Москва - 100,9 FM

"Бездетность". Семейный час с Туттой Ларсен и протоиереем Артемием Владимировым (06.05.2017)

* Поделиться

У нас в гостях был духовник Алексеевского женского монастыря в Москве протоиерей Артемий Владимиров.

Мы говорили о том, что делать супругам, у которых нет детей, как строить отношения, не допустить конфликтов на этой почве, и как Церковь относится к таким семьям.

 


Тутта Ларсен

– Здравствуйте, друзья, это программа «Семейный час» Тутты Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров. Здравствуйте.

Протоиерей Артемий

– Приветствую вас. Христос воскресе!

Тутта Ларсен

– Воистину воскресе. Я хотела, батюшка, поднять с вами сегодня достаточно невеселую тему, потому что она касается огромного количества пар и семей в нашей стране и во всем мире. По статистике, только в России бесплодием страдает каждая восьмая пара. И это очень страшная цифра, более того, это становится причиной множества разводов и личных трагедий. И мне хотелось бы сегодня поговорить о том, что делать людям, если в их семье не рождается ребенок. И есть ли какие-то способы для того, чтобы все-таки, ну выражаясь таким простым языком, деточку получить.

Протоиерей Артемий

– Да, тема действительно животрепещущая. Во всяком случае, приходским священникам, монастырским духовникам, которые принимают народ на исповедь, слишком часто приходится встречаться с подобной трудностью, которая служит причиной многих смущений, драм и требует разрешения. В свое время, еще молодым священником, я, служа в храме Воскресения Словущего в Брюсовом переулке, храм этот пользуется вниманием творческой интеллигенции, и каждое воскресенье участвовал в соборном служении акафиста пред чудной иконой «Взыскание погибших». Икона итальянского письма изливает какое-то особенное тепло. Лик Богородицы, из нежнейших красок так выписан, будто Царица Небесная, живая взирает не приходящих к Ней. Между прочим, перед этой иконой молятся о даровании жениха или невесты, о том, чтобы найти их в этом подлунном мире. Интересно, что акафист этой иконе тождествен акафисту другой иконе, находящейся тоже в центре Москвы, в храме Преображения – «Всех скорбящих Радость». Создание этого акафиста приписывают одному замечательному священнику начала XX столетия. Так вот, в одном из обращений к Божией Матери совсем молодым батюшкой я прочитал слова, строчку, которая запала мне в сердце и всплыла именно сейчас, когда вы мне задали такой непростой вопрос: «Радуйся безчадных родителей – то есть не имеющих детей, – плодами духа веселящая». Плоды духа – что это за такие дары? Раскроем Священное Писание, в Посланиях апостола Павла мы найдем такие слова: «Плоды духа суть мир, радость, любовь, долготерпение, благость, кротость воздержание». Плоды духа – это действие благодати Божией в человеческом сердце. Так вот, если супруги, не имеющие детей, а немало в библейской истории было таких пар, впрочем, многие из них в конце были вознаграждены за свою веру, терпение и молитвы. Если супруги не имеют детей, но живут полнотой благодатной жизни Церкви, участвуют в таинствах, причащаются Святых Таин с покаянием и любовью и стараются не замыкаться в себе, в своем горе, но открыты навстречу этому миру, полному горестей и скорбей, то конечно же, у Бога все распложено числом, мерою и весом. Если женщина ищет раскрытия дара любви, материнства, но по каким-то обстоятельствам не имеет ребенка, Господь обязательно даст, поставит ее на стезю, где ее жертвенная любовь будет востребована на все сто. Кстати сказать, сегодня стоят очереди родительские ради усыновления – вот истинно христианский ответ на вопрос, как поиметь деточку. Ведь, на самом деле, сегодня сотни, а может быть, тысячи людей по недоведомым обстоятельствам – черствости, глупости, несовершеннолетию своих несостоявшихся родителей, ожидают тех, о ком говорит пословица: «Не тот отец, кто родил, а тот, кто воспитал». Например, у нас в Марфо-Мариинской обители есть целая школа будущих родителей. И сегодня так просто...

Тутта Ларсен

– Приемных, да?

Протоиерей Артемий

– Не усыновишь дитя, но нужно пройти очень серьезные курсы. Вот при обители Марфо-Мариинской на Большой Ордынке и священники, и психологи, и врачи, и другие специалисты ведут эти занятия, не ради хлеба куса, а ради Иисуса. И, конечно, вопрос этот очень тонкий, требует тщательнейшего исследования, тщательнейшей самопроверки и готовности, взявшись за гуж сказать, что не дюж. Тем не менее, мы находим в Священном Писании прямые слова, которые могут вдохновить кого-то из наших слушателей: «Если кто принял дитя во имя Мое, принимаем и Меня и пославшего Меня Отца».

Тутта Ларсен

– Но все-таки с приемными детьми ситуации достаточно непростая. Во-первых, и вы правы, на этих детей стоит очередь, и у нас в стране усыновить здорового младенца очень непросто, особенно в крупных городах. И даже мои знакомые, которые стали приемными родителями, как правило, своих деток находят где-то далеко в регионах, потому что ну здесь таких детей просто нет. А усыновлять ребенка уже взрослого, подрощенного или, например, с какими-то особенностями здоровья это такой подвиг, который под силу далеко не всем людям. И статистика возврата детей в детский дом, она страшная, то что называется вторичное сиротство – более шести с половиной тысяч детей ежегодно в России возвращается обратно в детский дом из приемной семьи, потому что семья не справилась со своей миссией. Причем, это трагедия не только ребенка, это трагедия и приемной семьи. И есть специальные фонды и разные некоммерческие организации, которые пытаются поддерживать эти семьи. Потому что, действительно, дети, брошенные своими родными родителями, это все равно непростые дети.

