«Служение мирянина». Светлый вечер с Николаем Бреевым (07.11.2018)

Служение мирянина (07.11.2018) - Часть 1
Поделиться
Служение мирянина (07.11.2018) - Часть 2
Поделиться

Николай Бреев.
Фото: vk.com

У нас в гостях был директор издательства «Никея», член издательского совета Русской Православной Церкви Николай Бреев.

Мы говорили о форуме активных мирян «Фавор» и о том, как человек может своими талантами служить Церкви и людям.


А. Пичугин

— Здравствуйте, дорогие слушатели. В этой студии приветствуем Вас мы, Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— …Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Сегодня здесь, в этой студии вместе с нами и с Вами этот ближайший час, эту часть «Светлого вечера» проведет Николай Бреев — директор издательства «Никея», член Издательского совета Русской Православной церкви. Добрый вечер, здравствуйте.

Н. Бреев

— Добрый вечер, здравствуйте.

А. Митрофанова

— Я бы все-таки добавила еще к регалиям — многодетный отец. Мне кажется, это очень важно, особенно в контексте того разговора, который мы сегодня будем вести.

А. Пичугин

— Кстати, говорить мы будем, в том числе, и про Форум активных мирян — сейчас Вы нам про него подробнее расскажете. Многодетные — это активные миряне, если они члены Церкви? Вот фактом своей многодетности они сразу попадают в число активных мирян или нет?

Н. Бреев

— Ну, вообще слово «активность» или «действие» — наверное, это такое одно из самых древнейших слов и понятий, потому что мы знаем, что первые заповеди Бога к человеку… В первой главе Книги Бытия мы можем прочитать, что Господь сказал: «Идите, населяйте землю и владейте землей». То есть это такое активное повеление — идти и действовать. И слово вообще «действенный» мы встречаем часто в Евангелии. Есть такая тоже максима, что вера без дел мертва, в апостольских посланиях. Конечно, я так сразу глубоко копнул, но чтобы уже расставить сразу все точки над «и», что действительно многодетные — это… (Смеется.)

А. Митрофанова

— А я как раз сижу и думаю о том, что там же, в начале «Книги бытия» есть еще заповедь «Плодитесь и размножайтесь», поэтому многодетные — они сразу все исполняют: и то, что сказано про активность, и то, что сказано про чадородие, и это прекрасно.

Н. Бреев

— Да. Но, с другой стороны, действительно, еще и многодетность просто тебя побуждает к действию. Потому что понятно, что если сидеть на печи и только философствовать… Хотя я сам философ по образованию… (Смеется.)

А. Митрофанова

— (Смеется.)

Н. Бреев

— …то, конечно, в этой многодетности ты будешь не очень успешен — чтобы обеспечить семью, чтобы…

А. Митрофанова

— Но, при том, что Вы философ, у Вас, в общем, довольно активная жизненная позиция. И Форум активных мирян, который 14 ноября будет проходить в Москве, в Колонном Зале Дома Союзов, это одно из таких дел, в которых Вы принимаете самое активное участие. Вы могли бы рассказать чуть подробнее, а что же это за форум такой и на что он направлен?

Н. Бреев

— Вы знаете, в одной древней притче была такая фраза: «Люди научаются от людей». То есть люди учатся от людей. Мы получаем знания и опыт проживания своей жизни не от откровения, которое к нам лично снисходит. Хотя, конечно, такое тоже возможно, и, собственно, в христианстве полно таких примеров, когда Господь открывается лично.

А. Митрофанова

— У Марии…

Н. Бреев

— Это, кстати, тоже можно сказать, что один из таких обязательных аспектов — иметь через молитвенную связь… в общем, видеть и слышать знаки Божии, относящиеся прямо к тебе. Но все-таки люди учатся у людей. То есть мы смотрим друг на друга, мы анализируем, мы ищем свой путь через примеры путей других людей. И, собственно, в христианстве всегда так и было. Христос говорит о Себе, что «Я Есть Жизнь и Истина, Путь и Жизнь». И вот, собственно, Форум активных мирян — это такой современный формат, это форум для всех. То есть это не какой-то профессионально узкий форум тех, кто, я не знаю, занимается сугубо миссией или сугубо церковным служением. Нет, это вот мы делаем формат для всех, кто считает себя православным христианином либо начинает свой путь в православии. В христианстве это форум для всех.

А. Пичугин

— А как Вы можете в двух или даже в трех словах, максимум, сформулировать саму идею? Смотрите, у нас достаточно много храмов — в Москве даже, берем одну Москву. Вот есть прихожане, среди них люди светские, сугубо светские — инженеры, радиоведущие, журналисты, кто угодно — слесари-сантехники. Вот они все приходят… Кто-то из них приходит на этот форум — ну для чего? Они как-то участвуют в церковной жизни, их объединяет, конечно же, хождение в Церковь, вера в Бога, но, в конце концов, у каждого из них своя собственная жизнь, в том числе и профессиональная. Вот для чего их всех вместе собирать? Для чего историка совмещать с инженером, а слесаря-сантехника — с телеведущим? Вот что они друг для друга могут такого дать в профессиональном смысле, и как это все совместить еще с тем, что они верующие? Вот в двух словах Вы можете как-то на это ответить?

Н. Бреев

— Ну, вопрос очень длинный… Ответить на длинный вопрос в трех словах — это высшее мастерство…

А. Пичугин

— Ну, если его укоротить, то для чего вообще нужен этот форум?

Н. Бреев

— Но я все-таки попробую ответить в трех словах. Наш такой вот минимизированный весь смысл — это вера, вдохновение и опыт. Это вот если кратко отвечать, это вот что составляет такую суть. Если более развернуто отвечать, зачем нужен подобный форум для людей, которые имеют свой приход… Но также не будем забывать, что огромное количество людей не имеет своего прихода, то есть воцерковляются или ищут путь — для них тоже важен пример. Но даже для тех, кто уже воцерковлен и имеет свою общину, существует очень большая проблема разделения своей жизни как бы на две части. То есть, с одной стороны, я участвую в таинствах Церкви, с одной стороны, более или менее участвую в какой-то общинной жизни у себя на приходе, где-то она есть, где-то она хорошо развита, где-то она менее развита… Бывает, общинная жизнь практически отсутствует… Ну, не важно, да? Но даже там, где есть какая-то общинная жизнь, дальше люди выходят в мир, и будто бы зачастую формируется такое ощущение, что все, ну, скажем так, божественное, все благодатное происходит внутри вот этой вот замкнутой церковной общины, а в миру как будто я проживаю некую вторую жизнь, может быть, какую-то другую часть своей жизни.

