2017-01-22

Мф., IV, 12-17 о. Дмитрий Барицкий
Поделиться
480px-John_baptist_byzantine

Иоанн Креститель
(византийская икона, XIV век).

Мф., IV, 12-17 о. Дмитрий Барицкий

12 Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею
13 и, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых,
14 да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит:
15 земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая,
16 народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет.
17 С того времени Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное.

Комментирует священник Дмитрий Барицкий.

Сегодняшнее евангельское чтение рассказывает нам о том, как Иисус Христос начал свою проповедь. На первый взгляд перед нами сухое и ничем не примечательное изложение фактов Евангельской истории. Однако, если приглядеться, то из них можно извлечь для себя очень важный урок.

Речь идет о северной части Израильского царства под названием Галилея. На этой территории жили потомки Завулона и Неффалима. Эти двое входили в число двенадцати родоначальников еврейского народа. Галилея была необычной областью. Она была сказочно плодородна. Насколько хватало взора, здесь простирались зеленые холмы с богатыми пастбищами и роскошными оливковыми садами. Со всех сторон Галилею окружали языческие народы: на западе – финикийцы, на севере – сирийцы, на юге – самаряне. Кроме того, здесь проходили величайшие торговые пути древнего Востока. Из Дамаска через Галилею проходил морской путь в Египет. Также через нее проходил торговый сухопутный тракт, который связывал Африку и Азию. В результате население этой области было смешанным: здесь жили не только евреи, но и язычники. Ни те ни другие не гнушались таким соседством. Были открыты друг ко другу, вступали в деловые и даже дружеские отношения. Закономерно, что галилейские евреи были людьми с живым, пытливым умом. Новое, неизведанное не вызывало у них резкого отторжения.

За это их презирали жители Иудеи, южной части Палестины с центром в Иерусалиме, столице всего Израильского царства. Они придерживались ортодоксального иудаизма, и зачастую отличались ультраконсервативными взглядами. И это не случайно. Иудея была изолированной областью.

Здесь не было той оживленности, которая царила на севере. Население Иудеи было однородным, язычники практически не встречались среди местных жителей. Именно в Иудее находился Иерусалимский храм, сердце религиозной жизни евреев. Именно здесь как нигде в другом месте была сильна партия фарисеев, фанатичных ревнителей веры и благочестия.

Вот почему Христос начал Свою проповедь в Галилее и провел здесь большую часть Своей жизни. Здесь Его слушали с интересом, над Его словами думали. Даже, если с Ним спорили, интонации были совсем иные, нежели в Иудее. Там для ортодоксов, уверенных в своей исключительности, непогрешимости и праведности перед Богом и законом, Он был чем-то чуждым, инородным, вызывал только резкое неприятие, вплоть до распятия на кресте.

Какое значение все эти этногеографические подробности имеют для нас? Среди духовенства бытует такая пословица: «Нет ничего сложнее, чем обратить в Православие православного попа». Иными словами, нет ничего сложнее, чем объяснить что-то тому, кто абсолютно уверен в своей правоте. Простая, но весьма полезная мысль. И для человека, который пытается идти путем веры, она очень важна.

Зачастую, тот, кто только обрел веру, смотрит на все как ребенок, широко открытыми глазами. Для него свойственно спрашивать, интересоваться, впитывать дотоле неизведанное знание, даже подвергать сомнению свой новый опыт. Все внутри бурлит, как лава. Пока есть этот жар, человек развивается. Он открыт для людей и для Бога. Однако, увы, бывает так, что огонь уходит или теряет свою былую силу. Энтузиазм и живость пропадают. Мы внутренне успокаиваемся, погружаемся в оцепенение, закрываемся. Раскаленная масса остывает и принимает застывшие формы. Это и есть наши сформировавшиеся представления о Боге, мире, людях, представления об основных закономерностях духовной жизни. Конечно же, они несовершенны. Не в этом проблема. Кто не заблуждается? Печальнее всего то, что этот плод нашей теплохладности мы начинает принимать за истину в последней инстанции. Мы убеждены, что достигли предела и теперь знаем все на свете. Только нам известно, что ведет ко спасению и мы готовы научить этому других, вплоть до четких инструкций, будто через нас говорит Сам Бог. Лишь мы правы, а все остальные неправы или чего-то не понимают. Согласитесь, диалог с нами в этом случае становится практически невозможным. Именно это состояние душевного окаменения и побудило жителей Иудеи распять Христа. В отличие от живых галилеян, они не были готовы Его слушать и слышать. «Что может рассказать нам о Боге какой-то бродячий плотник из Назарета? – Говорили они себе. – Мы и так все знаем».

Один из святых Вселенской Православной Церкви, блж. Августин, писал: «Однажды я нашел Бога, но с того времени я продолжаю искать Его снова и снова». Так и нам, дорогие друзья, в своей духовной жизни необходимо научиться устраивать регулярные ревизии собственной души. Не бояться подвергать сомнению свой духовный опыт. Не успокаиваться на достигнутом. Ежедневно продолжать искать Бога, Которого мы вроде бы однажды обрели. Именно за это понуждение Господь вновь разожжет тот благодатный огонь, который под толщей окаменелостей все еще тлеет в нашей душе. Не будем сомневаться, подобно тому, как это произошло в языческой Галилеи, в нашем сердце опять воссияет великий свет.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (50 оценок, в среднем: 4,96 из 5)
Загрузка...