«Духовные темы в театре». Светлый вечер с Ларисой Никулиной (03.10.2017)

Духовные темы в театре (03.10.2017) - Часть 1
Поделиться
Духовные темы в театре (03.10.2017) - Часть 2
Поделиться

У нас в гостях была руководитель театра «Живая вода» Лариса Никулина.

Мы говорили о новых спектаклях театра, о темах, которые в них поднимаются и о том, как сегодня духовная составляющая может присутствовать в театральном искусстве.


А.Пичугин:

— Здравствуйте, дорогие слушатели! «Светлый вечер» на Светлом радио. Лиза Горская…

Лиза Горская:

— … Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

— Вместе с нами и с вами ближайший час проведёт Лариса Никулина, художественный руководитель московского театра «Живая вода». Добрый вечер!

Л.Никулина:

— Добрый вечер!

А.Пичугин:

— Мы с Вами встречались, как мы, перед программой, выяснили и вспомнили. Мне почему-то казалось, что полгода назад — два с половиной месяца назад это было. Но, всё-таки, какое-то время прошло, и в театре тоже, наверное, что-то меняется. Ну, для начала, давайте просто вспомним, что такое театр «Живая вода». В двух словах — про его историю, и о том, что у вас сейчас происходит.

Л. Никулина:

— Ну, наш театр «Живая вода», мы создались в 2003 году. Скажу, наверное, сразу самое главное — то, что мы пытались объединить в нашем деле профессиональных актёров, музыкантов, певцов, которые… многие из них — кто МХАТ закончил, кто Щукинское, кто ГИТИС, кто Московскую Консерваторию, кто Гнесинку — чтобы делать какие-то светлые, добрые, глубокие темы. И, за это время нашего существования, у нас появилось почти 12 спектаклей, программ. Темы мы выбираем животрепещущие. То есть, те, которые… мы сами имеем если боль о какой-то теме, мы, значит, берёмся за это и делаем. Темы очень разные. И «Он — Она» спектакль у нас есть — о сохранении молодой семьи, и «Сердцебиение» — большая очень программа о сохранении жизни, против абортов. Есть очень большой спектакль «Верные.ру» о Царской Семье и о современной молодёжи, и можно много ещё перечислять, не буду уже, наверное, занимать внимание. И главное — то, что мы пытаемся приглашать на наши спектакли, собственно, всех людей. Мы открыты всем.

Лиза Горская:

— Сколько вы уже существуете? Где вы находитесь? Как часто спектакли?

Л.Никулина:

— Ну, мы создавались при Новоспасском монастыре, и сначала нас было, как я всегда говорю, полтора человека.

А.Пичугин:

— С 2003 года, вы говорите, да?

Л.Никулина:

— Да, да, да! Вот, с полутора человек наш, как-то, ком снежный разросся, нас сейчас почти 100 человек. И сначала мы делали какие-то камерные такие спектакли, программы, постановки. Сейчас мы делаем их очень большие. То есть, вот как спектакль «Верные.ру» — там у нас декорация — это двухэтажный дом шестиметровый на сцене, ну, если так, образно говоря. И поэтому сейчас мы, конечно, арендуем зал, и, поскольку, к сожалению, пока помещения у нас своего нет, мы арендуем разные площадки.

А.Пичугин:

— В 2003 году огромное количество театров в Москве существовало, на любой вкус, на любой выбор. А почему Вы вдруг решили создать ещё один? Не на базе какого-то театра закрепиться, а вот сделать отдельную творческую, простите за бедность речи, единицу?

Л.Никулина:

— Ну, Вы знаете, собственно, я бы, наверное, и не рискнула пойти на такое дело. А, поскольку я, к тому времени, уже как-то стала… мне стала вера открываться, я стала ходить в Храм, вот, что-то, как маленький котёнок, узнавать о вере, и так — потихонечку, потихонечку всё произошло, когда уже вот некоторые священники узнали, что у меня 2 профессиональных театральных образования. И они, собственно, посоветовали, в общем-то, создать вот такое дело, попробовать. Поскольку, наверное, те тему, которые мы берём — животрепещущие — они сейчас в России просто нужны. А, поскольку, мы сами заряжены на эти темы искренне, и хотим это делать — вот, видимо, так оно и получилось.

А.Пичугин:

— А какой бэкграунд у Вас лично? Чем Вы занимались до театра? У Вас 2 театральных образования — где Вы до этого работали?

Л.Никулина:

— Да, ну… У меня образование актёрское и — просто это были разные, и театры, в том числе… Ну, как бы, мне всегда хотелось, опять же… это всегда во мне как-то… жило в моей душе… или жило, не знаю как правильно сказать…

А.Пичугин:

— Существовало.

Л.Никулина:

— … существовало, да, в моей душе, чтобы делать, всё-таки, серьёзные какие-то темы. Мне всегда было очень жаль, если время уходило на какие-то… Вот, когда в театрах больших, там, работаешь, то на какие-то, я бы сказала, гримёрочные, там, отношения или что-то. Мне всегда не хватало, чтобы ты работой в театре просто приносил пользу. И вот, наконец, это всё совпало.

Лиза Горская:

— Что значит — гримёрочные отношения?

Л.Никулина:

— Ну, когда вот, иногда в профессиональных театрах, что иногда часть времени как-то уходит на какие-то отношения… вот… закулисные. Хорошо, что бывают такие театры, где, слава Богу, здоровая атмосфера и всё. Бывает — совсем по-другому. Поэтому, мне всегда хотелось, вот, всё своё время, чтобы я тратила только на дело, на пользу…

Лиза Горская:

— Мне кажется, в любом коллективе часть времени… в большинстве коллективов… уходит на какие-то закулисные, кулуарные отношения… курилки, там, у кого-то…

Л.Никулина:

— Лиза, Вы знаете, сейчас так мы, как-то очень, наверное, храним это, потому что вот мы 15-й год, как мы вдруг неожиданно выяснили для себя, существуем. И у нас вот этого нет. То есть, поскольку все у нас актёры, музыканты, певцы из разных театров — кто из Вахтанговского, кто из Таганки, кто из МХАТа — приходят, и они, собственно, приходят, и мы собираемся только для того, чтобы успеть сделать какие-то программы, спектакли — нам некогда.

Лиза Горская:

— Слава Богу! А скажите, у Вас все вот Ваши коллеги — они вот так же мотивированы, как Вы, и для них так же важно делать что-то… не знаю, насколько слово «польза» вообще применимо к творчеству… но, вот, что-то осмысленное и так далее?

Л.Никулина:

— Да, в основном, такие ребята к нам приходят. Потому что тут ещё, знаете, наверное, отбор такой происходит сам по себе, потому что мы… Мы, действительно, некоммерческая организация ( мы — автономная некоммерческая организация ), и те темы, которые мы берём, и те спектакли — они, по сути, некоммерческие, и заработать на них много нельзя. И поэтому здесь у всех какие-то минимальные, собственно, средства получаются…

Лиза Горская:

— … но они важны для вас, эти темы.

Л.Никулина:

— И для ребят тоже. Потому что не стали бы они тратить своё драгоценное время, особо денег тут никаких не зарабатывая, больших…

Лиза Горская:

— «Для вас» — для коллектива, я имею в виду.

Л.Никулина:

— Да. В основном, все такие удивительные — актёры, музыканты, певцы, о которых я говорю — которые горят, хотят делать вот такие темы.

Лиза Горская:

— Получают отдачу?

