«Приходской театр». Светлый вечер с диаконом Владимиром Кузнецовым (12.10.2017)

Приходской театр (12.10.2017) - Часть 1
Поделиться
Приходской театр (12.10.2017) - Часть 2
Поделиться
диакон Владимир Кузнецов

Диакон Владимир Кузнецов

У нас в гостях был клирик храма Рождества Христова дьякон Владимир Кузнецов.

Мы говорили о том, как приходская деятельность при храме может помогать людям приходить к Богу и как в жизни нашего гостя появился приходской театр.


А. Пичугин

– Светлый вечер на светлом радио. Здравствуйте, дорогие слушатели. Меня зовут Алексей Пичугин. Сегодня будем говорить о театре, но не о простом театре, не в привычном нам формате, а театре, который сложился в приходе, в храме. Сегодня у нас в гостях вместе с нами и с вами ближайший час, этот «Светлый вечер» проведет диакон Владимир Кузнецов, клирик храма Рождества Христова в Черкизово. Здравствуйте.

Диакон Владимир Кузнецов

– Здравствуйте, Алексей, Здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

А. Пичугин

– Давайте для начала поймем, где находится храм Рождества Христова в Черкизово. Это не Москва, это ближнее Подмосковье, так понимаю.

Диакон Владимир Кузнецов

– Нет, это Москва. Это Молжаниновский район города Москвы, это не является новыми присоединенными территориями…

А. Пичугин

– Да, в другую сторону.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, в другую сторону, это по Ленинградскому шоссе. Храм наш располагается на 10-м километре от МКАДа, да, это за Московской кольцевой дорогой…

А. Пичугин

– А это не ваш храм, когда проезжаешь от Международного шоссе уже в сторону аэропорта Шереметьево, с бывшего Шереметьево-2, есть второй поворот к бывшем Шереметьево-1, и между ними стоит храм…

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, это он.

А. Пичугин

– А, это ваш храм. О, я прекрасно знаю, я каждый раз смотрю на него. Вот теперь мы с вами познакомились.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, я думаю, что и на него можно смотреть из иллюминатора самолета…

А. Пичугин

– Наверняка.

Диакон Владимир Кузнецов

– Когда взлетают с аэропорта Шереметьево-2.

А. Пичугин

– Про театр. Есть очень много способов как-то, помимо приходской основной деятельности богослужебной, в современных приходах очень много разных используется… ну как используется, используется различных методов, наверное, не очень хорошее выражение, а скорее очень много всего интересного во внебогослужебной жизни в современных приходах. Это начинает развиваться, это здорово. Но театр встречаешь редко. Обычно это могут быть кружки по интересам. Нередко, мы тоже в этой студии говорили, вот эта внебогослужебная храмовая деятельность стала замещать тот вакуум, который возник после того, как практически полностью вымерли Дворцы пионеров, школьные кружки. Они на каком-то уровне, может быть, сейчас тоже возрождаются, но какое-то время их не было, и здорово, что хотя бы на таком приходском уровне это все возрождалось. У вас театр, это редкость. Расскажите, почему именно театр, почему вы именно в таком виде решили заниматься с прихожанами.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну вы знаете, хочется сказать, что все это не есть продукт какой-то специальной деятельности. Как и, наверное, большинство таких вот полотен приходской жизни в каждом храме, это отдельные ниточки, которые к этому, так или иначе, привели. И, в общем-то, началось то все с того, что мы были молоды, нашему театру, надо сказать, уже исполнилось 11 лет. Вот у нас это 12-й сезон начинается, это мы так вот сели, подсчитали

А. Пичугин

– С 2006 года.

Диакон Владимир Кузнецов

– С 2006 года, да. Тогда мы сами были более молоды, у нас росли дети. И вот эта проблема, как воспитать собственных детей в христианском духе, она сначала привела к идее создания школы при храме, православной школы, а потом через это привела к идее создания театра. Но опять-таки все эволюционно. В школу пришли дети, конечно же, встал вопрос об организации праздников, хотя бы двух самых главных христианских праздников…

А. Пичугин

– Пасха.

Диакон Владимир Кузнецов

– Это Рождество и Пасха, да. Что два основных христианских праздника, Рождество и Пасха, и вот их нужно как-то было для наших собственных детей организовать, отметить, предложить им.

А. Пичугин

– А часто можно встретить в храмах спектакли, сценки такие поставленные.

Диакон Владимир Кузнецов

– Я думаю, что очень часто, потому что практически в каждом приходе присутствует, в той или иной степени, вот это традиция утренников.

А. Пичугин

– Ну на которых все воспитаны с детского сада.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, абсолютно верно.

А. Пичугин

– Просто многие как-то, наверное, не задумываются о том, что можно это во что-то развить. Многие считают, что, может быть, это и не требуется. Есть такие пьески и сценки на Рождество и Пасха, как утренник действительно, вы совершенно правильно сказали.

Диакон Владимир Кузнецов

– В общем-то, изначально подход у нас был точно такой же, стандартный, как и во всех храмах. Но здесь, наверное, сыграло роль то, что люди, молодые семьи которые в это время оказались в нашем храме и которые составили такое ядро, приходское ядро, вот они оказались людьми очень творческими. И вот это запрос только на утренник, он как бы не удовлетворял. И поэтому папы, мамы вот подошли с таким, ну как сказать, запросом что ли: а что, если нам попробовать сделать не просто утренники, а вот какое-то представление, развить это в какое-то действо. И тогда вот, может быть, это послужило тем толчком, тем импульсом, который заставил, ну в частности, меня сесть и начать искать сценарий для этого. Но как-то перебрав попавшиеся мне готовые варианты, они не устроили.

А. Пичугин

– А вы никогда не занимались никакой постановочной деятельностью театральной до этого момента?

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, нет. Я по образованию чистый технарь, закончил Московский авиационный институт.

А. Пичугин

– Институтская самодеятельность.