А. Митрофанова

— Отбываю срок?

Н. Бреев

— Может быть даже, не отбываю срок,, может быть даже, мне там очень здорово. Но чувство вины какое-то определенное у меня возникает. И, знаете, это явление, которое можно назвать профанированием части своей жизни, то есть какого-то, может быть, подсознательного даже не изгнания, но игнорирования Бога в своей жизни. То есть, условно говоря, вот здесь я христианин, а вот здесь я профессионал. Вот здесь я следую канонам Церкви, а вот здесь я пытаюсь искать какие-то компромиссы. И вот эти вопросы зачастую человеку мешают ощущать себя целостно и более осознанно всю свою жизнь. Потому что мы в Евангелии видим очень много примеров, когда Христос говорит о царстве, которое не может устоять, если оно распадется на две части. Ну и, соответственно, зачастую если мы приняли веру в Иисуса Христа, если мы окрестились у Христа и проходим свой путь в светском пространстве, то есть наш жизненный путь проходит в нем и мы разделяем, что вот здесь Божественное, а вот здесь в моей жизни нечто иное, вот это и есть разделение как бы на два царства. И попробуй устоять.

А. Митрофанова

— То, что называется «Христианство И», по-моему, в «Письмах баламута» Льюиса, где взрослый и умудренный опытом бес учит маленького, соответственно, Бесенка, начинающего, как ему победить человека, как ему человека с пути праведного свернуть на кривую дорожку и таким образом завладеть его душой. Он говорит: «А ты сделай его христианином «и». — «Это как?». — «Ну пусть он у тебя будет, допустим, по воскресеньям христианин, а потом, во все остальные дни он у тебя будет — вот тут христианин, а тут — политик. Или христианин — «и» общественный деятель. Христианин — «и»… Я не знаю, ну, кто-нибудь — там, врач какой-нибудь. Или «и учитель», или кто-то еще. То есть, иными словами, расщепи человеческую природу так, чтобы нарушилась внутренняя цельность. Хотя, конечно же, христианство — оно, если оно как-то правильно нами воспринимается, то оно пронизывает всю нашу жизнь. И тогда речь идет действительно уже о гармоничном человеке. Вот ты, Леш, когда сказал про то, чем эти люди могут быть профессионально друг у друга научиться, — вот те самые разные, которые соберутся, например, на Форуме активных мирян, я подумала: мне кажется, это же не про профессию речь, наверное? Это же, скорее, про человеческие какие-то модели поведения, про образ жизни, в конце концов, а не про то, как мы, такие разные люди в профессиях, взаимодействуем друг с другом на почве христианства? Хотя, наверное, и это тоже?

Н. Бреев

— Вы знаете, да, это тоже, конечно. Потому что если мы просто объективно посмотрим на то, как протекает наша жизнь, то мы увидим, что большая часть жизни, особенно такой активной части нашей жизни, протекает в каких-то рабочих моментах, конечно. И, естественно, у каждой профессии есть определенная, знаете, профессиональная деформация, есть определенная зона риска, скажем так, даже если с духовной стороны смотреть. И с этой точки зрения, конечно, опыт банкира и опыт телеведущего или опыт… Ну, это какие-то такие беру архетипы, потому что, в принципе, не важно — я тут взял банкиров и телезвезду, но на самом деле, даже если я не являюсь высокопоставленным человеком или занимающим какой-то серьезный пост, все равно эти искушения есть, но есть какие-то особые виды, ну, не то, что искушений… То есть это слово — оно такое… Надо аккуратно его употреблять, потому что мы часто искушаем сами себя…

А. Митрофанова

— (Смеется.) Есть такое!

А. Пичугин

— Мы с места в карьер начали обсуждать сам форум, мы даже не сказали, где и когда он пройдет. 14 ноября в Колонном зале Дома Союзов. 14 ноября. И вот здесь у Вас значатся среди выступающих такие активные миряне, как создатель сети «Чайхона № 1» Алексей Васильчук, продюсер и режиссер Эдуард Бояков, инвестор и меценат Илья Зибарев, руководитель проекта «Общее дело»… Правда, у Вас тут через запятую священнослужители перечислены — это митрополит Тихон Шевкунов, это отец Алексей Яковлев, который создал проект «Деревянные храмы Севера», и так далее, и так далее. Здесь и Владимир Легойда, и Анна Кузнецова, Уполномоченная по правам ребенка в России…

А. Митрофанова

— Тутта Ларсен…

А. Пичугин

— Тутта Ларсен, Борис Корчевников, тележурналист. Достаточно много очень известных людей, состоявшихся в этой жизни и в Церкви тоже. Но Вы говорите о том, что на форум могут прийти все желающие, в том числе и люди, чьи имена никак не известны. Мы, когда приходим в храм, видим — на службе стоят совершенно никому не известные люди. От того они хуже, естественно, не становятся, чем перечисленные выше. Но могут ли эти люди прийти на форум и выступить там? И участвовать наравне с Борисом Корчевниковым или Владимиром Легойдой в дискуссиях?

