«Свт. Димитрий Ростовский». Светлый вечер с игум. Августином (Неводничком) и Марией Рубцовой (09.11.2018)

* Поделиться
Свт. Димитрий Ростовский

Свт. Димитрий Ростовский

У нас в гостях были наместник Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря в Ростове Великом игумен Августин (Неводничек) и историк Мария Рубцова.

Накануне дня памяти святителя Димитрия Ростовского мы говорили об этом святом, о его наследии и о роли в истории русского государства и Русской Церкви.


А.Пичугин:

— Здравствуйте, дорогие слушатели!

Меня зовут Алексей Пичугин. Рад вас приветствовать в нашей студии, и с удовольствием представляю гостей. Сегодня здесь, вместе с нами и с вами, на светлом радио игумен Августин Неводничек, наместник Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря в городе Ростов Великий... Здравствуйте!

О.Августин:

— Здравствуйте!

А.Пичугин:

— ... Мария Рубцова, историк, референт наместника монастыря по научной работе. Здравствуйте!

М.Рубцова:

— Добрый день!

А.Пичугин:

— Мы с вами выходим в эфир накануне Дня памяти святителя Димитрия Ростовского. Наши постоянные слушатели, может быть, помнят — не так давно у нас была программа, которая целиком была посвящена жизни Димитрия Ростовского. Мы говорили о том, что за всю свою жизнь он сделал, узнали, что, несмотря на свой титул — Димитрий Ростовский — в самом Ростове Великом он поселился незадолго до своей кончины, до смерти.

Сегодня мы этот разговор, в какой-то мере, продолжим, поскольку у нас в гостях — представители Ростова Великого, но, при этом, я думаю, что мы поговорим о проектах монастыря, которые связаны с именем митрополита Димитрия Ростовского, и о городе Ростов Великий. Про монастырь поговорим. Думаю, что даже люди, далёкие от Церкви — всё равно, будет им интересно. Ростов Великий — это один из крупнейших центров Золотого Кольца, и мест, куда люди едут не только из Москвы, но и из многих, многих городов. Я думаю, что Ростов Великий... даже те из нас, кто плохо себе представляет, как он выглядит, всё равно должны помнить фильм «Иван Васильевич меняет профессию», который снимался, во многом, как раз, в Ростове Великом, помнит Ростовские звоны, которые в советские годы выходили на пластинках. Ну... так или иначе, в течение программы, обо всём об этом мы постараемся поговорить.

Но начнём мы, наверное, всё-таки, с личности Димитрия Ростовского — тем более, что не все слышали прошлую программу.

Отец Августин, расскажите, пожалуйста, о жизни святителя Димитрия — кем он был, и как он связан с Ростовом?

О.Августин:

— Спасибо. Святитель Димитрий занимает особое место не только в жизни Ростова, но и в жизни самой Церкви, и Отечества — очень значительное место. Поскольку трудно переоценить тот вклад, который внёс святитель Димитрий во многие сферы жизни и деятельности человека, в своё время.

Многим он известен, в первую очередь, как составитель вот того круга Четьих-Миней, которые, как принято считать, всегда были излюбленным чтивом русского человека.

А.Пичугин:

— Надо пояснить, всё равно, что такое Четьи-Минеи.

О.Августин:

— Четьи-Минеи — это сборник жизнеописаний святых. И святитель Димитрий, по благословению старцев Киево-Печерского монастыря, взял на себя труд по систематизации вот этих вот агиографических писаний про наших святых. И впервые он совершил этот объёмный труд, собрав воедино то, что было ранее разрозненно, так скажем.

Но не только как составитель жизнеописаний святых он нам известен. Как проповедник, как человек, который, может быть, первый потрудился на ниве отечественной церковной истории. Как человек, трудами которого было сделано... ну... просто очень много!

А.Пичугин:

— Он был митрополитом Ростовским и Ярославским всего семь лет...

О.Августин:

— Да, действительно.

А.Пичугин:

— До этого у него была очень большая жизнь на территории нынешней Западной Украины, откуда он происходил. Некоторое количество лет было связано с Сибирью. Но вот последние его годы — он же завещал себя похоронить в Ростове, насколько я помню...

О.Августин:

— Да, спасибо, спасибо за дополнения. Действительно, начал он свою жизнь недалеко от Киева, в городе Макарове. Родился он в семье казацкого сотника Саввы Туптало.

С ранних лет он воспылал желанием посвятить себя служению Богу и людям. И, приняв монашеский постриг в одном из киевских монастырей, он, таким образом, начал путь своего духовного делания в монашестве.

Затем он получил священный сан. И очень быстро он, будучи человеком талантливым, прослыл хорошим проповедником, хорошим, как бы мы сейчас сказали, учёным-исследователем. И до того, как он был замечен Императором Петром Первым, он успел потрудиться и на территории современной Литвы, и на территории современной Белоруссии, ну, и, естественно, на территории современной Украины.

Как правило, его, как выдающегося проповедника, приглашали в разные монастыри, где он либо жил какое-то время, либо управлял этими монастырями.

А.Пичугин:

— Вот здесь — интересный вопрос. Мы, опять же, можем, наверное, адресовать наших слушателей подробно в ту программу, которая была относительно недавно — она сохранилась у нас в архивах, её можно найти в Интернете. Но о чём мы, практически, не успели в тот раз поговорить — это деятельность митрополита Димитрия Ростовского как раз на Ростовской кафедре.

Тут может быть довольно непонятно для слушателей. Город Ростов — ну, тут не стоит, конечно, путать его с городом Ростов-на-Дону, который назван в честь Димитрия Ростовского, кстати говоря...

О.Августин:

— Да, кстати... многие не знают.

А.Пичугин:

— Да, знаете, я сам недавно узнал, когда увидел фотографию, где его памятник в центре города стоит...

О.Августин:

— Недавно поставленный.

А.Пичугин:

— Да, и я спросил у одного из ростовчан знакомых, почему. Он удивился вопросу и говорит: «Вообще, наш город в честь Димитрия Ростовского назван». Но это — так, это — небольшое дополнение. Тут, конечно, не стоит путать небольшой Ростов, правда, Великий, в Ярославской области.

