Москва - 100,9 FM

«Духовная сила». Юрий Куклачев

* Поделиться
Юрий Куклачёв

У нас в гостях был Народный артист России, создатель Театра кошек Юрий Куклачев.

Мы говорили с нашим гостем о вере, о его творческом пути и о созданных им уроках доброты.


И. Цуканов 

Добрый вечер, дорогие друзья. Это «Вечер воскресенья» на радио «Вера». У микрофона моя коллега Кира Лаврентьева — 

К. Лаврентьева 

— Здравствуйте. 

И. Цуканов 

— Меня зовут Игорь Цуканов. И сегодня у нас в гостях замечательный гость — Юрий Дмитриевич Куклачев, народный артист Российской Федерации. Юрий Дмитриевич, вас представлять как-то сложно, потому что вас все знают. 

Ю. Куклачев 

— Когда спрашивают ребенка: «Ты знаешь, кто это?» — «Это Куклачев». Представляете? Это как «Макдональдс» уже. 

К. Лаврентьева 

— Все знают. 

И. Цуканов 

— Бренд. 

Ю. Куклачев 

— Да, выше уже нет — Куклачев. Во всем мире знают, в Америке, во Франции: а, Куклачев! — это с кошками.  

И. Цуканов 

— Достаточно сказать фамилию. 

Ю. Куклачев 

— Да. Для этого, конечно, мы много трудились, много работали, для этого много сил положили. Я скажу, что в этом, конечно, помогла мне моя супруга. Очень важно в жизни каждого человека, мне кажется, близкий человек, самый близкий. У мужчины должна быть супруга, как у меня. Ее спрашивают: «Какая ты хитрая, вышла замуж за Куклачева». Она говорит: «Девочки, я вышла замуж за студента циркового училища, но я себе поставила, сказала, что я сделаю из него Куклачева». И она, конечно, всё приложила. Уже восьмой десяток пошел. Я всегда думал: ну, 70 лет, уже старики. Нет, ничего подобного. Самый, знаете, расцвет, оказывается, это самое сказочное время, когда трепетно друг к другу относишься, понимаешь, что-то раньше что-то не так сказал, не так сделал. Сейчас такое благоговение, понимаете. Я, честно говоря, упиваюсь этим временем. 

К. Лаврентьева 

— Есть к чему стремиться, уважаемые радиослушатели. Пример. 

Ю. Куклачев 

— У вас еще до 70 есть время подумать. 

К. Лаврентьева 

— Замечательный пример перед глазами у нас. 

И. Цуканов 

— Вот эта фраза — работать над собой, работать над отношениями — она для вас вообще очень свойственна. Я заметил, вы часто говорите о том, что важно человеку работать над собой. Вот хотелось мне спросить, что вам удалось изменить в себе, как вам кажется? Есть какие-то вещи, которые вам действительно удалось изменить? 

Ю. Куклачев 

— Вы знаете, вся жизнь сложилась так, что у меня было постоянное преодоление. Были очень сложные препятствия, трудности — и физические и моральные, со всех сторон. И я искал пути, как их преодолеть. Конечно, всё шло через волю. Потому что, действительно, были очень сложные периоды в жизни, когда надо было себя взять в руки, сконцентрироваться. И помогала концентрация на конкретной цели, которую Господь мне определил. Я очень рано определил свою цель — стать клоуном. Представляете, клоун? Все думают: ну, клоун. А на самом деле, это одна из самых серьезных профессий в мире. Почему? Смотрите, космонавтов уже сколько, сколько политиков, ну, любую профессию берите, врачей. А клоунов в мире единицы. Даже в России. Возьмите Советский Союз — по пальцам можно сосчитать на одной руке. Потому что клоун должен попасть в сердце народа, в душу войти, как одно единое целое. Воплотить время свое — это самое сложное. Поэтому я анализирую всех клоунов, когда я начинал, искал, поиск был очень большой. Но дело в том, что вся моя работа была чисто на воле, такая душевная сила. Дух воспитывал такой, чтобы не сдаваться, непобедимый — нет силы, которая преодолеет. Я все время работал над собой, всё это время. Чтобы держать волю, нужно очень много трудиться — через ощущения, через чувства, всё в концентрации. И вот где-то лет 25 назад уже вошла в меня молитва, очень сильно я почувствовал — силу молитвы вдруг приобрел. И пошли изменения очень сильные во мне, я начал сознавать те ошибки, которые были в моей жизни. Я их в себе очень пытался исправлять. Как можно исправлять то, что ты уже натворил? В какую-нибудь аварию попал. Но все равно начинаешь ремонтировать, рихтовать машину — ну, немножко бугорок, но все-таки ты восстанавливаешь, ездить она может. Это сложно. Но это очень сильно помогало. И я это на себе уже ощутил очень сильно. Раньше как-то я это не ощущал — молодой, резко стремился, хотел звание, почет. А потом осознал, что не это главное в жизни. Остановись. И я остановился. Почти 30 лет тому назад я остановился, и другой мир пошел — я почувствовал прелесть и радость в другом мире. Я скажу, что очень сильно мне помогли лекции Осипова. 

