"Священник в русской глубинке". Светлый вечер с прот. Ярославом Шиповым (02.09.2015).

Светлый вечер - прот. Ярослав Шипов (эф. 02.09.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - прот. Ярослав Шипов (эф. 02.09.2015) - Часть 2
Поделиться

о. Ярослав ШиповУ нас в гостях был клирик храмов Патриаршего подворья в Зарядье, автор рассказов о жизни современного православного прихода в русской глубинке протоиерей Ярослав Шипов.
Отец Ярослав рассказал о своем пути к Богу, об особенностях священнического служения в русской деревне и чем жизнь в окружении леса отличается от жизни в Москве.

Ведущие: Алексей Пичугин, Алла Митрофанова

А. Пичугин

Дорогие слушатели, здравствуйте. Здесь программа «Светлый вечер», Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

Алексей Пичугин…

А. Пичугин

Здравствуйте! И с удовольствием, действительно, сегодня с большим удовольствием представляем нашего гостя. Его книги, я думаю, что многие из наших слушателей читали или читали интервью с ним. А очень многие книги озвучены, как аудиокниги выходят, выходили, насколько я знаю. И много программ про этого человека было снято, про его жизнь уникальную и удивительную. Сегодня у нас в гостях протоиерей Ярослав Шипов, знаменитый писатель и клирик храмов Патриаршего подворья в Зарядье. Это самый центр Москвы, прямо возле Кремля. Отец Ярослав, здравствуйте!

Протоиерей Я. Шипов

— Здравствуйте!

Наше досье:

Протоиерей Ярослав Шипов. Родился в 1947 году. Закончил Литературный Институт в Москве. Работал в журналах «Литературная учеба», «Наш современник», а также в издательстве «Современник». В возрасте 44 лет стал священником. Поднимал приходы Вологодской области. Отец Ярослав — автор рассказов о жизни современного православного прихода в русской глубинке. Сейчас живет в Москве. Клирик храмов Патриаршего подворья в Зарядье.

А. Митрофанова

У вас удивительный такой жизненный путь. Когда я узнала о том, что вы были охотником, у вас был дом в Вологодской области и, в общем-то — что называется — ничто не предвещало такого поворота.

Протоиерей Я. Шипов

— Да.

А. Митрофанова

Вы были известным писателем. Вы публикуетесь фактически с юношеских лет. Сборники ваши выходили. И прочее, прочее. И вдруг вы становитесь священником. Вот так внезапно и как-то совершенно… я не думаю… Вы сами вообще про себя могли помыслить, что такое произойдет?

Протоиерей Я. Шипов

— Да, нет, конечно. Никогда не мог такого и представить. Ездил в Вологодскую область на охоту. Сначала в Костромскую ездил, потом в Вологодскую.

А. Пичугин

Все севернее, севернее…

Протоиерей Я. Шипов

— Севернее, севернее… На то были свои причины. Потому что в ту пору, в 70-е годы, была такая сельскохозяйственная государственная политика неперспективных деревень.

А. Пичугин

Да-да-да, верно!

Протоиерей Я. Шипов

— Вот. И выселялись целыми сельсоветами. Предполагалось, что будут огромные сельхоз комплексы. Тысячи коров и свиней. И людей сселяли в такие кучки, оставляя деревни и села. Целые сельсоветы. То есть можно было: в Костромской области видел, когда храм, село, здание почты, больницы, все брошено. И деревни вокруг тоже брошены.

А. Пичугин

И я такое видел.

А. Митрофанова

И я такое видела.

А. Пичугин

И еще до сих пор где-то остатки этого былого великолепия сохраняются. Уже почти все разрушилось, но выглядит удивительно, конечно.

А. Митрофанова

Где-то остатки наличников на окнах потрясающе красивые. И думаешь: «Вот еще одна брошенная деревня». И больно, конечно, это все.

Протоиерей Я. Шипов

— Это сейчас уже плоды новой жизнедеятельности.

А. Пичугин

Как раз мы говорим о тех, которые, по крайней мере, 70-х годов…

Протоиерей Я. Шипов

— Да, с 70-х.

А. Пичугин

Это же урочища, там домов практически не осталось, руины храмов.

Протоиерей Я. Шипов

— И в ту пору можно было на охоту ездить так: едешь на автобусе и спрашиваешь: «Где тут у вас брошенная деревня?». Они говорят: «А вылезай вот здесь, иди вон три километра, там все брошено».

А. Митрофанова

И вы вылезали и шли?

Протоиерей Я. Шипов

— Да, шел, селился в избе, топил печку, ходил на охоту. Так, мелкопоместный крестьянин.

А. Митрофанова

Очень романтично это все звучит. А почему же тогда, откуда, как начался ваш священнический путь? Почему именно с охоты?

Протоиерей Я. Шипов

— Начался с восстановления храма в том месте, куда я ездил на охоту. Потому что я там подолгу пребывал.

А. Пичугин

Это уже Вологодская область?

Протоиерей Я. Шипов

— Вологодская область, да. И возвращался когда в Москву, приходил в духовному отцу. И он мне говорит: «Ты что же это там полтора месяца не был в храме?»

А. Митрофанова

Угу.

Протоиерей Я. Шипов

— По правилам одного из соборов, паче ты 3 воскресных дня пропустил без уважительной причины, то лишаешься церковного общения. «А ты, — говорит, — уж сколько у меня пропускаешь?» — «И что делать?» — «Или в другое место езжай, где есть служба, или восстанавливай храм там». Ну, я начал восстанавливать.

А. Митрофанова

Вот как.

Протоиерей Я. Шипов

— Да. Так все…

А. Митрофанова

От пристрастия к охоте вы отказать не смогли?

Протоиерей Я. Шипов

— Сначала не надо было. Когда стал священником, отказался сразу.

А. Пичугин

А ведь у вас была удивительная встреча с архиереем Вологодской области. Тогда правящим архиереем был такой Михаил Мудьюгин. Один из уникальных совершенно представителей архиерейства, который — дворянин — прошел через все ужасы раннего советского времени, был священником, потом уже стал архиереем. Тоже человек удивительной судьбы. Вот вас с ним так Бог свел.

Протоиерей Я. Шипов

— Свел.

А. Митрофанова

Он вас рукополагал, да?

Протоиерей Я. Шипов

— Да. Мы с ним в каком-то плане идеологическом люди разные совсем. Но по жизни очень похожи. Он стал священником в 46 лет, я — в 44 года. Он очень любил классическую музыку, я тоже.

А. Пичугин

Вам было о чем поговорить просто.

Протоиерей Я. Шипов

— Да, как-то вот так вполне.

А. Митрофанова

По-человечески вы сошлись, да?

Протоиерей Я. Шипов

— По-человечески. Причем… Единственное, он пришел ведь из технических (нрзб.).

А. Пичугин

…Интеллигенций.

Протоиерей Я. Шипов

— Да. Потому что он преподавал какой-то технический предмет в ВУЗе Питерском, Ленинградском. Но так, в остальном, видите, как вот так сложилось очень в чем-то похожие жизни…

А. Митрофанова

А его была инициатива, чтобы вы священником стали?

Протоиерей Я. Шипов

— Нет. Инициатива была не его. Инициатива была самая неожиданная. «Пути Господни неисповедимы», поэтому вот так… Я помогал восстанавливать. Чтоб восстановить храм в те времена, естественно, нужно было сначала зарегистрировать «двадцатку».

А. Пичугин

А это до перестройки еще?

Протоиерей Я. Шипов

— До перестройки. 80-е.

