Москва - 100,9 FM

"Рождественский пост". Светлый вечер с прот. Дмитрием Кувырталовым

* Поделиться
прот. Дмитрий Кувырталов4

Протоиерей Дмитрий Кувырталов

28 ноября начинается Рождественский пост. Как поститься, когда всюду ёлки, рождественские базары, праздничная суета? С гостем программы «Светлый вечер» протоиереем Дмитрием Кувырталовым, настоятелем храма Архангела Михаила в Летове мы поговорили о значении Рождественского поста, о подготовке к празднику Рождества Христова и о том, как проводить новогодние дни, которые приходятся на дни этого поста.


В. Емельянов

— Здравствуйте. Это программа «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов.

А. Митрофанова

— Алла Митрофанова. Добрый светлый вечер.

В. Емельянов

— Нас отделяет 40 дней от события, равного которому ещё не было в истории земли — маленький безвестный Вифлеем вновь станет центром внимания и точкой отсчёта Нового времени для всего мира. Младенца, Который придёт в этот мир, этот мир ждал с самого начала своей истории. Речь идёт о Рождестве, которому предшествует Рождественский (он же Филипповский) пост, он же — Филиппки, и ещё у него есть какое-то очень старое название, я сейчас не помню, как уже называется. Может быть, отец Димитрий нам скажет. У нас сегодня в гостях протоиерей Димитрий Кувырталов, настоятель храма Архангела Михаила в селе Летово, которого мы пригласили как раз обсудить Рождественский пост, поговорить о том, чем он отличается от остальных постов, в чём принципиальное различие. Потому что есть даже такое расхожее мнение, что вот этот пост был вообще придуман для того, чтобы те купцы, которые не смогли великопоститься, вот у них будет пускай Рождественский пост. В общем, короче, всяких мнений, историй, разночтений на этот счёт существует великое множество. Вот и сегодня будем со всем этим разбираться. Добрый вечер, отец Димитрий!

Протоиерей Д. Кувырталов

— Добрый вечер, дорогие радиослушатели! Да, действительно, начинается подготовка к Рождеству. Начинается она Рождественским постом. Сегодня первый день поста. Всех поздравляю с этим благодатным, удивительным временем. Пост...

А. Митрофанова

— Можно сразу Вам задать вопрос?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Да.

А. Митрофанова

— Принято поздравлять с началом поста. Объясните, пожалуйста, а почему речь идёт о поздравлении? Поздравляют обычно с праздниками.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Ну да. Как мы начинаем поздравлять с посевной, там, или с урожаем.

А. Митрофанова

— «Поздравляю с началом экзаменов. Поздравляю с началом сессии».

Протоиерей Д. Кувырталов

— С началом учебного года.

А. Митрофанова

— С началом учебного года, да-да. Ага. В первом классе, может быть, это ещё и нормально проходит для ребёнка...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Звучит празднично! 

А. Митрофанова

— Но когда он в 9-м, 10-м, 11-м, то...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Со временем и с возрастом христианину всё сложнее ощутить эту радость поста. И это парадоксальное явление. И...

А. Митрофанова

— Или наоборот, кстати?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Ну, вот сложно сказать. То есть если человек внимателен и трудится над собою, над своим сердцем, он замечает те плоды поста, которые в завершение вкушает, и, соответственно, каждый пост становится для него ожидаем. И он уже знает, что ещё нужно где-то собраться поработать, где-то нужны какие-то нюансы, где-то, наоборот, тут не нужно слишком в закрытые двери стучать и в стены ломиться. Надо аккуратненько и благоговейно, главное — с благословением и послушанием пройти это поприще поста.

Человек, который невнимателен и для кого пост действительно является таким обременением, для того, конечно, эту радость поста очень сложно ощутить, и для него всегда это тревога: «Опять пост? Сколько же у православных постов?» Две трети в году времени — это всё время постное. Поэтому я хочу всех, не только православных, но и, может быть, нецерковных людей отрезвить в том, что большую часть года, я бы сказал, большую часть своей жизни человек призван к трезвению — внутреннему, внимательному. Если не сказать, что всю свою жизнь.

В. Емельянов

— Вот Вы сейчас заговорили сами об этом. Я хочу немножко расширить этот вопрос и спросить вот о чём. Ну вот, предположим, человек собрался с силами, сконцентрировался, старается ходить на службы, достаточно строго соблюдает ограничения в еде, в своей физиологической жизни, если это супружеская пара, и так далее, пытается ни с кем не ссориться, по силе своим помогать людям. И вообще, что если вот это всё вот так, вот так происходит, то в конце его ожидает какая-то награда.

А. Митрофанова

— Бонусы за хорошее поведение.

В. Емельянов

— Да. Я почему задаю этот вопрос? Потому что часто говорят, что кто однажды, мол, смог достойно и правильно пройти пост от самого начала до самого конца, как надо, в праздники получает ну прямо такую радость... прямо такую радость, по сравнению с которой все лишения поста просто меркнут. Это правда, это действительно так?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Ну, в Евангелии сказано, что если не будете как дети, не войдёте в Царствие Небесное. Поэтому хочется сразу такой детский пример привести. Детвора, которая постилась на моих глазах — это и мои дети, и дети из детского дома, и дети из воскресной школы, и дети наших прихожан и друзей, — все в один голос исключительно на Рождественской службе, ночной, вот этой трудовой такой, которая достаточно тяжёлая, такая многочасовая, они, с восторгом ожидая этих подарков под елочкой, разговления общей трапезы, встречи с друзьями и так далее, они в один голос все утверждают, что только пост Рождественский дает этот фонтан радости в конце.

В. Емельянов

— А может быть, потому что они дети, потому что для них пост — это, ну, такое... ну, приключение, можно сказать, да?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Конечно.

В. Емельянов

— Кстати, я, отец Димитрий, вот о чём хотел Вас спросить: а сейчас-то почему у нас рождественские службы проходят ночью? Там, в советское время было понятно. Я так понимаю, что вот в это время, да, в советское началось, что чтобы на следующий день люди могли пойти на работу, чтобы не надо было отпрашиваться?..

Протоиерей Д. Кувырталов

— Нет-нет-нет, это традиция древняя. Более того, все ночные службы — это одно из самых первых установлений Церкви. Слово «панихида» — такое уже общеупотребимое, оно называется «всенощная», то есть всенощное бдение, которое совершалось раньше в память о скончавшихся мучениках. Это, в общем-то, была погребальная служба.

В. Емельянов

— Я имею в виду именно Рождественскую службу. Потому что вот Ваш коллега буквально два дня назад именно такую фразу и сказал, что раньше Рождественские службы были дневные всегда.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Боюсь, что тут некоторая путаница может возникнуть. Сейчас есть традиция, такая мода, я бы сказал, Богоявленскую службу служить ночью тоже.

А. Митрофанова

— То есть на Крещение? Богоявление — это Крещение.

Протоиерей Д. Кувырталов

— На Крещение. Да, Крещение Господне, тоже ночную службу. И здесь вот такая как бы традиция, что давайте мы вообще все большие праздники будем служить ночью. Может быть какая-то интуитивная попытка вернуться к древней Церкви. Но Рождество и Пасха — это ночные события, и Церковь ночью чаще всего акцент делает именно на ночной службе, потому что становится соучастником этого события, этого ангельского славословия.

В. Емельянов

— Угу, всё, теперь я понял.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Но не Крещения. Крещение — это, действительно, постсоветская такая традиция, когда «пойдёмте купаться ночью на прорубь, но сначала давайте благочестиво отслужим службу». На самом деле, купались не ночью, а днём, действительно, после литургии ходили все на иордань Крестным ходом. То есть это уже святочные такие торжества, гулянья, может быть, завершение. Но к ночной службе это уж точно отношения не имеет.

