уверенным и не бояться может быть как очень легко, так и бесконечно сложно. Нет никакой возможности спрогнозировать будет ли хотя бы малейшее проявление веры в том или ином человеке в случае какой-либо критической ситуации. Нет возможности сказать это и о самом себе. Внешне безупречная христианская жизнь вовсе не является гарантом того, что человек в самый последний момент в случае опасности, или боли, или страха не потеряет самообладания, не забудет, что Христос Спаситель рядом даже тогда, когда спит, когда нет Его внешне заметного присутствия в жизни человека.

Странный и нелогичный ум человека: всё потеряно, ситуация безвыходная, но вот происходит явное чудо — Бог видимым образом проявляет Себя, показывает Свою силу и власть. Когда же наступает время следующего испытания, мало кто умеет помнить о былой помощи Бога. Снова паника. Снова безысходность. Снова ропот. Так было всегда. Классический библейский пример доверия Богу — праотец Авраам — верил не всегда, регулярно впадал в отчаяние и просил всё новых доказательств. Его потомки — израильтяне — во время своего витиеватого путешествия по пустыни из Египта в Палестину также верили урывками и не всерьёз. Любой дискомфорт вызывал у них ропот и желание отказаться от Такого Бога. Каждая сложность путешествия по пустыни вызывала у них сомнение в бытии Бога и в Его близости. Проблема «спящего» Христа — проблема общая. Но есть ли возможность воспитать себя самого так, чтобы вопрос о том, где моя вера не вставал? Вряд ли на этот вопрос существует убедительный ответ. И вряд ли это достигается собственными силами. Ведь сама вера — дар Бога. Евангельский возглас отца бесноватого мальчика — «верую, Господи! помоги моему неверию» — общий для всего человечества. Мы все пребывает на острой грани между верой и неверием. «Верую», но при этом «помоги мне поверить». Или, иначе, «верую умом, помоги мне поверить сердцем». Пожалуй, нет иного пути от интеллектуальной веры к вере живой и действенной, кроме того, которым прошли апостолы. Пути, ведущего через сомнения и отпадения, через предательство и невзгоды, через ужас богооставленности и кошмар временного отречения от Христа. Помоги нам, Господи, не испугаться этого пути, дай нам крепость пройти по нему до конца и обрести ту веру в Тебя, которой не страшны никакие испытания и бури!

Читать далее
Читает и комментирует протоиерей Павел Великанов.

Рассказ евангелиста Луки о шторме, о мирном сне Иисуса на корме, об отчаянии учеников и о чудесном укрощении бури – одна из самых красочных новозаветных историй. Здесь сталкиваются два принципиально разных подхода к отношению человека с Богом. С точки зрения учеников ситуация катастрофы требует незамедлительных действий со всех сторон, и, прежде всего, со стороны их духовного лидера. Они абсолютно уверены, что Он должен воздеть руки к небу, начать напряжённо молиться, с предельной сосредоточенностью и желанием – чтобы Его молитва пробила плотные грозовые облака и донеслась до Бога. А Иисус – спокойно себе спит на корме и вообще никак не собирается включаться в происходящее. С Его точки зрения – всё и так в полном порядке. Ну, буря. Ну, можно потонуть. Ну и что? Если есть на то воля Всевышнего – и так, и так потонем. Если нет – можно не суетиться и спокойно спать. А Он верит в то, что ещё не пришёл Его смертный час – поэтому пока Он с ними, им нечего волноваться. Кому суждено быть распятым – в море уже не потонет. Вот такая вот вполне понятная внутренняя позиция.

Но – заметим – когда ученики уже подходят к самой грани отчаяния и будят Его – Он не садится на корме, среди захлёстывающих волн, и не начинает подсмеиваться над маловерными учениками. Иисусу вообще было не свойственно ёрничать, подтрунивать, подкалывать других – или каким-то другим способом унижать, даже когда для этого было предостаточно поводов. Ведь можно было бы из всего происходящего сделать такой мощнейший урок для учеников: театрально встать и начать командовать, приказывать, побуждать усерднее молиться, крепче держать паруса, быстрее вычерпывать воду из лодки и всячески нагонять общий психоз – то есть проявить предельную включённость в текущую безнадёжную ситуацию. А потом рассмеяться и сказать: смотрите, глупцы, как надо – и тогда одним мановением руки остановить всю бурю. Конечно, в такой ситуации ученики навсегда бы запомнили, как будить своего Учителя без достаточной на то причины.

