«Киношкола при храме». Светлый вечер с прот. Иоанном Ермиловым, Иваном Перекатовым, Светланой Черниковой (11.10.2018)

Киношкола при храме (11.10.2018) - Часть 1
Поделиться
Киношкола при храме (11.10.2018) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях были настоятель храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлово протоиерей Иоанн Ермилов и педагоги киношколы «Зерно», режиссеры, сценаристы Иван Перекатов и Светлана Черникова.

Разговор шел о кино, о сочетании творчества и веры, а также о том, как и почему возникла идея создать киношколу при православном храме.


А. Пичугин

— «Светлый вечер» на светлом радио. Здравствуйте, дорогие слушатели. Меня зовут Алексей Пичугин. И с удовольствием представляю вам наших гостей. В этой студии вместе с нами и с вами эту часть «Светлого вечера» проведут: протоиерей Иоанн Ермилов, благочинный Рождественского округа Московской городской епархии и настоятель храма Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлове. Здравствуйте.

Прот. Иоанн Ермилов

— Здравствуйте, Алексей. Здравствуйте, дорогие братья и сестры.

А. Пичугин

— Иван Перекатов, педагог киношколы «Зерно», режиссер, сценарист. Здравствуйте.

И. Перекатов

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Режиссер и сценарист также киношколы «Зерно» Светлана Черникова. Добрый вечер.

С. Черникова

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— У нас разные гости сегодня: два человека имеют непосредственное отношение к кинематографу, и у нас в гостях священник, настоятель храма. Мы сегодня говорим, как вы поняли, о кино. Значит, сама история киношколы «Зерно» имеет непосредственное отношение к храму, который находится в Измайлове и посвящен Казанской Песчанской иконе Божией Матери. Все верно?

Прот. Иоанн Ермилов

— Да, Алексей. Наш храм находится в густонаселенном районе Измайлово. Это строящийся храм, строим мы его по программе «200 храмов». И в нашей школе сейчас ведется широкая социальная и просветительская работа. Несмотря на то, что храм в стадии становления, у нас на данный момент воскресная школа насчитывает порядка 80-90 детей.

А. Пичугин

— Дети из окрестных домов?

Прот. Иоанн Ермилов

— Да, из окрестных домов.

А. Пичугин

— А где находится ваш храм? Измайлово — огромный район.

Прот. Иоанн Ермилов

— Это между 9-й и 11-й Парковыми улицами, метро «Первомайская», ближе к лесу. Причем мы находимся в колодце домов, и до нас дойти незнающим людям сложно, нужно спрашивать.

А. Пичугин

— Мне отец Иоанн сейчас показал фотографии. По ним, конечно, очень сложно сказать, что храм этот современный и вообще строится на территории бывшего детского сада, не работавшего уже много лет. Полное ощущение, что это настоящий 17 век.

Прот. Иоанн Ермилов

— Ну, была идея такая — сделать храм таким, чтобы он вписался в район как храм, который здесь всегда существовал.

А. Пичугин

— Можно представить. Измайлово, Дворцовое село, рядом остров знаменитый. Еще, чтобы закончить историю с храмом: можете рассказать, что за посвящение такое необычное — храм Казанской Песчанской иконы Божией Матери. Казанской иконе посвящено огромное количество церквей в России. Думаю, про Казанскую икону все знают, в том числе и люди, не имеющие отношения к церкви, но слышали точно. А вот Казанская Песчанская — это что-то новое.

Прот. Иоанн Ермилов

— Песчанская Казанская икона была обретена святителем Иоасафом Белгородским, когда он возглавлял Белгородскую епархию, и с тех пор достаточно широко было распространено ее почитание. Мы знаем, что она находилась в войсках и во время Первой мировой войны, очень почитаема она в Харьковской ныне губернии, это город Изюм. В свое время в 2000-х годах в нашем районе начала действовать издательская группа «Глагол». И руководителю этой группы попался акафист и икона, и ему очень понравилось повествование о святителе Иоасафе, об обретении иконы. На тот момент они искали помещение не только для издательства, но и думали о храме в районе. И эта инициативная группа местных жителей, когда вышла на руководство Российских железных дорог, обратилась к ним с просьбой передать им это заброшенное здание. И вот тогда появился храм Казанской Песчанской иконы Божией Матери.

А. Пичугин

— А он первый с таким посвящением?

Прот. Иоанн Ермилов

— На тот момент, наверное, он был первым либо вторым. Сейчас уже несколько храмов в России. И зародилась община, уже в которую меня в дальнейшем включили как настоятеля храма.

А. Пичугин

— Я на сайте вашего храма смотрю, что достаточно много проектов у вас развивается, помимо воскресной школы, о которой вы упоминали. Воскресных школ много, они практически при каждом храме существуют. Это и молодежный клуб, различные направления социального служения, храм при больнице, храм при школе. И киношкола, о которой мы сегодня и будем в основном говорить. Почему возникла такая идея, такое название — «Зерно»? И как развивается сотрудничество церкви и киношколы? Иван или Светлана — кто из вас расскажет?

И. Перекатов

— Я могу рассказать. Насчет названия мы долго думали, пытались найти какое-то слово, которое имеет отношение и к кино и к православной культуре. Зерно — это такой евангельский образ, при этом в кинематографе тоже существует понятие «зерно», как особенное свойство кинопленки. Сейчас это уже меньше, а раньше любой профессионал мог по этому зерну пленку отличить. Сейчас даже цифровое зерно вставляют в картинку, чтобы было похоже на кинопленку, потому что в этом всегда есть какая-то киноатмосфера.

А. Пичугин

— Я так понимаю, это ваше сообщество в «Фейсбуке», где на аватарке зернышко, а в виде картинки страницы пленка.