А. Митрофанова

«Двадцатку» — это, имеется ввиду, двадцать человек прихода должны быть?

Протоиерей Я. Шипов

— Да, двадцать человек.

А. Пичугин

А кто из уполномоченных — а это уже был институт уполномоченных по делам Церкви…

Протоиерей Я. Шипов

— Да.

А. Пичугин

…Который мог, да и скорее всего бы должен был закрыть любое поползновение начать восстановление храма где-то в глубинке… Но тем не менее вам как-то удалось все это обойти?

Протоиерей Я. Шипов

— Удалось… Обойти не удалось. Удалось… Просто время менялось потому что. Удалось вот что: я собирал эту «двадцатку». Привезу бумаги в Вологду, а мне их возвращают, потому что говорят: «Не указана улица. Адреса указаны, имена указаны. Улица не указана».

А. Пичугин

А улиц нет!

Протоиерей Я. Шипов

— Я говорю: «Ну, конечно, улица — это деревня Харитониха. Какая улица в деревне?» — «А вот все равно. Пишите хоть «улица 1 Мая». Только не своей рукой. Опять должны бабушки написать». Значит, опять с этими бумагами в деревню, чтоб бабушки… Какую улицу? Улицы нету никакой.

А. Митрофанова

Ох, вы намотались!

А. Пичугин

А на что вы тогда жили? Вы же работали в Москве в журнале.

Протоиерей Я. Шипов

— Да, я работал тогда уже в издательстве «Современник». Да жил нормально. Жил.

А. Пичугин

Ну, у вас была литературная деятельность. Вы могли просто писать в деревне.

Протоиерей Я. Шипов

— Рассказы печатали, да.

А. Митрофанова

Гонорары были?

Протоиерей Я. Шипов

— Небольшие, но были.

А. Митрофанова

Отец Ярослав, возвращаясь к вопросу о неожиданной инициативе: вы сказали о том, что нужно было зарегистрировать «двадцатку». Вы регистрировали этих людей, да?

Протоиерей Я. Шипов

— Да.

А. Митрофанова

А что же было потом?

Протоиерей Я. Шипов

— А потом приехали с председателем колхоза, председателем сельсовета к владыке Михаилу Мудьюгину на Крестовоздвижение. Он читал от общества «Знание» лекцию в это время, светскую лекцию читал. И мы на эту лекцию пришли.

А. Митрофанова и А. Пичугин (Смеются.)

А. Пичугин

А он даже светские лекции читал?

Протоиерей Я. Шипов

— А тогда иначе никак нельзя было. Он использовал любую возможность.

А. Пичугин

Угу.

Протоиерей Я. Шипов

— И вот где-то в каком-то доме культуры рассказывал о том, что такое Крестовоздвижение. И вот пришли мы к нему после этой лекции. Там же в этом доме культуры или в клубе каком-то в Вологде. И председатель колхоза и председатель сельсовета просят: «Нам нужно священника, мы хотим храм восстановить». Он говорит: «У меня нет средств на восстановление храма». Председатель колхоза говорит: «Средства найдем». Это было до перестройки. И он вполне серьезно предполагал — тогда еще можно было… огромный собор Преображенский превращен в 30-е годы в гараж колхозный.

А. Митрофанова

Классика жанра.

Протоиерей Я. Шипов

— Да. Ни колокольни, ничего, крыша уже гнилым шифером крыта, пола нет. Там стояли комбайны, трактора 60 лет. Говорит: «Я это восстановлю». И владыка говорит: «И у меня кадров нету. Я рукополагаю неизвестно кого».

А. Пичугин

А выбора нет.

Протоиерей Я. Шипов

— А они говорят: «Нам неизвестно кого не надо. Нам вот этого».

А. Пичугин

И на вас.

Протоиерей Я. Шипов

— Да, и на меня. Я говорю: «Ребята, вы чего? Вообще-то надо как-то…»

А. Пичугин

Предупреждать было.

А. Митрофанова

(смеется)

Протоиерей Я. Шипов

— «Предупреждать надо, вы что?» А они: «Нам вот этого». Ну, он так посмотрел, говорит: «Я не знаю, эти вопросы так не решаются». Ну, правильно. Так вот они потом сделали такую вещь, деревенские жители: они написали прошение епархиального правления о том, чтобы рукоположили меня. Откуда у них это осталось в какой-то генетической памяти, я не знаю. Всякая церковность утрачена была у людей тамошних. Всякая абсолютно! 60 лет не было священника там.

А. Пичугин

Максимум кто-то из детства помнил какие-нибудь…

Протоиерей Я. Шипов

— Ну, что-то там какие-то бабушки, 90 лет, они чего-то помнили там. Они причащались когда-то, венчались даже несколько человек. А так никто не помнил. А вот это вдруг они… Это просто существовала такая практика на Руси в старые времена для тех мест, куда не хотели священники ехать, для очень бедных мест. И тогда народ просил кого-то из своих более или менее грамотных рукоположить: «Пусть он тут живет у нас и будет нас (нрзб.)».

А. Пичугин

Кормить.

Протоиерей Я. Шипов

— И вот у них откуда-то это прорезалось. И мне потом владыка Михаил говорит: «Вы знаете, тут пришло прошение по вашему поводу». Я: «Что это такое?» Он говорит: «Вот я сам вспоминал. Такие вещи делались раньше в глухих местах». Ну, вот это место глухое было. Они так и сделали.

А. Пичугин

От Вологды далеко, да? Область гигантская!

Протоиерей Я. Шипов

— 400 километров на северо-восток туда в сторону. В сторону Коми АССР (нрзб.).

А. Пичугин

Это же я вспоминаю Александра Башлачева про Вологодскую область его родную: «У нас четыре Франции, семь Бельгий и Тибет».

Протоиерей Я. Шипов

— Угу.

А. Митрофанова

Когда вы об этом обо всем рассказываете, сейчас уже кажется, что — да, пришло прошение, и рукоположили, и прочее. Но в тот момент это же кардинальные перемены в жизни. Вы — писатель в Москве, Вологде, каких-то крупных городах. И вдруг получается, что вам в связи с этим прошением нужно поменять всю свою жизнь, стать священником.

Протоиерей Я. Шипов

— Всю свою жизнь поменять, да.

А. Митрофанова

И вы при этом никогда не думали о том, что… то есть никак себя к этому не готовили. Как вы это приняли вообще?

Протоиерей Я. Шипов

— Я понимаю, но вероятно, у меня были какие-то качества, которые меня легко подвигали на какие-то новые дела, на изменения образа жизни. То есть внутри какие-то природные качества, которые легко с этим соглашались. Потому что когда-то хотел быть физиком, потом писателем. А еще хотел и врачом, и летчиком. Летчиком до сих пор хочу.

А. Митрофанова

Да?

Протоиерей Я. Шипов

— Да.

А. Пичугин

И я тоже.

(Общий смех.)

А. Митрофанова

Прекрасно! Когда полетите, обязательно дайте знать, мне бы хотелось…

Протоиерей Я. Шипов

— Летал, летал, управлял самолетом. Все сбылось.

А. Митрофанова

Серьезно?

Протоиерей Я. Шипов

— Да. Да.

А. Митрофанова

Здорово. Не каждый человек может похвастаться тем, что то, о чем он мечтал в детстве, например,  вот таким образом реализуется. В частности, летчик или космонавт — это же сейчас практически экзотика.

Протоиерей Я. Шипов

— Да.

А. Митрофанова

Не имея специализированного образования.

