2016-10-23

Евангелие от Луки: VII, 11–16 (Павел Великанов)
Поделиться
Евангелие от Луки: VII, 11–16 (Стефан Домусчи)
Поделиться
Tissot_son_of_the_widow_in_nain

Воскрешение сына вдовы Наинской.

Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 11-16.

11 После сего Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа.
12 Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города.
13 Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь.
14 И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились, и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань!
15 Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его.
16 И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Картина, которую описывает нам евангелист Лука, драматична до предела. Это не просто похороны – что само по себе – уже трагедия. Это ещё и единственный сын у матери. Да и сама мать к тому же – вдова, без каких либо шансов на новую семейную жизнь. Вот почему евангелист и обращает наше внимание на то, что «много народа шло с нею из города». Такому горю не посочувствовать может только совсем бездушный человек.

Согласно закону Моисея, умершего следовало похоронить вскоре после смерти – то есть возможность провести какое-то время рядом с почившим отсутствовала в принципе. Жестоким росчерком пера смерть вычёркивала человека из жизни – и этот пробел начинал кричать во весь голос в душах близких родственников.  Нетрудно догадаться, какие помыслы роились в головах тех, кто шёл в этой погребальной процессии. А что происходило в душе самой матери – просто страшно представить. Всё рухнуло. Последняя, единственная надежда, за которую она держалась – рассыпалась в прах. Жизни больше нет. В таком состоянии люди уже даже не то, чтобы громко и надрывно плачут: они просто несут потерянное и ставшее безликим лицо, по которому небыстрой струёй текут слёзы. Увидев её, Спаситель говорит лишь одно слово: «Не плачь!» Такой призыв не мог не остаться незаметным для окружающих – в силу своей полной абсурдности и неуместности. Как тут не плакать, когда несут твою последнюю надежду похоронить в холодном каменном гробу? Наоборот, любой из нас сказал бы точно противоположное: плачь, плачь больше, надо выплакать всю свою боль и горе, чтобы они не разорвали твою душу безутешной скорбью! «Не плачь» – и после этого призыва Иисус прикасается к одру с юношей, процессия останавливается, никто ничего не понимает, в чем дело. Ведь с точки зрения иудаизма сам факт прикосновения к одру покойного тотчас делало человека нечистым – то есть зачем-то Иисус – сознательно и совершенно произвольно совершил самое тяжёлое ритуальное осквернение – которое дозволялось только самым близким родственникам усопшего. Но Ему-то это зачем – это же совершенно чужие, незнакомые Ему люди?

Процессия замирает. В воздухе повисает тишина. И в этой пустоте звучат слова Иисуса: «Юноша, тебе говорю, встань!» Не молитва о воскрешении, не плач от скорби, не слова утешения – а простые до предела повелительные слова: а ну, вставай давай! К ужасу окружающих мертвец садится – и начинает говорить! Да, конечно, он уже не мертвец, он ожил – Иисус отдаёт его матери – и великий страх накрывает всех, кто был рядом. Такой власти они ещё отродясь не видели!

Зачем надо было Иисусу совершать ритуальное преступление – касаться рукой одра с мертвецом? Конечно, можно предположить, что так было проще всего остановить процессию. Но едва ли только это было главной причиной. В этом глубоко символическом действии нам открывается удивительная истина: для Бога скверн не существует. Нет такого греха, нет такого преступления, нет такой лютой  ненависти или же уничтожающей всех и вся страсти, прикоснуться к которой Бог погнушался бы – чтобы явить Свою силу, Свою власть и любовь. К Нему ничего прилипнуть не может: Он – Свят. И Его любовь в том и проявляется, что Он любит нас безусловно – переступая через нашу человеческую подлость и ограниченность, самодовольство и пустоту – потому, что видит под всей этой грязью ту самую драгоценную жемчужину, которая есть в каждом из нас.

Вот чему и мы должны учиться у нашего Бога и Спасителя: уметь ради блага ближнего прорываться сквозь всё наносное и человеческое к той самой глубине души, на которой всегда отражается Бог!

Комментирует священник Стефан Домусчи.

В сегодняшнем чтении мы слышим очень трогательную историю о том, как Христос, сжалившись над вдовой, воскресил ее единственного сына.

Ни для кого не секрет, что сегодня тема смерти табуирована и серьезный вдумчивый разговор о ней почти не возможен. Конечно, это не значит, что никто о смерти не думает, но общество в целом старается жить так, как будто ее нет, закрываясь от нее образами успешности, комфорта и развлечений как завесой.  В то же время, в жизни каждого человека, даже если он боится и избегает этой темы бывают минуты, когда  его самозащита слабеет и он оказывается готов посмотреть на проблему всерьез. Часто это происходит в момент утраты, когда теряя близкого, он  понимает свою собственную смертность, беспомощность и беззащитность перед миром.

На самом деле, современный человек почти не может себе представить, насколько он привык к мысли, что способен благодаря науке менять жизнь, способен лечить болезни, предупреждать природные явления, делать жизнь удобнее и безопаснее. При этом, еще сто лет назад, когда не было антибиотиков, болезни, которые сегодня кажутся обычными уносили тысячи жизней. Причем особенно это касалось детей. Если мы попробуем это осмыслить, мы увидим, что восприятие смерти как чего-то неизбежного и от человека совершенно независящего, у людей древности было гораздо сильнее. Ведь только подумать, без современной диагностики смерть воспринималась как просто данность, потому что человек просто умирал… И в случае ненасильственной смерти почти невозможно было понять ее причину.

И все же, несмотря на всю неизбежность и привычность смерти, она все равно всегда воспринималась как враг, который хотя и неизбежен, но которого не должно быть и который, вместе с болезнями  всеми страданиями, должен быть побежден. После грехопадения смерть стала законом на земле, она стала естественным следствием ухода от источника жизни. Но Бог смерти не творил, ее сотворили люди. Как известно история стала развиваться так, что в своем выборе они утвердились, но Он остался верен своему первоначальному замыслу.

И вот сегодня мы слышим историю, из которой очевидно, что Бог не хочет смерти и жалеет человека, мир которого ею наполнен.  Именно поэтому Он пришел, для того чтобы своей смертью победить нашу смерть и дать нам возможность новой жизни. Он ничего не спрашивает у вдовы, не ждет проявления ее веры, не требует никаких подвигов и жертв. Он делает это не потому что, что из чуда надо вынести какой-то урок, но просто потому что жалеет ее.

Человек существо мыслящее, ему свойственно пытаться все понять и объяснить логически. Однако он часто забывает, что ему не открыты ни человеческие сердца, ни Божий промысел о мире. Делая выводы о тех или иных событиях в жизни других на основании своего ограниченного знания люди не задумываются, что могут сделать им больно, могут ошибиться, могут погрешить против Бога и Его правды в мире.

Смотря на Христа, который не стал объяснять вдове, потерявшей единственного сына, что она наказана за те или иные грехи… не стал оправдывать смерть ее сына высокими целями, мы так же во всех бедах этого мира, должны в первую очередь сочувствовать и сострадать ему. А если и думать о возможной связи грехов и трудностей, которые выпадают на нашу долю, то только обратившись к своей собственной жизни и своему собственному сердцу.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (44 оценок, в среднем: 4,89 из 5)
Загрузка...