И. Перекатов

— Да.

А. Пичугин

— Да, такое совмещение понятное.

И. Перекатов

— Мы много смыслов в это закладываем — то, что наши ученики сами, как зернышки: они должны прорасти и принести какой-то плод. Наверное, для меня важнее всего, чтобы они принесли какой-то плод Церкви, потому что в Церкви мало профессионалов, которые снимают грамотно, на высшем уровне. И это касается не только кинематографа, но и вообще любой сферы, где нужно снимать что-то, монтировать и так далее.

А. Пичугин

— Вам так кажется? На мой взгляд, правда, в основном это люди, которые воцерковились в процессе своей творческой деятельности, но сейчас достаточно много режиссеров обращается к теме Церкви. И внутри Церкви, то есть там нету грифа «снято при поддержке Русской Православной Церкви», но как-то из сюжетов фильмов, из сценариев становится понятно, что эта тема близка — тема Христианства, тема Православия — людям, которые снимали фильм.

И. Перекатов

— Ну, я тут говорю в первую очередь о качестве фильмов. Безусловно, выходят отличные православные фильмы, которые очень хорошо сняты. Но, во-первых, их, можно так сказать, подавляющее меньшинство. То есть на двести фильмов, которые либо против православия, либо нейтральные, приходится один православный фильм. И часто этот православный фильм еще и плохо снят, что печально, потому что у людей хорошие намерения, но вот не получается — может быть, не хватает умения, может быть, еще чего-то. Вот умения мы можем начать давать еще со школьной поры, мне кажется, вполне.

А. Пичугин

— Расскажите, с чего всё начиналось — как вообще идея киношколы зародилась? Как вы собрались вместе, кто были ваши первые ученики, когда это случилось?

Прот. Иоанн Ермилов

— Этот вопрос больше ко мне, как к настоятелю храма. Когда мы занимались воскресной школой, у нас было очень много проблем: и с помещениями, и с размещением школы, и с подбором преподавателей. Но все эти проблемы немножко уходят на второй план, когда ты видишь, как дети, возрастая, выше старшей группы, начинают отходить от храма. У них появляются какие-то другие интересы, связанные с окружающей жизнью. И даже сам Святейший Патриарх отмечает, что нам сейчас надо этих детей обратно привлекать какими-то интересными проектами. Мы всегда с сожалением видели, что дети, которые заканчивают старшую группу нашей воскресной школы, куда-то пропадают. Иногда просто уходят из храма, иногда появляются, но редко. Поэтому у нас зародился проект, именно рассчитанный на молодежь от 12 до 16 лет — это старшие школьники. За неимением помещения эта идея у нас вынашивалась, но мы не могли ее реализовать. На данный момент, благодаря Имущественному отделу Патриархии, который обратился к городу, нам выделили городские помещения — в соседнем доме и еще в соседнем районе. На базе этих помещений мы можем не только развивать воскресную школу, а еще дополнительно заняться образованием молодежи. Но тут встал вопрос: что же для молодежи интересно? Как правило, вся наша молодежь так или иначе связана с интернетом.

А. Пичугин

— Сегодня все связаны с интернетом.

Прот. Иоанн Ермилов

— Да, но для них это некая платформа интересов — это соцсети, видеоплатформа «Ю-туб». И нам захотелось привнести в эти интересы что-то нравственное, духовное, православное — оторвав их от компьютера и заняв их чем-то полезным. Но, с другой стороны, мы знаем, что все родители хотят в интересах своих детей видеть что-то им в дальнейшем полезное в профессиональном плане. И тут зародилась такая идея создать некую платформу, на которой можно было бы перед нашими юными учащимися ставить интересные нравственно-духовные вопросы, на них совместные искать ответы и в то же время давать им какую-то профессиональную подготовку для того, чтобы это можно было в дальнейшем развивать в какую-то профессиональную направленность.

А. Пичугин

— А объявление о наборе в киношколу, которое у вас висит на сайте — это первый набор?

Прот. Иоанн Ермилов

— Это первый набор.

А. Пичугин

— Расскажите про это. Светлана, вы с нами еще не говорили об этом.

С. Черникова

— Да, я хотела бы добавить, если можно.

А. Пичугин

— Конечно.

С. Черникова

— Мне кажется, что самое главное, что мы можем сделать, по крайней мере, как я вижу лично свою задачу — это то, чтобы детей, которые к нам придут, поставить на такой режим поиска, душевную рефлексию, которая у подростков гораздо выше, чем у взрослых. Направить в сторону творчества, чтобы они эту рефлексию могли выражать, чтобы она не оставалась внутри них и не выражалась с помощью агрессии или одиночества, одинокого гуляния по улицам, хотя это тоже неплохо бывает. Чтобы они могли рассказать о своей боли, о своей радости киноязыком.

А. Пичугин

— Для этого, мне кажется, действительно надо очень долго учиться, чтобы киноязыком можно было рассказать о том, о чем вы сейчас говорите.

С. Черникова

— Конечно. Но чтобы учиться, надо попробовать. И как раз то, что мы сейчас начинаем — трехмесячные курсы — это есть такая проба.

А. Пичугин

— Вот расскажите: как попасть в киношколу, кого вы принимаете — подростков какого возраста? Отец Иоанн сказал, что 12-16 лет — этот тот возраст, когда можно прийти в киношколу. И когда начнутся занятия в Измайлово?

С. Черникова

— 12-16 лет — возраст, принимаем мы по вступительным экзаменам.

А. Пичугин

— А какие экзамены?

С. Черникова

— Они будут состоять из двух заданий. Одно задание будет от Вани. Расскажешь?