И здесь — ещё одна непонятная вещь. Кафедра-то называлась «Ростовская и Ярославская». Сейчас мы привыкли считать Ростов Великий маленьким городом с населением около 50000 человек в огромной Ярославской области. Ярославль — гигантский город, почти миллионник, и маленький, крошечный Ростов. А тогда — Ростов был, по своему статусу, гораздо важнее Ярославля, получается?

О.Августин:

— Да, конечно. И Москва-то была — волостью, небольшой волостью этого самого Ростова!

А.Пичугин:

— Да, но это — когда-то совсем давно, во времена Ростово-Суздальского княжества. А здесь, получается, всё-таки, уже — XVII-XVIII века, Москва — столица, но Ростовская кафедра — она, безусловно, одна из важнейших.

Вот, расскажите, пожалуйста, про это. Про этот период жизни, последний период жизни Димитрия Ростовского, и про саму кафедру.

О.Августин:

— Да, Вы правильно сказали, что город Ростов-на-Дону был назван в честь святителя Димитрия Ростовского. И у нас был забавный случай, когда одна из прихожанок, решил посетить Спасо-Яковлевский монастырь, оказалась в Ростове-на-Дону — только там ей объяснили, что Ростов Великий находится немного в другой стороне.

А.Пичугин:

— Больше тысячи километров.

О.Августин:

— Я не помню, сколько точно...

А.Пичугин:

— Около полутора.

О.Августин:

— Наверное, Вы правы. В своё время, Ярославль-то был основан для, собственно, защиты Ростова, который, в своё время, был очень крупным социальным, экономическим, политическим... ну, и, в первую очередь, духовным центром. И город Ростов был единственным городом на территории современной Российской Федерации, где участие в Крещении ростовцев принимал непосредственно святой благоверный князь Владимир.

Как известно, он принимал участие в Крещении киян, и, на территории нашего отечества — в Ростове. Если прочие города Крестили его воеводы, то... В честь и память этого события, в год, когда мы вспоминали о 1000-летии кончины святого равноапостольного князя Владимира, на месте предполагаемого Крещения ростовцев, на берегу озера Неро, был поставлен памятный поклонный Крест.

Собственно, Ростов является на территории нашего отечества одним из тех городов, про которые, в своё время, Дмитрий Сергеевич Лихачёв говорил, что, собственно, после крещения их, происходит не то, чтобы какой-то беспримерный в истории, а исключительно редкий именно культурный взрыв. Вот, столетия после этих событий не проходит, и появляются — стройная совершенно письменность, появляется живопись, архитектура, точные исторические сведения, светская литература появляется, летописи — всё то, что мы сейчас называем культурой.

И самое-то важное для нас — то, что изначально, вот, со времени этого крещения, культура наша была связана со святыней. И именно в этом стремлении к святым и святыне, где удельное княжеское противостояние растворялось, где растворялась национальная вражда, как принято сейчас считать, зародились сами принципы, собственно, нашей культуры.

Ростов в этом становлении сыграл значительную роль. И, конечно, уже к концу XVII столетия Ростов не был тем значимым, одним из самых, может быть, главных, как немного раньше, политическим, культурным...

А.Пичугин:

— Но он оставался... таким... культурным, скорей, в церковном смысле...

О.Августин:

— В этом — да...

А.Пичугин:

— ... исторически важной кафедрой.

О.Августин:

— В этом — да... но уже была Москва! Которая когда-то...

А.Пичугин:

— Ну, конечно... уже и патриаршество было! Но... видите, как...

У нас же как: у нас Крутицкая кафедра... Крутицкое подворье — маленький, небольшой совсем... даже не монастырь, а, действительно, подворье в центре Москвы, в районе Пролетарки, да? А кафедра Крутицкая — одна из старейших, и, по значимости, до сих пор — одна из самых важных в нашей Церкви.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня игумен Августин Неводничек, наместник Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря в Ростове Великом, и Мария Рубцова — историк, референт наместника монастыря по научной работе.

Мы сегодня говорим о Димитрии Ростовском, о городе Ростове Великом, о проекте монастыря, который посвящён личности этого митрополита.

Мария, что-то сейчас осталось в Ростове от времени митрополита Димитрия?

М.Рубцова:

— Безусловно. Время митрополита Димитрия — давайте, мы его определим.

А.Пичугин:

— Давайте.

М.Рубцова:

— Его не все знают.

А.Пичугин:

— А, да... мы, кстати, этого не сделали, да. Спасибо, что напомнили.

М.Рубцова:

— Это важно. Потому, что время перенасыщено знаковыми событиями в истории и культуре нашей страны.

Итак, будущий митрополит Димитрий, а тогда — мальчик Даниил, родился в 1651 году, в декабре месяце, в городе Макарове под Киевом. А скончался он 28 октября ( по старому стилю ), а, соответственно, сейчас это — день 10 ноября, когда мы празднуем день его кончины — в 1709 году, в городе Ростове.

А.Пичугин:

— То есть, получается, что на его время выпало, действительно, огромное количество исторических событий!

Насколько я помню из его жизнеописания, его отец прожил какую-то удивительно длинную жизнь — больше ста лет, и как-то тоже, довольно серьёзно, повлиял на своего сына.

М.Рубцова:

— Хорошо, давайте про отца. Конечно, он...

А.Пичугин:

— Ну, там... буквально, в двух словах — это интересная история.

М.Рубцова:

— Да, это история — очень интересная. Всегда важно, в какой семье человек воспитывался — он ведь не на пустом месте вот стал таким значимым церковным деятелем. А главное — благочестивым человеком, действительно — молитвенником, который, управляя в своей жизни большим количеством монастырей, очень много путешествуя, переезжая по вызову — чтобы он произносил проповеди — да, в защиту православной веры — на территориях католического государства Речи Посполитой — в общем, он везде с собой возил портрет своего отца. И для современного юношества, мне кажется, это — хороший пример.