Протоиерей Я. Шипов

— Вот. Так что стали так обстоятельства, события поворачиваться. Ну, так, так.

А. Пичугин

И рукоположили вас.

Протоиерей Я. Шипов

— Да. Причем, вот это было уже внезапно. Потому что у меня продолжалась такая жизнь…

А. Митрофанова

Литературная.

Протоиерей Я. Шипов

— …Литературная, охотничья.

А. Митрофанова

То есть такой Тургенев.

Протоиерей Я. Шипов

— Ну, примерно. Только он в своей усадьбе был, а я мотался по всей стране. Охотники разные бывают. Это такой широкий спектр образа жизни. Есть охотники-стрелки, есть охотники-собачники. Я скорее охотник-натуралист.

А. Митрофанова

А что это значит?

Протоиерей Я. Шипов

— Это — наблюдающий природу.

А. Митрофанова

То есть вы не стреляли из ружья?

Протоиерей Я. Шипов

— Нет, стрелял. Это не главное. Для меня охота была всегда образом жизни.

А. Пичугин

В принципе, вы, уже даже став священником, могли продолжать вести такой образ жизни, но уже без ружья.

Протоиерей Я. Шипов

— Без ружья. Но было время очень тяжелое в плане материальном, 1991 — 1992 годы. В районе, где я служил, не было ни одной копейки денег. В сбербанке не было ничего. Вообще не было в районе. Никому не платили. Ничего не было.

А. Митрофанова

Протоиерей Ярослав Шипов, писатель, клирик храмов Патриаршего подворья в Зарядье сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». И мы продолжаем разговор о том, какой интересный путь…

А. Пичугин

Да. Вы говорили, самое начало Новой России, 1991 —1992 годы, в районе нет денег. Голод.

Протоиерей Я. Шипов

— Да. В районе нет денег, голод. У меня хозяйства нет никакого. Ну, грибы я мог собирать только, рыбу мог поймать.

А. Митрофанова

Но есть же бабушки, которые, как правило, по старой памяти знают, что священника нужно кормить. Яички, там, могут принести, молочка.

Протоиерей Я. Шипов

— Вот этой памяти уже не было.

А. Митрофанова

Не приносили ничего?

А. Пичугин

Да у них у самих, наверняка, ничего не было.

Протоиерей Я. Шипов

— У них у самих не было. Они выручали друг друга тем, что… В общем, большие семьи, один кто-то в одной деревне живет, другой — в другой. У кого-то есть яички, у кого-то есть капуста, что-то. В общем, они как-то друг друга поддерживали. А так, когда один, как перст, ничего. Ну, картошку я сажал. Картошка, грибы, а так больше ничего не было. И владыка мне сказал: «Знаешь, если будешь помирать с голоду, ты уж бери ружье-то. Ну, а что с тобой делать-то?»

А. Митрофанова

И вы взяли ружье?

Протоиерей Я. Шипов

— Ну, я себя никогда… Я вообще не любитель есть был дичь. Я готовить ее любил, да, а есть — нет. Угощать любил. Так что это все только красивые слова были. А так, ружье потом сыну переписал. Все, пошел в милицию и перевел на него все оружие. С тех пор не охочусь.

А. Пичугин

А мне всегда — мы чуть отступим от исторического повествования — было интересно спросить у священника, который занимался охотой… Я знаю, что это очень банальный вопрос, который многие задают священникам. Как вообще можно совмещать христианство и убийство, пускай даже животных?

Протоиерей Я. Шипов

— Вы питаетесь…

А. Пичугин

Да, но одно дело, я питаюсь курицей, я понимаю, что она выращивается именно для этого.

Протоиерей Я. Шипов

— Кто-то курице голову свернул?

А. Пичугин

Конечно, да, безусловно. Я не в данном случае не…

Протоиерей Я. Шипов

— И что, мы это доверим нехристианам, что ли, всю эту работу?

А. Пичугин

Естественно, я абсолютно не занимаюсь ханжеством. Одно дело, когда охота для пропитания, а другое дело, когда охота из чисто натуралистического интереса.

Протоиерей Я. Шипов

— Правильно. Почему духовенству и не следует заниматься охотой.

А. Пичугин

А обычному верующему человеку?

Протоиерей Я. Шипов

— Почему?

А. Пичугин

Просто ради интереса ходить стрелять по лесу в животных.

Протоиерей Я. Шипов

— Вы знаете, какая вещь. Охота — это ведь очень древний инстинкт, данный человеку при сотворении. Ведь ему дан инстинкт продолжения рода, а этот род надо было чем-то кормить.

А. Пичугин

Да, кормить, безусловно. Но вот… Я не беру в расчет даже XXI век, там спортивная охота… ну, не спортивная, а охота как развлечение — это был удел знати. А вот уже в наше время.

Протоиерей Я. Шипов

— Хорошо, продолжаем. И вот этот инстинкт держится на азартности, на азарте. Такое качество есть. Алла еще может подтвердить, что мужчины без азарта…

А. Митрофанова

Могу.

Протоиерей Я. Шипов

— Это неинтересно. Так вот охота — это азарт, который дан человеку от сотворения. Если этот азарт переключать на какие-то другие предметы или привычки, лучше не получится. Этот азарт переходит в игровой азарт, в питейный или еще в какой-нибудь. Поэтому без азарта мужчина не очень интересен, не очень здоров, я бы сказал даже. А вот пусть он лучше тратит свой азарт на охоту или рыбалку.

А. Митрофанова

Угу.

А. Пичугин

Понятно.

А. Митрофанова

То есть к охоте и рыбалке женщине нужно относиться как к естественному мужскому азарту? Охота ладно. Рыбалка: когда уезжает мужчина с утра, а возвращается уже…

А. Пичугин

А вот с рыбалкой очень все просто. Я, например, очень люблю рыбалку…

Протоиерей Я. Шипов

— Так…

А. Пичугин

Поэтому я здесь готов тоже рассуждать.

Протоиерей Я. Шипов

— А у Аллы уже возражения по поводу рыбалки. По поводу охоты у нее почему-то нету.

(общий смех)

Протоиерей Я. Шипов

— Наверно…

А. Пичугин

Потому что мужчина с ружьем — это еще красиво…

А. Митрофанова

И романтично. А мужчина с удочкой — это менее романтично.

Протоиерей Я. Шипов

— А ей еще, наверное, и дичь нравится.

А. Пичугин

Как вы, Алла Сергеевна, к дичи относитесь?

А. Митрофанова

Я к дичи отношусь хорошо. (смеется)

А. Пичугин

Я к дичи не отношусь.

А. Митрофанова

Примерно так. Отец Ярослав…

А. Пичугин

Да, извините.

А. Митрофанова

Давайте вернемся все-таки к вам…

Протоиерей Я. Шипов

— Давайте.

А. Митрофанова

Очень интересно узнать, как в советское время человек, который… У вас же мама и папа журналисты, да?

Протоиерей Я. Шипов

— Да.

А. Митрофанова

Вы писатель. И вы при этом… То есть такая классическая интеллигентская среда… Вы становитесь… Вы вообще с какого времени в храме? Как это случилось в вашей жизни?

Протоиерей Я. Шипов

— В храме поздно. К 40 годам пришел в храм, почти в 40 лет крестился, за месяц до 40-летия, на праздник Андрея Первозванного.

А. Митрофанова

Интересно. А в связи с чем произошла такая перемена в жизни?

Протоиерей Я. Шипов

— А это трудно сказать мне, в связи с чем. Таким… Вот в чем причина: внутри душа своего просила как-то.