Но Иисус любит Своих учеников – и лишь только очнувшись, сразу же останавливает разбушевавшуюся стихию. Без пафоса. Без долгих речей обличений и наставлений. С единственным риторическим вопросом: где вера ваша?

«Гром не грянет – мужик не перекрестится». Это одна позиция, каждому из нас очень хорошо знакомая. И мы её оправдываем просто: ну невозможно же безостановочно креститься и молиться! Но на самом-то деле Бог от нас ждёт вовсе не тех или иных действий, несовместимых с будничной жизни. Ему главное другое: чтобы наше сердце всегда было хотя бы немного приоткрыто для Него – чем бы мы ни занимались. Это необязательно может быть даже самая краткая молитва. Это может быть и всего лишь предвкушение молитвы, радости общения с Богом, ощущения Его включённости в каждый миг нашей жизни. И такая позиция – несоизмеримо эффективнее, нежели чем разбивание лбов в момент острого кризиса. Дерзну предположить, что если бы мы чаще останавливались и проверяли, куда смотрит наше сердце, есть ли в нём хотя бы небольшой простор для Божественного участия – многих крупных кризисов нам бы удалось избежать! Ведь в Его руках – не только стихии, но и вообще всё мироздание!

Читать далее
Читает и комментирует священник Дмитрий Барицкий.

Галилейское море славится своими штормами. Несмотря на то, что это озеро, они здесь случаются нередко, отличаются своей внезапностью и силой. И вот в одно из таких ненастий попала лодка апостолов. Как один они борются со стихией. Обращает на себя внимание одна странность: посреди всей этой суматохи Христос спит, будто ничего не происходит. А, проснувшись, Он еще и укоряет апостолов в боязливости и маловерии, будто человеку несвойственно бояться и звать на помощь в подобных ситуациях. Странное поведение. Господь Сам же сначала отстранился, лишил учеников поддержки, а потом еще и выговорил им за это.

Все встанет на свои места, если учесть, что ни буря, ни сон Христа, хотя и вполне естественны, далеко не случайны. Все это происходит ради учеников. Однако отнюдь не для того, чтобы испытать на прочность их веру, а потом обличить в неверии и малодушии. Оказавшись в критической ситуации апостолы хватаются за любую возможность, которая помогла бы им выжить, даже ту, о которой в более спокойной обстановке они бы и не обратили внимания. Страх перед смертью заставляет их обратиться ко Христу и в результате узнать о Нем нечто новое, до сих пор им неведомое, поразительное, то, о чем раньше, по своему маловерию и жестокосердию они и не задумывались. Ничего себе, – говорят они друг другу, – даже природа Ему повинуется!

Отсюда становится понятен и укор Спасителя ученикам. Он упрекает их не за просьбу о помощи, не за то, что они испугались бури, ведь все это очень естественно для людей. Он укоряет их за то, что они провели с Ним столько времени, но до сих пор не смогли понять, Кто Он. До сих пор Он был для них кем-то вроде странствующего чудотворца, силы и могущество которого ограничены и могут проявлять себя не во всех ситуациях. А потому, чтобы они сделали еще один шаг к пониманию, Кем их Учитель является на самом деле и на что способен, понадобилось даже попустить им оказаться в таких сложных и опасных для жизни обстоятельствах.

Из этого повествования мы можем почерпнуть для себя важную мысль. А те бури, которые порой врываются в нашу жизнь, далеко не случайны. Порой именно Бог попускает нам оказаться во власти стихии, чтобы мы обратились к Нему с горячей молитвой и в результате познали Его еще больше. Штиль – это не всегда благо для человека. Ведь лишь многолетний опыт борьбы со штормами может подарить нашему сердцу бесценное знание и ощущение того, что Бог никогда не спит, но хранит нас во всякой пучине. Среди любого ненастья лишь ощущение этого благодатного присутствия и защиты способно подарить нашей душе, как некогда апостолам, великую тишину.

