«Музыка и песок». Светлый вечер с Ниной Резник и Екатериной Шеффер (10.10.2017)

Музыка и песок (10.10.2017) - Часть 1
Поделиться
Музыка и песок (10.10.2017) - Часть 2
Поделиться
У нас в гостях были певица, поэт, лидер группы «Кукушкин баритон» Нина Резник и мастер песочной анимации Екатерина Шеффер.
Разговор шел о взаимодействии музыки и песочной анимации и о новом альбоме группы «Кукушкин баритон». А также звучали песни в живом исполнении.


А.Пичугин:

-«Светлый вечер» на Светлом радио. Здравствуйте, дорогие слушатели! Меня зовут Алексей Пичугин. С удовольствием представляю наших сегодняшних гостей. Нину Резник наши постоянные слушатели хорошо знают — певица, голос группы «Кукушкин Баритон», поэтесса. Здравствуйте!

Н.Резник:

— Здравствуйте, Алексей!

А.Пичугин:

— Добрый вечер! Андрей Топчий — гитарист.

А.Топчий:

— Добрый вечер!

А.Пичугин:

— Кирилл Розанов — перкуссионист.

К.Розанов:

— Здравствуйте!

А.Пичугин:

— Екатерина Шеффер — мастер песочной анимации. Добрый вечер!

Е.Шеффер:

— Добрый вечер!

А.Пичугин:

— Мы сегодня тут альбом собираемся презентовать. Причём, мы уже об этом альбоме говорили в нашем эфире, но — официальной презентации у группы «Кукушкин Баритон» пока не было. Она должна пройти… впрочем, что это я рассказываю, когда она должна пройти — это Нина пусть расскажет. Рассказывайте, когда у вас презентация!

Н.Резник:

— С удовольствием! Я всех приглашаю прийти на презентацию нашего диска 13 октября, в кафе «Сценарио». Но я громко сказала «всех приглашаю», на самом деле, мест ограниченное количество, поэтому, если Вы придёте к нам в группу — «В Контакте» или в Facebook — и пройдёте там по ссылке, чтобы купить билет, тогда Вам гарантированно будет место за столиком. Иначе, я не ручаюсь, что хватит мест. Но, всё равно, я вас приглашаю, будет интересно — вот, Катя Шеффер будет рисовать песком, у нас будут музыкальные гости, и мы покажем наш новый альбом. И — продадим его, если кому-то захочется.

А.Пичугин:

— С удовольствием продадите, я думаю.

Н.Резник:

— С удовольствием, да!

А.Пичугин:

— Екатерина, Вы к группе, к самой группе «Кукушкин Баритон», отношения не имеете. Вы будете свою программу показывать 13 октября? Или как это будет выглядеть?

Е.Шеффер:

— Нет, программы наши, как раз, очень тесно связаны, потому что мои песочные анимации — они вытекают из песен… Ниной написанных, собственно.

А.Пичугин:

— То есть, вы взаимодействовали при написании песен? Или потом уже, когда у Нины песни появились, она Вам их показала, и у Вас какие-то образы родились?

Е.Шеффер:

— Да, да, именно так. Потом. То есть, я услышала песни…

Н.Резник:

— Мы специально это сделали! Мы специально это сделали. Мы с Катей, просто, познакомились когда и подружились, и возникло вот это ощущение, что мы единомышленники. И вдруг возникла эта идея, из воздуха соткалась, что можно на наши песни сделать какую-то красивую песочную анимацию. И, действительно, так сложилось, что я Кате прислала несколько песен, и она просто увидела… что-то увидела, да? Какие-то образы, какие-то… я не знаю, как это происходит…

Е.Шеффер:

— Да, я, наверное, вижу какие-то свои образы, и Нина позволяет мне их вот реализовывать в песочной анимации. А мне это очень нравится, потому что песни глубокие, и они не только музыкальные, они вот наполнены каким-то смыслом… Наверное, каждый сам для себя там выискивает смысл, а я вот увидела и визуализирую это — вот, песком.

А.Пичугин:

— Мы, всё же, на радио находимся, картинку показать не можем. Поэтому, объясните, пожалуйста, что такое песочная анимация. Может быть, кто-то не видел никогда.

Е.Шеффер:

— Да. Песочная анимация — это рисование песком по подсвеченному стеклу. То есть, это стекло матовое, непрозрачное, снизу подсвечено лампами, и, в соприкосновении песка со стеклом — вот, рождаются такие картины. Ну, благодаря, конечно, рукам художника. Вот, собственно — вот.

А.Пичугин:

— Я относительно недавно впервые… ну, относительно — это лет 5-6 назад впервые увидел, как это вживую смотрится. Давно этот жанр появился? Мне кажется, что, на самом деле, ему лет-то гораздо больше, чем 5-6.

Е.Шеффер:

— Да, конечно. Зародился-то он, вообще, в Америке, в 60-х годах. Но, вообще, это считается всё равно — достаточно новое искусство, ему ещё нет 100 лет, практически, вот как искусству, песочной анимации.

А.Пичугин:

— Мне кажется, очень сложно.

Е.Шеффер:

— Оно, как раз, не очень сложное. Оно, скорее, близко… может быть… к жанру наивных искусств таких. Потому, что здесь важно выразить какую-то свою мысль. Я считаю, что вот в песочной анимации — это искусство, позволяющее быстро менять картинку, на глазах у зрителя, и доносить свою какую-то мысль — может быть, там, философскую какую-то идею. Вот, собственно…

Н.Резник:

— Катя, извини, перебью… Я просто хочу, чтобы Катя рассказала именно о том, что важна трансформация, правда же ведь?

Е.Шеффер:

— Да.

Н.Резник:

— Важно не просто нарисовать песком, а важно, как один сюжет…

Е.Шеффер:

— Да, да.

Н.Резник:

— Катюша, расскажи, пожалуйста!

