«Елисаветинский крестный ход 2018». Светлый вечер с Анной Громовой и Людмилой Шумской (12.09.2018)

Елизаветинский крестный ход 2018 (12.09.2018) - Часть 1
Поделиться
Елизаветинский крестный ход 2018 (12.09.2018) - Часть 2
Поделиться
Громова Шумская

Анна Громова (слева) и Людмила Шумская (справа)

У нас в гостях были: историк и общественный деятель, председатель Наблюдательного совета Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» Анна Громова и руководитель региональных программ фонда Людмила Шумская.

Разговор шел о ежегодном Елисаветинском крестном ходе, а также о многочисленных выставках и проектах организуемых «Елизаветинско-Сергиевским просветительским обществом» в память о Елизавете Федоровне и семье императора Николая II.


К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера», здравствуйте, дорогие друзья. В студии Константин Мацан. У нас есть очень интересный информационный повод к сегодняшний беседе, потому что 16 сентября состоится уже традиционный VII Елизаветинский крестный ход в Подмосковье. Само название этого крестного хода, его тематика отсылает нас к одной из величайших, наверное, фигур в истории России XX века, может быть, не только России, и величайший святой русской Православной Церкви, к преподобномученице Елизавете Федоровне Романовой, великой княгине, и ко всей истории, связанной с ее жизнью. И особенно, наверное, мы об этом вспоминаем с двойной или какой-то тройной скорбью и горечью, а с другой стороны, с радостью и внимательностью в этот год, в год 100-летия со дня расстрела Царской семьи и мученической гибели Елизаветы Федоровны и ее спутников. Вот на эти темы, об этой фигуре, о том, чем память о тех событиях важна и нужна сегодня нам, в нашей обычной жизни, мы поговорим с нашими гостями. У нас в гостях Анна Витальевна Громова, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН и руководитель Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» и искусствовед Людмила Владимировна Шумская, руководитель региональных программ этого фонда. Добрый вечер.

А. Громова

— Добрый вечер, дорогие радиослушатели.

Л. Шумская

— Добрый вечер.

К. Мацан

— Ну вот традиционное уже мероприятие — седьмой год, седьмой раз этот крестный ход Елизаветинский проходит. Но давайте расскажем тем, кто о нем не знает, что это такое, а тем, кто знает, может быть, напомним, какие особенности в этом году, именно в юбилейном году у этого мероприятия.

А. Громова

— Для нас в год 100-летия мученической кончины Великой княгини Елизаветы Федоровны и святых Царственных страстотерпцев очень важно как можно шире рассказать о жизни этих людей, о пути их к святости. И один из таких, наиболее доступных, может быть, и наиболее широких путей, по которому могут идти все интересующиеся этой темой и вообще интересующиеся историей Российской империи, вообще 300-летней историей Дома Романовых. Потому что ведь каждая точка на нашей карте, под Москвою в том числе, связана с нашей историей, с историей России. И особенно, конечно, в Звенигородском уезде бывшем, где находятся сразу несколько знаменитых имений. Мы, наверное, все знаем и Архангельское Юсуповых, и частенько там бывали, и знаем Новый Иерусалим, безусловно, и Саввино-Сторожевский монастырь. И вот среди этих святынь Царской дороги, как яркая жемчужина — императорская усадьба Ильинское-Усово. Она была приобретена императором Александром II в 1864 году для императрицы Марии Александровны. Дело в том, что после смерти старшего сына, цесаревича Николая, Никсы, как его звали в семье, Мария Александровна была в очень глубокой печали. И эта печаль, она усугубила ее болезнь, у нее были слабые легкие, и болезнь туберкулеза стала остро прогрессировать. И все это, к сожалению, завершилось тем, что ей как бы запретили светскую жизнь, ограничили как бы ее отношения с супругом, что в дальнейшем сказалось в целом на судьбе этой семьи. Мы знаем, что император Александр II находился в длительной такой морганатической связи с Долгорукой — но это все как бы дело будущего, хотя вот эта трещина, после смерти Никсы она уже пролегла чрез отношения государя Александра II и государыни. И Мария Александровна искала инстинктивно какое-то уединение. И для того, чтобы улучшить ее здоровье и помочь ей, император Александр II стал строить имение в Ливадии. И одновременно практически происходило строительство вот того имения, которое мы сейчас хорошо знаем как Ливадийское, оно имело тогда немножко другой вид. Императрица строила там Крестовоздвиженскую церковь, принимала личное участие в ее благоустроении. Но поскольку дело это было долгое, а лето наступало, и нужно было найти что-то интересное и похожее на то, что хотелось бы, где хотелось бы пребывать императрице. Конечно, воспоминания ее детства, любимый Хайлигенберг в земле Гессен — замок, где она выросла, удивительный ландшафт, перепады берегов реки, холмы. И она не зря говорила, увидев Ильинское, что ничего здесь менять не нужно, что ей очень нравится это место. Это был простой усадебный дом, который унаследовали, ну так скажем, не прямые потомки от графа Остермана-Толстого, героя войны 1912 года. И оно было весьма благоустроенное, это имение, но совершенно простое. На каменном первом этаже был выстроен второй этаж, но при этом были очаровательные конструкции из чугуна, которые поддерживали террасы, тоже чугунные и чугунные столпы — в общем, очень элегантно выглядел этот дом. Но самое главное, что это практически такое простое поместье, оно превратилось в императорскую усадьбу, единственную под Москвой. И для нас эта память сейчас очень дорога. Потому что мы знаем, что оно потом по наследству перешло к великому князю Сергею Александровичу, который в 1884 году свою супругу, Елизавету Федоровну, гессенскую принцессу, просто сразу после свадьбы, после венчания в Санкт-Петербурге он привез ее в Ильинское. И ей там тоже очень понравилось. Там прошли более 20 лет их совместной счастливой жизни.

К. Мацан

— А какая сейчас память там есть о Елизавете Федоровне? Вот тот, кто туда приедет, что он увидит, какую память он сможет в себя впитать, что называется?

