Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 31-35

Выбор комментатора
Читает и комментирует
священник Стефан Домусчи.
Выбор комментатора
Читает и комментирует
Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 31-35 (прот. Павел Великанов)
Выбор комментатора
Читает и комментирует
Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 31-35 (еп. Феоктист (Игумнов)
Выбор комментатора
Читает и комментирует
Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 31-35 (иером. Феоктист Игумнов)
Евангелие от Луки, Глава 7

31 Тогда Господь сказал: с кем сравню людей рода сего? и кому они подобны?

32 Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали.

33 Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес.

34 Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам.

35 И оправдана премудрость всеми чадами ее.

Читать далее
Евангелие от Луки, Глава 7

31 Тогда Господь сказал: с кем сравню людей рода сего? и кому они подобны?

32 Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали.

33 Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес.

34 Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам.

35 И оправдана премудрость всеми чадами ее.

Толкование дня
Читает и комментирует священник Стефан Домусчи.
У кого из нас не было друзей, которых мы хотели бы обратить в христианство? Друзей, которым мы объясняли бы и доказывали бы нечто, что было бы для нас сами очевидно. Одни говорят, что христианство слишком строгая и догматическая религия. Начинаешь сравнивать, говорить о свободе и роли, которую она играет в спасении человека... Другие считают христианство поддатливым и слабым, неспособным сопротивляться — говоришь о его истории, о том, что Российская империя — самое большое государство в истории было христианским. И вряд ли его создали слабые и готовые лишь к унижению люди... То же самое в разговоре о взаимоотношениях науки и религии или религии и нравственности... Во время любого подобного разговора постепенно становится более-менее очевидно, что дело вовсе не в аргументах, а в желании человека принять или отвергнуть обсуждаемую точку зрения. Она может быть сколько угодно аргументированной, но главный вывод в сферах подобных религиозным совершается не на уровне доказательств, а на уровне глубоких, порой совершенно не осознаваемых желаний. Иногда вот так задумаешься о такой внутренней силе человеческой души и становится страшно. Как часто мы думаем, что не можем чего-то, в то время как на самом деле, просто этого не хотим.

В сегодняшнем чтении Христос говорит именно об этом применительно к той ситуации, которая постепенно складывалась между Ним и людьми, которые за Ним ходили и Его слушали. В преддверии Его выхода в мир на открытую проповедь вышел из пустыни Иоанн, который вел очень аскетичный образ жизни, был постником и носил грубую одежду. И что сказали ему те, кто привык к обычной размеренной жизни? Сказали что в нем бес... и значит общение с ним, — таким постником, — до добра не доведет. После Иоанна приходит Христос, который, хотя и постился сорок дней в пустыне, в обычной жизни ест и пьет с грешниками, чем заслуживает обвинения, чуть ли ни в разгульной жизни.

Разные подходы двух проповедников, которые одинаково призывали к покаянию. Кому они оба могли не понравиться? Кто с одинаковым удивлением и пренебрежением мог отзываться о них?

— Религиозная посредственность. Люди, которые перегорели, а может быть и не загорались, для которых одинаково дико выглядели, и суровая аскеза, как чрезмерно строгая, и сближение к явными грешниками, как чрезмерно расхолаживающее, любовь, которая как будто бы позволяет грех. Такой подход посредственный, потому что люди не готовы к решительным шагам, не горячие и не холодные, но индифферентно теплохладные, живущие для себя и неспособные на подвиг. Ни подвиг аскетический, ни подвиг снисхождения и любви. Это такой тип религиозности, при котором люди говорят, что верят, но только до тех пор, пока можно оставаться в своей теплохладности, пока не оказывается необходима жертва.

Что говорит имХристос? Обличаетли Оних? Говоритли окаких-либо перспективах? Нет. Онлишь показываетим, что знает настоящую причину ихдействий. Неужелиже Онкним безразличен? Совсем нет, просто понимает, что, ниподвиг, ниаскеза, нилюбовь, несоздаются насилием ивозможны только всвободе. Тот, кто свободно выбирает жизнь соХристом, проживает нетолько свою жизнь, ноивесь замысел Божий сосвоей человеческой стороны наполняет смыслом.

Читать далее
Читает и комментирует Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 31-35 (прот. Павел Великанов)
310px-Spas_vsederzhitel_sinay

Христос Пантократор
(одна из древнейших икон Христа, VI век, монастырь Святой Екатерины.

Лк., 32 зач., VII, 31-35 (прот. Павел Великанов)

31 Тогда Господь сказал: с кем сравню людей рода сего? и кому они подобны?
32 Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали.
33 Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес.
34 Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам.
35 И оправдана премудрость всеми чадами ее.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

В Своей речи, которая предшествовала сегодняшнему чтению, Спаситель говорил об Иоанне Крестителе. Он задавал риторический вопрос, обращаясь к иудеям: зачем вы ходили к нему? что вы хотели увидеть? Сама постановка вопроса изобличает слушателей — они прежде всего искали чего-то «свеженького», «новенького» — а вовсе не истины или Божественного откровения. И далее следует продолжение речи, где Христос сравнивает иудеев с капризными и избалованными детьми, которые сами не знают, чего хотят и как ещё их можно развлекать. И плясовые песни их не радуют, и печальные не трогают сердца — всё им не по нраву. Иоанна Крестителя обвиняют в крайнем аскетизме — а Иисуса — в дружбе с мытарями и грешниками, и вообще в привязанности к житейским радостям. Самое парадоксальное в том, что эти взаимоисключающие претензии каким-то удивительным образом вполне мирно сосуществуют в сознании иудеев, которые не могут понять всей абсурдности и нелепости претензий и к Предтече, и ко Христу.