Н. Бреев

— Вопрос имеет, конечно, свой ответ. Это определенная степень публичности. Потому что это тоже определенный крест. Не всякий человек готов говорить о себе откровенно и честно… ну, объективно, да? И здесь у нас на форуме есть и люди неизвестные. Их не так много, действительно, Вы правы. По большей части, это люди, которые имеют определенное положение в обществе и известны широкому кругу людей. Ну, собственно, наверное, подобный опыт и рождает массу вопросов — каким образом возможно пройти по пути самореализации в светском обществе и не только остаться христианином, быть христианином, чувствовать себя христианином, быть свидетелем о Христе? Но даже если я малоизвестный человек и я осознаю свою жизнь как служение, у меня есть определенный опыт переживания этого служения. Если я ощущаю свою жизнь как цельное пребывание со Христом и хочу этим поделиться — да, конечно, это очень важный пример, потому что Вы правы, что иногда эта публичность и известность является, скажем так, антиалиби, в определенной степени, да? То есть мы больше доверяем человеку малоизвестному, нежели тому, кто известен какими-то своими разными проектами, условно говоря, и вдруг он здесь предстает в контексте православного христианина. Но вот открытие нашего форума и состоит в том, чтоб показать не столько профессиональную его часть жизни, не столько ту сторону, которая и так всем известна (какая-то успешность, людская молва, слава и так далее), а его путь — каким образом… почему он выбрал этот путь, каков был его мотив? Порой этот мотив бывает не христианский — люди просто воцерковлялись по пути. И, соответственно… Но, воцерковившись, они не ушли от мира — они продолжили свою траекторию какого-то публичного пребывания в обществе. Тогда возникает вопрос: почему? В чем логика? Где здесь христианство? Каким образом пройти этот путь и послужить Христу? И вот ответы на эти вопросы — их интересно послушать как от человека малоизвестного (еще раз повторюсь: у нас есть такие люди, очень интересные), так и тех, кто в обществе уже имеет определенное имя и положение.

А. Пичугин

— Напомним, что в гостях у Светлого радио сегодня Николай Бреев, директор издательства «Никея», член Издательского совета Русской Православной церкви, многодетный отец, общественный деятель. Вот, собственно, я хочу продолжить эту тему. Почему я об этом спрашиваю? Вот люди, о которых Вы говорили… Вот сейчас, до этого небольшого перерыва, я перечислял некоторые фамилии — ну, даже не буду повторять. Но люди действительно успешные и состоявшиеся, которые, даже когда они приходят на службу в храм, иной раз, особенно если это не тот храм, куда они ходят, отношение священнослужителей к ним даже какое-то особое, и некоторые из них даже — сами об этом здесь говорили — сокрушаются по этому поводу даже. Но всегда, когда мы приходим в Церковь, мы видим, что там стоят обычные люди, у которых огромное количество своих собственных проблем, которых никто не знает, которые не приезжают на дорогих машинах. И этим людям, мне кажется, иной раз гораздо больше есть, что рассказать о своем опыте — опыте воспитания детей в трудных условиях безденежья, когда приходится считать последние копейки иной раз, но у них все это освящается, в том числе, и их христианской жизнью, хождением в храм. Вот среди таких простых людей — огромное количество очень интересных историй, которые могут быть вот как раз гораздо боле полезны, может быть, вот на таких форумах? Как пример из жизни…

Н. Бреев

— Ну, я не вижу здесь просто противопоставления.

А. Пичугин

— Нет, я не про противоречие. Я как раз про то, что есть и вторая сторона еще, такая менее заметная.

Н. Бреев

— Ну, я не думаю, что здесь есть какой-то, как это… специальное, отдельное христианство…

А. Пичугин

— Ну это не отдельное христианство…

Н. Бреев

— …которое есть, условно говоря, у публичных людей. И вот Вы сказали слово «успех»… Ну, это такое понимание больше наше такое, светское, да? Что если у человека есть, условно говоря, определенные знания и, как это сейчас называется — какой-то общественный капитал, соответственно, у него какая-то там особая выделенная жизнь, и так далее. Опять же, повторюсь, и в Евангелии это подчеркнуто, что испытания у всех одни, с одной стороны. С другой стороны, просто насколько, действительно, человек готов об этом говорить и насколько он будет услышан в контексте того, что все-таки мы, общество следует тем людям, которым оно доверяет. А доверие строится из знания. соответственно, если я хоть как-то знаю человека, то я могу уже каким-то образом выстроить определенную концепцию: что это за человек, какая его проблематика? У меня может появиться интерес. Я слышал вот так, а оказывается — вот так. И решить свою какую-то дилемму и проблему. Я не сомневаюсь в том, что, как Вы сказали, «обычным людям», хотя нет обычных людей… Ну, с точки зрения христианства, нет обычных людей, да? Каждый человек, если он это понимает, уникален, и действительно такая бездна, с точки зрения православного богословия — это бесконечность, как, собственно, бесконечен сам Бог, создавший нас. Но, собственно, определенный кредит доверия, который есть, или, наоборот, вопрос недоверия — он провоцирует интерес со стороны публики, со стороны нас, опять же. И, конечно, мы примеры таких людей интегрируем. Пожалуйста, вот у нас есть девушка, которая, если так мы особо не будем рассказывать о ней, то она неизвестна в публичном пространстве, которая несет свою миссию служения больным детям. У нас есть те, кто занимается благотворительностью и волонтерством на форуме. Ну и, соответственно, мы очень надеемся, что формат форума будет развиваться, поскольку это первый форум, который говорит о том, каким образом в современных условиях мирянину проходить свой жизненный путь в обществе, не уходя от общества. Мы надеемся, что в следующем году мы будем расширять и программу, и, возможно, это уже будет два дня, и мы сможем привлекать больше разных людей. Потому что, на самом деле, когда мы начали работать над программой, мы увидели огромный запрос не только на то, чтобы быть посетителями и слушателями, но и огромный запрос на высказывание. То есть, действительно, я с Вами согласен — достаточному количеству людей внутри Церкви, которые имеют свой опыт служения, свой опыт активного проживания своей жизни, есть что сказать. Это тоже у нас… Мы называем такое — «овербукинг по спикерам», то есть нам действительно приходится отказывать очень многим дорогим людям и, соответственно, уже в уме выстраивать программу на следующий год. (Смеется.) Потому все это — очень много интересных историй… (Смеется.)

А. Митрофанова

— Но это же совершенно прекрасно! Вы знаете, а мне бы, вместе с тем, хотелось немного расспросить Вас о том, каков был Ваш путь и как так случилось, что Вы, сын очень известного, замечательного московского священника из священнической семьи… Так часто бывает, что в таких семьях сыновья идут по стопам отца. Вы выбрали для себя путь такого активного делания, но именно в миру. И даже, можно сказать, отчасти, наверное, Вас и предпринимателем можно назвать, в связи с издательством «Никея», потому что, как ни крути, но все-таки издательский бизнес — это бизнес. И как так получилось, что у Вас вот сейчас, на данный момент, одно из, наверное, известнейших издательств (ну, православных — совершенно точно), которые есть в России, с огромным издательским портфелем, и при этом Вы еще участвуете в жизни других структур? Вот, например, на телеканале «Спас» замечательная программа «Вера в большом городе», запущенная при участии Вашем, издательства «Никея», который, я считаю, ну просто один из лучших миссионерских проектов, который у нас сейчас есть… Да, ну, то есть, я могу долго тут перечислять те вещи, которыми я совершенно искренне восхищаюсь, но вопрос у меня такой: вот была ли у Вас в жизни такая развилка, когда Вы выбирали: либо Вы идете по стопам Вашего отца, протоиерея Георгия Бреева, либо Вы идете все-таки в мир и начинаете действовать там?