Действительно, помимо келейных икон, которые обязательно нужны, человек возит портрет своего отца — потому, что безмерно его уважал. Как раз, благодаря этому, у нас остался портрет Саввы Григорьевича Туптало в музее «Ростовский Кремль», куда он поступил из нашего монастыря, когда монастырь закрыли в конце 1920-х годов.

Итак, Савва Григорьевич Туптало, сподвижник гетмана Богдана Хмельницкого, человек, который родился в 1599 году.

А.Пичугин:

— Тысяча пятьсот... это и... чуть-чуть... ну, там, буквально... 15 лет-то не прошло со времени смерти Ивана Грозного.

М.Рубцова:

— Ну... для меня, например, как церковного историка, очень важна дата 1596 год — это Брестская уния.

А.Пичугин:

— Ну, да...

М.Рубцова:

— И, как раз, его юность проходит на фоне беспримерной борьбы православных, отстаивания своих прав, вот этого вот всего гнёта, и вот этих всех печальных страниц в истории нашей церковной.

Человек прожил больше столетия. Вот, весь XVII век — расцвет малороссийского казачества, его история — вошёл в жизнь этого человека. И не так уж много о нём осталось сведений. Но интересные сведения оставили иностранцы.

Один из них — это французский инженер, который был в стане польского войска, возводил укрепления всевозможные оборонные для гетмана Януша Радзивилла во время боевых действий. Так вот, этот инженер оставил такие воспоминания, что когда очередной раз к Киеву подходили татары, то в разведку был послан «пречестной и всеми уважаемый казацкий сотник Савва Туптало». На тот момент Савве Туптало... я просто хочу съакцентировать на этом внимание — было 82 года. В 82 года человек идёт в разведку боем, скачет на лошади. Он попадает в плен, но, поскольку он — уважаемый человек с обеих противоборствующих сторон, то в плену его продержали не так уж долго и отпустили с письмами к самому гетману — то есть, напрямую.

И Савва Григорьевич... вот, представим себе такую тоже ситуацию... у него четыре дочери. К моменту, когда рождается мальчик Даниил, отцу — 52 года. По времени той эпохи, он, вообще-то, старик уже — люди долго не жили.

А.Пичугин:

— А ещё столько же проживёт!

М.Рубцова:

— И ещё столько же проживёт. Удивительный факт, что старшая сестра святителя Димитрия — она была игуменьей, игуменья Параскева Туптало ( «Тупталовна», как в документах сказано ). Так вот, игуменья Параскева была настоятельницей монастыря — Никольский Иорданский монастырь в Киеве. Сейчас его нет, он снесён большевиками, но... Савва Григорьевич его, на тот момент, полностью восстановил на свои деньги. Домонгольский монастырь, один из старейших в Киеве.

И все четыре сестры святителя Димитрия — они стали монахинями этого монастыря. Вот...

А.Пичугин:

— Да. Простите, Мария... мы...

М.Рубцова:

— Хорошо, давайте, возвращайте...

А.Пичугин:

— Всё-таки, я ещё раз напомню, что мы... да... вернёмся к Ростову. Потому, что у нас... я напомню, что у нас целая программа была...

М.Рубцова:

— Хорошо.

А.Пичугин:

— ... личности святителя Димитрия Ростовского посвящена, но... вот... мы... опять же, напомню — практически не говорили о ростовском периоде.

Вот, когда я приезжаю в современный Ростов Великий, что я там могу увидеть из времени Димитрия Ростовского?

М.Рубцова:

— В первую очередь, Кремль, безусловно.

А.Пичугин:

— Ну, как... там же не Кремль, там это — архиерейская резиденция.

М.Рубцова:

— «Ростовский Кремль» — это название, которое дали этому архитектурному комплексу в XIX веке патриоты местные — ростовские купцы, которые на свои средства его восстанавливали. Провели, скажем так, первую... ну... на тот момент, научную реставрацию, в которой сейчас мы можем выявлять массу изъянов, но на тот момент — они просто его спасли. Это были руины.

Во времена святителя Димитрия, конечно, это называлось «Ростовский архиерейский двор», построенный знаменитейшим строителем — ростовским митрополитом Ионой Сысоевичем, предшественником святителя Димитрия.

И, кроме Ростовского Кремля, естественно — Ростовские монастыри. Всё-таки, в Ростове кафедра церковная просуществовала со времён Крещения Руси ( с конца Х века ) до переезда кафедры в конце правления Екатерины...

А.Пичугин:

— Мы можем говорить, что кафедра там, в принципе, и остаётся — номинально, по титулу Ярославских и Ростовских архиереев.

М.Рубцова:

— Да, Успенский собор Ростовского Кремля... буду говорить так, поскольку общепринято сейчас уже так говорить... Успенский собор Ростовского Кремля является Кафедральным храмом, в нём постоянно проходят архиерейские Богослужения.

А.Пичугин:

— Про Спасо-Яковлевский монастырь... Это, как раз, в отличие от... ну, так будем называть — Ростовского Кремля ( хотя, всё-таки, действительно, это — резиденция митрополитов )...

Кремль... то, что было когда-то Ростовским Кремлём — это кольцо валов... ну, даже не совсем кольцо — полукольцо валов, которые проходят через город, которые сохранились. Единственное, что мы не можем увидеть — это исторических укреплений, которые на них стояли. Вот...

Но про Спасо-Яковлевский монастырь известно меньше. Хотя у него очень интересная история. Но обычно все приезжают посмотреть на Кремль, так называемый, да, послушать колокольные звоны, сходить в музей, который находится внутри архиерейской резиденции, Архиерейского двора.

А вот расскажите про Спасо-Яковлевский монастырь. Мария? Отец Августин? Кто?

О.Августин:

— Давайте, я начну, а Мария — продолжит.

А.Пичугин:

— Ну, да — так, подхватывая друг друга...

О.Августин:

— Да. Вы не совсем правильно сказали о том, что едут посмотреть только Кремль. Обычно едут посмотреть Кремль и Спасо-Яковлевский, а потом, если остаётся время, смотрят то, что осталось.

А.Пичугин:

— Ну, я... так... больше про светские экскурсии.