Л.Никулина:

— Да. Получаем. Вот, Вы знаете, Лиза, Вы задали вопрос о «полезно» — искусство и польза. Вроде бы… Я понимаю Ваш вопрос. Потому что, где польза, там может быть какое-то назидание, дидактика, и этого всегда мы все опасаемся. Но здесь, знаете как… Действительно, так получилось, помимо нас. Я, как пример такой, краткий приведу. Что, когда мы где-то, там… не знаю… в четвёртый раз или в третий, мы приехали на гастроли в Сургут — слава Богу, у нас уже и такие, большие, гастроли театра случаются. И вот, после нашего спектакля «Он — Она», который, собственно, говорит с болью, с криком, с пронзительностью о том, что это страшно, когда разводятся семьи, тем более, может быть, венчанные… И так получилось, что пара, которая пришла на наш спектакль… там целая была история о том, как они пришли — они, собственно, уже не жили друг с другом полгода, трое детей… и, когда они посмотрели наш спектакль, они опять восстановили свои отношения. Вот, это для нас было, знаете, событие такое, что…

Лиза Горская:

— Это… Наверное, так можно сказать, что какая-то созидательная сила творчества?

Л.Никулина:

— Да, нам так вот хочется, понимаете?

Лиза Горская:

— Это… польза, вред… Созидание.

Л.Никулина:

— Созидание, да. Хорошее, кстати, слово. Лучше, чем «польза», да.

Лиза Горская:

— А давайте, может быть, про гастроли подробнее поговорим. Вот, Вы сказали, в Сургуте вы были. Где ещё? Куда собираетесь?

А.Пичугин:

— Тем более, сейчас, как раз, заканчивается гастрольный сезон, начинается уже сезон, такой, непосредственно… московский — да, правильно?

Л.Никулина:

— Да.

А.Пичугин:

— И, куда вы… А, тем более, мы с Вами встречались летом, когда, как раз, гастроли, наверное, ваши тоже проходили. Расскажите тогда… я немножко с’ужу Лизин вопрос… последние гастроли как прошли, и куда вы ездили?

Лиза Горская:

— А чего это ты с’ужаешь мой вопрос?

А.Пичугин:

— Вот так вот.

Л.Никулина:

— Ну, я хочу… Лиза вот спросила — вообще, какие у нас гастроли были? К своему удивлению, поскольку мы — не финансируемые Государством, но у нас было очень много гастролей, как ни странно. То есть, мы ездили и в Екатеринбург, и в Оренбург, и в Орск, и ещё какие-то у нас были и малые города… сейчас даже ещё… не вспомню, ещё какие-то у нас были города. Ну, если придут на память, я потом вспомню и скажу. А вот сейчас мы собираемся ехать в Петербург. Это будет, уже определились даты, 18-19 ноября. И нам очень это хотелось — показать в Петербурге спектакль «Верные.ру», который о Царской Семье. И, конечно же, это…

А.Пичугин:

— Это приурочено к годовщине.

Л.Никулина:

— Приурочено, да. Вот, нам очень это хотелось, и вдруг… вот, сейчас как-то это… после долгих переговоров, договорённостей это произошло. И вот, мы сейчас тщательно к этому готовимся.

Лиза Горская:

— А как вам удаётся столько гастролировать, если вы не имеете государственной поддержки?

Л.Никулина:

— Ну, мы получали поддержку от Министерства Культуры РФ…

Лиза Горская:

— Российской Федерации…

Л.Никулина:

— Да, Российской Федерации. Мы каждый раз вот как-то, знаете… Казалось бы, когда мы висим на волоске и думаем: «Ну, вот — всё. Как — дальше? Как дальше быть? Финансирования нет». И обязательно вот как-то появляются какие-то люди — ну, я их называю «искренние радетели о России» — которые, когда видят темы тех спектаклей, которые мы делаем, они говорят: «Ребята, мы вам поможем. Только держитесь». И вот как-то так вот оно и получается.

А.Пичугин:

— Причём, наверное, очень сложно выезжать — не только по причинам финансовым, но ещё и потому, что все Ваши актёры заняты в других театрах. Как им удаётся, вообще, покидать театр Вахтангова, МХТ… не знаю… Таганку для того, чтобы вместе с Вами поехать?

Л.Никулина:

— А вот, Вы знаете, это, как раз, к ответу на вопрос — кто сюда приходит, и какие здесь у нас актёры и музыканты работают. Именно те, которые хотят в этом участвовать очень, и, когда нам удаётся заранее что-то организовать, то, конечно, они пытаются так планы все свои построить — там, свои съёмки и так далее… свою работу — так, чтобы всё-таки на эти гастроли выезжать. И я говорю практику — и они выезжают. Причём, последние у нас гастроли были вот в Сургуте, кстати. У нас было, где-то… мы 4 раза, по-моему, там были. То есть, мы выезжали, и нас было 33 человека. Я до сих пор… вот говорю, вот — я потом начинаю бояться. То есть, когда это происходит, ты делаешь и не думаешь, вообще, возможно ли такое…

Лиза Горская:

— Глаза боятся, руки делают…

Л.Никулина:

— Да, руки делают. Потом, когда уже это совершилось, тебе начинает немножко быть страшно: как это, вообще, могло быть?

Лиза Горская:

— 33 человека — это вместе со всеми?

Л.Никулина:

— Да, и техническая часть, и все, все, все.

Лиза Горская:

— Ну, всё равно… А кто ваш зритель?

Л.Никулина:

— Ну, мы, вообще, настроены на то, чтобы зритель наш был — любой, всякий, и даже других вероисповеданий. То есть, мы открыты для всех.

А.Пичугин:

— Кто, вообще, театральный зритель сейчас в России? Можно описать театральную публику у нас сейчас?

Лиза Горская:

— Смотрите, он опять с’ужает мой вопрос!

А.Пичугин:

— Конечно, я всю программу буду это делать.

Лиза Горская:

— Давай, сначала на мой вопрос ответим…

А.Пичугин:

— Хорошо, ладно.

Лиза Горская:

— Кто — ваш зритель? И, может, действительно — отличается ли он от общетеатрального зрителя в России, если так можно сказать, если есть какие-то «данные по больнице» средние, или нет? На Ваш взгляд?

Л.Никулина:

— Ну, конечно же… ну, как… мы так сами тоже понимаем, хотя, ещё раз подчёркиваю, мы расположены ко всем, пусть приходят к нам все, но у нас… так, по большей части, зрители — это, всё-таки, люди, которые, конечно, как-то уже… или стремящиеся к Православию, или… многие уже, такие, православные люди. И потом, так думается, что люди, которые патриотически настроенные, серьёзно так, да? Которые, действительно, о России болеют.

Лиза Горская:

— А сейчас Алексей должен Вас спросить, что значит «патриотически настроенные»?

Л.Никулина:

— Поскольку у нас откровенно есть вот такие спектакли — о Царской Семье, у нас есть спектакль «Но память, память всё жива…» по подлинным письмам войны… Ну, то есть, всё, что… как сказать… А, если брать, там, Великую Отечественную Войну — это просто в генах уже эта боль, у нас у всех. И вот, у нас, собственно — то, что мы делаем большую программу о сохранении жизни. А мы знаем, что у нас в год более, чем миллион… если там статистику уточнить, то там и больше миллиона совершается убийств младенцев во чреве. Поэтому, это разве не патриотизм, когда ты стараешься, чтобы в России хоть какое-то было улучшение вот… ситуации. В этих темах.

А.Пичугин:

— Алексей должен задать другой вопрос про патриотизм…

Лиза Горская:

— Задавайте, Алексей!

А.Пичугин:

— Вот, Вы говорите про войну… стандартно всегда я это спрашиваю… про войну. А перед войной, после войны и во время войны у нас ещё ведь «красный террор» был, так называемый, о котором сейчас мало говорится, и, кстати, которому очень мало посвящено театральных постановок. Я вот помню, ещё при жизни Юрия Петровича Любимова была замечательная «Шарашка» по Солженицыну, где сам Любимов играл Сталина. Но это на Таганке всё было. Наверняка, ещё что-то есть, но вне поля моего зрения. А у Вас нету каких-то идей поставить спектакль, посвящённый… не знаю… может быть, по Шаламову, по Солженицыну, или что-то своё вот такое, но посвящённое этой теме?

