«Джаз в Польше». Светлый вечер с участниками группы Tubis Trio (12.06.2018)

Джаз в Польше (12.06.2018) - Часть 1
Поделиться
Джаз в Польше (12.06.2018) - Часть 2
Поделиться

Tubis TrioВ нашей студии были гости из Польши — участники музыкального коллектива Tubis Trio — Maciej Tubis, Paweł Puszczało и Przemysław Pacan.

Мы говорили с нашими гостями об их творчестве, о музыкальной культуре в Польше и конечно послушали несколько джазовых музыкальных композиций в исполнении наших гостей.


А.Пичугин

— В студии светлого радио приветствую вас я, Алексей Пичугин, здравствуйте. У нас сегодня музыкальная программа, и я с удовольствием представляю наших гостей, у нас сегодня полная студия гостей. Tubis Trio — джазовое трио из Польши у нас сегодня здесь, в этой студии. Матей Тубис (Maciej Tubis). Здравствуйте.

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Здравствуйте.

А. Пичугин

Матей играет на фортепиано. Пшамек Пацан (Przemek Pacan) играет на перкуссии. Здравствуйте.

Пшамек Пацан (Przemek Pacan)

— Здравствуйте.

А. Пичугин

Павел Пущтао (Paweł Puszczało) играет на контрабасе. Здравствуйте.

Павел Пущтао (Paweł Puszczało)

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Ваша группа существует уже почти, уже больше даже 15 лет по-моему, с 2004 года, почти 15 лет. Вы из города Лодзь, правильно?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Я из города Лодзь. И мои коллеги, с которыми я работаю, можно сказать, что живут рядом, недалеко от города Лодзь. Мы работаем уже долго, но только в прошлом году мы записали диск, который был издан сразу во всем мире музыкальном голландским издательством Challenge International.

А. Пичугин

— Насколько сейчас джаз популярен в Польше?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Джаз в Польше очень популярен, он популярен так же и за границей. Вот есть страна, например, Япония, где в магазинах выделены даже отдельные полки с надписью «Польский джаз».

А. Пичугин

— Ух ты, как интересно! То есть Польша, можно сказать, что сейчас такая наиболее джазовая страна Европы?

Павел Пущтао (Paweł Puszczało)

— В принципе можно так сказать. Но не надо забывать и о других странах. Хотя, конечно, в Польше очень много выдающихся композиторов, таких как Томас Станко, Збигнев Намысловский, которые, можно сказать, представители нашей страны, которыми ну мы можем гордиться, хвалиться которыми можем. Хвастаться которыми можем.

А. Пичугин

— У нас некоторое время назад, может быть, около полугода назад был в гостях здесь, в этой студии Влодек Павлик, замечательный польский музыкант джазовый. Первый, я так понимаю, что вообще первый европеец, который получил «Грэмми» в области джаза. Так что ну в общем, наверное, да, судя по нашему знакомству вот уже теперь и с вами, Польша действительно, наверное, такая самая джазовая страна Европы сейчас. Ну и вообще, мне кажется, что в Польше происходит очень много музыкальных событий. Может быть, вы сейчас расскажете о некоторых из них. События, которые, ну какие-то концерты, фестивали. Я знаю, что многие мои друзья ездят в Польшу на различные музыкальные фестивали, очень классные, модные сейчас. Из чего я могу сделать вывод, что в принципе не только джаз, но и вообще практически все направления в музыке сейчас настолько хорошо в Польше представлены и развиваются, что вот проходят такие замечательные фестивали.

Пшамек Пацан (Przemek Pacan)

— Ну да, у нас много фестивалей. Например, мы можем перечислить хотя бы «Джаз над рекой Одра», в котором будем принимать участие в следующем году. У нас тоже организуется Warsaw Summer Jazz Days — джазовый фестиваль в городе Калиш. Конечно, есть еще фестиваль Jazz Jamboree — это очень старые традиции. На эти фестивали, конечно, прибывают самые выдающие звезды мирового масштаба со всего мира.