Диакон Владимир Кузнецов

– И ее тоже как бы не было в моей жизни. Может быть, было какое-то небольшое увлечение в школе, но это только как увлечение. Так вот пришлось, так сказать, включиться в это амплуа, не то что несвойственное, нет, наверное, если все-таки включился, то значит, что-то, какие-то нотки в душе на это отзывались. Так вот перебрав сценарии, я понял, что они не устраивают. Они все как бы сформированы именно под детские утренники, как-то вот так. И тогда пришла идея попробовать написать собственный сценарий. И вот так родился первый спектакль, сценарий, который был, ну если так можно назвать, доморощенный. И оказалось, что это очень всем понравилось. Вот именно эта идея какого-то собственного произведения, воплощение собственной постановки, она зажгла очень многих и взрослых людей. И так вот к этой деятельности стали подтягиваться взрослые люди, которые, повторяю, что для своих детей стали организовывать эти праздники. То есть перешли из формата, когда праздники организовывают, не организовывают, а участвуют непосредственно сами дети с считалками там, скороговорками, перешли к формату, что для детей это устраивать стали взрослые.

А. Пичугин

– Сами же играли?

Диакон Владимир Кузнецов

– Сами же играли, да. Сами же играли. Безусловно, с привлечением к этому детей. Безусловно. Но получился такой очень…

А. Пичугин

– Интерактив.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, и очень интересной опыт, когда, представляете, семья включена вот в этой действо. И дети видят, как вместе со своими родителями принимают участие в какой-то постановке. Это такой вот создало какой-то эффект очень востребованный. Ну, по крайней мере, это был опыт нашего прихода. Я понимаю, что далеко не в каждом приходе может сложиться такая ситуация или такая востребованность, а у нас это сложилось. И потихонечку, потихонечку это стало развиваться.

А. Пичугин

– А в чем залог успеха? Почему у одних – это я имею в виду именно приходы, -почему у одних получается, у других нет? Я знаю случаи, когда в церкви пытались, ну в храме отдельно взятом пытались наладить вот такую внебогослужебную жизнь по-разному. Пытались делать сценки, ну уже не театр в полном смысле этого слова, но хотя бы сценки какие-то, разыгрывать – не получилось. Пытались заниматься какой-то социальной деятельностью – тоже что-то не вышло. И не потому что люди плохие, все очень хорошие, замечательные, но вот что-то вот, вот что-то не получалось. А у вас уже 11 лет.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну я могу высказать только предположение. Конечно, как и для любого дела, у любого дела должен быть «локомотивчик», должен быть, скажем, тот человек, который бы это все тянул, все делал.

А. Пичугин

– У вас это диакон Владимир Кузнецов.

Диакон Владимир Кузнецов

– У нас это диакон Владимир Кузнецов, да. Ну это один аспект. Конечно, это в любом деле. Это не только то, что касается театра. А второй аспект, что, может быть, конечно, всегда театральная деятельность, ну скажем так, мягко не совсем, наверное, воспринималась сочетаемой с православием, с Церковью.

А. Пичугин

– Мне казалось, что уже эти разговоры давно в прошлом.

Диакон Владимир Кузнецов

– Они в прошлом, но в сознание это все-таки как-то, наверное, входит тяжело.

А. Пичугин

– У нас в одной Москве два или три театра, которые… Три точно знаю, которые пускай не впрямую к себе там приставку «православный» делают, но которые именно об этом.

Диакон Владимир Кузнецов

– Согласен. Но все-таки, мне кажется, такая проблема существует. По крайней мере, даже мой личный опыт, мне пришлось эту проблему внутреннюю для себя решать

А. Пичугин

– Для себя.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да. И я думаю, что это решает каждый человек.

А. Пичугин

– А как вы ее решали? Это же, кстати, тоже хороший опыт такого преодоления, может быть, заблуждений, может быть, не заблуждений. Ну какой-то определенный опыт преодоления, который, наверное, интересен.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну тут, конечно же, когда в тебе возникает некий вопрос или, скажем, твоя собственная совесть начинает перед тобой ставить какие-то вопросы, ты пытаешься искать ответы у людей, которые опытны, которые, ну скажем, искушены в этом деле. И поэтому, в общем, я тоже пошел по этому пути. Я стал задавать эти вопросы священникам на исповеди. Кроме того, Господь свел меня, как раз когда в таком для себя переломном этапе с отцом Константином Сопельниковым, который сам, так сказать, вышел из этой профессии, из профессии актера. И, в общем-то, он мне сказал тогда, что ты не переживай. Раз вы этим занимаетесь – ну я конечно, не дословно, не цитирую его, – то значит это уместно, значит, вот есть Божие благословение на это, раз у вас это пошло. Ведь хочу повторить, что театр это инструмент, а как мы распорядимся инструментом… Все мы прекрасно знаем: одним и тем же инструментом можно делать добро, можно творить зло.

А. Пичугин

– А вы считаете, что в данном случае театр должен играть, несомненно, миссионерскую роль? Или все-таки это может быть красивым, хорошим приложением, которое не несет больших и ответственных смысловых нагрузок вот именно в этом христианском смысле? То есть он не обязательно должен приводить кого-то в Церковь, не обязательно должен… Не обязательно вообще должен – плохое слово «должен», – не обязательно должен, он может быть просто таким красивым приложением, которое показывает, что люди одного прихода могут еще и театром заниматься.

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, мой подход, что должен.

А. Пичугин

– Должен все-таки.

Диакон Владимир Кузнецов

– Должен, да. Мой подход. И могу сказать, что, наверное, залог успеха какого-то или такого долгоденствия вот нашего творческого коллектива именно в том, что мы каждый свой спектакль укладываем именно в это русло, что это должна быть проповедь.

А. Пичугин

– А много спектаклей было поставлено за 11 лет?

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну вот за 11 лет мы поставили 16 спектаклей.

А. Пичугин

– 16 спектаклей.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да.

А. Пичугин

– А у вас есть помещение собственное при храме или вы где-то выступаете? Гастролируете ли вы, ездите, показываете в других приходах или площадках может быть.

