Москва - 100,9 FM

«Христианин в современном мире». Яна Капаева

* Поделиться
Яна Капаева

У нас в гостях была секретарь художественного совета Патриаршего собора во имя Воскресения Христова — главного храма Вооруженных сил Российской Федерации, православный блогер Яна Капаева.

Яна рассказала о своем пути к вере, и о том, как важно для нее доверие Богу. Наша гостья ответила, почему решила уйти с работы юриста, где работала больше десяти лет, и как пришла идея создания православного блога. Также Яна поделилась, что для нее является главным в отношениях с духовником, и дала совет, как можно найти духовного наставника.


Ведущие: Игорь Цуканов, Кира Лаврентьева

К. Лаврентьева

– Добрый вечер, уважаемые радиослушатели! «Вечер воскресенья» на радио «Вера» приветствует вас. У нас в гостях – Яна Капаева, секретарь художественного совета Патриаршего собора во имя Воскресения Христова – главного храма Вооруженных сил Российской Федерации, православный блогер. У микрофона – мой коллега Игорь Цуканов…

И. Цуканов

– Добрый вечер!

К. Лаврентьева

– И я, Кира Лаврентьева. Здравствуйте, Яна!

Я. Капаева

– Здравствуйте!

К. Лаврентьева

– Как всегда по воскресеньям, мы говорим о пути христианина в светском мире, и мы надеемся сегодня, что у нас получится очень осмысленный разговор. Потому что Яна – это как раз христианка, но современная христианка, которая постоянно взаимодействует со светским миром, юрист по профессии, насколько я понимаю – да, Ян? Расскажите о себе немного!

Я. Капаева

– Да, у меня на самом деле две светские профессии – это юрист и специалист в области международных отношений. Ну а сейчас я работаю не по профессии, а скорее по призванию души. Могу немножко рассказать о том, каким образом я попала в этот проект – мне кажется, это будет интересно…

И. Цуканов

– Это храм Воскресения Христова Вооруженных сил, да, Вы имеете в виду?

К. Лаврентьева

– Который сейчас строится…

Я. Капаева

– Который сейчас строится…

К. Лаврентьева

– Достраивается уже…

Я. Капаева

– Уникальный проект на самом деле, посвященный 75-летию Победы в Великой Отечественной войне… Вы знаете, вот я 12 лет работала юристом и поняла, что как-то мне профессия эта не близка, потому что, не знаю… У меня есть моя вера, мой храм, куда я хожу, и понимаю, что во мне на самом деле больше всего отзывается… писать, например, какие-то статьи на порталы православные, еще что-то… То есть, это занимает время мое, мой интерес основной в этом…

К. Лаврентьева

– Смотрите, Ян: ну, очень многие православные христиане, которые ходят в храм и верят в Бога, конечно же, они могут спокойно работать на какой-то работе светской, спокойно реализовать себя в светской отрасли, будучи юристом, физиком, химиком, учителем, водителем – кем угодно… И при этом не испытывать внутреннего противоречия. Насколько я понимаю, у вас было это внутреннее противоречие в течение всех этих 12 лет. То есть, получается, это просто не Ваше, и Вы искали что-то, что может Вас как-то приблизить к Богу, получается?

Я. Капаева

– Да, я сказала бы так, что… Мне кажется вообще, в каждом человеке Господом заложен определенный талант. Я понимала, что, работая юристом, я не могу эти свои таланты реализовать. И когда, например, я начала вести свой блог православный в Instagram, я начала говорить о том, что мне действительно близко. Это моя вера, мой путь к Богу, мои шаги в храме какие-то – мне интересно об этом говорить, интересно этим делиться. И самое ценное для меня – что я нашла большой отклик в людях. Благодаря своему блогу я поняла, что я делаю то, что действительно может быть нужно. Я вижу конкретную пользу, которая есть от этого блога. Когда же я работала юристом, я видела, что я помогаю каким-то людям зарабатывать деньги… не знаю… защищать их интересы – да, в целом это хорошая профессия, конечно. Но мне это всё не близко, это всё не наполняет меня, и я не вижу какой-то духовной пользы в этой работе. Наверное, так вот…

К. Лаврентьева

– Как Вы думаете, что в Вашем блоге есть того, что привлекает людей? Что в нем близко, почему идет такой большой отклик, такая волна людей, которые идут постоянно потоком в эту социальную сеть – именно к Вам?

Я. Капаева

– Я думаю, что просто современная жизнь, она ставит новые вызовы и новые вопросы людям. И к сожалению, та духовная литература, которая сейчас есть в храме – в основном там, 80% – она, может быть, не может ответить на эти вопросы, потому что ее писали монахи. Писали часто для тех, которые хотят избрать путь аскезы… А современному человеку эти какие-то, может быть, размышления, советы – они не совсем подходят. У них есть какие-то, во-первых, и новые вызовы, которых не было, например, 100 лет назад, 50 лет назад, да – еще с учетом того, что все-таки 70 лет было безбожия, советской власти… И за это время действительно возникло столько новых вопросов, которые не всегда можно найти в книгах – тем более, монахов. Я очень рада, что сейчас многие батюшки современные пишут книги, и этим очень помогают людям современным не заблудиться, не потерять себя, не потерять… свой путь в храм найти… Я на своей страничке пишу, наверное, как раз об этих современных вызовах. Пишу свой опыт – то, как я с ними справлялась, или как я с ними не справлялась, и к чему это привело. И я думаю, что такие простые истории, рассказанные простым языком – вот они очень откликаются в людях.  

И. Цуканов

– А можете привести какой-нибудь последний пример – вот что Вы написали и какой был отклик?

Я. Капаева

– Да, вот знаете… Например, я долго думала, насколько я могу быть открытой перед аудиторией в Instagram … И я написала, например, о том, что… Вы знаете, у меня сейчас есть определенный духовный кризис. То есть, я хожу в храм уже 21 год – довольно давно. И вот начался Великий пост… Всегда я довольно строго постилась и ходила на все службы; а в этом году… я не знаю – может быть, какие-то обстоятельства жизни к этому подтолкнули, но я действительно испытываю какой-то определенный духовный кризис. Мне очень сложно стало поститься. Если раньше я постилась с радостью, постилась от радости, которая у меня была… И какой-то даже этот… ну скажем, не подвиг, конечно – воздержание в еде (но для меня это подвиг – воздержание в еде, если честно, я люблю покушать (смеется)), но для меня он был… с радостью я его несла. А сейчас для меня это прямо… большая сложность. Я впервые столкнулась с тем, что мне почему-то не хочется участвовать в долгих службах. Мне тяжело, я прямо себя сейчас заставляю… И когда я этим поделилась с аудиторией, что я не какая-то идеальная, а что я вот такая же простая, как вы, с такими же проблемами, как у вас… И мне тоже очень тяжело и сложно! Этот пост нашел очень много откликов, и люди тоже начали делиться тем, что… «мне вот это тяжело», «а мне вот это»… И мы стали, знаете, друг друга вот так поддерживать – и в итоге у меня даже состояние внутреннее изменилось. То есть вот изменилось! И действительно, вот знаете, как говорят – вот одну веточку легко сломать, да; а если это веник, то его уже сломать тяжело… И я благодаря своей аудитории чувствую, что мы все вот – действительно христиане, пусть объединенные в рамках Instagram, но мы все вместе, мы друг друга поддерживаем, вот не даем упасть и лежать – то есть вот, поднимаем друг друга и поддерживаем. Мне кажется, это очень здорово.