А. Громова

— Ну мы очень много занимаемся сейчас сохранением тех объектов социального служения, которые остались. По традиции вне территории усадьбы, как бы за границами усадебного дома и окружающего сада находились школы, больницы, в которых обслуживались местные крестьяне. Так же было и в этом случае. И поэтому у нас целых восемь объектов, которые нам на данный момент удалось сохранить и которые составят основу туристско-паломнического кластера, как теперь это называется. Ну это будет огромная такая зона познавательного отдыха для всех москвичей, потому что туда легко добраться от «Тушинской», легко добраться от «Молодежки», легко от Звенигорода. Ну, в общем, из всех мест можно будет достичь этой земли обетованной, потому что со временем, уже сейчас там есть парковки для туристических автобусов, благоустройство, место, где можно перекусить. И сейчас уже весной будет открыт первый музей на стороне Усово. Потому что усадьба состояла из семи сел, и два самых больших — Усово и Ильинское — на разных сторонах Москвы-реки. В этом и заключается особое обаяние нашего крестного хода, потому что во время крестного хода мы не только проходим исторические границы усадьбы, но мы и переправляемся через реку-Москву. Обычно на плотах, вот все шесть лет предыдущих, а в этом году мы ожидаем очень большой наплыв паломников, больше двух тысяч, и поэтому мы запланировали понтонный мост. Это такое новшество, это будет интересное такое маленькое приключение. Но при этом благодарственный охранительный крестный ход, который идет по историческим границам усадьбы и охватывает в том числе и вот эти здания сохранившиеся. Может быть, именно чудом, молитвами наших крестоходцев и получилось так, что сейчас уже вот в Усово, в бывшей школе, которую на свои деньги построила императрица Мария Александровна — школа 1874 года, и в стенах этой школы будет музей, посвященный усадьбе. А на другой стороне реки Москвы, в Ильинском, сохранился родильный приют, построенный Сергеем Александровичем для крестьян; лазарет для воинов русско-японской войны, построенный Елизаветой Федоровной, великой княгиней; здание конторы фермы, построенное императором Александром II; сервизный дом или дом для садовников, как его еще называют, построенный императрицей Марией Александровной и так далее. Интереснейшие вещи. Вот, может быть, немножко о перспективах — какие музеи там будут размещены, да, каким мы видим будущее Усово-Ильинское, которое действительно строится общими трудами и по общей молитве, — может быть, Людмила расскажет? Она непосредственно тоже этим занимается, как и все мы.

К. Мацан

— Так.

Л. Шумская

— Тут такая как бы сначала немножко грустная история, а потом с хорошим продолжением. Дело в том, что мы все прекрасно понимаем, что у нас сейчас в области культурного наследия очень много проблем. И Ильинское как раз вот в центре вот этих всяких сложностей сейчас тоже находится. Те объекты социального назначения, которые находятся вокруг усадьбы, они сейчас доступны, например, людям, которые желают приехать в Ильинское и посмотреть их. И действительно это чудо, что это сохранилось, это не сгорело. Но остановить разрушение их как раз оказалось задачей именно нашего фонда, хотя вроде бы столько людей об этом говорило. И когда мы сказали: а давайте, давайте, — как вот в этом самом замечательном фильме, «Иван Васильевич меняет профессию», когда все прыгнули, а кто-то остался, — так вот в данном случае прыгнули только мы одни, а все остальные остались. И в этой ситуации как бы мы взяли на себя сейчас, как фонд, мы заказали историко-культурную экспертизу объекта «Ильинское», который включит уже объекты, которые находятся вне территории усадьбы. Сама территория усадьбы, если вы когда-нибудь захотите узнать, что сие есть, во-первых, нужно сначала пройти крестным ходом вокруг нее и тогда вы ощутите эти гигантские прекрасные поля и луга, которые собственно и есть все наше достояние Подмосковья, как нам кажется, что это самое красивое место на земле. И помимо всего прочего, откройте когда-нибудь просто карту Яндекс или Гугла и посмотрите, со спутника как это выглядит. Оно очерчено на самом деле в границах и имеет территорию, действительно уникальное место Подмосковья. Это место, где формируется невероятный воздух, который потом поступает вместе с Москва-рекой в Москву и которым дышат москвичи. Так вот для того, чтобы спасти этот воздух, с 2013 года мы предприняли огромное количество усилий, остановив и застройку в этих местах, и размещение коллекторов в этих местах. И даже если мы сейчас начнем рассказывать, чего там только не было, и каких только перспектив на это место не было, мы, наверное, потратим на это эфир нескольких передач. Так что в перспективе, естественно, понимая, что развивается город, он продвигается и, естественно, будет и Подмосковье будет также продвигаться и глобализироваться, мы понимаем, что это должен быть сохраненный объект для людей. И там действительно уникально то, что сейчас Анна Витальевна говорила, парк — это садово-парковая культура немецкая, совершенно уникальная для нашего Подмосковья. Почему, потому что, безусловно, у нас сохранились усадьбы, где садово-парковые, так сказать, французская культура…

А. Громова

— Садовник Ланге, который там трудился.

Л. Шумская

— Да, французская культура представлена начала XIX века, английские парки конца XIX века. И у нас почти нигде не осталось немецкой вот этой садово-парковой культуры. Это и Барвиха сейчас, и это сейчас как раз Ильинское, потому что уникальность в том, что ландшафт сохранен. И если это будет заповедник когда-нибудь, а мы очень надеемся, что это будет доступная для людей территория, где они смогут гулять и дышать. Приезжайте, это всего лишь восемь минут езды от Архангельского. Это одна прекрасная территория, это один может быть прекрасный заповедник. И поддержите нас в этом проекте, потому что мы очень хотим сделать это место удобным для отдыха людей. Конечно, понятно, что эта мемориализация объектов, там очень много технических вопросов, то есть их нам самим не решить. И мы очень надеемся на помощь и правительства Москвы, и Министерства культуры Московской области, потому что без этого мы, мы можем идти только государственными способами в этой задаче, потому что это, действительно, будущие скорее всего музейные и мемориальные объекты. И то что мы пошли по пути экспертизы — это только возможность их сохранения, больше ничего. Потому что если мы не будем делать этого сейчас, все, кто как бы не прыгнули с нами, они просто будут смотреть на то, как это все горит. А это может сгореть очень быстро. Поэтому сейчас мы вывели эти объекты, они находятся под охраной государства, несколько из них поставлены на охрану как памятники культуры. Ну а мы как бы надеемся, знаете, это как на эту притчу Евангелия, когда крестьянин, который знал, где зарыто золото, пошел и купил это поле. Только у нас как бы нет возможности его купить, но мы вокруг него крестным ходом ходим.