Е.Шеффер:

— Ну, вот, в песочной анимации, действительно, самое важное, на мой взгляд, это трансформация одного предмета в другой. Я занимаюсь с детишками, у меня собственная студия песочной анимации при Храме Рождества Христова в Черкизово, в городе Москве. И с детьми я, как раз, занимаясь, всё время им объясняю и пытаюсь донести такую мысль, что в рисовании песком важно научиться видеть один предмет, а через него увидеть другой предмет и вот эту трансформацию. Потому что вот этот фокус, можно сказать, или такая вот на глазах у зрителя случающаяся перемена — она завораживает. И она, вообще, действует потрясающе на зрителя — и успокаивает, и рождает какие-то образы, думы какие-то вот, вообще — это очень ценно в песочной анимации.

Н.Резник:

— Да, и потом… Алексей, ой, меня сейчас не остановить!

А.Пичугин:

— А, то есть, Вы будете программу вести, да? Хорошо, пожалуйста!

Н.Резник:

— Я хочу сказать, что сама была заворожена, потому что… ну, казалось бы, да — человек рисует. Но вы наблюдаете, как человек просто набрасывает горсти песка на стекло…

А.Пичугин:

— Да, это удивительное зрелище.

Н.Резник:

— … потом проводит линии, и эти линии оказываются — морем, например… или, вдруг, Катя делает два движения — и получается олень. Я вот до сих пор не могу понять, как вот это… как она сделала это. Двумя пальцами просто — раз, и у него рожки появились, ножки и всё…

Е.Шеффер:

— Ну, это, конечно, иллюзия, что это происходит так быстро.

Н.Резник:

— Конечно.

Е.Шеффер:

— Потому что, на самом деле, мастер песочной анимации — он, там, раз сто, а то и больше репетирует, как, в общем, любой актёр перед выходом на сцену. А вот с детьми, как раз, по-другому. Дети относятся к этому более наивно и искренне, и с ними работать вот именно песком — потрясающе интересно! Потому что, вот, они свою искренность детскую переносят на вот этот световой экран. С песком работая, они делают удивительные… такие… наивные работы, которые тоже очень интересно смотреть. Вот, мы проводили фестиваль песочной анимации на базе нашей студии и на базе летнего лагеря православного «Витязь». И вот, видя эти детские работы, многие взрослые просто вот говорили, насколько же это завораживает, удивляет и раскрывает детскую душу, вообще — несёт добро какое-то.

А.Пичугин:

— У меня Википедия под боком, конечно же, и поэтому я посмотрел уже: «Изобретателем песочной мультипликации принято считать канадско-американского режиссёра Кэролин Лиф. В 1969 году она продемонстрировала публике песочный сюжет «Песок, или Питер и Волк».

Е.Шеффер:

— Да, да, да.

А.Пичугин:

— Вот, оказывается, с 1969 года песочная анимация существует. А Вы до того, как стали заниматься песком, я так понимаю, что… Вы — художник?

Е.Шеффер:

— Я художник-декоратор. По первому образованию — искусствовед. То есть, вообще, у меня встреча с песком, с рисованием песком — она случилась, как-то вот, неожиданно в жизни. В тот момент, когда я занималась проектом восстановления… вернее, мы только задумывали проект Храма святой мученицы Аллы в Пензенской области…

А.Пичугин:

— Ну, вот это — тоже отдельная история. Я думаю, что мы о ней сегодня поговорим — попозже чуть-чуть, отдельно. Просто про Храм святой Аллы, потому что мы о нём в эфире уже говорили как-то раз, с Александром Мраморновым, который к нам периодически приходит. Я так понимаю, что вы совместно инициаторы проекта восстановления. Чуть попозже. Про песок!

Е.Шеффер:

— Ну, да. Собственно, мысль-то я хотела сказать о том, как я столкнулась, в своей жизни, с песочной анимацией. Я увидела икону Божией Матери «Взыскание Погибших», написанную на стекле. Вот, как раз, она связана непосредственно с этим Храмом, она была местно чтимой иконой в этом Храме.

А.Пичугин:

— Из этого Храма.

Е.Шеффер:

— Да, да. А у нас в альбомах, у всех потомков Надежды Михайловны Рихтер, сохранилась вот эта икона. Я увидела её, и тогда решила сделать первый свой… такой вот… первую свою анимацию песочную по истории этого Храма. И вот так получилось, что, наверное, вот… мне Божия Матерь помогает и дальше вот в этом деле. Да, и… к чему я это сказала… потому, что эта икона была написана на стекле. А вот эта техника — я не знаю, как это делали в конце ХIХ века, как они нанесли на стекло вот такой образ — но она очень напоминала мне рисование песком, потому что, тоже на стекле, и тоже такой россыпью, с чего, в общем, мой интерес к песочной анимации и возник.

Н.Резник:

— И ты специально стала учиться рисовать песком, или и до этого…

Е.Шеффер:

— Да, я специально, из-за этого…

Н.Резник:

— Ничего себе!

Е.Шеффер:

— Да, я захотела сделать такую песочную анимацию… я посчитала, что вот это самый лучший вариант, каким образом можно вот донести эту историю — историю Храма, историю маленькой девочки Али, которая связана с историей Храма. Вот, таким образом у меня всё началось.

А.Пичугин:

— Музыка у нас сегодня вживую на радио «Вера», в программе «Светлый вечер», от группы «Кукушкин Баритон». Ну, всё-таки, презентация альбома — вторая по счёту, на радио «Вера». Но первая — официальная.

Н.Резник:

— Да, но, кстати вот, песни, которые мы сейчас исполним — они не из альбома. Вот эти, да, несколько песен — они не из альбома. Мы просто решили, раз уж мы живьём играем, то мы решили что-то такое сыграть — то, что мы не занесли на альбом. Вот. Но песни с альбома вы ещё сегодня услышите.

А.Пичугин:

— А что за песня сейчас?

Н.Резник:

— Сейчас будет песня «Пой до утра».

— ПЕСНЯ —

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Я напомню, что в гостях у Светлого радио сегодня Нина Резник, певица, голос группы «Кукушкин Баритон», Андрей Топчий, гитарист, Кирилл Розанов, перкуссионист, а также Екатерина Шеффер, мастер песочной анимации. Я, кстати, обратил внимание, что многие музыканты — я не знаю, официальные это клипы или не официально это какие-то любители творчества делают — именно клипы на основе песочной анимации. Сейчас вдруг это стало очень модно.

