Светлый вечер с митрополитом Белгородским и Старооскольским Иоанном (27.07.2015)

Светлый вечер - митр. Иоанн Белгородский (эф. 27.07.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - митр. Иоанн Белгородский (эф. 27.07.2015) - Часть 2
Поделиться

митр. Иоанн Белгородский 3В программе “Светлый вечер” мы беседовали с митрополитом Белгородским и Старооскольским Иоанном.
Разговор шел о епископском служении в Церкви, об ответственности священников и епископов. Владыка Иоанн рассказал о литературной гостиной, организованной Белгородской епархией для возможности встреч и общения людей.

Ведущий: Константин Мацан

Константин Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте! В студии Константин Мацан. У нас сегодня в гостях долгожданный гость — митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Здравствуйте, владыка!

Митр. Иоанн Белгородский

— Приветствую всех, кто нас слышит, и сотрудников радио «Вера»!

Наше досье:

Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн родился в 1960 году в Иркутске. Учился на историческом факультете Иркутского государственного университета. Пел в церковном хоре. Нёс послушание иподиакона архиепископа Иркутского и Читинского Ювеналия. Окончил Ленинградскую духовную семинарию. В 1990 году назначен ректором возрождающегося Курского духовного училища, позднее — семинарии. В 1993-м был избран епископом Белгородским, а в 96-м назначен ректором новообразованной Белгородской духовной семинарии с миссионерской направленностью. Действительный член-академик Петровской академии наук, Международной Кирилло-Мефодиевской академии славянского просвещения, а также почётный профессор Белгородского государственного университета. Член Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви.

Константин Мацан

— Надеюсь, сегодня сможем поговорить и о вашей епархии, и о вашем служении, о ваших делах. Я знаю, что в Белгородской епархии их очень много, очень много разных начинаний. А начал бы я вот с чего: владыка, у многих людей, мне кажется, нет до конца ясного понимания, кто такой епископ. Вот священников мы видим на приходах — они служат, они исповедают, с ними мы общаемся. А епископ в этой системе координат воспринимается, как своего рода такой начальник, администратор и этим как -будто его функция и выражена. Кто такой епископ?

Митр. Иоанн Белгородский

— Отвечу сразу, что без епископа нет Церкви. И епископ, рукоположенный и призванный на служение, несёт апостольскую миссию. Прежде всего, епископ — это тот, кто является добрым пастырем, который «душу свою полагает за овцы своя» и не бежит, когда видит какого-то волка, а остаётся со своей паствой и хранит апостольское предание. И поэтому главная задача епископа — смотреть за чистотой веры, быть проводником веры и свидетельствовать о нашей вере перед внешними и своим житием, и своим устроением жизни; давать образ для того, чтобы другие, смотря на епископа, учились христианскому житию.

Константин Мацан

— Ну, а начальником он является?

Митр. Иоанн Белгородский

— Естественно! В силу канонических правил, как правящий архиерей, он, естественно, устраивает и административные начинания, и систему выстраивает. Но это уже как бы вытекает из главных задач, что епископ является продолжателем апостольской традиции. Недаром Церковь именуется Святой, Апостольской, Соборной. Поэтому мы должны правильно понимать роль епископа, как свидетеля, свидетеля о вере в любых ситуациях. А в дальнейшем, чтобы это свидетельство было эффективным, то выстраивается некая система управления. И конечно же сегодня мы часто видим, как те правила, принятые в мире внешнем, пытаются как бы внедриться и в церковную среду. И это, к сожалению, выхолащивает тот дух искренней любви и взаимоотношения между епископом и паствой, который был в Древней Церкви и который хранился в Церкви, и приумножался во все века существования Церкви.

Константин Мацан

— А как лично вы эту проблему пытаетесь решать?

Митр. Иоанн Белгородский

— Вы знаете, прежде всего, нельзя отгораживаться от паствы. Нужно знать, чем живёт паства, потому что иногда наши какие-то неправильные умозаключения о том, чем живёт паства, что она хочет увидеть от епископа, приводят к неправильным решениям. И вот когда епископ чаще общается с паствой — у нас есть, например, народный лекторий, где собирается около 400 человек, и люди, встречаясь с архиереем, они не только слушают его лекции, но и потом задают вопросы. Из этих вопросов видно, чем озабочены люди. Вот недавно я встречался с молодыми миссионерами, они прибыли на форум «Молодое дело», неподалёку от Свято-Троицкого Холковского монастыря нашей Белгородской митрополии, на поляне там расположились. И также мы обсуждали многие темы, и, задавая вопросы, они активно пытались высказать своё мнение. И уже чувствуешь вот этот нерв — чем живёт сейчас паства, и соответственно реагируешь на это. Литературные гостиные, которые мы устраиваем в митрополии, они помогают нам понять, чем живёт наша творческая интеллигенция — по тону, по постановке вопросов. Это очень важно, потому что мы должны быть солью земли. А соль что делает? Она сохраняет от разрушения, соль очищает и соль всему придаёт вкус. И мы должны дать христианское измерение тем явлениям, которые есть в нашем обществе.