Протоиерей Артемий

– Безусловно.

Тутта Ларсен

– Да. И даже если люди горят огромным желанием такого ребенка приютить и обогреть, они не всегда выдерживают то напряжение, которое им нужно снять с души этого ребенка для того, чтобы начать воспитывать в нем какие-то иные, добрые плоды. А потом, ну для многих людей это просто сложно принять чужое, да, не мое. Чужая наследственность, вокруг этого до сих пор очень много разных мифов, что чья-то генетика, она может как-то не так сказаться на этом ребенке. Вот он вырастет, и тебя там, не знаю, на тебя плюнет или еще что-нибудь, будет там пьянствовать или, не дай Бог, какой-то окажется, в общем, маргинальный, как будто ты ни воспитывал. Очень много заблуждений на этот счет, конечно.

Протоиерей Артемий

– Генетика не лженаука, мы не будем отрицать такие психологические понятия как фенотип, генотип. Действительно, наследственность, особенно если она неблагополучная, так или иначе, сказывается в жизни взрослеющей личности. И мне известны описанные вами случаи, когда так и не удается интегрировать ребеночка уже в сложившуюся собственную семью, когда дети – мы говорим сейчас о детях более-менее возрастных и нашедших приемных родителей, – такие дети иногда напоминают старичков в юном теле. Им бывает свойственен определенный прагматизм, умение приспосабливаться между разными потенциалами, сердцами взрослых.

Тутта Ларсен

– Манипулировать.

Протоиерей Артемий

– Часто худые привычки вкоренены в них настолько сильно, что иные родители, особенно такие зайчики – интеллигентные, благовоспитанные, бывают обескуражены инертностью падшей человеческой природы. И в этом смысле, священники приходские, у которых обычно спрашивают благословения на подобные вехи, конечно, бывают осторожны и призывают всячески и всесторонне исследовать дело. Потому что лучше вовсе не браться за него, чем оказаться несостоятельным. Но если возвратиться к упомянутым мною строчкам: «Радуйся, Матерь Божия, бесплодных супругов плодами веры веселящая», хочу сказать о том, что часто и в благополучных семьях мы не видим той искры в человеческих сердцах, которая именуется любовью. Как часто мелкий буржуазный быт – то есть какая-то уже зашоренность, мы плывем по течению, стараемся осуществить какие-то необходимые и естественные требования, предъявляемые к воспитанию собственных детей, и люди, парадоксально, но черствеют, замыкаются от окружающего их мира. Между тем, подлинное христианство, конечно, в особой чувствительности, открытости, как вот говорят о поэтах, людях с рваным локтем, которым они все время задевают какие-то острые предметы. Христианин тот, о ком пишет и каким являл себя старец Паисий – он чужую боль стремится воспринимать как свою, по крайней мере, не замыкается от нее. Так вот, возвращаясь к таким родителям, а может быть и просто к взрослой женщине, которой не посчастливилось найти спутника жизни, и сейчас их совсем немало. И часто аналой, на котором положен крест и Евангелие, и рядом стоит батюшка, он аккумулирует тех, кто хотел бы раскрыться, приложить свои силы, как свеча, светом и теплом согреть окружающих людей. И, безусловно, видишь вокруг этих светлячков, тех, кто научился дарить любовь, отщипывать от себя самого и согревать этот мир холодный дыханием. Таких людей немного, но это нравственно уже сложившиеся христиане, отличающиеся психологизмом, умением вникать во внутренний мир человека. Сегодня мы напоминаем собою каких-то сталактитов, сталагмитов, каждый немножко аутист, немножко изолируется, защищается от окружающего мира. Между тем, на вес золота те, кто имеет возможность – я возвращаюсь к бесчадным родителям, – не будучи завязан на необходимости в собственном доме от зари до зари пахать и перепахивать своих маленьких питомцев, всячески обхаживать. Бывает вот такой дар, когда ты что-то теряешь, но что-то и находишь. Ты можешь отозваться и посетить многодетную семью. Вот я как-то рассказывал по радио о замечательной семье, где мама одиннадцати детей сгорела буквально – поджелудочная железа, опухоль. И вдовец, оставшийся со своими детками, наши прихожане, был не готов ни морально, ни телесно оставаться бобылем. И вот Бог послал ему такую...

Тутта Ларсен

– Спутницу.

Протоиерей Артемий

– Которая приняла как своих чужих...

Тутта Ларсен

– Одиннадцать детей?!

Протоиерей Артемий

– Да. Вот я все надеюсь их сейчас посетить. Но старшие уже взрослые, в институте учатся, хотя есть и малышка, Дорофея, двухлетняя. И сегодня, мне кажется, особое искусство иметь чуткое ухо и сердце, открытое на вызовы современности. Нас действительно очень ждут, и только присмотрись, только услышь эти затаенные просьбы, и вздохи, и слезы с тем, чтобы откликнуться на них. Сегодня готовность бескорыстно творить добро и просто поучаствовать, побыть рядом с нуждающимся человеком, скучающим от собственного одиночества, это совсем немало. И люди, свободные от детей, должны быть открыты навстречу этому сердечному доброделанию.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете «Семейный час» Тутты Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях протоиерей Артемий Владимиров, говорим о том, что делать, если в семье не рождается ребенок. Ну все-таки вы говорите о людях, которые духовно уже достаточно зрелы и могут на свое бесчадие посмотреть под каким-то, действительно, таким...