Диакон Владимир Кузнецов

– По поводу гастролирования. Да, нам доводилось и гастролировать, и ездить. И был у нас такой очень положительный опыт, одно время нас прямо приглашали. То есть наш коллектив приглашали. Была такая программа в Рузском районе, программа по христианскому просвещению. И вот в рамках этой программы нас практически два раза в год, на Рождество и на Пасху приглашали в Рузский район. Давали нам, предоставляли площадки, очень неплохие площадки, собирали там и детей и взрослых с приходов, с детских домов. И мы перед ними, практически собирались полные залы, а это залы были на 400, на 500 человек, и мы перед ними показывали свое творчество, то есть выставляли, так сказать, на суд зрителей вот то, чем мы занимаемся. Надо сказать, что очень отрадно, что отзыв был крайне положительным. То есть люди с удовольствием выходили… Ну или как, скажем, идя на наше представление, каждый, наверное, каким-то образом подразумевал, что это будет что-то типа такого детского утренника, а выходя, люди были удивлены тем уровнем, на котором происходила постановка. Ездили мы и в другие города. В частности, и были мы в городе Рязань, были мы в Валдае, город Валдай. Так что, скажем, гастроли были. То что касается помещения. Ну если так сказать просто, то каждый спектакль делится, можно сказать, на коленках. У нас есть школа, а в школе есть один просторный класс. И вот этот класс, он трансформируется, и в учебное время он выступает в качестве кабинета для проведении уроков музыки, хореографии. А в не учебное время он используется в качестве репетиционной площадки для создания наших постановок.

А. Пичугин

– Напомним, что в гостях у светлого радио сегодня вместе с нами и с вами «Светлый вечер» проводит диакон Владимир Кузнецов, клирик храма Рождества Христова в Черкизово. А из чего складывается ваш репертуар? Вы берете за основу классические произведения, пишете сценарии сами, пьесы или в этом участвует… Пишет ли сценарии и пьесы диакон Владимир Кузнецов или это какое-то общинное творчество?

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, безусловно, для того, чтобы найти материал для создания очередного спектакля, конечно, обращаешься к творчеству людей, которые этим занимаются. Вот ряд наших постановок, они основаны, сделаны по мотивам. Вот, например, есть у нас спектакль «Лепта», он сделан по мотивам книги Сергея Марнова «Лепта врага». Есть у нас спектакль «Царское село», в конструктивную основу этого спектакля заложено произведение отца Николая Агафонова…

А. Пичугин

– Известное «Красное крещение».

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, «Красное крещение». Но есть постановки совершенно авторские, то есть вот, как говорится, которые взяты ну как бы собственного представления, желания что-то донести, что-то рассказать, и сюжет придуман, ну как говорится, эксклюзивно. Вот так вот.

А. Пичугин

– Об этом мы поговорим об эксклюзивности. А почему вы не берете классику, такую проверенную классику? Если в каждый спектакль вы закладываете какую-то нравственную, именно вот с точки зрения православия, основу, то ведь у нас же есть такая неизбывная классика как Лесков, например. Можно посмотреть у Чехова, как бы его ни рядили атеистом, да, но, отец Александр Шмеман, кстати говоря, отмечал, что именно у Чехова точенее всего выражается церковная жизнь, в отличие от Пушкина, в отличие даже от Достоевского или от Тургенева. Есть очень много авторов классической литературы, которые пускай не напрямую связаны с православием, но тем не менее они корнями оттуда.

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, ну наверное, если так можно сказать, существует множество замечательных коллективов, театров, которые ставят это классически, ставят это так, как это должно быть. И пытаться что-то там перепоказать или…

А. Пичугин

– А почему перепоказать. Вот «Чайку «чеховскую, уж простите за банальный пример, ставят все, абсолютно все. Классических постановок – в каждом театре, не классических – в каждом третьем. Но тем не менее все идут на «Чайку».

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну тем не менее как-то вот не сложилось у нас так. Наверное можно сказать, это наша такая вот отличительная особенность, может быть, от чего-то другого. Потому что безусловно, классика это и есть классика, да. Но мы же все-таки не профессиональный театр и поэтому, ну может быть, какое-то, так сказать, ну не то что неверование в свои силы, но вот именно, может быть, все-таки как-то недостаточно мы готовы к тому, чтобы ставить классику и показывать ее на сценах и, так сказать, показывать свое прочтение. Поэтому все-таки был выбран такой более щадящий формат для любительского театра – вот свои постановки, свои сценарии. Наверное, это вот этим можно объяснить.

А. Пичугин

– Вы сейчас хорошее словосочетание употребили: любительский театр. Сразу отправляет куда-то в дореволюционное время, когда в усадьбах, в провинциальных усадьбах особенно любили устраивать вот такие театры непрофессиональные. А вы что-то про этот опыт знаете, как-то знакомились с ним? Это даже вот, наверное, не вариант советского театра во Дворце культуры, да, при Доме пионеров, а это именно такой вариант дореволюционного театра в усадьбе.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну первоначально, наверное, идея была, вот смысловая идея была именно такая, то есть делать такой вот театр в приходе. Но потом она переросла. Может быть это… Не то что переросла, она как бы, знаете, она расширилась. То есть когда на наши спектакли стали приходить люди не только из нашего прихода, когда стали приходить люди и, в общем-то, не имеющие отношения к Церкви, ну я имею в виду невоцерковленные, то тогда вот, наверное, из формата домашнего мы уже стали как-то перерастать в формат такого вот популярного, не популярного, а общественного…

А. Пичугин

– А о спектаклях вы оповещаете через интернет, как сейчас модно, в соцсетях или методом «сарафанного радио», или афиша у вас есть? Кто обычно приходит, и как люди узнают?

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, конечно, сейчас мы используем, наверное, все сказанные вами способы. То есть и через интернет, и афиша у нас есть, и зачастую это и «сарафанное радио», потому что, конечно, за 11 лет, можно сказать, что сложилось, наверное, какая-то своя аудитория.

А. Пичугин

– Тут, наверное, надо пояснить, что ближайшие такие большие населенные пункты к вашему храму, как мне видится, это Лобня и Химки.

Диакон Владимир Кузнецов

– Химки. Вот наша основная площадка сейчас это город Химки. Надо сказать, что…

А. Пичугин

– А большой город, там же много площадок. У вас была возможность где-то выступить именно на сторонних площадках в Химках, например?