А. Пичугин

— Расскажите про историю группы. Как, с чего все началось в 2004 году или даже наверняка раньше. Как вы встретились, и как образовалось ваше трио?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Да, действительно история нашего трио насчитывает более десятка лет. Трио возникло на основании моей необходимости играть собственную музыку. Не обязательно джаз. Я выпускник классической студии музыкальной академии в городе Лодзь. И мы создали трио, которое играло объединение классической музыки с импровизацией, некоторыми элементами джаза и некоторыми элементами песенной культуры. Сегодня прозвучат произведения, сочинения, в которых будет слышно вот именно эту мелодию, как в песенке — вы это увидите. Обычно ассоциируется джаз с американским свингом, но у нас заметны такие нотки европейские, даже проявления славянской культуры — вот эти влияния тоже будут видны. Вкратце — вот это так получилось.

А. Пичугин

— Очень интересно, как славянская культура повлияла на вашу музыку, на джаз в целом в Польше? Это что-то такое коренное или это вот именно ваше творчество?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Как я уже упомянул, самое важное, то что выделяет нас, — это мелодия. Конечно, в развлекательной музыке огромную роль играет ритм, без ритма развлекательная музыка невозможна. Но наш диск именно отличается мелодией, которая выделяет его на фоне американской музыки.

А. Пичугин

— Вы первый раз в России? Нет?

Павел Пущтао (Paweł Puszczało)

— Вот нет, мы не впервые. Например, я был уже в России три раза. Первый раз я приехал с господином Артуром Дуткевичем. Потом мы играли в трио фортепиано, контрабас и перкуссия. Затем я приехал с господином Збигневом Замысловским на фестиваль. И затем еще раз я приехал с Артуром Дуткевичем, это в марте на фестиваль польского джаза в Москве. Мы играли в Архангельске и в Санкт-Петербурге.

А. Пичугин

— Ну тогда, наверное, вопрос к Павлу: как вам вот уже после трех посещений России, как вам наша страна, Архангельск? Кстати говоря, Архангельск ну это такой важный очень город для русской культуры. Потому что и это северная архитектура, может быть, в самом Архангельске, конечно, она не представлена, но Архангельская область это вот то место, откуда вот многом вышла наша культура.

Павел Пущтао (Paweł Puszczało)

— У меня очень положительные впечатления, очень хорошие впечатления с предыдущих путешествий. Я часто смотрю, обращаю внимание на здания, на форму, на природу. Но не удалось мне, конечно, очень много посмотреть в связи с тем, что эти путешествия были очень краткими, получились сжатыми. Я не смог увидеть всю красоту России. Я очень рад, что получилось, что нас пригласили в очередной раз в Россию, что мы приехали с трио Maciej Tubis в посольство и благодаря любезности людей, которые там работают и которые показали нам город, мы смогли побольше посмотреть интересных зданий. И конечно мы по этому поводу очень рады.

А. Пичугин

— А вам как в Москве? Ну вот как людям, которые приехали первый раз, ну вот наверное, кроме экскурсии по городу вы мало что сумели посмотреть, но все равно ощущение какое-то. Потому что вот я, например, был в Варшаве всего один раз, правда, я очень надеюсь, что я этим летом там побываю второй раз. Но при этом у меня Варшава оставила какие-то очень теплые воспоминания. Вот я очень надеюсь, что вот этим летом удастся туда вернуться. Хотя всего я там был, ну можно сказать, меньше суток. Но все равно вот какое-то ощущение от города, оно есть.

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Мы уже третий день в Москве. Но Москва, конечно, произвела на меня впечатление огромного, крупного города. Но мы совершили одну прогулку на Красную площадь, один раз мы поехали на Останкинскую телебашню, чтобы посмотреть, насколько огромным является этот город. Можно сказать, что этот город — это третья часть всей Польши. То, что у меня так удивило, это сигналы. Очень много сигналят водители, я к этому еще не успел привыкнуть за три дня.