И. Перекатов

— У нас так получилось, что мы со Светой, как мастера, разошлись по мастерским. Это не значит, что наши дети будут разному учиться. Основной учебный курс у нас общий, мы его вдвоем ведем.

А. Пичугин

— Но есть какие-то авторские подходы.

И. Перекатов

— Да, есть авторские подходы.

А. Пичугин

— Это неплохо, наверное. Это взрослый подход.

И. Перекатов

— Да, это взрослый подход. Даже люди, которые поступают во ВГИК, часто перед тем, как поступать, думают, к какому мастеру поступить — какой ему больше подходит. Вот у нас сразу есть такая возможность выбрать для ребят. И для нас тоже.

А. Пичугин

— А, кстати, кто выбирает во ВГИКе — ученики или мастера учеников?

И. Перекатов

— Ученик может просто выбрать год, в который поступать, потому что каждый год набирает другой мастер. Например, если подряд идут Абдрашитов и Хотиненко, то это совершенно разные люди. И человек может просто понять, кто ему ближе и пойти не в этот год, а на следующий, например.

С. Черникова

— На самом деле мастер сам выбирает — он может просто не взять.

И. Перекатов

— Я знаю и так и так. А бывает, что человек поступает, лишь бы поступить, и через год он понимает, что это не его мастер. И он уходит из мастерской и перепоступает или переводится в другую мастерскую. То есть когда есть такой выбор, это очень хорошо. У нас в киношколе он есть.

А. Пичугин

— Я напомню, что в студии светлого радио сегодня: протоиерей Иоанн Ермилов, благочинный Рождественского округа Московской городской епархии, настоятель строящегося храма во имя Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлове, Иван Перекатов, педагог киношколы «Зерно», режиссер, Светлана Черникова, режиссер и педагог также киношколы «Зерно». Мы говорим про киношколу «Зерно», которая работает в Москве в Измайлове, она начинает работать и сейчас набирает первый курс учащихся. Мы поняли, что это два творческих задания…

С. Черникова

— Первое. Можно рассказать подробнее.

И. Перекатов

— Первое задание называется «Пословицы». То есть мы предполагаем, что каждый в течение своего обучения должен пройти через полноценный съемочный процесс, каждый должен снять полноценный маленький кинофильм. За основу мы берем русские пословицы: «без труда не выловишь и рыбку из пруда» и так далее. Смысл в том, что мы на экзаменах даем им эту тему и они должны из своей жизни — это очень важно — найти какую-то ситуацию, которая эту пословицу докажет или опровергнет, в общем, будет иметь к ней отношение. Это вот смысл задания для ребят, которые поступают в мою мастерскую — оно такое конкретное очень, можно сказать, что там небольшое пространство, небольшой люфт. У Светланы задание больше с возможностью проявления инициативы со стороны поступающих — то есть она хочет оттолкнуться от того, что самому человеку интересно, какая тема.

С. Черникова

— Да, я хотела бы оттолкнуться от личного опыта эмоционального. Например, если человек выбирает задание «Как мне было больно» и рассказывает какой-то случай из своей жизни: как ему было больно. Но до экзаменов я говорю о том, что в этом должно быть вступление, середина и концовка, то есть такая маленькая история. И для меня важней даже не то, чтобы человек рассказал историю, а скорее увидеть, насколько он может быть открытым по отношению к своему рассказу, по отношению к материалу, насколько он может быть искренним. Он может быть странным, дурашливым, может быть хулиганистым — неважно. Главное, чтобы он что-то чувствовал по отношению к тому, что он рассказывает, чтобы он хотел рассказывать.

А. Пичугин

— Это ваш первый опыт педагогики?

С. Черникова

— Я преподавала еще в кинолагере несколько месяцев.

А. Пичугин

— А вы, Иван?

И. Перекатов

— У меня первый. Но я в свое оправдание…

А. Пичугин

— Ну почему в оправдание? Мы же не говорим: как же так, куда вы к детям идете? Нет, почему, наоборот. У всех педагогов когда-то были первые опыты и первый замечательный опыт. Тем более что идея-то совершенно замечательная.

И. Перекатов

— Дело в том, что вообще эта идея преподавать киноязык мне пришла давным-давно — когда я еще не знал ни отца Иоанна, ни Светлану. Я просто понял, что я могу найти простые эффективные методы, как ребятам — это не обязательно касается подростков, это и студенты первых курсов — как ребятам донести азы киносъемки: через игру, через какие-то интересные задания, через опять же подключение своего личного опыта. Когда я еще учился во ВГИКе, я сам придумывал эти задания, которые мне самому было бы интересно выполнять. То есть это была такая мечта.

А. Пичугин

— Но ведь процесс киносъемки — это серьезный процесс: это операторская работа, это осветители, это и грим… Ну, вы гораздо лучше меня знаете, что туда входит, какие профессии туда входят. По титрам можно судить, особенно в американских фильмах, где минут десять после фильма еще идут и идут, там перечисляется огромное количество людей, которые работали над съемками. А у вас — вдвоем, втроем? Я не знаю, отец Иоанн, вы будете принимать участие?

Прот. Иоанн Ермилов

— В процессе, наверное, буду принимать участие — больше как руководитель этого проекта. Но для меня, наверное, задача — создать некую платформу, на которой можно развивать определенное начинание. Наверное, здесь не стоит вопрос сделать из ребенка в первые три месяца профессионала. Возможно, вопрос состоит о том, чтобы зажечь интерес и привить через подобные инструменты правильный вкус, понимание, к чему стремиться, заложить нравственно-духовные основы. Поэтому у нас кроме профессиональных преподавателей, которые будут заниматься непосредственно вопросами, связанными со съемкой, с монтажом, написанием текста, еще есть желание ребят увлечь, и не только ребят увлечь, а еще их родителей. Потому что тот же самый процесс съемки подразумевает работу с актерами, в качестве которых могут выступить родители или друзья. И еще у нас есть идея создать просмотр кинофильмов — с обсуждением, просмотром, разбором, рассмотрением профессиональных…

А. Пичугин

— Киноклуб.