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, слава Богу. Надо сказать, что городские власти города Химок идут навстречу, очень к нам позитивно относятся, к этому. И надо сказать, что сейчас ближайший наш спектакль пройдет на центральной городской площадке, это дворец культуры «Родина». И более того, с этим спектаклем уже не мы выходили инициатором, просили площадки, чтобы нам дали возможность показать свое творчество, а нас пригласили. То есть пригласила администрация города, чтобы мы показали свой, ну на мой взгляд, один из самых замечательных, наверное, спектаклей нашего творчества, «Царское село».

А. Пичугин

– Это как раз по повести отца Николая Агафонова.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, этот спектакль, скажем, он не является пересказом повести, но…

А. Пичугин

– А тут надо, наверное, рассказать, кому-то напомнить, что это за повесть, о чем она и о чем спектакль.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, ну спектакль называется «Царское село», наш спектакль.

А. Пичугин

– А повесть «Красное крещение».

Диакон Владимир Кузнецов

– А повесть «Красное крещение». В повести «Красное крещение» у отца Николая Агафонова рассказывается о коллективизации, у нас рассказывается немножко о другом. У нас рассказывается о некоем юноше-алтарнике, живущем в селе, которое называется Царское, который вот воспринял своей детской душой или юношеской душой любовь к Царской Семье.

А. Пичугин

– А тему коллективизации вы опускаете?

Диакон Владимир Кузнецов

– А тему коллективизации мы опускаем, да.

А. Пичугин

– Ее так часто любят сейчас опускать. А мне кажется, очень важно об этом напомнить, что у нас была и коллективизация, и раскулачивание.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну цель нашего спектакля не в этом. А все-таки показать вот эту вот духовную мечту, да, и воинствующее безбожие. То есть вот все-таки мы, более того, я хотел бы тут помянуть, как вообще рождался этот спектакль. Надо сказать, что Царская Семья и для нашего прихода, и для нашей школы это, скажем, очень трепетная тема. Это святые, которых мы очень-очень почитаем. И посему давно была идея создать спектакль о Царской Семье. Но как его создать? Показывать Царскую Семью вот так вот – как сыграешь святого, ну как сыграешь святых? Тем более, скажем, ну нашими силами, да. То есть понятно, что не так надо было решать эту задачу. Но спектакль хотелось сделать. И вот я помню как-то, начало Великого поста. Я говорю, конечно, у нас, в нашей жизни случайностей не бывает, а это вот ниточки, которые сплетают какой-то рисунок или рисуют какую-то картину. Так вот я прочитал книгу отца Николая Агафонова. Целый там у него есть сборник рассказов. Мне попалась такая вот, можно сказать, легенда что ли, да, все это примерно в одно время, о Китеж-граде. И вот Царская Семья. И вдруг вот это все, начало Великого поста, все сплелось как-то в одну точку, что можно сделать спектакль, который опосредованно будет рассказывать совсем не о Царской Семье, да, но лейтмотивом будет проходить любовь к Царской Семье. И вот он получился, мы его поставили. И он стал одним из популярнейших спектаклей в нашем творчестве. И вот сейчас, в октябре месяце, 25 числа вот мы будем его показывать на сцене Дворца культуры «Родина».

А. Пичугин

– В Химках.

Диакон Владимир Кузнецов

– В городе Химки, да. Опять-таки по приглашению администрации города Химки. Потому что мы его там один раз уже показали, и он очень понравился, его попросили повторить.

А. Пичугин

– И в связи еще, наверное, с годовщиной, да, то что у нас конец октября – начало ноября это октябрьская революция.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну безусловно. Когда мне позвонили и сказали: а на какое число мы будем планировать? Ну что, на какое, давайте 25 октября. Раз уж мы затронули эту тему, так давайте 25 октября. Это будний день, среда, спектакль начнется в семь часов вечера, и поэтому я, пользуясь случаем, хочу пригласить желающих посмотреть этот спектакль во Дворец культуры «Родина» в город Химки, 25 октября.

А. Пичугин

– А кто играет? Прихожане.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, надо сказать, что профессиональных актеров у нас в нашем коллективе нету. Все это прихожане нашего храма, взрослые и дети, люди, которые вот увлечены этим творчеством.

А. Пичугин

– Интересно. Кстати, хороший вопрос: а если бы среди ваших прихожан был профессиональный актер, который захотел бы участвовать? Вот я представлю себе любительскую футбольную команду, и среди ее участников есть один профессиональный футболист, который играл ну, к примеру, там, в «Рубине». Он же, наверное, обыграет сразу всех. И такая же история с театром, нет?

Диакон Владимир Кузнецов

– Знаете, когда-то мы один раз показывали свой очередной спектакль на площадке ДК «Созидатель», это метро «1905 года». Там люди профессионалы, которые и заведовали этим ДК, и обслуживали на звуке, на свете. И перед началом спектакля я к ним подошел и попросил: вы знаете, мне очень интересно мнение профессионалов, ну скажем, об уровне, нашем уровне. Вот я вас прошу без пафоса, да, посмотреть критично со стороны, и потом вот сказать, может, какие-то ошибки, может быть, еще что-то. Вы знаете, и я так пользовался таким приемом несколько раз, собирая вот этот опыт, то есть мнения профессионалов. И ну а) для себя я сделал ряд выводов; б) вот общее их мнение такое, что уровень у нас, они говорят, если бы мы не знали, что вы любительский театр или если бы мы не знали, что на сцене играют люди, которые не имеют отношения к профессиональной деятельности актера, мы бы никогда не догадались. То есть это вот, ну как-то это вот, так сказать, оценка людей, которые занимаются…

А. Пичугин

– И никакой критики.

Диакон Владимир Кузнецов

– Нет, критика была. Они сказали: вот это сделай вот здесь вот, в следующий раз будешь ставить, вот здесь-то сделай так-то, так-то, и так-то. И конечно же я это учитываю. Потому что ну и сам я же не профессиональный режиссер.

А. Пичугин

– А сами вы выходите на сцену?

Диакон Владимир Кузнецов

– До того, как был рукоположен в сан диакона, выходил. После рукоположения ну уже как-то считаю, что нет все-таки.