Л.Никулина:

— Алексей, Вы прям, ну… как бы… на лету тоже поймали то, что я хотела сказать. Да, мы сейчас, как раз, думаем о Столыпине, и хотим сделать о нём спектакль. И, причём, уже родился… можно сказать, конструкция этого сценария, и там весь сценарий будет построен, как раз, на том, что всё, что в Столыпине было, кстати, не так хорошо освящено — его любовь к семье, любовь к жене, его молитвенность, его вот… подлинное христианство — вот, на всё будет у нас террор, на всё будут расстрелы. Потому что мы знаем, что покушались при жизни, где-то, около 13 раз — я сейчас цифру могу перепутать, но, где-то, 13, если не больше, раз на него покушались. И, то есть, мы, как раз, вот это и будем… Как бы, вся конструкция сценария — она будет об этом. Что на все его глубокие какие-то проявления человеческие — на всё были выстрелы. Ну, уж не говоря о том, что там вообще взорвали, на Аптекарском, его дом.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Мы напомним, что в гостях у Светлого радио сегодня Лариса Никулина, художественный руководитель московского театра «Живая вода». Вы говорите про Столыпина. Это — предреволюционные годы. А вот я-то спрашивал про послереволюционные, про «красный террор» — 30-е, вторая половина 40-х…

Л.Никулина:

— Ну, мы, видимо, сейчас вот только берёмся за то, что предшествовало, да? Такая вот — почва.

Лиза Горская:

— Последовательно…

Л.Никулина:

— Как она создавалась, и что, в результате, из этого вышло. Как мы все, собственно, умылись кровью…

Лиза Горская:

— А вот, мы говорим о том, что Вы делаете то, что, действительно, для Вас важно, и касаетесь тематики, которая как-то созвучна Вам. А почему вот важно именно показать, что террор был ответом на все попытки Столыпина, на все его глубинные душевные порывы, как Вы сказали?

Л.Никулина:

— Вот, поэтому мы и хотим в нашем спектакле понять, откуда… даже, как бы, психологически понять… откуда эта жестокость. Вот, откуда в человеке…

Лиза Горская:

— Во многих людях…

Л.Никулина:

— … почему такая ненависть, да? Почему… вот, Вы знаете, мы даже так… у нас сейчас рождаются образы… То есть, когда мы будем говорить… когда взорвали его, там сколько челяди погибло у Столыпина, его дочь была там ранена, и потом инвалидом стала. То есть, откуда такая ненависть? И мы вот в спектакле это и будем как-то так стараться сделать художественными способами, чтобы понять эту психологию. Которая у нас, как говорится, пока никак не может закончиться, да? То есть, она, наоборот, только нарастает, эта агрессия, эта кровь, этот террор.

Лиза Горская:

— Вы именно пытаетесь, в процессе создания спектакля, изучая вопрос, погружаясь в тему, как-то приблизиться к пониманию…

Л.Никулина:

— Почему стреляют в нежность? Почему стреляют в добро? Почему стреляют…

Лиза Горская:

— … в искренность?

Л.Никулина:

— В искренность. Почему стреляют в молитвенность?

Лиза Горская:

— В творчество какое-то…

Л.Никулина:

— Почему стреляют в любовь к России? Почему стреляют?

Лиза Горская:

— И, причём, зачастую под видом любви к России! Стреляют в любовь к России.

Л.Никулина:

— Да, да…

Лиза Горская:

— Это настолько актуальная тема! И сейчас она, действительно, особенно актуальна. Я знаю, что не только Вы над этим задумываетесь. А вопрос о том, откуда в людях так быстро может воспрясть эта жестокость, какая-то хтоническая, он, вообще — имеет ли он ответ? Кто-то ответил на него уже по-своему, до Вас?

Л.Никулина:

— Но наш спектакль, кстати, будет заканчиваться вопросом. Вот. Что, куда же мы идём, если так?

А.Пичугин:

— А когда премьера?

Л.Никулина:

— Вы знаете, если… Сейчас, как раз, идёт вот подготовка, и тоже мы обращаемся к разным людям, которых вот мы называем «искренними радетелями России»… То есть, если вот сейчас мы договоримся, что нас поддержат, и, тоже, есть надежда, что, может быть, Министерство Культуры вдруг тоже нас поддержит с этой постановкой, то, может быть, это будет где-то в середине декабря. Может быть.

Лиза Горская:

— Но это же, на самом деле… Вот, по мне, так это лучшее, когда спектакль, фильм… что угодно, там… картина — и ты отошёл от картины, ушёл со спектакля, и пошёл дальше думать. И думаешь, и думаешь, и тебе задана инерция ещё на несколько дней. Это, наверное, вот и есть — сила искусства?

Л.Никулина:

— Лиза, Вы знаете, мы, собственно, вот то, что Вы сейчас сформулировали, мы вот, наверное, ради этого и собрались. Чтобы так это делать, стараться так делать спектакли, чтобы у людей, прямо вот, сердечко вот подать туда, в глубину, и чтобы они ещё, может быть, после нашего спектакля… ну, хотя бы, денька три ещё жили этой темой, как-то её проживали. И, вы знаете, по отзывам зрителей — в каких-то вот спектаклях нам так удаётся. Ну, потому что, видимо, может быть, удаётся потому, что мы такую цель себе ставим. Чтобы не делать… не приглашать людей, в очередной раз, развлечься, посмеяться, легко провести вечер. Мы сразу говорим, что… И у нас, поэтому, перед некоторыми спектаклями, мы делаем небольшие, такие, действа — перформенсы — настраивая людей. У нас, поскольку, многие ребята — поющие, и имеющие концертные голоса, и музыканты есть очень серьёзные, мы иногда перед спектаклем делаем такое небольшое действо, когда какие-то песни очень глубокие звучат, и… вот, например, перед «Верными.ру», перед «Память, память всё жива…». Чтобы люди настроились на восприятие серьёзное и глубокое спектакля. Потому что… Мы даже такой текст всегда предуведомляем перед спектаклем, говорим: «Ну, мы все пришли… все мы, живя в Москве, в каком-то таком всегда очень рваном, дёрганом ритме, особенно в Москве… И вот, чтобы как-то позади осталось метро, какой-то бег наш жизненный, очень быстрый, то, может быть, стоит посмотреть вот это — немножечко, 15 минут перед началом — наше действо, чтобы потом уже настроиться на восприятие… успокоиться и настроиться на восприятие».

Лиза Горская:

— Интересно… А вот такой вопрос. Для Вас… Вот Вы… Что Вы в последнее время смотрели такого — опять же, это может быть фильм, может быть спектакль, там, картина, статью читали, что угодно — что бы Вас настроило на такой лад, что бы Вас заставило думать дня три, как мы говорим?

Л.Никулина:

— Ну, Вы знаете, я посмотрела документальный фильм о Солоневиче, и меня это потрясло. Было потрясение от этой личности. Тут сразу я… как сказать… потому что я… не три дня, а — очень долго…

Лиза Горская:

— А последний фильм Кустурицы Вы смотрели?

Л.Никулина:

— Давно я смотрела его фильмы, давно, я… Знаете, как, Лиза… Так получилось, я сейчас, наверное, буду, может быть, стараться какие-то свои пробелы нагонять. Потому что, знаете как… Вот, был такой момент, что ты был такой весь раньше — весь из себя комсомольский…

Лиза Горская:

— Образованный, в смысле?..

Л.Никулина:

— … и далёкий очень… Нет, далёкий от веры, и совсем, вот… я из того поколения. И когда мне вдруг, вот, потихонечку вера стала открываться, то я, наверное, очень много лет… просто… буквально глотала, вчитывалась в какие-то православные хорошие книги — то есть, я, как-то, жила этим…

А.Пичугин:

— И теперь пришло время нагонять.