К. Мацан

— Анна Витальевна Громова и Людмила Владимировна Шумская, руководители Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» сегодня проводят с нами этот «Светлый вечер».

А. Громова

— Продолжая мысль Людмилы Владимировны, хочу сказать, что, безусловно, мы одни не справились бы с этой задачей. И я хотела выразить сердечную благодарность руководителям районов Красногорского и Одинцовского — Иванову Андрею Робертовичу, Радию Фаритовичу Хабирову. Сейчас только что прошли выборы, и народ единодушно, по-моему, избрал тех людей, которые были с ними и которые трудились для благосостояния жителей Подмосковья. Мы поздравляем всех с новыми выборами, с новым избранием, я так бы сказала. И для нас очень важно, что особенно благодаря поддержке Красногорской администрации мы решили многие технические вопросы. И благодаря помощи наших благотворителей ну как бы что-то сдвигается с мертвой точки. Но на самом деле объем работ, которые нужно произвести для благоустройства усадьбы и для того, чтобы сделать, как мы предполагаем, музеи в оставшихся исторических зданиях и здания привести в порядок, это действительно нужны совместные коллективные усилия и власти, и Церкви, и благотворителей. И мы всех, кто услышит нас, просим — помогайте нам, потому что действительно, это может быть удивительное место, удивительный исторический парк совсем недалеко от Москвы, который действительно во время этой глобальной урбанизации просто всех нас спасет. Не только речь идет о чистом воздухе, о возможности провести полезный досуг познавательный, но речь идет и о чистой воде. Потому что предотвращая ту или иную застройку в этом большом природном заповеднике, мы как бы помогаем и Москве тоже иметь чистые легкие и москвичам пить чистую воду, как бы это такая вещь всеобъемлющая.

К. Мацан

— А мы говорим о крестном ходе. И не раз уже у вас прозвучала эта мысль, что вот нужно туда приехать и этим крестным ходом пройти, чтобы, ну если угодно, как-то приобщиться этому месту и его истории, его атмосфере, хотя такое слово, может быть, очень общее, и каждый в него вкладывает что угодно. Но вот для человека, который, может быть, на церковную традицию крестных ходов смотрит со стороны, большой вопрос: а в чем их смысл? В чем разница между тем, чтобы, допустим, приехать погулять в усадьбу Ильинское, что тоже очень хорошо, и приехать поучаствовать, пройти вместе с другими людьми крестным ходом? В чем здесь разница, что в этом особенного, Людмила Владимировна?

Л. Шумская

— Ну дело в том, что наш крестный ход это вообще особенная история. Вот когда возник комплекс «Усово» сегодняшний, где находится Спаса Нерукотворного Образа храм, вот там Анна Витальевна Громова является старостой как раз этого храма. И огромная часть заслуги в том, что это место вообще сейчас не только существует, но развивается и принимает паломников, живет какой-то невероятной жизнью, это ее заслуга, безусловно, в том числе, вместе с коллегами. Но идея была в том, что ну как же так, вот действительно центр, центр пребывания Елизаветы Федоровны в Подмосковье, но как же так, что никто ничего не знает, то есть совершенно закрытое место. И возникла идея организации вот этого крестного хода тогда, в 2012 году первый раз, чтобы его провести и обозначить вот эти собственно границы усадьбы просто. И Григорий Александрович Романов, наш коллега такой, историк из института Миклухо-Маклая, который автор многих изданий по крестным ходам, он тоже подключился вот к этой идее формирования вот этого блока по крестным ходам. И это было, знаете, сделано, конечно, концептуально, с одной стороны, и выверено, и конечно, это при поддержке Московской епархии всегда существовало. Но этот крестный ход, он имеет особенную традицию радости, потому что это происходит в дни осени, красивые дни осени. Это происходит в продолжение традиции великокняжеской четы, когда они прекрасно проводили время на берегу Москвы-реки и, так же придумав себе такую традицию, красиво на плотах перебирались из Ильинского в Усово, свою зимнюю резиденцию. Конечно, это были такие показательные выступления, но это очень красиво, со всем двором все это происходило. И вот в поддержание всех вот этих невероятных традиций, конечно, захотелось создать какое-то праздничное мероприятие. Так вот этот крестный ход, он имеет особенную традицию радости, на которую приходит очень много людей. При этом приходят целыми приходами, и это не просто, знаете, вот такая большая грусть-тоска, которая объединяет иногда людей, которые идут к конечной точке в этом крестном ходу, чтобы вот эту радость собственно снискать. Мне кажется, что в этих просторах эта радость, она идет вместе со всеми сразу. При этом приезжает какое-то невероятное количество людей из совершенно разных мест. У нас приезжали сестры минские на автобусе ночью, ночевали, чтобы пойти крестным ходом. И этот крестный ход идет — даже на фотографиях есть, которые в интернете, я думаю, вы посмотрите, это не будет преувеличение — все идут семьями, это безумно радостное событие, и всем очень весело. Не потому, что он идет по Рублевке или там вдоль каких-то совершенно невероятных мест. Но, правда, люди падают из своих прекрасных Мазерати и фотографируют, очень удивляются. Но это абсолютное ощущение радости. И этот Ильинский храм, где молилась Елизавета Федоровна — а куча фотографий, которые любители, так сказать, найдут в интернете. Например, Елизавета Федоровна встречала свои именины, безусловно, в этом храме. А это еще близко день рождения Зинаиды Николаевны Юсуповой, большой ее подруги из Архангельского. И вот такая большая великокняжеская, княжеская такая вот массовка выходит, в этих фотографиях мы видим, из стен прекрасного Ильинского храма. И мы сейчас все вот сейчас соучастники всего этого, и там радость, она присутствует. Поэтому это не преувеличение, приходите с нами эту радость разделить. Ну мы-то идем, конечно, еще с затаенными мыслями, так сказать, охранительными этой земли. Но все, участвуя вместе с детьми, веселясь, вы почувствуете, в общем, эту радость. А уж сама переправа чего стоит, когда сквозь течение вы переплываете Москву-реку. Мы соединяем две усадьбы — Ильинское и Усово — это самая главная наша задача.

К. Мацан

— В этом году по мосту пойдем.