Прот. Иоанн Ермилов

— Да, своеобразный киноклуб. Кстати…

А. Пичугин

— В московских и подмосковных храмах это сейчас такая популярная тема. Я знаю не один московский приход, где это на хорошем уровне делается.

Прот. Иоанн Ермилов

— Но здесь вопрос, чтобы профессионалы могли для подростков давать свои комментарии. Например, показывать хороших режиссеров: тот же самый съемочный процесс, монтаж, идею. А для меня, наверное, интересно будет обсуждение детей вместе с родителями тех же самых кинокартин, для того, чтобы сделать еще некую платформу общения детей и подростков. Очень часто в этом возрасте общение между детьми и родителями ослабевает. А здесь есть такая идея, чтобы найти какую-то точку соприкосновения, даже может быть иногда их столкнуть лбами — мнения детей о картине, мнения родителей, — чтобы они могли поспорить с другими, доказать свою правоту.

А. Пичугин

— И все-таки — у вас подразумеваются еще педагоги? Может быть, кто-то будет учить детей азам операторского искусства?

С. Черникова

— Я думаю, что мы можем делать мастер-классы.

А. Пичугин

— То есть кого-то привлекать со стороны.

С. Черникова

— Да. Но три месяца — это достаточно короткий срок. И я думаю, что современные технологии как раз позволяют все эти профессии попробовать самому: и профессию художника-постановщика, и оператора, гримера. И режиссер должен всё это попробовать. Мировые киношколы имеют большой опыт набора совместных мастерских — и только через 2-3 года человек выбирает точно, какой профессии он хочет дальше обучаться.

А. Пичугин

— А много в Москве подобных киношкол именно для подростков?

С. Черникова

— Есть несколько.

А. Пичугин

— А сколько вы сможете набрать детей?

С. Черникова

— Мы думали, что для личного подробного подхода к каждому — около 15 человек.

А. Пичугин

— На двоих?

С. Черникова

— Да, на двоих.

А. Пичугин

— Это достаточно немного. Мне кажется, что после нашего эфира желающих будет гораздо больше.

С. Черникова

— Лучше меньше, да лучше.

А. Пичугин

— Придется серьезно отсеивать.

И. Перекатов

— Это очень хорошо.

С. Черникова

— Во ВГИКе, когда мы учились, в последние годы стали набирать очень большое количество человек в мастерскую — где-то человек 20.

И. Перекатов

— Бывает и 40.

С. Черникова

— Это такое страшное чувство — когда ты сидишь и понимаешь, что ты не всё сказал, и мастер тебе не всё сказал, и как-то кургузо прошло обсуждение твоей идеи. Мне очень не хотелось бы, чтобы у нас это повторялось.

А. Пичугин

— Но до конца доходят далеко не 40.

С. Черникова

— Конечно.

И. Перекатов

— Бывает и 40, это зависит от мастера. Но смысл в том, что чем больше студентов, тем менее эффективно обучение. Даже гениальный мастер 40 человек не может научить одинаково всех.

С. Черникова

— И здесь еще важен момент не только обучения, но и общения самих учеников. Я помню, что когда нас осталось мало, мы стали гораздо ближе, потому что мы стали вглядываться подробнее в каждого и дорожить каждым.

А. Пичугин

— Возраст 12 лет и 16 лет — это два разных абсолютно человека: с разным взглядом на жизнь, с разным опытом. Шестнадцатилетний подросток, особенно современный, из большого города, ближе к взрослому человеку. А двенадцатилетний все-таки еще не сформировавшийся. Нет ли здесь опасности, что материал, который вы им будете давать — если давать по максимально верхней планке, для шестнадцатилетнего человека — двенадцатилетнему не будет понятен. И наоборот — шестнадцатилетнему будет скучно.

И. Перекатов

— По классификации психологов это один период. Безусловно, есть разница, но она не так велика. Человек в 11 лет другой, чем в 12 — это да, там происходит слом. И человек в 17 лет тоже становится взрослым. А так это в рамках одного периода. У нас есть такой подход, я хотел про это сказать, что мы вообще к ним относимся как к взрослым. Конечно, мы, например, будем ограничивать материал, который мы им даем. Но мы хотим, чтобы они себя вели как взрослые в съемочном процессе — чтобы они сами несли ответственность за всё, что они делают. Поэтому вопрос по поводу оператора, режиссера, звукорежиссера — конечно, всё это нужно, они сами будут выполнять эти роли. И мне кажется, что шестнадцатилетнему это будет большое удовольствие, а двенадцатилетнему это будет такое хорошее упражнение по взрослению.

С. Черникова

— Здесь еще нужно сказать, что у нас есть две части у занятия. Одна часть техническая — где мы рассказываем о технике. И эта информация для 12 и 16 лет одинаковая. А вторая часть — когда мы обсуждаем сценарии и идеи — будет личный подход, то есть индивидуальная беседа с каждым. Я согласна, что двенадцатилетнему ребенку не всегда можно сказать то, что скажешь шестнадцатилетнему.