А. Митрофанова

А вы искали именно?

Протоиерей Я. Шипов

— Я не могу сказать, что искал Бога, что-то такое… Я этим не занимался. Но однажды одной девушке я целую лекцию прочитал, когда она пришла, побритая наголо, и стала говорить, что она искала Бога и попала в какую-то секту. И я ее стал воспитывать. «Что ж ты, — говорю, — делаешь-то? У тебя отец — фронтовик, крещенный, русский человек, прошел войну всю. И ты — его дочь — ты родилась здесь, ты вот пошла в какие-то греметь бубны…» Я прочитал эту лекцию, она пошла и крестилась. (Нрзб.)

(Общий смех.)

А. Митрофанова

Интересно. (Нрзб.)

Протоиерей Я. Шипов

— Я-то что, воспитываю, а сам — нет. Надо как-то там соответствовать… И так поехал в Лавру. Меня в Лавре воспитывали, в Троице-Сергиевой Лавре.

А. Митрофанова

Каким образом вас там воспитывали, 40-летнего мужчину?

Протоиерей Я. Шипов

— Я исповедовался, причащался регулярно. Все время на первом метро, потом на электричке ездил каждое воскресенье.

А. Пичугин

Но это были уже 80-е годы…

Протоиерей Я. Шипов

— 80-е.

А. Пичугин

Поэтому я думаю, что проблем именно в работе у вас не было в связи с этим.

Протоиерей Я. Шипов

— Нет. Не было. И я даже по работе сумел кое-что сделать в конце 80-х: издать «Размышления о Божественной литургии Иоанна Златоуста» Николая Васильевича Гоголя. (Нрзб.)

А. Митрофанова

Потрясающе! В конце 80-х!

Протоиерей Я. Шипов

— Да. Издать в 90-м году «Божьи люди» владыки Вениамина Федченкова. И что-то еще осталось в производстве, потому что мне потом пришлось это издавать, уже когда я вернулся из деревни священником. Потому что это зависло, я уехал, все произошло внезапно, рукоположили. Я охотился между Саратовым и Волгоградом, где-то там в степях зимой. У меня телеграмма в кармане была, что мне нужно приехать в Череповец. И (нрзб.)

А. Митрофанова

(нрзб.) рукоположение?

А. Пичугин

Там, наверное, не было сказано.

Протоиерей Я. Шипов

— Приехать в Череповец. Причем, перед этим я уже ездил к владыке Михаилу. Под Новый год, помню, он меня вызвал как-то… Съезд писателей был, по-моему, РСФСРовский. Надо было голосовать за кого-то. Я оставил свой мандат вологодским писателям и уехал в Вологду. 30 декабря вечером сидел у него, чай пили, пили, он мне что-то рассказывал про свое детство, школу, как он влюбился в учительницу. Что-то рассказывал, рассказывал. Ну, а потом мы и расстались. Это он со мной знакомился. А я под Новый год пытался из Вологды уехать хоть на чем-нибудь оттуда, на поезде…

А. Митрофанова

В Москву, в Москву?

Протоиерей Я. Шипов

— Опять вернуться, да. Ну, и тут еще одна приходит спустя 2 недели такая же телеграмма: «Прибыть». Ну, думаю, еще что-нибудь расскажет. И вот там охотились мы, хорошая такая была команда в Саратове. Саратовские писатели хорошие охотники были. Мы ездили с ними далеко. И в Казахстан ездили. И приходит такая телеграмма. Я там и оружие оставил, и одежду теплую, в Саратове, потому что сейчас через неделю вернусь. Я говорю: «Я съезжу чего-то в Череповец и приеду, ребята». Ну, и приехал в Череповец, где-то там снял какой-то номер, пришел в храм, а мне говорят: «А вы что? Вам тут уже место заказано, вот здесь вы живете» — «Ну, ладно». И еще я отвлекусь. К этому моменту надо такую забавную вещь рассказать. Перед этими событиями я уже приезжал в свою деревню со священником. Кроме «двадцатки» этой нужно было провести собрание, первое учредительное собрание «двадцатки». И я уговорил одного отца-игумена, который взял благословение патриарха, потому что архиерей туда поехать не мог — тяжело очень. Туда добираться…

А. Пичугин

Да он уже и немолод был, под восемьдесят.

Протоиерей Я. Шипов

— Восемьдесят, да, 1912 года. И приехал батюшка со мной.  И чтеца взял. Батюшка такой правильный, монастырский. Как встанем, начинаем молитву читать, Игнатия Брянчанинова потом. Вот и читаем целый день. Собрание провели. Я лентяйничал. А потом мне надо было хозяйство вести, как-то их кормить. Ну, и начинаю читать, я что-нибудь прочту, а потом говорю: «Так, ребята, вы читайте, мне нужно дрова, воду, то-то, и то-то, и то-то». И пошел себе по хозяйству. Потом, вроде, все сделал. Прихожу. «Все сделал?» — говорит. Я: «Все!» — «Давай, читай, что там у нас дальше? Шестопсалмие». А там полный суточный круг служили они и все. Шестопсалмие. «Ну, давай». Начинаю читать шестопсалмие по «Часослову», А он мне ошибки поправляет. Ладно, прочитал, говорю: «Мне опять надо куда-то. За картошкой, там». На другой день опять такая же история. Я опять что-то читал, читал, потом…

А. Пичугин

Народ бунтовать не начал?

Протоиерей Я. Шипов

— Пока нет. Я опять убегу.

А. Митрофанова

(Нрзб.).

Протоиерей Я. Шипов

— Они вдвоем читают. Стоят и молятся. Опять убегу, опять прибегаю. «Так, ты все?» — «Все!» — «Что там у нас? Шестопсалмие по очереди». И три дня подряд я попадал на Шестопсалмие. Читать. По-церковнославянски. Я до этого не читал. И на третий день я прочитал без ошибок, естественно, все. Ну, вот и прочитал, и ладно. И так это по лени своей я попадал на Шестопсалмие. Вот посмотрите, насколько, как всем заправляет Бог. Вот я, охотник, попал туда и стал там священником. Я по лени своей уклонялся от чтения молитв, попадал на Шестопсалмие. И приезжаю по телеграмме в Череповец. Владыка говорит: «Читай Шестопсалмие». Я вышел и прочитал. Прихожу в алтарь кланяться ему. Он мне говорит: «А почему без ошибок?» Я ж не могу сказать: «Потому что лентяй, за дровами ходил все». Вот так и получилось. А потом назавтра в дьяконы. «Вы и служите». Я говорю: «Владыка, я же советский служащий, законопослушный человек, у меня 25 человек подчиненных в издательстве». Я был беспартийным, можно стало в 1990 году сделать беспартийного заведующим редакцией. До этого только заместителем мог быть. А заведующего утверждал райком. Я был заместитель. А тут — 1990 год. Меня сделали заведующим, зав. редакции «Проза». И он говорит: «Вот вам двое суток для того, чтобы навести порядок со своими делами».

А. Митрофанова

То есть уволиться фактически.

Протоиерей Я. Шипов

— Да, уволиться за 2 дня. «И послезавтра служите вечер». Я на поезд в Москву. Пришел к директору издательства, говорю: «Так и так. Я теперь дьякон Вологодской епархии».

А. Пичугин

(Смеется.)

А. Митрофанова

Какие глаза были у издателя в этот момент?

Протоиерей Я. Шипов

— Он за затылок схватился. У него что-то с давлением.

А. Митрофанова

Угу.