А. Пичугин

— Даже я, прожив всю жизнь в Москве, ни разу не был на Останкинской башне. Это была моя детская мечта, которая так пока вот, больше чем за 30 лет, так и не осуществилась.

Пшамек Пацан (Przemek Pacan)

— Можем порекомендовать.

А. Пичугин

— Спасибо. Спасибо. Ну что, теперь точно мы переходим к музыке. Композиция, первая композиция, которую мы слушаем в исполнении Tubis Trio, она называется «Monday on My Way». Может быть, что-нибудь расскажете про эту композицию?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Это сочинение, которое, так сказать, в начале диска, отрывает этот диск. И судя по заглавию, это хорошее сочинение для начала хорошей недели.

А. Пичугин

— Прекрасно. Давайте слушать.

А. Пичугин

— Я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня замечательный коллектив из Польши, он называется Tubis Trio. И все трое его участников здесь, в этой студии. Матей Тубис, он играет на фортепиано, Пшамик Пацан играет на перкуссии, и Павел Пущтао — на контрабасе. Как вы считаете, в чем секрет популярности джаза вот сейчас, в начале XXI века? Все-таки долгое время считалось, что джаз — это музыка, во-первых, не очень молодых людей, ну в общем, как-то вот так казалось, что это в основном все-таки люди за 40, за 50, уже такие пожившие, узнавшие что-то из музыкальной культуры, приходят к джазу. Но сейчас мы видим совершенно другую картину, мы видим, что огромное количество молодых людей приходят на джазовые концерты. Джазовые концерты проходит по всему миру с огромным успехом. В Москве, например, джаз играют просто на улице, в парках, проходят джазовые концерты, туда приходят в основном молодые люди, от 15 до 35 лет. Как вы считаете, в чем секрет успеха?

Пшамек Пацан (Przemek Pacan)

— Мы очень рады, что джаз столь популярен, особенно среди молодых людей. Я наблюдаю за тенденциями, за музыкальными тенденциями в мире, смотрю на так называемую популярную музыку, и там появляется очень много механических элементов, что музыка как будто из пластмассы. Она похожа везде становится из-за этих элементов. А джаз — это альтернатива, это то, что люди ищут сознательно. Люди ищут чего-то другого, того, чего им не хватает в этом главном направлении музыки, наиболее распространенном, которое среди массовой информации как будто впихивают нам. Люди ищут чего-то более глубокого, того, чего не предоставляет вот это главное направление, мейнстрим, можно сказать, музыки. Вот отсюда и взялось заглавие нашего диска — «Правда» — «The Truth».

А. Пичугин

— А я знаю, что ваш альбом был признан одним из лучших джазовых альбомов 2009 года, в пятерку вошел. Это правда?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Это тоже правда. Я раньше сказал, что первый диск, который мы записывали в студии, вот мы как раз его слушаем. Но у нас есть и предыдущие записи, это записи с концертов. Например, вот запись из концерта в Люксембурге в 2008 году, она была издана на диске, и она попала в десяток лучших джазовых дисков 2008 года Стюарта Николсона.

А. Пичугин

— Я так понимаю, что помимо Польши вас очень хорошо знают и в Европе, и, судя по всему, в Соединенных Штатах, да?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— В Европе, наверное, да, мы известны. Как в Соединенных Штатах, я не знаю. Скорее всего да, благодаря дистрибуции нашего диска. Но сейчас, в настоящее время можно, так сказать, подсматривать, где слушается наша музыка, где слушается наш диск. Я знаю, что в России тоже можно его послушать. Япония, Корея — это вот наши диски продавались так, что пришлось еще дополнительно отправлять туда, просто весь рынок был как бы исчерпан. Дальний восток — это действительно огромный рынок для музыки.