К. Лаврентьева

– Ян, не возникает ли сложности в вопросе откровенности на большую публику? Насколько это легко и насколько это не вредно для Вас – открывать какие-то сокровенные вещи? Ведь некоторые Ваши посты, они просто поражают своей чистосердечностью, своей открытостью. Ведь далеко не все идут с добром, да? Далеко не все скажут: «Яна, спасибо, я вот прочитал – и у меня как от души отлегло». Ведь кто-то скажет: «Слушай, да ты тут вообще разошлась», или там что-нибудь неприятное… Ну, очень часто ведь блогеры крупные, они получают в личных сообщениях разные неприятные вещи…

Я. Капаева

– Да, такое действительно бывает. Но я, если честно, вижу, что пользы гораздо больше от искренности, нежели негатива. И когда я начала вести блог, я была морально к этому готова – что люди разные, люди реагируют по-разному. И здесь я просто вижу, что польза – она перевешивает тот негатив, который, конечно же, есть.

К. Лаврентьева

– Вы брали благословение, насколько я помню?

Я. Капаева

– Да, я брала благословение… Но я, если честно, не ожидала, что будет настолько большой рост у блога. Я сначала начала писать просто для себя – вот был какой-то такой творческий порыв… И потом, когда я поняла, что блог набирает обороты, я взяла благословение на ведение блога у священника, у которого я исповедуюсь – он тоже есть в Instagram, он меня читает, следит за моей деятельностью…

И. Цуканов

– Благословение брали через Instagram тоже?

Я. Капаева

– Нет, нет – благословение в храме брала, конечно, у батюшки, у которого я исповедуюсь… И он меня, скажем так, немножечко поправляет, да – чтобы я тоже куда-то не ушла, в какую-то степь… И сама не ушла, и людей не увела…

И. Цуканов

– Наверное, тут надо сделать такой шаг назад и вспомнить, как вот Вы пришли, собственно говоря, в храм. Вы эту историю много раз рассказывали – о том, как Вы узнали, что есть Бог, да, про Вашу маму и ее молитву о том, чтобы переехать в Москву, хотя бы в маленькую комнатушку… И потом эта молитва с точностью до этой комнатушки буквально исполнилась… Но обычно ведь такой долгий путь вот от этого первого знакомства с Богом до какого-то серьезного воцерковления. Я хотел спросить про этот путь как раз – как он у Вас складывался?

Я. Капаева

– Ну, видимо, потому, что это случилось в 14 лет у меня – в том возрасте, когда мы все максималисты, и если ты начинаешь чем-то увлекаться, или что-то находит отклик у тебя в сердце – ты в это погружаешься полностью. И мне очень повезло, что в этот момент я пришла именно в храм. То есть, у меня случилось такое знакомство со Христом… и мне хотелось этому посвятить всю свою жизнь, прямо полностью в это всё окунуться. И я уже не могла в воскресенье не идти в храм, я не могла не поститься, когда начинался пост, я не могла больше не читать утреннее и вечернее правило – то есть, для меня это была вся моя жизнь… стала. То есть, вот этот переворот – он случился такой вот резкий (ну, как часто бывает в подростковом возрасте)… И вот я прямо полностью погрузилась в церковную жизнь, и конечно, маленькими шагами, благодаря тому, что… благодаря опытному наставнику своему – священнику, у которого я исповедуюсь, маленькими шагами вот как-то возрастала, скажем так.

И. Цуканов

– Ну… Вас настолько перевернул тот факт получения комнаты в Москве, или все-таки было что-то еще? 

Я. Капаева

– Вы знаете, это не то, что материальный вопрос – здесь просто перевернул факт того, что я увидела, как Господь отвечает на молитву. То есть, здесь было неважно, на самом деле, по большому счету…

И. Цуканов

– Ну да, понятно, это могло быть что-то другое…

Я. Капаева

– Да, это могло быть что угодно. Но просто я увидела, что если в критический момент ты обращаешься к Господу, то ты получишь свой ответ. И я его получила, я это увидела сама лично. Вот это меня перевернуло.

И. Цуканов

– Ну, часто ведь люди говорят: «Ну, совпадение, да». То есть, мало, чтобы что-то случилось – нужно еще как-то правильно на это взглянуть. То есть, Вы как-то что-ли шли уже… Вы уже как-то искали Бога, может быть, до этого…

Я. Капаева

– Да, Вы знаете – здесь я могу сказать о своей бабушке, которая в 7 лет привела меня в храм… И вот многие говорят, что дети приходят, может быть, не понимая, зачем их привели в храм – здесь душно, темно, ничего не понятно… Но вот это зерно какой-то веры зародилось именно тогда, в 7 лет, когда я пришла впервые в храм с бабушкой. И такие, знаете, простые рассказы бабушки о Боге, о том, что ты не одна, что есть Господь, Который тебя создал, что Он тебя любит – вот эти простые слова, они тогда у меня в сердце упали, и в 14 лет они во мне возросли…

И. Цуканов

– Вы поняли, что бабушка-то была права?

Я. Капаева

– Да, что бабушка была права, что Господь Живой – я поняла вот это, что действительно Он с нами общается, Он нас слышит, Он настолько рядом… Я почувствовала близость Бога тогда, как, наверное, никогда в жизни… Вот как говорят все святые, да – мы читаем, что Господь чувствуется больше всего в скорби… Вот как ни странно… Но мы действительно были в такой сложной ситуации – мы могли остаться на улице… И раз – и пришла такая помощь от Господа… Он настолько был рядом, настолько Он всё устроил нам, как мы и не ожидали… И вот это меня перевернуло тогда, буквально…

И. Цуканов

– А с тех по Вы получали еще какие-то… столь же, ну вот… сильные подтверждения этой мысли – что Господь, Он действительно всегда рядом, всегда заботится о нас, промышляет? Или это было самое сильное впечатление?

Я. Капаева

– Вы знаете, ну… Это было одно из самых первых сильных впечатлений… Но потом на протяжении жизни я могу действительно сказать, что в каждом своем дне мы видим это подтверждение, всегда. Иногда бывает так, что ты молишься, и Господь как будто тебя не слышит. На самом деле нужно просто, чтобы прошло время. Могу даже такой пример привести из своей жизни… Так получилось, что мой первый брак распался. Распался… И брак был венчаный. И для меня это, конечно, был большой удар. То есть, я не понимала, как жить дальше, мне было 27 лет всего… И как-то, знаете, была растерянность очень сильная… Но имея опыт того, что Господь отвечает на молитву, я тогда сказала так, что вот… «Господи, я этого не хотела… Я свою жизнь вручаю в Твои руки. Управляй так, как Ты считаешь нужным – я Тебе доверяю, Господи». Это было очень нелегко сделать, если честно, потому что, конечно, я была в панике, в такой растерянности очень сильной, и потом… Знаете, не прошло там трех месяцев, как я познакомилась со своим нынешним мужем – ну, мы просто познакомились, начали общаться с ним… Впоследствии мы с ним поженились, повенчались тоже… И вот это для меня тоже был ответ на ту мою молитву. И я поняла, что нужно иногда просто подождать. Вот мне надо было три месяца подождать – ну, Господь знает, что я нетерпеливая, Он мне побыстрее всё это устроил… (смеется) Господь разговаривает с каждым на своем языке, знаете вот, с учетом индивидуальных особенностей – это тоже я поняла. Вот Он знает мой характер, знает, какая я – вот я вижу эту, знаете, такую какую-то синергию – Господь со мной вместе сотрудничает…

И. Цуканов

– Тонкая настройка?