Л.Никулина:

— И отошла немножко вот от… каких-то таких… фильмов, спектаклей. И думаю, что, может быть, пришло время, когда я скучаю — и по какому-то и художественному слову, и какие-то чтобы посмотреть фильмы и спектакли. Наверное, буду. Потому, что…

А.Пичугин:

— А тебе самой понравился последний фильм Кустурицы?

Лиза Горская:

— Я, вот, хотела сейчас о нём пару слов сказать. «Понравился» и «не понравился» — это не те слова, опять же, которыми я стала бы говорить про этот фильм. Он, на мой взгляд… то есть, Кустурица, как всегда, похож на себя и не похож на себя. И уж, наверное, его стоит начинать смотреть как серьёзный фильм, а не как какое-то развлечение…

А.Пичугин:

— «По млечному пути» — речь идёт, да?

Лиза Горская:

— «On the milky road» — «по молочному пути», «по млечному пути», по-разному переводится. «On the milky road». И я, конечно, совершила ошибку, начав его смотреть как нечто лёгкое. Но, в целом, конечно же, он… то есть, это, как раз вот — «must see». Каждый, мне кажется, должен его посмотреть. Посмотреть, наверное, сразу начиная смотреть его как фильм серьёзный.

А.Пичугин:

— А, прости, у Кустурицы почти со всеми фильмами так. Вот, один из моих самых любимых фильмов, «Underground» — это же тоже, везде обозначено как комедия. Но, ближе ко второй половине фильма, что-то понимаешь, что смеяться-то не над чем было.

Лиза Горская:

— Да. Ну, вот — да. И «On the milky road» — «По Млечному Пути» на русский переводится — это, как раз вот, фильм… я потом дня 3 минимум… я, наверно, даже ничто не могла серьёзно обсуждать, кроме этого фильма. Причём, какого-то однозначного результата этих обсуждений не было. Но, пожалуй, даже можно сказать, что я после того, как посмотрела этот фильм — не я до того, до фильма. То есть, он меня немножко поменял. Я просто сейчас не хочу более каких-то конкретных вещей говорить — возможно, кто-то из наших слушателей не смотрел, а только собирается…

А.Пичугин:

— Я собираюсь.

Л.Никулина:

— Я тоже теперь собираюсь! После такой рекомендации.

Лиза Горская:

— … и нужно, конечно, своё впечатление от этого получить и как-то по-своему его осмыслить. Но Кустурица — он велик, и, конечно, фильм непростой.

Л.Никулина:

— Спасибо, Лиза. Надо будет посмотреть.

А.Пичугин:

— Я просто слышал разные очень отзывы про этот фильм. И многие из тех людей, которые очень любят Кустурицу, в том числе Кустурицу времён «Чёрная кошка, белый кот», «Underground», они вот этот фильм «На Млечном Пути» не восприняли почему-то. Но я не смотрел, мне сложно говорить.

Лиза Горская:

— Ну, вот, посмотри. А пока, может быть, я тебя тоже, Алексей, спрошу: что ты последнее видел, читал, смотрел, чтобы тебя дня на 3 потрясло? Ну, хочешь — не отвечай…

А.Пичугин:

— Нет, я не потому, что «не отвечай»… Ты знаешь, из того, что я последнее читал, я тебе могу назвать книгу. Это «Русский дневник» Стейнбека. Очень своевременное чтение, кстати говоря. Потому, что очень многие процессы, которые сейчас… Во-первых, она вовремя издана, или переиздана, а, во-вторых, те процессы, которые сейчас у нас происходят, они там очень хорошо описываются — правда, 60 лет назад всё происходило. Стейнбек, известный американский писатель, приехал в Советский Союз… Ну, собственно, всем советую это прочитать. Документальное, но, отчасти, и… такое… ну… очень важное, наверное, для понимания каких-то процессов, которые сейчас происходят в обществе, в мире в целом, чтение. А что я последнее смотрел? Я могу сказать, что один из самых замечательных, на мой взгляд, современных режиссёров Ферзан Озпетек снял новый фильм, называется «Красный Стамбул», и я ожидал, что это будет вот тоже… Опять же, да? Вот, ты любишь Кустурицу. Вот, как тебя приятно удивил новый фильм Кустурицы, так меня неприятно разочаровал новый фильм Озпетека. Потому, что я люблю старого Озпетека, а вот это какой-то совершенно другой Озпетек, который мне непонятен.

Лиза Горская:

— Он меня не то, чтобы удивил — он меня как-то поразил просто.

А.Пичугин:

— Ну, вот, видишь. Надо мне посмотреть Кустурицу просто. Напоминаем нашим слушателем, что в гостях у Светлого радио Лариса Никулина, художественный руководитель московского театра «Живая вода», Лиза Горская и я, Алексей Пичугин. Вернёмся через минуту.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Возвращаемся в студию Светлого радио, где сегодня, вместе с нами, Лариса Никулина, художественный руководитель московского театра «Живая вода».

Лиза Горская:

— Возвращаясь к спектаклю про Столыпина, который вот-вот…

Л.Никулина:

— Не вот-вот…

Лиза Горская:

— Ну, у декабре?

Л.Никулина:

— Надеемся. Но точно не могу сказать…

Лиза Горская:

— Надеемся, что вот-вот, в декабре, мы сможем увидеть премьеру. Актёрский состав, я так понимаю, определился уже?

Л.Никулина:

— Ну, пока это всё в стадии ещё утверждения, написания… Идёт такая, как раз, сейчас… самый подготовительный такой период. Ещё ничего не утвердилось, то есть — идёт процесс… создания такого вот спектакля.

Лиза Горская:

— А какие спектакли в репертуаре до декабря можно будет посмотреть, и где?

Л.Никулина:

— До декабря… Ну, у нас есть наш сайт — как раз, вот, «Московский театр «Живая вода», очень легко зайти на этот сайт. И там прямо есть афиша. У нас появился… к нашей большой неожиданности, вдруг появилась такая премьера, к которой мы, собственно, даже и не готовились, и не собирались, но вдруг появилась премьера — «Варежки от Варюшки» называется — о преподобномученице Елисавете Фёдоровне. Там, в афише… я сейчас не буду утомлять, когда именно, но… я думаю, все это увидят. Будут «Лоскутки памяти», такой вот спектакль о сохранении нашей народной культуры, об истоках нашей народной культуры. «Букашечка», наш спектакль, обращённый к детям. Но взрослые, которые видят этот спектакль, они говорят: «Такой спектакль — притчевый, который и взрослым полезно посмотреть».

Лиза Горская:

— А это всё будет где?

Л.Никулина:

— Ну, у нас будет… Мы будем выступать в этом году в Домжуре и в Москонцерте, в основном.

Лиза Горская:

— В Домжуре — на Арбате?

Л.Никулина:

— Да, это Никитский бульвар, дом 8а…

Лиза Горская:

— Станция метро «Арбатская».

Л.Никулина:

— … и Москонцерт — это улица Пушечная, дом… по-моему, 4а.

Лиза Горская:

— Как часто спектакли у вас проходят?

Л.Никулина:

— По-разному. Вот, на стационаре, как говорится, в Москве, мы стараемся, где-то пять, в среднем, спектаклей в месяц. Но у нас к этому уже, в месяц, добавляется, что мы куда-то выезжаем — выступаем, или гастроли какие-то. Или наши выезды куда-то ещё. И так вот оно вместе, вкупе — 5-7 спектаклей в месяц. Если случаются гастроли, как у нас было в Сургуте, например, то там в неделю у нас было 14 спектаклей.

Лиза Горская:

— Ничего себе! Это — как? Как можно в неделю сыграть 14 спектаклей?