А. Митрофанова

— Давайте мы про Святки поговорим, когда они настанут, в преддверии Рождества.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Они уже, уже... И хочется о них говорить.

В. Емельянов

— Изначально пост был семь дней — неделя всего-навсего. Потом он растянулся на 40 дней. Давайте вспомним, когда это произошло, почему и зачем.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Рождественский пост — один из самых поздних постов, по канонически установленным. Рождественский пост действительно является таким, я бы сказал, неким педагогическим условием Церкви для, скажем, собирания своей паствы в канун этого действительно величайшего праздника.

Пост упоминается у отцов где-то начиная с VII века, и сформулирован как обязательный он был только в XII веке, то есть тысячелетие спустя после самого события.

Действительно, пост необходим. Мы знаем Рождественский сочельник — это самый строгий день поста, и он, в общем-то, тот самый древний пост в канун этого события — Рождества.

Вообще, пост — это необходимая вещь. Другой вопрос — сколько поститься и как поститься. Поэтому богослужебная подготовка к Рождеству начинается у нас с воскресного дня до Рождества. Там «Святых Отец»... Ещё один воскресный день, второй воскресный до Рождества — это неделя Святых праотец. Вот с этого дня раньше начинали поститься.

А. Митрофанова

— А можно задать вопрос немножечко такой, наверное, дилетантский, но, вместе с тем... Смотрите: когда мы готовимся к Пасхе, там понятно, почему Пост — это время, которое нас приближает к Страстям Христовым, и Спаситель действительно страдал. И если мы хотим Пасху прожить вместе с Ним, то мы должны и это время перед ней тоже вместе с Ним прожить. Поэтому там понятно, что пост.

А что касается Рождественского поста — день рождения. Причём, понимаете как, самый главный день рожденья в истории человечества. Это же радость! А всюду уже елки эти, базары рождественские, Новый год и всё на свете.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Игрушки и пряники, и все это уже...

А. Митрофанова

— Да. И тут, понимаете, поститься, молиться и что-нибудь хорошее слушать. Или что-нибудь, я не знаю, смиряющее слушать. Надевать на себя какую-то строгую одежду. Или не надевать на себя строгую одежду, но держать себя в строгости внутри. Как это сочетается? Почему так?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Ну да. Дело в том, что Рождественский пост всегда спорит с Великим Постом. Здесь есть некий диалог, и правильно подметили, что всегда сопоставляешь эти две таких эпохи в нашей жизни.

Ну, Пасха — безусловно, да, она требует некоего истощания. И тот пост Страстной — на самом деле, всего лишь неделя до Пасхи, он требует этого самого восхождения со Христом на Голгофу соумирания с Ним — физического такого, сострадания. А до этого же 40-дневный пост установлен немножко по другой, какой-то уже педагогической мысли Церкви. Это 40-дневный Пост Христа в Пустыне — тоже собирание всех своих сил внутренних.

А. Митрофанова

— Искушения , через которые там Спаситель проходит, это тоже понятно.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Вот. А сейчас пост — конечно, Церковь дала возможность благочестивого размышления перед Рождеством. Это пост в память о Моисеевом посте на горе Синай, где были даны ему 10 заповедей, потом Рукой Божией начертаны на скрижалях. И вот этот пост — он транслируется каждому из нас. То есть хочешь жить по закону Божию — приготовься. Оказывается, и само исполнение заповедей требует от нас неимоверных усилий, в конце концов, внутреннего настроя, который необходим, как хороший инструмент — не просто подтянуть колки или где-то, но в правильных условиях содержать. И вот сердце наше — оно как раз приготавливается к восприятию этого благодатного иного закона, не земного, но небесного.

В. Емельянов

— Ну вот многие относятся к Рождественском посту серьёзно — что, там, Великий Пост — да, это Великий Пост, и вот Вы совершенно правильно сказали — перед Пасхой это даже не то, что о подтяжках струн, а это тончайшая настройка, если можно так выразиться, если мы аналогию с музыкой проводим. То есть к Рождественскому посту вот они.. Ну, а вот всё остальное, все эти посты рождественские — это всё можно пропустить и так далее. Я лично вот... по своим ощущениям, для меня Рождественский ост самый радостный пост. И, кстати, для меня это совершенно очевидная вещь, что именно в Рождественский пост лучше и легче, и правильнее, чтобы мир вообще разделился на до рождения Христа и на после Рождения Христа.

И ведь не случайно Церковь вспоминает всех праведников Ветхого Завета, которые, там, шли вот этой тьмой, но, тем не менее, шли через грехи, через искушения, но, тем не менее, жаждали с Богом, хотели жить с Богом. Что они пять тысяч с лишним лет провели в аду, несмотря на то, что жили праведной жизнью. И вот этот Рождественский пост для меня как раз — именно точка соединения Ветхого и Нового Завета. В конце концов, мы из Ветхого завета узнаем, что была рождена Дева Мария, Пресвятая Богородица. И всё-всё-всё нас подводит вот именно к «Рождеству», к этому замечательному, светлому празднику.

Н: Прекрасная, на самом деле, такая интуиция, и ключевое слово, мне кажется, во всём этом — жажда и искание, алкание. Вот это алкание Христа, искание иной правды, оно, конечно, от человека требует... не то, что требует — оно естественно выражается вот в этом неудовлетворении ничем. То есть ничто земное не привлекает. Какие бы столы ни были накрыты, какой бы мишурой не были бы украшены входы в дома или в какие-то там залы, это не радует человека, пока не встретит Христа, самого главного. И вот где-то на глубине Церковь именно этого алкания и ожидает от каждого постящегося и от каждого благочестивого сердца. Мне кажется, что пост вообще — это единственная возможность человеку сказать, что «ты не земля», что «ты вообще не плоть и не кровь», что «ты далеко не животное».

А. Митрофанова

— Отец Димитрий, но это же не значит, что мишуру, ёлки и все эти прекрасные гулянья предваряющие нужно вынести за скобки своей жизни и сказать: «Все, я закрываю глаза». Вот, знаете, я так шоры себе ставлю. Я вижу только храм...

В. Емельянов

— Я опускаю вуаль.

А. Митрофанова

— Да, я не смотрю ни направо, ни налево, и пусть весь этот мир тонет в грехе, а я буду благочестиво спасаться.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Нет, нет. В том-то и дело, что моя личная скорбь о моём одиночестве или о моём, так скажем, беспризорстве, странничестве вот таком духовном — она сугубо такая внутренняя, духовная. При этом я вижу, как ликует мир, как он готовится к Рождеству, как всё приуготовляется, как вот этот чертог для пришествия Бога украшается. И это мне придаёт и силы, и радость, и стимул, и смысл вообще всего того, что происходит у меня внутри. Вот здесь, мне кажется... Как вот Великим Постом действительно такого нет. Вся жизнь наша, вот вся её стихия перенастраивается на скорбь и на восхождение на Голгофу вместе со Христом. А здесь как раз вот это вот — отделить внешнее от внутреннего — это, мне кажется, главная задача Рождественского поста. Христос приходит. Но, как ни парадоксально... Ведь западная цивилизация этот праздник чтит больше Пасхи, для них это...

А. Митрофанова

— Ну, это спорный вопрос, кстати говоря. Мы его не раз задавали людям...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Согласен, что дискуссионный, есть о чём поговорить.

А. Митрофанова

— Да, есть о чем поговорить.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Но сам вопрос актуален. То есть, действительно, для них вот это Рождество — это, ну, скажем, один из основных поводов вообще к радости.

А. Митрофанова

— Да у нас тоже.