А. Громова

— Пойдем по понтонному мосту, да. И такого новшества еще эта земля у нас и эта река не видела. Даже сами устроители моста тоже с трепетом ждут этого момента, потому что они сами не знают, чем кончится. Но на всякий случай есть водолазы.

Л. Шумская

— Обязательно. Это обязательные, страховочные… Не бойтесь, все есть.

А. Громова

— Обязательно. И скорая помощь, и все есть, все прекрасно. Я думаю, что все будет замечательно.

Л. Шумская

— Многие бабушки у нас вообще, они и так готовы сигануть в воду. У нас всегда радостно, потому что они считают, что эта вода тоже особенная.

А. Громова

— Но самое главное, что это теснейшим образом связано с именем преподобномученицы Елизаветы Федоровны, священномученика Сергия Махаева, с семьей последнего настоятеля в селе Усово, который более 50 лет был отцом своего прихода. И удивительные документы сохранились: в 24-м году прихожане выступили с письмом к патриарху Тихону о том, чтобы их настоятелю, отцу Константину Махаеву, разрешили носить митру за богослужением, он был митрофорный протоиерей. И они написали в конце, описали его, какой это был удивительный пастырь, что это человек, который во всех обстоятельствах жизни помогал им — и землю пахать помогал, и детей лечить помогал, и учил всех бесплатно. Все его дети пели в церковном хоре, все его дети участвовали в жизни прихода. И среди них был старший сын, Сергий, у которого разница в возрасте с Елизаветой Федоровной всего десять лет. То есть когда Елизавета Федоровна двадцатилетняя приехала в 1884 году в Ильинское-Усово, Сергию как раз десять лет, исполнилось, и он практически вырос на глазах у Елизаветы Федоровны. Потом Вифанскую семинарию закончил. И Елизавета Федоровна поручила ему невероятно важное дело. Она как раз в 1892 году стала попечительницей Иверской общины сестер милосердия, и он пришел туда сначала диаконом, потом был рукоположен, и 18 лет пробыл духовником Иверской общины сестер милосердия. Причем был правой рукой Елизаветы Федоровны в Императорском Православном Палестинском обществе, где он заведовал церковными сборами, где занимался финансовой составляющей, которая была немаловажной, особенно вот после событий революции 1905 года, когда и сборы упали значительно, вообще многое в обществе изменилось. И конечно, был помощником Елизаветы Федоровны в Российском обществе Красного Креста, московском отделении, которое Елизавета Федоровна возглавила после смерти своего супруга, заменив его на этом посту. И вот священномученик Сергий, ему в нашем Усовском храме посвящен придел, потому что память его мы отмечаем 2 декабря 1938 года, когда он был расстрелян на Бутовском полигоне в числе многих и многих тысяч жертв, пострадавших от рук большевиков во время репрессий. И много икон новомучеников и исповедников Церкви Русской идут в крестном ходе. Безусловно, с нами икона 18 представителей Императорского Дома Романовых, пострадавших в 1918-19 году. Мы знаем, что кроме Елизаветы Федоровны, инокини Варвары, Царственных страстотерпцев, погибло еще много достойнейших людей этого рода. Вообще всего из 65 представителей Императорского Дома Романовых 18 пострадали, остальным удалось спастись. Но последний акт этой трагедии разыгрался как раз в январе 1919 года в Петропавловской крепости, когда практически у родительских могил были убиты четыре великих князя. И в Русской Зарубежной Церкви, мы привезли из Франкфурта-на-Майне, на ней в одном образе объединены и прославлены Русской Православной Церковью за рубежом, и Русской Православной Церковью — ну кто-то с нимбами, кто-то без нимбов, но это все Царственные страстотерпцы и ближайшие духовные сподвижники нашего Государя. Потому что действительно Господь выбрал лучших, как всегда, овец на заклание, самую чистую жертву всегда Господь выбирает. Так получилось и в этом случае. И для нас очень важно, что вот в год 100-летия памяти Царской семьи, преподобномученицы Елизаветы, мы имеем такую уникальную возможность еще раз о ней вспомнить, еще раз о ней рассказать. Потому что после того, как крестоходцы вернутся в Усовский храм и будет совершен молебен Елизавете Федоровне преподобномученице, после того, как все смогут угоститься из полевых кухонь и выпечкой Зачатьевского монастыря прекрасной, и много других гастрономических радостей у нас там будет. Но при этом мы постараемся показать последние фильмы о Елизавете Федоровне. «Осталась лишь одна молитва» — вот одна такая премьера, которая на Первом канале состоялась в Царские дни как раз, с 17-го на 18-е в ночь июля, как раз в ту ночь, когда погибла Елизавета Федоровна. И «Осанна» Алексея Барыкина — это казанский режиссер очень известный. Это тоже такой хороший интересный фильм для всех тех, кто хочет побольше узнать о жизни и деятельности Великой княгини, о ее духовном подвиге.

К. Мацан

— Где главную роль играет, если я не ошибаюсь, Илзе Лиепа.

Л. Шумская

— Ну там это не художественный фильм.

А. Громова

— Ну это не совсем так. Это художественно-документальный фильм. И помимо Илзе там есть еще два, там как бы три действующих лица, которые в равной мере ведут диалог, цитируя письма Елизаветы Федоровны, рассказывая об обстоятельствах ее жизни, об обстоятельствах ее гибели. Ну в общем этот фильм достоин того, чтобы его посмотреть. Премьера в Казани уже состоялась, а вот в Москве как бы он еще не демонстрировался. Но мы, поскольку были научными консультантами этого фильма, то вот имеем такую уникальную возможность нашим крестоходцам — просто на улице у нас будут стоять всепогодные экраны прекрасные, и любое количество народа, сколько придет, хоть две тысячи, они все увидят этот фильм. И все порадуются вместе с нами тому, что пример преподобномученицы Елизаветы для всех для нас остается вот этим светлым лучом, этим маяком, который нас ведет к лучшему.

К. Мацан

— Я напомню, сегодня в «Светлом вечере» у нас в гостях Анна Витальевна Громова, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН и руководитель Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество». И искусствовед Людмила Шумская, руководитель региональных программ этого фонда. В студии Константин Мацан. Мы прервемся и вернемся к вам буквально через минуту, не переключайтесь.