Протоиерей Я. Шипов

— Удар такой случился. Меня выручило только то, что он сам — вологодский.

А. Пичугин

Угу.

Протоиерей Я. Шипов

— Я говорю: «Ну, так епархия-то Вологодская. Чего вы там». И быстро оформили мне трудовую книжку, все дела. Опять я на поезд и туда. И получилось, что на первую службу я попал в день своего 44-летия.

А. Пичугин

А священником вы стали?..

Протоиерей Я. Шипов

— А священником стал через 40 дней.

А. Митрофанова

Фантастическая история.

А. Пичугин

А, ну, очень быстро, да.

Протоиерей Я. Шипов

— Да.

А. Пичугин

Итак, друзья, протоиерей Ярослав Шипов, известный писатель, клирик храмов Патриаршего подворья в Зарядье вместе с нами проводит «Светлый вечер». Буквально через несколько мгновений мы в эту студию вернемся.

А. Митрофанова

протоиерей Ярослав Шипов, писатель, клирик храмов Патриаршего подворья в Зарядье сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера», Алексей Пичугин, я, Алла Митрофанова. Мы продолжаем разговор о том, как отец Ярослав, будучи охотником, стал священником, по лени научился читать Шестопсалмие. Отец Ярослав, когда вы в 90-е годы рукополагали священников, наверное, только единицы имели соответствующее образование — богословское — или как-то семинарию окончили и прочее. У вас этого всего не было. Трудно было с этой частью священнической жизни?

Протоиерей Я. Шипов

— Трудно. Но сначала была стажировка в Череповце, в Великом Устюге, это дьяконская была стажировка. А потом в Вологде иерейская стажировка, практика такая была. Она мне не очень пригодилась во всей полноте своей, потому что был Великий Пост.

А. Пичугин

Там свой особенный (нрзб.), да.

Протоиерей Я. Шипов

— Свои особенности. И службы каждый день архиерейские, с двумя дьяконами, протодьякона, все было… То есть потом мне это не пригодилось.

А. Митрофанова

Мало помогло.

Протоиерей Я. Шипов

— И забылось, к сожалению. Поэтому потом, когда я попадал на архиерейские службы, все вспоминал, как это было когда-то.

А. Пичугин

Да и сейчас, наверное, тоже.

Протоиерей Я. Шипов

— И сейчас. Но сейчас очень редко на архиерейские службы попадаю.

А. Митрофанова

Вот вы — священник — служите один в маленьком сельском приходе, никто вам не помогает. Вы с кучей богослужебных книг один на один. И как с этим всем разбираться? Еще плюс люди приходят на исповедь.

Протоиерей Я. Шипов

— На исповедь там приходили мало. Практически никто не приходил. Вот это основное, может быть, отличие сельской священнической службы от московской.

А. Митрофанова

Городской.

Протоиерей Я. Шипов

— Городской.

А. Митрофанова

А почему так?

Протоиерей Я. Шипов

— А утрачено представление о том, что это и зачем. Понимаете, покаянное чувство — это дело непростое. Его включить в себя надо.

А. Пичугин

И, наверное, в деревнях у многих это ассоциируется со смертью: «Ну, раз исповедуется, то уже и все».

Протоиерей Я. Шипов

— Ну, может быть. В общем, утрачены представления о том, что это такое. О том, что «покайтесь, ибо приблизилось Царствие».

А. Пичугин

Я хочу такую ремарку вставить. Когда мы говорили о том, чтобы позвать отца Ярослава и с кем-то я это обсуждал, мне все говорили из тех, кто читал ваши книжки: «Ой, ну, это было бы очень здорово! Но как же так? Он же служит где-то там то ли в Ярославской, то ли в Костромской, то ли в Архангельской области». То есть прошло уже почти 30 лет, а до сих пор у многих людей представление о том, что вы служите где-то очень далеко.

Протоиерей Я. Шипов

— Ну, может быть, это из-за книжки.

А. Митрофанова

Из-за книг.

Протоиерей Я. Шипов

— О том, что уже 4 года…

А. Пичугин

Все остальное время в Москве, в центре.

Протоиерей Я. Шипов

— Да. 20 лет служу.

А. Пичугин

У самого Кремля.

А. Митрофанова

У меня, например, знакомство с вами началось именно с вашей книги «Долгота дней». Это сборник рассказов, где вы описываете сельскую жизнь, реалии той самой деревни, которую вы застали, рубеж 80-90-х годов и то состояние людей, в котором они там пребывали. Я вспоминала параллельно «Записки юного врача» булгаковские, когда читала это. Очень поразительная история. Фактически полный упадок. Люди, находящиеся в состоянии… Кто-то на пороге выживания и добычи пропитания, кто-то спивается. У всех разные ситуации. Я думаю, что в принципе наши слушатели представляют себе, как это было в деревне на рубеже 80 — 90-х годов. И при этом читаешь, и это все настолько у вас искрометно, живо. И задаешься вопросом: «Ну, как можно с таким добрым юмором описывать такие вещи, когда речь идет фактически…

А. Пичугин

О выживании.

А. Митрофанова

…о выживании. Вы действительно такими веселыми глазами смотрели на это на все? Или это уже — плод вашего писательского размышления?

Протоиерей Я. Шипов

— Трудно сказать сейчас, где были мои глаза, а где размышления. Я вот о чем бы сказал. То, что было тогда, это еще цветочки. Сейчас в той деревне, где я жил и где было 45 жителей, сейчас в ней 10.

А. Митрофанова

Скоро не останется, видимо, совсем никого.

Протоиерей Я. Шипов

— Скоро не останется никого.

А. Пичугин

А храм действует?

Протоиерей Я. Шипов

— Храм в себе не действует. Сгнила нижняя его часть, но его поправили.

А. Пичугин

Тот самый, где вы начинали служить.

Протоиерей Я. Шипов

— Построили новый храм сами.

А. Митрофанова

Угу.

Протоиерей Я. Шипов

— И туда, может быть, раз или два раза в год приезжает кто-нибудь послужить.

А. Пичугин

А вы постоянно служили?

Протоиерей Я. Шипов

— Я служил на четырех приходах постоянно. Там, самое главное, был транспорт. Тогда с машинами было плохо. И добираться там 80 км между приходами.

А. Пичугин

Что в Вологодской области — не расстояние.

А. Митрофанова

А как же вы добирались туда?

Протоиерей Я. Шипов

— С кем-нибудь договаривался. Меня туда привезут на каком-нибудь грузовике, выгрузят. Отслужу службу, народ разойдется, а я сижу на паперти.

А. Пичугин

А у вас машины не было?

Протоиерей Я. Шипов

— Не было.

А. Пичугин

А как же вы… Почему вы оттуда уехали в итоге?

Протоиерей Я. Шипов

— Стал тяжело болеть. Ревматизм.

А. Пичугин

Понятно.

А. Митрофанова

И вас перевели в Москву?

Протоиерей Я. Шипов

— Так не переводили. Я просился сам уже. Я уже практически ходить не мог.

А. Пичугин

А вы приезжали потом в эту деревню?

Протоиерей Я. Шипов

— Несколько раз приезжал ненадолго. Раза два-три. Но не был уже лет 15. Сын у меня ездит туда каждый год.

А. Пичугин

Но вас там помнят, наверняка.

Протоиерей Я. Шипов

— Да, они сначала думали, что, наверное, кто-то какой-то слух пустил, что я уже умер. И они меня так похоронили уже. Но потом, вроде, ничего, опять оклемался. Воскрес.

А. Пичугин

(смеется) Привет передает.

