"Иоанн Креститель - пророк и Предтеча". Светлый вечер с прот. Александром Тимофеевым (19.01.2016)

Светлый вечер - Александр Тимофеев (эф. 19.01.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Александр Тимофеев (эф. 19.01.2016) - Часть 2
Поделиться

прот. Александр Тимофеев2У нас в гостях был настоятель храма Новомучеников и Исповедников Российских в Медведкове, заведующий Библейским кабинетом Московской Духовной Академии протоиерей Александр Тимофеев.

В день Крещения Господня, накануне дня памяти Иоанна Крестителя мы говорили о роли Иоанна Предтечи, о его жизненном пути и почему именно он стал Крестителем Иисуса Христа.

А.Пичугин

— «Светлый вечер» на радио «Вера». Друзья, здравствуйте. Меня зовут Алексей Пичугин. 20 января Собор Предтече Крестителя Господня Иоанна. И сегодня про Иоанна Крестителя мы и поговорим. Поговорим с отцом Александром Тимофеевым – протоиреем, настоятелем храма Новомучеников исповедников в Медведково, заведующим Библейским кабинетом Московской духовной академии. Здравствуйте.

А.Тимофеев

— Добрый вечер, Алексей. Добрый вечер, дорогие слушатели.

А.Пичугин

— Иоанн Креститель, еще его называют предшественником Спасителя, предшественником Христа, тут довольно много вопросов сразу возникает – неужели сыну Божьему нужен был какой-то предвестник, предшественник? Для чего Христос пришел креститься на Иордан? Кем был Иоанн Креститель в системе, в иудейской системе ценностей, потому что иногда говорят, что он был… стоял во главе определенной религиозной группы, каких довольно много было в то время в Палестине. Вот давайте попробуем по порядку со всем разобраться.

А.Тимофеев

— Хорошо, давайте попробуем. Действительно, просто исключительная фигура Иоанна Предтече вызывает очень много вопросов. Ну, давайте попытаемся на первый ответить. А почему вообще нужен был Предтече перед явлением Господа Иисуса Христа? Посмотрим если внимательно на Ветхий Завет, весь смысл Ветхого Завета – это приготовление к пришествию Господа Иисуса Христа, то есть пророки на протяжении столетий возвещали о грядущем Мессии, о Царе, происходящем, который должен произойти из рода Давида, о том, кто придет спасти Израиль. И вот для того, чтобы указать, на то, что вот тот чаемый Израилем Мессия и есть этот Иисус от Галилея, от Назарета пришедший, и, конечно, нужен был новый пророк, который бы со властью и силой указал, да, вот сейчас это обетование исполняется, ну, это, во-первых. То есть важнейшая связь, почему мы называем Иоанна Предтече, не только Предтече, но и пророком, то есть он последний пророк Ветхого Завета, непосредственно указывающий на Господа Иисуса Христа. Это, во-первых, конечно. Во-вторых, нужен был какой-то период приготовления непосредственно к проповеди Господа Иисуса Христа, надо сказать, что период непосредственно перед проповедью Господа Иисуса Христа он был вообще-то исполнен в многочисленных мессианских ожиданий. Люди ожидали, что придет Мессия, собирали группы какие-то, секты там, движения различные, но среди этих ожиданий, ну, скажем так, очень по-разному люди себя чувствовали, с одной стороны, все были как бы возбуждены, вот тем, что вот-вот он придет, почему – потому что уже и время-то было предсказано пророком Даниилом, примерно представляли, что вот оно должно свершиться сейчас, а с другой стороны была какая-то большая такая разноголосица, и нужен был духовный какой-то вот авторитет, который мог как бы громким голосом сказать, чтобы это было ясно для всех. И, если мессия должен был расти в тайне, а мы знаем причины, в общем-то, он же не зря был претендентом на престол. И царь Ирод, и, так сказать, его последователи, и его дети там, да – они же рассматривали его действительно как человека, который может у них власть забрать. Власть над Израилем. Поэтому должен был, конечно, скрываться в тайне. То Иоанн Предтече должен был немножко другим путем пойти. По преданию, он ушел в пустыню с детства, почему – потому что то же самое, он же в том же возрасте был, как и Господь Иисус Христос, ну на полгода старше всего лишь, и от Ирода мог быть избит вот вместе с этими младенцами. Но он, именно как аскет-подвижник должен был пройти особым духовным путем и духовным путем приобрести вот этот авторитет именно аскета. Не человека, живущего в городе, а человека, посвятившего всю жизнь общению с Богом.

А.Пичугин

— А, простите, раз мы уж затронули тему избиения младенцев, тут тоже интересный вопрос: а почему мы об избиении младенцев узнаем только из одного Евангелия и больше… из одного, из в смысле из синоптических только из одного об этом знаем, и никаких других исторических свидетельств о большом количестве убитых детей мы ни из каких других исторических источников не имеем. Хотя вроде бы даже есть мощи… в Вифлееме.

А.Тимофеев

— Ну, во-первых, в каком Евангелии, это в Евангелие от Матфея, которое писалось как раз для христианской общины, находящейся в Иерусалиме, в Палестине, то есть для них это было в общем-то довольно близкое событие, многие слышали о нем, вот, и горькая, наверное, память об этом событии, она отдавалась еще вот спустя почти поколение – это раз. Во-вторых, нельзя сказать, что совсем нет никаких свидетельств, во-первых, довольно много свидетельств в целом об Ироде осталось, о его характере отношений, ведь эта казнь младенцев – это один, как говорится из штрихов к портрету Ирода и, вообще, Флавий и другие исторические источники описывают многочисленнейшие казни, которые там он над старым, над малым… То есть, можно сказать, волна террора прокатилась в правление Ирода.

А.Пичугин

— Ну вот Флавий как раз о младенцах-то и не пишет.

А.Тимофеев

— О младенцах не пишет, конкретно о младенцах не пишет. Ну, вот, смотрите, из общих таких вот представлений об Ироде, на основании исторических источников, можно сказать, что практически ну, к примеру, вся аристократия, кроме там небольшого кружка, из которого первосвященники избирались, была просто уничтожена, обезглавлена вместе с семьями. Представляете, то есть, количество казней было просто… и с проскрипциями их имущества в казну огромная. Эта волна террора самого настоящего, то есть на фоне там избиение какой-то группы младенцев в маленьком городе, оно просто могло затеряться на фоне этой волны кровавой, знаете, такой. Поэтому противоречий как раз не видно. Вопрос насчет мощей в Вифлееме Вы подняли. Ну, надо сказать, там многие, кто видел, кто был там были более поздние захоронения на этом месте. Там массу вот сейчас черепов и костей показывают, уже более поздние христианские захоронения, монашеские видимо. То есть там видно, если заглянуть, что черепа то взрослые там, многих людей, поэтому мы сейчас не можем сказать на протяжении, знаете, более двух тысяч лет прошедших, сколько там было младенцев. Ну, вот, предположительно, по поздним преданиям, да, говорят там о четырнадцати тысяч. На самом деле могли уже так сказать, спустя несколько веков считая, так сказать, посчитать больше.