Л.Никулина:

— Ну, да. Потому, что там было и 2 спектакля в день, и один раз и 3 было спектакля. То есть… и так получилось. Но там ещё такая, знаете, благоприятная обстановка, поскольку мы встречаемся там, можно сказать, с единомышленниками, которые не просто приглашают наш театр, а мы делаем такую социально-значимую программу — они это делают. Они даже под это, как сказать, создали тоже… какую-то организацию, которая называется «Диалоги о семейных ценностях». И они, в общем, я бы сказала, такие, подвижники современные, которые… Объединились усилия — там и общественные организации, и духовенство, и педагоги, и они, собственно, готовятся к этому, и мы приезжаем, и это — обойма. То есть, наш спектакль — он является ядром какой-то социально-значимой программы, касающейся семьи… ну, всё, что я… наши темы называю… С нами выезжала и Наталья Евгеньевна Сухинина, писатель, и психолог Надежда Григорьевна Храмова, то есть… и Нотин Александр Иваныч. То есть, шла такая обойма работы.

Лиза Горская:

— Аншлаги были?

Л.Никулина:

— В Сургуте — да. Они удивительно всё это… Они тогда всё организовывали вместе с отделом образования. Ну, то есть, они как-то это готовят очень так сильно, серьёзно.

Лиза Горская:

— Молодцы, в общем.

А.Пичугин:

— А я хотел спросить сугубо бытовой вопрос. Вы говорите о поддержке Министерства Культуры, и сейчас всё чаще у нас идут разговоры о том, должно ли Министерство Культуры финансировать — этот фильм, этот спектакль… Вообще, у нас сейчас что-то возможно в России снять или поставить без поддержки Министерства Культуры? Финансовой — я имею в виду.

Л.Никулина:

— Ну, Вы знаете как… Поскольку мы всегда нуждаемся в этой поддержке, да?…

А.Пичугин:

— Нет, хорошо, когда она есть! Это всё понятно. А если её, например, нет. Возможно ли что-то сделать?

Л.Никулина:

— Ну, Вы знаете, у нас её долгое время не было, к сожалению. А хотелось бы. И поэтому мы, вот, видите как существовали — или действительно у нас были такие, серьёзные, гастроли, нас поддерживали, или, вот, опять — те же удивительные люди, которые хотят, чтобы в России вот такие постановки были. А если бы нас чаще поддерживало Министерство Культуры, наверное, нам бы проще жилось, и, наверное, может, мы что-то больше бы ещё и смогли сделать.

Лиза Горская:

— А только с Сургутом у вас такая связь, и только там удалось найти вот этих инициативных небезразличных людей? Пока.

Л.Никулина:

— Вот, сейчас складываются очень хорошие отношения у нас с Калугой. Да. Там тоже у нас получилось так, что мы выступили вот в мае, по-моему, со спектаклем «Он-Она». И получилось даже очень смешно, что у нас не уместилось где-то 30 человек, мы не могли даже разместить — то есть, столько было организовано зрителей. И, когда они познакомились с нами — а тоже были включены и школы, и студенчество, и просто зрители — и, поскольку так всё прошло, вот… какое-то получилось соединение с калужским зрителем, и мы надеемся, что сейчас вот будем всё это продолжать дальше, вот эти взаимоотношения.

Лиза Горская:

— Ещё раз: сколько у вас артистов в труппе сейчас?

Л.Никулина:

— Ну, сейчас где-то… ну, сюда входят и певцы, и музыканты, поскольку у нас, я забыла сказать, особенность…

Лиза Горская:

— Мюзиклы?

Л.Никулина:

— Нет, у нас не мюзиклы, у нас просто спектакли драматические, но с очень большим элементом включения музыки…

Лиза Горская:

— Живой.

Л.Никулина:

— … причём, живой. И у нас в каждом спектакле, где-то вот — 5 музыкантов живых работает.

Лиза Горская:

— Вот это да!

Л.Никулина:

— То есть, мы фонограммой, практически… редко пользуемся.

Лиза Горская:

— А как же вы это делаете, если у вас нет площадки постоянной, соответственно, у вас нет ямы этой оркестровой. Они, как-то, у вас… яма не нужна, да?

Л.Никулина:

— Там яма не нужна, они просто сидят с нами вместе на сцене, и они входят в контекст спектакля. И мы даже часто говорим нашим ребятам-музыкантам, что они в течение нескольких лет, сколько они с нами сотрудничают, они, как бы, являются такими драматическими музыкальными артистами.

Лиза Горская:

— А у вас все, вообще, по многу лет в труппе? Ротация…

Л.Никулина:

— По-разному. Но у нас есть костяк, который… вот, есть ребята, которые с нами 15-й год уже работают, есть, кто — 8, кто — 9 лет…

Лиза Горская:

— Ну, это срок…

Л.Никулина:

— Да. А есть несколько, которые вообще, на удивление, вот уже — 15-й год мы вместе.

Лиза Горская:

— А почему… Вот такой вопрос: почему вы именно на живой музыке остановились? Ведь куда проще фонограмму поставить, кнопку нажать в определённый момент…

Л.Никулина:

— Да, конечно, проще. Просто, Лиза, тут понятно, что когда живая музыка, её ни с чем не сравнишь, ни с какой фонограммой. То есть, это особое… особое восприятие возникаем, и нам часто зрители об этом говорят, что «здорово, что у вас живые музыканты», потому что это… ну, запись и музыка живая, исполнение в зале… ну, как — конечно же, это другой эффект, другое впечатление.

Лиза Горская:

— А мюзиклы не собираетесь ставить?

Л.Никулина:

— Нет.

Лиза Горская:

— А почему?

А.Пичугин:

— Как ты себе представляешь православный мюзикл?

Лиза Горская:

— Легко!

Л.Никулина:

— Лиза, поскольку сейчас этого так много в России — и мюзиклов, и всего, я думаю, что достаточно. Ещё и нам этим заниматься… Не стоит.

Лиза Горская:

— Спасибо.

А.Пичугин:

— А, кстати, хороший вопрос. А какой формат, какой жанр спектакля Вами не освоен, и хотелось бы освоить?

Лиза Горская:

— Такое слово уже испорченное — «освоить»…

А.Пичугин:

— «Жанр»? «Освоить»? Освоить… Ты — про средства? Нет, мы — про жанры.

Л.Никулина:

— Знаете, Алексей, мы попытались в спектакле «Он-Она»… Я бы сказала даже, надо мной наши ребята, как бы, даже так подшучивали. Когда мы его начинали ещё репетировать… А мы его, где-то, создавали около двух лет, то есть, год писался сценарий, вынашивался, и год потом мы репетировали. И рождался вот тут же, в творческом процессе, неожиданный жанр, который… я всё время говорила: «Мы должны существовать в жанре трагического цирка!» Надо мной смеялись.

Лиза Горская:

— По-моему, мы все существуем сейчас в этом жанре!

Л.Никулина:

— Они говорят: «А что это такое?» «Ну, вот, — я говорю, — то, что у нас сейчас создаётся. Видимо, это — это!». Поэтому, мы освоили какой-то такой необычный жанр, ну, где… Я всегда говорила, что: «Ребята, да — это должно быть цирковое какое-то, очень такое — хлёсткое, точное существование, с юмором большим. Но, в то же время, в нём надо существовать подлинно. То есть, как в психологическом театре, оправдывать такой, казалось бы, гротеск».

Лиза Горская:

— Но цирк — это тяжёлый, титанический труд, помимо всего прочего.

Л.Никулина:

— Ну, вот… Я говорю, конечно, это с юмором — образно говоря, вот такой интересный жанр. То есть, он не впрямую… То есть, там соединение и, как бы, такого… психологической драмы — этого жанра, и, в то же время, есть и гротеск. Но гротеском, в чистом виде, тоже не назовёшь. Потому, что это жанр — определённый.

Лиза Горская:

— Ну, посмотрите, вот, последний фильм Кустурицы! Мне, прям, даже интересно поговорить с Вами потом о нём.

Л.Никулина:

— Да, я… я уже говорила — мне очень интересно, да. Мне очень интересно. Я, тем более, говорю… испытываю сейчас, вот… эти пробелы, конечно, очень печалят меня, что не хватает времени сейчас вот какие-то действительно очень интересные постановки посмотреть, посмотреть фильмы. Я обязательно посмотрю.