Н.Резник:

— Вот интересно, что вдруг стало модно, хотя песочная анимация вошла в жизнь, стала модной где-то в начале двухтысячных, или в конце девяностых — я, честно говоря, сейчас не помню, но прямо очень сильно все увлекались. Потом это всё поутихло. Не знаю, почему. Но, видимо, потому, что очень много стало, знаете, песочной анимации на какую-то медитативную музыку такую, что-то такое там… какие-то колокольчики, какие-то шумы и, в общем, что-то там… художник самовыражается, да? Вот. Но мне кажется, что как раз сейчас новый всплеск, потому что музыканты поняли, что, на самом деле, можно на песни делать хорошие сюжеты, да? То есть, красивые, образные. Что, действительно, песочная анимация может отразить вот такой немножко… символические какие-то песни, которые не конкретно рассказывают какой-то сюжет, а что-то очень глубинное, какое-то символическое, образное.

Е.Шеффер:

— Я хочу добавить, что, вообще, по опыту могу сказать, что с песнями и с музыкантами работать сложно песочному аниматору. Вот поэтому, может быть, как раз, вот то, о чём ты говоришь — песочная анимация ушла в какую-то, я бы сказала… не знаю… бытовую, что ли, сферу. Стали делать очень много роликов песочных на всякие торжества, свадьбы, на дни рождения — вот это очень популярно, и до сих пор популярно. Ну вот…

А.Пичугин:

— То есть, много уже сейчас стало специалистов?

Е.Шеффер:

— Ну, Вы знаете, много тех, кто этим занимается. А вот специалистов, на мой взгляд, немного. Это особенный жанр, и он даётся не всем. Вот. Я хочу сказать, что не всем. Я глубоко уважаю и почитаю творчество Артура Кириллова, например, нашего замечательного, гениального песочного аниматора, нашего, российского. Ксения Симонова — это тоже известный песочный аниматор, с Украины. Но вот у нас… я не знаю так много имён, не могу сказать. Я уверена, что к этому многие стремятся, к профессионализму глубокому в этом искусстве, но пока далеко не все там.

А.Пичугин:

— А не обидно то, что — вот, получилось очень здорово, всё, как было задумано, сами радуетесь — практически, произведение искусства, а потом — всё равно это не сохраняется, всё — раз, и исчезло?

Е.Шеффер:

— Да, да…

Н.Резник:

— Это дзен, детка!

Е.Шеффер:

— А нет, это не обидно. И более того, это… вот, прям, даже хочется…

А.Пичугин:

— … стереть всё скорей!

Е.Шеффер:

— … вот это — раз, стереть…

А.Пичугин:

— … как мел с доски, разливом конных орд…«

Е.Шеффер:

— … да, и что-то вновь… Да, да! Вот, когда с детьми… опять же, я возвращаюсь к теме… с детьми — это просто удивительно. Они, когда это делают, им так это нравится тоже, вот, детской душе, что они вот сделали картинку, а потом — бац! бац! — её всю уничтожили, а потом рисуют заново. И вот, родители там могут стоять, плакать, что «ну как же, он у меня так красиво нарисовал, а всё стёрли»… Ну, мы для этого, конечно, фотографируем работы, но вот детям — это очень нравится. И мне тоже, собственно. Как взрослому человеку, как художнику, мне тоже нравится, на самом деле, каждый раз создавать что-то новое. Даже под Нинины песни, я рисую каждый раз, и каждый раз получается по-новому, что-то добавляю, что-то, наоборот… что-то повторяю, конечно, стараюсь, но всё равно получается каждый раз по-новому, по-разному.

Н.Резник:

— Ну, да, как живьём… Мы играем живьём — всё тоже по-разному.

Е.Шеффер:

— Да, да… И вот это, наверное… И потом, я считаю, что, опять же, это такая искренность искусства, потому что даже от настроения зависит. Вот, иногда я, просто вот… рука, например, меня не слушается. Вот, под…

Н.Резник:

— Я не заметила, пока что!

Е.Шеффер:

— … под «Кукушкин Баритон» у меня получается, и я считаю, что это… мне очень нравится. Но, опять же, художнику сложно работать под песни. Потому, что тут надо очень быстро уметь изменять картинку, придумывать сюжет и так далее… То есть, непросто.

А.Пичугин:

— А вы независимо друг от друга существуете, или Нина — может согласиться, или может не согласиться? А, Нин?

Н.Резник:

— Я что-то не помню, чтобы я с чем-то не соглашалась. Такого не было.

Е.Шеффер:

— Да, такого не было.

Н.Резник:

— Вы знаете, мне кажется…

А.Пичугин:

— То есть, полностью доверяете Екатерине?

Н.Резник:

— Да. Потому что, мы вот сделали первый клип… на «Иволгу», да?

Е.Шеффер:

— «Иволга».

Н.Резник:

— Вот. И, как-то так… знаете, вот… Это, наверное, какая-то вот Встреча, вот как бывают, с большой буквы — Встречи, да? Люди сошлись — и поняли друг друга. То есть, ничего такого я не объясняла Кате, Катя тоже мне ничего не объясняла, что она там увидела. Она просто нарисовала… правильно — нарисовала?

Е.Шеффер:

— Да…

Н.Резник:

— Или — создала? И всё, мне кажется, было здорово.

Е.Шеффер:

— Я постаралась, конечно, уловить, я даже спрашивала тебя, правильно ли я поняла… Но потом я поняла…

Н.Резник:

— … что спрашивать не надо!

Е.Шеффер:

— … что даже можно было не спрашивать. Потому, что — да, потому, что это моё видение, и моё прочтение. Поэтому я сделала так — и, в общем, наверное, действительно удачно получилось, да.

Н.Резник:

— Ну, и потом, просто, конечно, должно быть ещё и своё какое-то прочтение — тогда появляются пласты, то есть, появляется глубина какая-то. А те, кто смотрит, они, может быть, тоже могли бы… То есть, они видят, как Катя… там… что-то создаёт, допустим. Они, вдруг, сначала думают, что это одно — представляют себе, а потом они получают совсем другую картинку. Но, всё равно, то, что они уже успели представить, всё равно в них живёт. То есть, какое-то со-творчество всё равно происходит, и это здорово.