Н. Бреев

— Ну, Вы знаете, сложно ответить на этот вопрос, каким образом формируется мой личный путь… И были развилки, да, конечно, были, и они случаются, потому что, действительно, есть и практика, и традиция передачи от отца к сыну своего опыта, своего опыта священнического служения. И, конечно, отец мне всегда говорил и говорит, что, конечно, хотел бы и желал бы видеть меня в священническом сане. С другой стороны, он дает абсолютную свободу и на этом не настаивает. Я же, со своей стороны, стараюсь слушать то, каким образом Бог обращается ко мне. Я уверен, что Бог обращается к каждому в его жизни через события, обстоятельства, через людей. И здесь как-то все очень так органически и, знаете, иногда через немощь, иногда через какое-то усилие, иногда через вдохновение — и вот строится какой-то там свой путь. Я думаю, это у каждого человека так происходит. И само издательство «Никея» не было результатом каких-то там серьезных стратегий и так далее. То есть ну все как-то очень органически происходит. Приходят люди, приходят идеи, приходят возможности — получаются какие-то проекты. И, соответственно, только остается удивляться, как Бог посылает Свою милость и позволяет мою личную, профессиональную мотивацию укладывать в рамках моего христианства. В этом отношении здесь мне намного проще, чем многим моим коллегам по форуму, кто будет выступать, у кого изначально путь был, скорее, например, бизнесовый, да, условно говоря? А потом человек воцерковился, ему уже со сложным таким опытом проживания уже жизни вне контекста христианства и в нем, его как-то согласовывать… То есть у меня как-то органически — священническая семья, отец — священник, который как-то очень тонко и мудро меня вел… И даже в подростковом периоде тоже не было какого-то отторжения от Церкви. Ну, в общем, не знаю… Тут сложно… Я почему как бы так, может быть, чуть пространно об этом говорю — потому что мне тоже очень важно донести мысль, что нам многое реально дано в жизни и дается, и вот очень важная тоже мысль форума и того, что я вынес из своего опыта проживания жизни, — это то, что надо видеть эти обращения к тебе со стороны Бога и, соответственно, стараться жить по христианской совести, делать выбор, который подсказывает тебе твоя христианская совесть. И, соответственно, Господь будет как-то постепенно устраивать твою жизнь. Конечно, я не могу сказать, что, в общем, как-то все хорошо и спокойно, но, с другой стороны, жизнь — она такая, то есть это всегда динамика, всегда движение… В общем, это очень интересно. (Смеется.)

А. Митрофанова

— Я Вас слушаю сейчас и понимаю, что в чем, конечно, наверное, исключительная такая особенность людей, выросших в православной семье, внутри традиции, наверное… Я не знаю, может быть, этот не у всех так, но, слушая Вас, у меня создается такое впечатление, что Вы миновали тот период надрыва, что ли, внутреннего, который, как правило, предшествует в жизни человека, который идет путем поиска своих отношений с Богом. Вообще, в принципе, вот когда для человека еще не очевидно, что Бог рядом, и он только пытается Его найти и достучаться… Вот этот, знаете, крик от земли к Небу — он часто связан с этим таким надрывом внутренним. И то, что говорите Вы, это, конечно, очень интересная вещь, потому что таких, как Вы, мне кажется, не так-то и много — кто вырос внутри… Вот уже поскольку Вам… Ну, у Вас уже сейчас дети, Вы — молодой человек, но Вы уже, так скажем, в среднем поколении, вот в нашем. В нашем поколении далеко не все шли этим путем. И это, мне кажется, безумно интересно — понять, насколько отличаются такие люди от тех, кому приходится проходить через перипетии, но, в конечном счете, все равно обретать свое вот это сокровище веры.

Н. Бреев

— Вы знаете, свою веру надо внутренне защищать — не перед кем-то, а перед самим собой. И здесь, конечно, нет такой, так сказать, какой-то очень спокойной и простой картины. Конечно, есть и сомнения, есть и борьба, и есть и поиск… Отец как-то мне недавно сказал… Ему 82 года, и он сказал такую вещь, которая меня, в какой-то степени, поразила. Он говорит: «Знаешь, вот мне 82 года, я священник, я действительно очень как бы… всю жизнь прожил в глубокой вере и в единстве с Христом, но, вместе с тем, вера — это не замкнутая коробочка, это не то, что ты можешь положить, как в некий такой, знаете, гроб, упаковать и сказать: «Вот я все понял, я все познал, я понял, что есть Бог, и так далее», да? То есть это иллюзия, она естественная. Поэтому для человека, верующего особенно, очень важно всегда искать Бога. То есть это мой постоянный поиск, постоянный. Одно дело, конечно, глубинное сомнение — здесь действительно надо в основу своего бытия положить Христа и положить Евангелие, собственно, вот образ, который есть даже в Евангелии, что камень, который отбросили при строительстве, камень, негожий… непригожий… зиждящий, вот это по-церковнославянски, его надо было положить в основу своего фундамента. То есть это вот глубокая вера в то, что Бог с тобой, что Бог — это благая сила, что Бог желает тебе счастья. То есть, собственно, о чем Евангелие, о чем Благая весть? Что такое Благая весть? Это весть о том, что и Христос пришел ради тебя, и все тебе дано. И, собственно говоря, ты можешь идти этим путем. Вот этот вот камень положить. А конечно, ты в жизни будешь всегда искать. Ты всегда будешь искушаем, и так далее.

А. Митрофанова

— «Светлый вечер» на радио «Вера». И я напомню, что в нашей студии Николай Бреев, директор издательства «Никея», общественный деятель, многодетный отец, член Издательского совета Русской Православной церкви. Здесь также Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. Мы буквально на минуту прервемся, а потом вернемся в нашу студию.