Я. Капаева

– Тонкая настройка, да – индивидуальный подход у Господа к каждому! (смеется)

И. Цуканов

– Я напоминаю, что это «Вечер воскресенья» на радио «Вера». И у микрофона – моя коллега Кира Лаврентьева, меня зовут Игорь Цуканов. Сегодня у нас в гостях – Яна Капаева, секретарь художественного совета строящегося храма Воскресения Христова Вооруженных сил Российской Федерации, православный блогер.

К. Лаврентьева

– Яна, Вы часто говорите (в частности, в своих постах) о том, что крайне важно для христианина доверие Богу. И казалось бы, да… Человек, который Вас не знает – он заходит в Instagram, смотрит Ваши фотографии и думает: «Вот ей-то конечно легко доверять Богу. Посмотрите – у нее внешне вполне благополучная жизнь». Казалось бы – ну что тут уж не доверять: путешествия, муж, там всё… всё нормально, красота – всё при ней… Но также мы с Вами понимаем, что у каждого есть крест, и для каждого этот крест – самый тяжелый, понятное дело. И в чем для Вас заключается доверие Богу?

Я. Капаева

– Ну, сейчас я говорю на такую тему – откроюсь, своей болью поделюсь. У меня есть такая проблема – у меня нет детей. И я понимаю, что мне уже 35 лет, летом будет 36 – возраст такой уже, знаете… Часики тикают, молоточки стучат! Конечно, мне страшно становится, потому что для любой женщины, естественно, очень важно стать мамой. И моя мечта с детства, в первую очередь… Вы знаете, кто-то мечтал там стать балериной, кто-то мечтал стать, не знаю… телеведущим… А мне больше всего хотелось иметь семью и иметь детей, конечно. И тут я вижу, что моя эта мечта не сбывается… Она не сбылась у меня в первом браке, и собственно говоря, поэтому мой брак распался… И она у меня не сбывается сейчас уже во втором браке. Но опираясь на свой жизненный опыт, вот на все сложности, которые со мной случались… У меня появился опыт – вот такой опыт доверия Богу. То есть, я теперь… видела много раз, что если я вручаю свою проблему какую-то Богу, и даже я, например, сегодня не получаю какой-то ответ на свою просьбу, моя ситуация не разрешается прямо  мгновенно – но она разрешается потом обязательно, и лучшим образом, чем я это сама себе как бы планировала, придумывала… И сейчас, конечно, такой сложный момент. А надежда у меня всё еще остается, что, может быть, Господь даст мне ребенка, но я понимаю, что этого может и не произойти. И может быть, у меня вообще другой путь. Может быть, это будет путь приемного родительства – я еще пока не знаю, я об этом думаю, но очень осторожно с этой темой – я понимаю, что это большая ответственность. Может быть, это будет путь… просто у нас будет вот такая семья – я, мой муж и наша маленькая собака – я не знаю, может быть, и так…

Но для меня вот ключевое, что дает мне силы жить дальше и не отчаиваться – это как раз то самое доверие Богу. Потому что я ощутила Его любовь на себе, я знаю, что Господь меня очень любит, и всё, что Он делает в моей жизни, Он делает по Своей большой любви ко мне. И знаете вот, однажды я была на исповеди и рассказывала священнику тоже… Пришла с унынием – конечно, я иногда унываю, честно скажу… У меня не всегда бывает такое доверие Богу, такое спокойствие в душе – это бывает чаще всего после причастия. Причастие меня очень укрепляет, да, и я могу спокойно жить дальше, с доверием, не впадая в какие-то истерики, радоваться тому, что есть, благодарить за то, что есть. А бывает, что я впадаю в уныние, иду на исповедь в этот момент к священнику… И вот священник рассказал мне такую историю – говорит: «Вот знаешь, ты пришла сегодня ко мне жаловаться на уныние, что у тебя нет детей… А вот утром у меня исповедовалась женщина (ну, не исповедовалась, а приходила к нему просто на беседу), и говорила, что… «Вы знаете, у меня два сына, оба наркомана, один там… в тюрьме сидит, другой – непонятно, что, его история какая…»… И она пришла вся в слезах… Вот смотри – Господь дал ей такой крест…». И это не всегда –к чему батюшка такой пример привел – не всегда то, что мы себе представляем, это может быть благо для нас, и мы его вынесем… Вот эта женщина – она этот крест потянет, она его несет, она молится за своих сыновей, и не унывает при этом, и борется за них молитвенно. А не факт, что я бы смогла, понимаете? Я не знаю… Господь меня ограждает от этого, может быть, от Своей любви… Я не знаю, может быть, я бы не вынесла всего этого… Конечно, это очень сложный такой вопрос. Но вот опять – если мы верим в Бога, если мы верим, что впереди у нас – вечность, то вот эти вот, знаете, вопросы, когда ты что-то хочешь прямо до потери пульса в жизни – это как-то меняется. Ты понимаешь, что ты живешь не ради того, чтобы здесь у тебя были богатство, слава, успех, муж, дети, полный набор…

И. Цуканов

– Исполнения мечт…

Я. Капаева

– Да, и если вдруг этого нет – то всё: «жизнь моя не удалась», «жить не стоит» – вот в какие-то такие тяжелые состояния человек впадает… А если ты думаешь, что впереди ждет вечность, вечная жизнь, встреча с Господом – это как-то немножко уже по-другому оценивается…

К. Лаврентьева

– На самом деле, когда я задавала вопрос о доверии Богу, я очень-очень не хотела вот так вот впрямую выходить на эту тему. То есть, мне казалось, что Яна сама должна как-то начать ее, если посчитает нужным… Я прошу прощения у Вас сразу, Яна, за то, что вот так напрямую спросила про жизненный крест. Но действительно, это ведь крайне важно для христианина – в момент скорбей умыть свое лицо и выйти к людям радостным. И не только в момент скорбей. Сколько раз слово «радуйтесь» повторяется в Евангелии? То есть, получается, что наша очень важная задача – нести свет Христов, несмотря ни на что. Где-то я читала, что «возлюбим Христа, помолимся Ему – и пойдем в темноту». Иногда бывает так… У нас был в гостях священник, у которого два ребенка родились, и к сожалению, у них ДЦП. Они уже взрослые, они растут… Там есть огромные сложности, они вдвоем с женой занимаются этими детьми… И он сказал крайне важную вещь – он сказал, что… «Самое главное для меня – это не думать постоянно, не изнурять себя мыслями: а что дальше?». Понимаете, это настолько для меня было тогда важно… И я думаю, что для многих радиослушателей тоже, потому что, судя по откликам – да, действительно, не думать иногда, что будет дальше, когда ты вообще не можешь себе представить, что – когда ты не можешь себя никак подстраховать сам…