А.Пичугин:

— И я посмотрю.

Лиза Горская:

— И я пересмотрю!

А.Пичугин:

— А в следующий раз соберёмся с Ларисой у нас в студии, и всё обсудим!

Л.Никулина:

— А потом, это всегда очень питает, да, какие-то творческие…

А.Пичугин:

— И Кустурицу позовём. Он, кстати, как-то раз не пришёл, да? Вот, звали уже…

Лиза Горская:

— Не придёт ещё раз!

А.Пичугин:

— А теперь ему придётся! Раз мы, наконец, посмотрим все втроём его фильм…

Лиза Горская:

— А, кстати, почему он принципиально не ходит, по-моему, к журналистам — ни к каким?

А.Пичугин:

— Практически, никогда. Журналисты к нему в деревню приезжают — у него была такая позиция в своё время, не знаю, как сейчас…

Лиза Горская:

— Так, может быть, и нам стоит?

А.Пичугин:

— Хотите… очень… Я вот, кстати, вот — поеду. Не знаю, сумею ли я заехать в деревню, но в Сербию — поеду. У него была такая позиция, некоторое время назад, что: «Хотите взять интервью — приезжайте вот в мою деревню, там поговорим. Или посмотрите, по крайней мере, как я живу». Я не знаю…

Лиза Горская:

— И то, и другое — неплохо.

А.Пичугин:

— Неплохо, да. А если каждому журналисту редакция будет оплачивать поездку в деревню к Кустурице, недалеко от Белграда, то я думаю, что, в принципе, никто не будет жалеть, что он не приходит сам к ним в студию. Лариса, а международные какие-то поездки у Вас были? Если уж мы говорим сейчас — про Сербию заговорили…

Л.Никулина:

— Алексей, вот, удивляюсь… Вы, как бы так… предуведомляете какие-то вещи, как будто…

А.Пичугин:

— Мы можем!

Л.Никулина:

— Да, да… удивительно. Вы знаете, только сейчас, вот, начинаются только первые какие-то такие разговоры о том, что — возможно ли нам, действительно, какое-то сотрудничество или с Сербским Посольством, или с людьми из Сербии. И, буквально, вот у нас сейчас готовится встреча — тоже нас хотят познакомить с человеком, который знает сербский язык очень хорошо, и любит очень Сербию. И мы посмотрим, вот, как дальше у нас разовьются отношения. Но вообще, на самом деле, поскольку Сербия очень почитает святого нашего Царя, Николая-мученика, и, конечно бы, очень хотелось, чтобы, может быть, «Верные.ру», наш спектакль, может быть, побывал бы когда-то в Сербии…

Лиза Горская:

— Но, его же надо будет перевести для этого?

Л.Никулина:

— Ну, поскольку мы уже имеем опыт его перевозок, такого большого спектакля, то это уже не страшно.

Лиза Горская:

— «Перевести», в смысле — на сербский язык.

Л.Никулина:

— Да, и, кстати, об этом уже ведутся разговоры — как это можно всё сделать. То есть, первые шаги, такие вот, начались. А Алексей, как будто, это почувствовал, и именно про Сербию заговорил.

А.Пичугин:

— Про Сербию… Это Елизавета про Кустурицу начала и… В Сербии очень много других сюжетов: они не только почитают наших святых, но и там — своя история, своя недавняя история, и своя современность у них настолько интересная, что, мне кажется, тут — какое-то совершенно необъятное поле для эксперимента.

Л.Никулина:

— Ну, да. И, тем более, если вдруг так будет получаться, что и мы, как-то, тогда будем стараться углубляться в эту тему…

А.Пичугин:

— Вы — художественный руководитель. А в качестве режиссёра-постановщика выступаете всегда Вы, или у Вас есть коллектив, или приглашённые люди?

Л.Никулина:

— Вы знаете, Алексей, был спектакль, где… Один спектакль, где поставил выпускник Щукинского, очень талантливый режиссёр молодой, мы ему очень были рады. Вот, он поставил «Память, память всё жива…» А так, как-то сложилось, что мы работаем необычно. То есть, у нас пока, слава Богу, сохраняется очень творческая атмосфера и какие-то очень открытые и ясные отношения, то у нас, когда создаётся спектакль… То есть, получается, что, естественно, вот мне приходит костяк — как это нужно сделать, конструкция спектакля — она приходит. А уже когда начинаем репетировать… то есть, ребята все очень какие-то творческие, такие, очень горящие этим делом, и — что-то подсказывают, да? Вы знаете, я бы сказала, начинается, такое — сочинение спектакля. А потом я какую-то, естественно, конструкцию держу в голове, и знаю, что надо отобрать, что оставить. И, вот, как-то вот так складываются наши спектакли. Потом, у нас так интересно бывает, что есть те музыканты, которые… Вот, сейчас у нас премьера «Варежки от Варюшки», о преподобномученице Елизавете Фёдоровне, и я хотела просто сказать, что у нас не только вот сочиняются спектакли как… драматическая основа, но интересно… Поскольку с нами работает, вот, например Светлана Кекова — давно мы в сотрудничестве, и очень хочется о ней, буквально чуть-чуть, сказать слово — то, что это, можно сказать, живёт гений среди нас, вот такой поэт признанный, и в мире она признана, и поэтическая критика наша вот, в России, тоже её признаёт просто выдающимся поэтом современности. Вот, тоже — советую почитать её, особенно последние… где-то 5 лет… последние её стихи. То есть, это великий дар поэта. И, я к чему это сейчас вспомнила, что — когда мы начинаем сочинять спектакль, мы обращаемся — к Светлане Кековой, которая вот пишет стихи такие мощные. И вот сейчас так же получилось, что, казалось бы, вот, начал рождаться этот спектакль — и тут же Светлана. Через какое-то время она говорит: «Я не знаю, может быть, у меня через месяц напишутся стихи, — посвящённые преподобномученице Елизавете — может быть, через полгода». И вдруг так получилось — через 40 минут она звонит, и вдруг у неё родились строки. А через, где-то, буквально, 3 дня, у нашего актёра… у нас есть ребята, актёры драматические, которые ещё при этом пишут очень хорошую музыку. И Олег Осипов, такой есть у нас, наш драматический актёр, он пишет музыку на эти стихи, рождается песня. Вот, я говорю о том, что это всегда очень интересно, что ткань рождения спектакля — она у нас очень, такая, свободная… и уж… как-то вот так всё рождается. И иногда долго что-то вымучивается, а иногда — сразу… То есть, все, собственно, ребята, можно сказать, мои единомышленники. Они в этом принимают участие, такое, живое.

Лиза Горская:

— А откуда они берутся, Ваши единомышленники? Такой вопрос у меня возник. Они просто, каким-то образом, о Вас узнают, понимают, что это им созвучно, приходят? Или Вы их ищете? Или, может быть, ещё как-то?

Л.Никулина:

— А по-разному. Кто-то — советует. Кто-то, уже работая у нас, они начинают советовать своим коллегам — прийти, посмотреть, если нам, если им понравится, вот… Где-то я сама, прям сознательно, да, кого-то начинаю искать — может быть, какие-то смотрю курсы. А кто-то увидел нас — потом начинает звонить. А кто-то просто в Интернете вот о нас прочитал, наш сайт посмотрел. То есть, очень по-разному как-то складывается.

Лиза Горская:

— В основном, молодые артисты, да? Вы курсы смотрите…

Л.Никулина:

— Ну, в основном, у нас — да. Молодая, энергичная команда.

Лиза Горская:

— А есть из театра ротация в кино?

Л.Никулина:

— У нас есть снимающиеся актёры. У нас есть вот Мария Кивва, которая раньше много снималась, Олег Осипов… Ну, они все, собственно… многие снимаются в кино, но, наиболее, как бы, так вот… Мария Кивва, Олег Осипов.

