Преподобный Нил Сорский.

Преподобный Нил Сорский
Поделиться
Nilsora

икона, 1908 год (написана к 400-летию со дня кончины преподобного).

Это было в самом конце XVI века. В обитель преподобного Кирилла Белозерского, что стоит в Вологодской земле, вернулся из дальнего странствия инок. Путешествие, занявшее у него не один год, было сопряжено со множеством опасностей, с бездорожьем и полной неизвестностью в пути – в те годы, когда Второй Рим пал под ударами османов, мало кто отваживался совершать путь на Восток: к древним монастырям Сирии и Палестины, в захваченную много веков назад Святую Землю, к Гробу Господню.
Но наш герой отважился на этот путь, и, возвращаясь на Русь, он вез с собой несметные сокровища. Впрочем, ничто, кроме скромной иноческой сумы, не отягощало его в пути. Сокровище, которое он вез с собой, вмещалось в один старый пергамент, заглавие которого гласило: «Скитский устав преподобного отца нашего Антония Великого». Это был дар монахов со Святой Горы Афон, которые тщательно сохраняли и преумножали древние традиции иноческого жития. Но куда сильнее мертвых букв Устава, которые наш герой неоднократно читал (и переписывал) в библиотеке родного монастыря, в его память врезалась жизнь Палестинских и Афонских монахов. Казалось, страницы древних Казалось, слова святых отцов из древних книг оживали у него перед глазами.оживали у него перед глазами. Как и тысячу лет назад в этих пустынных землях, куда редко ступала нога мирского человека, процветали монашеские добродетели: смирение, безмолвие, нестяжание, целомудрие, послушание.
Как однажды святой князь Владимир принес на Русь веру Христову, как преподобный Антоний Киево-Печерский начал на Руси иноческое делание, так и наш герой, ныне известный нам как преподобный Нил Сорский, пришел на Родину со скитским уставом. Вскоре по возвращении на Русь преподобный Нил уединился со своим другом и учеником Иннокентием в болотистом месте на берегу реки Соры, в десяти километрах от Кирилло-Белозерского монастыря, и основал там небольшой скит, который довольно быстро наполнился братией.
Скитские монахи жили уединенно, собираясь вместе только на храмовые богослужения, которые в праздничные дни продолжались по 12 часов. В остальное время они трудились и пребывали в постоянной молитве и безмолвии. Своих иноков преподобный Нил учил кормиться от плода собственных трудов, не принимая милостыни и подаяния. Величайшая милостыня – говорил он своим ученикам – претерпеть обиду, скорбь, укоризну от брата, принимать странников, это душевная милостыня, и она гораздо выше телесной.

Нил Сорский:
Иные говорят, что нельзя сейчас жить так, как жили пустынники в древности, но и для нас, и для них – одно Писание. Говорят, что время другое, но Христос всегда один и тот же.
Инок:
С тех пор, как скит поставили, отче, слышали уже не раз: «ныне непосильно по Писанию жить и по Святым Отцам»
Нил Сорский:
Хоть и непосильно, но должны мы, в меру свою, подражать их подвигу. Они были с Богом, и, если мы будем с Богом, то и у нас все получится. Потому что невозможное человеку – возможно Богу. Мы должны жить так, как учит нас слово Истины, и тогда всякое время для нас будет временем благоприятным для спасения.
Инок:
Так почему же люди боятся идти этим путем?
Нил Сорский:
Боятся, потому что не хотят отсечь свою волю, и принять волю Божью. Тяжело отказался от своей воли, еще тяжелее отказаться от стяжания, от почестей и славы. Мы же будем раздавать все стяжание свое нуждающимся, всем помогать, всех принимать, кто хочет услышать слово Божие.

Иноки в скиту гостеприимно относились к странникам, но лишь немногих брал преподобный Нил в свою братию – потому что немногие были способны к суровой скитской жизни. Как и на Святой Горе, женщинам вход в обитель был запрещен, и сами иноки практически не покидали пределов скита.
Нестяжание преподобного Нила, его стремление к скромности жизни и нищете было известно многим, хотя сам он происходил из рода дворян Майковых, а его брат служил при дворе московских государей. Даже то, что жертвовали ему на церковное украшение, он продавал и раздавал нищим, и всем своим ученикам заповедовал творить так же.
Преподобный Нил был до конца верен своему монашескому пути. Он не стремился к мирской славе и не искал ее, но его глубокая духовная мудрость неизменно привлекала к нему современников. С юных лет живя в монастыре, большую часть своей жизни он посвятил чтению духовных книг, многие из которых дошли до нашего времени в его рукописях. Восприняв мудрость от Святых Отцов, преподобный Нил и сам оставил после себя удивительные творения по аскетике и духовной жизни.
В своем завещании братии он ни много ни мало просил бросить его тело на съедение диким зверям, или хотя бы похоронить без почестей. Последнее было исполнено братией – его тело было погребено в основанной им обители, среди лесов и болот Вологодского края.
Обитель эта стоит и по сей день, пережив тяжелые времена, запустение и забвение. И сегодня не иссякает поток паломников к месту погребения великого духовного наставника, мудрого учителя, жизнь которого остается для всех примером. Примером того, что в любое время и в любую эпоху мы должны и можем жить так, как заповедал нам Господь наш Иисус Христос.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (10 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.