Протоиерей Я. Шипов

— Да, передаю приветы. Много народу из тех, кого я знал, уже там поумирало.  И не старого народа, молодого совсем, молодежи много.

А. Митрофанова

Но это из-за пьянства умирали-то? Из-за чего?

Протоиерей Я. Шипов

— Из-за пьянства, из-за отсутствия медицинского обслуживания, из-за потери смысла бытия.

А. Митрофанова

А вы когда там находились, у вас были какие-то идеи, как можно было… Понимаю, сейчас чисто гипотетический такой вопрос… Но вдруг вы как-то размышляли о том, что как можно было бы такие деревни восстанавливать? Что для этого необходимо? Или это совершенно нереально?

Протоиерей Я. Шипов

— Как теоретически, я могу сказать: реально. Теоретически что? Мне доводится общаться иногда с такими энтузиастами, которые восстанавливают в тех и более северных местах…

А. Пичугин

«Общее дело» называются. Они у нас были в гостях.

Протоиерей Я. Шипов

— Да. И каждый раз, каждый год, когда они устраивают такой сборный свой вечер…

А. Митрофанова

Спорный?

Протоиерей Я. Шипов

— Сборный.

А. Митрофанова

Угу.

Протоиерей Я. Шипов

— Собираются все участники всех экспедиций, они меня приглашают туда. И я уже дважды или трижды говорил, что это дело хорошее, конечно, устанавливать храмы деревянные, но там нет людей. Это храмы приходские. Приходской храм рассчитан на людей, которые приходят. А приходят люди те, которые живут рядом. А чтобы жить, надо, чтобы была работа. Работы там нет. Никто там жить не будет.

А. Пичугин

Но это же памятники архитектуры. Мы смотрим на эти храмы, как на памятники удивительного русского северного зодчества, которые если…

Протоиерей Я. Шипов

— Я не против того, чтобы их восстанавливать, сохранять…

А. Пичугин

Когда эти ребята из общества «Общее дело» были, они мне статистику совершенно ужасающую привели: из 1500 храмов — памятников федерального значения, которые были еще 30-40 лет назад, осталось чуть более 400.

А. Митрофанова

Это значит, что их нужно восстанавливать. Но это восстановление, отец Ярослав, если я правильно понимаю вашу логику, выглядит такой прекрасной романтикой, которая не подпитывается, к сожалению, никакими данными из реальности. Кто будет приходить в эти храмы? Они так и будут стоять прекрасными артефактами в чистом поле фактически.

А. Пичугин

Ну, пусть стоят.

Протоиерей Я. Шипов

— Этого недостаточно. Они строились для другого.

А. Митрофанова

Для молитвы.

А. Пичугин

Но ведь там не будет же никогда прихожан, вы же понимаете.

Протоиерей Я. Шипов

— Вот я объясняю, что нужно для того, чтобы там появились прихожане.

А. Митрофанова

Должна быть работа?

Протоиерей Я. Шипов

— Нужно давать работу. Раньше была работа-то. И в советское время была работа.

А. Митрофанова

Но раньше были колхозы, было другое.

А. Пичугин

Так нету сельского хозяйства сейчас в России.

Протоиерей Я. Шипов

— Значит, его нужно возрождать, восстанавливать.

А. Митрофанова

Отец Ярослав, а когда вы сказали о том, что люди умирали в том числе и от потери смысла жизни… Есть такое мнение, что если есть храм на селе, в деревне, то… в смысле, не в деревне, а на селе или в поселке, в городке, то как-то тема со смыслом жизни начинает у людей решаться проще. А вы бы с этим согласились или нет? Все-таки вы человек, который имеет свой реальный опыт прохождения через такие ситуации. Помогает — не помогает?

Протоиерей Я. Шипов

— Это в общих чертах правильно. Но это помогало бы людям верующим. А людям неверующим, их еще приводить надо в храм. Может быть, их дети или внуки, если бы они ходили в храм, нынешние эти люди, и детей водили бы, и внуков, может быть, эти внуки когда-то стали бы такими людьми, для которых храм сохранял бы смысл жизни.

А. Пичугин

Я, честно говоря, бывая в разные — мне кажется, много раз об этом говорил — в разных селах не очень близких к Москве, где есть действующие храмы, наблюдаю одну и ту же картину: собственно говоря, на службе никого нет. Ну, если уж это один храм на много сел единственный, то там еще кто-то может быть на воскресной службе из десяти окрестных сел и деревень, где еще теплится какая-то жизни, может быть, человек 20 набирается. И если там несколько храмов и, соответственно, прихожане — это в основном жители одного села, то там 2 человека на службе стоят, 3 человека. А в селе, может быть, человек 200 живет. И нету.

А. Митрофанова

Такая неперспективная картина получается.

Протоиерей Я. Шипов

— Правильно. Неперспективная.

А. Митрофанова

А вы не занимались тем, чтобы приводить людей? Или вы считаете, что это не нужно? Как вы к этому относитесь?

Протоиерей Я. Шипов

— Приводить…

А. Митрофанова

Приводить в храм людей, проповедовать, призывать…

Протоиерей Я. Шипов

— Я ради этого и живу. Что касается сельской местности, то есть не вообще — приводить в храмы, а в сельской местности… то, о чем мы говорили с вами только что… Без людей живущих там, на месте, это все только будет консервация памятников истории. Чтобы они жили на месте, нужна работа, как мы говорили. Чтобы появилась работа, нужны усилия власти и вложения средств. В XXI веке сельское хозяйство держится только на…

А. Митрофанова

На энтузиастах отдельных, мне кажется.

Протоиерей Я. Шипов

— Да, на вложениях средств. На дотациях. Чем больше вкладывает государство, тем лучше сельское хозяйство развивается. Для нас это не просто производство ячменя или картошки, для нас это — заселение собственной страны.

А. Пичугин

Я с вами абсолютно согласен, но к сожалению, я не вижу никаких реальных механизмов и предпосылок к тому, чтобы это происходило. У нас уже продовольственная доктрина основана совершенно на других базовых вещах.

Протоиерей Я. Шипов

— У нас не только продовольственная доктрина основана на других базовых вещах. И то, о чем мы только что говорили про сельское хозяйство, можно перевести на практически на все сферы жизнедеятельности нашего государства.

А. Митрофанова

Отец Ярослав, а на вашей памяти кто-нибудь приходил в храм к вам как к священнику с вопросами о Христе, в поисках каких-то или, может быть, потом принимал решение, что будет креститься и становился именно таким верующим человеком?

Протоиерей Я. Шипов

— В Москве — да. В Москве есть.

А. Митрофанова

А на селе нет?

А. Пичугин

Про село речь.

Протоиерей Я. Шипов

— Нет, на селе — нет.

А. Пичугин

А с какими вопросами жители приходят к священнику в деревне?

Протоиерей Я. Шипов

— В общем, без вопросов.

А. Пичугин

Ну, приходят хоть иногда?

Протоиерей Я. Шипов

— Ну, так, приходят, может быть, одиноко.

А. Пичугин

А в основном, я так понимаю, что у вас отпевания были?

Протоиерей Я. Шипов

— Отпевания постоянные.

А. Митрофанова

А почему так, отец Ярослав? Почему, например, в городе приходят с такими вопросами, а на селе не приходят? Вопрос смысла жизни. Вы же говорите, что там люди многие спивались, умирали от того, что теряли смысл бытия.

Протоиерей Я. Шипов

— Терялся смысл жизни… Дело в том, что на селе смысл жизни в значительной большей степени, чем в городе, определяется сугубо практическими обстоятельствами.