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Еще раз здравствуйте, дорогие друзья. В студии Константин Мацан. Мы сегодня говорим о Елизаветинском крестном ходе, о таком радостном событии, которое уже в седьмой раз состоится 16 сентября в Подмосковье. И всех, пользуясь случаем, приглашаем. И сегодня у нас в гостях люди, которые имеют непосредственное отношение к организации и проведению этого крестного хода. Это Анна Витальевна Громова, руководитель Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество». И искусствовед, и руководитель региональных программ этого фонда, Людмила Владимировна Шумская. Вот уже в прошлой части беседы мы начали говорить о в принципе скорбных датах этого года и предшествующего года — о 100-летии революции 1917 года, и вот в этом году мы вспоминали 100-летие гибель Царской семьи и собственно гибель преподобномученицы Елизаветы Федоровны. А насколько я понимаю, усадьбы Ильинское и Усово должны стать или уже стали частью еще более масштабного проекта, так называемого «Императорского маршрута» — то есть проекта, который в некую единую систему, в некое единое целое объединяет все разные места на карте России, в которых в последние годы жизни была Царская семья и их спутники и через которые они в своем мученическом подвиге проходили. Расскажите об этой связи.

А. Громова

— Ну я во-первых, очень рада тому, что уже год ровно вчера исполнился с того времени, как «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» получило уникальную возможность выйти с инициативой об «Императорском маршруте». И предоставить вот свои аргументы в пользу того, что такой маршрут по изучению 300-летней истории Дома Романовых просто необходим нам среди многих других национальных проектов. Мы знаем и Золотое Кольцо, и Серебряное Ожерелье, и много-много других направлений паломнической и туристической деятельности в нашей стране. Но вот такой маршрут, посвященный Императорскому Дома Романовых, это особенная необходимость, мне кажется. Потому что вот соединить связь времен и рассказать о достижениях Императорской России это одна из наших задач. Мы занимаемся изучением жизни и деятельности великой княгини Елизаветы Федоровны, ее окружения, великого князя Сергея Александровича. И подняли целый пласт их благотворительной деятельности, их трудов как меценатов, покровителей науки, культуры в Москве — театра, художественных направлений, поддержки художников, ну и так далее — это просто бесконечная совершенно череда интереснейших событий. И мы поняли, что об этом нужно говорить особо. И нам вот представится сейчас как раз уникальная возможность — государственный музей-заповедник «Царицыно» предоставил фонду площадку Екатерининского дворца — это 13 залов, это прекрасная выставочная площадка, которая полностью будет посвящена благотворительности в России под покровительством Императорского Дома Романовых за всю 300-летнюю историю. Мы сейчас собираем уникальнейший, интереснейший материал художественный, редкие документы, архивные материалы, фотографии, открытки благотворительные — ну множество, просто даже всех разновидностей нашего экспозиционного материала невозможно перечислить — это будет очень интересно. Она откроется 6 декабря, так что это к Рождеству, ко дню святителя Николая Зимнего для всех москвичей и гостей это будет прекрасный подарок. Тем более что мы по традиции проведем обязательно целый ряд интереснейших мероприятий, чтобы поподробнее рассказать нашим посетителям, привлечь авторов, которые участвуют в создании выставки, историков, архивистов, искусствоведов для того, чтобы рассказать в лектории еще об этом отдельно. Помимо лектория будут и очень интересные мастер-классы, рассказы о традициях Рождества и благотворительности в Царской семье, о личной благотворительности Романовых. Будет благотворительный рождественский базар обязательно. Ну в общем это будет очень интересная история. Тем более что вы знаете, что наш Царицынский музей, он даже спорит с Петергофом по посещаемости, сейчас это очень популярный среди москвичей музей. Это место, куда приходят и просто погулять, и используют его для познавательного отдыха, то есть ну такая совершенно особая площадка. И мы очень рады, что нам представится такая возможность. А что касается выставки «Отдых», которая открылась вчера в Экспоцентре на Красной Пресне, то эта выставка ровно год назад стала площадкой для подписания договора между нашим фондом «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» и Министерством культуры Российской Федерации как раз о развитии и продвижении «Императорского маршрута». Куратором назначено Министерство культуры Тюменской области, наши коллеги, вот Алексей Пантелеев, с которым мы теснейшим образом сотрудничаем и всегда на выставке «Отдых» и монтируем нашу площадку, посвященную «Императорскому маршруту». И хочу сказать, что маршрут этот уникальный. В этом году он посвящен местам ссылки и гибели Царской семьи, то есть это маршрут памяти, как первый этап. И мы счастливы тем, что благодаря усилиям фонда, совместно с музейными объединениями Тобольска и Тюменской области, и Свердловской области, созданы два совершенно потрясающих музея, которые уже сейчас вызывают огромный интерес. Вот 26 апреля, после такой продолжительной исследовательской работы, мы открыли музей Императорской семьи в доме губернатора Тобольска, который в течение восьми месяцев служил тюрьмой, был местом заключения Царской семьи перед тем, как их отправили в Екатеринбург, в апреле и в мае. Мы знаем, что Семья там была разделена, это происходило поэтапно. Уже сейчас, на данный момент этот музей посетило 160 тысяч человек, с апреля месяца. И география просто потрясающая — в книге отзывов есть слова, которые люди привезли и из Австралии, и из Германии, и Японии, Соединенных Штатов Америки — то есть колоссальная совершенно география людей, которые посетили этот музей уже сейчас. И не менее интересной жизнью сейчас зажил и наш музей в Алапаевске, который мы открыли 15 июля, благодаря сотрудничеству в том числе с Министерством культуры Свердловской области. Особенно большое участие приняли замгубернатора Креков Павел Владимирович, первый заместитель Министерства культуры Свердловской области, Головина Ирина Юрьевна и многие другие наши коллеги. И вот благодаря этим совместным, объединенным усилиям удалось просто сохранить эту Напольную школу, что само по себе удивительно. И не просто сохранить, а создать там государственный музей, что позволит людям совершенно разных национальностей, конфессий посещать этот музей согласно регламенту, установленным правилам, что теперь у нас будет бюджет на пополнение собрания музея и так далее. Почему я это сугубо подчеркиваю, потому что долго очень дискутировался вопрос о том, будет ли это церковный музей или это будет музей светский. Но на данном этапе, на этапе становления музея я считаю, что государственная поддержка ему просто необходима. И я рада, что Министерство культуры Свердловской области в лице Учайкиной Светланы Николаевны, министра культуры Свердловской области, что оно приняло такое решение: взять и сделать его филиалом Свердловского краеведческого музея. Это очень интересно. И уже на данном этапе вот эти пять комнат Напольной школы служат просветительским целям просто с полной отдачей, я бы сказала.