И. Цуканов 

— Алексея Ильича. 

Ю. Куклачев 

— Да. Это уникальный человек. Я счастлив, что этот человек жив, я его слышу. Я заметил, что все его высказывания, все вопросы, которые ему задают, он отвечает настолько грамотно, настолько очень проникновенно. Я советую, друзья мои, если кто меня слышит, послушайте лекции Осипова. Кто-то, может быть, будет не согласен, кто-то, может быть, уже имеет привычку, сформировался в каком-то определенном своем мировоззрении, считает, что это только так. Но даже не задумывается о том, что, а может, ты ошибаешься? Может, катятся твои лыжи, а там впереди бугорок, ямка такая, где ты можешь споткнуться и очень сильно повредить себе. 

И. Цуканов 

— Или овражек. 

Ю. Куклачев 

— И люди не хотят, А он дает… Знаете, я год-полтора начал очень сильно углубляться именно по его предложениям. И обнаружил, насколько я слаб. Я сейчас ехал в машине и думал: как я слаб. Все мои преодоления, борьба с наркоманией, в которую меня хотели затащить наркотики, сделать, и как я вышел из этого победителем, я нашел в себе силы. Это было очень сложно, потому что уже представления были, образы уже плавали, всё тебя тянуло. А это было оправданно, потому что боль как можно победить? Вот в то время, а это был 1967-й год, это сейчас в позвоночник делают уколы, и ты уже не чувствуешь. А в то время нерв у меня был порезан, кололи морфий. Это было страшное время. Я уже рассказывал про это на радио «Вера», можете зайти на «Ютьюб», многие передают мой подробный рассказ. Я сейчас начал даже книгу писать, где уже подробно людям, которые попали в наркотическую зависимость, я даю пути, советы, как я выходил. Я внимательно проанализировал, сконцентрировался и рассказываю, как можно. Есть пути, есть. Возьмите, послушайте сначала мою передачу тоже на радио  «Вера» и просто наберите «Куклачев, наркотики» и сразу в «Ютьюбе» появляется… Это такой был страшный момент в жизни, период, где моя воля, концентрация... Но была цель. Почему, откуда у меня появилась моя программа «Школа доброты» — она вышла из того, что у меня был крик души: как помочь детям? 
Представляете, это 90-е годы, когда эта катастрофа, когда произошла, я считаю, революция пострашнее, чем в 1917-м году. Тоже развалилось всё. Единственное счастье, что не стреляли так активно и не было такого физического уничтожения, как было в те годы. Все-таки произошло страшное столкновение — брат с отцом, сестра… Это катастрофа. А здесь внутренняя борьба, она тоже не такая уж безобидная, она тоже очень сильно затрагивает внутренне. И когда я чувствую, к чему это идет, я в 90-е годы понял, что мы потеряем поколение, я сел…  и это получилось. Я получил священный огонь в Иерусалиме и взмолился: «Господи, чем я могу помочь детям?» — «Пиши». — «Что я могу написать?» — «А почему ты не стал пьяницей или наркоманом? У тебя на это все предпосылки были. Почему с тобой во дворе ребята бегали, кто-то сидит в тюрьме, а ты нормально живешь. Почему ты не попал?» И я начал писать. Я оттолкнулся от главного — что меня спасало. Меня спасала цель в жизни. Это очень важно. Оказывается, Иван Петрович Павлов еще в 1895-м году обратился к родителям, учителям, сказал: развивайте у детей рефлекс цели. Родители, если вы меня слышите, вы ребенка нако́рмите, дадите ему квартиру, машину, но он всё потеряет, если у него не будет цели в жизни. Потому что цель дает устремление.  

К. Лаврентьева 

— А какая цель была у вас? 

Ю. Куклачев 

— А у меня цель — я уже в 7 лет определился, начал поиск… Я уже рассказывал про дядю Васю, не буду повторяться — посмотрите в других передачах радио «Вера» про дядю Васю, про то, как я решил стать клоуном, про Чарли Чаплина. Не буду говорить, можно взять старые передачи, которые были до этого. Главное — это цель. Что такое цель? Сегодня спросите ребенка: «Кем ты хочешь стать?» — И он так плечами пожмет. 

 
К. Лаврентьева 

— «Вечер воскресенья» на радио «Вера», уважаемые радиослушатели. У нас в гостях народный артист России Юрий Дмитриевич Куклачев. У микрофона мой коллега Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева. Мы продолжаем наш разговор. 

И. Цуканов 

— Юрий Дмитриевич, известный факт из вашей жизни: вы семь раз сдавали экзамен в цирковое училище. Как вам хватило той самой воли, о которой вы говорили сейчас, для того, чтобы не сдаться, чтобы не потерять эту веру в себя? Ну, один раз не сдал, второй раз не сдал, третий — ну, кажется, что уже руки опускаются. Семь раз! Семь раз вы сдавали. 

К. Лаврентьева 

— Откуда такое упорство? 