«СВЕТЛЫЙ ВЕЧЕР» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Пичугин:

— Напомним, что в гостях у Светлого радио сегодня Лариса Никулина, художественный руководитель московского театра «Живая вода». Классические постановки, которые, практически, в репертуаре любого театра есть… не знаю… Чехов, например?

Л.Никулина:

— Пока нет.

А.Пичугин:

— Или Булгаков.

Л.Никулина:

— Пока нет.

А.Пичугин:

— Нет? Это — пока? Или у Вас есть какие-то мысли на сей счёт?

Л.Никулина:

— Ну, пока вот — нет. Так сложилось, что все темы, которые мы берём — вот, как я вам уже и рассказала — они, как-то, у нас, вот так… рождаются, сочиняются…

А.Пичугин:

— А, теоретически, в православном театре… ну, вернее, не в православном театре, а театре, который опирается на вот эти ценности, в первую очередь — христианские, можно ли поставить «Мастера и Маргариту», например?

Л.Никулина:

— Вы знаете, Алексей, я думаю — можно, и, там, любую классику, которую мы можем, там… думать, обсуждать — опять же, если нам будет близко… Опять же — какие будут цели и задачи, да? Вот, о чём ты хочешь сказать? И поэтому… Ведь можно любую вещь, даже ту же классику… найти какие-то такие, может быть, мысли, которые… ну, которые, может быть, не отразят глубину этой классики. И, поэтому… Я думаю, всё можно пробовать, если ты какую-то идею, действительно… у тебя есть боль об этом. Вот, я, вообще, считаю, что искусство может только в том случае получиться, если ты берёшься за ту тему, о которой у тебя просто болит вот сердце. Если этого нет, то это будет всё немножко выхолощено и — мёртворождённым.

Лиза Горская:

— У вас сейчас около 12 спектаклей, да?

Л.Никулина:

— Да. В общем, за… вот, 15-й год мы существуем… где-то вот, в общем, так.

Лиза Горская:

— А есть спектакли, от которых вы уже отказались и не играете их?

Л.Никулина:

— Ну, да. Потому, что уже время прошло. У нас были, давно, «Белые платочки», спектакль. Вот. Поскольку появился…

А.Пичугин:

— По-моему, мы про него говорили, кстати, в прошлый раз…

Л.Никулина:

— Да. Это просто давно было, а, поскольку, у нас на военную тему появился «Но память, память всё жива…», и он, как-то, отражает все наши чаяния — что мы хотели сказать на тему Великой Отечественной Войны, и как-то, вот, потихонечку, он отошёл. Хотя, некоторые наши ребята говорят, что: «Почему, Ларис… Можно, собственно, его тоже и восстановить, и продолжать».

Лиза Горская:

— Один только отошёл?

Л.Никулина:

— «Лоскутки памяти» у нас тоже… Поскольку у нас получилось так, что… Была у нас, можно сказать, пламенный единомышленник нашего театра «Живая вода», но она стала Игуменией. Но она обладала мощным голосом.

Лиза Горская:

— Он ей, наверное, сейчас, как раз, нужен очень — на её посту!

Л.Никулина:

— Нет, знаете, и получилось вот, как бы, вот, она, теперь уже, стала Игуменией монастыря, ещё там… И получается, те голоса, которые у нас были задействованы в «Лоскутках памяти», в спектакле, мы понимаем, что теперь — недостаточно. И сейчас мы пытаемся восстановить этот спектакль. Вот, в октябре к нам пришли новые актёры, и мы надеемся, что в октябре, 21-22 октября, мы покажем этот спектакль, как бы — возобновлённый.

Лиза Горская:

— Актриса, значит, у вас стала Игуменией?

Л.Никулина:

— Да.

Лиза Горская:

— А много у вас таких актёров, или, там… бывших, которые пошли по церковному пути, и, в связи с этим, не могут уже играть?

Л.Никулина:

— У нас был ешё такой актёр, он в монастыре был долго, и был и трудником, и певчим, но он не принял постриг — просто есть большое расположение к монастырям, к монашеству, как и я сама очень люблю монашество, монастыри, но — и всё. Но занимаюсь — своим делом.

Лиза Горская:

— Я поняла. Просто, почему я так спросила? Чтобы понять для себя: всё-таки, вас объединяет… что вас в большей степени объединяет — небезразличие к каким-то, там, современным проблемам, любовь к России или, вот — церковность, или всё это вместе?

Л.Никулина:

— Лиза, Вы знаете, вот, как раз, церковность — я считаю, что это очень сокровенное дело каждого. И, когда мы что-то репетируем… вот, мы существуем 15-й год, и, как-то, стараемся, чтобы никогда не назидать в эту сторону. И наш творческий состав, который у нас участвует — как уже они сами, к чему они расположатся… Ну, так получилось, в результате, что некоторые ребята, вот, у нас… те, которые приходили, далёкие от этой темы — веры, православия — многие, так, достаточно серьёзно углубились в эту тему. Но они продолжают работать у нас.

А.Пичугин:

— А что за акция «подари билет ребёнку»?

Л.Никулина:

— Ну, это то, что когда находятся те люди, которые будут… допустим, могут пожертвовать средствами…

А.Пичугин:

— «Подвешенный билет», да?

Л.Никулина:

— Да, да… что они могут помочь, что кто-то… вот эти билеты…

А.Пичугин:

— Подробней расскажите, как это сделать. Может быть, кто-то из слушателей захочет?

Л.Никулина:

— Ну, Вы знаете, это, скорее всего, просто… если будут к нам звонить в театр, там есть у нас администраторы, которые это подробно всё объясняют — уже сам механизм, как они должны… Кто захочет помочь, чтобы те люди, неимущие — хотят к нам прийти, но не имеют средств купить билет… То есть, пусть просто звонят, на нашем сайте есть телефоны, где администраторы занимаются, как раз, и продажей билетов, и вот эта акция — всем всё объяснят, скажут… Я просто боюсь какие-то технические подробности…

А.Пичугин:

— А сами Вы бы к ним приехали? Если речь идёт о Доме престарелых, Детском доме.

Л.Никулина:

— Мы, Алексей, это периодически делаем, но считаем, что это надо делать не на камеру. Ну, то есть, тихонько. Делать, такие, благотворительные спектакли.

А.Пичугин:

— Кстати, это такой, довольно сложный, вопрос — на камеру или не на камеру. Потому, что я как-то раз столкнулся с тем, что проводился форум, в котором участвовали социально-ориентированные предприниматели, которые рассказывали о своём бизнесе, ещё о чём-то… И у меня возник вопрос: подождите, но в чём социальная ориентированность? Пускай, может быть, они расскажут, если они этим занимаются, о благотворительности, о том — как, кому они помогают. Тут мне говорят: «Ой, правда! Но это же, наверное, нехорошо — хвалиться?» Я говорю: «А почему нехорошо? Если люди здесь собираются вместе, на камеру, или не на камеру, но они, обсуждая то, чем они занимаются, или кому помогают, во-первых, подсказывают какие-то пути и возможности каждый — коллеге, а, с другой стороны, люди просто узнают, что и так можно, и что этим кто-то занимается в России». Поэтому, ложная скромность, она тоже не всегда хороша.

Л.Никулина:

— Ну, здесь не то, что ложная скромность… Тут имеется в виду, что вот как раз для предпринимателей, которые хотят помочь — вот, это действительно здорово, что он об этом скажет во всеуслышание, и кто-то, может быть, к нему, там, обратится, да? А мы, когда если такие и делаем постановки, мы же… это, скорее всего, лично для своей души это делаем, да? Поэтому… Мы же не можем как-то об этом говорить, мы не можем благотворить, поскольку сами ищем поддержки. И, поэтому, тут о себе кричать — не хотелось бы. Заявлять, что мы хотели бы делать благотворительные постановки. Ну, это как-то, я считаю, должно быть очень тихо, для себя.

