2016-03-12

Мф., 16 зач., VI, 1-13. Комментирует отец Стефан Домусчи.
Поделиться
Мф., 16 зач., VI, 1-13. Комментирует отец Павел Великанов.
Поделиться
4-11

Спас Вседержитель. XVI в.

Евангелие от Матфея, Глава 6, стихи 1-13.

1 Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.
2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.
3 У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая,
4 чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
7 А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны;
8 не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.
9 Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое;
10 да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
11 хлеб наш насущный дай нам на сей день;
12 и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
13 и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.

Комментирует священник Стефан Домусчи

В эти последние дни перед Великим постом Церковь обращает наше внимание на главное: милостыня и молитва. И это действительно так, именно поэтому мы должны постараться сделать нашу пищу проще и скромнее, чтобы остались деньги на милостыню и время на молитву.

Важно, чтобы наша милостыня была тайной, потому что ее причина любовь, а цель исцеление болезней мира и общества. В милостыни напоказ все иначе, ее причина закон и цель – желание показаться праведником. Настоящая милость исцеляет придает силы, ложная – остается бесплодной.

Тоже самое и с молитвой, которая может быть внешней и внутренней. Мы уже настолько привыкли к этим образам, что для нас кажется чем-то диким, нарочитая молитва напоказ… Молитва – это глубоко личный разговор с Богом, это мы понимаем. Однако мы часто не замечаем безумия нашего многословия. Обличая его, Христос говорит не о том, чтобы мы молились кратко или мало… речь, насколько можно судить, не о времени, которое длится молитва, а о подробности наши просьб, о том, что мы не превращали молитву в инструкцию, которую сообщаем Богу, чтобы Он сделал нас счастливыми. Бог не менеджер, который принимает заказы, но Отец, который прекрасно знает, что именно нам необходимо.

Это не значит, что Бога не надо ни о чем просить. Просто в молитве есть нечто более важное, чем бытовые просьбы. И самое главное, что сама молитва есть далеко не только просьба!

Это прекрасно показывает та единственная молитва, которую нам дал Сам Господь.

Первое и самое важное в молитве – осознание того, к кому ты обращаешься. Христос учит нас обращаться Богу как к Отцу. Переоценить значение этого слова невозможно. Причем русское слово Отец не вполне передает смысл арамейского Авва, которое употребляет Христос. Авва – это очень личное обращение, близкое по значению как папа. Конечно, человеку проще иметь с Богом договорные отношения, обращаться как к нему как хозяину или господину, но не как к отцу. Ведь если Бог наш Отец, значит мы дети Божии, а это очень ко многому обязывает. Причем в личной молитве, зайдя во внутреннюю комнату, христианин говорит Богу наш, не мой, а именно наш, потому что все люди, его дети, просто одни остались ему верны, а другие, как блудный сын, ушли из отчего дома в далекую страну.

Если отчий дом там где Отец, то первые слова молитвы Господней задают вектор всякой молитве и всякому обращению. Отец наш, на небесах – это значит, что всякое наше прошение, даже прошение о земном должно быть возвышено, должно устремлять нас к небесному.

Комментирует протоиерей Павел Великанов

Субботнее евангельское чтение наставляет нас в двух принципиальных моментах, непосредственно связанных с грядущим Великим Постом. Это милостыня и молитва. Если смысл поста – вызревание покаяния, то практическим плодом этого процесса должны стать милостыня и молитва. В противном случае пост – каким бы строгим он ни был – не более, чем разновидность экстремальной диеты, или особых форм личностного тренинга, или вообще – всего лишь внешний маркер принадлежности к сообществу православных.

Но почему эти два, казалось бы, несвязанных друг с другом предмета, в преддверии поста предлагаются вместе? Если сжать все заповеди до одной фразы – любви к Богу и ближнему – то практическим выражением их станет соответственно молитва и милостыня.

Если есть Бог, то Ему невозможно не молиться. Не только потому, что человеку обязательно должно быть чего-то от Него нужно. Как это ни может прозвучать странно, на самом деле Бог появляется в жизни человека только тогда, когда человек начинает Ему молиться. Пусть неумело, своими словами, порой говоря Господу Богу совершеннейшие глупости – но самое главное уже произошло: между Богом и человеком установилась связь, началось общение. Ещё полно недоумений, ещё много впереди слёз, обид и разочарований – но уже есть опыт пусть робкой и слабой, но всё же молитвы. Причем молитвы не в пустой и холодный безликий космос, безответно пожирающий любые отправленные к нему импульсы. Молитвы живой и теплой – не от умилённого собственными чувствами сердца, а вдруг ощутившей рядом ненавязчивое дыхание Божественной любви.

Ну а ближний здесь причём? Его задача – помочь избежать нам ловушки духовного эгоцентризма, когда человек начинает служить не Живому, Настоящему Господу Богу – а своим духовным ощущениям и переживаниям. Точно также, как невозможно стоять рядом с костром и замерзать, также невозможно быть рядом с Богом и при этом жить ненавистью к окружающим. Действенность, реальность нашего общения с Богом проверяется именно нашими ближними: они – это безошибочный, точно откалиброванный индикатор нашей близости к Богу. Если всё и все вокруг нас бесят, выводят из себя, если взор прежде всего видит в окружающих грязь и грех, если сам факт нашей зависимости от окружающих выводит нас из душевного равновесия – скорее всего, мы еще и не вступили на путь, ведущий к Богу. Недавно мне рассказали случай из жизни одного из афонских скитов. В келью переселили одного пожилого монаха. Его сосед, молодой монах, встретил нового жителя с радостными словами: «Не беспокойтесь, у меня хороший и мягкий характер, я постараюсь не сильно вам досаждать!» На что услышал ответ: «Отче, я ни о чём в своей монашеской жизни столько не заботился, лишь бы только другим рядом со мной было хорошо!»

Помоги же и нам, Господи, хотя бы иногда вспоминать об этих словах, и видеть в окружающих не очередную проблему или головную боль, а прекрасную возможность вырастить в своей душе настоящую, нелживую любовь к Тебе и людям Твоим!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (35 оценок, в среднем: 4,89 из 5)
Загрузка...