Я. Капаева

– Да, Кира – я полностью согласна. И у меня даже есть такой пост на эту тему, что самая тяжелая ноша, которую мы несем – это наши мысли и наши тревоги о будущем. То есть, когда я начинаю… Когда я впадаю в состояние уныния? Когда я начинаю себе накручивать и думать: «А как же так, скоро будет 40, а у меня детей не будет, а потом мне будет 50, а потом мне будет 60, и мне некому будет принести стакан воды…». То есть, и вот этими мыслями я начинаю себя доводить действительно до какого-то тяжелого состояния… «Вот, все мои подружки в этот год поведут своих детей в первый класс, а у меня детей нет, и как же это будет больно и обидно смотреть, как все идут в первый класс, а мне некого вести…». И вот этими своими мыслями, конечно, можно до ручки себя довести очень легко… И вы знаете, мне тоже один батюшка (вот у которого я исповедуюсь) дал такой совет вот: «Ты (говорит) научись жить сейчас, ты поживи с этим, поживи в том, что сегодня дал тебе Господь»… И я пришла домой, смотрю – а у меня красивый дом хороший, а у меня любящий муж, а у меня классная собака веселая, а у меня есть мой блог, есть люди, которые, не знаю… меня любят, с которыми интересно мне общаться… Да у меня-то всё, в принципе, не так уж и плохо! Сегодня мне-то хорошо, на самом деле… И единственное, что меня печалит – это все эти мои мысли, которые я опять с тревогой… это мои тревоги… Но тоже такой момент: мы же видим только часть пути своего – да, мы видим прошлое наше, и чуть-чуть на будущее, да – чуть-чуть, может быть, даже в рамках сегодняшнего дня, потому что мы не знаем, проснемся мы завтра или нет… А я знаю, что Господь – Он видит всю мою жизнь, и у меня нет планов на завтрашний день, а у Него есть уже план на мой завтрашний день! У Него есть уже – Он уже что-то для меня приготовил, уготовил для меня что-то… И мне только важно, знаете… Не потерять Его руку. Вот если я буду держать Господа за руку, то мы с Ним пройдем – я верю, что пройду свой путь, и эта вот тоска и грусть и мой крест, который, конечно, нелегкий для меня… Но вместе с Господом его нести легче. Его даже можно радостно нести! Но я еще до этого, конечно, не дошла… Я смотрю только… Скажем, меня вдохновляют примеры наших новомучеников, особенно 20 века, у которых были такие кресты, с моим не сравнимые – но они несли их с радостью… Вот такие примеры, конечно, воодушевляют…

К. Лаврентьева

– На самом деле, если возвращаться к теме Вашего блога… Ведь это колоссальная ответственность – вещать, да, на такое большое количество людей!  Говорить какие-то очень сакральные, важные духовные вещи – это получается, что потом ты будешь нести за них ответственность. И вот тут возникает вопрос… А в момент каких-то сложностей, пусть даже сейчас – идет вот эта такая общая тревога по случаю коронавируса, да – ждут ли от Вас люди какого-то слова укрепляющего? Смотрят ли они на Вас – будете ли Вы паниковать? А будете ли Вы бояться? Что одно дело – говорить о вере, когда всё хорошо, а другое дело – говорить о вере, когда идут пусть небольшие, пусть еще не страшные, слава Богу, но такие вполне ощутимые сложности?

Я. Капаева

– Я думаю, конечно, да – это ответственность. Я понимаю, что кого-то я могу вдохновить, а кого-то я, наоборот, могу «обессилить», скажем так. И как раз когда началась эпидемия, я провела прямой эфир с монахом Сретенского монастыря – мы обсудили вопрос вируса, и я надеюсь, что помогли людям обрести какой-то мир в душевный, чтобы действительно переживать всё это достойно, по-христиански – все эти события, которые сейчас происходят…

И. Цуканов

– Вот в том, что касается блога – мне еще хотелось спросить, Яна, вот какую вещь. Ну, как человек, который не ведет блогов – у меня… я как-то себе это представляю так, что вот это общение с людьми, которые удалены от тебя на расстояние, собственно, компьютерного вот этого всего… провода, да – то есть, они где-то на другом конце сидят, скажем так, вот этого виртуального пространства… Оно немножко такое специфическое. То есть, общение… вот как мы сейчас сидим в студии и общаемся, например, да, или когда люди сидят за чашкой чая на кухне, и когда люди общаются в блоге – это все-таки какое-то разное общение. Или нет? Вот у Вас – Вы как-то разделяете вот эти типы общения? Или это для Вас более-менее одно и то же?

Я. Капаева

– Вы знаете, со временем для меня это стало правда одно и то же… Потому что со многими выстраиваются доверительные отношения, люди делятся такими очень сокровенными вещами в переписке… Иногда бывает даже, знаете, письмо написать легче, чем сказать в глаза…

И. Цуканов

– Бывает, да…

Я. Капаева

– Да, и я это в блоге вижу… И бывает так, что в глаза… там можно постесняться даже что-то спросить или сказать, а написать письмо и изложить, что у тебя действительно болит, легче… И со многими своими подписчиками я как-то подружилась – у нас действительно такая дружба возникла… Со многими из них я потом встречаюсь, мы пьем чай, говорим о вере, говорим о своих проблемах… Я иногда знакомлю их с какими-то священниками, которые могут им помочь. Потому что я, конечно, могу только делиться своим опытом, и не более того. И кому-то, например, подсказать, направить – в какой храм пойти, к какому батюшке обратиться с его проблемой… Я думаю, что этого и ждут, наверное, от меня. Но общение получается очень настоящее…

И. Цуканов

– То есть, оно не ограничивается интернетом, да? Вы встречаетесь…

Я. Капаева

– Да, оно не ограничивается…

И. Цуканов

– Как говорят, «в реале»…

Я. Капаева

– Да, мы встречаемся в реальности… И совсем недавно у меня была встреча с подписчиками – как раз мы еще успели до того, как запретили…

И. Цуканов

– Встречи…

Я. Капаева

– Массовые встречи, да… Очень теплая, душевная встреча получилась. На встрече присутствовал тоже священник, который отвечал на вопросы. Я делилась своим опытом, а батюшка разъяснял вопросы богословские, духовные, на которые я не могу ответить… 

К. Лаврентьева

– «Вечер воскресенья» на радио «Вера», уважаемые радиослушатели! У нас в гостях – Яна Капаева, секретарь художественного совета Патриаршего собора во имя Воскресения Христова – главного храма Вооруженных сил Российской Федерации, православный блогер. У микрофона – Игорь Цуканов и Кира Лаврентьева. Мы вернемся после короткой паузы.

И. Цуканов

– Добрый вечер еще раз, дорогие друзья! Это «Вечер воскресенья» на радио «Вера». Я напоминаю, что сегодня (как и всегда, впрочем, вечером воскресенья) у микрофона – моя коллега Кира Лаврентьева, меня зовут Игорь Цуканов, и сегодня у нас в гостях – Яна Капаева, секретарь художественного совета главного храма Вооруженных сил Российской Федерации – храма Воскресения Христова строящегося – и православный блогер. Яна, продолжая вот ту тему, которую мы немножко не закончили, наверное, в предыдущем получасе – как Вам удается (и удается ли) удерживаться вот в этом общении внутри блога… удерживаться от такой, знаете… менторской как бы интонации? Потому что, ну… когда долго уже общаешься с людьми на какую-то тему, они тебя начинают воспринимать как некоего эксперта, и ты себя сам тоже начинаешь вольно или невольно воспринимать, ну… как какого-то эксперта, который может чего-то посоветовать, с кем-то свести там… Ну, как-то «направить на путь истинный», да (в кавычках). Это же такой вот тоже соблазн, в общем, да – вот от него нужно как-то уметь вовремя, видимо, уклониться, да… Вот как Вам это удается?