Протоиерей Артемий

– С высоты птичьего полета.

Тутта Ларсен

– Да, христианским взглядом. А в большинстве случаев, конечно, люди приходят в отчаяние и задаются вопросом: почему моя соседка, какая-то с первого этажа алкашка, год за годом рождает и сдает в детский дом здоровых детей, а мы вот с мужем, благочестивые вполне себе люди...

Протоиерей Артемий

– Правильные.

Тутта Ларсен

– И правильные, и молимся, просим, а ребенка нам не дают. Чем мы хуже? Почему ей дают, а нам не дают?

Протоиерей Артемий

– О да, в этом смысле, я согласен с вами. Жизнь настолько таинственна, настолько многообразна, что не на каждый вопрос обывателя священник тотчас найдет удовлетворяющий его ответ. Нужно только выучиться ждать, нужно быть спокойным и упрямым, чтобы получать с неба такие объяснительные телеграммы. Безусловно, батюшка не должен воображать себя сотрудником небесной канцелярии и архангелом Михаилом, чтобы все эти апории обывательского сознания тотчас разрешать. Мне вот вспоминается наша первая с вами встреча за этим, не совсем круглым столом на радиостанции «Вера», где наш уважаемый ученый собеседник спрашивал меня: «Батюшка, Артемий, объясните, пожалуйста, вот почему в Южной Америке существуют такие ядовитые мухи, которые забираются куда-то под веко ребенку, оставляют там личинки и индейские детишки слепнут? Как это сочетается с Божией благостью?» Ну, сетки от комаров и для индейцев, конечно, нужны – на Бога надейся, а сам же не плошай. Но, безусловно, ответ на такой «проклятый» вопрос – в русской литературе эти вопросы называются именно так, – конечно, каждый пусть обретает в глубинах своей души, чужая душа потемки. Оглядываясь на прожитые годы, мы, конечно, будем находить в себе какие-то недостатки, огрехи, может быть, подлежащие исповеди, исправлению. Ну позвольте поделиться пастырским опытом. Я сейчас буду говорить о жизни без всяких обиняков. Как часто бывает, дорогие друзья, что какой-то аборт, в юности свершенный, когда девушка не была никак готова стать матерою, боясь огласки или порицания, становится виной вот этих бесконечных томлений. Ведь это всегда катастрофа, всегда травма. Помимо того, что это пролитие крови личности человека, невинной личности, это всегда какой-то разрыв внутренних тканей, ядра личности. И любой гинеколог или специалист по беременности расскажет о последствиях послеабортного психоза, синдрома. И часто вот бесчадие или сложности с деторождением, выкидыши все время бывают, провоцируются такой роковой ошибкой. Был бы рядом священник или мама была немножко помудрее – нужно, конечно, думать о далеко идущих последствиях. Любое такое отклонение от заповеди о жизни дает свое страшное эхо. Давайте и не будем забывать, что сегодня пища, которую мы едим, очень часто таит в себе какие-то зловредные ингредиенты, какие-то ГМО, вещества. И у меня вот неотвязное есть чувство, что дети, выросшие на фаст-фудах, на хот-догах и гамбургерах, с какими-то особыми ароматизаторами, эмульгаторами, может быть, не худо тут бросить камень и в огород этих самых пресловутых прививочников. Если раньше были особые госты, стандарты, то особенно в 90-е начало 2000-х годов всякие прививочки, непонятно откуда закупленные вакцины...

Тутта Ларсен

– Посмотрите, если мы говорим об экологии или там о культуре жизни. Самые неблагополучные, с этой точки зрения, места для проживания на планете Земля – где-нибудь в Индии или в Африке, где зачастую и воды-то нет нормальной, и полная антисанитария, и голодают там, и вообще никаких даже хот-догов не видали, а плодятся, размножаются, еще как.

Протоиерей Артемий

– Да, я тоже думаю об этой тайне.

Тутта Ларсен

– А благополучная Европа, по статистике, сейчас имеете там, ну это такая очень странная цифра, но, тем не менее, полтора ребенка на семью.

Протоиерей Артемий

– Да, выгорающая и стремительно стареющая Европа в этом отношении вызывает огромную тревогу, что христианские некогда этносы сегодня, ну может быть, не сегодня, а завтра уже окажутся на грани...

Тутта Ларсен

– В меньшинстве.

Протоиерей Артемий

– Вымирания. Видимо, все-таки существует какой-то и действует принцип восполнения, перераспределения. И Господь, наделивший витальными жизненными силами человеческую природу, умножает эти силы там, где приходится бороться за жизнь каждого дитяти. Думается, что все-таки в основе лежит нравственный и духовный закон. Потому что если, скажем, воспитанные в Америке сейчас есть достаточно заметное движение, я уже, по-моему, делился этим с радиослушателями, называется оно straight boys, то есть праведные мальчики. Это юношество, которое осознало гибельность сексуальной революции, то есть распущенности, разврата, вот этих гендерных программ секспросвета. И сегодня не говорю везде, но есть такие островки в Новом Свете, где юноши и девушки сохраняют целомудрие, чистоту, понимая, что от эти нравственныв качеств находятся в прямой зависимости гармония семейных отношений, счастье отцовства материнства. И на Востоке, между прочим, действует до сих пор в кое-каких странах закон: взял за руку девушку – женись. И многие малые народы до сих пор сохраняют эти драгоценнейшие, такие нравственные аксиомы собственного бытия.

Тутта Ларсен

– Ну там же в этих же странах муж может выйти и трижды прокричать заветное слово и развестись, таким образом, с женой, которая не может родить ему ребенка.