Ю. Куклачев 

— Вы знаете, я вот удивляюсь: почему это всех удивляет?  

И. Цуканов 

— Это очень редко бывает. 

Ю. Куклачев 

— Я думаю, что дело в том, что в моей жизни очень большую роль играет слово «вера». Вот как она появилась во мне? Я внутри ощутил внутренний такой голос, Как я его ощутил? — кто я, чем я должен заниматься? Ведь мы же для чего пришли в этот мир? Для чего мы пришли в этот мир? Мы пришли в этот мир не только радоваться, веселиться, кушать, танцевать. Мы пришли отдавать. Так же, как листики, птички, всё мироздание — всё отдает что-то. А что можно отдать? Можно отдать только свои способности — свой дар, свой талант. И я почувствовал, что это моя профессия. Хотя никакой возможности — родился в семье шофера, мама безработная. Но внутри я ощутил, знаете, как в ДНК, в хромосомах где-то у меня было заложено такое лицедейство, умение радовать людей. Может быть, потому что на Руси раньше это было. Вы не застали, а я застал, когда гармошка, балалайка и частушки — одна улица, другая, частушки поют друг на друга. Это такое счастье — до часа, двух часов ночи поют, все танцуют… Сегодня всё это исчезло. Сегодня только Кавказ сохранил свои традиции. А русское всё исчезло, только ансамбль песни и пляски можно посмотреть, а дух этот пропал у нас в деревне, а в городе вообще исчезло. Кто-то очень сильно нас «отполировал». Так вот, здесь очень важно почувствовать, ощутить, как это сделать. И я детям подсказываю — как. Ребята, чтобы отдавать, для этого нужно определить свою профессию — чем ты будешь заниматься? Своими руками делать так, чтобы это ни на кого не было похоже, эксклюзив. Вот этого очень мне захотелось. Я почувствовал — это мое. Мальчик в 8 лет вдруг почувствовал — мое. Поэтому все преграды, которые не берут, я пропускал — я знал, что это мое, был уверен стопроцентно. И нужна уверенность, это очень важно. 
Да, был момент, когда мне нанесли такой внутренний психологический удар, когда не приняли, когда я после 8 класса поступал. И надо мной даже надругались. В цирковое училище можно поступить после 4-го класса. Хореографическое и цирковое — два учебных заведения, где после 4-го класса берут. И вот я с 4-го начал. 5-й, 6-й, 7-й, 8-й… Нет. А 8-й — уже 14 лет, уже не мальчик, а уже юноша, уже кровь кипит. Уже, в общем-то, сформировался головной мозг. Я сейчас чувствую, что разницы нет, только больше опыта. И здесь так надругались надо мной, так посмеялись. Самое страшное, когда тебя унижают при всех — это настолько оскорбительно, настолько опустошение происходит внутри. Я пришел домой — да, они меня убили. Знаете, я сел, как подстреленная птица и думаю: всё! Вот у меня остановилось всё. Остановка произошла внутренняя. И вдруг приходит отец, говорит: «Сынок, ну как, приняли?» Я говорю: «Папа, в меня никто не верит, никто!» Он говорит: «Сынок, ты ошибаешься. Я знаю человека, который верит в тебя» — «Кто?» — «Я, твой отец». Вот эти слова — родители, отцы, вы слышите меня? Отец в жизни мальчика играет огромную роль, эти слова имеют такую силу: «Я верю в тебя, сынок!». И я понял, что нет больше силы, которая пересилит меня, во мне такой зверь поднялся: «Папа»!» Я ни на кого разозлился, я никого не проклинал, я ни на кого не обижался. Я внутренне сказал: я должен начать еще больше работать над собой, чтобы доказать всем, доказать! Я так стал работать! Я поступил в народный цирк, мне было 14 лет. 15-16 лет, я два года усиленно занимался. И на всесоюзном конкурсе циркового искусства в художественной самодеятельности я становлюсь первым клоуном Советского Союза, представляете? Я победил. 

И. Цуканов 

— И потом тоже вам пришлось столкнуться, профессионалы цирковые вас недолюбливали. 

