Светлый вечер с Юлией Даниловой и Владимиром Ломовым (11.06.2015)

Светлый вечер - Юлия Данилова и Владимир Ломов (эфир 11.06.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Юлия Данилова и Владимир Ломов (эфир 11.06.2015) - Часть 2
Поделиться

Юлия Данилова, Владимир Ломов 1Мы говорили о проходящем в Москве Открытом фестивале социального документального кино и рекламы «Милосердие.DOC». У нас в гостях были президент фестиваля Юлия Данилова и руководитель проекта Владимир Ломов.
Организаторы фестиваля собирают на одной площадке лучшие работы, сделанные специально для сети Интернет. Оцениваются фильмы и видеоролики по двум номинациям: «короткометражный документальный фильм» и «социальная реклама».

Ведущие: Владимир Емельянов и Лиза Горская

В. Емельянов

— На радио «Вера» — «Светлый вечер». В студии — Владимир Емельянов и Лиза Горская.

Л. Горская

Здравствуйте!

В. Емельянов

— Мы сегодня встречаемся по поводу скорого открытия фестиваля социального и документального кино и рекламы «Милосердие.doc». По этому поводу мы сегодня в гости пригласили Юлию Данилову, президента фестиваля, главного редактора портала «Милосердие.ру» и Владимира Ломова, организатора фестиваля, редактора видео рубрики портала Милосердие. Здравствуйте!

Ю. Данилова

— Здравствуйте!

В. Ломов

Добрый вечер!

Наше досье:

Открытый фестиваль социального документального кино и рекламы «Милосердие.doc» проводится одним из крупнейших порталов о благотворительности «Милосердие.ру». В этом году фестиваль пройдет в третий раз. Организаторы собирают на одной площадке лучшие работы, сделанные специально для сети Интернет. Оцениваться фильмы и видеоролики будут по двум номинациям «Короткометражный документальный фильм» и «Социальная реклама». Финал и награждение лауреатов пройдут 19 июня в центре документального кино в Москве.

В. Емельянов

— Честно говоря, в первый раз слышу о таком фестивале, хотя он проходит третий год уже или третий раз.

Я, честно говоря, абсолютно не в курсе. Может быть, для тех слушателей, которые тоже не в курсе, немного расскажете о фестивале?

Ю. Данилова

— Да. Мы проводим его уже третий год. Дело в том, что у нас на сайте Милосердие.ру есть видеорубрика, где мы и сами снимаем короткие ролики, короткие документальные фильмы, самого разного формата. И видим, что тема видео в Интернете хорошо развивается, поэтому нам интересен этот жанр, нам интересно социальное видео в Интернете. Поэтому мы придумали фестиваль, который бы собирал то, что происходит в социальном видео и в социальной рекламе. Нам интересно знакомиться с теми, кто это делает, с теми, кто предлагает героев, новые сюжеты, новые подходы. И получается достаточно все интересно, мы много для себя открыли, познакомились с интереснейшими людьми. Я думаю, что Володя поподробнее расскажет о том, как это у нас все происходит, какие задачи мы там ставим.

В. Ломов

— Юля сказала, все действительно так и есть. Интернет есть, есть Интернет-видео, которое пока в России еще отстает. А вообще — это такой канал распространения информации, который доступен всем. Сейчас развиты технологии, камеры появились, которые раньше документалист не мог получить даже имея выход на Минкульт. Сейчас это все есть под рукой, но как канал распространения пока нет. Интернет есть, есть Youtube, но мы пока еще этого не поняли. Мы как портал начали снимать, поняли, что это надо делать…

Л. Горская

— А зачем это надо делать?

Ю. Данилова

— Показать бывает проще, понятнее и убедительнее, чем 150 раз рассказать и произнести много-много слов. Портал Милосердие.ру — это портал про то, как одни люди помогают другим людям. И про помощь, мы помогаем с помощью сайта,  и мы рассказываем на сайте истории людей, разных героев, которые попали в трудные обстоятельства, которые эти обстоятельства преодолели и которые помогали другим, сестер милосердия, врачей, педагогов, людей, попавших в пожар, наводнение, потопы, людей, помогающих друг другу. И часто, словами много пишешь, а показать видео ты можешь так, что сразу берет за душу и людям без слов становится все понятно. Поэтому видео очень ценно для нас. Именно поэтому мы его стараемся всячески развивать и стараемся эти видеоистории увидеть еще и в других местах, не только на нашем портале, но и посмотреть, что делают другие люди и донести это как-то тоже до более широкого круга читателей, зрителей в Интернете. Вообще, для благотворительных организаций, для НКО это рассказывание историй — главный инструмент, в каком-то смысле, деятельности. Поэтому нам важно, какие истории, какие видеоистории рассказывают другие некоммерческие организации.

Л. Горская

— Российские или международные?

Ю. Данилова

— Российские. Мы смотрим, что происходит за границей, потому что социальная реклама там гораздо больше развита, там происходят интересные всякие штуки, интереснейшие проекты, мы иногда их переводим на сайте. Недавно был ролик скандинавский про то, как мальчик замерзал якобы на остановке, на автобусной, это было взаимодействие с живой аудиторией. Снималось, как люди реагируют на то, что он замерзает, как они отдавали ему свою одежду. На самом деле, это была социальная реклама о помощи беженцам, насколько я помню, куда им вещи можно принести. Но это была такая провокативная акция. Например, часто бывает коммерческая реклама, которая переплетена достаточно сильно с социальной рекламой. Когда какая-то компания, у нее корпоративная социальная ответственность… Одна из компаний снимала в Турции ролик, один глухой человек, который общается на языке жестов только, выходит на улицу и вдруг оказывается, что вся его улица, все его соседи умеют с ним поговорить на этом языке жестов. Перед этим долго всех обучали. Достаточно тщательно готовились, для него это было сюрприз, а они проделали большую работу над собой, всякие его соседи, знакомые, друзья и родственники. Такая обучающая штука про то, как можно… что нужно изучать язык жестов, это достаточно мощно делалось в плане видео, профессионально одной из компаний, которая просто решила помочь, поддержать такой проект. Вот.