Лиза Горская:

— А Вы же… Какой вы спектакль возили в Детский дом? В прошлом году.

Л.Никулина:

— В Детский дом у нас — рождественский, да… «Путешествие в Вифлеем».

Лиза Горская:

— Вообще — какие у вас спектакли детские, какие для взрослых, и на какие можно прийти взрослым с детьми спокойно?

Л.Никулина:

— Вот, «Букашечка…» — взрослым с детьми можно приходить. Потому, что он — спектакль-притча, он… Дети там, конечно, от 6 до 12 лет, там нужно уже быть взросленьким ребёнком, чтобы те притчи, как-то так, понимать. У нас много молодёжных спектаклей, которые для молодёжи, и для взрослых есть. И, в то же время, есть вот — и «Букашечка…», и «Путешествие в Вифлеем», и «Красная Пасха» — это для, собственно, детей с родителями. «Но память, память всё жива…» — тоже для молодёжи и взрослых. «Он-Она» — для молодёжи и взрослых. То есть, стараемся тоже как-то, по мере возможности, чтобы разный возраст к нам приходил зрителей.

А.Пичугин:

— А ограничения на спектакли есть какие-то? По возрасту: 16+, 12+…

Л.Никулина:

— Ну, поскольку у нас каждый спектакль… на самом деле ничего, никакой «клубнички», «малинки» нет ни в каком спектакле…

А.Пичугин:

— А это же не обязательно «клубничка» и «малинка», это какие-то психологические моменты, серьёзные, есть.

Л.Никулина:

— А, ну… ограничение в возрасте только — точно мы определяем возраст. Потому что есть немножечко, может быть… вот, зрители иногда неправильно понимают и могут прийти… Вот, есть у нас взрослые спектакли — для молодёжи и взрослых. И вдруг они приходят, допустим, смотрят какой-то спектакль, и там с ними двухлетние, трёхлетние дети, и это, конечно, не совсем правильно. То есть, мы радуемся, что дети непосредственные, и они могут шумно на что-то реагировать, но, тем не менее, всё-таки… Мы, как раз, объясняем, что на спектакли, которые для молодёжи и взрослых, лучше совсем маленьких детей не приводить, чтобы они не помешали восприятию.

Лиза Горская:

— Отличается публика московская от зрителей Сургута, например? Если отличается, то чем? Ну, как бы, базово чем, мы понимаем, а вот — изнутри, вот… Вы, как артист…

Л.Никулина:

— Да, Лиза, к сожалению отличается. Вот, в Сургуте, когда мы выступали, и вот сейчас, надеемся — у нас опять с ними продолжается, они нас хотят и в 2018 году пригласить — вы знаете, так как-то всё — непосредственней реакция. Там нет, вот, знаете — ты это ощущаешь — там нет такого, что… где-то, первые… не знаю, там… 20 минут тебя холодный зал…

Лиза Горская:

— Оцепеневший.

Л.Никулина:

— … да, оцепеневший, ещё будет… вообще: «Кто вы, что? И кто вы, вообще, такие?» А если вы не такие известные, то долгое, как бы, такое…

Лиза Горская:

— «Мы ещё посмотрим!»

Л.Никулина:

— «Мы ещё посмотрим…» — да, вот это…. Вот это вот. Там — сразу. Если они видят, что наши актёры искренни на сцене, если сразу они понимают, что там идёт отдача — они сразу откликаются.

Лиза Горская:

— Вот, мне интересно, я всех спрашиваю артистов: чувствуется, да, настроение зрителей? Как, вообще, Вы воспринимаете зрительный зал?

Л.Никулина:

— Конечно, конечно! Вот, сейчас у нас был спектакль «Он-Она», как раз, вот, в Домжуре мы выступали, и, как раз, наши актёры ко мне подходили и говорят: «Какой, действительно… какой-то у нас получился зал удивительный!» То есть, очень большую отдачу ребята получали. Какой-то он и… я бы сказала, умный и глубокий зал, такой, собрался. Они и правильно реагировали, и вовремя смеялись, и… то есть, ты понимаешь, что мы с ними, как бы, были в едином, таком, настроении.

Лиза Горская:

— А как Вы это понимаете? Вы подглядываете, там, на глаза смотрите, на выражения лиц, или — что?

Л.Никулина:

— А это вот, как раз, вещи необъяснимые! Их объяснить очень сложно. Арифметикой, так… не промеряешь линеечкой. Это вот…

Лиза Горская:

— Интуитивно.

Л.Никулина:

— Это интуитивно ребята чувствуют, да. Когда, вот… «холодный зал» — и всё. Никак. Не пробивается что-то, да? Это интуитивно.

Лиза Горская:

— И именно московский зритель чаще бывает «холодным»?

Л.Никулина:

— Ну, не всегда, конечно. Нет, нет, я не могу так сказать, что всегда в Москве, когда мы выступаем…

Лиза Горская:

— Чаще?

Л.Никулина:

— Ну, просто… что… Когда мы выступаем в Сургуте, мы сразу это ощущаем. Вот эту какую-то открытость — ты ощущаешь сразу.

Лиза Горская:

— А в Екатеринбурге как было, а в Орске?

Л.Никулина:

— В Екатеринбурге — там был момент, где-то вот, как раз… где-то, может быть… поскольку мы выступали с такими, серьёзными темами — «Верные.ру», о Царской Семье — для них это особая тема, для Екатеринбурга…

Лиза Горская:

— Да, конечно.

Л.Никулина:

— И поэтому, именно из-за этой темы, конкретно… То есть, действительно, люди тоже… поскольку, у нас ещё 5 современных музыкантов — и бас-гитара, и электрогитара, и ударные инструменты — может быть, сначала, за такое извините выражение, напряглись — что же мы тут дальше, вообще, сделаем? Ну, и, какой-то момент было такое, что сначала, первые десять там минут — как-то так… Нас пытались понять — кто мы, и что. А потом, слава Богу, единение произошло, и даже…

Лиза Горская:

— Раскачались…

Л.Никулина:

— Даже потом… зал и вставал, и аплодировал, и как-то так всё… задалось!

Лиза Горская:

— Куда вы ещё планируете поехать на гастроли?

Л.Никулина:

— Сейчас вот у нас — с Петербургом мы пытаемся…

Лиза Горская:

— Петербург?

Лиза Горская:

— Петербург, опять же — с Сургутом, уже конкретно они хотят на 2018 год нас пригласить, и с Сербией первые какие-то шаги начинаем потихонечку вот… первые шаги делать. Может, какой-то получится…

Лиза Горская:

— Это всё — в обозримом будущем? В этом сезоне, в текущем?

Л.Никулина:

— Ну, мы хотели вот 2017-2018… В 2018 году, как-то, может быть, что-то… вдруг у нас получится. Но с Петербургом уже, конкретно, мы наметили и… Если, вдруг, Петербург услышит эту передачу, то 18-го у нас там будет «Верные.ру» спектакль…

Лиза Горская:

— Восемнадцатого — ?

Л.Никулина:

— 18 ноября. А 19 ноября будет «Он-Она» — это в театре графини Паниной, в Петербурге.

Лиза Горская:

— Это где находится?

Л.Никулина:

— Я Петербург очень мало знаю. Ну…

Лиза Горская:

— Ну, в общем…

Л.Никулина:

— Я думаю, наверное, там…

А.Пичугин:

— Интернет всем в помощь!

Лиза Горская:

— Я думаю, что жители Петербурга знают, где это находится, в отличие от нас.

А.Пичугин:

— Вдруг кто-то захочет поехать. Спасибо Вам большое, что пришли к нам сегодня. Мы напомним, что Лариса Никулина, художественный руководитель московского театра «Живая вода» была в программе «Светлый вечер», Лиза Горская…

Лиза Горская:

— … Алексей Пичугин.

А.Пичугин:

— Всего доброго!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...