А. Пичугин

— И в студию Светлого радио возвращаемся. Напомню, что здесь Алла Митрофанова, я — Алексей Пичугин, и у нас в гостях Николай Бреев, директор издательства «Никея», член Издательского совета Русской Православной церкви. А в чем Вы видите главную цель издательства «Никея»?

Н. Бреев

— Да, Вы знаете, изначально, когда как раз появилось у нас такое желание и мотив — заняться книгоиздательством (10 лет назад, кстати — в этом году нас будет 10-летие издательства).

А. Пичугин

— Вот что самое интересное: 2008 год (извините, что перебиваю) — это как раз то время, когда многие сворачивали свои издательские проекты, потому что наступала тотальная эпоха электронных книг…

Н. Бреев

— Плюс кризис, не забывайте, финансовый кризис. (Смеется.)

А. Митрофанова

— Плюс кризис, точно!

А. Пичугин

— А многие, может быть, и до кризиса — он же неожиданно, практически, наступил, свалился на нас.

Н. Бреев

— Нет, ну прямо вот в разгар… Я помню, что, собственно, был такой момент, когда многие говорили: «Ну чего, зачем вообще? Что сейчас делать-то? Зачем это все? Денег нет, а будущее тоже непонятно», и так далее. Ну, и, в общем, мы тогда собрались (ну, мы — это я и Владимир Лучанинов, наш главный редактор). Собственно, мы думали — зачем нам заниматься книгоиздательством? Какова наша миссия? Чего нет такого среди православного книгоиздания, что мы можем сделать? И мы поняли, что на тот момент (сейчас ситуация уже поменялась) не было издательств и не было даже изданий, которые вели бы диалог с маловоцерковленной аудиторией, с той аудиторией, которая воцерковляется. То есть был очень такой большой поток изданий, принтов, плюс издания святоотеческого свода огромного, который до сих пор-то не весь издан еще. Ну, то есть все то тысячелетнее наследие Церкви, которое за времена советской власти… Понятно, что это ничего не издавалось, это все ходило в рукописных текстах — не все, а частично. И вот, собственно, все это наполнялось, наполнялось, наполнялось. Соответственно, наша миссия — вот так, через историю отвечу — изначально была понимаема, она остается таковой и сейчас: это говорить с людьми, которые хотят углубиться в православие, углубиться в православную традицию на том языке, который им понятен. То есть это не означает, что мы начинаем все говорить на сленге и так далее — это, скорее, такой формат каких-то проб. А в основном наш ассортимент — это хороший литературный русский язык, но понятийный ряд, понятия, все, о чем мы говорим, весь контекст будет понятен не только православному, церковному человеку, но и тому, кто, скажем, никогда не был в православной традиции. Поэтому вот такая наша миссия.

А. Пичугин

— Интересное впечатление у меня сложилось, когда я только познакомился с деятельностью издательства «Никея». Я так довольно скептически относился, но не потому, что я детально изучил все, что Вы издавали на тот момент, а просто я довольно скептически относился к возможности еще одного издательства, которое будет издавать книги, продаваемые в церковной лавке. Но потом я зашел в свой любимый книжный магазин, увидел там стенд издательства «Никея», потом я стал замечать, что какие-то книги, которые мне интересны, и авторы, которые мне интересны, выходят именно в издательстве «Никея». И, таким образом, я для себя сформировал, конечно, отношение к «Никее» вполне однозначное, но для себя лично. У кого-то, может быть, другое, свое собственное. Но действительно, «Никея» — это одно из немногих издательств, за деятельностью которого я так стараюсь следить. И поэтому сейчас, наверное, самое время прорекламировать книгу, которая вышла в издательстве «Никея» совместно с радио «Вера». Книга еще, как я понимаю, не попала на полки книжных магазинов, означена 2019-м годом, уже следующим. Наверное, наши постоянные…

Н. Бреев

— Она появится — буквально через неделю уже можно будет купить.

А. Митрофанова

— Книга из будущего, гостья такая из будущего. (Смеется.)

Н. Бреев

— Это, знаете, такая издательская традиция. Потому что когда ты выпускаешь тираж в конце года, у тебя только два месяца, ты пройдешь под 2018-м годом, а тут… В общем, книга — это не пост в социальных сетях. Уже когда наступит 1 января, ты не поправишь на 2019 год. Поэтому все издатели примерно за три-четыре месяца (есть такая внутренняя фишка) — они все уже ставят на титуле следующий год.

А. Пичугин

— Вот мне всегда было интересно, почему так делается. То есть, ну понятно, что книги, которые выходят в конце декабря, они уже, естественно, пойдут 2019-м годом, автомобили, которые выпускаются по VIN, это будет уже 2019-й год.

Н. Бреев

— Ну, цикл у книги — год примерно. То есть книгу можно считать новинкой примерно год. Потому что, условно говоря, кто-то купит в весеннюю часть активизации, а кто-то купит осенью, условно говоря.

А. Пичугин

— Ну да, я смотрю, у Вас на сайте висит в новинках книга, которую мы здесь презентовали в этом году, но в начале. Думаем — почему новинка? А теперь понятно.

А. Митрофанова

— (Смеется.) На полных правах она может считаться новинкой до конца 2018 года.

Н. Бреев

— Ну, на самом деле, примерно так, потому что аудитория-то большая, и кто-то узнает о книге сейчас, а кто-то там — докатится волна еще нескоро.

А. Пичугин

— Так вот, возвращаясь к новинке, действительно новинке, которая еще не попала на полки книжных магазинов, я думаю, наши постоянные слушатели не раз обращали внимание на программу, где заголовок «Тайны Библии, научные открытия, находки, факты». Вот теперь «Тайны Библии, научные открытия, находки, факты» можно подержать в руках, почитать. В издательстве «Никея» такая довольно толстая книга вышла. Здесь… Ну, это не совсем расшифровки наших программ, но они в такой литературной обработке представлены, и какие-то спорные или вопросы, возникающие при чтении Ветхого Завета, Нового Завета, исторические факты, которые довольно сложно понять неподготовленному человеку, какие-то здесь объясняются. Вот мы…

Н. Бреев

— Еще я добавил бы, что в этой книге проведена большая работа по иллюстративному материалу, по подбору, и, собственно, нашим слушателям будет, наверняка, интересно увидеть глазами те самые факты, раскопки, фотографии с каких-то археологических экспедиций исторические, которые были озвучены в передаче, а теперь в книжке просто это можно увидеть своими глазами. Мне кажется, это тоже интересно очень.