Л. Горская

— А у вас это рекламная история, постановочная или у вас на документалистике больше акцент?

Ю. Данилова

— У нас различные есть ролики. Обычно они с постановкой… пока это все у нас дорого и наши благотворительные организации не нашли таких сторонников, которые могут все это профинансировать, поэтому пока даже те социальные ролики, которые есть, они, скорее, док, чем постановочные. Известнейший проект «Измени одну жизнь», который снял и даже попал в Канны и взял там «львов» каких-то на фестивале за проект, когда режиссеры документального кино снимали ролики про детей, которые ищут себе приемных родителей, замечательный проект, он очень художественный, снят очень хорошо, профессионально, наш отечественный проект. Но там у них все срослось, потому что они соседи по лестничной клетке оказались — представитель НКО и представитель тех, кто снимал. У нас в прошлом году, по-моему, этот проект был среди победителей.

В. Ломов

— В этом году среди участников опять, но уже с развитием темы, как раз интересно достаточно.

Ю. Данилова

— А бывают такие ролики, сюжеты и герои, которые случайно появились. У нас в прошлом году победил совершенно крышесносный ролик, который был снят в колпинской колонии для несовершеннолетних, людьми случайно достаточно был снят. Это была постановка силами несовершеннолетних «Щелкунчика» к Новому году, а на самом деле получился такой совершенно очень трогающий, очень пронзительный и трогательный ролик про то, что на самом деле нужно, в чем же на самом деле проблема этих парней, которые сидят в этой колонии за разные правонарушения, преступления.

Л. Горская

— Это душераздирающе. Я была несколько лет назад в рамках «Золотой маски» в Икшанской колонии для подростков ставили «Убить дракона», немецкий режиссер. И самое сильное в этой постановке было то, что спектакль закончился, зрители разошлись, а у ребят в глазах ужас, что они снова остались одни, им снова нечем заняться. Им дали эту творческую составляющую, дали к чему-то приобщиться и все. Один раз.

Ю. Данилова

— Да, это проблема такая, отдельная. Что не значит, что не нужно привлекать внимание даже так. Даже если история не получила продолжения… Там, по-моему, было какое-то продолжение, они как волонтеры ездили по деревням, которые сняли этот ролик. И ролик получился поэтому веселый, подлинный и достаточно жесткий, и красивый. Хотя он был на стыке рекламы и просто документального кино, это был абсолютнейший фаворит. У нас было профессиональное жюри, в котором есть и рекламщики, и документалисты вполне маститые, и они… Мы-то как редакции портала Милосердия.ру немного сомневались, по какой номинации этот ролик пойдет, но это был абсолютнейший фаворит именно в социальной рекламе. Это для нас было неожиданной находкой.

В. Ломов

— Но мне кажется, что Елизавета спросила сейчас о том… Вы спросили, постановочное или документалистика… У нас есть две номинации — документальное кино и социальная реклама. Социальная реклама…

Л. Горская

— А это все-таки разные вещи…

Ю. Данилова

— Это разные жанры.

В. Ломов

— Две номинации. И документальное кино до 13 минут. Там тоже выбран формат — 13 минут, это, как говорила Марина Александровна Разбежкина, которая у нас является президентом жюри фестиваля, она говорила: «Володь, 13 минут, мы не найдем таких фильмов». Она профессиональный документалист… Потому что все длиннее. Именно в сети сейчас не видео профессионального. Появляются маленькие звездочки типа Лошака, который снял «Мама Максима», например, чисто сетевое видео, 9 минут, его смотрят, несколько сот тысяч просмотров…

Л. Горская

— А что вы сейчас назвали профессиональным видео? Видео, снятое профессионалами, которые в отрасли, или видео, снятое любителями с соблюдением некоторых профессиональных норм?

В. Ломов

— Если говорить про Андрея Лошака, то профессионалами, это профессионалами в области снято. Но, к сожалению, у нас работают на сайте люди, закончившие ВГИК, Ольга у нас, закончившая мастерскую Анджей Вайды…

Ю. Данилова

— А почему к сожалению? (Смеются.)

В. Ломов

— Ну у вас вопрос такой… Я начал с того, что сейчас есть камеры, есть канал распространения любой, а, с другой стороны, хорошо снимают, к сожалению, люди, которые отучились. Но просто профессионализм в сети сейчас… тут нужно найти этот момент стыка профессионализма и свободы подхода. Потому что документалистика накладывает определенные штампы — 26 минут. Они снимают кино. Кино в сети не смотрится. И нужно найти… И мы как раз пытаемся это найти, найти сетевое видео, потому что мы понимаем, что оно работает.

Ю. Данилова

— Ну там с документалистикой такая интересная штука, что это видео в сети, оно радикально должно отличаться от того, что мы привыкли называть документальным кино, на наш взгляд.

Л. Горская

— Это связано с тем, что оно в такой нише или просто изменился формат восприятия человека?