Я. Капаева

– Я понимаю, да, что соблазн велик, и гордыня – наш самый главный грех… Я думаю, что здесь самое важное – не мнить о себе ничего, всё время себя немножечко одергивать… Вспоминать свои грехи, которые ты говоришь каждый день, каждое воскресенье на исповеди, да, вспоминать… И мне помогает то, что я в своем блоге рассказываю не только о каких-то хороших событиях, когда мне удалось довериться Богу, удалось там, может быть, преодолеть какой-то кризис, еще что-то… Я рассказываю и о своих каких-то падениях, рассказываю о том, когда я «не сдюжила», так скажем, когда я даже отказалась от каких-то своих принципов… И это дает – я надеюсь, что это дает – людям обо мне какую-то полную картину. Я не хочу себя идеализировать – я хочу быть такой, какая я есть на самом деле в жизни. Мне кажется, именно это и откликается – когда люди видят, что ты не пытаешься из себя что-то строить, не пытаешься быть лучше, чем ты есть на самом деле – вот это вызывает какое-то чувство доверия, поэтому в блоге очень теплая такая дружеская атмосфера… И могу даже похвастаться сейчас – раз уж мы заговорили о гордыне (смеется) – что у меня, слава Богу, в блоге нет гадких, ядовитых комментариев. То есть, действительно общение идет очень доброе, и я этому рада.

И. Цуканов

– А Вы каким-то образом пытаетесь формировать все-таки, ну вот… пространство блога? В том смысле, что всё равно те или иные люди присоединяются, потом отсоединяются – так бывает, да, то есть… есть какое-то «ядро» всегда (на любой площадке), а есть люди… ну, будем говорить так, случайные. Вот у Вас существует какая-то модерация, скажем, вот этого пространства? Может быть так, что кого-то Вы, условно говоря, заблокируете? Или, в общем, это само собой всё происходит?

Я. Капаева

– Во-первых, да – часть аудитории действительно уходит сама собой, и я, если честно, этому рада. Я понимаю, что те люди, которые со мной на одной волне, которые мои единомышленники – они остаются, и мне хорошо с ними, а им хорошо со мной – надеюсь, да… Нам есть о чем поговорить, у нас нет споров, нет каких-то конфликтов. Те люди, которые приходят случайно и которым, может быть, и православие не близко, либо моя просто позиция не близка, потому что мы все, даже православные люди – мы разные, и кому-то, я понимаю, что я могу не нравиться, и даже отрицание вызывать – почему нет… Нет у нас с вами единомыслия – пожалуйста, уходите, я не против – это естественно и нормально.

Но я, бывает, блокирую, когда начинается агрессия. То есть, я не допускаю агрессию. Мы все можем быть разными, у нас может быть разное мнение, мы можем дискутировать… Но когда эта дискуссия переходит какие-то рамки и превращается в просто, знаете… Не с целью высказать свое мнение и услышать оппонента, а когда есть просто цель «задавить» свою позицию – «вот я своими любимыми методами буду сейчас «продавливать» то, что я думаю, и мне всё равно, кто что думает другое», и начинаются оскорбления… Вот этого человека я сначала предупреждаю, что оскорбление недопустимо в блоге, и «пожалуйста, общайтесь все вежливо друг с другом, с уважением». Если человек не слышит – я его блокирую. Потому что, знаете…

Я вообще столкнулась с такой проблемой в православном мире – православный Instagram дает возможность знакомиться с большим количеством православных людей, и я столкнулась с проблемой нетерпимости внутри православного мира друг к другу. Мы почему-то не позволяем быть друг другу разными. А мне кажется, что это вообще здорово, когда мы все разные. Вот даже, например, один священник – у него, не знаю… горячий темперамент, он может и словом как-то так жестко сказать… Но каким-то людям это будет полезно услышать, они говорят на таком языке – и этот батюшка их действительно приведет к Богу, приведет в храм. Другой батюшка, например, говорит очень мягко, очень «елейно», скажем – кому-то это не нравится, а для людей других вот такая мягкость, любовь – она тоже найдет отклик. И здорово, что мы все разные, и нам не нужно друг друга ни в чем упрекать. Главное – чтоб мы были едины в главном. А всё остальное – почему нет?

К. Лаврентьева

– Как сказал греческий проповедник архимандрит Андрей Конанос, что… на дереве православия очень много разных ветвей. И каждый может найти свое место здесь, не отходя при этом от канонов, правил, заповедей…

Я. Капаева

– Да, и вот главная заповедь – «возлюби ближнего». Господь призывает нас любить друг друга. Но для того, чтобы любить, нам нужно научиться хотя бы друг друга уважать, позволить каждому идти своим путем. Еще бывает такой момент, смотрите: мы же не знаем, кто на каком духовном уровне находится, у кого какой путь… Мы не знаем, и начинаем друг на друга вот как-то иногда нападать, обличать кого-то в чем-то… Вот не надо. Пускай каждый идет своим путем. Господь же человека ведет – он же не сам идет. А мы какое имеем право вторгаться в это? Это вообще, мне кажется, очень интимная такая человека связь с Богом. Нужно очень деликатно к этому подходить. Вот этот вот момент меня расстраивает. И я могу, кстати, сказать о своем тоже недостатке… Когда я вот начала только вести блог год назад, я была несколько категорична – это во мне есть… Такая, знаете, «православная прокуратура» в действии… (смеется) Во мне есть категоричность… И спустя год я поняла: нет, категоричность не дает доброго плода, и нужно быть мягче и даже толерантнее. Вот сейчас это слово «толерантность» не любят как-то, но если его применять с умом, я думаю, что толерантность в среде православия, она даст нам вот это вот… то самое единство, к которому мы стремимся.

К. Лаврентьева

– Ян, у Вас есть опыт общения с неверующими людьми, или с людьми, которые, например, не ходят в храм – и которые с Вашей помощью туда все-таки пошли?

И. Цуканов

– Да, Вы заговорили про толерантность, и тоже этот вопрос пришел в голову…

Я. Капаева

– Вы знаете, мне… Вообще через какой-то период времени я начала задумываться: а нужно ли мне писать все эти истории, кому они вообще нужны, может, мне вообще нужно закрыть этот блог… Но когда мне начали приходить письма о том, что… «Яна, Вы знаете, я долгое время не решалась прийти на исповедь, но я прочитала Вашу историю и впервые исповедалась и причастилась». Другой человек пишет…

К. Лаврентьева

– А что это за история? Вы помните ее?

Я. Капаева

– Вы знаете… Да, я помню ее. Я писала… У меня был такой тоже… на моем духовном пути был момент, когда я целый год не причащалась. Для человека верующего, который ходит в храм с детства, целый год быть без причастия – это очень тяжело. Это такое прямо серьезное отхождение от храма. И очень многие на этом этапе могут вообще никогда больше не прийти в храм, или там на долгое время устраниться. У меня это был год, и потом я преодолела себя. Я пришла на исповедь, покаялась в том грехе, в котором мне было страшно каяться, и получила поддержку, получила понимание просто моей ситуации… И батюшка помог мне снова возобновить мою духовную жизнь. Я об этой своей истории написала пост – что так бывает… «Так бывает: вы считаете себя недостойными снова прийти в храм, вы боитесь прийти и сказать свой страшный-страшный грех, который, кажется, что недостоин прощения… А на самом деле это не так! Идите! Вот если вам сейчас страшно – идите! Вы найдете понимание, вы найдете отпущение этого греха, если вы искренне каетесь. Вы сможете начать жизнь с чистого листа»… И вот после этого поста мне написал даже не один человек, а несколько человек написали, что «Яна, спасибо Вам… Вот я прочитала… Я была в такой ситуации… Я поняла, что у Вас тоже такой опыт… Вот кто-то пошел – и ему грехи отпустили и простили всё равно; значит, и мне простят, значит, моя ситуация не безвыходная». И человек пошел и исповедался, причастился и стал ходить в храм.