Ю. Куклачев 

— С этим делом сложно. Дело в том, что цирк, балет, театр — это мир особый. Все-таки в театре и балете, мне кажется, пострашнее, чем в цирке. В театре ты ждешь роль — ждешь, дадут ли тебе сыграть Чацкого, Отелло. А в цирке ты сам себе выбираешь роль — что хочу, то и делаю. Я нашел кошку, начал с кошкой. И оказалось, что это потрясло всех. Кто-то начинает жонглировать. Так жонглирует, что все говорят: «О! Это лучший в мире». Ты доказываешь. Я придумал, и я делаю — ты свободен в выборе. Это не как в театре и в балете — ждешь роль. И ты можешь к старости, как Плисецкая, уже в возрасте тебя наконец-то начнут отмечать. Хорошо, что она еще долго прожила. Это обидно, когда многие люди спиваются, начинают употреблять, потому что непризнание. А актер должен купаться в любви — когда он это чувствует, тогда он выходит на сцену и отдает свою любовь еще больше. Вот эти актеры старые, Яншин, Кторов, которых я встречал в своей жизни, уникальные. Мне посчастливилось видеть ту плеяду во МХАТе. Я получал удовольствие от их общения. Высоцкий Володя, такой мощный — вот этот крик, эта энергия, он просто нас всех обливал… Знаете, как водой, как ушат — ты как будто нырнул в реку, у него было столько мощи и энергии. Но он себя сжег, жалко очень, что он рано ушел. Так же, как и Енгибаров, великий клоун. Он тоже всё отдавал, он выходил весь мокрый, бледный. Но это такие люди — всё, что у них есть, они до последней капельки отдавали, ничего не оставляли себе. Но выпить любили, потому что друзей много: «Ты гений, ты талант!» И начинается — «давай за тебя». И рюмочка за рюмочкой и… 

И. Цуканов 

— Нужна воля, чтобы отказаться. 

Ю. Куклачев 

— Нет, здесь не воля. Я думаю, нужен близкий человек. Как моя супруга, она всегда рядом. И еще, знаете, меня от этого спасло, наверное, знаете, что — я в 16 лет прошел эту наркотическую зависимость, когда меня в больнице начали колоть морфием. И когда я вышел из этого состояния, и я теперь боюсь рюмки. Я как-то рюмку попробовал, а у меня пошел этот кайф, вот это движение волны… И меня страх охватил: неужели опять придется вот так бороться?!  И я даже не смотрю. Я смотрю на это, как на отраву. Всё! Вот прожил всю жизнь без этого. Знаете, что еще — оказывается, ученые сделали эксперимент. И меня этот эксперимент… Как-то  мне вручал святой пастырь статуэтку за мою работу с детьми, за духовную работу, за общение. И как-то собрались, там священники сидели. Стол большой и очень много спиртного было. И все пьют. Я смотрю, прямо рюмку за рюмкой. Со мной был мальчик, Дима, он тоже, как и я, водичку наливал в рюмочку. А многие прямо так «за здравие!» и… И мне говорят: «Юрий Дмитриевич, скажите тост». Я думаю: может, не надо… Вы знаете, что я им сказал? Наверное, я их расстроил, я им сказал: «Вы знаете, вот я так чувствую в себе Творца, что Он рядом, Он меня постоянно ведет, Он меня спасает. И я одно еще чувствую — я был на эксперименте, когда налили в колбочки кровь, в разные колбочки, 10 колбочек с кровью. В одну капнули несколько капель рома, во вторую виски, в третью пиво, водку, вино… И в этих колбочках образовались хлопья, оказывается. Что происходит в организме, ученые определили. Когда вы выпиваете, у вас маленькие хлопья образуются. А к каждой клеточке головного мозга подходит сосуд. И эти хлопья забивают сосуды. Вы рюмку выпили — и у вас тысячи мозговых клеточек умирает. Значит, что получается? Вот этот кайф вы чувствуете, эйфорию, а на самом деле это не эйфория — у вас внутри смерть. Смерть произошла — вы своими руками уничтожаете то, что Творец вам дал. Поэтому я им сказал: «Друзья мои, те, кто пьют, отходят от Бога». Они очень далеко отходят, потому что это страшно… На мой взгляд, зная о том, что ты сознательно берешь и уничтожаешь в себе головной мозг, эти клеточки, которые восстановлению не подлежат, оказывается. И ты получается так — ты их убил, они мертвые. Ты еще, еще убиваешь дальше. А труп не может находиться в организме, поэтому организм так построен — воды хочется. Кто много выпил, того жажда мучает. Потому что надо вымывать эти трупы. И вот, как говорит один ученый, кто вечером выпил, утром в туалет своими мозгами ходит. Поэтому я против этого категорически. 

И. Цуканов 

— Такие яркие образы, которые могут заставить задуматься многих.  

Ю. Куклачев 

— Я считаю, что каждому человеку Господь дает маленький инструмент — каждому, начиная от президента и кончая шофером. Этот маленький инструмент — это навигатор, он сразу при рождении появляется. Навигатор — это компас, который ведет по жизни и подсказывает, как надо идти, где, в общем-то, дана инструкция жизни. 

И. Цуканов 

— Совесть вы имеете в виду. 

Ю. Куклачев 

— Да. Она скребет, царапает. Но ее можно отодвинуть, без нее тоже можно жить. Люди живут. И мы сегодня видим, как они все хорошо устроены. Но все забывают о том, что это же всё временно. 

И. Цуканов 

— И радости это не приносит. 