Константин Мацан

— Очень много сразу у меня вопросов возникает, и про литературную гостиную обязательно поговорим сегодня, может быть, только чуть-чуть позже. А пока я бы вот о чём хотел бы спросить: вы упомянули, что епископ — это наследник апостолов, да? А если в нашей реальной, земной жизни случается так, что епископ ведёт себя, может быть, не вполне достойно, как к этому относиться?

Митр. Иоанн Белгородский

— Вы знаете, я, как человек, имею свои слабости. Естественно, что, если я не борюсь с этими слабостями, значит, я не исполняю до конца роль епископа. И вот эта проблема является моей личной борьбой, с чем я лично борюсь, как человек. Потому что нет человека, который проживёт и не согрешит. Но здесь  важно помнить всегда евангельские слова: «Горе тому, кто соблазнит одного из малых сих!» Понимаете? Вот этот соблазн, если ты вносишь в мир, это конечно же страшно, потому что за это придётся отвечать. И очень важно самому постараться побороть то, что в тебе разжигается или дьяволом, или твоим несовершенством. Вот я знаю свои грехи, я знаю свои немощи, я стараюсь их как-то победить. Не всегда это получается, но важно, чтобы я не вносил своим поведением соблазна в паству.

Константин Мацан

— А можно ли так поставить вопрос: кто несёт большую ответственность перед Богом — священник или епископ?

Митр. Иоанн Белгородский

— Вы знаете, мне кажется, если мы находимся в услужении Богу, то мы несём полную ответственность. А вот большую или меньшую, я думаю, Господь определяет. И я не судья для того, чтобы решать, кто больше может нести эту ответственность. Бывало так, что священники становились ересиархами и тысячи людей увлекали в ереси, как это было в Древней Церкви. Мне кажется, больше  или меньше — это такой вопрос очень схоластический и слишком рациональный. Я, действительно, не судья!

Константин Мацан

— Хорошо. Ещё тогда один можно рациональный вопрос?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да.

Константин Мацан

— Но мне очень интересно! А бывает ли дружба между епископом и епископом? Вот у вас есть друзья — епископы?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, у меня есть друзья — епископы.

Константин Мацан

— Это прям дружба, прям друзья?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, друзья, потому что мы вместе проходили определённые этапы, мы друг другу помогали.

Константин Мацан

— А как это было, например, можете рассказать? Как формируется дружба епископов?

Митр. Иоанн Белгородский

— Я могу рассказать о приснопамятном епископе Тихоне Архангельском, с которым мы вместе учились, с которым мы вместе принимали определённые решения. Когда в России произошли перемены, он в это время находился в Соединённых Штатах, и он тут же прилетел в Россию для того, чтобы здесь помочь становлению Церкви.

Константин Мацан

— Это про 90-е годы мы говорим?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, совершенно верно! И он остался, постригся в монахи. Я в это время также отказался от предложения учиться за границей и приехал в Курск на послушание к приснопамятному схимитрополиту Ювеналию. И там вначале был назначен ректором духовного училища, которого не было, а потом уже и семинарии. И вот также и владыка Тихон, Царство ему Небесное! Вот что произошло. И мы вместе, поддерживая друг друга, советуясь друг с другом, совершали этот путь. И сейчас есть архиереи, с которыми мы также были призваны для того, чтобы служить в сане епископском. Например, владыка Герман Курский рядом — сосед мой. Он начинал в Якутии. В Якутии 50%, когда он был епископом, служили священниками выпускники Белгородской духовной семинарии. И они с удовольствием туда ехали, потому что они чувствовали, что у нас есть взаимодействие и мы в своих отношениях показывали пример, как нужно священникам относиться друг к другу.

Константин Мацан

— Об этом мы тоже обязательно поговорим — о Якутии и о ваших выпускниках-миссионерах. Но к вопросу о дружбе: а вот как это происходит? Вы тоже собираетесь где-нибудь за чашкой чая, идёт обсуждение какое-то, вы обмениваетесь звонками или смс-ками? Простите, может быть, за какую-то такую излишнюю фривольность.

Митр. Иоанн Белгородский

— Вы знаете, ведь у нас достаточно много торжественных моментов, когда мы можем вместе собраться. Святейший Патриарх Кирилл нас собирает —  вот на преподобного Сергия Радонежского, 28 июля мы соберёмся для того, чтобы равноапостольного князя Владимира, крестителя Руси прославить. В этих встречах, и у нас много праздников, которые происходят в наших митрополиях, мы также встречаемся и общаемся. И это достаточно регулярно происходит. И вот совместные такие встречи, они, мне кажется, обогащают, потому что мы вместе сверяем курс: правильно ли мы идём и слышим ли мы то, о чём нам хотят сказать люди, что они от нас ждут, с одной стороны, и правильно мы это говорим. Это тоже очень важно.