А. Митрофанова

— Николай, опять же, хочется лично Вам задать вопрос: а Вы для себя какие-нибудь открытия совершили вот в этом бесконечном таком пространстве под названием «православие» или «христианство», если даже шире взять, когда стали директором издательства «Никея»? Вот Ваши личные какие-то, в связи с этим, я не знаю, может быть, если не откровения, то вещи, которые стали очевидны, а раньше не были?

Н. Бреев

— Да, конечно, множество таких открытий. И, честно говоря, просто вот чуть ли не каждую неделю размышляю, читаю какие-то новые книги, для себя это делаю. Конечно, это связано с тем, что, с одной стороны, когда ты живешь в традиции, воспринимаешь свою религиозность как нечто традиционное, тогда у тебя нет такого, знаете, поиска дополнительных каких-то знаний, подтверждений и так далее. Но вообще это неправильно, потому что человек развивается, если человек верующий, то, соответственно, его развитие происходит благодаря каким-то таким и духовным, и даже интеллектуальным инсайтам. И вот очень полезная практика — это чтение и размышление, внутренний дискурс. Это духовная практика. Об этом говорили святые отцы и, собственно, вот мой отец тоже ни дня не начинает, чтобы утром 20-30 минут не уделить чтению либо какой-то современной христианской психологии, либо святых отцов. И вот масса открытий. Если все это обобщить, то мы очень мало понимаем и знаем, что такое православие. Мы очень мало знаем и понимаем святых отцов. То есть зачастую мы просто повторяем без осмысления, а что они имели в виду и как это влияло на жизнь тогда, когда это было произнесено. Потому что святоотеческий корпус, то, что произносили и записывали учителя Церкви, это была максимально актуальная информация, она была применима прямо вот здесь и сейчас, к конкретной жизни конкретного христианина или конкретной общины, общности. Сейчас существует, нами читается как просто некое отвлеченное душеполезное чтение. Ну, знаете, есть такое — душеполезное чтение. А чем оно тебе полезное? Перевернуло ли оно тебя? Повлияло ли оно на развитие твоей личности? Как ты внутри проработал это, прожил? Это вопрос.

А. Митрофанова

— То же самое с Евангелием, кстати, бывает, мне кажется. Если не актуализировать, если не проецировать евангельские слова на свою собственную жизнь, то можно прочитать его раз, два, три, и, в общем, так до конца и не разобраться, о чем же там сказано. А люди, у которых многолетний опыт чтения Евангелия вот так вот, день за днем, они как раз свидетельствуют о том, что каждый раз открывают для себя что-то новое, потому что это как… ну, я не знаю, как луковица какая-то. Вот ты ее целую сначала держишь, а потом начинаешь ее потрошить потихоньку, и как только ты ее начинаешь потрошить, она почему-то парадоксальным образом становится все богаче и богаче, все больше и больше. И все сильнее начинает действовать на тебя. Там, слезы начинаются, да? Вот начинает действовать таким образом, что да, действительно, понимаешь это… Ну, я знаю таких людей, которые вот так живут. И вот я понимаю, что вот то, что сказано в Евангелии, это абсолютная правда и имеет ко мне самое прямое отношение. Но для этого люди изучают евангельский контекст — для того, чтобы разобраться, как та или иная притча работала в том контексте. И тогда становится понятно, как это работает сейчас.

Н. Бреев

— Да. Вот не знаю, одно и таких тоже последних открытий, ну, вообще, в принципе тема моего осмысления… Тоже я общаюсь с разными священниками, богословами, обсуждаю эти темы, между собой говорим… Такие уже привычные уху православного христианина слова, как «спасение», как «обожение»… Такие, вроде, сложные богословские вещи, хотя, на самом деле, любой православный христианин должен понимать, что это такое, можно передать очень простыми, человеческими современными словами. Ну, например, что такое «обожение» и что такое, в принципе, «спасение» — вот мне, человеку обычному. Это, собственно, есть стремление к счастью. Потому что Бог — источник всех благ. И, соответственно, мы знаем, что есть заповеди блаженства. Блаженство — это по-гречески «макариус», также еще переводится как «счастье». Заповеди счастья. То есть какие-то очень такие вот многие вещи, ты понимаешь, что зачастую светский мир и мир церковный говорят об одних и тех же словах, вещах, но, конечно, церковный мир понимает это духовно, а светский мир все время производит подмену. Ну, например, счастье. У каждого свое счастье. У кого-то это островок где-нибудь, у кого-то это обеспеченная жизнь, у кого-то это счастливая большая семья, у кого-то там дети. Но христианство говорит о том, что все это имеет место в жизни быть, это благо. Если кто-то скажет, что большая семья — это не благо, тот, я думаю, будет неправ. Но христианство говорит о другом: что настоящее, полное счастье — это там, где есть источник энергии, максимальный источник блага, это Бог. Поэтому и говорится, что если ты Бога ставишь во главу угла, то ты ставишь максимально… в общем, то, тот образ счастья, который и является единственно верным, он освящает всю твою жизнь. И, собственно, понимаете, если я вижу в своем ребенке источник своего счастья, то я являюсь потребителем. То есть «ты мой ребенок, ты должен сделать меня счастливым». «Если ты меня не сделаешь счастливым, то где мне взять эту основу своего бытия, где мне это найти?». Вот задача верующего человека — это перебывать в Боге таким образом, чтобы Бог освещал жизнь. Это будет обратная история — не ты потребляешь, не ты ищешь, не ты формируешь какие-то различные образы счастья здесь, счастья там и пытаешься урвать этот его кусочек, а ты начинаешь отдавать. Потому что оказывается, что счастье — внутри тебя, и «Царство Небесное внутри Вас есть». В общем, какие-то такие вот вещи… И это как бы крайне важно для христианина — иметь такое вот внутреннее рассуждение, диалог. Конечно, это важно в контексте общения с духовником. Если мало духовного опыта, конечно, это будет достаточно опасно. Ну, и в целом. Это должно быть некое общество. Поэтому и говорится также и в Библии, и в Евангелии, что нужно окружать себя людьми благими, собственно, тем обществом, где ты можешь поднимать такие темы, обсуждать, получать для себя пользу, выводы и дальше двигаться.