Протоиерей Артемий

– Это уже, да, издержки иноверного мира. Я сейчас отмечаю только какие-то отельные положительные качества в данном менталитете. Сам я далек от психологии султана, который мечтает о трех женах.

Тутта Ларсен

– Ну я даже не об этом, а о том, что ведь даже целомудрие не является гарантией того, что ты станешь родителем.

Протоиерей Артемий

– Абсолютных гарантий быть не может, потому что наша жизнь, мне кажется, свершается под знаком вечности. Дети это не помеха к семейному счастью, а Божий дар и Божие благословение. В этом смысле, религиозное восприятие жизни продиктовано нам еще начальными страницами Книги Бытия. Ева, едва лишь родила первенца, как произнесла такие замечательные слова: «Приобрела я человека от Господа». Она воздала дар Создателю за материнство и чадородие, которые, казалось бы, являются совершенно естественными функциями нашей природы.

Тутта Ларсен

– Мы продолжим наш разговор через минуту.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете программу «Семейный час» Тутты Ларсен на радио «Вера». У нас в гостях старший священник и духовник Алексеевского женского монастыря в Москве, член Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и детства, протоиерей Артемий Владимиров. Говорим о том, что же делать, если не рождается ребенок в семье. Опять же, возвращаясь к Священному Писанию и особенно к Ветхому Завету, мы знаем примеры таких родителей, как Авраам и Сарра, Захария и Елисавета, которые ждали-ждали и верили-верили, и дождались своих чад, да еще и каких. Что же сегодня делать благочестивым парам, которые тоже хотели бы ребенка, молятся, но вот у них как-то не получается. Продолжать свои попытки до того момента, пока часки не оттикают? Или все-таки ну через какое-то время там, 20 лет, понять, что дело не идет и просто перестать об этом просить в Господа?

Протоиерей Артемий

– Человеческая природа жизнелюбива. Мне, знаете ли, приходится видеть, что человек, врачами приговоренный к кончине, надеется следующим летом собирать грибы или под парусом где-то попутешествовать в Средиземном море. Так и мы – dum spiro, spero – пока живу, надеюсь. Если эта надежда освящена еще молитвой, вот практический совет. Должен заметить, что мы живем в веке практических решений, и наши радиослушатели, а я знаю, что наша передача достаточно популярна. И я, дорогая моя собеседница, передаю вам всякие комплименты, собирая их, как пчела на летнем лугу.

Тутта Ларсен

– Благодарю.

Протоиерей Артемий

– Недавно был в Ярославле, еще чуть ранее аж залетел в Сибирь – везде нас с вами слушают. И везде с таким, знаете, нетерпеливым ожиданием: «Дорогая «Комсомолка», пишу тебе, ответь мне на мои вопросы!» Вот у нас в Москве, на улице Солженицына, Большая Коммунистическая в недавнем прошлом, храм Мартина Исповедника. Огромная церковь, почти кафедральный собор, и в центре этого храма стоит примечательная икона, которую сейчас весьма чтут москвичи. Именуется она Грузинская икона Пресвятой Богородицы. Вся увешена подношениями – колечки, крестики, запястья, мониста, – чего там только нет. Приходит бесчадная какая-то женщина, там уж нянечки и служительницы знают – тотчас в руки ей акафист: «Почитай, милочка. А хочешь, вот еще пол размой, или подсвечник почисти. Богородица Своих не бросает». Врачи, один за другим – вердикты, диагнозы. И вот, всем смертям назло, Матерь Божия, завидев такую затаенную мольбу, отзывается на нее. И сколько случаев, когда бесчадные рождали, а те, кому противопоказано вообще было выносить беременность, доводили ее до победного конца. Есть вот у нас такая в Москве святыня. А Матронушка? Я смотрю, что сегодня люди, вообще не различающие, в духовном отношении, сено от соломы, знают Матронушку лучше Николая Чудотворца.

Тутта Ларсен

– Я знаю, что к Матронушке ходят даже представители других религий.

Протоиерей Артемий

– Религий, рас, стран и народностей. Совершенно справедливо. Это как раз признак такой святости, такой близости к Богу, такой вселенской любви, которая не различает между правым и виноватым. Удивительно, но даже что-то напишешь в тетрадке: «Ксенюшка блаженная, помоги сдать экзамен по химии!», «Блаженная Матронушка, банкомат съел пять тысяч рублей, помоги справиться с этой адовой машиной» – и ответ приходит. Я, конечно, не склонен недооценивать мистического фактора в разрешении той проблемы, которой мы посвятили нашу передачу. Потому что дети это Божие достояние, Бог дает и хранит младенцев. И, конечно, как браки, в идеале, заключатся на небесах, так и о каждом ребеночке должно горячо просить и верить, и ждать.

Тутта Ларсен

– Но вот очень трудно, когда не дает Бог тебе ребеночка, как-то принять эту ситуации, довериться в этом Богу, и главное, не чувствовать себя виноватым. Ведь если мне не дает, то значит, я в чем-то провинился. Потому что Иоакиму и Анне Господь долго не давал детей как испытание перед грядущим чудом их удивительного дитяти, удивительной дочери. А мне-то, наверное, Господь ребеночка не дает за мои грехи.