О.Августин:

— А я их тоже имею в виду. В Ростове-то, на самом деле, каждый метр дышит историей — там есть, что посмотреть. Можно приехать на неделю, и этого времени может не хватить на то, чтобы охватить всё, что связано с историей Ростова.

А Спасо-Яковлевский монастырь, на сегодняшний день, является одним из самых крупных мужских монастырей Ярославской митрополии. Вот, по совокупности всего, что должно быть в монастыре — это и... во-первых, Литургическая жизнь Богослужебная, социальная деятельность, научная, издательская, хозяйственная, наконец, по количеству насельников — Спасо-Яковлевская обитель сейчас, из мужских монастырей, наверное, на первом месте в Ярославской епархии.

Очень большое количество туристов и, конечно же, паломников в течение вот этого самого «туристического» сезона ( с мая по сентябрь ) приезжает в Спасо-Яковлевский монастырь.

В первую очередь, конечно, он для людей является святительским монастырём. Основан он был святителем Яковом во второй половине XIV столетия. Но, как мы понимаем, наибольшую известность он приобрёл с личностью святителя Димитрия, который в 1702 году прибыл на Ростовскую кафедру, зашёл вначале, ещё не доехав даже до своего Кафедрального храма, Успенского собора, в малоизвестный, собственно, к тому времени Яковлевский монастырь, в храм Зачатия святой Анны, и избрал эту церковь местом своего погребения. То есть, Спасо-Яковлевский монастырь был лично избран святителем Димитрием как место своего пожизненного пребывания, и наибольшую известность, конечно же, Спасо-Яковлевский монастырь приобретает в связи с личностью святителя Димитрия.

После того, как по его завещанию, по его блаженной кончине в 1709 году, он был похоронен, то Промыслом Божиим было суждено так, что через достаточно короткое время произошло обретение его святых мощей.

А.Пичугин:

— Он же был прославлен чуть ли не первым в Синодальном периоде?

О.Августин:

— Да, конечно!

А.Пичугин:

— То есть, практически, вскоре после его кончины. 1709 год, и буквально через...

О.Августин:

— Сорок с чем-то...

М.Рубцова:

— Сорок два года.

А.Пичугин:

— Да, сорок два года прошло до канонизации.

Мы прервёмся, буквально, на минуту — у нас небольшой перерыв. Я напомню, что мы сегодня говорим про Ростов Великий, про митрополита Димитрия Ростовского.

У нас в гостях игумен Августин Неводничек, наместник Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря Ростова Великого, Мария Рубцова — историк, референт наместника этого монастыря по научной работе.

Я — Алексей Пичугин. Через минуту — снова здесь.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Мы возвращаемся в студию светлого радио.

Напомню, что у нас в гостях сегодня игумен Августин Неводничек, наместник Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря Ростова Великого, Мария Рубцова — историк, референт наместника этого монастыря по научной работе.

Мы говорим о Ростове, о монастыре, о личности Димитрия Ростовского.

Отец Августин, Вы — наместник этого монастыря уже на протяжении 7 лет, если я не ошибаюсь, да?

О.Августин:

— Да.

А.Пичугин:

— И приехали Вы в Ростов Великий из Тулы?

О.Августин:

— Их Тулы... не совсем так. Я приехал сначала в Ярославль — меня пригласили на должность проректора по учебной работе Ярославской семинарии, и, впоследствии уже, был поставлен наместником Спасо-Яковлевского монастыря.

А.Пичугин:

— А какие-то личные Ваши ощущения, переживания, связанные и с Ростовом, и с монастырём — наверняка, за 7 лет есть, что рассказать, и наверняка... какое-то такое вот... переживание... какое-то... ну... есть?

О.Августин:

— Конечно. Если сравнивать древнюю Ростово-Ярославскую землю с землёй Тульской, то поразило обилие тех святынь, которые веками возгревались на Ростово-Ярославской земле. А ведь в Туле — не так. Там есть прославленные святые, но на Ростово-Ярославской земле их — обильное множество.

А.Пичугин:

— Ну... у Тулы — своя история.

О.Августин:

— У Тулы — да!

А.Пичугин:

— Это разные... тут как-то вот... пока так получается, что Москва — она, волей-неволей, действительно, находится на средоточии таких путей... Потому, что — всё резко меняется на юг, и всё резко меняется — на север.

То есть, когда... я просто очень часто езжу в сторону Ростова, поэтому — проезжаешь Сергиев Посад, и уже кажется, что начинается совершенно другой... другой пейзаж, да? Едешь в сторону Тулы, и где-то за Подольском пейзаж тоже меняется... как-то дышится по-разному даже. Несмотря на то, что между Тулой и Ростовом — ну, что там... ну... 150 км.

О.Августин:

— Да и характеры у людей разные.

А.Пичугин:

— Характеры разные, да, наверное.

О.Августин:

— Когда попадаешь на Ростово-Ярославскую землю, то ты видишь, что значительную часть времени русского человека — идеалом были святые. Вот те святые, о которых в своих бессмертных произведениях писал святитель Димитрий. Я сейчас говорю о Четьих-Минеях, которые были излюбленным чтивом русского человека.

И русский народ ведь, задолго до святителя Димитрия, осознавал себя Святой Русью. Мы часто об этом говорим, и, конечно, это не означало, что русские люди считали себя сплошь состоящими из святых, но означало...

А.Пичугин:

— У нас, за 200 лет до святителя Димитрия, появился такой термин «Северная Фиваида», да? Это — дальше на Север, да?

О.Августин:

— Да...

А.Пичугин:

— Но это именно вот такое духовное сосредоточие монастырей — севернее Ростова, но часть из них относилась к Ростовским землям каким-то образом...

О.Августин:

— Безусловно! Безусловно, да! И... так вот, русский народ называл себя Святой Русью — это не означало, что русские люди считали сплошь себя состоящими из святых. Но что это означало? Что мерил — мерил русский человек себя, своих сынов — лучшими из своего народа. И лучшими, прежде всего, в области духовно-нравственного совершенства. Веками идеалом на Руси были — святые, и это помогало людям быть выше, чище.