Либо у меня еще есть несколько историй, когда человек… знаете вот, ищет Бога – каждая душа христианка, каждый человек ищет Бога… Но к храму пока так вот, знаете, настороженно – ему кажется, что это какой-то, не знаю… «Элитный клуб» закрытый – только для праведников. А он же такой грешный… Как он туда придет? Ну стыдно же, ну неудобно, да – и молитв он не знает, и в таком состоянии растерянном… И вот эти люди подписались на мой блог, начали читать истории и поняли, что в храме найдется место каждому, что каждого ждут – вы только придите. Вы не ждите, когда вы… Знаете, некоторая еще есть категория такая, что... «Так, вот я сейчас сначала исправлюсь, вот сначала я жизнь свою поправлю, а потом приду в храм, причащусь, исповедуюсь...

И. Цуканов

– Причем «исправлюсь сам», что характерно…

Я. Капаева

– Да, «сам исправлюсь»… И я однажды написала, что… «Вы знаете, дорогие… Без Господа невозможно это сделать! Вот если… Приходите в том состоянии, в котором вы сейчас есть, с той бедой, с той разрушенной жизнью, с теми своими недостатками, со своей неправильностью – приносите эту свою неправильность в храм, к Богу, на исповедь – и Господь вам поможет, и с Господом вы справитесь. А сами – нет…». И вот после этого поста как раз тоже большой был отклик, и много людей написали, что «да, я пришел… мне было страшно, но действительно я получил облегчение там»…

К. Лаврентьева

– Ян, мы знаем, что Ваш замечательный муж – Вы об этом не раз говорили в своем блоге – что Ваш замечательный муж, он идет своим путем. Он не всегда разделяет ваши походы в храм. Скажите, пожалуйста, вот насколько это дается Вам легко… или нелегко?

Я. Капаева

– Хороший очень вопрос, интересный. Потому что среди православных бытует такое мнение, что муж должен быть обязательно православный и воцерковленный – вот прямо обязательно. Но здесь я основываюсь… У меня случилось так, что, во-первых, это был мой второй брак. И когда Господь послал мне человека, который хочет создать семью – для меня было самое главное, что есть любовь, есть уважение, и там… православный он или неправославный – для меня не стояло… ну, как бы не было главным таким моментом. Вот у нас получилась семья… И я снова вернусь к той теме, что нужно с большим уважением относиться к пути другого человека. Потому что я читала о том, что никто не может прийти к Богу – ну, в Евангелии написано, да – пока Сам Господь его не приведет, пока Сам Господь не коснется сердца этого человека. И это всё происходит тоже в определенный момент его жизни. Это настолько сакрально, что мне в это лезть как бы не стоит – это я поняла почти сразу. И очень любопытно… Самое главное было для меня – чтобы он не препятствовал мне ходить в храм, чтобы он не препятствовал мне поститься, и вот чтобы моя духовная жизнь осталась без изменения. Слава Богу, это есть, это уважение есть. И я его совсем никак не агитирую, ничего ему не рассказываю, лекции ему не читаю, но могу сказать, что есть у нас уже сдвиги. То есть, когда мы встретились, он был совсем таким материалистом, он верил только в себя, ну и, не знаю… может быть там,  какие-то космические силы или что-то такое. Затем первый шаг его был – он начал носить крест. Он начал носить крест – он крещеный, но крест не носил. Мы пошли купили крест – он сам захотел, он начал носить крест. Он сам захотел венчаться со мной – это вообще был огромный шаг. Как бы он и изучил этот вопрос, ходил разговаривал со священником на эту тему… Вот мы повенчались… Дальше он не стал ходить в храм – он не ходит со мной в воскресенье на литургию. Но те его шаги, которые он уже предпринял, для меня очень важны. И я верю, что Господь его вот так вот мягенько, мягенько ведет. Вы знаете, у нас даже такая шутка дома есть – Антон говорит, что… «вот (говорит) Капаев в храм не ходил – так храм пришел к Капаеву домой». (смеется) Потому что когда мы с ним поженились, я сразу выложила там свой иконостас, иконы, свечи – у нас такая тут маленькая церковь получилась, вот… И вот такими маленькими шагами, я верю, что Господь его когда-то тоже приведет и коснется его сердца.

К. Лаврентьева

– Кто-то из святых отцов писал о том, что есть люди, «до времени не воцерковленные» – хотя я не очень люблю термины «воцерковленность», «невоцерковленность», но так и есть – до времени не ходящие в храм, но при этом их внутренне мироустроение глубоко христианское…

Я. Капаева

– Да, да! Вот прямо могу свидетельствовать об этом, серьезно. Я «такая вся христианка», которая ходит в храм 20 лет… Я могу вам честно сказать, что я учусь у своего мужа, который делает по-настоящему христианские поступки, который держит свое слово, который берет ответственность, который заботится обо мне, о своих родителях – то есть, он делает гораздо больше христианских поступков, чем делаю я, которая знает гораздо больше из Писания и прочих вещей… Это действительно так и есть.

К. Лаврентьева

– Напоминаем, что в гостях у «Вечера воскресенья» – Яна Капаева, секретарь художественного совета Патриаршего собора во имя Воскресения Христова –главного храма Вооруженных сил Российской Федерации и православный блогер. У микрофона – мой коллега Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева.

И. Цуканов

– Яна, скажите, пожалуйста – вот мы Вас уже не первый раз представляем как секретаря художественного совета Храма Воскресения Христова. А вот расскажите, пожалуйста, немножко – что Вы делаете как секретарь этого самого художественного совета?

Я. Капаева

– Я с удовольствием расскажу вам. И мне очень хочется рассказать предысторию – как я вообще стала участвовать в этом проекте. Это просто правда чудесная история… Я 12 лет работала юристом и поняла, что не могу больше в этой профессии быть. Уволилась и где-то там, не знаю… несколько месяцев была без работы, потому что просто не понимала, по какому пути дальше идти. Однажды я оказалась на Третьяковской…

И. Цуканов

– Простите, я перебью – то есть, Вы сначала уволились, а потом уже стали думать, чем заниматься дальше?

Я. Капаева

– Да, да, то есть… Ну потому что я уже больше не могла работать юристом – у меня сил больше не хватало на эту профессию. И вот, значит, я была в такой растерянности… Я иду, помню, зимой по Третьяковской, плачу, в какой-то такой прямо, знаете, растерянности… Думаю: «Господи, даже не знаю, куда резюме отправить свое, ну куда? Вот кем угодно, только не юристом. А кем другим? Я не знаю… Я же ничего другого делать не умею». Захожу в храм, подхожу, смотрю – икона святого мученика Климента лежит. А я не знаю такого святого… Говорю: «Святой мученик Климент, я тебя не знаю… Помоги мне, пожалуйста. Вот так мне тяжело, я в такой растерянности… Вот я просто сейчас забрела в этот храм… Но я верю, что ты за меня помолишься у престола Божьего, и что-то изменится», – прямо плакала…

К. Лаврентьева

– Храм Климента Папы Римского, да?