В чем же причина столь странного поведения иудеев? Перед нами — одна из ситуаций, типичных для повреждённого грехом человеческого естества. Нам кажется, что наше отношение к тому или иному вопросу целиком разумно, обосновано, и опирается на достаточно веские аргументы. Но когда кто-то извне оценивает нашу позицию, он весьма удивляется, как мы не замечаем множества противоречий. Как это может быть? Ведь последние слова из чтения — «и оправдана премудрость всеми чадами её» — именно об этом, о потрясающей способности связать несвязуемое и оправдать неоправдываемое, когда речь идёт о собственном мнении человека!

Дело в том, что мы склонны переоценивать значение разума и в целом рациональности как таковой в нашей жизни. Да, мы действительно постоянно о чём-то думаем, перевариваем впечатления, формулируем мысли, ведём внутренний диалог — и поэтому нам кажется, что центр нашей жизни — в голове, точнее, в тех мыслительных процессах, которые там происходят. Можно сказать даже ещё жестче: мы «заморочены» не знающим покоя движением мыслей. Однако если внимательнее всмотреться в тексты Священного Писания, там подозрительно мало внимания будет уделяться интеллектуальной стороне человека: главный акцент — на другом, а именно — на сердце как глубинном средоточии личности, для которого разум — всего лишь «очень умненький помощник», но вовсе не хозяин и не командир. В сердце действует дух — и именно он задаёт определённую «тональность» всей жизни — а разум — на подхвате, который как только получит команду от духа — тотчас бросается находить рациональные аргументы и оправдания.

Ситуация, о которой нам сегодня рассказал евангелист Лука — достаточно часто встречается и по сей день. Когда человек отождествляет себя целиком с разумом и в свою очередь отказывает смотреть глубже, в сердце — его рассудочная деятельность легко может становиться своего рода «фантомом», призраком, который словно мыльная пена взбивается потоком мыслей и отрывает человека от переживания своей цельности. Поверив этому «фантому», можно потерять связь с реальностью настолько, что даже очевидные самому простому человеку вещи будут казаться странными и невозможными — как это, например, происходило, когда Христос совершая явные добрые дела — а фарисеи утверждали, что всё это — происки диавола.

Сегодня Евангелие призывает нас обратить внимание на то, чем на самом деле занято наше сердце — и насколько мы способны прислушиваться к его голосу — а не только послушно внимать бесконечному мысленному шуму.

Научи же нас, Господи, хотя бы иногда молчать и всматриваться внимательно, чем живёт в нас тот самый дух, который в нашей жизни определяет очень многое!

Читать далее
Читает и комментирует Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 31-35 (еп. Феоктист (Игумнов)
310px-Spas_vsederzhitel_sinay

Христос Пантократор
(одна из древнейших икон Христа, VI век, монастырь Святой Екатерины.

Лк., 32 зач., VII, 31-35 (еп. Феоктист (Игумнов)

31 Тогда Господь сказал: с кем сравню людей рода сего? и кому они подобны?
32 Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали.
33 Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес.
34 Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам.
35 И оправдана премудрость всеми чадами ее.

Комментирует епископ Городищенский Феоктист.

Аналогичный сегодняшнему повествованию рассказ есть и евангелиста Матфея. С той разницей, что у Матфея слова Христа обращены к конкретной группе людей — к книжникам и фарисеям, а у Луки — к собравшейся толпе. Получается, что «люди рода сего» у Матфея это оппоненты Христа из числа религиозной знати, а у Луки — вообще все собравшиеся. У обеих этих групп много общего, в-первую очередь, отношение ко Христу. Они в Него не верили. Тех, кто не верит в Сына Божия, Христос уподобляет малым детям. Не каким-то идеальным детям из идеального мира, а вполне обычным, с их естественными капризами и легкомыслием. С их умением все обращать в игру и ни к чему не относиться всерьёз. Думается, Христовы слова особо актуальны для нас, для современного мира, ведь именно сегодня детское и незрелое отношение к жизни стало нормативным. Совершенным человеком мыслиться не взрослый и опытный, а тот, кто молод. Именно на него, на молодого, ориентирован современный мир, который говорит, что быть молодым — хорошо и правильно. Что даже если ты годами и староват, то нужно бодриться и делать все для того, чтобы хотя бы выглядеть моложе. Умение говорить с молодыми людьми на одном языке, знание субкультур и сленга расценивается как особый талант и вызывает восхищение. Ну а то, что «душа молода» даже у почтенных бабушек и дедушек — всем прекрасно известный факт. Вообще, даже не самого внимательного взгляда на окружающую действительность достаточно, чтобы увидеть ее ориентированность на молодёжь. Конечно, у этой ориентированности есть свои причины. Наверное, они, в-первую очередь, экономического характера. Христос Спаситель неоднократно призывал обратить своё внимание на детей: «истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдёте в Царство Небесное» (Мф 18,3). Он указывал на их чистоту и на их умение быть учащимися. Но сегодня Христос говорит о другом. О детском легкомыслии. Взрослый человек не имеет права на легкомыслие. Не имеет права проживать свою жизнь как черновик. Не имеет права не ощущать ценности каждой секунды. Неверие в Сына Божия — легкомыслие. Конечно, найдутся те, кто не согласится с диагнозом, который поставил Христос всем неверующим в Него. Но давайте подумаем: существует Книга, которая сформировала нашу цивилизацию. Этой Книгой пронизана наша культура. Читали ли ее те, кто не согласен с сегодняшней мыслью Христа Спасителя? Я говорю о Библии. Доводилось видеть вполне почтенных докторов философских наук, которые бравировали своим незнанием Библии, так как, по их словам, «там написана полная ерунда». Разве не легкомыслие делать такой вывод о книге, которую ты не читал? Есть и те, кто читал. Но ставили ли они перед собой задачу ее понять, «продраться» сквозь языковые и культурные слои? Увы, таких людей очень мало. Даже среди тех, именует себя христианами.