Вот, в Священном Писании есть слова: «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Веками сокровище русского человека было не в какой-то громыхающей внешней силе, а было оно в поразительной духовной красоте, утончённой святости.

Повторюсь — веками идеалом на Руси были святые. Не банкиры, не голливудские звёзды... хотя, тогда их не было, но... всё равно, была альтернатива... а вот — к святым люди тянулись.

А.Пичугин:

— Мария, у Вас какие личные переживания связаны с монастырём, с Ростовом?

М.Рубцова:

— У меня — самые непосредственные личные переживания связаны со святителем Димитрием. Дело в том, что я приехала в Ростов, вообще, будучи рождённой и прожившей большую часть, на тот момент, своей жизни в городе Киеве. И святитель Димитрий — это...

А.Пичугин:

— То есть, у Вас, как раз, путь такой...

М.Рубцова:

— ... да... это мой земляк. Конечно, я в жизни никогда не планировала, что я выйду замуж и поселюсь в древнем русском городе Ростове. Это — первое.

А второе — мне тоже недавно пришлось как-то подумать: а, собственно, почему я вот так скрупулёзно занимаюсь святителем Димитрием? Дело в том, что я, вообще-то, занимаюсь историей агиографии всей Ростовской земли, и пишу про разных святых, и выступаю с лекциями на эту тему, и о разных знаменитых людях. Потому, что мне всегда интересно — чтобы история была живой, её надо через людей, конечно, рассказывать.

И вот, со святителем Димитрием получилось, что связь у меня — какая? Во-первых, я закончила Свято-Тихоновский Университет Православный, и, как выяснилось, поступала я в него в День памяти святителя Димитрия в октябре, а заканчивала — выдали мне диплом — 10 ноября, тоже День памяти святителя Димитрия. И моя выпускная работа была, конечно, посвящена святителю Димитрию.

Но и ещё, неожиданно... у меня просто первое образование — оно никаким образом не связано с историей, с гуманитарными науками. Моё первое образование — медицинское, и вот, интересно оказалось то, что наша медицинская база, где мы проходили практику, в Киеве, находилась на территории какого-то древнего монастыря. На тот момент — это было, всё-таки, слишком давно — я даже не знала, что это. Но, поскольку здания были очень интересные, я стала расспрашивать, искать — это Киевский Братский монастырь. Киевский Братский монастырь — это та обитель, на территории которой возникла Киево-Могилянская школа, в которой учился святитель Димитрий. А совсем рядом — недалеко, на соседней улице — находился дом, в котором жила вся семья казацкого сотника киевского Саввы Григорьевича Туптало. И под стенами этого дома находился, и до сих пор существует, находится известнейший Киевский монастырь — Флоровский женский монастырь. Вот — это был мой Детский садик. Я ездила туда с другого конца города — меня туда просто определили.

И вот, я бы сказала так, что святые нас таким образом выбирают. Потому, что — как ещё по-другому, кем мне ещё нужно было заниматься, когда я приехала в Ростов?

Первое, куда мы пошли — это были мощи... храм с мощами святителя Димитрия, ну и...

А.Пичугин:

— В монастыре, да?

М.Рубцова:

— Да, в монастыре — в Спасо-Яковлевском монастыре. И выяснилось, что рассказывают о святителе Димитрии по брошюркам-перепечаткам XIX века. Конечно, это никуда не годится сейчас, и постепенно вот стали... тем более, я училась тогда в Свято-Тихоновском Православном Гуманитарном Университете, ну и — стала собирать материалы. Изучила все монографии, какие есть, постепенно вникла в эпоху, и так — вот уже более 20 лет я занимаюсь этой тематикой скрупулёзно, и это, такое, приоритетное направление в моей научной деятельности — назовём так.

А.Пичугин:

— То есть, Вы и экскурсии, наверное, водите по Ростову какие-то, связанные с ростово-ярославскими святыми?

М.Рубцова:

— Скажем так, я вожу экскурсии для людей, кто хочет какие-то углублённые знания получить. Поскольку мои экскурсии — они не быстрые, и для обычных экскурсий у нас есть, честно говоря, экскурсионная паломническая служба.

Я вожу, конечно, для преподавателей ВУЗов, для студентов, для специалистов — то есть, для такой аудитории, которая хотела бы задержаться, а не бегом что-то узнать.

А.Пичугин:

— Это важно! Очень важно, что в таких городах, как Ростов, есть такие люди, как Вы, которые... потому, что ведь город по-разному может раскрываться — любой. Кому-то достаточно обзорной экскурсии, которая, там... час займёт времени, но при этом человек поставит галочку, что он был в Ростове, и будет кому-то рассказывать, и, может быть, интересно, и его заинтересует, но есть люди, которые хотят, действительно, «с полным погружением» оказаться в городе. Вот, наверное, как раз, Вы и приходите.

М.Рубцова:

— Да, и приятно то, что когда такие люди возвращаются, со своими друзьями, с какими-то другими группами — очень много студентов и учеников.

Потому, что одна из тем таких, эксклюзивных, которые мы раскрываем — это школы во времена, когда жил святитель Димитрий. Первые русские школы. Это школы, которые он основал в Ростове. Как строился учебный процесс, быт учащихся — темы мало изученные, и, уж тем более, малоизвестны широкому кругу. Вызывают неизменный интерес. Очень много проводим среди школьников и педагогам таких экскурсий.

А.Пичугин:

— У вас есть проект, который, я так понимаю, что получил Президентский грант. Он называется «Просветительская мобильная выставка: жизнь, труды и эпоха митрополита Димитрия Ростовского». Верно, да?

М.Рубцова:

— Да. Мы уже, практически, год... более года работаем с этим проектом.

А.Пичугин:

— Расскажите подробнее, почему — мобильная? То есть, вы по регионам ездите, или как? Или — по Ростову?

М.Рубцова:

— Да. Дело в том, что... вот мы здесь говорили о нашем монастыре — монастырю шесть с лишним веков. В нём большее всего количество святынь сосредоточено всего города Ростова. И, при этом, ещё много знаменитых людей, которые поучаствовали в истории монастыря. Рассказать об этом обо всём совершенно невозможно — это будет только по верхам, кратко. А тут ещё и личность святителя Димитрия — абсолютно яркая, многогранная, уникальная.