К. Мацан

— Это ведь эту Напольную школу называют «Алапаевской Гефсиманией»? Вот это место, да, связано с Елизаветой Федоровной?

А. Громова

— А вы знаете, да, я думаю, что речь идет в первую очередь о Елизаветинском монастыре, который просто находится практически рядышком со зданием Напольной школы. Сама Напольная школа это одно из трех классных училищ, которые были созданы, их целая сеть была по России создана к 300-летию Дома Романовых. И эта школа появилась в 1915 году, то есть это было совершенно новое здание, когда туда попали Алапаевские узники.

Л. Шумская

— Это был проект, который на самом деле был разработан к 300-летию Романовых — типовые школы, которые получила, собственно, Россия от Романовых в подарок. Ну и собственно туда они были привезены.

К. Мацан

— Ведь если я правильно помню, если нет, то меня поправьте, это мне кажется интересным, ее называют «Алапаевской Гефсиманией». То есть потому что как Христос в Гефсимании молился, и Его оттуда забрали на Голгофу, на казнь, так отсюда забрали на казнь уже вот в шахту, собственно говоря, куда и сбросили Елизавету Федоровну и ее спутников, забрали из этой школы. То есть вот из этой Гефсимании, она тоже на Голгофу отправилась.

А. Громова

— Да, вы знаете, и ощущение этого святого места, оно присутствует. И я бы сказала, что теперь, после создания музея в комнате, где все Алапаевские узники молились всегда, а для молитвы они собирались как раз в том помещении, где была размещена Елизавета Федоровна и крестовая сестра Марфо-Мариинской обители Варвара, вот это удивительное место. По благословению епископа Алапаевского и Каменского Мефодия мы специально создали там такое особое молитвенное место, в котором располагается, может быть, самая главная святыня нашего музея Алапаевских мучеников — это торцевая часть гроба преподобномученицы Елизаветы, которая удивительным, совершенно промыслительным путем попала в запасники Свердловского краеведческого музея. И что интересно, что если бы мы ее не испросили, нам бы ее никто и не дал. Ну там много очень чудес происходило.

Л. Шумская

— Ну лежит часть гроба и лежит.

К. Мацан

— Чья не известно. Или известно?

Л. Шумская

— Нет, почему, известно чья. Но просто это не так как бы трогало, как…

А. Громова

— Да, она попала из Джорданвилля. На самом деле ее вывез следователь Соколов, и вот эта вот часть, в общем, удивительным образом из Гефсимании в Джорданнвилль, а из Джорданвилля она уже попала в Алапаевскую Гефсиманию.

Л. Шумская

— Это был дар РПЦЗ на самом деле, вот как раз.

К. Мацан

— А вот смотрите, мы говорим про открытие и уже работу музеев. Опять-таки вопрос к самому, ну что называется формату музея. Вот есть громадная историческая память, есть события и есть некое пространство с экспонатами, с аутентичными комнатами и залами и так далее. Как через посещение музея, ну если угодно, проникнуться этой памятью? Не просто прикоснуться к ней, а понять, что это что-то, произошедшее 100 лет назад, но что имеет отношение ко мне здесь и сейчас, как вы думаете?

Л. Шумская

— Ну я думаю, что это отсыл все-таки к концепции этих музеев. Когда создавалась концепция нашим фондом и в Тобольске, и в Алапаевске, то заложена-то была как раз идея не смерти, но жизни. А идея жизни включает практически все — и радость, и горе в семье, и рождение детей, это прежде всего лица, это прекрасные вещи, которые отражают увлечения этих детей. Это не просто, мы не говорим о последних днях их, и там это присутствует в воздухе и так, но вот это состояние любви, в которой жили эти люди в Тобольске или в Алапаевске, оно должно быть донесено до зрителя. Если я могу сказать про вот Алапаевский музей, что там, то есть когда музей создавался, это было ощущение совершенно бесконечной трагедии. Но когда он был открыт, пришло абсолютное ощущение счастья, что там оно тоже есть теперь. Это обязательно должно быть очень светлое ощущение. Ни в коем случае мы не хотели, чтобы это было бесконечной темой трагедии. Это личные вещи, которые приведут зрителя к пониманию личности того или иного героя.

К. Мацан

— Напомню, сегодня в «Светлом вечере» у нас руководители Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество», Анна Витальевна Громова и Людмила Владимировна Шумская. Вот мы уже заговорили про саму фигуру, сам облик и духовный опыт преподобномученицы Елизаветы Федоровны. И у вас, Анна Витальевна, прозвучали эти слова, что этот образ ведет нас к свету. А как вам кажется, что нам, современным людям, разной степени церковности, разной степени знакомства с историей, важно ну что называется уловить, к себе применить, как-то прикоснуться в этом облике преподобномученицы Елизаветы Федоровны для нас сегодня, для нашей жизни?