А.Пичугин

— Ну это уж всегда так было в истории, с войнами то же самое.

А.Тимофеев

— То, что эта казнь, такая могла быть – это совершенно в характере Ирода. Если он собственных детей не пощадил, это же известное есть высказывание, о том, что римский император сказал: «Лучше быть свиньей у Ирода, поскольку свинья – это животное нечистое, его не убивают, чем сыном Ирода». Он своих детей убил собственных.

А.Пичугин

— Да, но я, да, Вас перебил, когда мы говорили о рождении Иоанна Крестителя и о том, что со Спасителем у них была совершенно небольшая разница в возрасте, но Иоанн Креститель был чуть старше и здесь очень важна, как мне кажется вот эта фраза, сказанная им позднее уже во взрослом состоянии о том, что вот человек который идет за мной, был прежде меня.

А.Тимофеев

— Да, но давайте вернемся.

А.Пичугин

— Да, давайте по порядку.

А.Тимофеев

— Почему еще нужно было выйти Иоанну Предтече на проповедь прежде? Очень разумное мнение в своем толковании Иоанн Златоуст, например, приводит. Он говорит, что, если бы Господь вышел на проповедь в города понимаете, ведь города со своей суетой, своей жизнью, они представляли собой проблему. То есть, если мы посмотрим на Евангелие, мы не увидим нигде, кроме Иерусалима, да, чтобы Господь приходил в какие-то большие города Палестины. Он их обходит. В основном проповедует где-то вот за городом, в пустынных местах. Почему? Потому что нужно было как бы вызвать людей, наиболее склонных услышать слово проповеди Господа Иисуса Христа как бы из городов. Вот, Иоанн Предтече, когда начинает проповедовать, обращаясь к людям с проповедью о покаянии, он вот тех, кто хотел бы покаяться, кто, кого не удовлетворяет нынешняя жизнь, кто хочет изменить свое сердце, того он их как бы вызывает к Иордану. И вот среди вот этих вот людей как раз и в дальнейшем находятся последователи Господа Иисуса Христа – апостолы. Апостолы: Петр, Андрей, Яков, Иоанн – вот они. Мы их видим, как раз, где впервые – в толпе учеников Иоанна Предтече. Поэтому, конечно, у Иоанна Предтече проповедь носит именно такой приготовительный характер. Обратим внимание, вот интересно, даже с точки зрения вот чисто филологической, когда читаешь привычный текст, может быть сразу незаметно, Предтече совершал крещение-покаяние, да? Почему выдвинуто крещение-покаяние? Дело в том, что, ну в целом, омовения, они были довольно широко распространены именно вот в этот период – до и после Рождества Христова, то есть они как предписывают, в Ветхом Завете, конечно омовения, но вот в такой совершенно обязательный, ежедневный, тщательно наблюдаемый ритуал, они формируются все-таки в это время, перед наступлением Нового Завета. Ну, очень характерные археологические свидетельства есть, например, в самом Иерусалиме, где мне приходилось участвовать в раскопках, как раз на уровне слоев раннеримского периода, огромное количество микв, так называемых. Миква – это бассейн, который… небольшой такой бассейн, как правило, напоминает наше баптистерии, со ступеньками, разделен на две части. Были домашние баптистерии в богатых домах такие. Это не ванна ни в коем случае.

А.Пичугин

— А цель какая их сооружения?

А.Тимофеев

— Для именно очищения, для ритуального погружения, омовения.

А.Пичугин

— Иудейского, ну то есть иудеи совершали ритуальное омовение, для этого их сооружали.

А.Тимофеев

— Иудейского, совершенно верно. В Евангелии, кстати говоря, мы видим об этом говорят, что вот Господь, помните там, когда его критиковали, Он говорит: «Есть неумытыми руками не грех». Это же не значит, что Господь антисанитарию там проповедует и надо как-то вот так – был в грязи и кушать.

А.Пичугин

— Ну, он просто отделяет антисанитарию от ритуальных вещей.

А.Тимофеев

— Да. Существовал обряд такой, «нетилат ядаим», когда специально, уже вымыв руки, скажем так вот начисто, специально их омывали ритуально. Тоже самое даже вот в этих, около микв находят небольшие такие вот углубления, в которые ставили сосуды, то есть вымыв сосуды дома от пищи, приносили в эту микву и совершали ритуальное омовение этой посуды. Вот помните там диалог Господа с фарисеями, когда Господь говорит, что вот ты за сосудами наблюдаешь Фарисей, да, а мой прежде внутренний свой сосуд, то есть свое сердце. Тогда уже там и все остальное будет чисто, там, и тело там, и о посуде речь идет. Так вот, свершая обязательное ритуальное омовение перед принесением в жертву, перед молитвой, перед тем, как идти в храм, допустим, иудеи всегда думали, что они действительно очищаются. Но омовение было простое – просто заходишь в воду, в чистую, проточную. Были условия четко рассчитаны, какая должна быть скорость потока воды вот, протекает, допустим. И ты, в общем-то чист, и можешь дальше идти приносить жертву. Существовали огромные водоемы для омовения паломников. То есть, например, предполагается, что купальни Силоам, да или Шилоах и Вифезда – «дом милосердия» по-еврейски.

А.Пичугин

— Это вот как раз…

А.Тимофеев

— Это огромные водоемы для паломников, которые на Пасху, например, на Пятидесятницу приводили в Иерусалим, и в силу стечения конечно частные маленькие миквы не могли вместить такое количество желающих. Во всяком случае, это тщательно наблюдалось. Ну вот, Иоанн Предтече ведь крестит по-другому. Он начинает крещение-покаяние. Специалисты считают так, что люди входили в воду, но не тотчас выходили, а Иоанн Предтече клал на голову руку и человек исповедовал свои грехи.

А.Пичугин

— Крещение-покаяние.

А.Тимофеев

— Да, мы находим подтверждение в Евангелии, помните, там Иоанн Предтече как бы не дерзает руку на голову Спасителя положить, то есть другим значит он дерзал. И человек исповедовал свои грехи, то есть он каялся, и в знак того, что его сердце в покаянии очистилось, только после этого он его погружал, то есть внешний символ, естественный в общем-то абсолютно для человека, да, омовение водой, погружение в воду для очищения, да, он был только действительно символом, он как бы показывал человеку наглядно, вот душа твоя через покаяние, через исповедь грехов перед Господом, да, в присутствии Предтече, освобождается от власти греха.