А. Митрофанова

Работой?

Протоиерей Я. Шипов

— Работой. И, скажем, получалось так, что работы нет. И вот человек лет 40-50, мужчина, который вырастил детей, у него дочка и сын, окончили школу, раньше бы сын пошел в механизаторы, трактористы, комбайнеры, а дочка бы пошла в какое-нибудь, скажем, училище, чтобы стать почтаркой, учительницей или медсестрой хотя бы. А сейчас этого нет.

А. Митрофанова

Ну, да. Сейчас они — менеджеры среднего звена.

Протоиерей Я. Шипов

— Сейчас они никому не нужны, эти дети никому не нужны.

А. Пичугин

Сейчас у нас большая часть страны никому не нужна.

Протоиерей Я. Шипов

— Правильно. Абсолютно правильно говорите, да. Так и есть. Вот отсюда эти бедствия и идут. И поэтому, поскольку город, а если говорить точнее, регион Москва, Санкт Петербург, более или менее обеспечивает людей работой, а, значит, и жизнью, вот сюда и стекается народ. И здесь, если не ошибаюсь, примерно пятая часть населения гигантской страны сейчас находится.

А. Пичугин

Крупнейшей в мире. На планете.

А. Митрофанова

Отец Ярослав, а вы, когда стали священником, у вас что-то внутри поменялось в связи с этим?

Протоиерей Я. Шипов

— Наверно.

А. Митрофанова

Не думали об этом никогда? Мироощущение, отношение к людям, к себе?

Протоиерей Я. Шипов

— Наверно, поменялось. Вам интересно это?

А. Митрофанова

Да, интересно. Вообще интересно все, что внутри человека происходит в какие-то… Понимаете, движение души в связи с переживанием Христа. Мне, например, это очень интересно. Каким вы стали?

Протоиерей Я. Шипов

— Интересно. Каким стал… Если я начну определять, это уже тяжелый грех будет.

А. Митрофанова

Угу.

А. Пичугин

Давайте не будем об этом говорить.

А. Митрофанова

Понимаю. Хорошо.

А. Пичугин

Мне другое интересно. А вот после того, как вы… Вы — москвич. Вы уезжали… В общем, получается, что, если брать весь ваш священнический путь, то в деревню вы уезжали ненадолго. Но вы уезжали туда, чтобы стать священником, а потом вы священником вернулись в большой город. И у вас не было опыта служения в мегаполисе. И с чем вы столкнулись сразу? Что было другим?

Протоиерей Я. Шипов

— Что-то такое, чтобы как-то обескуражило, такого не было. Тут такая более, что ли, правильная церковная жизнь. Здесь, в городе. Люди исповедуются, причащаются, понимают, зачем пришли.

А. Пичугин

Есть что-то, что вам все равно здесь не хватает по сравнению с деревней?

Протоиерей Я. Шипов

— Кислорода.

А. Митрофанова

(смеется)

А. Пичугин

Ну, вам удается же, наверняка, бывать где-нибудь за городом?

Протоиерей Я. Шипов

— Редко. Я сейчас не выезжаю.

А. Пичугин

протоиерей Ярослав Шипов, знаменитый писатель, клирик храмов Патриаршего подворья в Зарядье. У вас еще ведь был интересный опыт служения в храме Василия Блаженного на Красной площади. Все как-то воспринимают храм Василия Блаженного как филиал Исторического музея, а тем не менее там регулярно проводятся службы.

Протоиерей Я. Шипов

— Да, там каждое воскресенье в 10 утра литургия служится Божественная. А также в день памяти святого Василия Блаженного и на Покров Пресвятой Богородицы архиерейские богослужения бывают. Так что… На Красной площади каждое воскресенье служба.

А. Митрофанова

Здесь надо пояснить, что богослужение совершается не в самом большом комплексе, а в храме, который сбоку.

Протоиерей Я. Шипов

— В приделе сбоку, на первом этаже, где упокоился сам Василий Блаженный.

А. Пичугин

У меня…

А. Митрофанова

Единственная, по-моему, отапливаемая часть храма, потому что…

Протоиерей Я. Шипов

— Да мы сами отапливаем там.

А. Митрофанова

А, вы сами?

Протоиерей Я. Шипов

— Да, мы под ноги кладем такие тены.

А. Митрофанова

А, вот, в чем дело!

А. Пичугин

У меня, на самом деле, нету, наверное, каких-то… не было бы… я никогда не был на службе в храме Василия Блаженного… переживаний, связанных с чем-то таким, может быть, мистическим, но тем не менее у меня как у человека с историческим образованием переживания в этом отношении, скорее, такие прикладные совершенно. Это — храм Василия Блаженного. Это по всем признакам — символ нашей страны. Самый известный. Спросите у любого человека в мире: «Что ты знаешь про Россию?» — «Водка, медведи, лапти, храм Василия Блаженного». Может, он даже не будет знать, как это называется строение, но сам образ. И это тот храм, который является символом моей страны. Это тот храм, который видел огромное количество исторических событий, которые происходили подле него. И вот я стою на службе в этом храме. Вот у меня, наверное, такое ощущение от этого. А у вас?

Протоиерей Я. Шипов

— Знаете, я воспринимаю священническое служение как служение, как долг свой перед Богом и людьми. И как-то не предаюсь изучению ощущений.

А. Пичугин

Несмотря на то, что это — храм Василия Блаженного?

Протоиерей Я. Шипов

— Да. Я осознаю, я понимаю, где нахожусь. Но во время самого богослужения я об этом не думаю.

А. Митрофанова

Отец Ярослав, а вы никогда не сожалели, что стали священником в результате такого стечения обстоятельств?

Протоиерей Я. Шипов

— Нет.

А. Митрофанова

Нет?

Протоиерей Я. Шипов

— Нет. То есть вы так абсолютно смиренно приняли, что люди подписались, сказали: «Вот нам, пожалуйста, вот этого рукоположите», архиерей сказал: «Прекрасно» и все?

Протоиерей Я. Шипов

— Я приехал в Москву. Духовного отца спросил, он говорит: «Поезжай».

А. Митрофанова

Угу.

А. Пичугин

Мне кажется, это очень хороший показатель. Мы все время ищем проявление Божией воли в чем-то таком зримом, что — вот это же чудо! Господь так решил и у нас случилось чудо. А ведь проявления Божьего промысла и таких чудес чаще всего проявляются вот в таких вещах.

А. Митрофанова

Довольно будничных таких, тихих.

А. Пичугин

Да.

А. Митрофанова

«В дуновенье ветра». Как помните, да, этот эпизод: «Ни гром, ни молния» (нрзб.)…

А. Пичугин

(Перебивает.) В этом есть какое-то подлинное христианство как раз. Что вот так вышло: люди захотели, чтобы священником у них стал вот этот москвич, который не так долго с ними и живет.

А. Митрофанова

Охотник.

А. Пичугин

Охотник.

А. Митрофанова

В прошлом. Отец Ярослав, а для вас как для священника что все-таки главная радость?

Протоиерей Я. Шипов

— Прихожане.

А. Митрофанова

Люди?

Протоиерей Я. Шипов

— Люди.

А. Митрофанова

А почему? Чем в это… То есть человек, который приходит к вам на исповедь со своими бедами, скорбями, начинает делиться какими-то своими проблемами и прочее, и прочее… Вы в этом какую-то радость находите?