Ю. Данилова

— Это особенности того, как люди это смотрят. Если обычное документальное кино, раньше ты ходил в кинотеатр, ты сел в кресло, сидишь и смотришь, никуда не денешься, ну можешь выйти, хлопнув дверью… И оно такое длинное, документальное…

В. Емельянов

— Ну если оно интересное, можно и длинное смотреть.

Ю. Данилова

— В Интернете совсем по-другому. Там это длинный подход, заход на тему, они вообще невозможны практически. Потому что человек быстро выключает. Там надо зрителя сразу схватить, сразу за собой быстро потащить и быстро-быстро закрутить эту пружину интереса. То есть это вообще новый формат…

В. Емельянов

— Но это сложно невероятно. Тем более не для профессионала.

Ю. Данилова

— Это сложно. Зато безграничное поле для экспериментов. Потому что мы видим, что в Интернете работают не всегда профессионализм, а очень точно схваченная тема, очень острая проблема, очень крутой специалист, лекционный формат интересен тоже… Мы записывали лекцию о ВИЧ-инфекции, она была среди наших хитов, притом, что это была просто лекция в университете. Этот формат нам тоже интересен… С другой стороны, какой-то необычный герой, священников мы, например, пишем, у нас есть формат такой специальный «Слова и лица»…

В. Ломов

— Сейчас секунду, это Юля уже рассказывает про сайт «Милосердие», а не про фестиваль… На самом деле, это хорошо.

В. Емельянов

— На радио «Вера» «Светлый вечер», мы продолжаем наш разговор об открытом фестивале социального документального кино и рекламы, который называется «Милосердие.doc». У нас в гостях сегодня президент фестиваля и главный редактор портала «Милосердие.ру» Юлия Данилова и организатор фестиваля и редактор видеорубрики портала Милосердие Владимир Ломов.

Хотелось бы поговорить о социальной рекламе. У нас, грубо говоря, мягко выражаясь, с социальной рекламой в стране не очень хорошо. Как вы думаете, почему?

В. Ломов

— Хотите, я могу рассказать, потому что я брал интервью у господина Кавукина, который вел проект «Все равно», растяжки на улице… Социальная реклама, билборды…

Л. Горская

— Не знаю, неудачный проект?

В. Ломов

— Проект удачный. Его делают крупнейшие рекламные компании, они делают роскошные… «Банки ищут дом». Самый успешный и достаточно спорный — это младенец, об которого затушили сигарету, и надпись, что когда вы курите в его присутствии, вы делаете то же самое. Тоже не видели? «Включи поворотник, сохрани ему жизнь»…

Л. Горская

— Это видела!

В. Ломов

— Ну Слава Богу.

Ю. Данилова

— «Выбирай, в какое кресло посадить».

В. Ломов

— Абсолютно профессионально сделанная реклама, удивительная и классная. Делает одно из крупнейших агентств по размещению рекламы, делает на своих площадках. Когда я брал интервью у человека, который отвечает за этот проект, он говорил, что, в принципе, мы как проект, как компания, которая размещает наружную рекламу, обязаны предоставлять под социальную рекламу городу — 5 % своих площадей.

В. Емельянов

— По закону.

В. Ломов

— По закону. Они предоставляют 5% своих площадей на размещение социальной рекламы. А на оставшихся площадях размещают эту рекламу «Все равно», который по-настоящему гремит, работает, он классный.

Л. Горская

— А кто его делает? На какие деньги он делается?

В. Ломов

— Это все абсолютно волонтерски. Этот крупнейший оператор по размещению наружной рекламы выделяет свои площади, обращается к друзьям в крупнейших рекламных агентствах, они разрабатывают рекламу бесплатно, все про боно…

Л. Горская

— Может, мы его назовем, раз он безвозмездно это делает?

В. Ломов

— Давайте назовем, это делает Русаутдор, крупнейший оператор по размещению наружной рекламы. А 5 % своих площадей они отдают на то, что обязаны отдавать по закону. И вот на этих площадях, которые они обязаны отдавать по закону, размещаются, например, билборды с концертами Петросяна. И на разработку этой рекламы выделяются деньги, на размещение. А на оставшихся площадях… Вот такие причины проблем с социальной рекламой.

Ю. Данилова

— Ну я бы назвала еще причину, честно говоря. Дело в том, что у нас вообще тема социальной рекламы как рекламы благотворительных организаций — это очень молодая тема. Сами благотворительные организации очень робко, осторожно пробуют заказывать это или думать о том, как это можно было бы сделать, поскольку они не располагают бюджетами, и нужно все это сделать бесплатно, нужно привлекать специалистов про боно, бесплатно, которые на волонтерской основе, бесплатно это сделают. НКО, благотворительные организации, плохо умеют ставить задачу пока что, плохо понимают, чего бы им такого хотелось получить, рекламщики, представители этой индустрии, они очень заинтересованы, как мы сейчас понимаем, поварившись во всей этой кухне немножечко, они заинтересованы, потому что им хочется что-то делать для души, совершенно просто. Потому что  почетно, оплачиваемо и достойно рекламировать зубную пасту, конечно. Но если ты всю жизнь рекламируешь зубную пасту, то тебе хочется еще чего-то.