И выяснилось, что о нём мы не успеваем рассказать так, как нам бы хотелось. Чтобы люди им заинтересовались, стали читать его произведения, узнавать, в конце концов, эпохальные события, на фоне которых он жил, и очень важные для истории таких стран, как Россия, Украина и Белоруссия.

Поэтому и возникла идея создания передвижной выставки — а чем мы не художники-передвижники? Они, в своё время, создали... такую возможность дали людям — обычным, простым — в провинции, в разных небольших городах увидеть великие полотна, свои произведения. У нас великих полотен нет, но у нас есть яркие и интересные рассказы.

Мы создали экспозицию, которая тоже яркая, красивая. Мы получили уже огромное количество отзывов — от посетителей, от музейных сотрудников, от научных работников — о том, какая у нас интересная, привлекательная, доступная, популярная для современного человека выставка, как доступно изложен материал.

А.Пичугин:

— А... всё-таки, почему она — «мобильная»? Она находится постоянно в Ростове? Или вы с ней переезжаете в разные места?

М.Рубцова:

— Нет. Она изначально была запланирована... В Ростове мы, у мощей святителя Димитрия, и так про него расскажем. Она, как раз, придумана для того, чтобы мы ездили по городам. И важные вехи в жизни святителя Димитрия, в жизни нашего Государства — этого периода обязательно, яркие моменты культуры, которые до сих пор оказывают влияние на культуру нашей страны — мы об этом рассказываем. И, конечно, знакомим ещё и с творчеством святителя Димитрия.

Это, как раз, самый уязвимый момент. Потому, что все слышали, что он создал Четьи-Минеи, а что он сделал ещё — не знает никто. И мы популярно, доступно это излагаем. Проводим огромное количество встреч, бесед, лекций с приглашёнными специалистами — то есть, людьми, которые исследуют... как раз, специалисты по культуре и истории эпохи святителя Димитрия у нас участвуют.

А.Пичугин:

— А куда уже удалось съездить?

М.Рубцова:

— У нас сейчас проект — на завершающем этапе. Первое место, в котором мы открылись — это был Угличский музей-заповедник. И открытие выставки, опять же... мы не подгадывали, но вот так произошло — 18 мая. Это — международный день музеев. Таким образом, мы вдруг стали как профессиональные музейщики — нас все поздравляли с этим.

И на данный момент выставка проходит в Спасо-Преображенском кафедральном соборе города Рыбинска — это 6-е место её проведения. Последнее — целый ноябрь — выставка будет в Ярославской областной универсальной научной библиотеке им. Некрасова.

А.Пичугин:

— Получается, за пределы Ярославской области вы не выезжаете?

М.Рубцова:

— Ну, честно говоря, это было условие гранта. Что, поскольку мы первый раз получали грант, мы должны были проявить себя на региональном уровне. Мы — проявляем, а самое интересное — что жители Ярославской области нам постоянно говорят о том ( только это мы и слышим ), что «мы ничего не знали, и теперь будем читать о святителе Димитрии, будем читать его произведения».

Мы даём такую возможность. Мы заинтересовываем, так сказать, зароняем семена, а есть большой сайт, созданный в рамках проекта. Он называется «Святитель Димитрий Ростовский. Жизнь, труды, эпоха» — dimitryrostovsky.ru, очень просто. И на нём — огромное количество статей, все труды — и в дореволюционной орфографии, и всё, что есть — перенаборы на современный русский язык, всё на этом сайте есть. На данный момент в нём 465 публикаций, каждую неделю мы дополняем, постоянно размещаем новые материалы.

И сайт, и весь проект имеет научно-популярную направленность. То есть, с привлечением научных исследователей, сотрудников мы знакомим людей с тем, что удалось узнать об эпохе святителя Димитрия, о нём самом, о его творчестве, и популярным языком это транслируем на широкую аудиторию.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня гости из Ростова Великого — игумен Августин Неводничек, наместник Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря, и Мария Рубцова, историк, референт наместника по научной работе.

Мария, Вы говорите, что многие даже в Ярославской области не знали... по крайней мере, подробностей о жизни Димитрия Ростовского. Ну, может быть, как раз, это и происходит потому, что Ростов, даже и у жителей Ярославской области, в большей степени ассоциируется с «на Дону», с городом на Дону. Поэтому и личность Димитрия Ростовского как-то у многих... я вот не по себе, а по некоторым знакомым знаю просто, что у людей, действительно, Димитрий Ростовский — ассоциация первая — это Ростов-на-Дону. Хотя, она и чем-то верна.

М.Рубцова:

— Ну, дело в том, что ситуация, которая дала толчок для того, чтобы мы действительно вышли с такой... широкой проповедью, рассказом о святителе Димитрии, какие эпизоды? Да неоднократно мы слышим: в монастыре ходит человек, и в сотовый телефон он говорит: «Да, да, я сейчас, как раз, в Ростовском Кремле... Где? Да, в Ростове-на-Дону». Мы подходим и говорим: «В каком же Вы Ростове-на-Дону? Вы же в Ростове находитесь! А перед входом, где Вы сейчас заходили, была табличка: „Спасо-Яковлевский Димитриев мужской монастырь“ — это совершенно не Ростовский Кремль!»

Но... это происходит постоянно. Как можем, на своём уровне, мы постоянно людям рассказываем, так сказать — доводим до их сведения, где они находятся, как это называется. И — что такое город Ростов-на-Дону: Темерницкая таможня, названная по указу императрицы Елизаветы Петровны... перед самой кончиной в 1761 году она дала этой крепости название «Крепость Дмитрия Ростовского». Произносить это было очень сложно, поэтому — то говорили «Ростов», то говорили «Ростов-южный», но потом уже определились, и возникло название «Ростов-на-Дону» постепенно — для того, чтобы отличать от города Ростова.

А.Пичугин:

— Ну, это мы так — весело шутим, что кто-то приехал, искал Спасо-Яковлевский монастырь в Ростове-на-Дону, а, на самом деле, у людей-то может быть трагедия — приехали за полторы тысячи километров, а оказалось, что — не туда.