А. Громова

— Мне кажется, что главное ключевое слово здесь «любовь», вот его уже Людмила Владимировна произнесла сегодня. Дело в том, что предваряя ответ на ваш вопрос, я хотела бы сказать, что эти связи духовной радости и любви, и молитвенного общения, они объединяли людей, которые больше двух месяцев, ну почти два месяца находились в Напольной школе города Алапаевска. И те подробности, которые нам удалось выяснить в процессе своей научной работы исследовательской, которую мы вели при подготовке музея, это уточнение и новые факты по судьбам двух людей, которые погибли вместе с представителями Императорского Дома Романовых. Это Федор Семенович Ремез, который назывался везде и всегда управляющий делами великого князя Сергея Михайловича. Ну сам Сергей Михайлович удивительная фигура — генерал-фельдцейхмейстер, человек, который возглавлял российскую артиллерию, был инспектором всех артиллерийских военных частей и вообще удивительный профессионал. И, удивительным образом, Володя Палей — это сын от морганатического брака великого князя Павла Александровича, который не отказался от своего отца, сказал, что он чувствует себя и считает себя членом Императорского Дома Романовых — и именно за это он был отправлен в ссылку. Если бы он отрекся от отца, то может быть, судьба его бы была иной. Но Володя Палей, который в одной комнате жил с великим князем Сергеем Михайловичем в Алапаевске, он так о нем сказал, что это человек удивительного, золотого сердца, который был глубоко несчастен всю свою жизнь, но о том, какими уникальными знаниями он обладал, это просто редкое явление вообще вот в нашей истории. И действительно, это были уникальные люди, потрясающие совершенно своей судьбой, тем духовным уровнем, на котором они находились — не в Алапаевске, а на протяжении всей своей жизни. Это люди, для которых чувство долга, любовь к родине, вера, служение ближним всегда составляли смысл жизни. Абсолютно не нарочитый какой-то, придуманный, а это было у них в крови. И может быть, вот это как раз и есть то, к чему мы должны стремиться. Потому что, мне кажется, что мы сейчас иногда теряем чувство ответственности даже в каких-то совершенно простых ситуациях — ответственности перед своими родителями, ответственности перед своими детьми, ответственности за ту работу, которую мы делаем. Что если мы получаем зарплату, мы должны обязательно приложить все свои силы для того, чтобы оправдать вот это свое место, на котором мы работаем и это свое дело, которое мы делаем. Вот все Алапаевские узники, они делали это честно, они служили не только Отечеству, но и людям. Богу, Отечеству и людям — как такая градация была. Не зря вот императрица Александра Федоровна, когда ей пришлось делать выбор между мужем и сыном, когда в апреле 1918 года их разделили, и нужно было либо остаться с больным Цесаревичем, либо уехать с мужем, разделив его судьбу, потому что они не знали, они думали, что они едут на суд в Москву, но понимали, что могут убить по дороге и так далее, но и у нее как раз вот эта иерархия ценностей стояла: первый в этой иерархии Господь, потом Отечество, которое олицетворял ее супруг, и потом уже ее семья. И вот, исходя из этой иерархии, она оставляет больного сына и уезжает с мужем. И вот для них для всех существовала такая иерархия. А для людей, которые добровольно пошли на смерть вместе со своими, я даже не знаю, как сказать, потому что они были не хозяева им, а они были их друзья. Так же как, допустим, вот в Перми мы сейчас ставили мемориальную доску другу великого князя Михаила Александровича, который первым был убит с 12 на 13 июня в Перми, первая жертва среди Императорской семьи. И с ним вместе погиб Николай Николаевич Жонсон — это его секретарь, но в то же время это друг. Это человек который его не оставил в трудную минуту, сказал: я не отпущу его одного, — когда они шагнули в ночь, из которой они не вернулись, когда они шагнули на свою Голгофу. И так же вот Федор Семенович Ремез. Это удивительный человек. Он на самом деле был отставной унтер-офицер. Он был фейерверкер, и он вообще уволился со службы, и он вот на службе у великого князя Сергея Александровича он был с 1904 года. То есть смотрите, 14 лет они были вместе, и числился он как рейткнехт, а рейткнехты обычно отвечали за предоставление лошадей для выезда, помогали по гардеробу — ну фактически он был его камердинер. Но при этом этот добрейшей души человек, который взял на себя заботу не только о Сергее Михайловиче, которого он лечил, делал ему массаж, спасал его от тяжелейших приступов артрита, ревматизма и так далее. Просто Сергей Михайлович честно говорил, что без Федора я погибну. То есть он не оставил Сергея Михайловича, своего боевого товарища, своего начальника. И он взял на себя заботу обо всех Алапаевских мучениках. Последняя забота перед тем, как их увезли в ночь с 17-го на 18-е в место убийства, была забота о том, чтобы был именинный пирог для Володи Палея. И он единственный был, у кого нашли…

Л. Шумская

— Для всех.

А. Громова

— У кого изъяли деньги, когда бы последний обыск, именно у Ремеза были собраны все денежки, на которые существовали Алапаевские узники.

Л. Шумская

— После урезания полка, да.

А. Громова

— Он ходил на рынок, да, он заботился обо всех торжествах. Он Елене Петровне, великой княгине, королевне сербской, супруге князя императорской крови Иоанна Константиновича, преподнес цветы, он там передавал ей торты какие-то с воли, что называется. Ну то есть он всячески старался облегчить жизнь Алапаевских узников, чем-то их обрадовать, согреть теплом и любовью вот их скудный и тяжелый быт в предвкушении, они сами понимали, что впереди их ждет только казнь. В преддверии вот этой казни, в преддверии смерти, которой они все ожидали, этот луч любви, они их согревал. И так же такой же была сестра крестовая Яковлева Варвара Алексеевна, которую тоже по-разному называют, инокиня Варвара там и все по-разному. На самом деле очень интересно: она пришла на службу к великому князю Сергею Александровичу и Елизавете Федоровне в 1901 году как комнатная девушка Елизаветы Федоровны. И потом уже, после смерти великого князя Сергея, она неотступно всегда сопровождала всегда Елизавету Федоровну в ее поездках, в ее перемещениях с места на место. Это самый был надежный человечек, который был рядом с ней, который помогал ей во всем.

Л. Шумская

— «Варя маленькая» она, да.

А. Громова

— Варя маленькая, да. С 1910 года она числилась, уже упоминается как сестра крестовая Марфо-Мариинской обители. То есть она последовала за ней в обитель. И вот 26 июня, будучи с ней ссылке, она дала расписку Уральскому облсовету о том, что она согласна за заключение под стражу по общим правилам и так далее. И не оставила, так же как Федор Семенович, не оставила свою начальницу в первую очередь, не оставила ее одну в этой тяжелейшей жизненной ситуации, она ее поддержала. И вот мне кажется, что вот это любовь, это как бы милосердие что ли, которое царило между ними. Вот тот же Володя Палей — милосердие по отношению к Сергею Михайловичу, с которым он не был знаком до этого, великого князя Сергея Михайловича.

Л. Шумская

— И остался жить с ним в одной комнате, потому что Константиновичи, они все время пили, у них все время было хорошее настроение. А Сергея Михайловича боли мучили на самом деле настоящие, подагрические, всякого характера. И Володя был очень чувствительным тоже молодым человеком, и он вот находился с ним в одной комнате, согласился с ним жить. Ну так были устроены комнаты.