Е.Шеффер:

— Да, да, конечно.

Н.Резник:

— Потом, я помню, Катя очень хороший образ использовала. Она говорит, что «я, как снайпер». То есть, очень чётко…

Е.Шеффер:

— Да, вот почему я и говорю, что нужно это отрабатывать много-много раз, потому что я знаю — в какой момент, где моя рука должна оказаться, и сколько, какое количество песка должно оказаться именно в той части светового экрана. А уж когда, там, мелкие детали я прорисовываю, то тут должно не подвести даже, можно сказать, сердце — оно должно замереть на какой-то момент, чтоб мне нарисовать, там, рог оленя или глаз. Ну, да, это такое уже, сложное искусство.

А.Пичугин:

— А сценически это всё будет как выглядеть? То есть, вы играете, поёте, Нина, а Вы, в этот самый момент, где-то отдельно рисуете, а всё это проецируется на большой экран?

Е.Шеффер:

— Да, да. Стоит стол, световой экран, и я там рисую, около стола, а, соответственно, там, проецируется на экран.

Н.Резник:

— Мы всегда стараемся, чтобы Катя находилась в зале, вместе с нами. В одном из кафе, просто, получилось так, что Катя стояла наверху — ну, не было просто места. Но обычно интересно людям наблюдать, как работает песочный художник. Чтобы видеть, что вот он делает здесь руками, что появляется на экране, тут ещё мы, там, где-то вдалеке…

А.Пичугин:

— А это не отвлекает от музыки, от того, чтобы вас слушали?

Н.Резник:

— Немножко отвлекает, но мы специально выбираем такие песни, в которых важно, чтобы человек погрузился в свой этот… в своё какое-то… в свои представления… ну, такой, не сон, но… можно сказать, волшебный сон. Чтобы он получил максимум от этого удовольствия.

Е.Шеффер:

— Ну, потом, мои картинки — они тоже абстрактные. И, опять же, даже на мои картинки глядя, человек должен и может представлять совершенно разное, и, поэтому, я думаю, что — нет, это не отвлекает.

Н.Резник:

— Нет, даже немножко отвлекает от сцены — понятно, что человек смотрит на экран. Но, по крайней мере, он в музыке находится в этот момент, он в образах, он в этом… в этих рисунках, и поэтому… ну, мы специально так задумывали.

А.Пичугин:

— Мы сейчас вернёмся к музыке. Я напомню, что у нас сегодня в гостях группа «Кукушкин Баритон». Всех приглашаем… Всех, да, приглашаем?

Н.Резник:

— Мы всех приглашаем…

А.Пичугин:

— Всех приглашаем, отлично!

Н.Резник:

— … только, если вы придёте к нам в группу, и по ссылке пройдёте и купите билет, потому что у нас мало мест — уже забронировано половина столиков. Поэтому, если вы хотите попасть к нам на презентацию, будем очень рады, если вы купите билет.

А.Пичугин:

— Кафе «Сценарио» — так называется место, Тверская, 22, если не ошибаюсь, да? Это у нас самый центр Москвы.

Н.Резник:

— Да, да, да. Но я всем рекомендую, всё-таки, прийти к нам в соцсети и пройти по ссылке для покупки билета — тогда будет гарантировано место.

А.Пичугин:

— Это презентация альбома «Озеро И». Я смотрю, у меня в руках, как раз, пластинка сама — какая красивая картинка здесь! Олень… Олень, да?

Н.Резник:

— Да, вот, как раз, то, что рисовала Катя.

А.Пичугин:

— А, это песочная анимация и есть, да?

Е.Шеффер:

— Да.

А.Пичугин:

— А вот это всё так подсвечено — синеватый такой песок…

Н.Резник:

— Это уже — работа дизайнера, конечно.

А.Пичугин:

— Да, оформление чудесное совершенно!

Н.Резник:

— Спасибо!

А.Пичугин:

— И очень приятно, да, что сзади «Радио ВЕРА» написано — тоже, спасибо большое!

Н.Резник:

— Спасибо радио «ВЕРЕ»!

А.Пичугин:

— А мы слушаем песни. Как называется следующая композиция?

Н.Резник:

— Следующая песня посвящается зиме. Называется она «Белый город». И надеюсь, что в скором времени Катя и на эту песню сделает нам прекрасную анимацию.

А.Пичугин:

— Снежную?

Н.Резник:

— Снежную.

А.Пичугин:

— Группа «Кукушкин Баритон», «Белый город» — слушаем.

— ПЕСНЯ –

А.Пичугин:

— «Белый город» — так называлась песня, которую мы сейчас послушали. Я напомню, что группа «Кукушкин Баритон»: Нина Резник, Андрей Топчий, гитарист, Кирилл Розанов, перкуссионист, а также Екатерина Шеффер, художник, мастер песочной анимации — здесь, в студии Светлого радио. Мы вернёмся через минуту.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Возвращаемся в студию Светлого радио. Напомню, что сегодня мы здесь, в рамках программы «Светлый вечер» занимаемся тем, что презентуем новый альбом группы «Кукушкин Баритон». Он называется «Озеро И». А посему у нас в гостях Нина Резник. Я думаю, что наши постоянные слушатели группу «Кукушкин Баритон» хорошо знают — это наши замечательные друзья. Итак, Нина Резник, вокалист…

Н.Резник:

— Здравствуйте!

А.Пичугин:

— Ещё раз, ещё раз, здравствуйте! Андрей Топчий, гитарист, Кирилл Розанов, перкуссионист…

К.Розанов: Добрый вечер!

А.Топчий: Здравствуйте!

А.Пичугин:

— И впервые, я думаю, что не в последний раз, надеюсь, мы здесь, в этой студии приветствуем Екатерину Шеффер. Екатерина — мастер песочной анимации. Презентация альбома «Озеро И» — 13 октября, в кафе… «кафе» это правильно называется или «клуб»?