А. Пичугин

– Но это вы сами считаете, да, для себя так решили.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, для себя решил, что нет, это уже нужно оставить.

А. Пичугин

– Мы продолжим через минуту, я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня диакон Владимир Кузнецов, клирик храма Рождества Христова в Черкизово. Храм этот недалеко от аэропорта Шереметьево, недалеко от города Химки, от города Лобня, но в Москве, считается. Мы говорим про театр, который при этом храме действует, с его руководителем, идейным вдохновителем, можно же, да, наверное, сказать, художественным руководителем?

Диакон Владимир Кузнецов

– Можно.

А. Пичугин

– Можно. Отцом Владимир Кузнецовым. Я Алексей Пичугин. Через минуту вернемся в эту студию.

А. Пичугин

– Возвращаемся в студию светлого радио. Здесь сегодня, я напомню, диакон Владимир Кузнецов, клирик храма Рождества Христова в Черкизово. Говорим о приходском театре, который как раз при храме в Черкизово действует. Ну вы говорили про технический персонал, который вам советовал. А профессиональные театралы видели ваши работы?

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, видели. Знаете, был такой опыт в Москве, наверное, он сейчас тоже есть, опыт который собирал на одной площадке, по-моему, это была площадка театра «Глас», православного театра «Глас». Ну может быть, я могу путать. Ну потому что мы не раз в нем принимали участие, в этом фестивале, которые собирает коллективы. И там фестиваль, он подразумевает, что постановки просматривают не только зрители, но и профессиональные актеры, скажем так, которые дают свою какую-то критическую оценку. И потом даже выстраивают некий такой даже мастер-класс по указанию ошибок там или еще каких-то замечаний. И вот мы один раз тоже принимали участие в этом фестивале и тоже имели честь, так сказать, о себе услышать мнение. Это мнение сформировалось даже на странице, по-моему, какой-то газеты. Вот сейчас, к сожалению, я не помню ее название, но была такая прямо очень радужная статья о том, что мы прямо чуть ли не открытие, да, как это может так вот непрофессиональный коллектив давать такие спектакли. Ну вы знаете, хочу подчеркнуть, что не было у нас никогда стремления стать каким-то таким известным коллективом. Его и нету. В общем-то, происходит это как-то вот само собой, если так можно сказать.

А. Пичугин

– А расти дальше и выйти из все равно ну такого амплуа приходского театра, может быть, в любительский или там, может быть, даже и выше (нет такого понятия как любительский), но стать театром отдельно от прихода?

Диакон Владимир Кузнецов

– Нет. Мы, по крайней мере, для себя я прекрасно очертил круг вот этой деятельности и понимаю, что ни в коем случае даже, наверное, нельзя допустить, чтобы как бы театр затмил служение, скажем так. Все-таки это должно быть подчинено. Театр должен быть подчинен служению, а не становиться какой-то отдельной самодостаточной формой.

А. Пичугин

– Угу. Ну это же может, наверное, и не мешать служению.

Диакон Владимир Кузнецов

– В нашем случае.

А. Пичугин

– В вашем случае. А почему? Сразу логичный вопрос.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну все-таки, как говорится, не хотелось бы… Ну или так скажем. Отдаваясь какой-то театральной деятельности, невольно понимаешь, что ты начинаешь ну упускать в другом, в духовном. Это вот как-то такие вещи, которые, мне кажется, взаимосвязаны. Если ты начинаешь как-то более заботиться о духовной жизни, то в любом случае ты должен, наверное, уделить этому больше внимания и оставить какую-то деятельность мирскую, скажем так. Если ты все-таки начинаешь уделять больше какого-то внимания мирской деятельности, то невольно ты начинаешь терять в духовной сфере. Мне кажется, это такой закон, который ну каждый христианин на себе чувствует.

А. Пичугин

– А ваши актеры всегда одни и те же? У вас есть какая-то трупа уже сложившаяся прихожан? Или каждый раз, когда у вас премьера, вернее подготовка к новому спектаклю, вы делаете объявление, отбираете кого-то нового из числа прихожан или, может быть, даже не прихожан?

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, конечно, у нас есть такой костяк сложившийся, да. Но это не говорит о том, что мы какая-то закрытая вот такая общность, которая в себя уже никого не впускает или пытается оценивать кого-то по каким-то уже профессиональным навыкам тем или иным. Нет, наш коллектив постоянно пополняется, кто-то туда приходит, кто-то оттуда выходит – все это происходит довольно эволюционно. Потом обыденные дела. Вот человек мог себя посвящать, там ходить на репетиции, потом его жизнь как-то изменилась, он там вынужден был пойти на вторую работу или еще что-то. Конечно же он прекращает деятельность в театре, а кто-то приходит, кто-то уходит. То есть у нас, скажем, какой-то живой организм. Я хочу ну как-то проиллюстрировать это. Мы в прошлом году ставили один тоже из своих довольно-таки удачных спектаклей, называется он «Волшебное правило». Мы его повторяли, реконструировали. И конечно же, с момента последнего показа прошло пять лет, и те главные герои, а главные герои там были дети, они уже выросли. И нужно было на их место брать других. И вот на роль главного героя у нас было два претендента, два мальчика. И вы знаете, явно было, вот я их позвал, говорю, вы знаете, мне надо вас посмотреть, вот выбрать из вас кого-то. И я их позвал, мы с ними провели ну такую небольшую репетицию, как сейчас модно слово такое, кастинг, да. И по результатам этой репетиции стало понятно, что один из них лучше, а другой все-таки недотягивает. Но тот, который недотягивает, как-то так получилось, что я его первым пригласил, а второго пригласил вторым. То есть второй был готов к тому, что ну не сможет играть. А вот перед первым мне было неудобно.

А. Пичугин

– А сколько лет детям?

Диакон Владимир Кузнецов

– Дети десяти лет.

А. Пичугин

– Ну это хороший вопрос педагогики. Если бы был взрослый человек, ну вы бы могли, наверное, как режиссер сказать: ну прости, но тут все-таки будет Петр или там Иван. А с детьми сложно, конечно.