М.Рубцова:

— Есть такие моменты. Но мы всегда говорим: «Мы же современные люди — Вы же посмотрите, прежде чем...» При мне — начальнику нашей экскурсионной службы звонок, он подробно начинает выяснять, где его ждёт экскурсионная группа, которая приехала к нам — договорились, всё. Он выясняет, и говорит: «Какие ворота? Нет у нас таких ворот вот здесь! А вы где находитесь? Какая улица... да нет такой у нас в городе улицы! Подождите, пожалуйста... вы — в Ростове, в Ярославском?..» — и тут он говорит: «Какой Ростов-на-Дону? Мы же договаривались встречаться в Ростове Ярославском!» То есть, действительно, это...

А.Пичугин:

— А они на экскурсию к вам приехали, по идее, да?

М.Рубцова:

— По идее — да. А попали... ну, хорошо — познакомятся с другим городом!

А.Пичугин:

— Отец Августин, проект, о котором мы сейчас говорили... по словам Марии — он на стадии завершения. Но будет ли какое-то продолжение у него?

О.Августин:

— На стадии завершения — первый этап этого проекта. Мы, естественно, будем его продолжать. И ключевое место в этом проекте, наверное, занимает то, что святитель Димитрий, родившись под Киевом, сейчас находится в Спасо-Яковлевском монастыре. То есть, он является тем мостиком, который соединяет два братских народа — русский и украинский, а на самом деле — единый народ. И, как сказал при открытии памятника в родном для святителя городе Макарове, мэр этого града, что: «Святые мощи Димитрия Ростовского находятся у вас в Ростове, но пуповина его зарыта в Макарове. И вот — да, если внешние силы...

А.Пичугин:

— Ну, не соврал!

О.Августин:

— ... да, безусловно... вот, — если внешние силы нас разъединяют, то личность святителя Димитрия — наоборот, собирает воедино».

А.Пичугин:

— Это — правда!

О.Августин:

— Да, и мы хотели бы сделать всё, в рамках этого проекта, для того, чтобы помочь святителю Димитрию это сделать. Мы очень хотели бы, чтобы эта выставка прошла и в Москве, и в Киеве. Посмотрим, как это у нас получится.

А.Пичугин:

— Ох, это было бы очень хорошо! Потому, что Вы — абсолютно правы...

О.Августин:

— Собственно, для этого проект и начинался!

А.Пичугин:

— Такие выставки, такие проекты, и такие личности — как раз то, что ведёт нас к объединению. Хотелось бы в это верить, по крайней мере.

А какие ещё проекты сейчас есть у монастыря? Или, может быть, вы... что-то собираетесь начинать, реализовывать, помимо проекта, связанного с Димитрием Ростовским? Потому, что, действительно, Спасо-Яковлевский монастырь... как Вы говорите — крупнейший мужской монастырь Ярославской области. Ну, и, наверное, он — один из крупнейших в России ещё, к тому же, да? И наверняка у вас достаточно богатая на события жизнь?

О.Августин:

— Вы знаете, у нас существует совершенно богатая издательская и научная деятельность. В честь и память о святителе Димитрии — всё у нас, главным образом, происходит вокруг его личности. Это и международные конференции, которые проводятся в честь и память о святителе, где поднимаются темы, связанные с его личностью, с его творчеством.

И удивительно, для меня лично, было то, что — вот, приезжают светские специалисты, и с таким вдохновением, и с такой любовью рассказывают про святителя Димитрия, какой не встретишь и среди духовенства! Приезжают из Белоруссии, раньше приезжали из Киева, с Украины.

И непосредственное отношение к нашей издательской деятельности имеет присутствующая здесь Маша Рубцова — она, я думаю, очень хорошо бы и сама про это рассказала...

А.Пичугин:

— Сейчас мы попросим...

О.Августин:

— Тем более, да — о издательских планах монастыря. Это — непосредственное её послушание, сфера её ответственности.

А.Пичугин:

— Мария?

М.Рубцова:

— Ну, раз заговорили про издание, я, конечно, не могу не сказать, всё-таки, что в рамках проекта «Передвижная выставка» — так проект называется... а, между тем, он состоит из большого количества составляющих, очень важных, мощных, над которыми много работали.

Например, в рамках проекта сделано две книги. Первая книга — это сборник научных статей, в котором учёные из трёх государств, объединённых жизнью и служением святителя Димитрия — это Украина, Россия и Литва — издали свои статьи. Не смотря на все современные события, мы продолжаем сотрудничать, продолжаем работать.

Все наши научные сборники — может быть, это звучит скучновато, а между тем, у нас всегда — большое количество иллюстраций. Потому, что мы говорим, что люди — чтобы захотели открыть книгу, и не захотели её обратно положить. И постоянно мы получаем такие отзывы, что «у вас — очень красивые, ярко оформленные книги». И, даже не смотря на то, что они научными называются некоторые, их не скучно читать.

Так вот, такая книга у нас вышла в рамках проекта, и мы о ней рассказываем, когда проводим свою передвижную выставку. Называется этот сборник «Православие и православная культура в эпоху святого Димитрия Ростовского» — 21 статья учёных филологов, искусствоведов, богословов, культурологов из трёх стран — Литвы, Украины и России.

Это — для научного сообщества. А для людей широкой аудитории у нас, например, проведена большая работа — какого плана?

Святитель Димитрий вошёл в историю русской культуры, в том числе, и под названием «российский Златоуст». За что его так назвали? За то золотое слово, которым он обладал. За его живые проповеди. У него, действительно, уникальные проповеди! Очень простые.

Я столкнулась с такой ситуацией — неоднократно сталкиваюсь, что когда я говорю, что — вот, проповеди святителя Димитрия, реакция, в основном: «Ну, это же — эпоха барокко, это очень скучно — так витиевато, замысловато, это нагромождение образов!..» Это всё — неправда. Если вы откроете...

А.Пичугин:

— А откуда люди про это знают? Это же XVIII век... XVII даже. Много ли у нас специалистов, которые знают, как тогда люди говорили?