Ю. Куклачев 

— Нет, им приносит радость — они считают, что это радость. Понимаете, человек сам себя сжигает на костре. Он еще не понимает — он сначала когда поджигает под собой, ему холодно, а тут тепло пошло. Тепло, хорошо. А он не понимает, что дальше-то у него всё вспыхнет и будет гореть так! Мне просто очень жалко. И забывают слова Щепкина, который сказал… Он очень верующий, вообще, ученые очень верующие, даже вот Эйнштейн тоже верующий, Менделеев. Самые крупнейшие люди были верующими. Щепкин сказал, что в конце твоей жизни к гробовой доске подойдет твоя совесть, возьмет за горло и скажет: «Ну, как ты прожил без меня?» И ты в эту секунду поймешь, что ты натворил, чем занимался! И будет уже поздно. Всё уже — некогда будет что-то поменять, труп не может ничего не поменять. Поменять может живой мозг, живой организм, живая воля, живой дух. Он еще может поменять и что-то сделать в этой жизни. Можно изменить. В Новом Завете об этом сказано. Когда Иисуса прибивают гвоздями, Он, вместо того, чтобы проклинать, Он говорит: «Возлюби врага своего». Он тебя гвоздями прибивает, а ты его возлюби.  

И. Цуканов 

— «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят». 

Ю. Куклачев 

— Как это можно? Вот ты живи вот так, по духу, так вот работай… А рядом разбойник, бандит, который вообще. И он понял, осознал. И Он ему сказал: «И ты со Мной в рай попадешь». Даже этот преступник. Я к чему это говорю? Осознать надо, пока ты живой, пока ты еще внутренне можешь всё перевернуть, сделать. Это большая, конечно, работа. 

И. Цуканов 

— «Вечер воскресенья» на радио «Вера». У нас в гостях Юрий Дмитриевич Куклачев, народный артист России. У микрофона моя коллега Кира Лаврентьева и я, Игорь Цуканов. Мы вернемся через несколько секунд в студию, не переключайтесь. 

 
К. Лаврентьева 

— Еще раз здравствуйте, уважаемые радиослушатели. «Вечер воскресенья» на радио «Вера» вновь приветствует вас. У нас в гостях Юрий Дмитриевич Куклачев, народный артист России. У микрофона мой коллега Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева. Юрий Дмитриевич, в одном из интервью вы рассказывали, что как-то в гостинице на гастролях  прочитали Евангелие. 

И. Цуканов 

— Евангелие от Иоанна. 

К. Лаврентьева 

— От Иоанна, что важно. И ни минуту не сомневались в подлинности текста, что всё было так, как написано. Вы можете рассказать об этом моменте? 

Ю. Куклачев 

— В моей жизни это был момент, это откровение, когда я вдруг… Вот я учился в цирковом училище и всё читал — Эсхил, Софокл, Еврипид, Шекспир, Мольер. И у нас был в списке Новый Завет. В магазине не купишь, но можно было пойти в нашу театральную библиотеку. Не спрашивали эту книгу, везде по Шекспиру, Мольеру, Эсхилу... А это как бы… Вот она была, если хочешь. И я не прочитал. И когда я прочитал в Париже — я так проникся, я вдруг так почувствовал! Я же не просто читаю книгу, я образами — люди искусства образами смотрят. Мы иногда не говорим, а мы представляем очень мощно. Я это, как фильм просмотрел, на себе ощутил. Я так это прочувствовал! И я понял, что это же не может просто человек, ни один мозг литератора за всю историю человечества еще не придумал такого, понимаете. Это невозможно такую личность придумать, человеческий мозг не способен так придумать — это только сверху Творец дал. Я действительно это так ощутил. Он пожертвовал Сыном. Но это не жертва… Понимаете, это путешествие к нам, к людям: люди, остановитесь, смотрите, как, оказывается, можно жить. И это на меня очень сильно подействовало. Знаете, пролетела волна такая, у меня такое блаженство. И это блаженство сколько лет уже во мне есть. Особенно я чувствую эту благодать в Иерусалиме. Я там иногда хожу часами по этим камням, к Стене Плача подхожу. Это же храм, где Иисус переворачивал эти столы — торгаши, хватит торговать в храме. Я это очень чувствую. И я скажу, что настало время, все-таки 70 лет, и 30 лет я не работал в цирке. И вот впервые ко мне обратились: «Юрий Дмитриевич, вы отпраздновали свой юбилей в театре. А мы хотим, чтобы этот юбилей отпраздновала вся страна», И мне дали возможность в Цирке на проспекте Вернадского показать наше искусство. И вот впервые за 30 лет — приходите 15 октября в Цирк на проспекте Вернадского. Я его называю цирк братьев Запашных, потому что братья Запашные всё сердце отдают своей работе, цирку, они живут только этим, другого у них нет, для них это основа — работа это всё, трудоголики, это наша закваска. 

И. Цуканов 

— Тоже из тех, кто отдает. 