Протоиерей Д. Кувырталов

— А говорит о том, что Христос приходит как благословение, как возможность радоваться всему — жизни, общению и так далее. Всё-таки мы понимаем, что Христос пришёл для того, чтобы умереть и воскреснуть из мёртвых. Вот в этом смысл поста Рождественского — отделение внешнего от внутреннего, внешняя радость. Но внутри мы знаем, что нам придётся потрудиться, и мы максимально собрано подходим к этому празднику, и, конечно, в великой радости и простоте, как дети, ликуем и прыгаем, и хороводы водим вокруг ёлочек, раздаем подарки, но при этом всё равно понимаем, что впереди Пасха.

А. Митрофанова

— Протоиерей Димитрий Кувырталов, настоятель храма Архангела Михаила в Летово сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера».

Ну, Вы знаете, отец Димитрий, а я вот думаю, что радость — это такое естественное состояние человека. Можете сказать, что я неправа, и вполне возможно, что это так.

Протоиерей Д. Кувырталов

— В этой студии это именно так. Глядя на Вас, то есть... я понимаю, что это естественное состояние.

А. Митрофанова

— И мне кажется, что это состояние не только внешнее, но и внутреннее тоже. Я, правда, не знаю, как это сочетается — одно с другим, как это... даже не то, что сочетается, а как так получается, что понимание всех тех событий, которые будут предварять Пасху, понимание, знание об этих событиях, понимание того, что будет происходить со Христом, вместе с тем, вот этой радости о Воскресении и о Рождестве, которое к нам сейчас ближе по календарю, всё равно не отменяет. Это может быть какой-то парадокс такой сознания человеческого, но, как мне кажется, всё равно это всё уживается в голове, и всё равно всё это...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Конечно, уживается. Правда, тут важно, мне кажется, правильно акценты расставить. Ведь Пришествие Христа в мир — даже вот мы сейчас обсуждаем — это действительно радость. Но мы же здесь в изгнании. Мы были в Раю изначально и созданы для другой жизни. И мы эту жизнь потеряли. И Бог идет к нам, грубо говоря, вот в тюрьму, на помойку приходит, и мы можем здесь накрыть Ему стол, обрадоваться, водить хороводы, петь духовные песни. Оставаясь в тюрьме? Нет, необходим исход. И Христос для этого пришёл — чтобы позвать человека, напомнить, чей он и куда вообще, для чего. Поэтому если мы, как бы вот, скажем, изначально всю эту мировую историю или, скажем, замысел Бога о человеке как бы раскроем или учтём вот в этой во всей радости, то она, конечно, остаётся радостью, но она становится иной вот этой мощью и силой, которая зовёт, а не просто нас, скажем, утешает и радует.

А. Митрофанова

— Володя, кстати, сказал про ветхозаветных праведников, которые до Воскресения Христова, тем не менее, всё равно были не в Раю — они всё равно были отделены от Бога, скажем так. Где они находились, мы точно не знаем — в неволе или где-то ещё...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Да, да, некое место, да.

А. Митрофанова

— ...но они были отделены от Бога. Дальше они с Ним воссоединились.

А я подумала о том, что, в принципе, мы сегодня настолько привыкли к Рождеству как к календарному празднику (ну, 7 января — красный день такой календаря, замечательно, очень хорошо), но, вместе с тем, ведь речь идёт действительно о феноменальной стабильности, которая... Представить себе мир до Рождества или без Рождества нам сейчас уже очень сложно. Я иногда, когда какие-нибудь, знаете, фильмы смотрю, где показывают историю... Ну, смотришь и думаешь: «Господи, это не про людей — это про пауков в банке» или про что-то ещё... У меня ощущение, что это как раз вполне возможно — что мир мог бы быть таким, если бы в него не пришёл Христос. Это не значит, что сейчас жизнь наша всегда — светлая, радостная, прекрасная и замечательная. Бывает и такое, что даже и самые верующие люди чувствуют себя в такой же точно банке. Всякое бывает в жизни. Но, вместе с тем, вот эта перспектива вечности и радости в этой вечности — она как-то стала уже... Ну, я не представляю, как бы мы без этого жили. И я не представляю, как жили до Рождества Христова без знания о том, что...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Без ожидания вот этого.

А. Митрофанова

— Без ожидания, без надежды вот этой, понимаете?

В. Емельянов

— Нет, ну почему — без надежды? У них была надежда, Бог обещал, и Бог говорил о том, что если мы читаем Ветхий Завет, то там как раз очень много говорится о пришествии Мессии.

А. Митрофанова

— Безусловно. Израильскому народу в этом смысле повезло — и другим народам, которые сохранили знания о едином Боге и жили в ожидании Мессии. Потому что у египтян это есть...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Упрёк язычников христианам — что «у Вас авраамическая религия, она вообще не Ваша».

А. Митрофанова

— А вот я просто вспоминаю... Помните ведь, у Гомера в «Одиссее» этот эпизод, который... меня просто он потряс — когда Одиссей спускается в Аид, встречает там Ахилла? Кто такой Ахилл? Это величайший из всех героев, один из величайших героев, когда-либо рождённых на земле, про которого слагают легенды, поют песни, его имя всем известно. И что? Он бродит там, как тень. И Одиссей спрашивает у него: «Как ты здесь?», на что он ему говорит: «Я предпочёл бы быть последним поденщиком там, на земле» — то есть человеком, который каждый день заново нанимается на какую-то самую низкооплачиваемую работу, — «чем первым героем здесь, в Аиде». Вот это безнадега, понимаете? И для меня это состояние — оно показательное.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Вот-вот-вот. Это вообще языческий мир, вот, скажем, просто мир или обыденность человеческой жизни — она беспросветна. И вот это вот явление Христа в мир — оно распахивает даже не форточку, не двери, а вот стены рушит и всё снимает, дает вот этот неимоверный, вселенский простор человеческой жизни. И человек теперь действительно свободен. Но эта свобода нами понимается эгоистично, к сожалению, большинством... «Ах, раз Христос здесь, то я могу сделать всё. Мне теперь...» И вот это «я», «моё», вот это эго остается всё равно стержнем, принципом моей жизни. Это действительно некая проблема — восприятие христианства и Христа в современном мире. Каждый человек должен лично встретиться со Христом и понять, что Христос в буквальном смысле слова берёт его за руку и ведёт. Но сначала становится беспомощным младенцем, выдавая Себя нам в заботу. «Позаботьтесь обо мне. Если Вы тронетесь этой вот моей такой беспомощностью и немощью, это уже великое дело и великий подвиг Вашего сердца. Значит, Вы не эгоист, значит, Вы способны воспринять и большее. А дальше — пойдёмте, я поведу и покажу».

В. Емельянов

— Но всё равно всё зависит от человека самого, от выбора человека. Потому что Бог дал человеку свободу. И со времён сотворения мира, в общем, всё так и остаётся по-прежнему. И три воли непременно принадлежат на выбор человеку: воля Божья, воля вражья и воля своя.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Ответ только личностный возможен здесь.

В. Емельянов

— Да, конечно.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Народом, этносом или какой-то эпохой невозможно... Вот христианское хозяйство — это, на самом деле, некая такая цивилизационная, скажем, общечеловеческая ложь. То есть нет понятия... Можно устроить своё законодательство, каким-то образом приноровить, там, не знаю, даже не к Евангелию, а к Ветхому Завету, к Декалогу, но не более того. То есть к Евангелию применить любой государственный закон просто физически невозможно. И это и не нужно, это будет противоречить всем нормам вообще общежития.

Поэтому ответ возможен только личностный, только когда личная встреча происходит с Христом. Для этого нужен пост. Пост невозможен общественный — допустим, «мы всем классом будем поститься» или «всей семьёй будем поститься». В семье...