А. Пичугин

— Я по своему опыту общения с детьми и подростками, достаточно большому опыту общения с ребятами в школах… Я помню, что я вел курс по радиожурналистике, и там тоже была такая градация — 5-11 классы (или 6-11). На первое занятие пришли ребята 10-11 лет и старшеклассники 10-11 классов. Но на второе и третье занятие никто из младших детей не пришел, остались только старшеклассники. Потому что, видимо, материал для двенадцатилетних ребят был тяжеловат — связанный с журналистикой, с тем, как всё это делается. Давайте наш разговор продолжим через минуту. Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня: протоиерей Иоанн Ермилов, благочинный Рождественского округа Московской городской епархии, настоятель строящегося храма во имя Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлове, Иван Перекатов, педагог киношколы «Зерно», режиссер, сценарист, Светлана Черникова, режиссер, сценарист и также педагог киношколы «Зерно». Мы в эту студию через минуту вернемся.

А. Пичугин

— Возвращаемся в студию светлого радио. Напомню, сегодня у нас в гостях: педагоги киношколы «Зерно», режиссеры и сценаристы Иван Перекатов и Светлана Черникова, и протоиерей Иоанн Ермилов, благочинный Рождественского округа Московской городской епархии, настоятель храма во имя Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлово. Мы говорим про киношколу «Зерно», которая начнет работать, когда наберется около 15 человек, сейчас идет набор. Вернее, наши гости должны набрать 15 человек. Я думаю, что после нашего эфира желающих будет гораздо больше. Когда вы планируете начать?

И. Перекатов

— Это пока точно не понятно…

С. Черникова

— Экзамены состоятся в эти выходные.

И. Перекатов

— Да, экзамены состоятся в эти выходные. И начало учебы тоже в ближайшее время, мы не будем оттягивать. Экзамены 13-14 октября.

А. Пичугин

— 13-14 — это уже эти выходные. Киношкола будет платная или бесплатная, или как это решается?

Прот. Иоанн Ермилов

— К сожалению, нам придется делать рекомендованную сумму пожертвования — для содержания помещения, оплаты коммунальных платежей и закупку определенного оборудования. И, конечно, хотелось бы преподавателям назначить хотя бы символическую, но зарплату, за которую они бы занимались с детьми. Мы предусматриваем, что пожертвование все-таки будет рекомендованным. Если приходят дети талантливые, у которых есть желание и стремление, но нету материальных возможностей, то соответственно, будем делать льготы, возможно, даже бесплатно обучать. В дальнейшем есть желание сделать так, чтобы на данные проекты получали гранты. И наиболее талантливых ребятишек обучать на гранты, которые будут даваться на духовно-просветительский центр.

А. Пичугин

— Сейчас грантов очень много дают в разных сферах, в разных организациях совершенно. Мы сейчас поговорим еще про ваши дальнейшие планы. Мы перед эфиром обсудили, что у вас медиашкола планируется в дальнейшем, она получит свое развитие. Но еще несколько вопросов по поводу киношколы «Зерно». Отец Иоанн сейчас упомянул оборудование. Ведь снимать-то на что-то надо — в плане камер? Сейчас на полуформатные камеры снимают, снимают на фотоаппараты с возможностью записи видео. Как этот вопрос у вас будет решаться?

И. Перекатов

— Мы закупаем оборудование полупрофессиональное. Но это такое оборудование, на котором сейчас даже большие режиссеры снимают кино. Понятно, что это фотоаппараты, но у нас ребята будут…

А. Пичугин

— Простите, сейчас вся реклама на них снята — разве кто-то может заметить разницу?

И. Перекатов

— Ну, у нас будут не такие фотоаппараты, на которых снимается реклама, конечно. Но для первых шагов… Понимаете, в кино же важно не качество картинки. Это становится важным, когда человек уже профессионал, он хочет еще лучше, хочет лучше всех делать. В кино главное — уметь построить композицию кадра, понятно рассказать историю, грамотно снять так, чтобы можно было смонтировать, грамотно записать звук. Вот эти все вещи, без которых человек профессионалом быть не может. Мы хотим сделать маленьких профессионалов.

А. Пичугин

— Лет 15 назад был фестиваль в Москве, он проходил в Доме Ханжонкова — этого фестиваля уже нет, фестиваль любительского кино, фестиваль «Стык» назывался. Может быть, вы помните?

С. Черникова

— Нет.

А. Пичугин

— Иван помнит, кажется. Там было очень много хороших работ, которые я с тех пор ищу, и далеко не все могу найти. Один из фильмов мне там прямо запал в душу. Это был, наверное, 2003 год, последний год, когда проходил этот фестиваль. И с тех пор этот фильм я нигде найти не могу. Это было снято на непрофессиональное оборудование, с минимальным бюджетом не самыми большими профессионалами. Но тем не менее, наверняка оттуда вышли какие-то уже ныне известные киношники. Давайте еще про ваше творчество поговорим: чем вы занимаетесь в собственное рабочее творческое время?

С. Черникова

— Я снимаю документальное кино, если можно так сказать, поэтического направления, поэтического жанра, о России. Много путешествую. Теперь буду меньше, потому что будут занятия в киношколе. И у меня есть спектакль в театре Мейерхольда. И сейчас я репетирую второй спектакль. Снимаю рекламу, ролики, пишу. Не знаю, что еще…

А. Пичугин

— Подождите — вот документальное кино. Про документальное кино у нас так редко есть возможность с кем-то поговорить. Этот тот жанр, который довольно популярен на Западе и совершенно малоизвестен широкому зрителю в России.

С. Черникова

— В точку.

А. Пичугин

— Несмотря на то, что у нас проходит «Артдокфест», несмотря на то, что у нас еще проходят разные фестивали документального кино той или иной величины, все равно до большого зрителя это никак не доходит. Что-то можно сделать? Что-то делают в этом направлении, чтобы как-то популяризировать?