 

Константин Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». У нас в гостях митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Владыка, вы упомянули литературную гостиную. Я так понимаю, что это вот «Гостиная у митрополита» – так это называется? Это то, о чём я недавно читал в журнале «Фома». Как пришла  идея этой гостиной, в чём её миссия, скажем так?

Митр. Иоанн Белгородский

— Вы знаете, я родился в Иркутске. А в Иркутске всегда была очень творческая среда, много было писателей: и, Царство Небесное, Александр Вампилов, и ушедший недавно Валентин Григорьевич Распутин, который, кстати, был крёстным моего отца.

Константин Мацан

— Вы были знакомы, да?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, с детства. И соответственно, они периодически встречались и обсуждали, ещё в советские времена, какие-то темы. Это всё происходило очень интересно, с большим подъёмом. И когда я стал замечать, что у нас нет какого-то пространства для встречи творческой интеллигенции, а особенно в это тревожное время — Белгород находится на границе с Украиной. И у многих появились разные вопросы. И тогда в сентябре прошлого года пришла мысль объединить творческую интеллигенцию в такие встречи. Они происходят в интересном формате: у нас художественная выставка, затем представление новых книг и затем мы уже предоставляем площадку и для маститых поэтов, и для начинающих, для музыкантов. И всё это не формализовано, у нас нету даже пригласительных билетов. Мы считаем, что председатели Союза писателей, Союза художников, музыканты, они сами должны определить, кто будет участвовать в этот раз в гостиной.

Константин Мацан

— Владыка, а вот вы — организатор, и тем не менее, вы — митрополит, архиерей, опытный, с огромным жизненным и духовным опытом. А что вы сами для себя открываете во время этих встреч? Было ли что-то, что вы в людях увидели, узнали, что вас поразило, что для вас самого, как ни парадоксально, стало открытием, важным каким-то откровением, например?

Митр. Иоанн Белгородский

— Скажу сразу, мы приглашаем заведующего библиотекой Московской духовной академии игумена Дионисия для того, чтобы он рассказал, как святые отцы относились к тому или иному явлению. Например, прощение, милосердие и строгость поста. Или же герои — вот у нас недавно прошла литературная гостиная, — как, вообще, к героизму относиться. Или, например, Масляница. Вот все знают, что такое Масляница, но все думают, что это русское какое-то явление, которое родилось вот именно в России. А то, что это было в Византии, когда издавались специальные указы императора, об этом, честно говоря, и я никогда не задумывался. И я узнал об этом в литературной гостиной. Вы понимаете, мы не можем охватить всего того информационного пространства, которое на нас сейчас обрушивается. И в то же время, когда мы сосредотачиваемся на какой-то теме и смотрим на неё с разных сторон, то в этот момент включается наш собственный творческий потенциал и мы также участвуем в этой гостиной. Я считаю, что каждый из нас не просто обогащается, он приобретает и какую-то направленность мысли, направленность чувствования. Это очень важно сегодня — как мы говорим же, призываем «едиными устами, единым сердцем славить и воспевать Господа нашего». И мы должны эти единые уста и единое сердце приобрести. Вот литературная гостиная служит этому.

Константин Мацан

— Владыка, вот епископа воспринимают, и вполне справедливо, как наставника, как учителя, как человека, который даёт ответы на сложные вопросы. А у вас у самого есть какие-то вас волнующие вопросы к людям, в том числе к тем, которых вы видите на этих гостиных? Каких качеств вы ищете в людях, как митрополит?

Митр. Иоанн Белгородский

— Я бы сказал, что не ищу, а я пытаюсь сегодня сказать, что если мы что-то делаем, мы должны видеть конечную цель. Например, происходит сейчас в светской среде реформа образования, и она непрерывная какая-то. Не могу судить о ней, потому что я не знаю главной цели — для чего она происходит. Потому что каждое действие наше, оно должно быть обусловлено определённой целью, целеполагание должно быть. Если мы стремимся к какому-то образу — создать образ выпускника школы, выпускника вуза, то мы должны описать те качества, которые он должен иметь. И стремиться тогда под эту цель выстраивать всё образование. Но если мы не имеем этого образа пред собой, то получается, что движение — всё, конечная цель — ничто. Поэтому нам важно вот сегодня… У меня если есть вопросы — вот как мы должны реагировать на ситуацию, когда идёт такое противостояние между Россией и Украиной в идеологической сфере, какова должна быть позиция Церкви, как нам нужно выстроить все взаимоотношения, когда мы должны помочь нашим братьям — а там очень много выпускников Белгородской духовной семинарии служит священниками и епископами тоже — в этот трудный момент, чтобы поддержать нашу Церковь на Украине? Эти вопросы…

Константин Мацан

— Трудные вопросы!