А.Пичугин

— Друзья, напомню, что в гостях у программы «Светлый вечер» протоирей Александр Тимофеев, настоятель храма Новомучеников исповедников Российских в Медведково, заведующий Библейским кабинетом Московской духовной академии. Говорим о Иоанне Крестителе. А вот тут такой вопрос сразу возникает: «Некоторые считают, что Иоанн Креститель был представителем такой религиозной группировки ессеев. Ну, во-первых, кто это? А во-вторых, так ли это?»

А.Тимофеев

— Ну, довольно популярное мнение, в общем-то, скажем так, высказывается в либеральных кругах, либеральных библиистов, и не только христианских, но и иудейских, в том числе. Вот, если вы приедете с паломничеством в Иерусалим, и, допустим, доедете до Кумрана.

А.Пичугин

— Ну, знаменитое место, где были найдены свитки.

А.Тимофеев

— Кумран – знаменитое место, там археологический парк, недалеко от берега Мертвого моря, хотя раньше это берег был, сейчас вода отступила значительно, там, даже такие видеоролики показывают в этом парке, в которых намек, что вот Иоанн Предтече тоже вышел из этой какой-то группы кумранитов. Ну, скажем так, что нам известно про ессеев? Довольно много источников текстуальных о ессеях говорит, подробно о них Иосиф Флавий в «Иудейских древностях» пишет, в латинизированной форме как ессенных там тоже источник упоминается, сейчас не буду все перечислять, но они выглядят именно, знаете как, довольно такая закрытая иудейская секта. Они жили вроде бы на берегу Мертвого моря. Жили ли они в Кумране – это вопрос. Есть несколько объяснений толкования, происхождения вот этого поселения – Кумран. Могла быть какая-то группа, отделившаяся от основной массы ессеев, явно не все ессеи там жили. Не такое большое поселение. А, может быть, это вообще было поместье укрепленное. То есть…

А.Пичугин

— Совсем компактное проживание?

А.Тимофеев

— Ну не совсем.., ну, для древности, может быть, оно и внушительное более-менее, но поскольку вообще на отшибе стоит около дороги, может быть.

А.Пичугин

— С вашей точки зрения, с высоты нашего времени…

А.Тимофеев

— Может быть просто укрепленным поселением. Ну, размером с Андреевский монастырь, где мы записываем там примерно…

А.Пичугин

— Ну, Андреевский монастырь, ну я не знаю, для современной Москвы, совсем крошечное…

А.Тимофеев

— Ну на Востоке вообще так вот, большие города – они крошечные с нашей точки зрения. Так вот, ессеи, их характер довольно хорошо описан, например, у Иосифа Флавия, он хорошо их знал. Понимаете, они придерживались очень специфической идеологии. Они были вообще очень закрыты от людей. Они считали себя праведниками, они не проповедовали. И только человек, который приходил к ним, они там в течение трех лет держали в новициате в таком, вроде как послушника, так сказать, после этого, после тщательного испытания принимали. Они гнушались вообще телом даже человека, понимаете. У них было специфическое, можно сказать дуалистическое представление о добре и зле. Они считали сами себя сынами света да, и, как правило, человек, который возглавлял их был учителем праведности, так сказать, или еще как-то, вот. А сынами тьмы всех тех, кто бредет, как говорится в неведении их истинного учения. И в общем-то они довольно, так сказать, агрессивно себя вели в отношени… Очень хорошо заметно из текста Евангелие, например. Смотрите, кто-то из фарисеев, например, каялся да, мы знаем, из высших представителей аристократии, мы знаем, вот Иосиф, Никодим присоединялись последним к Господу Иисусу Христу, а хоть один ессей упоминается – нет. Хотя их секта в это время существует и много последователей находится.

А.Пичугин

— Ну, вполне возможно, на этом акцент просто не делается?

А.Тимофеев

— Нет, я думаю, что если бы с ессеями были какие-то разговоры, диалоги, то об этом было бы в Евангелии, особенно в Евангелии от Матфея, которое здесь вот, так сказать, в этом контексте было бы сделано. Но ессеи даже не упоминаются в Евангелии. Почему? Они существовали в параллельной реальности.

А.Пичугин

— А на основании чего некоторые библиисты делают вывод о том, что Иоанн Креститель мог к ним принадлежать?

А.Тимофеев

— Ну, на основании двух вещей. Во-первых, иудейская пустыня, вот эта вот, около Иордана, она не такая большая.

А.Пичугин

— И не такая пустыня в общем на тот момент. Ну я имею в виду в плане населенности.

А.Тимофеев

— Ну да, там в общем-то, что там, город Иерихон, расположен вот в этой долине реки Иордан, там еще несколько поселений, вот Кумран нам известный, вдоль Иордана. Ну, вообще там жарко конечно, и там зимой даже, не зря дворец у хасмонеев, у Ирода зимний дворец был в Иерихоне, например. Там, в Иерусалиме, когда, например, когда будет там одиннадцать градусов, какой-нибудь даже снег с дождем пройти в январе, там будет плюс двадцать пять и никакого дождя.

А.Пичугин

— Ну, там, на Ближнем Востоке много таких лакун.

А.Тимофеев

— Да, там всегда большое давление, поскольку мы знаем, они же ниже уровня моря находятся. И, вообще, там летом очень жарко. Я был свидетелем в иудейской пустыне, знаете, вот, не то, что летом, а в феврале идет дождь, мощный ливень и вода, значит, конец февраля – начало марта где-то, испаряется, не достигая земли, представляете, там такая жара уже?

А.Пичугин

— Ну, я тоже такое видел в Сирии, в феврале месяце тоже, когда в Пальмире плюс тридцать пять, в Дамаске идет снег.