Я. Капаева

– Да, Климента Папы Римского… Так попросила, поплакала около него там и пошла домой. Не сразу – прошло полгода… И у меня как раз родился такой проект – о строительстве храма в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Собираются лучшие художники, лучшие скульпторы – очень такой серьезный проект… И нужен человек с организаторскими способностями, который поможет, там… с бумагами работать, поможет организовывать совещания… проведение совещаний, протоколы оформлять…

К. Лаврентьева

– Координация какая-то…

Я. Капаева

– Да, координация… И как раз этим человеком оказываюсь я. Но самое любопытное, что перед началом строительства решили провести молебен. И говорят: «Где встретимся?». – «Ну вот встречаемся там… в храме на Третьяковке». Я захожу… и понимаю, что оказываюсь в том самом храме, у иконы, у которой я молилась! И отец Леонид Калинин – он председатель художественного совета, настоятель этого храма. То есть, для меня это просто какая-то чудесная история абсолютно, совершенно… И конечно, я благодарю святого мученика Климента, благодарю Господа за то, что в очередной раз я получила ответ на свою молитву. И еще хочу подчеркнуть, что не сразу, да – полгода прошло… Вот так вот иногда нужно подождать, когда родится что-то большое…

И. Цуканов

– А как они выбрали Вас – откуда они про Вас узнали?

Я. Капаева

– Ну, дело в том, что я работала на смежных проектах до этого. Ну, то есть небольшие такие подработки у меня были, и те были работодатели мной довольны, и порекомендовали, что вот есть такой человек – если нужно, вот пожалуйста… И как-то вот таким образом я здесь оказалась.

И. Цуканов

– Ну в общем, святой мученик Климент подсказал…

Я. Капаева

– Да, святой мученик Климент – да, конечно… Для меня это абсолютно точно, что святой мученик Климент меня туда привел…

И. Цуканов

– Яна, а Вы помните себя в начале Вашего пути как христианки – и вот сейчас? В чем разница между той Яной, 20 лет назад, и той Яной, которая сейчас у нас сидит в студии? Почему я это спрашиваю… Потому что очень часто у верующих людей есть определенный кризис, и с этого мы начали сегодня нашу передачу – когда в какой-то момент всё валится из рук, и не хочется ничего. Когда кажется, что всё одно и то же, что вот я из года в год пощусь – а я всё та же… И конечно, далеко не каждый может о себе сказать: «Я изменился – я был грешник, а стал праведник. Эти 20 лет прошли не просто так для меня». Нет, конечно нет… Но всё же для наших радиослушателей, которые, может быть, сейчас, слушая эту программу, думают о том, что… «какой от меня толк»… «может быть, Бог про меня забыл»… Хотя мы все понимаем, что это не так, но это находит иногда на человека… Что бы Вы сказали этим радиослушателям, отталкиваясь от своего личного пути как христианки?

Я. Капаева

– Ну, я могу сказать, сравнивая себя там… 20 лет назад и сейчас, я пришла к гениальной мысли (мне для этого понадобилось, там… 20 лет пройти): что христианство – оно не про внешнее, а про внутреннее. То есть, первые 20 лет для меня, так или иначе, на первом месте, наверное, было соблюдение внешних обрядов. Я хотела стараться внешне выглядеть как христианка – чтобы сразу все издалека понимали, что я христианка (смеется). Я постилась так, чтобы все знали, что я пощусь, и как бы… Не ходила на дни рождения – ну, если они попадали на пост… И там… старалась прекращать свое общение с кем-то, потому что у меня Великий пост – «не трогайте меня сейчас»… То есть, у меня был очень сильно, наверное, акцент сделан на внешнем. И только спустя 20 лет я могу сказать, что наконец-то я плавно, маленькими шагами подошла к тому, что христианство – это про изменение внутреннего себя. И вот сейчас я больше работаю над этим – над тем, чтобы меняться внутренне. А внешнее вот – сейчас для меня это стало каким-то вторым, третьим вот пунктом…

К. Лаврентьева

– Вам кто-то помогает в этой работе? У Вас есть духовник?

Я. Капаева

– Да, у меня есть духовник…

К. Лаврентьева

– Вы говорили о нем в начале программы, да… Можете немножко рассказать о Вашем общении и роли его в Вашей жизни?

Я. Капаева

– Да, его роль, конечно, очень велика в моей жизни. Духовника я выбрала после того, как я 10 лет ездила к нему просто в паломнические поездки. Это очень простой, скромный сельский батюшка из Псковской области. Он служит в храме рядом с кладбищем, в такой забытой… в забытом маленьком селе. Он очень простой, но он – очень сильный молитвенник, аскет. То есть, вот он действительно, могу сказать, что живет, наверное, так, как жили…

К. Лаврентьева

– Подвижники…

Я. Капаева

– Подвижники, да – он подвижнический образ жизни ведет. И для меня в первую очередь с ним… Я получаю от него большую молитвенную поддержку. Я к нему приезжаю нечасто – я к нему приезжаю в те моменты, когда мне действительно очень нужна помощь духовная. И я ее всегда получаю. И вот тоже такой момент для меня важный… Поскольку я живу в Москве, да, в столице – ну, конечно, мне хочется причащаться, естественно, часто, исповедоваться – я хожу в свой храм, который рядом с моим домом находится, и исповедуюсь у священников, которые рядом с домом. И для меня вот это вот очень важно – то, что… не бегать к духовнику за каждой мелочью. То есть, есть огромное количество вопросов, которые можно решить с батюшкой из ближайшего храма…

То есть, для меня духовник – это такое, знаете, ну… что-то очень серьезное. Во-первых, это молитвенная поддержка – самое главное, а второй момент – это принятие каких-то серьезных таких, глобальных решений… Но при этом духовник учит меня идти самой своими ногами, уметь принимать решения самостоятельно. То есть, он меня только направляет. Но он учит меня не перекладывать ответственность ни на кого – ни на духовника, ни на священников… То есть, духовный совет – пожалуйста. Духовная поддержка, молитвенная – пожалуйста. Но – все решения принимай сама и неси за них ответственность. Никто твой путь вместо тебя не пройдет. Вот такие у меня отношения с моим духовником, с моими батюшками из моего московского храма, и я этому очень рада. Мне кажется, это очень здоровая такая позиция христианская… И мне даже хочется других призвать, чтобы действительно так и было. Чтобы мы учились быть ответственными христианами…

И. Цуканов

– Яна, а как получилось, что Вы с ним познакомились вообще?

Я. Капаева

– Я один период времени очень часто ездила в паломнические поездки. Это был Санкт-Петербург, Самарская область – вот какие-то такие, знаете, наши храмы, о которых, может быть, многие и не знают… Они живут довольно бедно, и такие паломнические поездки… Они очень рады гостям из Москвы, потому что и мы можем их поддержать, и самое главное, что мы у них можем многому научиться. Потому что там ритм жизни совсем другой, там совсем другое духовное настроение… И нам есть, чему у них поучиться – вот жителям столицы есть. И вот посещая такие места, однажды я встретила отца Василия, и ездила к нему довольно долго, прежде чем попроситься к нему в духовные дочери. Долго с ним общалась, и потом поняла, что рядом с ним… Он, знаете… Он для меня – такая высота, конечно, недосягаемая… Но он для меня – прямо какой-то очень серьезный ориентир в жизни.

К. Лаврентьева

– А как найти духовника?