А. Пичугин

— В России на одном из самых популярных музыкальных серверов, где можно купить и послушать ну вот все лучшее, то что выходит, ваши альбомы представлены. Это здорово. Это очень классно. То есть соответственно у вас есть свой слушатель в России. Вы приехали на несколько дней, вы выступали где-то уже или будете выступать?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Да, можно сказать, что мы сейчас приехали, мы прокладываем путь. Мы приехали по приглашению посольства. Мы хотели также организовать небольшой клубный концерт, но получается, что из-за нехватки времени, многих обязанностей у себя на родине нам это не удалось. Но есть планы на следующий год, идут переговоры, чтобы приехать с концертами и не только в Москву.

А. Пичугин

— Это было бы очень здорово, потому что я… Ну как, могу говорить только за себя, наверное, но мне очень нравится ваша музыка. И я думаю, что мои музыкальные вкусы, они, наверное, довольно характерны для среднестатистического слушателя. Я более чем уверен, что вы соберете полный зал в каком-нибудь хорошем московском или не только московском джазовом клубе. И не только джазовом. Возможно, в каком-то просто хорошем московском клубе.

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Я глубоко убежден, что музыка понравится. Язык музыки — это универсальный язык, это самое хорошее, самое красивое, самое замечательное. Я уверен в том, что будет хорошо воспринята правда, которую мы будем передавать музыкой, и мы с большим удовольствием еще раз приедем.

А. Пичугин

— Вы уже не первый раз говорите про Японию. Ну для нас это, для меня по крайне мере, наверное, это совсем, для многих слушателей, уверен, что точно так же, с точки зрения музыки совершенно незнакомая страна с ее музыкальными вкусами. А вот вы говорите, что ваши альбомы очень хорошо продаются в Японии. Вы ездили в Японию на гастроли?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Япония — это вторая точка, вторая остановка нашего путешествия мечты. Но это очень непросто организовать концерты там, хотя рынок действительно огромный. И японцы впитывают все виды музыки, конечно, в том числе джаз, они хватают буквально все новинки. Вот польский джаз — это, так можно сказать, характерная черта, такой пункт, который им исключительно понравился. Можно сказать, что есть узкая группа людей, слушателей, которые следят за всеми новинками. Я еще добавлю. Полгода тому назад вышел диск под заглавием «Polish pianism» — это сборник, который составил японский редактор, который свыше месяца путешествовал по Польше и выбирал произведения для этого диска. Среди десяти произведений одно в исполнении Tubis Trio. Рядом со знаменитыми известными фамилиями вот появляется наименование нашей группы. Это из этого диска из Люксембурга.

А. Пичугин

— Напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Tubis Trio, замечательный коллектив из Польши, из города Лодзь и его окрестностей ребята к нам приехали. Скажите, пожалуйста, а вот принято все-таки считать, что джаз, ну всегда было принято считать, что джаз — это американская музыка, но вот сейчас все сильно меняется. И уже мы сегодня вспоминали вашего коллегу из Польши, Влодека Павлика, который был первым европейцем, получившим «Грэмми» в области джаза. Как вы считаете, насколько вообще сейчас джаз это вот такая европейская музыка?

Павел Пущтао (Paweł Puszczało)

— Джаз, конечно, всегда будет происходить из Соединенных Штатов. Соединенные Штаты — это место его происхождения. Но можно сказать, что джаз — это музыка импровизированная, это импровизация. И вот европейские центры — Польша, Франция, Великобритания, Скандинавия — это государства, которые очень сильно продвигают свою музыку, поэтому слышно, что наши коллеги по той стороне океана любят нашу музыку, они ее слушают, они иногда берут с нас пример, почерпывают что-то из нашего творчества.

А. Пичугин

— Ну и мы давайте уже теперь вернемся к музыке. Композиция следующая, которая прозвучит, называется «2:31 PM». Расскажите, почему такое название.