А.Тимофеев

— Ну вот, в общем, там условия довольно такие жесткие, я бы сказал для существования. Но ессеи вот где-то жили в этом же районе, да. Они вдоль… указывается их поселение где-то вот на северо-западе Мертвого моря, может быть, на западе Мертвого моря. Иоанн Предтече тоже вот при Иорданской пустыне, он немножко севернее жил, на самом деле, там, на север вдоль Иордана более пустынно, гораздо более пустынные места. Воду практически негде взять, кроме как из Иордана. То есть локализация, это первое. Второе, ессеи соблюдали омовения те же самые. Вот, если Кумран, например, представить, что это вот ессеевское поселение, там огромное количество бассейнов для хранения воды и микв и так далее всякого рода и, вот видимо, исходя из этого, плюс, ну некое представление о противостоянии света и тьмы, ну, а дальше сходство заканчивается, потому что ничего общего между учением ессеев и Иоанна Предтече мы не находим. Ну, ни на основании, ну никаких источников. Надо представить себе иудейское общество, масса раввинов, которые массу школ образовывали, да, больших или меньших, ну в общем эти школы могли конкурировать друг с другом в толковании Священного писания, в исполнении законов там и так далее. Но не значит, что они считали других, значит, ну полностью, как говорится, погибшими. А вот ессеи все-таки представляли собой закрытую секту, понимаете? И что они с проповедью как раз не обращались к людям, так сказать, и даже как бы, как я уже говорил, нежелательно, на самом деле, то есть, прошу прощения, неохотно общались с другими людьми, так, и после испытания принимали к себе. Кроме того, вот посмотрите, для ессеев было характерно вообще гнушение человека. Вот знаете, Флавий там такие анекдотические вещи описывает, насколько они, что там естественные отправления в субботу не совершали, например. Почему? В субботу день полного покоя. То есть, это ведь заповедь, исполнение заповеди, доведенное до маразма, понимаете, до полного абсурда. Или, например, опять же немножко иронизирует, Флавий, там, стыдясь, что нужно ходить в отхожие места, там, плащом покрывал голову себе ессей, почему – потому что вот он как говорится, позор свой хочет скрыть в каком-то смысле. Вот. То есть какое-то гнушение плотью, понимаете, было. Потом, они себя считали, как правило, внутренне праведными. С точки зрения религиозности, они ближе к фарисеям, то есть праведность внешняя убеждает человека, что у него все хорошо. Вот он исполнил все детали закона, да, так сказать, все вот эти вот заповеди, да, подал, как говорится, десятину с тмина, да, там с каждой веточки, ну и все, на этом вот все и закончилось. Вот, чтобы ессеи… от их учения проложить какой-то вот мостик, так сказать, к учению Иоанна Предтече, которое на покаянии основано. Ну знаете, нет у нас возможности, на основании каких источников. Хотя, есть такое представление, что вот он в молодости был последователем ессеев, потом поругался с учителем и создал свою школу. Ну, получается, создал, так сказать, вообще, прямо противоположное. В таком случае…

А.Пичугин

— Но это вполне возможно…

А.Тимофеев

— Нет никаких и оснований для того, чтобы именно от ессеев отталкиваться. Фарисеи в таком случае или какие-нибудь другие течения, там вот те самые хасидеи, которые довольно давно существовали, они уже давали вот, как говорится, повод для того, чтобы пересмотреть в определенном смысле исполнение заповедей и содержание иудейского учения. Правильно ли заповеди-то Моисея понимаются, исполняются? Внешнее главное или внутренне измерение? Что Богу нужно? Формальное исполнение заповедей, или сердце человека? Вот конечно самое главное здесь.

А.Пичугин

— Почему мы об этом так долго говорим, мне кажется, что, ну хотелось бы, по крайней мере, перекинуть некий мостик. Иоанн Креститель вышел на свое служение, мы же не знаем в каком возрасте конкретно, но, наверно, все-таки ближе к тридцати годам. Сколько там он по времени крестил людей, прежде чем к нему не пришел Спаситель?

А.Тимофеев

— Ну, скорее всего, после тридцати – это точно. Потому что…

А.Пичугин

— Ну, потому что тридцатилетие – это совершеннолетие.

А.Тимофеев

— Да, совершенно верно. Но я думаю, что в Евангелии не сказано точно, так сказать, но там несколько лет проповеди, конечно, я думаю.

А.Пичугин

— Просто хотелось бы перекинуть вот то, о чем я говорю – какой-то мостик к одной из традиций. То, что действительно было огромное количество этих течений, все-таки, он же в какой-то религиозной традиции воспитывался? Вот эти вот 30 лет свои возрастания.

А.Тимофеев

— Ну, конечно, иудейская традиция религиозная им соблюдалась. Более того, смотрите, во-первых, все-таки он использует обряд омовения, да, просто наполняет его смыслом другим, это раз. Во-вторых, Иоанн Предтече ведь не призывает нарушить заповеди, более того, когда он зовет Господа Иисуса Христа, Господь приходит креститься, да, Иоанн Предтече не дерзает возложить руку на голову, Господь говорит: «Оставь, нам надлежит исполнить всякую правду». То есть правду в каком смысле, все-таки – исполнить содержание закона, достигнуть праведности в исполнении, и вот Иоанн Предтече опять же мог полностью как говорится, содержание закона только исполнить. Это очень важно. То есть он как бы получает тем самым, ну можно сказать современным словом, как бы санкцию на подлинность своей деятельности от Господа Иисуса Христа. Поэтому Иоанн Предтече не сокрушитель закона ветхозаветного, а все-таки его исполнитель, содержательный исполнитель.

А.Пичугин

— Друзья, напомню, что это программа «Светлый вечер», говорим про Иоанна Предтече с протоиреем Александром Тимофеевым, настоятелем Патриаршего подворья храма собора Новомучеников исповедников в Медведково и заведующим Библейским кабинетом Московской Духовной Академии. Через минуту вернемся.

А.Пичугин

— Это программа «Светлый вечер», еще раз здравствуйте, дорогие слушатели. Я – Алексей Пичугин и рядом со мной протоиерей Александр Тимофеев – настоятель храма Новомучеников и исповедников российских в Медведково, заведующий Библейским кабинетом Московской духовной академии. Говорим, во-первых, поздравляем с праздником Крещения, которое сегодня отмечается и в преддверии празднования собора Предтече Крестителя Господня Иоанна говорим про Иоанна Предтече. Остановились мы на том, что… как раз подошли к тому моменту, что Господь Иисус Христос приходит к Иоанну Предтече на Иордан и… так мы и не оговорили, зачем Он туда приходит? То есть, понятно, что крещение-покаяние Ему, как человеку безгрешному, как человеку-Богу было не нужно.

А.Тимофеев

— Да, конечно, крещение-покаяние не нужно. Но нужно как раз другое. Во-первых, конечно, Господь должен был появиться среди учеников впервые и более того, как мы знаем, не только Сам Сын Божий явился, но и голос Отца и Дух святой в виде голубя.