А. Митрофанова

— В программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня Николай Бреев, директор издательства «Никея», предприниматель, член издательского совета Русской Православной церкви, многодетный отец. И, Вы знаете, вот к этой последней Вашей ипостаси сейчас хочется обратиться. Последней в моей череде перечислений и, безусловно, не последней по значимости. Для Вас… Сколько у Вас деток?

Н. Бреев

— У меня четверо.

А. Митрофанова

— Четверо. И при этом активнейшая вот эта жизненная позиция. Скажите, пожалуйста, как сочетается одно с другим? Не бывает ли такого, что Ваша работа и общественная деятельность начинают «подворовывать» Вас у Вашей семьи — у Вашей супруги, у Ваших детей? Если такое бывает, то что Вы с этим делаете?

Н. Бреев

— Вы знаете, нет. Мне кажется, что залог здесь — не ставить перед собой цель во что бы то ни стало. Может быть, для бизнеса это звучит странно. Да, действительно, в бизнесе нужно зачастую — вот поставил цель, и вот идешь, идешь. Хотя сейчас это тоже не та теория. Наоборот, условно говоря, у тебя много возможностей в жизни. Если что-то не получилось — ничего страшного, эта возможность закрылась, откроется другая. Но, в принципе, наверное, такое подход к жизни… Ну, скорее, я нахожусь в каком-то потоке, нежели, знаете, в какой-то гонке, когда я чего-то должен сделать. Ну, и, собственно, те проекты, которые удаются с помощью Божьей и с поддержкой моих единомышленников осуществлять, наверное, тоже такой поток. И я очень большое внимание уделяю семье, это очень важно, и как бы не может цель жизни мужчины, условно говоря, не быть как-то интегрированной с целью жизни вообще, в принципе, жизни своей супруги и своих детей. То есть это некая такая гармония, фокус, да? То есть очень важно выбрать фокус и правильно распределить приоритеты, да? То есть, условно говоря, есть какая-то деловая часть, есть то, что дает пропитание моей семье, и здесь не стоит сверхцелей — никаких дорогих машин (это и есть аскетика), никаких, там, яхт и прочего. То есть то, что необходимо для жизни. И, с другой стороны, уделять внимание семье, уделять внимание близким и так далее. Я не строю, опять же… Такое ощущение, знаете, что здесь вот какая-то идеальная картинка? Нет, конечно. Естественно, можно много в чем каяться. Я могу в чем покаяться? Что я мало времени уделяю родителям и каким-то, может быть, другим важным сферам. Но, в целом, вот эта вот приватизация крайне важна. Это и есть вот эта осмысленность, которая… Бог человеку дал разум для того, чтобы как-то свою жизнь отстраивать в этом смысле.

А. Митрофанова

— Я буду долго думать над Вашим ответом, еще буду его переосмыслять — в чем разница, вот как Вы говорите, что Вы живете не в гонке, а Вы живете внутри потока. Мне очень нравится этот подход, и мне бы хотелось попытаться как-то вот глубже немножечко проникнуть именно в такое мировоззрение, когда не «быстрее, выше, сильнее», а идти каким-то путем, гармоничным тебе и соответствующим твоему внутреннему какому-то устроению. Мне кажется, что это как раз гораздо более правильный выбор, и, к сожалению, не у всех так получается. Но люди, которые к этому приходят, они как раз без вот этого внутреннего надрыва двигаются в жизни своей, и, по-моему, это очень здорово.

Н. Бреев

— Вы знаете, есть какой-то психологический момент, когда тебе тяжело в моменте, условно говоря. Такое есть постоянно, да? И, соответственно, нельзя сказать, что это пребывание в потоке лишает тебя всех тех сложностей, которые есть в жизни. Но это дает какое-то внутреннее спокойствие. Ты понимаешь, что не ты управляешь своей жизнью, а Господь управляет твоей жизнью. Ну, ты вот — «да, я буду делать», потому что, действительно, это невозможно… С другой стороны, я понимаю, кто я — я всего лишь человек, всего лишь песчинка в море, и с этой точки зрения, подвинусь я направо или подвинусь я налево, с точки зрения мироздания не столь важно. Но, с другой стороны, есть то, к чему призывает Евангелие, — это, соответственно, реализация талантов. Ну, то есть это все как-то… В контексте Евангелия все становится на свои места. Если ты как-то это проживаешь, там особо конфликтов не возникает.

А. Митрофанова

— А Ваш отец, протоиерей Георгий Бреев — опять же, я повторюсь, прошу прощения — один из самых известных священников Москвы, и он духовник ведь московского духовенства, правильно?

Н. Бреев

— Да.

А. Пичугин

— Издательства «Никея», насколько я понимаю?

Н. Бреев

— Да. Сейчас, на данный момент он — духовник Западного викариатства. В какой-то момент, действительно, он был духовником, да, священства города Москвы.

А. Пичугин

— Но это административный (нрзб.)?

Н. Бреев

— Это административный, да. Это не то, что бы, знаете, условно говоря, священники сами решили и приезжают. Это просто есть некая форма постоянной, ежегодной исповеди…

А. Пичугин

— И назначенный духовник.

Н. Бреев

— И назначенный духовник.

А. Пичугин

— А если мы говорим о назначенном духовнике в епархии, то в издательстве для чего нужен духовник?

