Жизнь не так

Жизнь не так
Поделиться
Анна Леонтьева

Анна Леонтьева

Совсем, кажется, недавно жизнь виделась мне очень предсказуемой и расписанной по нотам. Как мы живем и как должны жить наши дети? Очень понятно. Они должны хорошенько подготовиться к первому классу. Прийти в брючках со стрелочками и конечно — знанием английского и умением читать и писать. Потом школу пройти, шагая с пятерки на пятерку, ну ладно, иногда оступаясь на четверку. Ну, понятное дело — репетиторы, институт после школы — если не поступил на бюджет, платим за обучение, потом — работа. Может быть, у вас кругозор пошире моего — но я так жила и так думала.

Так и моим детям надлежало пройти прямой путь: школа — высшее учебное заведение покруче — работа. Она же карьера. И тут что-то случилось в пространстве, что все пошло не так. Что случилось и с чего это началось — я не знаю. Ко мне стала поступать информация, что путь обозначенный мысленно мной — не более чем моя собственная картина: нарисовала — отлично. Сдай на выставку. Пусть радуются, что бывают простые пути. Простые?

Мои друзья-музыканты взяли детей из школы, и оставили их на домашнем обучении, чтобы дети успевали работать в театре, учиться музыке и учить языки. Дети выросли самостоятельными, талантливыми и привыкшими к реальной работе. Получили хорошее домашнее образование. Сдали все экзамены, какие нужно было, экстерном. Двигаются дальше — свободные, спокойные, верующие детки, уже подростки, умеющие принимать решения, поющие в церковных хорах, играющие в спектаклях, лауреаты музыкальных премий.

Мой друг писатель уехал в далекую деревню и отдал сыновей в другой город — учиться профессии. Один из сыновей вернулся столяром, второй — печником. Сын-столяр остался в деревне с родителями, потому что хочет купить машину, чтобы ездить в город (о скандал! Папа и мама не покупают парню машину!) и работать, но быть рядом с родителями. Второй — сложил некоторое количество хороших печек и уехал в Москву — учиться на адвоката. Просто понял, чего ему хочется. Но не сразу. И сам.

Моя дочь, изо всех сил пытавшаяся саботировать репетиторов по обществознанию, отлично сдала выпускные ЕГЭ и не стала никуда поступать. Пошла работать официанткой, потом офис- менеджером. Я была в ужасе от всей этой непредсказуемости — но согласитесь, что я могла сделать? В офис-менеджерах дочь быстро соскучилась, и ушла работать… на подстанцию Марс. Да, на подстанцию Марс, которая открылась при Московском Планетарии. И теперь вместо бухгалтерских накладных и контрактов с клиентами она изучает способы добычи воды посредством горячего масла из марсианского песка. Представляете себе мое нарастающее ошеломление?

Зато когда тяга к учебе, наконец вернулась — вместе с четким представлением, чему она хочет учиться — дочь сидит на лекциях, забыв о себе, еде и вообще обо всем…

Я могу много рассказывать, но многие мои друзья все равно будут пытаться захотеть все прожить за своих детей по вот этой первоначальной, но, наверное, не всегда работающей схеме. В институт — ну хоть какой-нибудь. Хоть платный и нелюбимый. Но высшее!

Пути Господни для меня все более неисповедимы. Глаза мои расширяются все больше с каждым годом жизни — от удивления и иногда — от восторга. Зато, насколько все может сложиться лучше, чем мы сами задумали. Немного свободы. Немного творчества. Немного вместе подумать. На какое-то время забыть об одном-единственном пути. Немного понимания о том, что карьера — не всегда та награда, о которой мечтают с детства. Впустить немного воздуха в жизнь — свою и детей. Дать им немного пространства для того, чтобы чего-то захотеть. Чтобы не получилось как в песне Гребенщикова: «Их дети сходят с ума от того, что им нечего больше хотеть…» Дать им в конце концов услышать голос Творца — призывающий на что-то, о чем мы порой даже не догадываемся!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (25 оценок, в среднем: 4,84 из 5)
Загрузка...