Н.Резник:

— Ну… да, «Сценарио» — кафе, да.

А.Пичугин:

— В кафе «Сценарио» будет концерт-презентация. Это не просто концерт, но ещё и, такое, зрелищное… зрелищная составляющая там есть — это песочная анимация Екатерины Шеффер. Мы, как раз, в первой части программы, узнали, как это всё будет выглядеть. Я, честно говоря… мне кажется, никогда вживую не видел, как рисуют на песке. Может быть, не помню, конечно… Но там же видны пальцы, которые всё это… или нет?

Е.Шеффер:

— Да, да, обязательно! Конечно.

А.Пичугин:

— И это как составляющая, да?

Е.Шеффер:

— Да, да. В этом есть, наверное, такое тоже очарование этого искусства. Потому, что видны двигающиеся руки, пальцы, да вот… как это всё происходит, на глазах у зрителя прямо меняется картинка…

А.Пичугин:

— Но можно же это всё показывать только вживую. Или есть выставки, когда это просто фотофиксируется, или, непосредственно, сидят несколько мастеров и что-то делают?

Е.Шеффер:

— Нет. Можно рисовать просто картины песком — это тоже очень красиво. Это можно увидеть, это делается. Но, собственно, именно анимация, вот чем она хороша — потому что именно происходит процесс изменения картины на глазах у зрителя. Фиксация мимолётной картинки, она потом — раз, переходит во что-то новое, что-то другое. И вот, собственно, в этом заключается фокус весь. Вот. В преображении таком.

А.Пичугин:

— У вас, так как вы довольно часто к нам в студию приходите… ну, можно чаще, наверное…

Н.Резник:

— Да, спасибо!

А.Пичугин:

— Много нового, вообще, будет исполнено в концерте грядущем? Будет совсем новая программа, или…

Н.Резник:

— Нет. Это будет не совсем новая программа. Мы стараемся на каждый концерт делать 1-2 новые песни. Надеюсь, что к этому концерту мы тоже это сделаем. Просто, в этом концерте будет новое — что? Будут музыкальные гости, так называемые. Я их так называю.

А.Пичугин:

— Так. Мы об этом ещё не говорили.

Н.Резник:

— Наши друзья-музыканты, которые… кто-то из них участвовал в записи альбома — это вот, например, такой человек — Бамбу. Я не знаю, если он успеет приехать, тогда он будет, если нет — то его подруга и коллега, тоже музыкант, играющий на японской флейте сякухати. И эта флейта звучит на нашем альбоме, в двух или в трёх песнях. Мы обязательно позовём, и я, скорее… надеюсь, что они приедут к нам и будут играть. Также наша подруга певица Светлана Лобанова. Она исполняет фольклор, мы с ней тоже несколько концертов вместе делали. Мы с ней познакомились на фестивале «Мир Сибири», и после этого вот мы как-то сотрудничаем. С ней мы тоже несколько народных песен исполняем. Ну, и ещё, там, несколько сюрпризов, которые я сейчас пока не буду оглашать, но… В итоге что хочу сказать — что будет что-то новенькое, но пока не буду всё разглашать.

А.Пичугин:

— Мы с вами встречались, кстати, до «Мира Сибири», если не ошибаюсь, который вот как-то, в одной из программ, активно обсуждали. И как прошёл последний?

Н.Резник:

— Мы ещё… «Мир Сибири»?

А.Пичугин:

— Да.

Н.Резник:

— Мы не поехали ещё в этот раз. Просто… Мы хотим… как сказать… у нас большие планы. Мы хотим, вообще, туда поехать как хэдлайнеры, на это очень рассчитываем, и поэтому, для этого нам нужно сейчас, как-то, «набрать мясца», так скажем, чтобы стать известными. И тогда поедем как хэдлайнеры. Просто, как конкурсанты, мы уже там получили свою первую премию…

А.Пичугин:

— А, там вот так всё устраивается… То есть, конкурсы… ну, музыкальные, соответственно… разделы, номинации…

Н.Резник:

— Да. Мы победили там в номинации «Эксперимент», получили дипломы, нам было очень здорово. Но просто ещё раз ехать как конкурсанты…

А.Пичугин:

— Нет, ну, это бессмысленно, конечно… Нет, ну, осмысленно… но…

Н.Резник:

— Это осмысленно, если бы у нас было столько денег, чтобы туда поехать. В Сибирь — это, всё-таки, накладно.

А.Пичугин:

— Ну, да. Согласен.

Н.Резник:

— Но мы, просто, с большой радостью бы туда поехали, и поэтому единственная надежда, как нам туда попасть — это стать хэдлайнерами. Поэтому, друзья, мы вас всех зовём к нам на концерт.

А.Пичугин:

— А что значит… что вкладывается в понятие «стать известнее» или «стать известными»? Но вы достаточно известны, мне кажется.

Н.Резник:

— Ну, ещё более известными.

А.Пичугин:

— А что для этого нужно?

Н.Резник:

— Для этого нужно, чтобы народ про нас узнал, и было много людей у нас в группе в соцсетях и так далее.

А.Пичугин:

— Что вы для этого делаете?

Н.Резник:

— Всё, что можем. Но у нас, к сожалению, нет ни пиарщика, ни сммщика, ни прочих всяких этих умных людей, которые занимаются раскруткой, и всё нам приходится делать самим. Поэтому, естественно, мы всё не успеваем. Либо музыка, либо пиар.

А.Пичугин:

— Я просто, во-первых, сам не очень представляю сам механизм, во-вторых, наверное, наши слушатели тоже не очень хорошо знают, как это выглядит у современных музыкантов. Потому что мы знаем обойму, которая выступает на музыкальных станциях, которая выступает на крупных фестивалях — люди, которых все знают… ну, уже… минимум лет пятнадцать. А как в эту обойму люди попадают… Как приходит эта слава?

Н.Резник:

— Вы знаете, я не знаю. Просто, суть в том, что мой любимый музыкант Инна Желанная, например, она… кроме радио «Веры», по-моему, её не ротируют нигде. Хотя это наш самый…

А.Пичугин:

— Да, ладно! Неправда.