В. Емельянов

— Нет, ну, семьёй — ещё более или менее понятно. Но всем классом — да...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Понятно, потому что есть общность в любви, то есть, есть доверие друг к другу. И то это когда детям 14 лет, это становится им непонятно, а дальше родители приходят и спрашивают: «Батюшка, как мне объяснить им, что они должны поститься? Мы же постимся с матерью — и они должны поститься».

А. Митрофанова

— А они должны?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Не должны! Принципиально, я считаю. Если человек только делает свой выбор, тогда этот выбор ценен перед Богом и имеет плоды. А если его понуждают это сделать или как-то, скажем, просто так сложилось, как у нас вся страна жила в православии, раз в год причащалась, а потом оказалось, что мы...

А. Митрофанова

— ...случился 1917 год.

Протоиерей Д. Кувырталов

— В 30-х годах ходила монахиня одного монастыря и просто рассказывала людям о вере. О православии, о Церкви. На днях, месяц назад скончалась одна игуменья — монахиня, 91 год, в Костромской епархии, и вот рассказывала, как она в 25 лет, будучи сама церковным человеком, единственным во всех окружающих селах, просто ходила по семьям, по домам и рассказывала о церковных праздниках, о событиях. Это начало 30-х годов. То есть это совершенно дикое одичание нашего народа, который считался абсолютно православным.

В. Емельянов

— Отец Димитрий, ну Вы вот говорите, что нет, категорически не надо ни принуждать ребёнка, ни заставлять. Но смотрите, если речь идёт всё-таки о человеке возраста 14-15 лет, который уже, скажем, более-менее что-то соображает, это одно дело — да, это его выбор, и он делает его сознательно. Возможно, он это делает, ну, не то, чтобы назло, а, скажем так, ставит перпендикулярную линию между «линией партии», то есть линией родителей, и своей собственной, как это обычно бывает в подростковом возрасте. Ну, а если это ребёнок лет шести или восьми, который, в общем-то, ещё и... Он же несмышлёныш, по большому счёту. Я не говорю о том, что насильно его заставлять поститься, но ведь можно к этому его подвести. Ведь пост — это же не только еда. То есть можно сказать, что, предположим, «вот смотри, давай мы вот эти дни до Рождества будем проходить мимо магазина игрушек, потому что...»?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Я могу сказать так — что такой вопрос почти не стоит в многодетных семьях, где старшие и с детства постившиеся, естественно, постятся, потому что младшие уже есть, а младшие, естественно, постятся, потому что все постятся, и никакого выбора там или каких-то вот этих переживаний или, тем более, конфликтов, не существует. Бывает, конечно...

А. Митрофанова

— Но у нас не все семьи многодетные. У нас есть и семьи, где один-два ребёнка.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Вот. Именно поэтому эти вопросы и возникают — что папа и мама постятся, а старший, допустим, и не собирается поститься, а младшего — будь добр... Конечно, в первую очередь, надо не то, чтобы договариваться с ребёнком, а расположить его к умению обуздывать своё «хочу». Элементарно: «Давайте без конфет». Или «не будем смотреть мультики». Или мультики, но только на иностранном языке, чтобы изучать язык какой-то — английский, немецкий, испанский, какой хотите.

А. Митрофанова

— Кстати, хороший выход! 

Протоиерей Д. Кувырталов

— Пожалуйста. Я знаю многие семьи, где освоили иностранные языки именно постами — Рождественским и Великим. Это такой, в общем...

А. Митрофанова

— Какая прекрасная практическая такая плоскость! 

Протоиерей Д. Кувырталов

— Пожалуйста! Все то же самое, только вот на иностранном языке сидишь и изучаешь, и эти фразы все повторяешь.

Ну, есть масса выходов из этой ситуации. В конце концов, вечером всем собраться на молитву, потому что это пост, и сделать там три земных поклона — вместе, или ребёнок сделает, ты сделаешь 30 поклонов. Это, опять же, условности. Но каждый должен принести свою горстку усердия Богу. Это личное. Это ребёнок должен понимать, что это его личное предстояние пред Богом, а не папино, мамино или старший братьев.

А. Митрофанова

— А если не понимает?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Понимает. С трёх лет, с двух лет...

А. Митрофанова

— А вот уже такой возраст, когда 11, 12 лет, 13 лет?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Если мы видели, как двухлетние дети, только ставшие на ноги, земные поклоны кладут в храме и целуют все перекрестья, какие только видят там — аналойчики, подсвечники и всё, что угодно, — то понимаешь, что ребенок прекрасно осведомлен о святыне, и понятие святыни у него есть. Поэтому с двухлетнего возраста, как только ребёнок начинает немножечко так, скажем, вокруг себя глядеть, он способен воспринять и духовное тоже.

В. Емельянов

— Вы слушаете программу «Светлый вечер» на радио «Вера». Её ведущие — Владимир Емельянов...

А. Митрофанова

— ...Алла Митрофанова...

В. Емельянов

— Наш сегодняшний собеседник — настоятель храма Архангела Михаила в селе Летово протоиерей Димитрий Кувырталов. Мы вернёмся к Вам буквально через минуту.

А. Митрофанова

— Ещё раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Владимир Емельянов, я — Алла Митрофанова, и, напомню, в гостях у нас сегодня протоиерей Дмитрий Кувырталов, настоятель храма Архангела Михаила в Летово. Мы говорим о Рождественском посте, который наступил сегодня и продлится в ближайшие сорок дней.

В. Емельянов

— Ну, и о Рождестве тоже, да.

А. Митрофанова

— Конечно.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Сорок дней, да. Сорок дней труда и поста.

В. Емельянов

— Отец Дмитрий, Вы знаете, у меня вот есть такое предложение: огромное количество бытовых вопросов, касающихся поста, но на них же можно по-разному отвечать. И вот это то, что волнует людей, на самом деле. Ну, вот такой вопрос: мы понимаем, что во время Великого поста надо ограничить число развлечений, посещений увеселительных мероприятий и тому подобного. Требование распространяется и на Рождественский пост тоже, или всё-таки в Рождественский пост несколько мягче, скажем так, ну, если не требования, то постулаты?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Мягче, мягче. И по уставу церковному то, что мы там пишем, читаем, точнее, когда что вкушать — рыба, сухоядение или вообще без пищи — только один день поста, Сочельник Рождественский — он самый строгий: до захода солнца мы ничего не вкушаем, и то потом горстку варёной пшеницы. А в течение всего поста — пожалуйста, там благословляется рыба. Почти... ну, день через день. Там выходные и праздничные дни, святые... Там, Введение во храм Божьей Матери, святитель Николай Чудотворец, Екатерина-великомученица и Варвара. Там Спиридон Тримифунский и Паисий Величковский...

А. Митрофанова

— Праздник каждый день! 

Протоиерей Д. Кувырталов

— ...там праздники, праздники, праздники — очень много событий. На весь Рождественский пост приходится память ветхозаветных пророков, которые как раз предощущали и ожидали. Там очень много вот этих вот предвосхищений событий — словесных, поэтических, образных.

В. Емельянов

— Ну вот поэтому и пятидневное предпразднство Рождества существует, да, когда вспоминают?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Да, да. Более того, вот Вы говорите о нарядных интерьерах, которые уже весь Рождественский пост нас сопровождают, куда бы мы ни пошли и куда бы свой взор ни обратили. А ведь на самом деле первая неделя Рождественского поста завершается праздником Введения во храм Божьей Матери, и там уже поётся: «Христос рождается, славите Христос, с Небес срящете»... Это рождественское песнопение, которое уже вводит нас в торжество праздника, чего нет Великим постом и быть не может. Мы даже представить себе не можем пасхальные песнопения в первую неделю Великого поста. То есть это действительно другое настроение. И поэтому устав поста другой, и смущения по поводу того, можно ли какие-то увеселительные мероприятия проводить...