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, они трудные!

Константин Мацан

— На них нельзя дать такого однозначного ответа.

Митр. Иоанн Белгородский

— А мы должны мосты вот эти… У нас очень много выступает интересных поэтов, например, из Харькова. Они приезжают специально, как бы им трудно не было.

Константин Мацан

— Мне кажется, это тот случай, когда иногда поставить вопрос правильно, важнее даже, чем найти финальный ответ сразу же.

Митр. Иоанн Белгородский

— Во всяком случае, у человека будет ум работать в том направлении, которое будет созидательным, а не разрушительным.

Константин Мацан

— Владыка, вы упомянули, меня очень заинтересовало, что вы были знакомы с Валентином Распутиным, который недавно скончался. И для многих людей, к сожалению, для многих этот информационный повод, скажем так, стал просто тем первым знакомством с Распутиным, они только узнали, что был такой писатель. Я имею в виду даже людей моего поколения, из молодых людей. А вы его знали. Вот что вас в нём поражало, удивляло, какая память о нём осталась, каким он был для вас?

Митр. Иоанн Белгородский

— Вы знаете, он в жизни был немногословный, но очень решительный человек. И если он что-то говорил, то это было пережито им внутри. Вот приведу такой пример.

Константин Мацан

— Да, это интересно!

Митр. Иоанн Белгородский

— В 90-е годы вдруг пошла волна, когда хотели — вот есть у нас в Белгороде Прохоровское поле — это памятник федерального значения, музей-заповедник — хотели снять статус федерального значения, ссылаясь на экономические трудности. И по этому поводу вместе с Министерством культуры был организован «Круглый стол». И я вспоминаю, как Валентин Григорьевич, выслушав все мнения, встал и сказал: «У нас есть три ратных поля: Куликово, Бородино и Прохоровка. А для вас, — показывая на чиновников, и даже там замминистра были из Министерства культуры, — для вас есть только одно поле —  «Поле чудес». И вот буквально несколько фраз сказал, и сразу же изменилась тональность встречи, сразу же люди начали по-другому думать —  ни какими-то сиюминутными для них выгодами измерять свои действия, а такими эпохальными…

Константин Мацан

— Писатель смог одной метафорой перевернуть сердце человека сразу, да?

Митр. Иоанн Белгородский

— Совершенно верно! И в этом он был весь. Вот очень точные, выверенные слова…

Константин Мацан

— Чеканные формулировки такие писательские?

Митр. Иоанн Белгородский

— Главное, они были и мудрыми, и в то же время достаточно ироничными. У него был очень тонкий юмор, на самом деле, сдержанный, спокойный. И когда он рассказывал о том, как они вместе с Александром Вампиловым дружили — они были очень дружны, — вместе с другими писателями как-то объединялись, какие-то споры вели. Ведь это же тоже среда, вот как литературная гостиная, но у них по-другому она формировалась, более неформально.

Константин Мацан

— Сегодня Распутина, к сожалению, немногие знают. Вернее, скажем так: наверное, многие знают, но меньше, чем раньше. И человеку, который, может быть, не слышал раньше имя этого писателя или слышал, но ничего не читал, чтобы вы, как пастырь, посоветовали прочесть в первую очередь?

Митр. Иоанн Белгородский

— Мне сразу приходит на ум «Прощание с Матёрой» и «Деньги для Марии».

Константин Мацан

— Почему?

Митр. Иоанн Белгородский

— А потому, что есть такое понятие, как Николай Бердяев писал: «География пространства связана с географией души», — и вот для того, чтобы понять то пространство, в котором мы живём, и относиться достойным образом, как к творению Божию, нужно прочитать «Прощание с Матёрой». Как сжигается жизнь людей, понимаете, в кострах горят не только дома, но это образ жизни. И для чего? Для того, чтобы всё это затопить, чтобы потом выработать электроэнергию. И как это всё страшно! Оказывается потом — вот сейчас — работают несколько агрегатов электростанции, полностью она не нужна, потому что падает, скажем, производство и так далее. Но тогда это была трагедия. «Деньги для Марии» — это тоже замечательный совершенно образ, как нужно милосердно и с любовью относиться к ближним. Или же его такие рассказы, как, например, «Что передать вороне» — это когда он описывает о своей дочке, погибшей трагически. И вот тоже это такие проникновенные, добрые чувства, которых сейчас не хватает!

Константин Мацан

— Спасибо! Я напоминаю: вы слушаете «Светлый вечер» на радио «Вера». У нас сегодня в гостях митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Мы прервёмся буквально на минуту.