А. Громова

— Ну то есть это любовь, сострадание, милосердие, да, прощение, терпение по отношению к ближним. Мне кажется, что мы вот этому должны учиться. Потому что научиться организационному таланту преподобномученицы Елизаветы, великой княгини, в том громадном деле благотворительности в России, которое она возглавляла в России, потому что это даже представить себе нельзя…

Л. Шумская

— Институт просто, да.

А. Громова

— Ну если мы говорим, допустим, Верховный совет, который императрица возглавляла, Александра Федоровна, то ее заместительницами были великая княжна Ольга Николаевна и Елизавета Федоровна. У Ольги Николаевны был на попечении о воинах Санкт-Петербург и Финляндия, а у Елизаветы Федоровны вся остальная Россия. Можете себе представить? Это было связано и с инспекционными поездками, и с посещениями своих комитетов. У нее их было 85 комитетов, 6 тысяч благотворительных организаций под ее управлением в России.

К. Мацан

— Как сказали бы сегодня, она была еще эффективный менеджер.

А. Громова

— Эффективный менеджер, она удивительно была талантлива. И я вообще таких других деятелей общественных не знаю. И то есть в этом мы угнаться все равно за ней не можем, у нее был исключительный талант и действительно та помощь Божия, которую она получала. Потому что сделать это своими силами, мне кажется, это было невозможно.

Л. Шумская

— Можно, да, я добавлю? Вот помимо эффективного менеджера, понимаете, эффективность эффективности рознь. Потому что эффективность, цель, когда как бы вот она должна не только оправдывать средства, но еще и пользу приносить. Вот Столыпин, будучи в гостях в Марфо-Мариинской обители у матушки Елизаветы, он спросил у нее искренно, говорит: вот матушка, сестер-то набрали очень много. Планировали же 20, а вот сейчас-то у вас уже 120. А как так, говорит, наверное, разочаровываетесь, когда даете сложно выполняемые задания, разочаровываетесь-то в людях? Приходится разочаровываться? На что Елизавета Федоровна ему отвечает, что вы знаете, я каждому даю задание по его возможностям. И вот это огромное ее умение, видимо, так распределять задания, что это было эффективно. Так что это совсем не кризисный менеджмент, это какая-то совершенно другая и совершенно уникальная какая-то управленческая в ней жилка. Вот, может быть, такая даже интуитивная какая-то.

А. Громова

— Но самое главное, что она могла привлечь, вот это ее искренняя вера, искреннее служение своими собственными силами. Потому что она раздавала не распоряжения, а она сама трудилась. И когда она трудилась, то рядом с ней хотелось встать в ряд людям и благотворителям из купечества, и представителям дворянских благотворительных организаций, и обычным людям, москвичам, которые тянулись и все, что могли сделать для ее комитета, кто что нес — у кого были деньги, у кого были вещи. И она никакую помощь не отвергала, и была удивительно благодарной. Потому что я вот недавно перечитывала очередные документы и была потрясена тем, что объезжая в первые месяцы Великой войны Западный фронт, она заметила совершенно замечательный санитарный отряд, который пользовался целой серией автомобилей для того, чтоб выводить раненых с поля боя. Она узнала, чей это санитарный отряд, и немедленно по возвращении в Москву она поговорила с этими благотворителями, там раздала какие-то награды, поощрения. И вот то есть у нее слово не расходилось с делом. Вот она увидела что-то доброе — она сразу же людей поблагодарила. И опять же, давайте о себе, давайте взглянем на себя: всегда ли мы благодарим Бога и людей за то доброе, за то многое, что мы получаем и имеем? То есть у нас, нам есть чему поучиться вот в этих музеях в Тобольске, в Алапаевске. Когда экскурсоводы рассказывают нам о жизни этих людей, то есть очень много того в их духовной жизни, просто в их работе, в их трудах, то чему мы должны учиться.

К. Мацан

— Давайте мы под занавес нашей беседы напомним нашим слушателям и тем, кто будет 16 сентября в Москве, пригласим их на еще раз на Елизаветинский крестный ход, седьмой уже по счету. Вы рассказывали, что туда в это году очень удобно добираться из Москвы. Давайте напомним, как.

А. Громова

— Да, благодаря тому, что нас поддержала Красногорская администрация, вот Радий Фаритович Хабиров, у нас есть целых восемь больших экскурсионных автобусов. Четыре из них пойдут от метро «Тушинская», в 7.30 утра…

К. Мацан

— 16 сентября.

А. Громова

— 16 сентября, в 7.30, в полвосьмого эти четыре автобуса с большими надписями на ветровом и на заднем стекле: «VII Елизаветинский крестный ход», будут ожидать паломников у метро «Тушинская», выход из последнего вагона. И в это же время четыре таких же больших автобуса отойдут от метро «Молодежная», но там уже выход на стоянку автобусов из первого вагона, наоборот. Но на всякий случай очень легко запоминается — «усовохрам.рф» (http://www.xn—80ad5afbmdpw.xn—p1ai/) — это сайт Спасского храма в селе Усово, можно посмотреть и уточнить там еще раз программу.

Л. Шумская

— Ну или на нашем сайте. У нас тоже есть информация, там тоже все подробно в афише сказано.

А. Громова

— Люда, ну называйте еще наш сайт там.

Л. Шумская

— Да, «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество» сразу же http://espo-fond.ru/ — и там тоже вся исчерпывающая информация есть. Главное, что в этот крестный ход можно не бояться отправиться с детьми. Во-первых, а) —это проведение практически целого дня на свежем воздухе у Москвы-реки и в веселом настроении, молитвенном, мы настаиваем; б) — это обязательно мы всех покормим, у нас будет полевая кухня. Не бойтесь отправляться с детьми и с семьей в это мероприятие, потому что крестный ход не очень большой, это около пяти километров и это не быстрым ходом — это прекрасная возможность вот побыть всем там вместе.

К. Мацан

— Спасибо огромное за эту беседу. Я напомню, сегодня в «Светлом вечере» у нас в гостях были руководители Фонда содействия возрождению традиций милосердия и благотворительности «Елисаветинско-Сергиевское просветительское общество», Анна Витальевна Громова — историк, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН и кандидат исторических наук. И Людмила Владимировна Шумская — искусствовед и руководитель региональных программ этого фонда. Спасибо еще раз за беседу, до новых встреч. А на волнах радио «Вера» в студии был Константин Мацан. До свидания.

Л. Шумская

— До свидания.

А. Громова

— До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...