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Название — это абстракция, как и сама музыка. Всегда появляется проблема с названиями сочинений в связи с тем, что когда даем какое-то название, мы как будто направляем слушателя в сторону этой интерпретации. У нас получилось так, что состоялась музыкальная сессия под такими, знаете, старинными часами. Я думаю, что они еще тогда работали и показывали 2 часа 31 минуту после обеда. И так получилось, что я когда-то жил в доме № 231.

А. Пичугин

— А сессия где была? Это студия или какой-то клуб?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Это было здание старинной фабрики, которая уже не работает, не действует. Лодзь известна тем, что во время своего золотого периода там было очень много фабрик тканей. Ну и хлопок главным образом, ну в общем ткацкие фабрики.

А. Пичугин

— В России тоже есть город, который славится, ну славился, наверное, еще лет 20 назад, но сейчас традиции возрождаются. Это город Иваново. Есть такой довольно большой город недалеко от Москвы. Его еще в народе у нас называют: «Иваново — город невест». Потому что очень много женщин работало на ткацких фабриках, и все приезжали в Иваново жениться. Итак, мы слушаем музыку «2.31 PM» — так называется композиция. А у нас Tubis Trio в гостях, замечательная группа из Польши.

А. Пичугин

Друзья, я напомню, что в гостях у светлого радио сегодня Tubis Trio, в составе Павел Пущтао, он играет на контрабасе, Пшамек Пацан — на перкуссии и Матей Тубис — на фортепиано. Мы вернемся через минуту, меня зовут Алексей Пичугин.

А. Пичугин

Возвращаемся в студию светлого радио. Я напомню, что здесь сегодня у нас замечательная польский коллектив, польская группа Tubis Trio, в составе: Павел Пущтао — контрабас, Пшамек Пацан — перкуссия и Матей Тубис — фортепиано. Сейчас, пока играла музыка и вот был наш небольшой перерыв, к нам в студию зашла наш звукорежиссер, замечательная Александра, Саша Соловьева и спросила, знают ли наши гости шведскую, я так понимаю, группу Esbjorn Svensson Trio, и выяснилось, что знают. И более того, я так понимаю, что считают даже своими учителями. А что это за история? Потому что я, например, Esbjorn Svensson Trio никогда не слышал, но вот Саша, наша Саша очень любит.

Павел Пущтао (Paweł Puszczało)

— История была такая. Это наши коллеги, которые немножко старше нас по возрасту. Мы только начинали учиться, идти в направлении джазовой импровизационной музыки, и мы их слушали, поэтому некоторая группа наших слушателей ассоциирует нас с ними, видит сходство. И их музыка просто нам понравилась. Есть такой интересный факт из биографии Эсбьёрна: игре на фортепиано его учил поляк, и он учил играть его Шопена. Вот возможно поэтому видно сходство в нашей мелодии. Наверное, это и есть ответ на ваш вопрос.

А. Пичугин

— А кого вы вообще считаете своими учителями?

Павел Пущтао (Paweł Puszczało)

— Ну если речь идет обо мне, я играю на контрабасе, но я могу сказать, что вообще вопрос про учителей — это очень хороший вопрос. У меня в основном это были американцы, например, Рэй Браун, Кристиан МакБрайд и музыканты, которые играли на других инструментах, как, например, Кит Джаред. Это как будто некий код, который внедрялся в мою жизнь. У меня была возможность играть вместе с Томашем Шукальским, который играл на саксофоне, для меня тоже было очень важно сотрудничать со Збигневом Намысловским, которого хорошо знают во всем мире, и его музыка, она сугубо польская.

А. Пичугин

— Кстати, уже не в первый раз в нашей программе вот за этот час звучит имя Фредерика Шопена, замечательного польского композитора. Но при этом я замечаю, что огромное количество джазовых музыкантов делают обработки произведений Шопена. И вообще называют Шопена ну таким, может быть, в какой-то мере предвестником джаза.