Диакон Владимир Кузнецов

– А с детьми все по-другому. И я, прекрасно понимая, что это именно вопрос педагогики, пошел на то, что все-таки мальчика, у которого данные были, ну скажем, более слабее оставить и сделать его главным героем. А тот, который был посильнее, ему, так как он был готов к тому, что будет играть в этом же спектакле, но не главную роль, то вот именно из каких-то педагогических соображений. То есть хочу подчеркнуть, что не ставим мы во главу угла как бы театр ради театра, ради там зрительских симпатий, ради там аплодисментов. Нет.

А. Пичугин

– Но это же важно все равно, если вы занимаетесь театром.

Диакон Владимир Кузнецов

– Важно, безусловно. Потому что любая деятельность, она должна иметь какой-то результат, она должна иметь какой-то выход, а тем более творчество. Все прекрасно понимают, что нельзя писать стихи в стол.

А. Пичугин

– Можно. У нас XX век, мне кажется, советский период хорошо доказывает это.

Диакон Владимир Кузнецов

– Или, скажем, долго нельзя писать стихи в стол, нужен какой-то выход обязательно, а иначе…

А. Пичугин

– А как вот, было много поэтов в середине XX века, которые всю жизнь писали в стол. Вот Леонид Губанов, да, знаменитый поэт-смогист, за всю его жизнь в Советском Союзе было напечатано, Евтушенко напечатал маленькое четверостишие из его большой поэмы. А до конца жизни он писал в стол. И первая публикации это постперестроечная, а его уже не было лет 10, лет 5.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну конечно, если говорить о великих людях, наверное, они могут это делать. Ну а вот у нас-то прекрасно понимаю, что какая-то должна быть все равно подпитка этого.

А. Пичугин

– Ну выход был, конечно, эти люди выступали где-то по своим собраниям, кружкам.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну вот. И конечно же и нам нужно перед кем-то выступать. невозможно репетировать, да, что-то делать, чтобы потом никому не показать. Это невозможно. Поэтому, безусловно, выход должен быть. Но вот эта вот, наверное, тонкая грань между тем, чтобы театр, все-таки он оставался подчиненным вот этой основной идее, да, и тем, чтобы он стал самодостаточным, театр ради театра, Менять мотивы. Вот этого бы очень не хотелось.

А. Пичугин

– А вы сами часто ходите в театр?

Диакон Владимир Кузнецов

– Скажу что нет, редко. Удивительно, но вот мое посещение театра, оно, может быть, из-за острой нехватки времени. Потому что занятость, она, ну если говорить, можно так назвать практически стопроцентная.

А. Пичугин

– А редко – это же тоже такое растянутое понятие. Кто-то говорит: вы знаете, я часто хожу в театр – раз в год. Кто-то говорит: я что-то редко хожу в театр, ну вот в месяц раза три.

Диакон Владимир Кузнецов

– Нет, я считаю, что раз в год это редко. Я могу сказать…

А. Пичугин

– Но вы ближе к этому

Диакон Владимир Кузнецов

– У меня ближе к этому, да, что, может быть, раз или два в год, вот так вот.

А. Пичугин

– А именно для своего детища ходить, для того, чтобы что-то почерпывать, подпитывать, подпитываться, подмечать?

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, могу сказать, что вот последний наш спектакль, который мы поставили, называется он «Записки солдата». Спектакль тоже был по книге Владимира Филипповича Смыка, который тоже недавно…

А. Пичугин

– Недавно скончавшегося.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, вечная ему память и Царство Небесное. Он писал про отца Глеба Каледу. Совершенно замечательный, удивительный человек отец Глеб. И вот мы, опираясь на его книгу, поставили спектакль, который называется «Записки солдата». И для того, чтобы поставить этот спектакль, могу сказать, что я специально пошел в театр посмотреть произведение, чтобы почерпнуть оттуда…

А. Пичугин

– А оно уже поставлено кем-то?

Диакон Владимир Кузнецов

– Нет-нет, я пошел совершенно на другое произведение, но почерпнуть, скажем, увидеть те приемы или ну, скажем, как можно преподнести вот то, что мы будем ставить, какие можно использовать приемы для того, чтобы это сделать. Как-то вот мы используем, конечно, безусловно, существующий опыт профессиональных театров для того, чтобы ставить свои постановки. Более того, знаете, стал ловить себя, вообще я стал смотреть как-то спектакли как-то под другим углом. Раньше я их просто смотрел. А сейчас я смотрю и начинаю понимать: вот здесь вот такой прием применили, вот здесь такой. То есть какой-то такой уже…

А. Пичугин

– Ну я думаю, что это общее профессиональное. Редко кто из сотрудников радио слушает радио как радио. Редко кто из пилотов летает на самолете пассажиром, не задумываясь о том, что сейчас происходит, просто на автомате.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну вот у меня, да, начало происходить вот именно так, что я вот именно под таким углом зрения начал смотреть спектакли, фильмы, понимаете, вот как это ставится, как вот эту идею донести. То есть выбирая для себя, чтобы потом использовать это тоже в своих постановках.

А. Пичугин

– А критика была когда-нибудь именно со стороны того, что вот, вы в приходе, это же Церковь, какое тут лицедейство.

Диакон Владимир Кузнецов

– Знаете, была. Один ну, скажем, вот вернусь к спектаклю «Царское село», этот спектакль историческая драма. И как-то после одного из показов подошел мужчина, довольно-таки уже в возрасте, и он просто настолько негативно, так сказать, отнесся к спектаклю. Он начал декларировать, что вы неправильно показываете, вы своими пьесами возбуждаете, так сказать, снова ненависть людей друг к другу. И объяснил тем, что вы так вот показываете красноармейцев, что это нельзя сейчас делать, показывать.

А. Пичугин

– А как надо?