С. Черникова

— Я сейчас вернулась с нескольких крупных российских фестивалей, и везде были полные залы: в Петербурге, в Екатеринбурге — люди ходят смотреть. В Екатеринбурге была конференция, которая была посвящена телевидению и документальному кино: как настоящему документальному кино пробиться на телевидение. Чтобы, например, ты мог включить канал «Культура», и увидеть там не телевизионный фильм, где 90 процентов времени звучит музыка фоновая, а увидеть хорошее документальное кино. Но пока никак. Хотя каналы делают к этому какие-то шаги, но судя по моему опыту, все равно они очень хотят быть «в формате» и очень боятся рисковать. Боятся ставить в эфир фильмы с долгими паузами, с какими-то атмосферными кусками. Хотя зрительский интерес есть. А по поводу того, что нужно сделать — я думаю, Министерству культуры нужно поддерживать авторские фильмы, а не фильмы с телевизионным потенциалом.

А. Пичугин

— Но насколько это выгодно?

С. Черникова

— В этом проблема.

А. Пичугин

— Ведь в первую очередь смотрят на коммерческую составляющую, к сожалению. Никуда от этого не уйти.

И. Перекатов

— Но странно, что Министерство культуры и Министерство финансов часто смотрят на финансовую составляющую.

С. Черникова

— И темы, на мой взгляд, Министерство культуры дает такие, про которые снять авторское кино почти невозможно.

А. Пичугин

— Смотрите. Например, погиб в Центральноафриканской Республике Александр Расторгуев…

С. Черникова

— Чудесный.

А. Пичугин

— Да. Режиссер-документалист, фильмы которого вроде бы должны были быть незнакомы широкому зрителю. Но такое количество людей, пришедших проститься, такое количество людей, которые… Когда я зашел к нему в «Фейсбук» на следующий день после гибели, я минут 15 листал страницу, и там были все возможные мемориальные надписи, оставленные людьми, которые не верили в его гибель. У него совершенно свой подход к документальному кино, и это не то, что мы привыкли видеть на центральных каналах.

С. Черникова

— Саша, Царство ему Небесное, был удивительный человек, чудесный режиссер. Это для нас всех огромная потеря. Мне сейчас даже сложно об этом говорить. Я думаю, что ваш рассказ про «Фейсбук», про большое количество людей, это связано с тем, что он был очень хорошим человеком — настоящим, душевным, сильным, очень чутким и при этом очень жестким, какой-то огромной-огромной планетой. И каждый, кто хотя бы минуту с ним разговаривал, я думаю, точно его не забудет.

А. Пичугин

— Мы со своей стороны можем посоветовать нашим слушателям найти его ленты, которые есть в интернете и посмотреть их.

С. Черникова

— У него лекции очень интересные, и просто беседы с ним. Человек, который все время жил в рефлексии, то есть он никогда не был расслаблен, всегда отзывался…

А. Пичугин

— Это документальное кино человека, о котором не говорили на центральных федеральных каналах, о котором не писали первые полосы центральных газет. Но тем не менее это человек, с чьим именем во многом у нас ассоциируется документальное кино последних лет.

С. Черникова

— Мне кажется, Саша сказал очень важную фразу про документальное кино — он сказал, что «это не профессия, это образ жизни». Потому что ты не можешь идти просто из дома до метро — если ты увидишь кого-то интересного, ты обязательно с ним заговоришь, что-то купишь у какой-то бабушки. То есть ты все время живешь и в процессе этого ищешь и тему, и героев для своего фильма. И с героями потом общаешься, дружишь и поддерживаешь их.

А. Пичугин

— Иван, вы что снимаете?

И. Перекатов

— Я режиссер игрового кино. Документальное никогда не снимал, хотя у меня сейчас есть замысел фильма о первых месяцах нахождения приемного ребенка в приемной семье. То есть такая неожиданная идея родилась для документального кино. Но вообще я режиссер-игровик.

А. Пичугин

— Применительно к киношколе это как раз очень интересно — когда режиссер документальных фильмов и режиссер игрового кино набирают по мастерской подростков, каждый со своим видением документального, игрового кино.

И. Перекатов

— Тут надо понимать, что это даже не жанр, а может быть, вообще подход к жизни. То есть документалистом, мне кажется, нужно родиться. Режиссер документального кино может снимать игровое — есть такое мнение авторитетное. А режиссер игрового кино документальное снимать не может.

А. Пичугин

— На поверхности, если судить с бытовой, обывательской точки зрения, как раз наоборот.

И. Перекатов

— Да, это именно обывательская точка зрения. Потому что документальное кино — это безумно тонкое дело. У нас кино, как говорил мой вгиковский мастер, искусство грубое, имея в виду именно игровое кино: мы рубим кубики, складываем из них замки, сами всем управляем. А документалист жизнь просто подсматривает. Это очень сложно, и надо какое-то сочетание, чтобы человек и не нарушил это течение жизни, но и сказал то, что он сам о жизни думает, ее запечатлев.

А. Пичугин

— Давайте напомним еще раз, что в ближайшие выходные — 13-14 октября — у нас пройдет набор, экзамены в киношколу «Зерно». Я так понимаю, что еще могут быть дополнительные экзамены, да?

Прот. Иоанн Ермилов

— Да, я думаю, что мы можем устроить дополнительные экзамены в выходные 20-21 октября. Планируем начать занятия уже в ноябре. Мы, обсуждая наши планы, говорили о том, что трехмесячные курсы будут пробными. По результатам этих курсов мы будем делать определенные выводы и смотреть. Возможно, будет предложена для ребят дальнейшая программа — до конца года. Возможно, будем набирать уже с учетом какого-то опыта следующую группу. Но хотелось бы думать о том, чтобы у нас была перспектива работать с подростком не в течение трех месяцев, а дать ему программу почти годовую. На данный момент по окончании курсов мы хотели бы видеть некий такой рождественский фестиваль, который будет венчать эти трехмесячные курсы. Но мы обсуждали возможность работы с подростками до весны, и даже в дальнейшем мы рассматривали возможность участия в кинолагерях, как вариант летней занятости.