В. Емельянов

— То ты перестаешь чистить зубы…

Ю. Данилова

— Ну не знаю (смеются). Ну или какие-то товары и услуги, для самих рекламщиков, для агентств и для самих тех, кто занимается этим креативом, не побоюсь этого слова, это вообще совершенно новое поле, которое позволяет говорить об интересных вещах, о вещах, которые глубоко затрагивают, об интересных поворотах драматических: о смысле, о жизни, о любви, о том, как преодолевать трудности, о болезни, о смерти, в конце концов. Или о каких-то более мягких вещах типа, как правильно уступать дорогу мотоциклисту, это тоже. Тема с рекламой «Уступи дорогу — включи поворотник, посмотри, как тебе не сбить этого мотоциклиста», она родилась из-за того, что многие люди в рекламном бизнесе ездят на мотоциклах. Они эту тему чувствуют, понимают, они поэтому волонтерски к этому подходят, их это зажигает. Их зажигает это самих, НКОшников зажигает их проблематика — помощь бездомным, помощь неизлечимо больным детям. И на стыке этого такого интереса, может возникнуть что-то новое. Но это пока очень новое, поэтому этого очень мало. Сейчас делаются некоторые усилия, есть несколько проектов, которые помогают это развивать. И происходит взаимное обучение, сближение этих двух творческих достаточно кругов — благотворительных организаций и рекламщиков — и на стыке происходят всякие интересные штуки.

Вроде как проект, который у нас в прошлом году участвовал и получил одно из призовых мест — «Измени одну жизнь». Такого, к сожалению, пока очень мало, очень качественного мало. И мы все смотрим на западную продукцию в этом смысле, потому что там такого много.

«Каннские львы», там огромный раздел — социальной рекламы, огромный. Там какие-то десятки разных произведений присылаются, сейчас там есть и российский участник.

Л. Горская

— На Западе социальная повестка дня не только в социальной рекламе присутствует, она там прошита в сценарии сериалов, фильмов. Как это делается, за счет чего она там появляется, не знаете?

Ю. Данилова

— Я этой кухни не знаю. Мне это, кстати, тоже очень интересно. Потому что один из известных сериалов, он весь построен, он продвигает систему 12 шагов, реабилитации наркоманов. Там можно все понять про эту программу, просто, если ты смотришь этот сериал.

В. Ломов

— Все построено на финансировании. Есть финансирование, есть работа.

Ю. Данилова

— Но в благотворительных организациях не все построено на финансировании, Володь.

В. Емельянов

— А где же наши магнаты?

Ю. Данилова

— Так у нас нет у благотворительных организаций бюджета на рекламные кампании. Я тебя уверяю, Володь, что и на Западе огромное количество социальных проектов строится на волонтерстве. Например, есть такая болезнь боковой амиотрофический склероз, его все сейчас немного знают, редкая болезнь, малоизвестная. Прошлым летом все обливались в пользу этой болезни, был такой флешмоб, все обливались ледяной водой, все сходили с ума.

В. Емельянов

— Мимо меня как-то пронесло.

Ю. Данилова

— Даже Первый канал обливался полным составом.

В. Емельянов

— Вместе с Эрнстом?

Ю. Данилова

— Известнейшие люди обливались. Наша дорогая редакция сайта «Милосердие.ру» тоже принимала участие, потому что мы помогаем тоже таким людям с этой тяжелейшей неизлечимой болезнью. Так вот — была кампания в Скандинавии, она была очень провокативная, она включала в себя наружку и телевизионные какие-то составляющие, она называлась «Я уже умер, помоги тем, кто еще не умер». Эта болезнь очень быстро развивается, она смертельна. Они таким образом рекламировали и собирали деньги на исследование этой болезни. Это все было волонтерством. Там были бюджеты минимальные. А результаты были очень хорошие. Потому что очень серьезная тема, очень драматичная, сам по себе этот провокационных ход, который делался людьми, которые сами сознательно в этом участвовали.

Л. Горская

— Очень сложно остаться безучастным к такому… Получается, что ты смотришь ролик, где к тебе обращается ребенок, которого нет в живых.

Ю. Данилова

— Там были взрослые, которые могут ответственно принимать такие решения, говорить такие вещи.

Л. Горская

— Это я не знаю, кем надо быть, чтобы безразличным остаться…

Ю. Данилова

— Вообще, тема социальной рекламы она ужасно интересная, потому что тут можно дискутировать, что допустимо, что нет, надо ли пугать, надо ли вызывать умиление, что надо? Надо ли веселить? И поэтому нам очень интересно проводить фестиваль в этой части. Пока, конечно, у нас на фестивале большую часть работ представляют такие только первые попытки наших благотворительных организаций. Но мы очень надеемся, что мы совместно как-то раскачаем это все, сюжет. Мы хотим тоже немножко поработать на то, чтобы это все развивалось.

Л. Горская

— А кто у вас авторы? Как вы работы собираете?

В. Ломов

— Мы делаем максимальную рекламу. В связи с тем, что у фестиваля бюджета нет, поэтому мы делаем максимальную рекламу по друзьям. А друзья у нас, Слава Богу, хорошие…

Л. Горская

— Сарафанное радио…

В. Ломов

— Да.