Протоиерей Артемий

– Ну вы знаете, бывает, что и родишь, чувствуешь себя виноватой. Если, скажем, какая-то лабильная психика или какой-то синдром эпилептический, и потом вдруг видишь, что ребенок воспринимает, по законам генетики, тоже. А вот гемофилия, помните, тайный крест нашей царицы Александры. В этом смысле, сживать себя со свету ни в коем случае нельзя. И я вообще исповедую такую философию, что жить нужно с огоньком, с благодарностью, с радостью. В мире нет плохой погоды, нужно благодарно принимать. «Премудрость высшего Творца – говорил Баратынский, – не нам исследовать и мерить, смиренным сердце будем верить и терпеливо ждать конца». И мне кажется, для того, чтобы принять испытание, нас постигшее, как некий Божий крест, успокоиться и не просто замкнуться в себе, в свою норку залезть, а потом еще и начать писать записки из подполья, но светить всегда, светить везде – вот лозунг мой и солнца. Легко, когда ты сегодняшний день воспринимаешь, как абсолютный дар Божий. Не думай о том, чего не хватает тебе. Есть такая прекрасная русская молитва, не уверен, что у каждого она находится в молитвослове: «Господи, благодарю Тебя за то, что у меня есть и трижды – за то, чего у меня нет». Я помню, сам был амбициозным молодым человеком, и все мне чего-то не хватало. А батюшка старинного воспитания мне говаривал с добродушной улыбкой: «Артемий, не мечтай о том, чего нет. Благодари Создателя за то, что есть». И когда оглянешься вокруг, и посмотришь и внутрь себя, и по сторонам, увидишь, что светлых сторон, в действительности, множество. Вставайте граф, вас ждут великие дела. Рассвет уже полощется. Сегодня мир задыхается от дефицита, недостатка деятельной любви и милосердия. И тем, кто имеет возможность выйти немножко из собственной шкуры, вылезти, выйти за околицу, за тын своего дома и проявить добродетели милосердного самарянина – таких ждут везде и всюду. Мы сегодня, действительно, должны вспомнить о круговой поруке добра, которой единственно и держится наш безумный, безумный мир.

Тутта Ларсен

– Ну опять же, вы сейчас рисуете идеальную картину...

Протоиерей Артемий

– Я все время что-нибудь идеальное!

Тутта Ларсен

– В которой действуют идеальные люди, глубоко, по-христиански понимающие...

Протоиерей Артемий

– Да, на том стоим!

Тутта Ларсен

– Божий промысел о себе.

Протоиерей Артемий

– Батюшка – это Данко, который, вырвав собственное сердце, подняв его, как факел, стремится вывести из болота следующих за ним.

Тутта Ларсен

– Но чаще, чаще же как бывает: бесплодием же, как правило, страдает один из супругов, а второй может иметь детей. И очень трудно в этой ситуации принять это как некий свой крест и продолжать в этих супружеских отношениях оставаться, когда ты знаешь, что ты можешь развестись, жениться там, выйти замуж второй раз и у тебя все будет – и дети будут, и все. И какой смысл жить с этим человеком всю жизнь, зная, что твой, опять же, выгорает ресурс, женский там или мужской, и стоит ли вообще этот брак таких жертв.

Протоиерей Артемий

– Это очень серьезный поворот темы. Ибо касается он, может быть, кого-то из наших слушателей реально, а не виртуально. И, конечно, я не решусь сейчас выдавать какие-то готовые рецепты, потому что каждая судьба это нечто уникальное и неповторимое. Каждого из нас связует ниточка, нить Ариадны от земли до неба, на каждого из нас взирает Господь с Его распятой высоты. И поэтому могу только сказать, что если мы встречаемся с самосознанием подлинного христианина... Вот люди принесли обеты взаимной верности и любви. В ясном уме и трезвой памяти они обещались никогда не оставлять друг друга, помогать друг другу, как гуси-лебеди, взаимно поддерживая, лететь в светлое настоящее. И мы не знаем, что день грядущий нам готовит. Посмотришь только в социальных сетях всякие ролики, и отечественные, и зарубежные, и видишь иногда трогательнейшие примеры, как вдруг супруг лишается рук и ног, а милая его избранница несет его на своих руках. Светлана Копылова, известная артистка, поет песню «Платочек», как суженый возвращается из горячей точки, он остался без ног, он на протезах. В автобусе целуется пара, едут они в ЗАГС, дружки подносят шампанское. Скупая мужская слеза. Он написал своей милой: если я не нужен тебе такой, калека, то вот я буду подъезжать сейчас к последней остановке, и там большая крона дерева, пусть на ней не будет ничего и, увидев эту пустую крону, я не загляну в твой дом. А если я увижу синий платочек, то это значит, что я нужен тебе и такой, какой есть. И подъезжают они к остановке, и вся крона увешана ста пятьюдесятью синими платочками. Трогательная песня, и не думаю, что она выдумана. Да, такое бывает. И конечно же, в этом смысле, венчанный брак, сознательно и разумно подъятый на себя, как жребий, как судьба, он должен быть вот таким – попугаи-неразлучники, волнистые попугайчики. Но бывает все по-разному. Бывает, что один супруг хочет иметь детей, а другая не хочет, представьте себе. Такое я встречаю, когда почему-то материнское начало оказывается угашенным или как будто стертым с генетического кода. В этом смысле, безусловно, если мы встречаемся с такими разными полюсами, когда один добровольно отказывает себе в этом даре, а другой не может осуществить его, в силу разных установок. Конечно, в таком случае, человек, скучающий по полноценному браку и жизни, может принять то решение, которое позволит ему таки осуществить свое сокровенное желание.