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Проблема с музыкой вообще такая, что, начиная с Иоганна Себастьяна Баха (это барокко), было в основном импровизацией. Шопен — тоже импровизатор, он тоже импровизировал. Он не сочинял, а импровизировал в домашних условиях. Но его импровизации записывались по нотам для менее одаренных людей, чтобы они смогли сыграть его произведения так же — на основании нот. Шопен, когда давал концерт, позволял себе импровизировать, но у него эта линия была гармоничная, это был романтизм, это были довольно простые линии. Нужно также упомянуть известный аккорд Шопена, в джазе это называется фатум-аккорд. Он очень широко распространен. В Польше очень много музыкантов, например, Анджей Ягоджинский. Они работают с музыкой Шопена. Мы этим не занимаемся в связи с тем, что эта тема уже довольно обработана. Но я не вижу ничего плохого в том, чтобы взять сочинение и почерпнуть вдохновение, и сыграть что-то свое. Это распространено, например, в металлике.

А. Пичугин

— Я, к сожалению, не умею играть вообще ни на одном музыкальном инструменте, ну только на гитаре и то совсем чуть-чуть. Но при этом я не представляю себе, как это возможно, если Шопен импровизировал в условиях XIX века, там без записывающий аппаратуры, как можно было за импровизирующим человеком записать все по нотам, если это каждый раз новая музыка?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Вот я, говоря о том, что Шопен импровизировал, и записывались эти ноты, имел в виду, что Шопен сам импровизировал и сам за собой записывал эти ноты. Сочинение музыкального произведения — это импровизация, которая повторяется несколько раз и постоянно совершенствуется. Записывая много раз, каждый раз немного это улучшаешь. И у нас в нашем трио, можно сказать, то же самое. Мы импровизируем, сочиняем музыкальное произведение в реальном времени. Мы их не записываем, это просто композиция, которая создается непосредственно в студии.

А. Пичугин

— Да, это, конечно, наверное, тяжелейшая работа — вот именно так записывать музыку. Скажите, а вы кого-нибудь из русских музыкантов современных знаете?

Павел Пущтао (Paweł Puszczało)

— Я познакомился с более чем десятью музыкантов в Архангельске. Но, к сожалению, не помню их фамилий. Я неплохо знаю Алекса Когана, это басист, мне кажется, он работает редактором на радио «Киев».

А. Пичугин

— А, ну то есть из Киева. А может быть, кого-то знаете из советских музыкантов? Ну понятно, что мы все знаем классическую музыку русскую. Ну может быть, вы кого-то знаете из советских музыкантов? Может быть, кто-то из советских музыкантов был, ну примером — не примером, ну как-то, может быть, повлиял на ваше творчество?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— В ходе моего классического, так сказать, обучения у меня было много контактов с российской классической музыкой. Например, военная соната Прокофьева, прелюдии Рахманинова, концерт для фортепиано Чайковского. Я очень много играл классики российской и очень ее любил и уважал, и до сих пор уважаю. Есть еще, конечно, кроме этого Модест Мусоргский, Игорь Стравинский. Я их не играл, но тоже знаю и очень ценю.

А. Пичугин

— Кто у вас отвечает за музыку, кто пишет музыку?

Пшамек Пацан (Przemek Pacan)

— Все композиции приносит Матей. Он приносит идею на репетицию, но конечная форма зависит от того, что мы в нее вольем. Можно сказать так, что эскиз дает Матей, но конечный вариант — это уже работа всего ансамбля, всей группы.

А. Пичугин

— Мы сейчас возвращаемся к музыке. Композиция, которая прозвучит, называется «It’s a Beautiful Winter» — красивая зима, прекрасная зима. Расскажите, пожалуйста, про эту композицию.