Н.Резник:

— Да? А, где?

А.Пичугин:

— Инну Желанную? Ну, все тут… диапазон не будем называть — другие радиостанции… Инну Желанную мы слышим.

Н.Резник:

— Нет, нет, нет! На самом деле… её ни по телевидению, ни по радио особо не крутят, а хотя — это один из самых известных наших музыкантов. Сейчас она уже занимается больше… ну, как… в шутку называют — прогрессия в психоделик-фолк, достаточно современная музыка…

А.Пичугин:

— Да, я был на паре выступлений, уже в этом направлении.

Н.Резник:

— Сейчас она делает новый проект, да, уже сделала, прекраснейший. Но, вот, я к тому говорю, что наша погоня за форматами, о которой уже столько раз говорили, лишает просто людей — другой музыки. А мы относимся, как раз, тоже вот к этой, к другой музыке. Поэтому нас, собственно, и не крутят, и особо нас и не замечают. Хотя, на концертах люди очень благодарят нас за нашу музыку, им очень нравится. И это нас вдохновляет.

А.Пичугин:

— У вас есть своя публика, которая из раза в раз на вас ходит?

Н.Резник:

— Да.

А.Пичугин:

— И хорошо ли вы знаете кого-то из этих людей? И есть ли обратная…

Н.Резник:

— Поимённо?

А.Пичугин:

— Нет! Ну, что Вы… я не это имел в виду. Я — про обратную связь.

Н.Резник:

— Конечно, конечно. Мы… Более того, мы даже иногда удивляемся, что люди в других городах знают про нас, это всегда очень приятно. Мы, тут, ездили на один из фестивалей, и вдруг перед сценой… мы играем — и человек пляшет. И мне Кирилл, наш ударник, потом, между песнями говорит: «Обрати внимание, что у него на майке!» Я смотрю, а у него на майке наша фотография. То есть, человек — в Орле живёт он, ему нравится наша музыка, он специально заказал себе майку с нашим… скачал нашу фотографию, сделал — и приехал на фестиваль. Это было просто — вообще, конечно, волшебно! Мы с ним познакомились, подружились и, в общем, держим связь.

А.Пичугин:

— Ну, вы сами определяете своё направление как… что?

Н.Резник:

— Ну, как-то пытались определить как этно-фьюжн, но просто… не знаю, правильно или не правильно, но мне кажется, что по-другому уже никак не определишь. Вроде как это — этника, то есть, это фолк-направление. Я люблю разную музыку — и восточную… там… и армянскую, и грузинскую, у нас вот даже грузинская песня в репертуаре есть, и западную… там… английскую музыку очень люблю. Поэтому, тут сложно сказать, что тут какое-то определённое направление — ну, то есть, фьюжн… ну, смесь… да, смешение какое-то. Не знаю… Мне кажется, попытка обозначить какой-то стиль — очень, такая… неблагодарная.

А.Пичугин:

— Мне, просто, направление интересно в том плане… Я, как человек, довольно далёкий, к сожалению, от музыки, хотелось бы быть к ней ближе, но, помимо ведения программ, там ещё, когда-то, в старые годы работал на музыкальных станциях, я, к сожалению, к самой музыке отношения никакого не имею, и уже, видимо, никогда ни на чём не научусь играть, кроме… там… полутора десятков аккордов на гитаре, которая у меня строит…

Н.Резник:

— О, как Вы много знаете аккордов!

А.Пичугин:

— Да, но только они… если б они у меня ещё, один за другим, стройно получались! Ну… Да, даже дело не в этом. А дело в том, что я не очень хорошо представляю саму вот эту музыкальную сцену, где… это мы всё, на самом деле, про дорожку к славе говорим. Много ли людей, которые — ваши единомышленники музыкальные, с кем бы вы могли составить какой-то единый блок на каком-нибудь крупном фестивале?

Н.Резник:

— Ну, вот это интересный вопрос!

А.Пичугин:

— Но, вы же, наверное, друг друга знаете, всё равно — общаетесь, чем-то обмениваетесь…

Н.Резник:

— Нет, не все друг друга знаем…

А.Пичугин:

— Но вы же не чувствуете себя одиноко?

Н.Резник:

— Нет, есть много хороших групп, и я слежу за всякими интересными событиями, там вот… за победами, или за выступлениями на разных фестивалях и так далее. Есть много хороших групп. Но просто не всегда мы с ними встречаемся… это — не факт. Это, если где-то на фестивалях, то — да. Но, вот — не так много. Не так много. Нет, есть группы, с которыми я… с которыми у меня есть какая-то связь, но это, мне кажется, любые вот такие сообщества… То есть, люди, которые близки к фолку, например, которым нравится фольклор — та же «Отава Ё» или, там Теодор Бастард или, там, ещё что-то… несколько групп. Но у них своя жизнь, они движутся своим путём и, в принципе, им не надо ни с кем, как бы, сообщаться, да? То есть, у них своих там дел полно. Поэтому, если случайно так происходит, что люди встречаются на каких-то фестивалях — ну, это просто счастье, что можно друг у друга чему-то поучиться и так далее. Но я просто… поскольку я не… во-первых, маленький у меня стаж музыкальный, я там… 6 лет всего в нашей группе. Вот, потом, я не…

А.Пичугин:

— Но играете-то Вы больше. Нет?

Н.Резник:

— Нет, ну я — так, для себя, на гитаре что-то играла, песни сочиняла. Но так, чтобы серьёзно, на сцене…

А.Пичугин:

— Я помню, что мы это обсуждали, в своё время.

Н.Резник:

— Серьёзно, на сцене я вот… так… 6 лет всего. И я не профессиональный музыкант. То есть, у меня нет музыкального образования, я не планировала, там, играть музыку и так далее. То есть, я, в этом смысле, дилетант. Вот. Поэтому — тоже свой путь.

А.Пичугин:

— У меня такое чувство, что ни Константин Кинчев, ни Виктор Цой, ни Вячеслав Бутусов — тоже никогда не планировали, что музыка станет делом всей их жизни.

Н.Резник:

— Ну, не знаю. Не знаю!