Я. Капаева

– Вот хороший очень тоже вопрос. Многие задают сейчас его… Мне кажется, что духовника нужно выбирать, действительно, сердцем, и по молитве. Я тоже молилась, чтобы Господь мне послал духовника… И сейчас у нас действительно есть большой выбор – большой выбор батюшек, к которым мы можем прийти за духовным окормлением. Я бы начала с того, чтобы не кидаться вот прямо к батюшке, знаете… Или к известному какому-то там… «Вот это – известный батюшка, поэтому я к нему сейчас кинусь в духовные дочери»… А например, походить сначала на исповедь к батюшке, послушать его проповеди – откликаются они вам или нет… Потому что мне кажется, очень важно, чтобы было какое-то единомыслие со священником, чтобы, может быть, был похожий жизненный опыт, чтобы было понимание – взаимопонимание друг друга… Потому что иногда можно найти батюшку, который… ну, с которым не будет этого взаимопонимания – просто из-за разного, не знаю… опыта жизни, разного образования, вот таких вот моментов… И будет сложно – я думаю, будет сложно… Будет внутренний конфликт, потому что духовника будешь бояться ослушаться, и применить в жизни не сможешь то, что он говорит. И может случиться надлом, надрыв… Поэтому, мне кажется, нужно очень осторожно – не спешить с тем, чтобы быть духовной дочерью кого-то.

К. Лаврентьева

– Что для Вас – самое радостное в Вашей вере?

Я. Капаева

– Самое радостное – это отсутствие безнадёги! (смеется)

К. Лаврентьева

– То есть, надежда?

Я. Капаева

– Да, надежда. Потому что какие нас две вещи больше всего – любого человека – пугают? Во-первых, это смерть, да – а мы знаем, что Христос победил смерть. Мы знаем, что впереди вечность… И этот огромный, огромный страх, который мучает каждого человека – он у нас, конечно же, есть; но он у нас уже другой! У нас уже надежда есть – что впереди вечность, что мы в этой вечности встретимся со Христом… Вот у нас уже такая вот радость – что наша жизнь здесь не кончается. Это первый момент для меня. А второй момент для меня, который несет мне радость – это, ну… отсутствие тревог. Отсутствие тревог, потому что я ощущаю любовь Бога к себе, и эта любовь дает мне… ну, ту самую радость, наверное. То, что моя жизнь – в руках Божиих; со мной ничего не случится, если Господь того не попустит. А если попустит, то это будет для моей пользы. То есть, вот нет вот этой такой безнадёги, когда… «я всего боюсь на свете, я боюсь, что завтра со мной случится, заболею я, кто-то умрет из близких, еще что-то» – вот эти вот все тревоги, они, конечно, есть, но они просто вот в другой совсем степени, я бы сказала. Есть здесь больше доверия, больше любви, больше радости… И самое вот важное – что действительно… что наша жизнь не кончается нашей смертью, а это только начало. Ну конечно, это сейчас высокопарно звучит от меня – от 35-летней девушки… Но просто я эту мысль в себе стараюсь взращивать, укреплять – чтоб это было не на словах, а чтоб я действительно так чувствовала. Не всегда… но когда это получается, это дает вот действительно очень большую радость.

И. Цуканов

– Вот мы с Вами не были до этого знакомы… Но мне кажется, отвечая… Рискну ответить… дополнить ответ Ваш на вопрос Киры – в чем разница между Вами 20-летней давности, так сказать, да, и сегодняшней. Наверное, очень большая разница именно в том, что… похоже, что Вы научились доверять Богу, действительно… Все-таки это такое вот искусство (ну, если можно так сказать)…

К. Лаврентьева

– Путь…

И. Цуканов

– Которое приходит как-то не сразу… Но когда оно приходит, это очень сильно меняет жизнь. И мне кажется вот, то, что Вы рассказали нам сегодня об опыте доверия Богу, об опыте, ну… действительно жизни с Богом – вот это очень ценно, во всяком случае, для меня. Ну и, я думаю, для наших слушателей тоже, конечно. Спасибо Вам большое за вот этот вот искренний, такой откровенный разговор и за тот опыт, которым Вы с нами поделились…

Я. Капаева

– Да, спасибо Вам большое. Я надеюсь, что кому-то это будет действительно полезно. Спасибо Вам, Кира, спасибо за вопросы…

К. Лаврентьева

– Прощу прощения…

И. Цуканов

– Да?

К. Лаврентьева

– Хотела вот что еще попросить наших радиослушателей. Мы практически никогда этого не делаем, но все-таки – сейчас время Великого поста… Яна сегодня много времени уделала своей вот этой вот внутренней боли, связанной с ее личным крестом, связанной с детьми… И если кто-то захочет из наших радиослушателей помолиться за Яну, мы будем очень благодарны… Пусть просто свершится воля Божия! А Яна, я так понимаю, в крещении – Иоанна…

Я. Капаева

– Да… Да, спасибо большое…

К. Лаврентьева

– Огромное Вам спасибо, Яна, потому что сегодня у нас получился действительно очень искренний, теплый, открытый разговор, но в то же время очень глубокий. И мы Вам за это с Игорем очень благодарны. Спасибо огромное!

Я. Капаева

– Да, спасибо вам…

К. Лаврентьева

– Мы завершаем нашу программу «Вечер воскресенья» на радио «Вера», уважаемые радиослушатели. У нас в гостях была Яна Капаева, секретарь художественного совета Патриаршего собора во имя Воскресения Христова – главного храма Вооруженных сил Российской Федерации, православный блогер. У микрофона были мой коллега Игорь Цуканов и я, Кира Лаврентьева. Еще раз благодарим и прощаемся до следующего воскресенья. Всего вам доброго и до свидания!

И. Цуканов

– До свидания!

Мы в соцсетях
******
Слушать на мобильном

Скачайте приложение для мобильного устройства и Радио ВЕРА будет всегда у вас под рукой, где бы вы не были, дома или в дороге.

Слушайте подкасты в iTunes и Яндекс.Музыка

Другие программы
Статус: Отверженные
Статус: Отверженные
Авторская программа Бориса Григорьевича Селленова, журналиста с большим жизненным опытом, создателя множества передач на радио и ТВ, основу который составляют впечатления от командировок в воспитательные колонии России. Программа призвана показать, что люди, оступившиеся, оказавшиеся в условиях заключения, не перестают быть людьми. Что единственное отношение, которое они заслуживают со стороны общества — не осуждение и ненависть, а сострадание и сопереживание, желание помочь. Это — своего рода «прививка от фарисейства», необходимая каждому из нас, считающих себя «лучшими» по сравнению с «падшими и отверженными».
Мой Урал
Мой Урал
Сказки Бажова и строительство завода Уралмаш – все это об Уральской земле, богатой не только полезными ископаемыми, но и людьми, вчерашними и сегодняшними жителями Урала. Познакомьтесь ближе с этим замечательным краем в программе «Мой Урал».
Слова святых
Слова святых
Программа поднимает актуальные вопросы духовной жизни современного человека через высказывания людей, прославленных Церковью в лике святых, через контекст, в котором появились и прозвучали эти высказывания.
Прообразы
Прообразы
Программа рассказывает о святых людях разных времён и народов через известные и малоизвестные произведения художественной литературы. Автор программы – писатель Ольга Клюкина – на конкретных примерах показывает, что тема святости, святой жизни, подобно лучу света, пронизывает практически всю мировую культуру.

Также рекомендуем