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Мы записывали это сочинение в феврале. Как и в России, в Польше в это время зима. Но в последние годы в Польше эта зима как-то пропадает, ее нет, и довольно тепло. Вот и случилось однажды, что наш исполнитель возвращался из студии в столицу, в Варшаву, и тогда случилась очень сильная метель, снежная метель. Ну мы начали, конечно, шутить по этому вопросу, и тогда появилось такое зимнее название. Вот я могу также рассказать анекдот, связанный с этим произведением. У нас зимой было более 30 концертов, и каждый раз я думал, что вот скажу так: у нас за окном такая красивая зима, вот мы сейчас сыграем это сочинение. Но получилось так, что ни разу, когда мы играли концерт, ни разу за окном не было настоящей зимы.

А. Пичугин

— Ну и вот всем этим навеянная «It’s a Beautiful Winter». Это композиция Tubis Trio (замечательный коллектив из Польши, который здесь у нас, в студии светлого радио).

А. Пичугин

— Мы возвращаемся в студию светлого радио после этой замечательной музыки. Я напомню, Павел Пущтао, Пшамек Пацан, Матей Тубис — это Tubis Trio у нас здесь, в студии светлого радио. Мы с вами на радио «Вера». Радио «Вера» — это, ну в общем, светская радиостанция, но своими целями мы ставим ну такую определенную христианскую миссию: мы говорим о христианстве, мы пытаемся показать красоту христианства. Польша очень христианская страна, и всегда мы с коллегами ездили в свое время в Польшу, и к нам часто приезжают гости из вашей страны. А для вас христианская тема она как-то важна в жизни, в творчестве?

Павел Пущтао (Paweł Puszczało)

— Конечно, у Польши очень богатая история, мы можем похвастаться папой римским, Иоанном Павлом II, в миру его звали Кароль Войтыла. Христианская тематика очень популярна в музыке, много артистов занимаются именно ею. Скоро у нас будет большой католический праздник, и я могу похвалиться, что буду принимать участие и буду играть в группе, которая будет играть во время этих религиозных торжеств.

А. Пичугин

— А вам приходится выступать на каких-то именно христианских праздниках, праздниках, которые организует католическая церковь? Вот я знаю, что в городе Лодзь есть православная церковь известная очень, храм Александра Невского, если не ошибаюсь.

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Лично я не очень часто принимал активное участие. Но в Польше, в районе 1 ноября ежегодно организуются так называемые джазовые праздники усопших. Это когда в костелы приглашают джазовые группы, чтобы вот именно в католических костелах они играли. 1 ноября у нас по католическому календарю День всех святых, всех, кто умер и попал на небеса, а 2 ноября у нас так называемые «задушки» — день всех усопших. Джазовый праздник всех усопших — вот так это можно объяснить.

А. Пичугин

— Удивительная история. Мы видим, как меняется отношение к музыке. Мне кажется, за последние 20 лет очень сильно изменилось само представление о музыкальных стилях, направлениях. Если я по своему детству, юности помню, что все четко делилось: вот ты слушаешь рок, ты слушаешь рэп — рокеры, рэперы, кто угодно. Сейчас вообще все по-другому. Молодые люди, которые приходят, они уже ребята, которым сейчас 18-20 лет, они этого разделения не знают, и слава Богу, что не знают, и не помнят. Для них музыка — это музыка. И вот все очень сильно меняются, само отношение к музыке тоже. Как вы считаете, куда мы движемся дальше, что будет вообще? За какой музыкой будущее?

Пшамек Пацан (Przemek Pacan)

— Вот это сложный вопрос, и сложно дать однозначный ответ. Я наблюдаю за тенденциями, за направлениями и думаю, куда это все идет, куда это все направляется. Я думаю, что если у какой-то группы есть идея на музыку, надо делать свое (это в Польше есть такая поговорка: делать свое) — иди в направлении и не думай о размере популярности. Надо пытаться дойти к широкому кругу людей, кругу слушателей с тем, что мы хотим им передать, с тем, что вытекает из глубины нашего сердца. Я не знаю, куда мы идем. Я уже упоминал, что много музыки этого направления, главного, это музыка, которая в основном направлена на продажу и на то, чтобы быстро заработать. Диск можно записать на компьютере дома, на компьютере за несколько тысяч евро, и можно заниматься массовым производством, производством в массовом масштабе дисков для того, чтобы больше заработать. Конечно, это можно. Но мы так не думаем, мы так не хотим.