Тутта Ларсен

– Бывает еще другая, не менее драматическая ситуация, когда женщине не удается встретить спутника жизни, вступить в брак. И она понимает, что вот уже 40, а вот уже 43... И она решается на то, чтобы родить, что называется в народе, ребенка для себя и воспитывать его. Потому что, ну ее можно понять, она хочет реализовать свое предназначение, свой подвиг материнства. И осуждать таких ни в коем случае невозможно, но тоже непонятно, как помочь этой женщине, как к этому вообще относиться. И ведь то, что она все это время оказывалась одна, тоже, наверное, надо было бы принять, как ну ее собственный путь или крест, но так хочется стать мамочкой.

Протоиерей Артемий

– Мы с вами здесь в нашей радиорубке радиостанции «Вера», конечно, не саддукеи и не фарисеи, чтобы, засев в этом напичканном техникой бункере электронном, начать осуждать и пригвождать к позорному столбу. Вместе с тем, нас, конечно, слушает и юная поросль, и подрастающее поколение, и мы можем предупреждать. А предупреждение заключается в чем. Мне, например, как священнику ведомо, что очень часто такие стрекозы – ах ты пела, ах ты пела, так пойди же, попляши, – я имею в виду, девушки с легкомысленным, взвинченным состоянием мозгов скользят по жизни, и семья для них не только не приоритетна а...

Тутта Ларсен

– Неинтересна.

Протоиерей Артемий

– Представляется отстоем. Они меняют, как перчатки, кавалеров, они опьянены успехом – 17, 27, 37... 41... И вдруг совершенно задавленные куда-то на периферию сознания нравственные идеалы: муж, семья, ребенок – сами собой выходят на поверхность. И бывает, человек, легкомысленно проведший свои молодые годы, начинает лихорадочно, как вы говорите, смотреть на таймер: еще один месяц прошел – а я остаюсь одна, ни с чем. Это может даже, знаете, как идея фиксе – устойчивая мысль, довести человека до невроза, до психоза. А предупреждение-то в чем состоит. Ну не будем забывать, что дитя нуждается в папе не меньше, чем в маме. Мы уже как-то, помню, полгода тому назад беседовали об этой такой феминистской концепции современной амазонки: что мне муж, я как-нибудь сама справлюсь, я девушка самостоятельная, Эллочка-людоедочка. Я рожу для себя, воспитаю для себя, мне кроме материала биологического ничего не надо.

Тутта Ларсен

– Да-да-да...

Протоиерей Артемий

– И сегодня и в Европе, наверное, немало таких киборгшей, и трансформериц. Однако по плодам мы познаем, насколько ограничено и блзизоруко это восприятие жизни, чуждое библейских основ бытия. Дитя невольно начинает мстить такой самодостаточной маме, отринувшей всякую мысль о спутнике жизни. Потому что есть некие Божии вехи, есть то, что установлено самой природой, по замыслу Творца. И важно не родить лишь, а воспитать, и воспитать не для себя, а для людей, для Бога. И как часто дети, мы об этом упомянули в начале нашей передачи, оказываются неслухами и несмышленышами, и словно даже мстят родителям за их ошибки, чуть ли не отрекаясь от них и подымая пяту на их родительский авторитет. Но чтобы мы с вами сегодня ни рассуждали, действительно, тема наша настолько непростая, вопросов больше, чем ответов. Мы вскрываем сегодня правду жизни, поэтому, мне кажется, нашу передачу так любят, что у нас нет таких оберток, красивых фантиков, мы не замазываем щели современной жизни. И поэтому просим даже снисхождения наших слушателей, которые часто слышат интонацию сомнения или риторический вопрос вместе первомайских призывов.

Тутта Ларсен

– Вы слушаете программу «Семейный час» Тутты Ларсен на радио «Вера». Мы с протоиереем Артемием Владимировым говорим о том, как быть, когда в вашей семье не рождаются дети, как жить вообще такой паре и на что уповать, о чем молиться. Ведь тут есть еще один такой очень, может быть, деликатный момент, когда мы говорим о парах, которые, действительно, по-настоящему воцерковлены, веруют в Бога и относятся к супружеским отношениям близким именно как к пути к зачатию. И если этого не получается, то они просто тогда вообще начинают жить просто как брат и сестра, отказываются от близости. Но ведь это же, наверное, тоже путь ну к падению?

Протоиерей Артемий

– Тема деликатнейшая и очень хрупкая. И не будем в связи с этим забывать, что взаимное стремление супругов друг ко другу есть выражение их единства, их любви. Простите, но бывает, что детородный возраст ушел, скажем, у женщины, тем не менее, для супруга весьма важно чувствовать полноту единства со своей избранницей. И естественно, что снисхождение к немощи второй половины, и не с каким-то вынужденным холодным или грубым словом, но с улыбкой и полнотой приязни это дело такой семейной культуры. Повторяю, что момент деликатнейший, и не всегда даже священник умеет найти правильные слова, чтобы гармонизировать супружескую жизнь, чтобы предотвратить то, о чем вы слегка намекнули. Потому что у супругов в этом отношении все должно быть по взаимному согласию, не в тягость, а в радость. Безусловно, мы встречам и в житиях, встречаем и в описании священнических семей какие-то удивительные примеры, которые могут изумлять, но которым трудно подражать. А мне вот вспоминается к нашему разговору, а у нас разговор течет еще и по каким-то боковым руслам, но такова жизнь, и прокрустово ложе какой-то одной темы трудно соблюсти. Одного батюшку, который имел что-то девять или десять детей, нашелся такой фарисей, который стал батюшку обвинять, может быть, человек был заранее предубежден или лукавый человек, обвинять его в чувственности. Вот вы, мол, заставляете супругу чуть не каждый год рожать детей. Интересно, что недавно я вел встречу, посвященную друзьям Петра Ильича Чайковского, и известно, что его благотворительница, Надежда Филаретовна фон Мекк, супруга известного железнодорожного магната имела 18 успешных беременностей.