А.Пичугин

— Это первое троичное явление

А.Тимофеев

— Да явление всей Святой Троицы, то есть не только явление Христа народу как на известной картине Иванова — это все-таки явление всей Троицы. Это первая почему здесь повод принять крещение был важным. Потом важно, что Господь сошел в воду «и абие» по-славянски, то есть тотчас сошел вышел из воды, то есть если остальные, можно себе приставить человек заходит. Ну сколько исповедь длится? Да, самая короткая если человек все припомнит все, он долго будет там стоять, исповедоваться. представляем очереди на современных исповедях. Тут Господь, тотчас выходит из воды. Для людей, которые наблюдали со стороны может быть, не слышали диалога – это тоже было важным свидетельством что приходит и окунается и человек, не имеет грехов, ему нечего исповедовать. У них уже особое отношение. Во-вторых, по святоотеческим толкованиям многочисленным и в текстах праздника мы видим, Господь приходит на Иордан освятить воды. Почему? Потому что ведь все-таки это разные вещи крещение Иоаннова, приуготовительные крещения которые в дальнейшем будут совершать апостолы Христу. Сам Иоанн Предтече как говорит, что идет больше меня да который будет крестить вас Духом святым и огнем. Да это уже совсем другое. Духом святым, то есть таинство крещения еще не совершается Иоанном Предтече – это не полное перерождение человека — это именно приуготовление это скорее, как исповедь которая делает человека способным к участию в таинстве. то же самое мы сейчас допустим с вами совершаем… на исповедь приходим перед тем как причаститься святых Христовых тайн. Перед принятием таинства мы готовимся, приготовляем сердце. А здесь Господь, сходя…

А.Пичугин

— Это же тоже уже дань традиции. Где-то приходят где-то не приходят, зависит от церкви.

А.Тимофеев

— Рано или поздно надо прийти. Не прямо накануне вы можете исповедоваться. Вы можете исповедоваться за несколько дней. Или допустим, есть традиция, как у греков раз в месяц человек приходит на исповедь, а потом хоть каждое воскресение молится и причащается. В любом случае приготовление сердца — это необходимейший компонент для участия в таинствах. Здесь безусловно ради этого приготовления Иоанн Предтече вышел крестить, а Господь Он же освящает воду. Вода… опять же, здесь образ некоторый возникает. Она носит на себе… в себе как бы эти грехи, отпечатки грехов человека. Люди исповедаются и как будто все грехи сюда приходят. А вот Господь в самые недра этой воды входит для того что бы просветить и уничтожить весь грех, который в этой воде содержался. Опять же не все это поняли в тот момент, только те, кто ожидал и кто был уже готов. Но я думаю что многие как раз… апостолы Христовы непосредственно, бывшие свидетелями крещения в этот момент они как-то уже по другому отнеслись. Они поняли что Предтече не всю истину им открыл, а только приготовил.

А.Пичугин

— А многие ли из апостолов прошли через Иоанново крещение и были учениками Иоанна Крестителя?

А.Тимофеев

— По именам не все названы. Я перечислял в начале передачи, кто был назван как ученики потому что кого-то Господь по-другому призвал. Тот же самый Левий Матфей, помните сидит на мытнице. Слышал он об Иоанне Предтече? Возможно слышал.

А.Пичугин

— Вряд ли он…

А.Тимофеев

— Был бы крещен. А мы не можем сказать, может и был, а может нет. Может быть крестившись от Иоанна Предтече, он вернулся к своим делам и сидел и мучился как ему быть, тут сижу налоги собираю, каяться нужно, и в этот момент его Господь застает: «Брось и следуй за Мной». То, что проповедь Иоанна Предтече слышали очень многие – это точно. Здесь именно покаяние является ключевым моментом, а не внешний его ритуал, то есть погружение в воду. Вот что было главное, то есть, так или иначе апостолы начинали с покаяния. это точно.

А.Пичугин

— Просто в таком церковном сознании, наверное, могу сказать, что поверхностном, Иоанн Предтече представляется таким человеком, который стоит все время на Иордане и к нему приходят люди и он их крестит. Потом приходит Господь и он его тоже крестит. А ведь это действительно очень поверхностное представление об этом человеке, чем он занимался все остальное время? Есть ли какие-то свидетельства о его учении кроме тех что мы можем встретить в Евангелии?

А.Тимофеев

— Свидетельств довольно много об Иоанне Предтече. Конечно евангельское главное. Вообще-то в Евангелии акцент сделан все-таки не на крещении, на проповеди. Проповедь – покайтесь. Он ведь назван голосом вопиющем в пустыне.

А.Пичугин

— Да, но там же практически об этом ничего не сказано. Небольшие фрагментарные кусочки, которые не говорят именно о личности этого человека более, или менее подробно.

А.Тимофеев

— Вообще в Евангелиях о личностях, кроме личности Господа Иисуса Христа подробно ни о ком не сказано.

А.Пичугин

— Вы говорите, что есть другие свидетельства.

А.Тимофеев

— Ну смотрите, давайте все-таки про Евангелие договорим. К нему люди приходят. Воины приходят, фарисеи приходят, грешники приходят, мытари и прочие. И он каждому кратко… от Матфея, например сказано, каждому кратко дает совет, что делать, как вообще жить дальше. Самый главный вопрос: кто виноват – покайтесь – сам виноват, а что делать – вот пожалуйста указания к тем же самым воинам и прочее. И проповедь его обличительная. Содержание по крайней мере у нее такое обличительное, но приводящее людей к покаянию, не пригвождающее к позорному столб, ты грешник и все тебе конец тебе. А именно приводящее к покаянию, необходимости изменения жизни причем в библиистике об этом говорят, что проповедь носит апокалиптический характер. В каком смысле – он говорит, что скоро пришествие Господа Иисуса Христа, как мы понимаем. То есть, скоро пришествие Мессии. Вот его характер проповеди. Другие источники… ну у нас есть конечно источники, упоминается… Иоанн Предтече ведь был широко известен. Похоже, что у него учеников в начале по крайней мере, при жизни Господа Иисуса Христа – было меньше учеников у Господа, чем у Иоанна Предтече. То есть к Иоанну Предтече приходили больше. отсюда он получил большую известность. Иосиф Флавий о нем довольно много пишет, именно о таком аскете, праведнике, который выделялся даже среди многочисленных учителей своего времени. Воспоминание об Иоанне Предтече было вообще-то очень сильным. Кстати говоря, креститель тоже его уникальное наименование. Ни один из учителей-раввинов этого периода перед наступление Нового Завета, крестителем не называется. В более поздних источниках в разных сектах было об этом. Ириней Лионский, например, пишет, упоминает, масса крещальных сект, так называемых елкесаитов, которые не присоединились к христианству, так и существовали в районе Иордана, ведя свое родословную от Иоанна Предтече.