А. Пичугин

— А где записываться в эти выходные? Куда приходить на экзамены?

Прот. Иоанн Ермилов

— Экзамены пройдут в помещениях воскресной школы нашего храма. Адрес: метро «Первомайская», 9-я Парковая улица, дом 6, корпус 1.

А. Пичугин

— А что с собой надо иметь?

И. Перекатов

— Ничего.

С. Черникова

— Ручку, листочек. Главное — выспаться хорошо.

И. Перекатов

— И огромное желание.

А. Пичугин

— 9-я Парковая, дом 6, корпус 1.

Прот. Иоанн Ермилов

— Помещение воскресной школы.

А. Пичугин

— Во сколько?

Прот. Иоанн Ермилов

— С 12 часов дня.

С. Черникова

— Наверное, нужно телефон сказать.

А. Пичугин

— 8-916-351-71-08.

Прот. Иоанн Ермилов

— Когда мы говорили о телевидении — я хотел бы вернуться к этому разговору и сказать, что для молодежи часто телевидение уходит на второй план.

А. Пичугин

— Да, это правда, потому что время такое. Наверное, даже не на второй план, а в прошлое. Сам формат телевидения.

Прот. Иоанн Ермилов

— Платформа интернета, соцсети, те же самые видеохостинги наподобие «Ю-туба» — где они черпают информацию, смотрят интересный уже им контент. И на базе вот этих молодежных веяний и интересов мы работу медиашколы хотели выстраивать.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня: протоиерей Иоанн Ермилов, благочинный Рождественского округа Московской городской епархии, настоятель храма в честь Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлове, Иван Перекатов, педагог, режиссер, сценарист, преподаватель киношколы «Зерно», Светлана Черникова, также режиссер, сценарист и преподаватель киношколы «Зерно». Я знаю, у вас еще есть аккаунты в соцсетях — в «Фейсбуке», «ВКонтакте», где также есть актуальная информация.

С. Черникова

— «Инстаграм».

А. Пичугин

— Как это можно найти всё?

С. Черникова

— Киношкола «Зерно».

А. Пичугин

— В поисковиках?

С. Черникова

— Да.

А. Пичугин

— Еще до начала эфира отец Иоанн говорил о том, что киношкола — это шаг на пути к более масштабной задаче, цели создания большой медиашколы. Что это такое?

Прот. Иоанн Ермилов

— Задача медиашколы именно работать с подростками на интересных темах, с которыми они живут. Это и соцсети, это и работа в направлениях, связанных с режиссурой, с какими-то режиссерскими наработками. Возможно, у нас еще будет направление журналистики, которое мы будем развивать — вот всё, что будет интересно молодежи, скажем так. Сейчас эти идеи у нас созревают, и мы надеемся дать уже какие-то конкретные предложения к середине года. И в начале следующего года уже будем дорабатывать.

А. Пичугин

— Года, который наступает — 2019, или учебного года следующего?

Прот. Иоанн Ермилов

— 2019 года. И обязательно уже к следующему учебному году это вырастет в какие-то интересные проекты.

А. Пичугин

— Интересно. Это же целый корпус педагогов, людей, которым самим это интересно и интересно в этом отношении работать с подростками. Интересен, конечно, синтез всего того, что вы говорите, с православной Церковью — всего того, что проходит на базе одного из московских приходов. Вы как-то будете отсеивать подростков по принципу церковная семья/нецерковная семья, православная/неправославная?

Прот. Иоанн Ермилов

— Нет, такой задачи отсеивать подростков у нас нет. Будем отсеивать по интересу и желанию. Наверное, будут отпадать люди, для которых данные наши направления будут неинтересны. Здесь больше задача создать некоторую возможность донести до подростков не только профессиональные навыки, но и затронуть вопрос нравственных и духовных основ. И, конечно же, наша задача — донести до подростка основы нравственно-духовного православного взгляда. Поэтому и все направления носят обязательный элемент нравственно-духовного воспитания — тот же самый подбор тем для работы в нашей киношколе, просмотр фильмов, даже создание в будущем медиаконтента связаны будут с тематикой православной.

А. Пичугин

— А фильмы? Это то, с чем некоторые наши гости не согласны, из тех священнослужителей, которые проводят киношколы при своих храмах — они чаще всего смотрят не православные фильмы, а фильмы совершенно разные, в том числе и негативно относящиеся к вопросам веры. А дальше — уже обсуждают.

Прот. Иоанн Ермилов

— Конечно же, для обсуждения возможен просмотр разных фильмов. И дальнейшее обсуждение — задача научить подростков давать оценку того, что они видят. У нас даже была такая идея: один из кинопоказов посвятить киностудии «Марвел», которая снимает кино на основе комиксов. Для того, чтобы подросткам показать какие-то особенности съемки, подачи материала и тех задач, которые режиссер ставит перед собой — для того, чтобы научиться не только видеть какие-то вещи, элементы, а научиться и оценивать данный контент или какое-то увиденное произведение. Иван кивает головой, хочет что-то добавить.

И. Перекатов

— Фокус, если человек, который его смотрит, знает, как он делается фокусником, ему неинтересно это смотреть. Сейчас огромное количество того западного кино, которое идет в кинотеатрах — это чистый фокус. То есть это яркая обертка, какой-то трюк, но внутри там пустота.

А. Пичугин

— Но далеко не везде.