Тутта Ларсен

– Ой...

Протоиерей Артемий

– Притом что ей было 46 лет к моменту знакомства с Чайковским, она овдовела и уже хранила свою чистоту. И вот за 28 лет 18 беременностей, 11 детей выжило, впоследствии еще один скончался от болезни. Десять она поставила на ноги, это были развитые гармоничный личности. Какой дар! Худенькая, как стрелочка такая, как березка. Так вот, возвращаясь к этому батюшке,а его кто-то стал обвинять: ну какой же вы плотской, заземленный человек. Батюшка отмалчивался, а потом какому-то доверенному лицу рассказал. «Вы знаете, в жизни священников отвечал батюшка, – все настолько ранжировано: перед службой – воздержание естественное, посты – это больше половина года...»

Тутта Ларсен

– Среда, пятница.

Протоиерей Артемий

– Под среду, пятницу, воскресенье раздельное ложе. Вы знаете, да еще череда служения, простите, если батюшка служит неделю, он превращается в такого инока. Священники это, скажу я вам, это просто подвижники духовного ведомства. «И, – говорит, – я всего-то за свою жизнь всего лишь десять раз с матушкой и встречался. Но Бог каждый раз давал нам беременность и ребенка». А батюшка еще и соблюдал какие-то естественные тоже законы: если жена имеет уже во чреве, под сердцем, значит тоже превращаешься в капитана дальнего плавания. Вспомнил я этот невымышленный эпизод, говоря о том, что супруги, находящиеся на верху православного самосознания, действительно благоговеют пред даром зачатия. У нас в Церкви даже есть два праздника: зачатие Иоакимом и Анною Богородицы, зачатие Захарией и Елизаветой, вами упомянутыми, Иоанна Предтечи. И поэтому, говоря об этой деликатной проблеме, конечно, муж и жена должны руководствоваться словами апостола Павла: «Не жена владеет своим телом, но муж, не муж, но жена». И, безусловно, многие бы расколы и разводы, и распри, и недовольства, и затаенные обиды, наверное, можно и должно было бы предотвратить, если бы наши супруги обладали такой степенью деликатности, отзывчивости, жертвенности, служения интересам своей половины.

Тутта Ларсен

– Ну очень часто телами современных супругов владеет современная же медицина. Потому что нынче наука придумала массу способов, как помочь паре зачать, и выносить, и родить ребенка иными несколько способами, чем природа изначально была задумана. Сейчас огромное количество женщин прибегают к экстракорпоральному оплодотворению, и даже суррогатное материнство, такое удивительное явление последнего десятилетия, наверное, становится все более и более, ну как сказать, все менее и менее каким-то из ряда вон выдающимся явлением, все более и более частью нашей повседневности.

Протоиерей Артемий

– Мне приходилось присутствовать на парламентских дебатах касательно так называемого суррогатного подхода к материнству. Один из священников назвал это такой «материнской проституцией», когда женщина продает себя и свой плод, обслуживая заказы богатеньких людей. И в данном случае, наверное, это отдельная и тоже очень болезненная тема, когда рассматривается здоровая женщина как товар, равно как и...

Тутта Ларсен

– Как контейнер.

Протоиерей Артемий

– Как контейнер, где полностью игнорируется психофизическая вообще-то сущность и личность, ее материнские чувства, ее таинственные связи.

Тутта Ларсен

– Мне кажется, здесь еще более страшно это то, что полностью игнорируются чувства и связи ребенка с матерью.

Протоиерей Артемий

– Безусловно.

Тутта Ларсен

– Это преступление по отношению к детям, которые проходят определенные биохимические даже взаимодействия в процессе формирования и вынашивания беременности и вдруг оказываются совершенно в чужой среде, в чужих руках. Ну то есть для меня это какие-то непостижимые вещи. Но я, с другой стороны, понимаю людей, которые отчаялись выносить и родить ребенка, и готовы на все, но не готовы воспитывать чужого ребенка.

Протоиерей Артемий

– Вопрос, свой это или чужой, а во-вторых, еще безумное стремление осуществить свою волю во что бы то ни стало. Это, знаете, практически уже на грани с богоборчеством. Мне вспоминается трагедия и душевные истоки драмы Льва Николаевича Толстого, кстати, счастливого семьянина, однако вложившего в своих дочерей тот отрицательный заряд богохульства, который – увы и ах, -породил само толстовство. Представьте себе, Ясная Поляна, жаркое солнце, сушь, увяли на корню все рассады, у крестьян. И дочка Толстого, впоследствии недопустившая к одру умирающего графа духовника из Оптиной пустыни, еще будучи отроковицей, из лейки поливает редис присохший и смотрит на небо, говоря: «Я все равно назло Тебе, Боженька, выращу то, что мы тут посадили». А сам Лев Николаевич, об этом свидетельствовала монахиня Серафима Булгакова, жившая еще семь лет тому назад, пожилая монахиня, которая девочкой в яснополянском доме где-то там воспитывалась. Она сама лично слышала, как Толстой признавался: «Не могу заставить себя встать на колени пред распятым Христом».

Тутта Ларсен

– Ничего себе.