А.Пичугин

— А это на основании этого зачастую говорят: Ну посмотрите вот у вас Христос, а на самом деле в то время подобных учителей Христу было очень много и у них было и крещение, у них были и какие-то элементы евхаристической жизни, пускай немного под другим углом.

А.Тимофеев

— Справедливо, что учителей было много и движений было много, совершенно справедливо. И то что омовение входило вообще в обязательный ритуал. И совместные трапезы учителя с учениками это вообще была норма, опять же. То есть, допустим, Пасхальная трапеза совместная учителя с учениками. Поэтому вопрос не в каком-то совершенно исключительном ритуале, или какой-то традиции, которую Господь вдруг привносит, а в ее содержании. То есть, надо форму и содержание, конечно отличать здесь.

А.Пичугин

— Нет, я здесь как раз говорю скорее о том, что, да и Вы сами об этом слышали эти возражения, как критику христианства, историчности всего того что происходило. Вы посмотрите в Палестине в то время было огромное количество учителей. Они находились в определенной оппозиции к Римской Империи, с одной стороны, с другой стороны у них было тоже очень много всяких ритуальных элементов, таких как крещение, плотью и кровью причащение тоже у кого-то присутствовало нечто похожее. Встречали, наверное, такие контраргументы?

А.Тимофеев

— Скажем так плотью и кровью причищение – это не у иудеев точно. То есть какого рода мистические секты языческие существовали с особыми трапезами. В общем-то, у кого только их не было. И у гностических сект в дальнейшем, которые существуют параллельно с христианством, мы видим, скажем так, эти элементы. Крещальные секты такие иудейские, или как их называли иудейско-христианские, то есть с элементами нового чего-то, привнесенного христианством они довольно долго существовали, то есть III-IV век мы еще их встречаем. До того, как христианство приобрело всеобщее распространение. Довольно долго. Другой вопрос все-таки, ведь еще раз повторяю, не в ритуале… то, как Господь совершает Тайную Вечере, преподавая свое собственное тело и кровь, конечно является полностью исключением. То есть Аналогов мы не знаем. Вкушение трапезы Пасхальной у иудеев, оно ни в коем случае этого не подразумевало. Это именно хлеб, который, воспоминание об исходе из Египта, травы горькие должны были об этом напоминать. Чаша вина, чаша благословения, которая поднималась это все относилось к воспоминанию исхода.

А.Пичугин

— Мы отвлеклись уже от личности Иоанна Крестителя. что было с его проповедью? Вы говорите, что учеников у него было не меньше, а даже больше пожалуй, чем у самого Спасителя, в какой-то момент. Вот после того, как к нему пришел Христос, что стало с его дальнейшей деятельностью? Она вся перенаправилась в сторону Спасителя, то есть он каждого кто к нему приходил отправлял к Нему, или у них была параллельная проповедническая деятельность, миссия?

А.Тимофеев

— До какого-то времени конечно параллельная. Хотя Предтече мы знаем, раньше погиб трагически. Мы знаем эту историю.

А.Пичугин

— Мы до нее дойдем еще сегодня.

А.Тимофеев

— Но довольно долго в течении, допустим, двух с половиной-трех лет эта деятельность была явно параллельна.

А.Пичугин

— А как же, он по идее же уже сказал, что пришел Тот, у Уого я не достоин завязать ремня на Его обуви. Соответственно он должен уже по идее всех отправлять ко Христу.

А.Тимофеев

— Я думаю так и происходило, поэтому…

А.Пичугин

— Мы ничего не знаем про это и про его период совместной проповеди?

А.Тимофеев

— Почему, ну как не знаем? Давайте в Евангелии посмотрим опять же. Помните там, когда там ученики Иоанна Предтече ко Христу приходят с вопросом: Ты ли Христос или нам ожидать кого другого? Помните, Господь отвечает и отсылает обратно к Иоанну Предтече и свидетельствует об Иоанне Предтече. Понимаете, здесь очень важный момент такой. Мы возвращаемся как бы к началу. Вообще, почему Иоанн Предтече нужен? Ведь еще был такой важный момент. Понимаете, любой раввин, который мог себе составить какое то учение, он как правило не терпел конкурентов. Он там был один исключительный учитель. Так же как у ессеев в секте, как правило была на себе зацикленность какая-то. Кроме того, с юридической точки зрения, требовалось два свидетеля. Для того, чтобы на суде свидетельствовать о подлинности какого-то там слова, или указывать на справедливость или несправедливость какого-то дела. По большому счету Иоанн Предтече, он как свидетель выступает, как второй свидетель, который Господу Иисусу Христу помогает. Их слово они делают общее дело оказывается более надежным. Они указывают каждый на объемы своего служения. Иоанн Предтече все время говорит, что тот, кто за мной встал впереди меня, он больше меня. Господь тоже об этом на самом говорит, то есть, Он подтверждает авторитет Предтече, помните спрашивает риторический вопрос: «Что смотреть ходили вы в пустыню? Трость ли, ветром колеблемую?» Не просто человека, а больше пророка. «Из рожденных женами не восставал больший» – это свидетельство Господа Самого. Но при этом говорит, что меньший в Царстве Небесном больше его. Вот интересное есть толкование святоотеческое. У Иоанна Златоуста, например, оно, встречается и еще ряда других отцов. Кто называется меньшим в Царстве Небесном. Сам Господь Христос о Себе свидетельствует, о Себе Самом. То есть Иоанн Предтече при всех его достоинствах и исключительном положении, как пророка не обладал ни властью, ни возможностью даже даровать спасение и ввести человека в Царствие Небесное. То есть оно исполнилось в служении Господа Иисуса Христа. Господь называл Себя малейшим, именно смиренно говоря о своем служении. Он послан Отцом, Он в образе раба, в образе человека, но он малейший тем не менее. Но он больше Иоанна Предтече тем не менее.

А.Пичугин

— А почему в таком случае ученики его пришли ко Христу спросили: «Ты ли мессия?» И были отосланы обратно. Почему они не остались со Спасителем?

А.Тимофеев

— Опять же для свидетельства. Это очень важное взаимное свидетельство. Они убеждались, что здесь нет противоречий между ними.

А.Пичугин

— Нет. Я все-таки не могу понять. А чему они дальше учились у Иоанна Крестителя?

А.Тимофеев

— Я думаю, что они в итоге этого разговора и должны были вернуться к Господу Иисусу Христу обратно и стать Его учениками.

А.Пичугин

— Понятно.

А.Тимофеев

— Вот это важный момент взаимного свидетельствования. Просто ученики ходят туда-сюда вопрошают: Правда ли, правда ли, правда ли? Убедились все. И уже после этого становятся учениками Спасителя.