В. Емельянов

— Да, кстати!

Протоиерей Д. Кувырталов

— ...быть не должно. Проводите. Но, опять же, одно дело — корпоратив в какой-нибудь там фирме или офисе, где люди, мягко говоря, забывают вообще...

В. Емельянов

— ...что они люди.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Да.

А. Митрофанова

— Но, опять же, по-разному бывает... Ну что ж Вы так?

В. Емельянов

— Да нет, ну, мы не так, но мы просто знаем, как это бывает.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Да. А потом, действительно, я знаю, что... Ну, пожалуйста, в защиту Аллы могу сказать простой пример, что многие учреждения закрываются на рождественские каникулы. Это же хорошо? Хорошо. Чтоб доброе настроение было, надо нам всем собраться и чайку попить? Или немножко пообщаться?

А. Митрофанова

— Конечно.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Почему нет? Но только давайте это придумаем благочестиво и благообразно. Это не значит, что мы будем сидеть и жития святых читать все друг другу, совсем.

А. Митрофанова

— Да, это был бы перформанс интересный! 

В. Емельянов

— А вот что касается детей — вот всякие детские рождественские ярмарки, фотографирования с Дедом Морозом, катание на коньках на катке под не печальную, прямо скажем, музыку...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Каникулы!

В. Емельянов

— Да! Кататься на горках, с горки, лыжи, зима, снег, сугробы, румяные щёки, весь мокрый от снега — всё прекрасно...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Это жизненная необходимость. Я бы так понудил бы детвору, выгоняя всех из дому, из компьютеров и откуда угодно...

В. Емельянов

— Да, да.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Вот пожалуйста, в любом формате это естественно.

В. Емельянов

— Несмотря на пост?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Несмотря на пост. Ещё раз повторю, что пост — он совершенно особенный по настроению и по уставу. Никаких ограничений, кроме греха, не существует. И Великим Постом дети могут гулять — почему нет? И играться, или кататься на велосипедах, если там где-то чего-то. Почему нет? Никто не говорит, что надо угрюмиться весь пост.

А. Митрофанова

— Вы знаете, мне кажется, что когда у нас во время поста люди берут на себя слишком много каких-то ограничений, знаете, прямо вот очень чётко себе составляют план, что можно, что нельзя, вот это — «туда не ходи, сюда ходи» и так далее, и так далее, мне кажется, в этом есть какой-то страх перед свободой, что ли? Гораздо проще жёстко очертить себе рамки и сказать... регламентировать всю свою жизнь, прописать раз и навсегда, что можно, что нельзя...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Ну, мы так касаемся тонкой сферы.

А. Митрофанова

— И... Ну, ведь жизнь — это же во многом импровизация.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Для человека, ну, как бы сказать... творческого, сильного и такого, ну, скажем, широкой души, с глубоким сердцем, жизнь действительно импровизация. Но многие люди действительно не могут вместить в себя всю широту благочестия, если уж говорить таким языком церковным. Многим людям действительно нужен регламент, и очень такой конкретный, прописанный. Поэтому мы читаем в книжках очень тщательно, когда можно рыбу, когда вообще ничего нельзя, а когда вино и сколько вина, а когда без вина, оказывается. А когда можно морепродукты, а когда и морепродукты нельзя...

В. Емельянов

— Но это превращается в какую-то такую бухгалтерию.

А. Митрофанова

— Да, да! Вот...

Протоиерей Д. Кувырталов

— К сожалению...

В. Емельянов

— Извините, пожалуйста, все бухгалтеры, я не это имел в виду!

В. Емельянов

— Но просто в какую-то такую конторскую работу.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Со стороны выглядит так. Но ведь и это тоже неплохо. Это тоже некое участие человека в подготовке праздника — вот этой внутренней попытке собраться. Ну да, для него принципиален вопрос еды, пищи. Есть на этот счёт у Церкви и советы, и регламент, и ответы на всё — пожалуйста. Но, единственное, никогда не надо забывать, что прописаны эти уставные правила были для монашествующих, исключительно.

В. Емельянов

— Это что касается еды?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Еды и вообще богослужебного устава.

В. Емельянов

— Это очень важно — то, что Вы сейчас говорите, я думаю, для наших слушателей.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Безусловно.

А. Митрофанова

— Ну, это известная вещь, конечно. Типикон — он...

Протоиерей Д. Кувырталов

— У нас всегда исторически на Руси была любовь, такое благоговейное отношение к монашеству. И попытка выстроить свою жизнь бытовую — крестьянскую, городскую, как угодно, именно по уставу монастыря — это хороший такой вектор, направление, это по-доброму. Но когда рухнула сама жизнь и уже нечего выстраивать по типу монастырей, да и в самих монастырях, мягко говоря, пытаются какие-то древние книги перелистывать и ужасаются, что вон оно, оказывается, как, то сейчас, конечно, об этом даже... мне кажется, не стоит себя сильно обременять подобными попытками.

Но, с другой стороны, мы все прекрасно знаем, что такое пост. Пост — это воздержание языка, воздержание чрева и воздержание всяких своих помыслов...

В. Емельянов

— ...и страстей.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Да, страстей и так далее. У каждого есть свой спектр — своих страстей, своих пристрастий к еде и так далее. Пожалуйста, сузь немножечко себя.

В. Емельянов

— Ну да, никто не говорит: «Сиди и пухни от голода, не ешь ничего, пей воду, ешь хлеб». Хотя святые отцы говорили, что никому особого вреда ни стакан воды, ни кусок хлеба — три раза в день такая еда — особого вреда такая еда никому не принесла.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Мне мои дети вообще говорят: «Пап, тебе до Пасхи можно не кушать». 

А. Митрофанова

— Ой, скажите... Знаете что... Это всё настолько индивидуальные вещи... Вот слушает нас сейчас человек, например, у которого проблемы с сахаром, у которого если сахар падает, и он вовремя что-нибудь не съест, то — привет горячий. Понимаете, зачем провоцировать такие ситуации? Не надо, ни в коем случае. Мы, в конце концов, перед Богом несём ответственность за собственное здоровье. Поэтому...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Я очень настаиваю на том, что каждый... Если есть возможность взять благословение у священника в Церкви, у духовника ли или просто посоветоваться с кем-то, если есть вопросы, как поститься (а эти вопросы, наверняка, есть), то нужно спросить этого совета. Ежели не у кого спросить и так далее, опять же — взять хорошую книжку на весь Великий Пост и прочитать её. Этого будет более чем достаточно. Если какой-то духовный вывод или духовные работы, сердце проведёт эту работу.

Я вообще всем настаиваю, чтобы прочитали Евангелие. Вот пост — это прочтение Евангелия.

А. Митрофанова

— Отличный совет, спасибо.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Удивительно, что мы как-то либо читаем время от времени, либо каждый день по главе и так далее — по две, по три, кто там поусерднее. Но прочитайте всё Евангелие за один пост — это будет очень хорошая такая работа. Безотносительно еды, формы, качества и количества. Просто это будет хорошим таким деланием духовным.

А. Митрофанова

— Мне кажется, что во время поста ещё очень важно соблюдать какой-то мир — и внутри себя, и с окружающими. Потому что бывает же часто — я думаю, что мы замечали это за собой...

В. Емельянов

— Не ешьте людей. 

А. Митрофанова

— ...когда какие-то внешние ограничения наступают, тогда обостряются «точки воспаления» внутри нас...

В. Емельянов

— Враг берёт, враг не дремлет...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Образ такой, может быть, да — хочешь — не хочешь...

А. Митрофанова

— ...и начинаются вспышки гнева, раздражения и прочее.

Протоиерей Д. Кувырталов

— ...вот себя в чём-то сузил, поужал, поясочек затянул — и вдруг колючки из тебя полезли во все стороны.