Ю. Куклачев 

— Да. Там будет грандиозное шоу, очень яркое. Там будут не только цирковые номера, там и эстрадные: Лещенко, Долина — будет такое мощное шоу веселое. И, конечно, клоун Куклачев, 30 лет не работал в цирке, но я тоже могу, есть порох в пороховницах. Все-таки 70 лет — это небольшой возраст для мужчины. Я скажу, что я чувствую себя, дух лет на 35, понимаете. Мысленно я осознаю́, что не надо лишний раз прыгать, хорохориться, отжиматься лишний раз. Вот, отжимаешься 20 раз, ну и хватит, не надо 30, 40, 50 раз, не надо. Вот 20 — держу эту форму, чтобы меньше 20 не было. Приседаешь 50 раз, ну всё, больше не надо. (Смеется.) Вот в такой форме себя держишь, так оно идет. Так что приглашаю вас, увидите наш спектакль. От маленьких кошечек до больших — там и тигры и кошки мои все, где-то кошек 60 у нас будет выступать в труппе. Будут работать мои дети. Будет выступать Димочка, старший сын, Вовочка, и Катя — вся моя династия. Я считаю, в чем мое достижение в искусстве — в том, что я создал не только свой образ и создал театр даже. Театр можно создать, но ты ушел, и театр развалился, нет театра. Бывает такое: режиссер есть в театре, а нет его, и театр уже теряет привлекательность. А я создал династию — меня не будет, а дети на высшем уровне, они еще выше поднимают планку, они растут. А уже внуки, у меня 6 внуков. Старшего уже взяли в Большой театр танцевать, так что артист Большого театра Никита Куклачев, может быть, скоро ему дадут роль. Вот он там будет ждать роль. 

И. Цуканов 

— Расскажите, пожалуйста, как вы воспитывали детей, что они пошли по вашим стопам? Опять же это бывает нечасто. Как так получилось? 

Ю. Куклачев 

— Дело в том, что я даже не воспитывал по моим стопам. Я знал, что это очень большой труд, это огромное напряжение. По моей программе «Школа Доброты», мы сейчас в школах… К счастью, министр образования Москвы нас поддержал и дал нам возможность в Москве проводить «Школу доброты». Хотя мои книги «Школа доброты» во всех московских школах есть. Я об этом говорю многим учителям, они такие глаза делают: неужели? Я говорю: «Зайдите в библиотеку». — «Да? Надо зайти». 9 книг, миллионный тираж! Юрий Михайлович Лужков в свое время по всем библиотекам…Когда он прочитал мои книги своим детям, он сказал, что эти книги должны читать все дети Москвы. И эти книги ушли. Сегодня министр дал нам 10 экспериментальных школ — 10 школ, где мы будем проводить «Уроки доброты», где будем создавать детский клуб «Планета доброты», где будет отряд добролетчиков , где на крыльях своей души… Детям нужна игра и мы предлагаем игру добролетчиков. На крыльях своей души они будут нести добро по всему свету. Как это можно? Мы решили через классный театр. Я разработал классный театр, где между классами будет соревнование как бы, конкурсы. Вот мы уже попробовали, нам дали 10 школ, а уже 7 школ подключились за свой счет, тоже подключились к этой работе. 
В школах очень многое зависит от директора. Если директор пытается, думает что-то о воспитательной стороне, чтобы не на словах, не галочку отметить, что они что-то сделали. Я так смотрю, многие проводят «Урок доброты». Я же патент на это получил — «Урок доброты» и «Школа доброты». Почему? Я знал, что начнется дискриминация, начнется по-своему. У меня четкая позиция: школа — это основа жизни каждого человека. Доброта — главный элемент духовного мира. И я пытаюсь духовный мир помочь и учителям и детям и родителям. Такая комплексная, большая программа. И поэтому, чтобы этого не было, я получил патент. А те, кто не понимает еще до конца, думают, что это урок доброты — доброта не может длиться 45 минут. Это нравственное воспитание в целом. Это надо с детьми… Я создал упражнения, через танцы, живопись, я решил к сердцу ребенка обратиться через творчество — детей надо научить творчеством заниматься. Чтобы у них развивалось образное мышление, чтобы они не так вот прямолинейно — дважды два четыре — нет, чтобы они образно мыслили. И только через категорию добра. Потому что можно образно мыслить и через категорию зла. Вот это два пути. У нас только два сидят здесь человечка — один с рогами, а другой чистый и добрый. Идет столкновение. И не где-то, а в сердце. Потому что твоя совесть, а другой ее выталкивает, выталкивает. И у кого вытолкнули, они без стыда и без совести, закусив удила, хапают, хватают. И настолько уже это наглядно видно и уже потеряли разум люди, уже тонут в этом изобилии, не знают, что делать. Забывают одно — на кладбище придите, ребята, хочется сказать, посмотрите на могилку. Еще несколько секунд и это ваше место. Посмотрите. Я съездил на Домбай — горы, какая сказка. Пришел в лес, листики, дубы шумят, это какая прелесть, наслаждайтесь жизнью. Эти секунды… Вот придете 15 октября в Цирк на проспект Вернадского, где будет наш юбилей, бенефис мой. Действительно бенефис, потому что в цирке когда еще я смогу работать. Вот дали мне один день, 30 лет не давали работать в цирке, а теперь дали. Ну, ладно. И через 30 лет наконец выплеснем мы свою энергию, свою любовь, радость — нате, люди, берите. Приходите. 