Протоиерей Я. Шипов

— Радость. В этом смысл жизни моей. Только в том, чтобы людям в их страданиях, скорбях, болезнях, трудах помочь, разделить их скорби, помочь соболезнованием, сопереживанием, состраданием, сочувствием. Это все.

А. Пичугин

А я бы хотел задать такой… Вернуться к северу, природе, к вашему опыту охотника. Как вообще север вошел в вашу жизнь?

Протоиерей Я. Шипов

— Вообще? Раньше?

А. Пичугин

Да, да, до священничества еще.

Протоиерей Я. Шипов

— Угу. Ну, как охотник ездил, начинал я охотиться в Коми АССР, далеко совсем.

А. Пичугин

Не в Подмосковье.

Протоиерей Я. Шипов

— Нет.

А. Пичугин

Просто мы с вами когда-то обсуждали, я помню, давно по телефону возможные темы программ, и вы говорили: «Но ведь не только север. Вот, например, у меня много историй, связанных со степью».

Протоиерей Я. Шипов

— Был, и в степи был. Но лес лучше. Если есть топор, то в лесу можно обустроиться и жить. Он и…

А. Пичугин

Только один топор?

Протоиерей Я. Шипов

— Один топор. Можно построить себе… Ну, я не такого мастерства человек…

А. Пичугин

Ну, это для вас уже… Все равно, для вас, наверное, да. А вот если я окажусь в тайге, то мне никакой топор не поможет.

Протоиерей Я. Шипов

— Ну, в степи уже не поможет. Потому что в тайге есть хотя бы ягоды, шишки, можно поймать рыбу даже без удочки.

А. Пичугин

С топором?

Протоиерей Я. Шипов

— Да. Можно с топором поймать рыбу. Можно нарубить палочек…

А. Пичугин

И ее ими…

Протоиерей Я. Шипов

— Нет. И сделать такой загончик у самого берега. Ну, примерно, знаете, такие есть — «мережи», «вентеря»…

А. Пичугин

Да, я представляю это. Ну, вы объясните, может быть, не все знают.

Протоиерей Я. Шипов

— Вот если такое сделать постоянное, вот так вот набить таких палочек вертикальных у берега. Она заходит, а выбраться не может. Это такие древние способы лова. Также можно петлями ловить рябчиков и глухарей.

А. Митрофанова

Что значит «петлями»?

Протоиерей Я. Шипов

— Петли из лески или из какой-то нитки, из проволоки сделать петельку…

А. Митрофанова

И ждать, пока рыба туда заплывет?

Протоиерей Я. Шипов

— Нет.

А. Пичугин

Нет, это уже на птичек.

Протоиерей Я. Шипов

— Нет, это охота безоружейная. Повесить, скажем, веточку рябины и сделать петлю. Это старинный способ.

А. Митрофанова

Я смотрю сейчас на ваше лицо и понимаю, что рыбалка — это действительно азартное мероприятие.

(общий смех)

А. Митрофанова

Как вы начинаете об этом рассказывать смачно.

Протоиерей Я. Шипов

— И, значит, так и жили они, добывали и зверя с помощью ловушек, без ружья. Ружья-то появились у народа поздно. И сначала появились у аристократов.

А. Пичугин

Конечно, откуда у крестьянина ружье?

Протоиерей Я. Шипов

— Да, у крестьянина не было ружья. Так ловили… Аристократы тоже.. ружье считалось… это такой способ… охотиться надо с собаками… борзыми, чтобы они сами затравили зверя.

А. Митрофанова

Угу.

Протоиерей Я. Шипов

— А мы только сидеть на конях и так смотреть все.

А. Митрофанова

А почему вас все время так тянуло то в степи, то в тайгу, то в Коми, не сиделось на месте? .

А. Пичугин

Не сиделось.

А. Митрофанова

Вы же — писатель, москвич, который…

Протоиерей Я. Шипов

— Так это же интересно! И в степи тоже можно спать. В лесу-то просто очень устроиться.

А. Пичугин

Есть, мне кажется, люди, которые просто задохнутся от этого городского быта очень быстро.

А. Митрофанова

И один из них сейчас перед нами.

А. Пичугин

Один у нас в студии, да.

А. Митрофанова

Тем не менее вы уже много лет в мегаполисе остаетесь, и здесь служите, и как-то, да…

Протоиерей Я. Шипов

— Ну, ничего, жизнь меняется. К этому надо привыкать тоже. И так можно жить, и так, и сяк.

А. Митрофанова

А что самое сложное для вас как священника все-таки, учитывая, что у вас уже огромный опыт и прочее? Какие вещи, за которыми вы напрямую к Богу обращаетесь: «Помоги»?

Протоиерей Я. Шипов

— Да я все время обращаюсь. Не по своему поводу.

А. Митрофанова

А вам что трудно дается?

Протоиерей Я. Шипов

— Что мне трудно дается?

А. Митрофанова

Угу.

Протоиерей Я. Шипов

— А я не знаю, что мне трудно дается. Я уже дать могу очень мало, а взять я уже ничего не хочу. Мне уже ничего не надо. Самому, лично мне на земле ничего не надо.

А. Митрофанова

И как же вы тогда для себя отвечаете на тот вопрос о смысле?

Протоиерей Я. Шипов

— А вот я сказал. Это служение. Сколько нужен, сколько хватит сил, столько… Нужен Богу, столько служу. Не нужен — хорош, все.

А. Митрофанова

То есть у вас нет какого-то свойственного людям переживания по поводу того, что же предстоит в будущем, что, может быть, это какой-то переход в иное бытие, все это нагнетание и прочее?

Протоиерей Я. Шипов

— Нет. Потому что я же не могу там что-то изменить. Что будет, то будет. Там, как Бог управит, так управит. Что заработаю, то и получу.

А. Митрофанова

Угу. Вот это называется «доверие». Такое стопроцентное упование. Как бы этому научиться-то? (смеется)

А. Пичугин

Это жизненный опыт, мне кажется, дорогая Алла Сергеевна. Это жизненный опыт, который приобретается в том числе и через то, через что прошел отец Ярослав: русская деревня, русская природа. Он очень хорошо… Отец Ярослав меня может поправить, если это не так, но… В созерцательном, в наблюдении за природой, за тем, как все природные процессы происходят, как встает солнце, как поют птицы, с хождением по лесу вот эта такая житейская мудрость рано или поздно всегда приходит. Я наблюдаю разных людей, которые живут в единении с природой, несмотря на то, что большинство из них — жители мегаполисов, но по полгода они проводят где-то в полях. Они ходят, наблюдают, смотрят, анализируют…

А. Митрофанова

Леша просто археологией увлекается.

А. Пичугин

Такие бытовые философы. И вот это как раз и приводит к пониманию таких вещей.

Протоиерей Я. Шипов

— Может быть, и это может привести.

А. Митрофанова

Путей-то, наверное, много разных. Путей, которые приводят… Просто каждый выбирает для себя какую-то свою дорогу, которая ближе, понятнее, органичнее, что ли. Но ваш путь какой-то абсолютно экстраординарный. И при этом полное такое смирение. Спасибо вам!

А. Пичугин

Спасибо огромное! Напомню, что протоиерей Ярослав Шипов, клирик храмов Патриаршего подворья в Зарядье и известный писатель, сегодня у нас в гостях был в программе «Светлый вечер».

Протоиерей Я. Шипов

— Спасибо большое.

А. Митрофанова

Спасибо!

А. Пичугин

Алла Митрофанова и я, Алексей Пичугин. Будьте здоровы.

А. Митрофанова

До свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (12 оценок, в среднем: 4,92 из 5)
Загрузка...