 

Константин Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Здесь Константин Мацан. У нас в гостях митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Владыка, вы — ректор Белгородской миссионерской семинарии. Вот что такое миссионерская семинария? Я почему спрашиваю, потому что… что это за слово — «миссионер»? И кажется, что любой христианин в принципе может быть в своей жизни миссионером. Что это за группа людей — «миссионеры», которых вы обучаете в семинарии?

Митр. Иоанн Белгородский

— Отвечу сразу, что программа семинарии составлена так, что там предусмотрены поездки миссионерские студентов, начиная с третьего курса, когда они по полгода бывают в миссионерских станах, когда они становятся, если можно так выразиться, практикующими миссионерами под руководством более опытных священнослужителей-миссионеров. В программе нашей семинарии с миссионерской направленностью есть дисциплины, которые помогают лучше осуществлять миссию. «Миссия» – это значит посланничество.

Константин Мацан

— А например, что это за дисциплины?

Митр. Иоанн Белгородский

— Это дисциплины этнографические, это дисциплины, связанные с социальной психологией, например, конфликтология, это дисциплины, связанные с культурологическим аспектом. Потому что миссионеру нужно совершить некую инкультурацию — погрузиться в культуру.

Константин Мацан

— Внедриться фактически.

Митр. Иоанн Белгородский

— Нет, погрузиться. То есть ты должен проповедовать не какой-то образ жизни или свою культуру, ты должен проповедовать Христа, но не унижая культуру тех, к кому ты обращаешься. Это очень сложный процесс.

Константин Мацан

— Как это на практике может происходить?

Митр. Иоанн Белгородский

— Я приведу такой очень яркий пример. Святитель Инокентий (Вениаминов), когда начал свою проповедь среди алеутов…

Константин Мацан

— А какие это года?

Митр. Иоанн Белгородский

— Это девятнадцатый век. Когда он начал свою проповедь среди алеутов, то понял, что перевести на алеутский язык молитву «Отче наш» невозможно, так как алеуты не знают слова «хлеб». Они не занимались земледелием, и у них там просто пшеница не росла, и невозможно было сделать хлеб. Но для них хлебом насущным была рыба. И тогда он в молитву «Отче наш» вставляет «рыбу» — «рыбу дай нам на каждый день!»

Константин Мацан

— Во фразу «хлеб наш насущный даждь нам днесь»?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да. Казалось бы, это некое искажение, но он не стал формировать какое-то новое понятие. Он в начале попытался донести духовный смысл молитвы самого Христа! И затем, постепенно, когда алеуты входили в культурное пространство России, то они узнали, что такое хлеб, и у них это понятие сформировалось. Тоже самое было при переводе Библии на якутский язык. Что произошло? Там нет такого понятия «плод». А как перевести третью главу «Бытия»? Там как раз говорится о плоде с дерева познания добра и зла, пришлось заменить на ягоду!

Константин Мацан

— Потрясающе! А это допустимо канонически? Я, может быть, как-то не так выражаюсь, но…

Митр. Иоанн Белгородский

— Вы понимаете, в чём тут дело? Тут всегда сталкивается проблема: или мы хотим всё это сделать верно до йоты в таком вербальном процессе, когда соблюдём все точки, запятые, но духовный смысл потеряем; или же мы передаём опыт нашего Богообщения. А задача миссионера — передать опыт Богообщения! Не просто информационно человека вооружить. И вот тогда возникает этот самый главный вопрос: что для нас важнее — духовный смысл молитвы передать и научить молиться, научить общаться с Богом или просто точно передать слова этой молитвы?

Константин Мацан

— Но всё-таки, у вас миссионерская семинария. Складывается ощущение, что миссионер — это такая профессия. Вот ты закончил миссионерскую семинарию — ты можешь быть миссионером.

Митр. Иоанн Белгородский

— Миссионер — это призвание. Не каждый, кто оканчивает нашу Белгородскую семинарию, становится миссионером. Потому что тут есть некий момент такой вот личной призванности и, если хотите, харизмы. У кого-то это получается, у кого-то нет. У кого-то это просто из души как бы льётся. И может быть, он даже и учится-то средне, но у ненго есть громадная любовь к тем, кому он проповедует. А другой — круглый отличник, и начнёт вроде правильно говорить, но это без души и это всё остаётся, как медь звенящая.

Константин Мацан

— Понятно. Вот знаете, что меня удивляет? Вы упомянули уже дважды Якутию. Там ваши выпускники-миссионеры. Я знаю, что один из выпускников Белгородской семинарии служит в Тикси — это маленький посёлок на севере Якутии, там, по-моему, вообще один храм и несколько якутов. Я знаю, что некоторые ваши выпускники едут миссионерами в далёкие азиатские страны, где в общем-то не так-то просто в принципе христианству закрепиться, даже сегодня. И почему все они из Белгорода? Что за рассадник такой миссионеров?