И. Перекатов

— Да, не везде. Бывает и там хорошее кино, бывает даже замечательное. Но вот по моему опыту, подростки почему-то влюбляются в супергеройское кино, например. Или в какого-нибудь Гарри Поттера.

А. Пичугин

— Я знаю школьных учителей, которые любят «марвеловские» фильмы.

И. Перекатов

— Не только учителя, многие взрослые люди на этом сидят, смотрят. Но я просто могу рассказать, как это сделано, чтобы это было неинтересно дальше смотреть.

А. Пичугин

— А почему неинтересно? Ну, знаю я, как делается тот или иной спецэффект. Я достаточно давно работаю на радио и знаю, как делаются те или иные программы. Но тем не менее, если это сделано классно, здорово, меня за уши не оттащишь.

И. Перекатов

— Дело не в спецэффектах. Можно привести пример российских фильмов, которые скучно смотреть, а спецэффекты там уже почти американские. Дело совсем не в спецэффектах. Дело в том, как люди рассказывают историю. Американцы в этом достигли очень высокой планки: они могут рассказать любую историю так, что весь зал будет сидеть, открыв рот.

А. Пичугин

— Их индустрия работает без перерыва уже 90 лет.

И. Перекатов

— Да, индустрия зарабатывает деньги на человеческих душах, можно так сказать.

А. Пичугин

— Это как-то очень так пафосно — на человеческих душах зарабатывают деньги. Но получается, что всё кино зарабатывает деньги на человеческих душах.

И. Перекатов

— Нет, некоторое кино не ставит себе целью зарабатывать деньги.

А. Пичугин

— Это другой большой вопрос. Сотни фильмов — и мы часто об этом говорим, когда говорим здесь в этой студии о кино — сотни фильмов выходят ежегодно, замечательных, которые не доходят до широкого зрителя. Их удел, к сожалению, это фестивали того или иного уровня. И те, кто имеют возможность прийти на фестиваль, те могут насладиться и потом кому-то рассказать. Это как с фестивалем «Стык» — я ищу 15 лет и не могу найти тот фильм.

И. Перекатов

— Да полно́. Я уверен, что Света может про документальное кино сказать. Я могу сказать, что хорошее кино, если оно выходит, то, как правило, его надо искать где-то в одном кинотеатре в Москве. И это только в Москве. А в других городах его вообще не покажут, когда оно выходит, вот такая ситуация.

С. Черникова

— Можно добавить?

А. Пичугин

— Да, конечно.

С. Черникова

— У меня не такое однозначное отношение к «Марвел», как у Вани. Мне кажется, наша задача при просмотре фильмов — научить отделять эмоции от мыслей. Потому что часто после просмотра жанрового кино, к которому относятся фильмы киностудии «Марвел», дети выходят — да и взрослые тоже, да и сама я выхожу полная эмоций: тебе понравился фильм, но потом ты начинаешь осознавать, что тебе хотели сказать. Ты уже начинаешь понимать какие-то мысли, и они тебе не нравятся. И недельки через полторы ты понимаешь, что ты этот фильм больше смотреть не будешь, хотя ты испытал эмоции. Кто-то ест попкорн, у кого-то свидание, но к кино и к мыслям режиссера это не имеет никакого отношения. Мне кажется, это наша задача — научить отделять эмоции.

А. Пичугин

— Ну, если кто-то пришел поесть попкорн или пришел целенаправленно на свидание в кино — так бывает очень часто. Ну, тут уже вопрос: может быть, эти люди посмотрят этот фильм в других обстоятельствах и по-другому его оценят?

С. Черникова

— Просто нужно понимать, что именно тебе понравилось в кино, в кинотеатре.

И. Перекатов

— Кстати говоря, есть такая вещь, что кинотеатры на упомянутом попкорне больше зарабатывают, чем на билетах.

А. Пичугин

— Наверняка.

Прот. Иоанн Ермилов

— Я думаю, что задача нашей киношколы не только обучить детей профессионально снимать, но сделать еще и прививку вкуса к хорошему кино, правильному кино. Потому что действительно много картин — и игровых, и документальных, — с которыми люди не знакомы. А вот привить интерес: желание смотреть, изучать, оценивать, давать оценку — это очень важно для подростка, для личности, которая проходит становление, у которой уже есть какие-то свои мысли, желания, стремления. И тут очень важно, что будет ребенка формировать в дальнейшем, какие образцы того же самого кинематографа будут влиять на его жизнь и давать определенную краску его жизни.

А. Пичугин

— Спасибо. У нас уже практически закончилось время программы. Осталось только напомнить контакты и координаты киношколы. 13 и 14 октября, в эти выходные — метро «Первомайская»…

Прот. Иоанн Ермилов

— Улица 9-я Парковая, дом 6, корпус 1.

А. Пичугин

— В полдень пройдут экзамены. Наши гости, организаторы киношколы ждут всех желающих. При этом будет довольно жесткий отбор, я так понимаю. Но замечательные наши гости сегодняшние: Иван Перекатов и Светлана Черникова — режиссеры, педагоги киношколы «Зерно», а также настоятель храма, в котором всё это будет происходить, храм Казанской Песчанской иконы Божией Матери в Измайлове, протоиерей Иоанн Ермилов, будут вас ждать. И я надеюсь, что вы придете с родителями, или вы приведете своих детей от 12 до 16 лет — такой возрастной ценз у киношколы. Поступите, и, судя по нашему сегодняшнему разговору, это будет необычайно увлекательно. Спасибо вам большое, дорогие гости за то, что пришли к нам сегодня.

И. Перекатов, С. Черникова

— Спасибо.

Прот. Иоанн Ермилов

— Спасибо.

А. Пичугин

— Я Алексей Пичугин. Прощаемся с вами, до новых встреч. Будьте здоровы.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...