А.Пичугин

— Протоирей Александр Тимофеев – настоятель храма Новомучеников и исповедников российских в Медведково, заведующий Библейским кабинетом Московской духовной академии сегодня в гостях у программы “Светлый вечер”. Говорим про Иоанна Крестителя. И как-то мы вплотную подходим уже к концу жизни Иоанна Предтече, к его трагической гибели. Как так получилось, что сначала оказался в плену, а потом погиб?

А.Тимофеев

— В общем-то обстоятельства нам известны. И кстати Иосиф Флавий, описывая жизнь Иоанна Предтече тоже свидетельствует о….

А.Пичугин

— У них не расходится описание с евангельским…

А.Тимофеев

— Там есть некоторый вопрос насчет все-таки личности, кто там взял жену брата один Ирод, или другой. Но мы не знаем иногда полностью имен. Ведь по римской традиции было три имени преномен, номен и когномен плюс параллельно обязательно должно было быть имя иудейское. Учитывая Ироды, что они были латинизированы, соответственно имен было несколько. Об одном идет речь или нет? Немножко с именами разница есть. Про Филиппа речь, или не про Филиппа. Но факт остается фактом что жена, супруга этого точно была дочерью Ареты, или Арефа более позднее. Это могущественный довольно царь, царь Дамаска. Потом это имя встретим в Книге деяний апостолов. Он там с апостолом Павлом в связи. Это большое на тот момент Набатейское государство со столицей в Дамаске. Оно охватывало собой Сирию и Иорданию. Кто путешествовал в Иордании знает эти набатейские города, Петр допустим знаменитый с уникальными какими-то такими скальными храмами. Царство довольно мощное, которое конечно мощнее было, чем вот это разделенное на части, тем более на четыре части Иудея, которой тетрархи управляют. В дальнейшем мы знаем эту историю в наказание за это и прочее, прочее. Сам Иоанн Предтече, понимаете, он ведь не просто так случайно, оказывается. В его проповеди не было политического контекста. Его иногда представляют, каким-то просто революционером-бунтарем. Задача Иоанна Предтече конечно гораздо выше. Очень характерный момент тогда, когда к нему солдаты приходят. Ну кто такие солдаты? Скорее всего римские солдаты. потому что иудеи никакой своей собственной армии не могли содержать. Под словом солдат нужно понимать римских солдат, которые слышат, и они язычники. Господь, что им говорит – поднимите восстание против… или как-то измените существующий строй… или там допустим иудеев где-то Иоанн Предтече призывает к восстанию? Нет Иоанн Предтече не призывает к восстанию. Он говорит: Довольствуйтесь тем что есть, не обижайте никого. То есть, его проповедь направлена к сердцу человека. Сначала надо сердце изменить. Если люди изменятся к лучшему, тогда и жизнь в любом государстве станет лучше. То есть он не сторонник внешних каких-то социальных преобразований, или революций. И Ирода он обличает не просто потому что… да были может быть какие-то… могли бы быть политические причины за что его обличать. И сам Ирод Великий и его сыновья, с которыми уже в Евангелиях имеем дело они много чего неправильного совершали. Но именно за нравственное, за прелюбодеяние, за недопустимое нарушение седьмой заповеди с точки зрения закона Моисея. Вот за это, за обличение могучего человека мира сего, Иоанн Предтече и страдает. Он не боится, он не… совершенно не склонен оправдывать политическими выгодами какими-то возможный брак, или развод, который он допустил. Он говорит именно о сути, о содержании заповеди. Каждый человек вне зависимости от того, простой воин он, мытарь или царь, он Господу даст ответ за свои грехи. И в этом смысле, конечно, душа Ирода Иоанна Предтече волнует. И он с довольно жестким словом к нему обращается. И Ирод это чувствует. Если посмотреть на дальнейшее повествование, он как бы колеблется. Он посадил Иоанна Предтече в темницу но он не хочет его казнить. Почему? Он понимает справедливость его слов. То есть слово Иоанна Предтече действует даже в таком… в сердце такого закоренелого грешника. Дальше мы видим, то что в Евангелии отписано. Это не просто трагическое стечение обстоятельств. Коварство, злоба. Соломея которая танцует. Она с матерью там как-то договаривается. Интрига такая ест, которая дала основу для многочисленных, даже художественных произведений в дальнейшем, мы знаем об этом. Но это же все лишь выражение злобы и греха мира всего. Грех в конце концов приходит к тому, что величайший из рожденный женами должен умереть. Он входит в противоречие с этим миром. Точно так же, как Господа Иисуса Христа ведь распяли именно из-за того, что закон этого мира, закон греха входит в противоречие с проповедью и с самим существованием Господа. Мир не может мириться. Неизбежно все зло стремится эту досадную помеху устранить. Это так или иначе бы произошло. Ни Ирод допустим и не эта история. Что-нибудь другое бы случилось, обличи Иоанн Предтеч, а он не просто так обличал, а именно по делу обличал, кого-нибудь другого и не согласись замолчать. Кто-то еще мог, кто такую власть имел над Иоанном Предтече, мог бы убить. Может быть какой-нибудь убийца, посланный. Логика существования зла и греха в этом мире, она к сожалению, к этому ведет. Что праведник будет убит. Вот это вот беда человеческого рода.

А.Пичугин

— После его смерти соответственно проходит какое-то время и начинается почитание. Оно относится тоже к событиям, последующим после Воскресения Христова, или почитание Иоанна Предтече развивалось в более позднее время?

А.Тимофеев

— Ну, скажем так, слух об Иоанне Предтече, я еще раз повторяю, он широко был распространен. Даже если говорить о нехристианских религиях…

А.Пичугин

—Вот мы об этом тоже, не так много времени осталось, хотелось бы поговорить.

А.Тимофеев

— Два слова, да. В Коране, например, пять раз Иоанн Предтече упоминается. Хотя мало говорится о содержании его проповеди, оно как бы обходится, сказано, что он должен держаться Писания. Он как бы один из праведников-пороков.

А.Пичугин

— Людей книги.

А.Тимофеев

— Да, поэтому он положительное лицо, но содержание его проповеди совершенно непонятно из Корана. У мандеев в мандеизме там есть, более поздняя традиция. Они считают, что вообще…

А.Пичугин

—Тут поясните пожалуйста кто это.

А.Тимофеев

— Есть такая группа специфическая – восточная секта, которая возникла через несколько столетий после христианства. Они считают, у них свой специфический крестильный обряд. Они как раз считают, что Предтече сам был крещен по мандейскому обряду и соответственно довольно важная фигура.

А.Пичугин

— То есть они как бы себя в его наследники записывают?