Митр. Иоанн Белгородский

— Священноначалие определило Белгородскую семинарию, как семинарию с миссионерской направленностью. И мы конечно же должны выполнять благословение священноначалия. Было определение Синода. И поэтому Белгород стал таким местом, где мы готовим наших будущих миссионеров.

Константин Мацан

— То есть епархия — весь мир как бы получается? В каком-то смысле.

Митр. Иоанн Белгородский

— Понимаете, каждые полгода мы должны найти тридцать священнослужителей для того, чтобы они поехали в миссионерские станы.

Константин Мацан

— Ничего себе!

Митр. Иоанн Белгородский

— И вместе с ними едут помощники — как раз наши студенты, выпускники. И некоторые в процессе обучения по два-три раза бывают в таких миссионерских экспедициях. Но должен вам сказать, что для многих священнослужителей это тоже очень важно. Происходит преображение их самих, когда они побывают в миссионерских экспедициях. Вот у архимандрита Киприана (Керна) в его пастырском богословии есть замечательный раздел, посвящённый искушениям священников. И там есть такое понятие, как «пастырская скука». Когда на приходе человек находится, он обрастает какими-то привычными своими делами, и тишь да гладь. И тогда подкрадываются различные искушения. И взгляд не так горит, и исполнительство только, а вот нет какого-то внутреннего горения. И когда таких вот священнослужителей — а они талантливы по своей сути, но засиделись… И когда они бывают в миссионерских экспедициях, они приезжают совершенно другими. С ними тоже происходит преображение!

Константин Мацан

— Вы наверняка следите за своими учениками, выпускниками. Какие их истории, какие их отзывы, которые вам наиболее запомнились, которые говорят об успешности миссии или об её трудности, например?

Митр. Иоанн Белгородский

— В прошлом году, в октябре месяце мы прилетели в Тикси — вот вы упоминали Тикси — для того, чтобы освятить миссионерский стан. Тикси, надо сказать, что для Якутии это крупный посёлок.

Константин Мацан

— То есть я ошибся — он большой.

Митр. Иоанн Белгородский

— Там есть и военная часть. Раньше там жило около 17 тысяч человек.

Константин Мацан

— Да, это крупный посёлок.

Митр. Иоанн Белгородский

— И сейчас такое второе дыхание переживает Тикси после того, как отменили указ прежнего министра обороны, который попытался закрыть аэродром стратегический. И сейчас Сергей Кужугетович Шойгу восстановил статус Тикси. Это очень важно для России. И мы освящали вместе с владыкой Романом Иркутским миссионерский стан. И там из-за непогоды мы ещё неделю провели в Тикси. И для того, чтобы как-то миссионерствовать мы пошли во все социальные учреждения, мы освятили все котельные, все школы.

Константин Мацан

— В общем, весь город!

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, практически! Когда мы улетали, то командир части сказал: «Ну, теперь у нас тут святая земля! Потому что всё буквально, в том числе и аэропорт, освящено святой водой». И вот мы вместе с владыкой Романом совершали такие миссионерские усилия, находясь в Тикси. Но удивительное дело было, когда… Только на военном самолёте можно было оттуда улететь, гражданские просто не принимал аэропорт. И мы полетели через Иркутск, а за штурвалом был семинарист нашей семинарии — майор, который заочно учится в нашей Белгородской духовной семинарии.

Константин Мацан

— Ничего себе!

Митр. Иоанн Белгородский

— И это было очень символично. Вот когда мы в этой капсуле, в громадном самолёте летели, потому что, если открыть, то увидишь — там везли ещё , по-моему, два «Камаза». И мы в такой специальной капсуле, потому что минус 50 в кабине.

Константин Мацан

— Владыка Иоанн, вы сами из Иркутска. У нас уже в нашем разговоре большая география сложилась: Якутск, Иркутск, Белгородчина. А вы по родине скучаете?

Митр. Иоанн Белгородский

— Есть у меня внутреннее такое ощущение, прежде всего, когда я вспоминаю Байкал и чувствую, что мне не хватает Байкала с его могучей такой силой, чистотой. И у меня всё время есть такое чувство, что я ответственен перед тем местом, где я родился.

Константин Мацан

— Очень интересное чувство! А в чём эта ответственность?

Митр. Иоанн Белгородский

— Ну, а что такое ответственность? Это ответ на благодеяние Божие. Господь меня призвал на иркутской земле, значит, ответственность я какую-то должен нести. Тем более что, когда я учился в университете — я окончил Иркутский университет, — то мне пришлось очень много в этнографических экспедициях быть.