 
И. Цуканов 

— Это «Вечер воскресенья» на радио «Вера». У нас в гостях замечательный артист цирка, народный артист России Юрий Дмитриевич Куклачев. И мы продолжаем разговор  в нашей программе, которая посвящена теме «Христианин и общество». Юрий Дмитриевич, если спросить, кто такой Юрий Куклачев, все сразу скажут, что это тот клоун, который с кошками. И хотелось спросить: как вам кажется, почему людям так интересно и радостно наблюдать за животными? И когда животных дрессируют, не идем ли мы здесь наперекор природе? То есть заставляем делать животных что-то, что им по природе несвойственно? Наверняка вы об этом задумывались. Как вы для себя на этот вопрос ответили? 

Ю. Куклачев 

— Понимаете, в чем дело, слово «дрессируют» ко мне не подходит. Дело в том, что были святые люди, к которым и мишки приходили. На реке Иордан монастырь Герасима… Лев, который людоед был, пришел к Герасиму, он у него занозу вытащил. Там же не было насилия, чтобы заставлять, животное всё делало. Так же и с кошкой — кошку невозможно заставить. Поэтому когда пытаются сказать, что дрессировать кошку, это только мозг, который еще не соображает, о чем говорит — у него, значит, кошки не было, он не понимает, что такое отдрессировать кошку. Это самое свободолюбивое животное. Она умрет, но ничего не будет делать так, как ты хочешь. 

К. Лаврентьева 

— Против воли. 

Ю. Куклачев 

— Но если ты ей подарил свою любовь, она тебе ответит такой силой, такой мощью энергии, что ты только успевай воспользоваться. Как я делаю? Я просто создаю художественные образы. Прихожу домой — кошка в кастрюле спит. Что ты там делаешь? Ну-ка, выходи. Я ее вытаскиваю, а она опять в кастрюлю. Я думаю: стоп, отличная идея! Кот и повар. И дальше я уже эту кастрюлю вынес в манеж. Как дальше продолжался номер? — кошка подсказывала. Я репетирую, она уже в кастрюле, уже бегает, бегает, всё хорошо. И вдруг выбежала собака. Когда я кошку отпустил, собака бросилась на мою кошку. Что ей делать? И она с испугу прыгнула на меня. И все, кто стояли, стали смеяться, так смешно получилось. Собаку оттащили. И эта кошка стала на меня запрыгивать, и я тогда этим воспользовался. И вот она в кастрюлю, потом я делаю «гав», и она понимает. Чувство страха у них очень сильно развито — она вспоминает. А я для нее и папа, и мама, она прыгает мне на плечо. И вот на этом у меня строились все мои номера — не на заставлять, а наблюдать. Так же и детей своих воспитывайте — не заставляйте их, наблюдайте. Дети — это ангелы. Когда я своего сына забирал из роддома, и вдруг я узнаю — молодая девочка, 20 лет, оставила своего ребенка там. Это ужас! У меня кошка, маленькая кошечка у бабушки жила, кошечка окотилась, а рядом тоже окотилась кошка. Так та кошка попала под машину. И эта кошка принесла тех котят и кормила их. Эта девочка, ты что творишь?! Я всегда родителям говорю, что воспитание семейное — это одно из мощнейших, это самое наиглавнейшее. Школа — это хорошо. Но самое сильное воспитание на Руси всегда было воспитание домашнее, семейное воспитание. И пример, я всегда всем говорю, что, друзья мои, представьте на секунду, поставьте себя на место: пришел папа в роддом, и у него родился ребенок без рук и без ног. Лежит кусочек мяса, плачет. Ни рук, ни ног. Ему говорят врачи: «Знаете, это вам обуза, оставьте его здесь». Они сказали: «Нет, мы забираем его себе». 

И. Цуканов 

— А ведь это реальный случай с Ником Вуйчичем, да? 

Ю. Куклачев 

— Это Ник Вуйчич. Его родители столько любви дали. Представляете, сколько они ему дали внимания! Поэтому, родители, я понимаю, у вас телевизоры, заботы, работа, машины, деньги. Но ваш самый главный бизнес, ваше достояние — это ваши дети. Это основа, счастье самое великое, когда ребенок, у него все счастливо, хорошо. Это ваша любовь. Поэтому дайте ему внимание, поиграйте с ним. Прислушайтесь, чем ребенок дышит, ваш ребенок должен стать вашим другом, потому что вернее друга он не найдет, чем мама с папой. А когда вы ему нотации читаете, вы его отталкиваете, отодвигаете. И он замыкается, замыкается, делает вид, что слушает, а сам думает: когда же это прекратится? Выбегает на улицу, а здесь ребята, они дружат. А он подрастет, еще рюмочку ему налили. Да это же такие ребята, такие отличные. И всё — и ушел от вас ребенок, вы потеряли его. Ниточка духовная, вы сами режете ее. А вы попробуйте со своим ребенком — не читайте нотаций, а вы своим личным примером: между собой не ссорьтесь, не создавайте проблем, не осуждайте никого. Это очень страшно, когда вы начинаете за столом кого-то осуждать, возмущаться политикой, смотреть телевизор. Остановите убивать своего ребенка! Ребенок — это ангел. И вы у него учитесь. Вы берите пример с ребенка. Ведите его, чтобы он не стал эгоистом, чтобы он слишком часто не обижался. Если он еще не умеет говорить, плачет, значит, что-то ему не нравится — это единственное, чем он может сказать, это плач. Поэтому нужно искать причину. Не говорить: прекрати! Нет. Ник Вуйчич — великий человек. Моя жизнь ничто в сравнении с этим человеком — вот где воля, характер, сила, дух, всё, что есть в истории человечества. Это уникальное явление. И это только благодаря родителям. Запомните, родители: родитель — это профессия. Осваивайте ее, читайте, вникайте. 