Н. Бреев

— Ну, я думаю, сверяться с неким таким вектором. Потому что, скажем так, у священства есть определенный опыт духовного проживания и прочувствования, и откровения, которое, может быть, гораздо глубже, нежели у мирян. Опять же, не у всего священства, потому что очень много священства погружено в бытовую суету — то есть надо, там, строить и так далее. Поэтому, по пасторскому богословию, всегда говорят, что у священника обязательно должно быть время для внутреннего размышления и внутреннего личного возрастания самого священника. Вот, собственно, с этой точки зрения, просто зачастую то, что не видится мне как человеку, больше погруженному в некую суету и, знаете, такую, может быть, внешнюю деятельность, духовному лицу видно с духовной стороны. Какое-то уже понимание духовных законов более глубокое, к чему это приведет, правильное ли это движение или неправильное. Ну, вот как-то так. Но, опять же, здесь всегда есть еще типы духовничества. Потому что отец Георгий — у него такая традиция, ну, скажем так, не довлеющего духовничества. То есть, условно говоря…

А. Пичугин

— Не то, что «эту книгу издавай, «эту — не издавай»…

Н. Бреев

— Да-да-да. Нет, он просто дает максимальную свободу, но он может сказать…

А. Пичугин

— Высказать свое мнение.

Н. Бреев

— Ну да. «Друзья, вот что-то, кажется, вот это вот… Давайте вот…»…

А. Митрофанова

— Угу. То есть, скорее, такой совещательный орган, чем карательный или ограничительный, или что-то там — запретительный?

Н. Бреев

— Да-да, что-то вроде этого. И, опять же, вот эта вот некая сферка — она должна быть. Потому что человек социален, и, собственно, Церковь устроена таким образом, чтобы мы, с одной стороны, учились друг у друга, с другой стороны, ну как-то тоже не уходили уже, знаете, в какое-то личное рассуждение, в личную маленькую Церковь какую-то, излишне. Потому что личное рассуждение обязательно должно быть, но это должно быть в рамках церковной традиции, в рамках того, как Церковь осознает и познает Бога. Потому что говорить, что «я как человек могу знать о Боге больше, нежели кто-то другой», невозможно. Бог просто непознаваем, бесконечен. Это просто уже гордыня и такая наглость какая-то…

А. Митрофанова

— А как Вы думаете, чему Вы научились — самое главное, может быть, что-то выделите — чему Вы научились у Вашего отца? Я представляю, насколько такой человек может влиять… То есть, будучи духовником огромного числа людей, отец Георгий, конечно же, влияет на сознание, на душу, на сердца очень многих. А Вы — его сын. И он в разных ролях, ипостасях присутствует в Вашей жизни. Что бы Вы выделили самое главное?

Н. Бреев

— Я думаю, это спокойствие, отсутствие, знаете, невротического плана, который очень присущ нынешнему времени, и какая-то уверенность. Вот есть у владыки Антония Сурожского такое высказывание — «уверенность в вещах невидимых». С одной стороны, какой-то вот этот внутренний фундамент, который он положил когда-то в основу своей жизни и сказал, что «Бог есть, я знаю, что Он благ, а все остальное мы решим — постепенно, с Божьей помощью». Наверное, какая-то вот эта вот вещь. Хотя, честно говоря, я ее начинаю осознавать вот только сейчас, ближе к этим годам. Потому что надо было прожить жизнь тоже какую-то — и ошибки, и какие-то потери. Но, наверное, вот это. Потому что он вообще, в принципе, такой более монашеского склада человек, если говорить… И он всегда много времени уделяет духовному размышлению, чтению и служению. То есть для него богослужение и литургия — это вот ну все! (Смеется.) И, наверное, от этого исходит вот этот какой-то — знаете, как я назвал это — поток… Ну, какое-то пребывание вот в этом настроении. Потому что, если честно говорить, то особого какого-то, знаете, вот родительского наставления — «вот так или вот так» четкого — особо не было. То есть он давал свободу. Он советовал. Я слушал его советов.

А. Пичугин

— И на этом уже мы, практически, нашу программу заканчиваем, но мы от магистральной темы довольно далеко ушли (ну, и хорошо, в общем, потому что хотелось о многом поговорить), но все же: 14 ноября в Москве, в Колонном зале Дома Союзов пройдет Первый форум активных мирян, он называется «Фавор». Полторы тысячи человек будет на нем присутствовать, ожидаются, в том числе, весьма известные люди. Я в начале программы перечислял, сейчас, наверное, уже не буду повторять. Можем назвать теперь, наверное, священнослужителей, которые будут участвовать. Это митрополит Псковский Тихон Шевкунов, это протоиерей Алексей Яковлев, который занимается проектом «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера». Это…

А. Митрофанова

— …частый гость нашей студии.

А. Пичугин

— Очень частый — или он, или его помощники. Это руководитель службы «Милосердие» епископ Пантелеймон Шатов, это монахи-близнецы Кирилл и Мефодий Зинковские. В общем, достаточно много интересных, известных не мирян. Ну, а о мирянах мы уже говорили…

Н. Бреев

— Да, это еще не все батюшки. Если можно, я тоже проанонсирую, каким образом можно зарегистрироваться на Форум.

А. Пичугин

— Да, конечно, давайте.

Н. Бреев

— Для этого Вам нужно будет зайти на сайт http://favorforum.ru..

А. Митрофанова

— В одно слово пишется?

Н. Бреев

— Да, естественно, латиницей. И там пройти регистрацию. Она простая, в два шага — оставьте свое имя, телефон, чтобы мы могли связаться с Вами. И, соответственно, вторым шагом Вам предложат пожертвование. Это не обязательно, но мы совместно с «Милосердием»…

А. Митрофанова

— …службой помощи «Милосердие»…

Н. Бреев

— …да, со службой помощи, с владыкой Пантелеймоном Шатовым, предлагаем сделать такой жест. Потому что форма абсолютно бесплатная, но Вы можете пожертвовать дополнительную какую-то денежку напрямую прямо в фонд. То есть она минует нас как организаторов, напрямую идет на счет службы «Милосердие». И дальше Вы будете…

А. Митрофанова

— Тоже, кстати, форма активности для мирян.

Н. Бреев

— Да, конечно. Это как раз некий такой вот образ… Опять же, ну, хотите — жертвуйте, хотите — нет. Я уверен, что среди наших слушателей очень много людей, которые уже активные жертвователи, поэтому я здесь.

А. Пичугин

— Николай Бреев, директор издательства «Никея», член Издательского совета Русской Православной церкви. Спасибо большое, что пришли к нам сегодня! И мы — Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— …Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Всего хорошего и до новых встреч!

А. Митрофанова

— До свидания!

Н. Бреев

— Спасибо Вам большое!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (10 оценок, в среднем: 4,60 из 5)
Загрузка...