Читать далее
Читает и комментирует священник Стефан Домусчи

В сегодняшнем чтении мы слышали историю о том как Христос вместе с учениками переправлялся через Тивериадское озеро и во время этого плавания уснул. Наступившая буря настолько напугала их, что они бросились к Нему, с криками "Наставник, погибаем!" и Он, проснувшись, усмирил бурю, запретив бушевать волнам и ветру.

Чем же примечательна эта история?

Во-первых, очевидно, что Христос понуждая их к путешествию, заранее знал о предстоящей буре. Это важно, потому что как Бог, Он знал все не только тогда с учениками, но знает обо всех бурях и невзгодах, которые были, есть и будут в жизни людей. Кто-то может спросить, почему же Он позволяет им быть? Дело в том, что любой, кто желает чего-то добиться, знает, что настоящий рост и развитие предполагает трудности, усилия и испытания. Всякому человеку даны свои таланты, но если он не будет их развивать - они просто постепенно сойдут на нет. Любой, кто когда-нибудь занимался спортом, знает, как бывает трудно себя заставить, как тело болит после очередной тренировки... Но именно напряжение и усилие, именно прохождение через трудность позволяет человеку подняться на новую высоту. Чем реже человек побуждает себя к чему-то, тем труднее ему это сделать. Вся его деятельность, может постепенно прийти в упадок и покрыться ленью, как ряской постепенно покрывается пруд. Однако, все это можно сказать и о духовном мире. Апостол Павел неслучайно сравнивал путь христианина с атлетическим забегом, в котором должны выявиться победители... Как спортсмен для победы в соревнованиях должен постоянно поддерживать форму, так и христианин должен стремиться к тому, чтобы духовно быть в форме, быть готовым к прохождению испытания. И если в телесном плане человек из-за лени перестает двигаться, то в духовном он перестает жить активной сознательной религиозной жизнью. Например он может перестать принимать нравственные решения, перенося трудности выбора на внешние авторитеты. Зачем то-то решать, когда можно сослаться на другого. Но тогда в чем ценность твоего решения? Умеешь ли ты поступать по совести? И самое главное, что ты будешь делать, если в какой-то момент внешнего авторитета не будет? Ты ведь не научился сам принимать нравственные решения?! То же самое может произойти в сфере молитвы. Человек духовно разленившийся перестает живо и искренне молиться, формально продолжая читать какие-то тексты, но не пропуская их через сердце.

И вот именно для того, чтобы человек не деградировал и не погиб совершенно, Бог посылает ему те или иные испытания или попускает попускает человеку самому к ним прийти. Именно это мы видим в сегодняшней истории, когда Христос намеренно побуждает апостолов переплыть озеро. Причем в их реакции на бурю есть один интересный нюанс: они профессиональные рыбаки и погибая они бросаются к Нему за помощью! К  тому, кто по их представлениям был просто проповедником. Евангелист прямо пишет, что они называют Его именно наставник. И чтобы они поверили, что Он больше, чем просто наставник, что Он Бог, Христос прекращает бурю. И вот они, те кто в смятении бросились к нему повинуясь душевному порыву, стоят в растерянности, не понимая до конца, Кто перед ними.

Второе, что делает сегодняшнюю историю примечательной, проистекает из первого. Иногда у человека может создаться впечатление, что Бога нет рядом, как и апостолы были напуганы... Это именно впечатление, потому что Бог рядом всегда. Но дело в том, что если отец будет все время поддерживать ребенка под руки, он ничего не научится делать сам. В минуты, когда нам кажется, что мы одни, Бог, как Тот, кто заботится о нашем росте и совершенстве, дает место нашей самостоятельности, нашей свободе и нашей вере. Мы можем стараться столько, сколько это будет возможным, но мы не брошены, потому что Он всегда с нами.

Читать далее
23.10.2019среда