А. Митрофанова

— А, или так!

Протоиерей Д. Кувырталов

— И как это, откуда они вдруг взялись? Оказывается, они у тебя были, просто ты такой внешне был мягонький, кругленький.

А. Митрофанова

— Ага, а на самом деле — дикобраз.

Протоиерей Д. Кувырталов

— А на самом деле оказался — да, у тебя меч растёт из твоего сердца и ранит первого приблизившегося.

В. Емельянов

— Ну вот, кстати, да, я и за собой замечал — извини, Алла, пожалуйста, что я тебя перебиваю — я жизненный пример приведу. Что вот, вроде, да — всё, ты настроился, ты собрался и всё, хорошо, да. Ты идёшь в магазин, делаешь какие-то необходимые покупки, спокойно дожидаешься километровой очереди в кассе, которая — вот это я больше всего на свете люблю вообще в жизни, просто очереди...

А. Митрофанова

— Такая школа смирения, да.

В. Емельянов

— Мне очень нравится. Да, и ты смиряешься... И выходишь... И потом ты подходишь со своей корзиной, ставишь её на этот конвейер, а там сидит существо, которое — просто оно настолько выставлено на злобу... И ты прямо себе говоришь: «Ну что, ну сейчас же пост»... А просто хочется порвать её, просто порвать! И когда она открывает рот и начинает с тобой разговаривать, ты, собственно, понимаешь, что это... то есть такая провокация... То есть...

А. Митрофанова

— Володя, приезжай ко мне в магазин — у нас все такие хорошие на кассе! 

В. Емельянов

— И единственная...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Дождаться Рождества и прямо на праздник прийти и всё выложить — всё, что за пост накипело и наболело! 

В. Емельянов

— У меня тоже здесь, Аллочка, хороший магазин, и под боком, где... Нет, я научился, я научился. Я говорю: «Спасибо, что не ударили». И вот этого мне хватает.

Но я именно по поводу вылезания вот этих иголок, которые вот действительно.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Зло исправляется только добром. И если нас конкретно человек чем-то раздражает, в первую очередь, всегда зеркало — то есть что-то у меня не так, моё сердце почему-то вдруг взбунтовалось. А раз в нём нет мира, то с нами нет Бога. Эта причина — только во мне и больше ни в ком. Это вот всегда важно в такие минуты вспомнить и, скажем, себя немножко на место поставить.

С другой стороны, конечно, абсурдно выглядела бы ситуация, если я ради поста сегодня ей ничего не скажу...

А. Митрофанова

— ...а потом пост закончится... 

Протоиерей Д. Кувырталов

— ...а вот на Рождество приду и...

В. Емельянов

— ...уж я оторвусь по полной, да!

Протоиерей Д. Кувырталов

— ...оторвусь по полной, да! Но там святки — как можно ругаться на святках?

В. Емельянов

— Да и потом, они меняются, смены у них в разные дни.

Протоиерей Д. Кувырталов

— У них смены не всегда подгадаешь. А потом подготовка к Великому Посту — тоже там о мытаре и фарисее, о блудном сыне — там столько всего, размышлений духовных... Великий Пост...

В. Емельянов

— Я не знаю, как дальше будет происходить. Но вот я вот... Сейчас просто какой-то отрезок жизни мой прошёл уже, какой-то определённый возраст. Я понимаю, что я, в принципе, становлюсь менее злопамятным, чем, предположим, когда мне было лет 20. И то это, видимо, не какое-то злопамятство, а это именно какой-то максимализм, может быть, излишняя реакция на какие-то обиды и так далее.  Но, мне кажется, вот сейчас мне с возрастом всё ровнее и всё ровнее. Вот поэтому как бы такая фраза, которая ни к чему не обязывает — «спасибо, что не ударили». И она как бы снимает всё.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Да, если поблагодарить искренне — не ёрничать, там, «спасибо, что не ударили», а так вот, по-доброму, то, конечно, она снимет напряжение.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Но когда говорят: «Я не злопамятный человек — отомстил, забуду, а потом ещё раз отомчщу»...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Чтобы такого вот с нами не получалось...

А. Митрофанова

— «Я не злопамятный, просто память у меня хорошая!» По поводу... Вы знаете, вот всё-таки когда Вы рассказывали про многодетную семью, в которой довольно легко детям бывает поститься, я подумала о том, что у нас много семей, где постятся не все, и вообще не все понимают, зачем. Допустим, мама постится — папа не понимает, что это такое и зачем над детьми измываться. Или, наоборот, папа это для себя уже открыл, а мама находится в состоянии таком ещё... Либо, знаете, родители — да, дети — нет. Или, наоборот, дети — как-то им хочется, а родителям — нет.

И здесь вот понимаете как... Ведь нужно же... Может быть, нас сейчас слушает кто-то из тех, кто не понимает, зачем члены их семьи так над собой измываются. Что можно было бы в этом смысле попытаться сделать? Вот как попытаться понять человека, который выбрал для себя этот путь и этим путём идёт?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Да, тут принципиально, конечно... Вот пост — это же, на самом деле, проповедь, в каком-то смысле слова. То есть если человек вдруг связал себя неким обязательством в отношении еды, это не спрячешь — то есть рано или поздно всё равно кто-то об этом споткнётся, или увидит, обнаружит и спросит тебя. Ты должен объяснить, что такое пост, зачем ты сейчас постишься и что за праздник Рождества Христова. То есть это, в общем-то, ты связываешь себе уста, чтобы не ругаться, но развязываешь только для того, чтобы вот этот простор для благовестия, для проповеди себе расчистить.

С одной стороны, это всегда некий крест и некое исповедничество для постящегося. Для непостящегося, особенно внутри одной семьи, безусловно, это измывательство над ними. Потому что некий укор совести всегда ходит и говорит: «Нет, я котлету не буду, сосиску мне не надо, это я буду суп, борщ специально в пост» и так далее.

А. Митрофанова

— Ну вот, кстати говоря, действительно, понимаете, ведь есть же этот момент тонкий!

Протоиерей Д. Кувырталов

— Есть. И поэтому человек постящийся должен быть тише воды, ниже травы. Он должен быть кротким-кротким и самым счастливым в этой семье. Если он самый счастливый человек в семье, он всегда найдёт, как утешить, поддержать и поделиться радостью со своим ближним. Тот же бутерброд с колбасой утром сделать этому непостящемуся супругу или детям своим, ещё что-то — и это не будет упрёком или каким-то высокомерием. Это будет именно попытка сделать приятно своему близкому. Пожалуйста, в этом нет греха — в том, что человек не постится. Никогда не было грехом то, что человек не постится. Грех очевидно прописан во всех инстанциях и во всех книгах духовных. Грехом является, прежде всего, наша страсть и наш эгоизм, и наша самость, и наше вот это первенство, жажда первенства. И, в любом случае, вот это уничижение других людей. Пост не делает нас лучше. Он как раз нам необходим, потому что мы больные, и нам нужно выздороветь. И пост нам помогает выздороветь нравственно, духовно, прийти в себя, отрезвиться. Поэтому он мне необходим, а не всей моей семье. То, что они святые, они добрые. А если они и не святые, то только потому, что я не святой. Поэтому мне надо стать святым, и вся семья сразу как-то вокруг нас и соберётся, и потянется, и будет самая счастливая ячейка общества на свете.

В. Емельянов

— Настоятель храма Архангела Михаила в селе Летово протоиерей Дмитрий Кувырталов — наш сегодняшний собеседник. Мы говорим о Рождественском посте, о том, что связано с этим, о трудностях, которые мы преодолеваем в этот период. У нас совсем немного времени остается до завершения нашей передачи, и мы, наверное, может быть, там как-то так...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Увлечённо...