Константин Мацан

— А вы историк по образованию?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да. И я помню этих замечательных людей, на далёких расстояниях друг от друга находящихся, но имеющих необыкновенную широту души и доброе отношение друг к другу. И по этому, конечно, всегда скучаешь!

Константин Мацан

— А вы только там это встречали? В других местах в России этого нет?

Митр. Иоанн Белгородский

— В других местах это есть, но опять-таки, вспомним Бердяева и географию пространства, связанную с биографией души!

Константин Мацан

— Вы историк по образованию, только что мы об этом упомянули. Сегодня в принципе идёт большая дискуссия о гуманитарном образовании, о его целях и задачах. Как вам кажется, что приобретает, что о жизни понимает человек, который изучает и интересуется историей? Зачем это?

Митр. Иоанн Белгородский

— Как Геродот говорил: «История — учитель жизни». И вот настоящая история, если вспомнить Василия Васильевича Болотова, который говорил, что задача историка — отыскать истинного «истора», то есть беспристрастного свидетеля тех или иных событий. И вот настоящая история, беспристрастная, не переписанная, не переделанная, она прежде всего показывает, как Промысл Божий действует в нашем мире.

Константин Мацан

— Очень интересно!

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, это действительно так! И если мы подойдём к истории с этой точки зрения, с точки зрения домостроительства нашего спасения, и будем нанизывать эти факты на эту главную идею, то мы получим фактически учебник по сотериологии — руководство к нашему спасению.

Константин Мацан

— История — это история Божьего Промысла фактически.

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, совершенно верно! Потому что человек, он в лучшую сторону не меняется, он наоборот всё меньше становится. Технически он вооружён больше, но если вспомнить, что в четвёртом веке, по свидетельству многих историков, о Святой Троице спорили на базарах. А сейчас о чём спорят на базарах?

 

Константин Мацан

— Я напоминаю, что на радио «Вера» программа «Светлый вечер». У нас в гостях митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Владыка Иоанн, у вас, в вашей епархии, проходят встречи с интеллигенцией. Обращает на себя внимание тот факт, что это люди, которые не уехали из региона, из Белгородчины в Москву. И есть студенты, наверное, которые не уехали из региона в Москву, хотя тенденция абсолютно такая сейчас. Что это за люди, что их заставляет оставаться?

Митр. Иоанн Белгородский

— Я всё больше и больше встречаю людей, которые очень ценят свою землю и пытаются что-то сделать для этой земли. И пытаются это сделать там, где они живут. Сегодня средства массовой коммуникации таковы, что и в Москве-то находиться не надо — ты можешь по интернету быть в курсе всех событий. Поэтому вот эти центры, которые искусственно создаются, — такие мегаполисы громадные —  в них человек теряется и ему приходится тратить очень много усилий для того, чтобы его просто не стёрли. А вот, например, на земле Святого Белогорья человек может показать и творчески раскрыться, благодаря тому пространству, которое мы сами создадим. Ведь всё зависит от того, как вот этот тонкий слой интеллигенции, как он сам возделывается. Вот что такое литературная гостиная? Это ещё возделывание этого тонкого слоя. К сожалению, он уменьшается…

Константин Мацан

— Но не исчезает.

Митр. Иоанн Белгородский

— Но не исчезает! И нужно, чтобы его больше было, чтобы вовлечённость была. И поэтому мы приглашаем студентов вузов на наши литературные гостиные, чтобы они почувствовали свою востребованность. Самое страшное — это когда человек невостребован и он впадает в уныние. И уныние приводит, вообще, к такой деградации творческой личности.

Константин Мацан

— Вы наблюдаете уже не первое поколение студентов и молодых людей и в семинарии, наверное, и в светских вузах. Как вам кажется, меняются ли какие-то поколенческие приоритеты в людях, вот за последние, допустим, двадцать лет?

Митр. Иоанн Белгородский

— Мне кажется, что меняется — мужественности становится меньше. Потому что на вызовы отвечать надо более уверенно. Но эта уверенность не должна быть какой-то хамской или кого-то унижать. И ещё. Вот сейчас перегрузки, которые испытывают наши дети, они колоссальные.

Константин Мацан

— Перегрузки вы имеете в виду учебные, в школе?

Митр. Иоанн Белгородский

— Нет, просто среда, где они формируются, она очень сильно изменилась.
Константин Мацан

— Объём информации?

Митр. Иоанн Белгородский

— Начиная с питания, когда, например, они быстро растут, становятся высокими, а внутренние органы не поспевают, возникает масса проблем в связи с этим.