Протоиерей Артемий

– Страхов, один из его биографов и почитателей, спрашивал: «Лев Николаевич, а что бы вы сделали, – они сидели на террасе летнего дома, – если бы вам сказали: в саду среди цветущих яблонь стоит Христос, что бы вы сделали? – Я бы попросил Его подождать». И я сейчас привел эти страшные примеры из жизни нашего талантливого писателя, так и скончавшегося непримиренным с Церковью, только для того, чтобы показать гибельность такого ожесточенного стремлении достигнуть своих человеческих желаний во что бы то ни стало, даже ценою попрания нравственного закона, даже путем свершения этических преступлений, к которым, без сомнения, относится псевдоматеринство суррогатное. По плодам нужно судить обо всем. Жизнь прожить, – говорит русский народ, – не поле перейти. Начать за здравие, а кончить за упокой. Увы, слишком известно это дело, когда человек, ставя свою волю, свои желания как некий кумир или идол пред собою, сам того не замечая, идет путем разрешения. Умение со смирением и любовью воспринять твой земной жребий, без ропота, без уныния и отчаяния, но с внутренним миром и жертвенным служением людям идти по жизни гораздо симпатичнее и плодоноснее. Ведь земная жизнь это только начало и только подготовка к продолжению нашего служения Господу за гранью земного бытия.

Тутта Ларсен

– Но все-таки, насколько я знаю, к процедуре ЭКО прибегают даже люди церковные. Я не очень знаю, как к этому относится Церковь, потому что мне никогда не доводилось с этим сталкиваться.

Протоиерей Артемий

– Об этом сейчас много рассуждают – проблемы биоэтики. Есть специалисты, скажем, отец Димитрий Смирнов, как раз мой непосредственный начальник в комиссии Патриаршей, другие батюшки, которые участвуют в программе пролайф – за жизнь. Сегодня в социальной концепции Церкви обозначены и недопустимые совершенно, так сказать, варианты, когда гибнут оплодотворенные яйцеклетки, и вместе с тем что-то более приемлемое. Но, честно говоря, у меня глубокий скепсис существует относительно вторжения в эту интимную, Богом данную...

Тутта Ларсен

– Механику.

Протоиерей Артемий

– Часть нашего бытия человеческого рацио, с его набором определенных операций. Не говоря о том, что у нас в стране и, может быть, не только у нас индустрия, коммерция – это всепроникающая радиация. Вам говоря одно, делают другое, где гарантии, что вам внедрили материал, который относится...

Тутта Ларсен

– Ваш.

Протоиерей Артемий

– Ваш, не ваш... Мы живем в такое страшное время, когда очень неприметно стирается грань между хорошо и плохо, дозволительно и недозволительно. И да, я не скрою, что сегодня к священнику на исповеди часто приходят христианки и просят благословение у батюшка на участие вот в каких-то таких своих...

Тутта Ларсен

– Манипуляциях.

Протоиерей Артемий

– Манипуляциях. Вы знаете, священник должен быть внимателен и он не должен, на мой взгляд, страдать верхоглядством. И, наверное, иногда разумно сказать: «Вы человек разумный, вы имеете совесть, вы должны изучить предмет. Я не могу вам дать прямое благословение. Вы должны знать, что человеческая жизнь и дар жизни это дело священное и святое». И поэтому иногда и уклоняешься от каких-то прямых таких одобрений или благословений. В конце концов, хозяин – барин, человек должен сам отвечать пред Господом не то что за свои поступки, а за отдельно произнесенное слово.

Тутта Ларсен

– Спасибо большое, батюшка, за то, что вы нашли время и возможность поговорить с нами на такую непростую, на самом деле болезненную тему. Я искренне желаю всем радости, веры и ну какого-то принятия всего, что Господь нам посылает. Будь то дети или наши любимые, или какие-то другие испытания. Ведь дети это тоже – ого, какое испытание.

Тутта Ларсен

– О да. У нас еще будет возможность поговорить на эту вечную тему. А я в завершение прощаясь с вами, дорогие друзья, хотел бы напомнить вам еще такую замечательную молитву: «Слава Тебе, Господи, за то, что было, за то, что есть и за то, что будет. Господи, Ты все знаешь, Ты видишь желание сердца моего, все Тебе возможно. Да будет со мною святая, благая и совершенная воля Твоя».

Тутта Ларсен

– Аминь. Спасибо и все хорошего вечера. До свидания

Протоиерей Артемий

– До свидания.

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Моё Поволжье
Моё Поволжье
Города и села, улицы и проспекты, жилые дома и храмы. «Мое Поволжье» - это увлекательный рассказ о тех местах, которые определяют облик Поволжья – прекрасной земли, получившей свое название по имени великой русской реки Волги.
Свидетели веры
Свидетели веры
Программа «Свидетели веры» — это короткая, но яркая история православного миссионера, как из древних времен, так и преимущественно наших дней, т. е. ХХ и ХХI век. В жизненной истории каждого миссионера отражается его личный христианский подвиг и присутствие Христа в жизни современного человека.
Моя Сибирь
Моя Сибирь
В середине XVIII века Ломоносов сказал: "Российское могущество прирастать будет Сибирью…». Можно только добавить, что и в духовном могуществе России Сибирь занимает далеко не последнее место. О её православных святынях, о подвижниках веры и  благотворительности, о её истории и будущем вы сможете узнать из программы «Моя Сибирь».
Прогулки по Москве
Прогулки по Москве
Программа «Прогулки по Москве» реализуется при поддержке Комитета общественных связей города Москвы. Каждая программа – это новый маршрут, открывающий перед жителями столицы и ее гостями определенный уголок Москвы через рассказ о ее достопримечательностях и людях, событиях и традициях, связанных с выбранным для рассказа местом.

Также рекомендуем