Ю. Данилова

— Нам присылают некоммерческие организации…

В. Ломов

— Благо благотворительные организации нас знают, Милосердие.ру все-таки известный портал в сегменте и благотворительные организации присылают, присылают режиссеров…

Л. Горская

— Вот, Володь, ты говоришь, что все плохо с социальной рекламой…

В. Емельянов

— Я не сказал, что плохо, я сказал: мягко говоря, грубо выражаясь, у нас неважно…

Л. Горская

— А мне вот кажется, что лет 10 назад с копейками было все очень плохо с благотворительными организациями и фондами. Был журнал «Нескучный сад», Милосердие.ру, Юлия Данилова, еще раз — два и обчелся, поле непаханое. А сейчас — посмотри…

В. Емельянов

— Ты просто в сравнении…

Ю. Данилова

— Да, развилась благотворительность в России, фондов стало значительно больше, их раньше было в некотором количестве. Есть очень старые авторитетные фонды — «Российский фонд помощи», «Подари жизнь», не очень старый, но очень авторитетный. Есть благотворительные организации, которые работают по 20 лет — Центр лечебной педагогики, например. Среди наших друзей очень много таких, не буду перечислять. На мой взгляд, последние несколько лет, может быть, лет пять гораздо более медийными стали благотворительные организации. Они все активно идут в медиа, у них развились пресс-службы, про них стали писать СМИ, они сами производят контент, они снимают, в том числе, и видео, они привлекают авторов, журналистов привлекают к себе, достаточно известных журналистов, это как-то все стало… С развитием соцсетей это все тоже оживилось. И поэтому произошел такой… казалось бы, ниоткуда вдруг произросло большое количество разных цветов на этой почве. Так что мы наблюдаем оживление очень интересное.

Л. Горская

— Я попыталась внести оптимизма в вопрос о социальной рекламе, может быть, здесь также будет?

В. Емельянов

— Поживем — увидим.

В. Ломов

— Уже. Это фестиваль и показывает. Два фестиваля уже мы проводим, проблемы с документальными фильмами не было. Они были, но были хорошие фильмы. Социальной рекламы не было вообще, два фестиваля подряд, она была, но это прямо крохи. В этом году заметная тенденция… Даже то, что Юля говорила, два раза вспоминала про «Измени одну жизнь», действительно ребята просто соседи по лестничной клетке, они как-то встретились случайно, один — представитель крупного рекламного агентства, второй — «Измени одну жизнь». «Измени одну жизнь» — хороший фонд, он идет на контакт. Сняли эти ролики, они поехали в Канны, все было случайностью. В этом году тот же автор прислал свой ролик, но это уже не случайно, уже год прошел, это видно, что это уже разработанная концепция, рекламная, построенная на теории, то есть это уже развитие. Потом проект «Без разницы» про бездомных сайт…

Ю. Данилова

— По-другому называется…

В. Ломов

— Это тоже комплекс. Это профессионально сделанная реклама, она тоже про боно, тоже сделана без финансирования, тоже построена на энтузиазме, но, по крайней мере, уже есть некий профессионализм неслучайный.

Ю. Данилова

— И тут важно, мне кажется, в отрасли социальной рекламы, если просто про документалистику, особенно в Интернете, видео в Интернете, еще не все поняли, зачем это надо, что это, как это строить, кто его смотрит, то социальная реклама — всем все понятно. Понятно, зачем это, кому это нужно, поэтому, я думаю, это будет развиваться достаточно бойко.

В. Емельянов

— А мы продолжим наш разговор через некоторое время.

В. Емельянов

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. В студии — Владимир Емельянов и Лиза Горская. И мы продолжаем разговор с нашими гостями об открытом фестивале социального документального кино и рекламы «Милосердие.doc», который состоится 19 июня.

В. Ломов

— Собственно, это торжественная церемония награждения победителей, показа состоится в Центре документального кино, куда мы вас всех, естественно, приглашаем, дорогие радиослушатели.

В. Емельянов

— И дорогие радиоведущие.

В. Ломов

— Кстати, радиоведущих мы были бы очень рады там видеть.

Л. Горская

— У вас там будет какая-то торжественная часть и просмотр фильмов, да?

В. Ломов

— Просмотр фильма будет и после — будет фуршет.

В. Емельянов

— Фуршет — это не так интересно, как просмотр фильмов.

Ю. Данилова

— Там торжественная часть практически совмещена с просмотром фильмов. Это все происходит достаточно неформально. Все ролики, которые вошли в шортлист этого фестиваля и были предложены на рассмотрение жюри, они выложены на сайте нашем, на http://doc.miloserdie.ru, их можно посмотреть.

Л. Горская

— То есть у вас фестиваль проходит отчасти в Интернете.

В. Ломов

— Большей частью в Интернете, да. У нас, на площадках наших партнеров. Потому что на фестиваль мы привлекаем работы из Интернета, естественно, его проводить там. Но торжественный момент, награждение, встреча с авторами, с членами жюри проходит уже очно. И там показывается три фильма — три документальных фильма, до 13 минут. И три ролика социальной рекламы с обсуждением каких-то проблем, которые поднимаются. Действительно это неформальное в каком-то смысле мероприятие, которое проходит в центре документального кино, замечательное место…

Л. Горская

— А в Интернете у вас есть голосование или у вас все жюри решает узким кругом?

В. Ломов

— Мы отказались в Интернете. Ну, во-первых, люди начали накручивать…

Л. Горская

— Накручивать это как?

Ю. Данилова

— Когда все призывают всех своих сторонников, там измеряется не качество продукта, а социальные связи и умения в социальных сетях. По моему мнению, практически все Интернет-голосования так устроены.

В. Ломов

— Тем более что у нас замечательное жюри, по-настоящему профессиональное.

В. Емельянов

— Давайте как раз про жюри поговорим.

В. Ломов

— Очень хорошие люди все.

В. Емельянов

— Расскажите про них, кто входит в жюри.

В. Ломов

— Я могу только перечислить. Марина Разбежкина — это документалист, это руководитель лучшей, наверное, школы документального кино сейчас в России, человек, который понял, что сейчас можно снимать с плеча…

Л. Горская

— Что значит — снимать с плеча? Не со штатива?