М.Рубцова:

— Видите ли, всё дело в том, что к нам, действительно, приезжают большое количество и туристов, и паломников. Я в монастыре уже 21-й год, и за это время наобщалась с большим количеством самых разных людей.

И, как раз, если приезжают люди светские, и те же преподаватели ВУЗов каких-нибудь, и я начинаю рассказывать о доступности произведений святителя Димитрия, мне вот, как раз, и выдают, что «эпоха барокко — это достаточно витиевато, замысловато...» А я говорю, что — да, проповеди современников святителя Димитрия знают только узкие специалисты, вот они их и изучают. А проповеди самого святителя Димитрия — их невозможно закрыть.

Ну, вот... что сделали мы, например, в рамках проекта? У нас вышла книга. Она называется «С именем Христовым в сердце. Избранные поучения святителя Димитрия Ростовского». На данный момент известно 136 проповедей, которые приписываются святителю Димитрию, которые под его именем издавались в дореволюционной России. В современной России они не издаются, к сожалению.

Мы взяли 36 проповедей из этого числа, сократили их, потому, что в XVII веке, действительно, проповедь иногда длилась дольше, чем само Богослужение. Почему так происходило? Потому, что большинство людей читать не умели, ничего не понимали, что происходит в храме.

Святитель Димитрий был очень практичным человеком. Он всегда...

А.Пичугин:

— Это ещё и некоторое протестантское влияние, где акцент делался на проповедь.

М.Рубцова:

— Возможно, но я всегда это связываю с тем, что он воспитан на традициях Братств православных, где обязательно воспитывали апологетов — для этого и школы создавали изначально. И он привык всё, говоря современным языком, «разжёвывать». Он, в проповедях, одну и ту же мысль мог по 5-6 раз говорить. Конечно, мы это сократили в современном варианте, но оставили, естественно, основную мысль, ход мысли святителя Димитрия, и его яркие образы — и читать их стало очень легко, просто и доступно.

И — хотелось бы, чтобы люди открыли эту книгу. Уж не говорю «читайте 36 проповедей», прочитайте несколько — посмотрите, как защищали православную веру в этот тяжёлый век, в который пришлось жить святителю Димитрию. Человек не прожил ни одного дня своей жизни, чтобы не шла какая-нибудь война — вообще, ни одного! Всё время кто-то с кем-то воевал. А он — либо был в гуще событий, либо жил на этом фоне.

Что касается дальнейших наших издательских планов — да, конечно, они есть. Связаны они, безусловно, и со святителем Димитрием, но ещё и... как я уже говорила, занимаюсь я агиографией Ростова Великого, всей Ростовской земли — то есть, описанием святынь и жизни святых. До сих пор не написан Ростовский патерик — в то время, как это 100 с лишним святых.

А.Пичугин:

— Есть же «Собор Ростово-Ярославских святых», который в середине ХХ века, в его второй половине был утверждён, по инициативе митрополита Никодима... утверждён Патриархом Алексием.

М.Рубцова:

— Да. И планы есть такие, что... опять мы, как всегда, не что-то в одиночку делаем, а, безусловно, привлекаем специалистов, кто нам может помочь, поддерживаем контакт вот с моей альма-матер — это Свято-Тихоновский Православный Гуманитарный Университет. Кстати сказать, в этом Университете есть целая кафедра «Центр история богословия и богословского образования», и на этой кафедре пристально изучается киевское богословие — как раз, киевская богословская школа. А это — непосредственная связь со святителем Димитрием. Поэтому, у нас есть, над чем работать — в этом плане тоже.

А.Пичугин:

— Ну... мы уже будем заканчивать нашу программу, вот так — час прошёл!

Просто в завершение, помимо церковной темы... ведь, Ростов — прекрасный город! Так, вот... все доезжают до Суздаля, до Переславля, до Ярославля, иногда проезжая Ростов мимо, или приезжают только в Спасо-Яковлевский монастырь и в Ростовский Кремль, а, на самом деле, столько всего!

Поречье-Рыбное — с самой большой негородской, сельской колокольней в России — чудесное место! Церковь Иоанна Богослова на Ишне — прямо перед въездом в Ростов, с левой стороны от трассы. Единственная деревянная церковь в такой близости от Москвы XVII-го века, которая никуда не перевезена, ни в какой музей, и стоит на своём месте. Да столько всего! Озеро Неро, остатки монастыря — простите, запамятовал, как он называется, который всё пытаются восстановить, на окраине Ростова...

М.Рубцова:

— Петровский...

О.Августин:

— ... либо — Авраамиев, Богоявленский...

А.Пичугин:

— Авраамиев! Да, да, да... вот, я про Богоявленский Авраамиев монастырь. Тоже — стоит посмотреть, хотя там сейчас только руины, но...

О.Августин:

— Он восстанавливается!

А.Пичугин:

— Восстанавливается, но пока ещё он... такой... руинированный, в общем-то, к сожалению. Ну, столько всего в Ростове! Так, что туда обязательно стоит приехать.

Спасибо большое нашим дорогим гостям! Я напомню, что сегодня в программе «Светлый вечер» были: наместник Спасо-Яковлевского Димитриева монастыря в Ростове Великом игумен Августин Неводничек, Мария Рубцова — историк, референт наместника монастыря по научной работе.

Прощаемся с вами до новых встреч. Спасибо большое, и всего хорошего!

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА».

Другие программы
Крестный ход сквозь века
Крестный ход сквозь века
Рифмы жизни
Рифмы жизни
Авторская программа Павла Крючкова позволяет почувствовать вкус жизни через вкус стихов современных русских поэтов, познакомиться с современной поэзией, убедиться в том, что поэзия не умерла, она созвучна современному человеку, живущему или стремящемуся жить глубокой, полноценной жизнью.
Моё Поволжье
Моё Поволжье
Города и села, улицы и проспекты, жилые дома и храмы. «Мое Поволжье» - это увлекательный рассказ о тех местах, которые определяют облик Поволжья – прекрасной земли, получившей свое название по имени великой русской реки Волги.
Встречаем Пасху
Встречаем Пасху

Также рекомендуем