Сегодня Церковь вспоминает апостола Фому. Мы знаем из Евангелия, что он отказывался верить в Христово Воскресение, он требовал доказательств. Апостола Фому невозможно заподозрить в легкомыслии. Господь с уважением отнёсся к требованию Своего ученика, позволил коснуться Своего Воскресшего Тела. Молитвами апостола Фомы дай и нам, Господи, силу всей своей жизнью исповедовать тебя так, как исповедовал убедившийся в истинности Твоего Воскресения апостол — «Господь мой и Бог мой!».

Читать далее
Читает и комментирует Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 31-35 (иером. Феоктист Игумнов)
310px-Spas_vsederzhitel_sinay

Христос Пантократор
(одна из древнейших икон Христа, VI век, монастырь Святой Екатерины.

Лк., 32 зач., VII, 31-35 (иером. Феоктист Игумнов)

31 Тогда Господь сказал: с кем сравню людей рода сего? и кому они подобны?
32 Они подобны детям, которые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам плачевные песни, и вы не плакали.
33 Ибо пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес.
34 Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам.
35 И оправдана премудрость всеми чадами ее.

Комментирует иеромонах Феоктист Игумнов.

Святитель Филарет Московский в одном из своих великолепных слов писал: «Мир есть коловратный круг; наша душа есть образ троичного божественного единства. Круг, положенный в треугольник, не может занять всего пространства, так целый мир не наполнит души человеческой; не осмелимся решить, больше ли в сем гнева карающего или вразумляющего. Милосердия дело есть то, что человек поставлен среди таких опасностей; только мы должны признавать в сем состоянии нашем вместе и наказание и указание» (Слово в день Рождества Богородицы). Святитель Филарет с помощью геометрической аналогии показал причины нашей постоянное неудовлетворённости. Как Бог превосходит созданный Им мир, так и человеческая душа превосходит все видимое и потому не может им насытиться.

Современники Христа Спасителя были такими же людьми, как и мы. Если их восприятие мира отличалось от нашего в силу разного рода причин, то их души имели те же самые наклонности, что и души современных людей. Не удивительно, что им все не нравилось. Им не нравился Иоанн Предтеча, они видели в нем изъяны и ставили ему в вину нарочитый, как им казалось, аскетизм. Самого Христа они обвиняли в отсутствии аскетизма. И вряд ли древние израильтяне смогли бы внятно объяснить самим себе, каким должен быть посланный Богом человек. За свою немалую историю они видели самых разных пророков и праведников, но им они тоже не нравились: практически все пророки прожили непростую жизнь, полную людского непонимания и отторжения, итогом же их жизни чаще всего была насильственная смерть. Нечто подобное, только, конечно, не в таком масштабе, происходит и сегодня. Нам тоже редко нравятся люди. Нет человека, в котором бы мы не видели изъяна и которого не могли бы «разобрать по косточкам».

Такое отношение друг к другу — следствие все той невозможности насытить душу видимым миром, о которой замечательно и ярко сказал святитель Филарет Московский. Неудовлетворённость тем, что мы имеем, бесконечное иррациональное стремление обладать все большим и большим, неприязнь к тем, кто нас окружает и мечты о каком-то другом обществе говорят об одном: человек не хочет войти в общение с Богом; не хочет, а потому и не может. И потому вопрос Христа Спасителя сохраняется: кому подобны люди рода сего? Кому можно нас уподобить в том случае, если нас не устраивает наше окружение? Христос не только ставит вопрос, Он даёт и ответ: такие люди подобны плаксивым детям, которые хотят одновременно играть и спать, на ручки и пить, купаться и мазаться кремом для обуви. Помоги же нам, Господи, вырасти в полную меру человеческого совершенства!

Читать далее
18.10.2019пятница