В. Ломов

— Это, кстати, одно из её правил. С плеча, это имеется в виду, когда у тебя нет 4 человека в группе, что ты можешь…

В. Емельянов

— Осветитель, инженер…

В. Ломов

— Потому что я знаю, что вгиковцы сейчас, я вижу это, проблема в том, что они ждут пока появятся бюджет на съемки фильма. И могут ждать по 5-6 лет. За это время разбежкинские «птенцы» снимают по 10-15 фильмов. Все на инициативе, все на энтузиазме. Просто замечательные. Они снимали для нас, был проект, её студенты снимали для портала Милосердие. Она еще и социально активный человек.

Л. Горская

— Ничего, ВГИК долго запрягает, а потом как поедет…

Ю. Данилова

— Нам, конечно, страшно жалко, что мы не можем свои собственные ролики… Но мы свои ролики не выставляем на фестиваль…

В. Емельянов

— Кто еще в жюри?

В. Ломов

— Евгений Григорьев, президент гильдии документалистов. Молодой, но президент гильдии, не буду рассказывать, какой он хороший.

Л. Горская

— Почему это?

В. Ломов

— Потому что ну… хороший. Снимает сейчас фильм про рок Свердловский, в Екатеринбурге. Любовь Аркус сняла фильм «Антон тут рядом», лучший фильм у нас, по социалке я не знаю ничего тут лучше, чем «Антон тут рядом» и с этим фильмом запустила этот огромный проект. Не буду всех перечислять… Представители рекламного бизнеса — Наташа Семина, она работает в Бибидио, она — директор по…

В. Емельянов

— Связям с общественностью.

В. Ломов

— Да. Бибидио — крупнейшее в России рекламное агентство и третье в мире. Она очень любит и помогает сайту Милосердие. Все члены жюри… До этого фестиваль у нас возглавлял Сергей Лозница, это документалист, считается он один из самых… Все члены жюри откликаются и с удовольствием участвуют в фестивале.

Л. Горская

— Есть уже какие-то фавориты или пока не определились?

В. Ломов

— Жюри голосует, мы ничего не можем говорить.

Л. Горская

— А вы не знаете?

В. Ломов

— Конечно, до последнего. Была шутка, что члены жюри даже не знают. Потому что голосуют они удаленно, просто расставляют баллы, мы потом это суммируем и выявляется победитель. И на последнем фестивале, когда было награждение, по-моему, в социальной рекламе там Даша Батамирова из Леобернет, это рекламщица, в этом году она тоже участвует. Победителя в номинации социальной рекламы она объявляла, и я в шутку спросил: «Знает ли она, кто это». И она растерялась и сказала: «Нет». Я говорю: «Правильно, это знаю только я». Абсолютно независимая оценка.

Л. Горская

— Ну что, подождем тогда результатов. Давайте выясним тогда, как попадают на награждение. Там будут какие-то билеты? Во сколько начало?

В. Ломов

— В 19:00, но все-таки лучше еще раз — ближе к дате, к точке х — набрать в яндексе Милосердие.doc и посмотреть точно…

Л. Горская

— Или сразу в адресной строке.

В. Ломов

— В адресной строке — http://doc.milosedie.ru набрать и посмотреть точно во сколько, где, вдруг… Всякое может быть, вдруг что-то изменится.

В. Емельянов

— А какие призы получают победители этого конкурса?

В. Ломов

— Первый фестиваль мы проводили на средства гранта…

Ю. Данилова

— «Православная инициатива».

В. Ломов

— Нет. НБФ — Национальный благотворительный фонд. И тогда мы заложили 2 ноутбука в качестве призов, то это было серьезно.

Л. Горская

— Куда заложили?

В. Ломов

— В грант, в заявку на грант. На втором фестивале мы участвовали, спонсором фестиваля… Финансирование фестиваля все-таки есть, оно минимальное, если сказать цифру, люди засмеют, скажут: это невозможно. Потому что ЦДК идут нам навстречу, все идут нам навстречу, говорят: «Ну для вас — ладно». Но все-таки есть финансирование. Первые три места в документальном кино и социальной рекламе получают призы. Мы давали жесткие диски в качестве приза. Внешний жесткий диск для человека, который работает с видео, это отлично.

В. Емельянов

— Просто рабочий инструмент.

Л. Горская

— Незаменимый.

В. Ломов

— И победители в этом году получают две экшн-камеры.

Ю. Данилова

— У нас еще были призы от проекта «Наивно? Очень», такие отличные призы от мастерских, где всякие такие дизайнерские объекты, симпатичные и по-настоящему красивые делают люди с инвалидностью различной. Такие у нас еще были призы от дружественного нам, очень симпатичного проекта. Они им очень радовались, награжденные, потому что они были прямо суперские.

В. Емельянов

— Руками сделано — это всегда приятнее, чем фабричная заводская упаковка, когда еще и люди с ограниченными возможностями это делают, мне кажется, какое-то тепло в этом объекте, он априори существует.

Ю. Данилова

— Ну да. Полезное с чем-то таким симпатичным пытаемся сочетать.

В. Емельянов

— А в этом году что будете вручать?

В. Ломов

— В этом году решили остановиться на камерах, потому что проект просто переезжает сейчас, они не могут сделать призы физически…

Ю. Данилова

— «Наивно? Очень» ты имеешь в виду?

В. Ломов

— Да.