А.Тимофеев

— Да. Они записывают себя безусловно в его наследники. И как говорил огромное количество существовало елкесаитов и подобных крещальных сект таких. Все они видели в Предтече своего родоначальника.

А.Пичугин

— А у индуистов?

А.Тимофеев

— Понимаете, у индуистов все-таки, у них есть священное омовение. Река Ганг мы знаем и прочее-прочее.

А.Пичугин

— Там, где есть река там…

А.Тимофеев

— Конечно, мыться то для всех людей характерно.

А.Пичугин

— Конечно, и Днепр есть и Волга…

А.Тимофеев

— Понимаете, все эти сказки о родственности Иоанна Предтече индуизму это дело рук Рерихов по преимуществу.

А.Пичугин

— Я просто не совсем в курсе. Я знаю, что какие-то параллели проводятся. Поэтому я и спрашиваю.

А.Тимофеев

— В направлениях ньюэйджа, вот эти великие посвященные, такие Предтече традиционно записывают и находят много общего между крещением…

А.Пичугин

— А Христа туда записывают?

А.Тимофеев

— Разумеется. В ряду таких героев, полубогов, великих посвященных Иоанн Предтече, находит свое место. Рерихи об этом пишут. Поэтому тут можно… ну это такой новомодный, основанный только отчасти на индуизме тренд. Оставим их. Давайте все-таки про Иоанну Предтече. Содержательно, конечно, Иоанн Предтече, с точки зрения его аскетизма исключительного действительно. Он традиционно считался образом христианского аскета-подвижника. Почему среди монашествующих в первую очередь, причем идея эта с древности была видимо была традиция, вот как-то подражать Иоанну Предтече. Мы знаем в IV веке о том, что там масса монастырей в той же самой Иорданской пустыне. Отшельники на самом деле и раньше шли, даже прямо там, непосредственно в тех местах, где Иоанн Предтече подвязался. Возникают и монастыри, и отдельные поселения вспомните житие Марии Египетской. Она собственно куда идет? В ту самую Иорданскую пустыню, там собственно говоря и кается. То есть образ конечно для монашествующих был исключительным. Почему Предтече и назывался еще таким «ангелом пустыни». Ангелоподобное житие само по себе его, оно конечно вдохновляло, что можно себя преодолеть. Можно в пустыне в исключительно жестких условиях существовать, Богу молиться. Поэтому Предтече конечно таокй образец для монашествующего был в первую очередь. Хотя для ранних христиан конечно тоже. Потому что монашество отделяется от древнехристианских, аскетических общин, только тогда, когда христианство стало уже более популярным в собственном смысле…

А.Пичугин

— Уже городской религией.

А.Тимофеев

— Городской религией. Религией, которую принимали многие расслабленные люди, скажем так, в духовном смысле, не имеющие внутреннего глубокого желания к подвигу. Тогда монашество отделяется.

А.Пичугин

— Что происходит с почитанием Иоанна Крестителя? Про православие мы знаем – огромное количество праздников посвящено. Его рождение, зачатие и перенесение частицы мощей. До семи, по, моему, праздников насчитывается, посвященных Иоанну Предтече. И день недели целый…

А.Тимофеев

— Праздников много, а вот почитание довольно специфическое. Знаете, в нем много весьма далекого от Предтече. Надо сказать, критические слова. Вы посмотрите Иоанну Предтече молитва от чего – в первую очередь от головной боли. Почему – чисто магическое представление. Был усечен мечом…

А.Пичугин

— Нельзя есть круглое и так далее и так далее, но это уже…

А.Тимофеев

— Была голова отсеченная, да. Но это же распространенное..

А.Пичугин

— Это уже магизм.

А.Тимофеев

— Да, бытовой магизм

А.Пичугин

— И этого же очень много, это практически к каждому празднику такому наиболее известному сопутствует.

А.Тимофеев

— Поэтому, конечно, нужно отделять.

А.Пичугин

— Я скорее спрашиваю про… Мне интересно про православие мы более-менее знаем. А вот про другие христианские конфессии, у католиков, например, как?

А.Тимофеев

— У католиков примерно все-таки так, как у нас. Все-таки Иоанн Предтече очень почитаемый. Весьма почитаемая фигура безусловно. Безусловно Иоанн Предтече тоже традиционно рассматривается, как такой образец для аскетического, монашеского подражания.

А.Пичугин

— А у древних восточных церквей?

А.Тимофеев

— У восточных церквей тоже. Это все-таки довольно широко распространено именно такое почитание

А.Пичугин

— У дохалкидонских коптов, у армян. Они все почитают?

А.Тимофеев

— Я не могу точно сказать. Я не занимаюсь ни халкидонскими церквями. Насколько я знаю есть почитание такое же. Очень характерно, знаете если допустим, посмотреть на монашество на Афоне. Есть скит Продрома, румынский скит. Там масса келий, маленьких храмов, которые посвящены тоже Иоанну Предтече. Вот этот образ его именно, как образца монашеской жизни для православной традиции очень важен. И мне кажется, с точки зрения почитания Иоанна Предтече конечно же нужно в первую очередь считать его учителем покаяния. Учителем покаяния. Образ Иоанна Предтече должен взывать к покаянию. Может быть даже, если его икона была рядом где-нибудь с тем местом где мы исповедуем. Во-первых, икона Господа Иисуса Христа должна быть, а во-вторых, Иоанна Предтече, который приводит к покаянию. Если вспомнить его слова перед исповедью, перед покаянием уже: “И секира при корне дерева лежит. И не дай Бог тебе самому оказаться соломой, связавшей свою жизнь с грехом нераздельно, которая погибнет огнем”. Эти слова, конечно, должны нас приводить нас к покаянию. И мне очень бы хотелось, чтобы образ Иоанна Предтече в этом смысле занимал исключительное место в христианской традиции в православной, в современной, в нынешней. Потому что покаяние – это то, чего всегда, во все века людям не достает и без чего невозможно услышать вообще живое слово Господа Иисуса Христа и стать учеником Христовым.

А.Пичугин

— На этих важных словах я предлагаю закончить нашу сегодняшнюю программу. Протоиерей Александр Тимофеев – настоятель храма Новомучеников и исповедников в Медведково, заведующий Библейским кабинетом Московской духовной академии сегодня был у нас, в преддверии празднования Собора Предтече Крестителя Господня Иоанна мы говорили об Иоанне Крестителе. Меня зовут Алексей Пичугин, спасибо большое! Всего доброго, будьте здоровы!

А.Тимофеев

— Всего доброго, до свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (7 оценок, в среднем: 4,57 из 5)
Загрузка...