А.Пичугин:

— Так, давайте к музыке вернёмся! Я напомню, что группа «Кукушкин Баритон», в составе Нины Резник, Андрея Топчего, Кирилла Розанова, а также Екатерина Шеффер, мастер песочной анимации… вот, к сожалению, работы Екатерины мы сейчас показать вам в эфире не можем…

Н.Резник:

— Вот — это недоработочка! Надо, кстати…

А.Пичугин:

— Не надо! Нет, нет! Но 13 октября, дорогие слушатели, вы можете прийти в кафе «Сценарио» и вживую посмотреть, как Екатерина делает удивительные работы. У меня-то есть перед глазами её работа с обложки нового альбома группы «Кукушкин Баритон» — «Озеро И», мы его здесь сейчас презентуем и слушаем музыку.

Н.Резник:

— Да, я хочу сказать, что сегодня мы вот ещё одну песню споём. Это русская народная песня. Называется она «Перепёлушка». Мы подготовили несколько песен — вот то, что мы сегодня исполняем — в акустическом варианте. То есть, это специально мы, для радио «Вера», решили спеть и сыграть это в акустике. На нашем концерте будет немножко другой формат — там будет и электричество, и акустика тоже. То есть, такой тоже смешанный… то, что мы называем «этно-фьюжн», да? И то, и то — там будет, в общем, и народные инструменты немножко. Вот. А сейчас мы — да, мы вам исполним песню «Перепёлушка».

-ПЕСНЯ-

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Возвращаемся в студию Светлого радио. Здесь, напомню, сегодня Нина Резник, группа «Кукушкин Баритон», и двое участников ансамбля — Андрей Топчий, гитарист и Кирилл Розанов, перкуссионист, а также Екатерина Шеффер, мастер песочной анимации. Всех этих замечательных людей вы сможете увидеть — и послушать, и посмотреть — 13 октября в кафе «Сценарио» в Москве, Тверская, 22, на концерте-презентации нового альбома группы «Кукушкин Баритон» — «Озеро И».

Н.Резник:

— Предварительно купив билет.

А.Пичугин:

— А, точно, точно! Всё забываю, что билет предварительно надо обязательно покупать, и, причём — у вас!

Н.Резник:

— Просто я боюсь, что, если люди придут просто так, вот так — наобум, на концерт, и вдруг им не достанется мест, я буду очень переживать. Поэтому, если вы заранее купите билет, будет гарантия, что вы получите место за столиком.

А.Пичугин:

— Танцевальный партер устроите.

Н.Резник:

— Там нет, к сожалению.

А.Пичугин:

— Ну, там всё чинно-благородно?

Н.Резник:

— Ну, там просто небольшое помещение, очень уютное, и хороший звук — поэтому мы и выбрали…

А.Пичугин:

— Говорят — да, вот, это новая площадка московская. Я не знаю, насколько новое кафе «Сценарио», но как концертная площадка — я вдруг стал о ней последнее время что-то слышать. Но, соответственно, если уж до меня что-то дошло в этом отношении, значит о ней люди знают. Тверская, 22, я напомню, в самом центре Москвы это кафе находится. А у нас ещё одна тема, которая была обещана и запланирована — про Храм святой Аллы. Екатерина, Вы хотели рассказать, как начинался этот проект с Александром Мраморновым, который очень много о нём в Интернете пишет, и правильно делает, потому что… Пензенская область — это не ближнее Подмосковье, и поэтому там довольно много проблем, наверное, связанных с реставрацией и восстановлением, надо привлекать внимание — я знаю, концерты проходят благотворительные… Расскажите подробнее.

Е.Шеффер:

— Да, да. Безусловно, это далеко от Москвы — 700 километров, Пензенская область, село… тем более, это даже не… это село Старая Потловка — это 60 километров от самой Пензы. Там располагается Храм святой мученицы Аллы. Проект начинался уже достаточно давно — наверное, уже 6-7 лет вот так он постепенно развивался. Но первые мысли об этом проекте нас посетили, когда вот мы с семьёй, так вот, оказались в местах, где жили мои предки, и Надежда Михайловна Рихтер — благотворительница, меценатка Саратовской губернии — она была строителем этого Храма. История Храма тесно связана с её дочерью, рано ушедшей из жизни, Алей, в память о которой и был построен потом Храм. И это был не просто Храм, а школа, там учились дети. Достаточно редкое, такое, в России явление, чтобы в Храме прямо вот учились дети. Вот, когда-то так оно было. В конце ХIХ…

А.Пичугин:

— Там архитектура у Храма довольно необычная, потому что я видел его фотографии в Интернете. Ну, сейчас понятно, что не очень похож на Храм, но даже когда он был Храмом, в лучшие годы свои, он, всё равно, архитектуры был довольно необычной.

Е.Шеффер:

— Да, да. И вообще, Надежда Михайловна построила рядом, ещё до этого, Храм — большой, по проекту архитектора Салько — Покрова Пресвятой Богородицы, пятикупольный, и вот это был основной Храм.

А.Пичугин:

— Там же, недалеко, где-то?

Е.Шеффер:

— Да, прямо вот, там же, недалеко, в соседнем селе, где у неё был…

А.Пичугин:

— А он сохранился?