В. Емельянов

— Да, увлечённо... Немножко побольше вопросов и покороче ответы. Вот смотрите, ещё такой вопрос. Человек постится. Поступило приглашение в гости. Отказываться неловко — юбилей, дата, не важно. Он приходит в гости и видит, что хозяева старались, и хозяева, возможно, не постятся, и стол ломится от закусок, и всё такое прочее. Как вести себя за столом такому человеку? Воротить нос и говорить о том, что «вот это я не буду, потому что я сейчас пост держу» и всё такое прочее?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Нет, ни в коем случае нельзя... Мне кажется, нельзя, как сказать... громогласно заявлять о том, что «я пощусь». Это уже вызывает напряжение у окружающих. Я был свидетелем очень комической ситуации: в самолете (не помню, какой самолет) летела паломническая группа наша большая, и я оказался, так скажем, просто пассажиром и наблюдал эту картину со стороны. Может быть, я ехал с другой паломнической группой, я сейчас не помню. Из Иерусалима или откуда-то мы летели... И вот одна женщина лет 55, может быть, 60, такой предпенсионный возраст...

А. Митрофанова

— А был пост.

Протоиерей Д. Кувырталов

— ...она прямо буквально на коленках встала на это сиденье и громко ругалась со стюардессой, потому что она заказала себе 45 порций постного, а принесли только 43, «и ещё две порции куда Вы дели?» Ну, кто-то из пассажиров тоже захотел. И это... Ну, потому что «мы все — православные, мы постимся, как Вы смеете, что Вы тут вот нам?..»

В. Емельянов

— У-у! Непорядок!

Протоиерей Д. Кувырталов

— Это было настолько немыслимо наблюдать со стороны — когда весь самолет наблюдал эту вот благообразную женщину, которая так вот, настолько громогласно...  Я думал, сейчас они самолёт посадят и выйдут, гневно хлопнув дверью напоследок.

В. Емельянов

— Я поэтому как раз и задал этот вопрос — чтобы именно священник ответил на него для наших слушателей. Потому что это, действительно... Когда Вы приходите в гости, и хозяева искренне готовились...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Никто из окружающих из внешних не должен знать, что Вы поститесь.

В. Емельянов

— Ну да.

Протоиерей Д. Кувырталов

— В этом нет никакой необходимости. Это разорит и собственноый мир, и окружающих. Но бывают ситуации, когда...

В. Емельянов

— И не отказывайтесь от того, что Вам предлагают.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Конечно. Об этом... Можно вполне, скажем, выйти из ситуации совершенно, скажем так, благочестиво, благообразно. Но если такой возможности нет — если Вам накладывают и Вас напичкивают и так далее, покушайте немножко. Всегда есть возможность к Богу обратиться вечерком, когда Вы останетесь наедине.

Я знаю тоже очень интересный случай, когда моя очень хорошая знакомая... так в эфире можно... супруга моя...

В. Емельянов

— Очень хорошо! «У меня есть один мой знакомый друг», да?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Ну, действительно, друг, замечательный человек, очень мой хороший знакомый. Она объясняла своей подруге, как правильно поститься. Был Великий пост уже. И она объясняла, что нельзя есть масло сливочное — например, бутерброды... При этом она мазала бутерброды сливочным маслом, клала на колбасу, ела. И только поздно вечером, когда она встала, говорит, на молитвенное правило, «до меня дошло, что я оскоромилась сегодня — объясняя подруге своей, что нельзя есть то-то и то-то, при этом сама прямо у неё на глазах ела». «Я набираю, — говорит, — в холодном поту телефон и этой подруге говорю: «Ты что, ты не видела, что я делаю?» Она говорит: «Я не видела! Я даже представить себе не могла! Как, ты серьезно, что ли?» — «Да конечно, я мажу хлеб маслом, кладу на него колбасу, ем и объясняю тебе, что нельзя есть в пост того-то и того-то». Бог иногда закрывает глаза благочестиво, покрывает наши немощи — опять же, из сострадания к людям.

Второе — мне кажется, что очень важно: человек, который постится, он в тайне должен сохранить своё благочестие. Если это не получается — опять же, по-доброму расскажи об этом. Если же и это не получается, у тебя всегда есть поклоны, исповедь, воздыхания перед Богом. Всегда ты этот вопрос можешь решить совершенно иначе и совершенно безболезненно для окружающих, это точно. Поэтому, по Евангелию, в какой дом ни вошли — ешьте всё предложенное Вам.

В. Емельянов

— Вот! Вот именно это я и хотел, чтобы услышали...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Это Евангелие. Всё остальное — это наше человеческое рассуждение.

В. Емельянов

— Именно это я и хотел, чтобы услышали наши слушатели. Потому что это действительно неловко. Вы можете поставить в неловкое положение хозяйку, которая старалась и у которой... И Вы своим заявлением «Вы знаете, я это не буду есть — я сейчас пост держу»...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Духовный закон...

В. Емельянов

— Вы просто представьте, в какое положение Вы ставите хозяев дома, которые просто не знают теперь, что им делать.

Протоиерей Д. Кувырталов

— С другой стороны, батюшка, когда приходит в другой дом, он — священник и он образец благочестия. Поэтому батюшке иногда важно подчеркнуть или сказать: «Простите, я это не буду, а это вот я поем...»

В. Емельянов

— Ну, он — батюшка, ему можно.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Вот. Он — икона. Поэтому для священника немножко другой этикет. Но духовный закон — не выходи из дома, если ты боишься смущения или смутить кого-то. А если уж ты вышел — всё, для тебя пост остался в твоей келье. Потом вернёшься сюда и начнёшь поститься. Все монахи делают именно так.

В. Емельянов

— И ещё... Алла, знаешь, это мне очень важно, потому что я как раз во время поста уезжаю, и как раз это будет буквально за неделю до Рождества, за десять дней, да. В путешествиях мы можем иметь какие-то послабления?

Протоиерей Д. Кувырталов

— В путешествиях можем, но путешествие путешествию рознь. Всё-таки если это путешествие в качестве отпуска или развлечения — ну, постом, конечно, это не очень корректно, и для церковного, верующего человека всё-таки нужно какие-то ограничения блюсти. Конечно, мы понимаем, что есть, грубо говоря, в отеле, где-то в гостинице — что уж там, специально нос ворочать и говорить «это вот не это»?

В. Емельянов

— Ну да.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Нет, какие-то вполне уместны. Но какие-то ограничения — допустим, мясо — принципиально нет.

В. Емельянов

— Нет-нет, я имею в виду вообще, ну, в принципе поведение и так далее.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Вино, говорят, можно в путешествии? Нельзя. При чём здесь вино? Не благословляется это ни по уставу, ни по совести — никак. Нет необходимости в этом. Вопрос необходимости и вопрос благочестия. Вот здесь должна где-то граница пролегать. А не «а можно я там?»... Нет таких уставов церковных, что если ты дома — ты так кушаешь, а если ты не дома — то...

В. Емельянов

— Ну потому что люди читают книжки, где написано, что путешествующим как бы есть послабления. И люди во всю ивановскую этим пользуются.

А. Митрофанова

— Вы знаете, мне кажется, ещё очень важно, когда Володя сказал — чтобы не поставить хозяев в неловкое положение, что они приготовили, что не приготовили, — есть ещё другая крайность, когда бывает так, что человек думает: «Ну, раз... Куда придёшь — там надо есть всё, что тебе дадут, вот пойду куда-нибудь, где много всего дадут».

Протоиерей Д. Кувырталов

— Вот поеду куда-нибудь в отпуск, там просто будет поститься.