Л. Горская

— Камеры — тоже хорошая штука.

В. Ломов

— Камера — вообще отличная вещь.

Л. Горская

— Я бы хотела вернуться к вопросу: зачем нам нужна социальная реклама? Зачем она нужна в нашей стране? Её вроде как не было какое-то время совсем, сейчас она стала появляться, и все активнее-активнее развивается. Почему? Проблем социальных проблем стало больше? По какой причине?

Ю. Данилова

— Стала большей активность благотворительных организаций, которым эта реклама очень нужна. Потому что нам, благотворительным организациям, нужно привлекать внимание людей к помощи другим людям, делать это интересно, так, чтобы захотелось помогать. И бесконечно говорить: «Здравствуйте. Мы — благотворительный фонд, мы — хорошие, мы помогаем детям или старикам, другим нуждающимся», это не интересно. Нужно это раскладывать так, чтобы взяло за душу и было очень убедительно.

Л. Горская

— Но раньше же как-то жили без этого?

Ю. Данилова

— Плохо жили. Сейчас еще, тем более, с финансовым кризисом необходимость этих усилий и барахтаться, как та лягушка в сметане, которая взбивает масло, выросла…

В. Емельянов

— В сливках.

Ю. Данилова

— Некоторые барахтаются в сметане, некоторые в сливках. (Смеются.) И поэтому все очень активизировались. Ну ладно, мы сотрудники благотворительных организаций, мы себе можем найти работу и в другом месте, но у наших подопечных, нуждающихся, если мы все разойдемся по другим местам, кто им, спрашивается, будет помогать? Поэтому нужно увеличивать активность, нужно призывать других людей к помощи нуждающимся разным-разным-разным. У нас наша православная служба «Милосердие», это 24 проекта, которые помогают практически всем категориям нуждающихся от детей-инвалидов до бездомных и ВИЧ-инфицированных.

В. Емельянов

— Любой может обратиться в «Милосердие» и получить помощь.

Ю. Данилова

— В принципе, да. У нас есть разные схемы помощи, разным людям. В том числе на сайте http://miloserdie.ru мы помогаем, мы работаем как благотворительный фонд, который помогает адресно, находит деньги на разные-разные нужды. Мы проверяем их, у нас есть целая группа проверки, существует.

Ну так вот. Этот вызов, эта задача, что нужно проявлять еще больше активности в связи с тяжелыми временами, которые были. Сейчас вроде лето, все посимпатичнее, на дворе тепло, но тревожность, солнце… Поэтому еще я думаю, она так важна и нужна сейчас.

В. Емельянов

— А мне кажется, мы сейчас говорим о кризисе, а если так посмотреть: русский народ, он как раз почему-то, вернее не почему-то, очень хорошо, что именно в трудные времена, он как-то… он сплоченный какой-то, люди стали друг на друга больше внимания обращать. То есть нет такого, как мне кажется: разошлись и каждый плывет по своему ручейку, наоборот, все вместе стараются быть. Или это мои иллюзии какие-то.

Л. Горская

— Ты знаешь, я тоже заметила, что с обострением каких-то внешних обстоятельств, у нас люди стали внимательнее на улице элементарно даже. От каких-то банальностей: место уступают, спросить кого-то, присевшего на улице: все ли у него в порядке. Хотя, возможно, это просто совпала. И это просто связано с эффективной работы социальной рекламы. Вот как теперь определишь?

Ю. Данилова

— (Смеется.) Сложно определить.

В. Емельянов

— Может, просто приходят нормальные времена для проявления человеческих чувств?

Ю. Данилова

— Для этого всегда времена подходящие, чтобы проявить что-то человеческое. А в трудные времена — это нужно еще больше. И мне кажется, что само по себе оно как-то не происходит. Потому что нужно преодолевать инерцию… Такой есть миф: я ничего сделать не могу, я простой человек, денег у меня маловато, что я могу тут сделать. А оказывается, что даже с небольшими средствами можно помогать. И мы видим, что сейчас все благотворительные организации, в том числе и наша православная служба «Милосердие», развивает массовых, пусть не крупных, но пожертвований. И в ту тему, что народ у нас отзывчивый, мы видим, что именно эти массовые, они не уменьшились, а они начинают расти в результате наших усилий в кризисные времена.

Л. Горская

— Конечно, моя мама, например, когда она видит призыв отправить смс-ку, они отнимает у всей семьи телефоны и начинает… Причем у каждого. Сейчас есть эта функция — отправь смс на определенный номер и автоматически идет начисление на счет того или иного благотворительного фонда.

Ю. Данилова

— Тут есть некий повод для оптимизма.

В. Емельянов

— А я думал, что это мои какие-то иллюзии.

Ю. Данилова

— До людей как-то дошло, понемножку, но хотя для какого-то количества людей, для тех, кто, например, какие-то СМИ читает, в социальных сетях присутствует, до них понемногу доходит, что даже небольшое усилие может принести вполне реальную пользу. И все фонды и НКО на это сейчас работает. И это правильная мысль, надо это и дальше развивать, не все так плохо.

Л. Горская

— Возвращаясь к фестивалю «Милосердие.doc», хотела спросить: а мультфильмы у вас есть?