А. Пичугин

— Ну я не знаю, как в Польше, а, например, в 90-е годы в России было тотальное просто превосходство эстрадной музыки, причем не самого высокого уровня. Но мы сумели это преодолеть. Вот то, что сейчас происходит и с российской сценой массовой, и с авторской музыкой, и джазом, и с классикой, как я уже сказал — все очень сильно изменилось. Молодые люди, которые бы 25 лет назад, 20 лет назад пошли бы на концерт популярной музыки, теперь пойдут скорее на джазовый концерт или концерт пусть популярного, эстрадного исполнителя, но это уже уровень совершенно другой. Вот как в Польше было в 90-е годы? Это было тоже тотальное торжество популярной музыки не самого высокого уровня? Или нет, или все-таки ситуация была иной?

Пшамек Пацан (Przemek Pacan)

— У нас в 90-е годы очень популярной была роковая музыка, музыка рок в Польше. У нас немножко наоборот тенденция по сравнению с тем, что вы сказали. Значит, получается, сейчас средства массовой информации даже, можно сказать, внушают насильно музыку, качество которой гораздо хуже той, которая была в 90-е годы. Вот это такое мое наблюдение.

А. Пичугин

— Интересно, потому что все с точностью до наоборот у нас. И мне казалось, что тенденции, они примерно одинаковые сейчас во всем мире.

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Мы тоже удивлены, что эта тенденция выглядит именно так. Можно сказать, что в Европе очень большое лобби производителей дисков и тех, кто их продает. Очень тяжело, можно сказать, пробиться с проектом, например, авторских каких-то песен. Очень много талантливых музыкантов, которые просто не могут прорваться. Это, конечно же, огромная проблема. Но самая большая проблема — это то, как попасть к слушателю. Это очень сложно. Мы, конечно, не можем жаловаться после первого нашего концертного тура, но, правда, это очень тяжелая и кропотливая работа.

А. Пичугин

— Мы уже будем заканчивать нашу программу. Я очень надеюсь, что вы приедете к нам в Россию именно как Tubis Trio, все вместе, выступите на какой-нибудь хорошей-хорошей площадке, и мы придем на ваш концерт.

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Мы тоже очень благодарим за такое долгое, можно сказать, исчерпывающее интервью. Я думаю, что после такого интервью нам уже удастся попасть к определенной группе слушателей, и когда приедем сюда, нам уже будет для кого играть.

А. Пичугин

— Мы тоже очень на это надеемся. Последняя композиция, которая звучит у нас в эфире, называется «Triceratops». Почему такое название, что это?

Матей Тубис (Maciej Tubis)

— Ну несколько факторов повлияло на это название. Один из них, вот у меня родился сын, когда ему было 2-3 годика, у нас была очень небольшая квартира. Я хотел сесть к пианино, но одновременно это была и кухня, и детская (ребенок там играл). У меня был очень тяжелый день, я был усталый, немножко взволнованный. Я сел, стал играть для того, чтобы, можно сказать, спустить немножко пар. И слышны вот в этом произведении рахманиновские октавы, переплетающийся рок и даже басовые и сопрано — и все это можно услышать в одном моем произведении.

А. Пичугин

— Итак, мы благодарим Tubis Trio. Павел Пущтао играет на контрабасе, Пшамек Пацан — на перкуссии и Матей Тубис — на фортепиано. Tubis Trio в гостях у светлого радио. Спасибо вам большое, что пришли сегодня. А переводила наш разговор Малгожата Бокшнайдер, третий секретарь польского посольства. Я Алексей Пичугин. Мы прощаемся, до новых встреч. Слушаем музыку. Будьте здоровы, до свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 4,50 из 5)
Загрузка...