А. Митрофанова

— Да, да. Ещё очень важно не слукавить и перед Богом себя не поставить вот в это неловкое положение. Потому что потом-то ведь ты... ты же понимаешь всё равно, что в этом, ну, есть некая лазейка для... Такая лазейка...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Это всегда потеря такая духовная. Ведь пост неслучайно 40 дней идёт. Это же копилочка наша. Вот всё равно, что ребёнок копит-копит, каждый день какую-то монетку кладёт в эту копилочку. А потом решил всё-таки — что-то срочно надо, в гости подарок. Он эту копилочку вскрывает, кубышку, достает оттуда — и идёт куда-то... К празднику что-то будет в этой копилочке? Большой вопрос. То же самое с нашим сердцем. Если мы ходим по гостям и бывают обстоятельства, а бывает и, действительно, человеческое лукавство, и бывают человеческие страсти. Как говорят, за человеколюбием нашим скрывается часто желание удовлетворить собственные страсти. И такое часто бывает. Болтовня. Вот можно поговорить с хорошим человеком — ну прямо вот от души наговорился. А потом на молитву никак не соберёшься — что-то было не так. Человек хороший, беседа хорошая, а молитва не идёт. Вот, мне кажется, вот это — камертон молитвенной собранности — у каждого человека должен быть, особенно постом, наиболее громко тикать в нашем сердце.

А. Митрофанова

— Вообще, это хороший камертон — молитва. Но молитва — это такой, во-первых...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Пост и молитва — это два крыла. Мы так усердно о посте, потому что первый день поста. Но ведь в этот же день празднуется память Паисия Величковского, наставника Иисусовой молитвы. И вообще, и пост, и молитва об одном говорят — о внимании. Если есть внимание, есть внутренние духовные плоды. Нет внимания — плодов не будет. Мы по уставу будем пост сохранять, на службы ходить, одежду блюсти и так далее. Но если нет внимания внутреннего — к помыслам, к чувствам нашим, к движениям души — всё вымывается, разоряется, выдувается, и человек без плода подходит к празднику Рождества или к другому празднику, к которому готовится.

А. Митрофанова

— Вы сказали сейчас о молитве. А можно я Вам задам вопрос, который, так получается, что у меня люди часто спрашивают? А я-то кто? Простая смертная. Как я могу на такие вопросы отвечать? Но, вместе с тем: можно ли молиться...

Протоиерей Д. Кувырталов

— А мы-то с Владимиром — не простые смертные!

А. Митрофанова

— Не суть. Можно ли молиться своими словами? Есть молитвословы, там много всего, прекрасные какие-то там сложносочиненные конструкции, предложения, в которых без словаря не разобраться. Один вариант — это: само по себе прочтение этих текстов уже представляет собой труд. А другой вариант — когда человек молится своими словами, может быть, криво и косо, но о том, что у него в этот момент рвётся из сердца. Насколько это допустимо?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Необходима молитва своими словами, необходима. Но необходима молитва и по молитвослову. Молитва не может быть только так или только так. Живая молитва Богу — это предстояние сердца, открытие сердца Богу, поэтому, мне кажется, здесь не может быть... Сам вопрос некорректный. То есть, получается, всегда некая попытка оправдать себя, почему я не молюсь так, а своими словами — ну, всё, нет нужды. Всегдашний крик Богу: «Господи, помилуй! Слава Богу, слава Богу, слава Богу!» В каждом мгновении есть за что Бога благодарить. Если сердце трезвое и внимательное, оно всегда найдёт слова правильные. Но по молитвослову — это как учиться музыке, скажем, с учителем. То есть как рука ставится, вот ноты перед тобой. Ты выстраиваешь свою душу теми словами, теми переживаниями, которыми молились святые.

В. Емельянов

— Ну, то есть это партитура?

Протоиерей Д. Кувырталов

— Фактически, это та самая партитура. Причём, зависит она от твоего духовного роста. Там бывает всё сложнее и сложнее.

А. Митрофанова

— Я знаю, что многие люди, которые давно уже себя представляют, соотносят именно с христианством и в храм ходят, и так далее, на время поста стараются брать на себя такое ещё упражнение духовное — например, как чтение Псалтири. Кто-то Евангелие перечитывает с особым таким усердием, о чем Вы сказали, а кто-то, например, начинает читать Псалтирь. А могли бы Вы объяснить, в чём смысл вот этого действия, чем это помогает? Ведь Псалтирь, на самом деле, тоже книга довольно сложная для восприятия, когда её впервые открываешь: «Блажен муж, иже не идет на совет нечестивых». Это про что? И разбираться тоже приходится, когда первый раз открываешь...

Протоиерей Д. Кувырталов

— Это церковнославянский язык Псалтири всё-таки громоздкий и для нас неудобо... скажем... понимаем — ну, в силу просто уже культурного такого оскудения человека. Раньше дети учились читать по Псалтири, то есть для них это было обыденностью. И все фразы, и все образы Псалтири...

Но Псалтирь, чтобы нам упростить сам подход к нему, надо понять ещё раз: это древняя книга, которая является... Её называют «Молитвослов Иисуса Христа». По этой книге молился Иисус Христос. Поэтому это вхождение вот в ту сферу или в то духовное пространство, которое присуще всему человечеству было и до Христа, и после Христа. Это самая великая молитвенная книга. Поэтому обязательно нужно читать — не только постом, вообще каждый день, по чуть-чуть, понемножку. Все богослужение соткано из Псалтири. Читая Псалтирь, мы понимаем всю службу уже. Читая Псалтирь, мы вдруг понимаем себя самого. Душа наша вдруг становится понятной и как на ладошке. И все эти движения души, и все эти желания, и все эти восторги, охи-ахи, и ужасы, и кошмары — они все там. Читаешь и очень... Конечно, для этого нужен некий труд, и нужно время, и нужна тишина и то самое внимание. Ну, пусть оно у нас появится хотя бы этими спасительными днями Рождественского поста.

В. Емельянов

— Благодарим Вас за сегодняшнюю беседу, очень душеполезную. Ещё раз всех поздравляем с началом Рождественского поста. Дай Бог Вам терпения, собранности. Мы провели сегодняшний «Светлый вечер» вместе с настоятелем храма Архангела Михаила в селе Летово протоиереем Димитрием Кувырталовым. Программу для Вас провели Владимир Емельянов и Алла Митрофанова. Мы прощаемся с Вами, до новых встреч! До свидания!

А. Митрофанова

— До свидания.

Протоиерей Д. Кувырталов

— Всего доброго, дорогие радиослушатели! Доброго поприща Рождественского поста!

Друзья! Поддержите выпуски новых программ Радио ВЕРА!
Вы можете стать попечителем радио, установив ежемесячный платеж. Будем вместе свидетельствовать миру о Христе, Его любви и милосердии!
Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы ни были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Вселенная Православия
Вселенная Православия
Православие – это мировая религия, которая во многих странах мира имеет свою собственную историю и самобытные традиции. Программа открывает для слушателей красоту и разнообразие традиций внутри Православия на примере жизни православных христиан по всему миру.
Материнский капитал
Материнский капитал
Дети - большие и подросшие – как с ними общаться, как их воспитывать и чему мы можем у них научиться? В программе «Материнский капитал» Софья Бакалеева и ее гости рассуждают о главном капитале любой мамы – о наших любимых детях.
Домашний кинотеатр
Домашний кинотеатр
Программа рассказывает об интересном, светлом, качественном кино, способном утолить духовный голод и вдохновить на размышления о жизни.
Сказания о Русской земле
Сказания о Русской земле
Александр Дмитриевич Нечволодов - русский генерал, историк и писатель, из под пера которого вышел фундаментальный труд по истории России «Сказания о Русской земле». Эта книга стала настольной в семье последнего российского императора Николая Второго. В данной программе звучат избранные главы книги Александра Дмитриевича.

Также рекомендуем