Иулиания и Евпраксия Московские.

Иулиания и Евпраксия Московские
Поделиться

icon_iulianiya_i_evpraksiya_640x854Лето 1908-го. До выпускных экзаменов оставалась неделя. Чтобы подготовиться к ним, студент Николай Юрьевич взял отпуск в канцелярии, где работал без выходных. В первый же день отпуска он почувствовал легкое головокружение. Вечером он слег. Голова его горела, ноги не ходили, глаза ничего не видели, а мысли путались. Он пробовал заниматься, но ему становилось все хуже. Ночью начался бред. В квартире, где молодой человек снимал комнатку, хозяйничала Зинаида Степановна, старушка тихая и сердобольная. Она начала ухаживать за квартирантом. Утром Николай Юрьевич пришел в себя, но болезнь не отступила. Он попытался взять в руки книгу, потом отшвырнул её от себя и заплакал.

Зинаида Степанова:
Ну что ты? Что ты, батюшка, Николай Юрьевич?
Студент:
За что? За что это мне? Что теперь будет со мной? Я не готов к экзаменам! Я даже не попаду на них из-за этой проклятой болезни! Не сдам экзамены, не получу диплом, не поступлю на службу к Стасову и останусь на второй год! А у меня нет средств на обучение, понимаете? Что мне делать?
Зинаида Степанова:
Ну, сокол мой ясный, не плачь! Все образуется! Давай-ка я сегодня схожу, молебен закажу по угодницам Божьим – Иулиании и Евпраксии. Столько людей Бог исцелил по их молитве за нас, грешных!
Студент:
Эх, Зинаида Степановна! Только не надо, пожалуйста, меня вот так утешать! Вы же знаете, я не верю во все это!
Зинаида Степанова:
Вот и внучка моя не верила! Катерина! Ты её видел? Она через недельку приезжает сюда из пансиона. Вот с ней случай приключился! Так Бог не оставил!
Студент:
Эх, Зинаида Степановна… До того ли мне!.. А что с ней было?
Зинаида Степанова:
А вот что…. Как сказать? Мы ведь из простых, хотя и не бедные. А она носом всё выше тянулась. Начитанная такая была, светская барышня, своих чуралась. Так и влюбилась она в одного, из дворян, красавца. Он с ней любезничал, как со всеми, а она это за знаки внимания принимала. Все деньги на наряды извела дорогущие, на украшения! Да только когда понял он, что она на него виды имеет, так и сказал ей: ты мне, мол, не ровня, да и не нравишься вовсе!
Студент:
Да таких казнить мало!
Зинаида Степанова:
А Катерина-то слегла! Потом встала и ни с кем ни слова. Задумывалась, а потом вдруг как захохочет – кровь в жилах стыла! Врач ей и поставил этот… «зиагноз»: с ума, мол, сошла. Уж как мы с матерью её извелись! В лечебницу её забрать хотели! А я не дала! Пошла с невесткой утром в монастырь Зачатьевский и заказала панихиду по матушкам Иулиании и Евпраксии. Я давно еще слышала, как матушки-сестры в скорбях и болезнях помогают! Молились мы слезно, исцеления просили для девочки нашей, потом взяли песочка с могилок матушек, пошли домой. А Катерина нас точно поджидала. Спокойная, послушная, взяла песочек и всю себя им осыпала.
Студент:
И что?
Зинаида Степанова:
Да ничего! Только хворать перестала. Тихая такая стала, ласковая, трудиться начала, в институт поступила. В церковь зачастила. И поститься, и причащаться начала. А раньше даже не верила!
Студент:
Просто приступ прошел у нее. От любви это все несчастной. Боль прошла, она и ожила! А что она в церковь зачастила…Так это она… для надежды на будущее….
Зинаида Степанова:
И тебе надежда пригодится! Что ни говори, сынок, а я, хоть и старая, кой-что понимаю! Пойду молебен заказывать, а ты лежи, верь и молись! Ну, не обидь старушку!
Студент:
Ладно, Заинаида Степановна, уговорили! Делайте, как знаете, добрая Вы душа!

Зинаида Степановна заказала молебен игумении Иулиании и монахине Евпраксии. В ту ночь студент видел сон: к нему подошли две монахини в облачении и отерли его лоб своими руками. Утром он встал совершенно здоровым, успел подготовиться к экзаменам и сдал их на отлично. Через неделю приехала хорошенькая Катерина, внучка Зинаиды Степановны. Молодые люди горячо полюбили друг друга с первых дней встречи. Через три месяца они обвенчались в одной из церквей Зачатьевского монастыря. Каждую неделю они приходили поклониться мощам игумении Иулиании и монахини Евпраксии, чтобы возблагодарить их за помощь и заступничество.

Преподобные Иулиания и Евпраксия из знатного рода черниговских бояр были родными сестрами святителя Алексия, митрополита Московского. Сестры устремились за старшим братом в монастырь, как за апостолом, ведущим ко Христу. Вскоре они приняли постриг. Юные монахини хотели жить по примеру жен-пустынножительниц, и, в 1360 году, именно они основали в Москве первую женскую обитель. Преподобная Иулиания стала игуменьей монастыря и была лучшим примером для сестер. С ней наравне её труды разделяла и младшая сестра Евпраксия. Свет согласия и любви, сиявший в них, изливался на всю обитель и её прихожан. Кротость сестер, их любящие сердца, внимание ко всем обездоленным и мужество, с которым они справлялись с тяжелыми обязанностями – все это снискало им любовь монахинь и мирян. И при жизни, и после их смерти по заступничеству святых матушек происходило множество случаев чудесных исцелений от телесных и душевных недугов.
В мае 2001-го г. в Москве совершилось значимое событие. Русской Православной Церковью в лике святых были прославлены основательницы первого в России женского монастыря (Зачатьевского) игумения Иулиания и монахиня Евпраксия.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (18 оценок, в среднем: 4,83 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.