Константин Мацан

— Болезни просто?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, совершенно верно! Эти перегрузки сказываются. Вот я недавно был в воинской части на присяге. И с командиром беседую, он говорит: «Самая большая проблема, что они не могут подтянуться на турнике, потому что всё время сидели за компьютерами!» Он говорит: «Ну, ничего! Через месяц, через два мы научим и этому!» У нас изменились, вот в связи с тем, что социальные сети вошли в нашу жизнь, способы общения. И очень часто люди виртуальную реальность, которая складывается в этих социальных сетях, они её путают с настоящим общением. И они думают, что они по-настоящему общаются, когда просто стучат, набирают какой-то текст. Вот в связи с этим, меня поразила — вот недавно в Риме проходила научная конференция, она была связана с проблемами, в том числе, образования. И один доклад, который был прочитан очень крупным учёным, он был посвящён тому, что если человек читает книгу, то у него начинает работать правое полушарие. Если он тот же самый текст с гаджета считывает, то у него работает левое полушарие, потому что воздействие идёт другое — световое — и так устроен наш мозг.

Константин Мацан

— Неожиданная информация!

Митр. Иоанн Белгородский

— И представьте себе, что вот эта информация, так как она оперативная больше, да, — левое полушарие, — то она быстро и уходит. Вот ответ на ваш вопрос!

Константин Мацан

— Да, меньше в голове остаётся.

Митр. Иоанн Белгородский

— Я сразу вспомнил фантастов, которые описывали ситуацию будущих обществ, когда преследовали за то, что находили книги у людей.

Константин Мацан

— Владыка, это всё очень тревожно звучит, на самом деле. А что делать? Вот есть ли возможность этот процесс остановить, повернуть вспять?

Митр. Иоанн Белгородский

— Вот я и начал с литературной гостиной!

Константин Мацан

— То есть это и есть первый шаг?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, это первый шаг! То есть вовлечённость людей в сам разговор. Потому что тут нельзя действовать, знаете, кавалерийской атакой какой-то с шашкой наголо. Нужно подготовить людей, нужно подготовить определённую почву для того, чтобы люди почувствовали необходимость такого правильного способа общения, сформировать мотивацию. А иначе опять будет какой-то насильственный способ, что очень быстро просто-напросто тает, как туман.

Константин Мацан

— Вот к вопросу об общении и об обогащении: для вас уже Белгородчина стала родной…

Митр. Иоанн Белгородский

— 18 июля исполнилось 20 лет со дня возрождения Белгородской и Старооскольской епархии. Это произошло в 1995 году.

Константин Мацан

— Человеку, который никогда, допустим, не был на Белгородчине, куда бы вы посоветовали съездить, чтобы проникнуться этим краем, этой землёй?

Митр. Иоанн Белгородский

— У нас есть Прохоровское поле, где храм святых апостолов Петра и Павла. И это наше достояние, это святая земля. Есть Свято-Троицкий Холковский монастырь.

Константин Мацан

— Давайте расскажем слушателям — Прохоровское поле, оно чем знаменито?

Митр. Иоанн Белгородский

— Во-первых, в 1943 году там произошло самое крупное во всей мировой истории танковое сражение, это война моторов. И завершилось это танковое сражение остановкой наступления гитлеровских войск и началом уже нашего наступления.

Константин Мацан

— И это был перелом в войне?

Митр. Иоанн Белгородский

— Совершенно верно! Потому что раньше были просто как бы контр-наступления, а после Прохоровки уже было просто наступление нашей армии по всем фронтам. Но импульс был дан на Прохоровке. И удивительно, что во время этого танкового сражения — а это было в июле, жара стояла невероятная — пыль от танков поднималась так высоко, что авиации невозможно было работать — штурмовикам и так далее. И в это время икона Божией Матери Курская-Коренная является, раздвигая как бы эту пыль.

Константин Мацан

— То есть чудо произошло?

Митр. Иоанн Белгородский

— Да, чудо произошло! И останавливаются на какое-то время танки немецкие: «Тигры», «Фердинанды». Это всё — новейшая техника! В то время у немцев на танках уже стояли автоматические коробки передач! Это событие произошло 12 июля 1943 года, в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла, и был воздвигнут храм в честь первоверховных апостолов на Прохоровском поле.

Константин Мацан

— Вы ещё что-то упомянули из Белгородчины.

Митр. Иоанн Белгородский

— И Свято-Троицкий Холковский монастырь — пещерный монастырь, который был основан иноками, пришедшими из Киево-Печерской лавры и также устроившими в беловых пещерах кельи. Мы сейчас там совершаем богослужения. Но это тоже великолепный монастырь, который духовно привлекает очень многих людей, где они находят своё духовное обогащение. И отзывы об этом монастыре, они конечно же в такой превосходной всегда степени!

Константин Мацан

— Спасибо огромное за сегодняшнюю беседу, владыка Иоанн! Напомню, что у нас в гостях в «Светлом вечере» на радио «Вера» был митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн. Ещё раз спасибо, владыка! Это был Константин Мацан в студии. До свидания, до встречи!

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 4,33 из 5)
Загрузка...