Е.Шеффер:

— Да, этот Храм восстановлен, и действующий сейчас, поныне, очень красивый Храм. Вообще, всем рекомендую съездить — просто как чудо такое вот посмотреть. В этой сельской местности, далеко от городов — вот, стоит такой Храм. И, на наше счастье, его восстановили. Восстановил его, ныне покойный, депутат Московской Думы Виктор Лазуткин. А вот Храм святой Аллы Надежда Михайловна построила уже в память об ушедшей рано из жизни дочери Аленьке — Алле. И, получилось, что, когда девочка… Вообще, это была очень удивительная девочка, о которой написал писатель Павел Засодимский рассказ, поэт Владимир Ладыженский, в то же время… вот, видимо, друзья семьи — он тоже написал о ней несколько стихов, посвятил ей. Она была таким кротким, добросердечным, видимо, ребёнком, потому что нам даже местные жители Старой Потловки рассказывали — вот, кто помнил, от рассказов ещё своих предков, об этой девочке. И, когда девочка умерла, на окне Усадьбы, пока она ещё была там, девочка, явился образ Божией Матери. Это был февраль месяц, он продержался 4 часа на окне, и струйками стёк на подоконник. Вот, это чудо запомнили, и, я говорю, что даже когда мы там были, местные жители нам это рассказывали — мы об этом не знали, как потомки Надежды Михайловны. И потом был этот образ написан на стекле, и размещён в Храме святой мученицы Аллы, и был долгое время местночтимой иконой. В 30-е годы он исчез, к сожалению, его историю мы уже дальше не знаем, этого образа, этой иконы. А вот в нашей семье, как я уже сказала, он сохранился в виде фотографий. Вот с чего и мой интерес возник к песочной анимации, к этой теме. И я считаю, что вот образ этой девочки, Аленьки, он меня до сих пор вот как-то сопровождает, потому что я говорю, что я очень много занимаюсь с детьми сейчас — песком, песочной анимацией, и вот эта тема — детства… Потому что, на самом деле, вот это жизнеописание Аленьки, вот этой девочки, оно учит нас, взрослых очень многому. Оно учит отношению ребёнка со взрослыми, и, вообще, отношению ребёнка ко всем — к природе, к животным и так далее. Вот, в рассказе Павла Засодимского это описано. И вот я, занимаясь с детьми, я, получается, некоторым образом, всё время с этим соприкасаюсь, и несу им что-то вот от её, наверное, какой-то… жизни, вот, земной… Мне это очень приятно, конечно.

А.Пичугин:

— А часто удаётся бывать в Потловке?

Е.Шеффер:

— Вы знаете, раньше мы бывали очень часто, и жили там. Дело в том, что рядом с Храмом святой Аллы находилась Усадьба моей трижды прабабушки, и мы её выкупили. Это было для нас тоже такое маленькое чудо. Вот, 7 лет назад, или даже больше уже, мы выкупили эту Усадьбу, и хотели там организовать музей дворянства Прихопровья. Потому что очень много историй, очень многим хочется поделиться, фотографий много, и, кроме этого, бабушка создала-то этот Храм как школу, там учились дети, и это был, вообще, заповедник образования в своё время, очень известный в Саратовской Губернии. Его поддерживал, был Попечителем Храма и школы, святой Иоанн Кронштадтский, и святитель Гермоген Тобольский, новомученик. То есть, такие личности поддерживали вот это начинание. И, собственно, я думаю, что и многие другие, на самом деле — сейчас не буду вдаваться в подробности, но дело это было очень благое и известное в то время. Мы поэтому хотели всё это осветить в музее. Но, к сожалению, так уж случилось — наверное, по Божьей воле, что Усадьба наша 2 года назад, на Успение, сгорела. Вот, такая была для нас, на самом деле, трагедия. Мы её пережили, двигаемся дальше…

А.Пичугин:

— Не восстанавливаете?

Е.Шеффер:

— Ну, для того, чтобы её восстановить нужны большие средства. И я надеюсь, что когда-нибудь это случится. Я верю, что это должно быть.

А.Пичугин:

— Дай Бог, чтобы это произошло. Потому что это редкая история, когда… ну, можно сказать… родовое поместье?

Е.Шеффер:

— Да, да… В прямом смысле.

А.Пичугин:

— … возвращается таким образом. Ну, а дальше уже — ну, так вышло… У нас уже времени немного остаётся. Давайте вернёмся к музыке. Тем более, что мы тут — это, такой, творческий маленький перерыв был — занимаемся презентацией альбома группы «Кукушкин Баритон». Сегодня у нас Нина Резник в гостях, вокалист этой группы, гитарист Андрей Топчий, Кирилл Розанов, перкуссионист. Самое время, наверное, нам послушать последнюю уже, на сегодня, песню. Это уже не живое исполнение, а с диска — нам же надо представлять, что же такое альбом «Озеро И», в конце концов.

Н.Резник:

— Да.

А.Пичугин:

— Как песня называется?

Н.Резник:

— Песня называется «Озеро И».

А.Пичугин:

— Так и называется.

Н.Резник:

— Да.

А.Пичугин:

— Кстати, почему — «Озеро И»?

Н.Резник:

— Ну, я не смогу Вам рассказать… Как можно…

А.Пичугин:

— Что, это не эфирная история?

Н.Резник:

— Как можно объяснить, что тебе приснилось? Нет, ну, на самом деле, это просто какой-то образ такой, какая-то внутренняя сказка, которая у меня внутри живёт, и есть какая-то история, которую я себе представляю, когда пою эту песню, да? Это — истории о любви между девушкой… это какая-то такая тоже фольклорная история, я сейчас не буду долго разговаривать, но там… Катя там увидела оленя.

А.Пичугин:

— А, вот на обложке — он, да?

Н.Резник:

— Изначально в этой песне оленя вообще не было. Там про оленя ничего не сказано. Но Катя видела, и теперь я тоже…

А.Пичугин:

— Видите оленя?

Н.Резник:

— … эту песню, да, когда пою, я вижу там уже оленя… всё, что Катя рисует, я всё это вижу, и оно, действительно, уже входит, как бы, вот в мою вот эту историю. Вот. Но… да, просто очень хочется, чтобы люди это увидели живьём, потому что это, действительно, очень такое… очень детское ощущение от этого, что тебе показывают — мультики, как в детстве. То есть, тебе показывают мультики, но это не просто мультики — это какая-то книга, которую, вот, ты листаешь, и погружаешься в какой-то волшебный сон.

А.Пичугин:

— Группа «Кукушкин Баритон», Екатерина Шеффер, мастер песочной анимации, сегодня были в программе «Светлый вечер» здесь, на Светлом радио. И песня, последняя, называется «Озеро И». Прощаемся с вами. До новых встреч! Спасибо, что были сегодня у нас в программе.

Н.Резник:

— Спасибо большое. До свидания!

Е.Шеффер:

— Спасибо! До свидания!

А.Пичугин:

— Счастливо! Всего хорошего!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...