Диакон Владимир Кузнецов

– Вот как-то надо так лояльно, чтобы вот не возбуждать каких-то негативных эмоций у людей, которые смотрят, которые, так сказать, жили при советской власти. Но я сам родился в СССР, и я с теплотой вспоминаю те времена. Мои, можно сказать, юношеские годы прошли в советской школе, о которой у меня самые теплые воспоминания. Поэтому я себя не отдаляю как бы, не считаю себя человеком, не знавшим того времени. Но тем не менее вдруг я понял, что раз человека так сильно это задело, значит, это ведь тоже восприятие. Значит он воспринял это не просто как некую игру, такой какой-то группки самодеятельности, а это постановка его тронула. Она в нем возбудила пусть даже и негативные какие-то эмоции, но возбудила эти эмоции. И поэтому я почитал это тоже, наверное, одно из показателей, когда человек реагирует. Он может реагировать положительно, а может реагировать отрицательно, но он реагирует, это самое важное. Сейчас вот в наши дни, когда очень распространено какое-то безразличие, заставить человека реагировать – это важно.

А. Пичугин

– Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня вместе с нами и с вами этот вечер проводит диакон Владимир Кузнецов, клирик храма Рождества Христова в Черкизове. А я скорее спрашивал про критику такую, что, дескать, вот вы у себя на приходе лицедейством занимаетесь – то, с чего мы начинали программу.

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, такого не было. И, безусловно, чувствуется, что скажем, со стороны… Кто идет на наши спектакли?

А. Пичугин

– А кто идет на ваши спектакли?

Диакон Владимир Кузнецов

– Конечно же, когда занавес открывается, мы не видим сидящих людей в черных подрясниках, рясах, монашествующих в клобуках, конечно нет. Идут простые люди. Но, в общем-то, для людей, пришедших в православие серьезно, на всю жизнь, наверное, не нужно их убеждать, или доказывать, или представлять, в каком-то не только евангельском виде доносить какие-то христианские истины.

А. Пичугин

– Но здесь, наверное, дело не в количестве людей в клобуках и в рясах в зале. Потому что известна история, когда один европейский православный епископ русский, ему так надоели эти разговоры среди паствы, среди духовенства о том, что театр это лицедеи, а он сам был театралом, да и есть, по-моему, он жив. Он просто стал ходить на большинство спектаклей в рясе, в клобуке, с панагией садился в первом ряду и всем своим видом демонстрировал, что ничего в этом такого нет. Пусть в таком случае кто-то бы что-то сказал.

Диакон Владимир Кузнецов

– Нет, я имел в виду, что все-таки наш зритель это человек… как у вашего радио, да, тот, который ищет веру, тот, для которого мы своими постановками что-то открываем, то что раньше он как-то не замечал. В общем-то, наверное, это вот одна из основных сейчас идей нашего творческого коллектива: донести до людей, донести вот эти простые евангельские истины. Да, может быть, в таком привычном для них изложении, в виде театрального действа, в виде там борьбы добра со злом, в бытовых условиях, в сказках. То есть вот это просто одна из форм.

А. Пичугин

– Вы говорите, что приходят люди нецерковные, неверующие. А что они для себя находят в ваших спектаклях, почему они идут, продолжают приходить?

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну вы знаете, насчет неверующих я как-то… Ну мне это слово режет слух «неверующий», потому что, наверное, все-таки я соглашусь с мнением, что неверующих людей не бывает. Просто вопрос, во что человек верит. А вот то что невоцерковленные, нецерковные – таких очень много. То есть которые являются крещеными людьми, да, но невоцерковлеными. Что привлекает? Ну вы знаете, наверное, привлекает… Как-то вот одна из зрительниц сказала: знаете, давно просто такого не видела. Очень много в нашей жизни, мы сейчас окутаны большим количеством негативной информации, которая зачастую человека начинает придавливать. А здесь человек пришел, иногда даже совершенно ну как бы не желая идти, просто его кто-то взял за руку и сказал: ну пойдем, посмотришь, вот там такие ребята, там что-то они делают. Человек пришел, посмотрел и был удивлен, потому что то, что он увидел, вот это душу как-то затронуло, и он почувствовал, да, что вот среди вот этого обилия негатива вот здесь что-то светлое. Здесь что-то такое простое как бы, давно забытое. Ну может быть, вот так я бы ответил на этот вопрос.

А. Пичугин

– Помимо спектакля «Царское село» вы еще упомянули спектакль «Лепта». А всего, вы говорите, 16 за 11 лет их было.

А. Пичугин

– Да.

А. Пичугин

– Расскажите, ну вкратце хотя бы, о тех, которые сейчас идут.

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну надо сказать, что наша деятельность, она как-то так устроилась, что в основном каждый спектакль, он эксклюзивный. Мы его показывали всего один раз и все.

А. Пичугин

– Как это? Ну у вас же не 16 спектаклей за 11 лет?

Диакон Владимир Кузнецов

– Не 16. Редкий случай, или скажем, далеко не все спектакли мы показываем…

А. Пичугин

– Повторяете.

Диакон Владимир Кузнецов

– Мы повторяли, да. У многих спектаклей был всего лишь один показ, ну может быть, два.

А. Пичугин

– То есть репертуара как такового у вас нет.

Диакон Владимир Кузнецов

– Репертуара как такового нету, да.

А. Пичугин

– Ну а «Царское село», о котором вы говорите, я так понимаю, что это не премьера…

Диакон Владимир Кузнецов

– Это не премьера, да.

А. Пичугин

– Вы уже его отыграли.

Диакон Владимир Кузнецов

– Мы его уже играли. И, наверное, если так вот все-таки подсчитать, наверное, мы его играем либо шестой, либо седьмой раз. То есть это спектакль, который действительно стал таким востребованным. А то что касается спектакля «Лепта», мы его показывали три раза. Но тем не менее тут вот выяснилось такой очень интересной момент. Все-таки тоже, наверное, далеко не характерен для профессионального театра, да, что оказывается, что и вот это каждый раз ставя новый спектакль, это тоже является неким таким стимулом, таким импульсом для вновь возникшего интереса людей, которые в этом принимают участие. Это новые роли, это новые костюмы, это новые переживания. И все это вот человека, непрофессионала стимулирует к тому, чтобы вновь отдавать свое время репетициям, вновь, так сказать, испытывать какие-то положительные эмоции. Поэтому да, наше творчество, оно такое в этом отношении специфическое. Нет у нас ну какого-то репертуара постоянного, который мы могли бы из года в год показывать.

А. Пичугин

– Это тоже принципиальная вещь?