К. Лаврентьева 

— Юрий Дмитриевич, одна из ваших цитат: «Настоящий православный человек не просто верит, он так живет. Верит в то, что Творец везде и во всем — ты в Нем, а Он в тебе. Только нужно научиться ощущать эту радость, переживать восторг от того, что мы пришли в этот мир». Мне кажется, что эта цитата отлично передает атмосферу сегодняшней беседы. 

Ю. Куклачев 

— Где вы это вычитали? 

К. Лаврентьева 

— В одном из ваших интервью. 

Ю. Куклачев 

— Ну, вот в интервью я так высказался... Дело в том, что как я встаю утром рано, открываю глаза, только почувствовал,  ощутил, что я, оказывается, живу: ой, какая радость, восторг! Я открываю глаза, я еще специально так сделал, чтобы солнышко в глаза. И солнышко. Я очень рано встаю — вот солнце появилось... Когда пасмурно, мне как-то не по себе. А солнышко — это такая радость: мы еще живем. Это радость такая, восторг. Приходится много работать, приходится целый час зарядку делать, потому что большая работа в цирке. И позвоночник был поврежден. Но я работаю. У нас в цирке уникальные люди. Дикуль — у него тоже перелом позвоночника был, он ходит, бегает. Так же и я продолжаю работать, потому что если на секунду остановимся физически, то тут же недуг тебя свалит, и ты уже будешь ездить на колясочке. Только работать над собой. У меня массажер лежит, два массажера, у меня иголки, я забыл, как они называются… 

К. Лаврентьева 

— Коврики с иголочками. 

Ю. Куклачев 

— Я с ними работаю каждый день. Это очень большая работа над собой, она идет, потому что хочется не просто жить, а хочется еще что-то передать, успеть отдать. У меня еще столько накопилось. Я спешу отдавать: ребята, берите, берите. Выпустил уже 9 книг официально и еще 8 написано — 8! Притом каждая книга уже наполняется той духовностью, той содержательностью смысловой. Когда вы увидите нашу книгу «Судьба клоуна», мы пишем в соавторстве с моей племянницей вместе, и вы увидите, какую мы глубину затрагиваем, насколько мы глубоко ныряем — именно разбираем, стараемся какие-то рассуждения не то что даже от себя, а вот именно суждения — то, что у самого появилось. Ведь что такое хорошая мысль — это где-то что-то услышанное, ты потом собираешь в одно большое и получается, что вдруг и ты что-то можешь сказать хорошее. 

К. Лаврентьева 

— Всегда работать над собой — мне кажется, ваш главный девиз по жизни, да, Юрий Дмитриевич? Уважаемые радиослушатели,  «Вечер воскресенья» на радио «Вера». Сегодня с нами был народный артист России, народный учитель России, почетный профессор Юрий Дмитриевич Куклачев. У микрофона  были мой коллега Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева. Всего вам доброго. И спасибо вам огромное, Юрий Дмитриевич, за этот интереснейший разговор.  

Ю. Куклачев 

— И приглашаю вас 15 октября на наше представление в Цирк на проспекте Вернадского. 

К. Лаврентьева 

— Приглашаем всех радиослушателей 15 октября. 

И. Цуканов 

— Приходите, пожалуйста. 

Ю. Куклачев 

— Только один день. 

К. Лаврентьева 

— Полу́чите огромную радость и большое счастье, как мы сейчас в течение этого часа. Спасибо большое и всего хорошего. 

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
ПроСтранствия
ПроСтранствия
Православные храмы в Гонгконге и Антарктиде. Пасха в Японии и в Лапландии. Это и множество других удивительных мест планеты представлены глазами православного путешественника в совместном проекте Радио ВЕРА и журнала «Православный паломник».
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Разговоры о кино с Юрием Рязановым
Вы любите кино, или считаете, что на экранах давно уже нечего смотреть? Фильмы известные и неизвестные, новинки и классика кино – Юрий Рязанов и его гости разговаривают о кинематографе.
Ступени веры
Ступени веры
В программе кратко и доступным языком рассказывается о духовной жизни, о православном богослужении, о Новом и Ветхом Завете. Программа подготовлена по материалам проекта «Ступени веры» издательства «Никея».
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху

Также рекомендуем