Диакон Владимир Кузнецов

– Нет, не принципиальная. Это исторически сложившаяся, так сказать. То есть это вот какая-то наша такая особенность, нашей деятельности, нашего творчества.

А. Пичугин

– Ну это же как-то можно менять. Потому что люди будут знать, что есть спектакль «Лепта» к примеру, на который хочется прийти еще раз. Хочется посоветовать родным и знакомым, чтобы они пришли, посмотрели. А вы – раз, его больше не повторите.

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, наверное, для этого есть еще и ряд каких-то технических препятствий. Ну первое то, что мы, собственно, не имеем собственной площадки. Каждый раз для нас это связано с тем, чтоб мы должны эту площадку находить. А так как наше творчество, так сказать, не имеет под собой совершенно никакой коммерческой основы, то конечно, каждый раз ища площадку, мы обращаемся, чтобы нам ее предоставили бесплатно. Опять-таки возникают трудности и с тем, чтобы там сделать афиши, сделать приглашения. Все это так материально емко, то есть требует каких-то средств. Поэтому, конечно, вот, может быть, и это еще является препятствием для того, чтобы сделать какой-то постоянный репертуар и где-то его постоянно в какое-то время демонстрировать.

А. Пичугин

– А «Лепта» о чем спектакль?

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, очень интересный спектакль. Он рассказывает о судьбе французского солдата, оставшегося в России после войны 1812 года. Вот его взгляд человека из другой культуры, из другой традиции на веру, на православие, его взгляд, он очень интересен.

А. Пичугин

– А как он остался и почему?

Диакон Владимир Кузнецов

– Это путь становления его как православного человека. Как он сам говорит: наверное, становлюсь окончательно русским. Приняв веру, восприняв культуру и женившись здесь на русской дворянке, он вот, в общем-то…

А. Пичугин

– А он простой солдат наполеоновский.

Диакон Владимир Кузнецов

– А он был из простых солдат, дослужился до чина унтер-офицера, получил награду из рук самого Наполеона, в общем-то, был этим горд. Но тем не менее жизнь его сложилась совершенно по-другому. Оставшись в России, он ну действительно становится русским человеком. А спектакль «Лепта», можно сказать, его центральная идея: вот у этого самого наполеоновского офицера, у него был наполеоновский наполеондор, который он получил из рук Наполеона, и он его использовал как собственный талисман вот по своей жизни, всегда, так сказать, считая, что он его хранит, он его оберегает. Вот этот самый наполеондор это было, можно сказать, самое дорогое из материального, что было вот в его жизни. Так вот оставшись жить в России и видя, сколько горя принесла война, сколько разрушений и женившись на вдове убитого русского офицера, он понял, что он должен вернуть долг России, да. Он его высчитал материально и копил всю свою там деятельность, копил эти самые материальные средства, то есть деньги для того, чтобы вернуть. И вот в Москве объявляется сбор пожертвований на восстановление храма Христа Спасителя, и этот французский офицер…

А. Пичугин

– Строительство.

Диакон Владимир Кузнецов

– Да, сбор пожертвований на строительство храма Христа Спасителя. И вот этот французский офицер – это седьмая годовщина окончания войны 1812 года… Нет, не седьмая, девятая, по-моему… Тут уже немножко…

А. Пичугин

– А напомните, кто автор произведения?

Диакон Владимир Кузнецов

– Сергей Марнов. Вот я так понимаю, что он описывает, в общем-то, это он рассказывает о истории какого-то своего пращура, вот именно откуда…

А. Пичугин

– То есть это реальная история.

Диакон Владимир Кузнецов

– Это реальная семейная история, да. Реальная семейная история, и она нас так тронула, что мы решили ее поставить. И, в общем-то, этот спектакль оказался тоже одним из самых удачных спектаклей.

А. Пичугин

– Сергей Марнов это современный писатель.

Диакон Владимир Кузнецов

– Современный писатель, да. У него вышла книга, вот она, одной из повестей в этой книге была «Лепта врага». И вот по этой повести мы поставили спектакль.

А. Пичугин

– А почему он должен был возвращать долг России? Он же ведь обычный солдат, который выполнял приказ.

Диакон Владимир Кузнецов

– Вы знаете, это было его личное ощущение, этого человека. И он высчитал свой долг. Потому что в России он стал управлять имением того человека, который его собственно взял в плен. Он высчитал свой долг, который составлял там две с чем-то тысячи рублей.

А. Пичугин

– Но это огромные деньги.

Диакон Владимир Кузнецов

– Огромные деньги по тем временам. Накопил эти деньги. Но, в общем-то, лепта-то заключалась в чем. Когда он принес и положил на стол собирателю денег вот эту сумму, то конечно, это всех ошеломило. Но и когда ему выразили благодарность от имени государя императора, он сказал: нет, поймите, это не пожертвование, это мой долг. А вот это пожертвование – и вот, в конце концов, он отдает этот золотой наполеондор, да, который был символом его жизни, он отдает его на строительство храма Христа Спасителя.

А. Пичугин

– А какие спектакли у вас сейчас планируются? Что-то новое, вот кроме «Царского села»?

Диакон Владимир Кузнецов

– Ну вы знаете, впереди Рождество. И по той, сложившейся, укрепившейся традиции, это будет сказка. Это будет сказка.

А. Пичугин

– Спасибо. Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня был диакон Владимир Кузнецов, клирик храма Рождества Христова в Черкизово. Недалеко от Москвы, вернее, в Москве, да, недалеко от Шереметьево, от Лобни, от Химок этот храм, и при нем работает театр. А он как-то называется, кстати? Не спросил.

Диакон Владимир Кузнецов

– Театр, несколько попыток было у нас его назвать. Но так как-то и не нашли мы подходящего названия. И поэтому остались творческим коллективом храма Рождества Христова в Черкизове.

А. Пичугин

– Ну и руководит этим творческим коллективом наш сегодняшний гость, отец Владимир Кузнецов, диакон храма Рождества в Черкизово. Я Алексей Пичугин. Прощаемся с вами, до новых встреч в студии светлого радио. Всего хорошего, и будьте здоровы.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...