Ю. Данилова

— У нас был. По-моему, в позапрошлом году один пока что. Мультфильм, это как раз была социальная реклама, тоже на сиротскую тематику. Пока эта детская тематика — самая популярная в нашей социальной рекламе, люди идут через самое простое — помощь детям, помощь сиротам. И там был ролик такой, мультик, про то, как все детишки играют во дворе, московский двор, многоэтажки, нарисовано так было симпатичненько, какой-то мяч они гоняют, мальчишки. И из окон мамочки кричат: «Сережа, домой…» Вроде сейчас в жизни никто так не кричит, но в мультике так было. И они все расходятся, расходятся, и остается один, которому никто не крикнул. Мамы у него нет, он сирота. И там это был ролик про усыновление. Очень трогательный ролик.

Л. Горская

— Сейчас получила распространение шутка, которая, на мой взгляд, совершенно не шутка, но её распространяют люди как анекдот: одиночество — это когда тебя некому забрать из роддома.

Ю. Данилова

— Ну вот да, с детской площадки…

Л. Горская

— Так чудовищно, да.

Ю. Данилова

— Он был такой ролик, там был мягкий стиль, именно мультипликационный, он был не пугающий, а трогательный, жалостливый ролик… Такого рода была мультипликация. Но это пока ресурсозатратно…

В. Емельянов

— Да, это дело дорогое вообще.

Ю. Данилова

— Это дорогое дело, бригадное, большое, медленное. Но, может, что-то где-то пойдет, может, что-то склеится. Сейчас был отличный документальный фильм, он нам по формату не подходит, по длине просто, про параолимпийскую олимпиаду. Где участвовал и мультипликатор, по-моему, сын известного мультипликатора Петрова, лауреата Оскара…

Л. Горская

— Оскороносного…

Ю. Данилова

— Да. Где была отличнейшая мультипликация, которой все это кино закольцовывалось в сюжет. То есть это используется в социалке тоже. Может быть.

В. Ломов

— Но это ВГИК. Это как раз было кино ВГИКа, которое медленно запрягает и быстро едут. Там могла быть и мультипликация, и камеры, там все могло быть.

Ю. Данилова

— Мы были бы рады, конечно, мультипликации. Где вообще наша мультипликация? Я её не вижу.

В. Ломов

— Ну затратно, Юль, это тяжело. Сейчас ролик замечательный в Екатеринбурге, тоже, кстати, в членах жюри у нас Евгений Фатеев, екатеринбургское агентство «Стритарт». Они сделали ролик, можете набрать в Ютюбе — ангел-хранитель, а сейчас — неваляшка. Оба ролика, «Ангел-хранитель» про машинки, что-то они там едут. А «Неваляшка», не буду рассказывать. Я так представил, сколько может стоить ролик… Неваляшка стоит на месте, а вокруг неё крутится комната и по комнате летает мебель. Я представил себе эту платформу, как они должны были построить… А когда позвонил ему, я делал с ним интервью, не с Женей, с человеком, который делал. Я у него спросил… Я понимал, что там есть компьютерная графика, но какая-то часть. Я спросил: «Что вы там отрисовали?» Он сказал: «Отрисовано все, от начала до конца». «Как это так?» «Ну так». И более того, предыдущий ролик «Ангел-Хранитель», он тоже полностью нарисован от начала до конца. Я спросил: «А как это, это же куча денег…» Он говорит: «Выехать на площадку, снять все это, взять камеры, машины, разбить их, взять вертолет, это действительно дико дорого, а отрисовать я могу сам сесть и отрисовать. Для внешних заказчиков — это очень дорого. А сам, если я делаю для социалки, естественно, тоже про боно, я могу нарисовать сам, и это получается бесплатно».

Ю. Данилова

— Энтузиазм сдвигает горы.

В. Ломов

— Но с мультиками так невозможно, потому что его чтобы отрисовать, нужно сидеть три месяца. Ничего не поделаешь…

Л. Горская

— А вообще так, отвлекаясь: интересно было бы снять мультфильм про жизнь ангела-хранителя… Так редко задумываемся: а сколько у него с нами хлопот, у него, наверное, целое приключение…

Ю. Данилова

— Есть мультфильм про Василия Блаженного, про святого, есть мультфильм, неплохой.

Л. Горская

— Есть мультфильм про Серафима Саровского.

Ю. Данилова

— Знаем, знаем.

Л. Горская

— Возвращаясь к фестивалю, круг тем обозначим? Социальная реклама — это же обо всем. Начиная от «экономьте воду» и «выключайте свет»…

В. Емельянов

— Что, кстати, в Советском союзе было очень развито.

Ю. Данилова

— Да. Насколько она была рабочая, не очень понятно. Была развита пропаганда, искусство плаката было развито сильно. А вот по части социальной рекламы — «Береги минутку» вспоминается… «Из крана течет и земля пересыхает…» — это, конечно, тема.

Л. Горская

— И вдруг эта капелька куда-то переносится, и роза вырастает. И я понимаю, что тем, что не выключила кран, я только что убила розу. Эффективно? Да. Если я помню.

Ю. Данилова

— Что у нас из героев и сюжетов. Бездомные, как они живут. Семьи с детьми-инвалидами различные. Был у нас отличнейший герой — победитель в нашей номинации прошлого года — парень из Екатеринбурга, который потерял ноги в аварии, и как он катается на горных лыжах. Это было до параолимпиады. Тема параолимпиады еще не очень как-то была знакома. А просто такой герой, привлекательный образ. Люди, которые помогают в колонии… Кто у нас еще был? Беженцы…

В. Ломов

— Я хотел заступиться за документалистику, у нас вообще ни слова. Вот Юля сейчас начала говорить, в кино очерчен круг, там действительно очень интересная палитра, а в социальной рекламе — чаще всего дети.

Ю. Данилова

— Да, дети, чаще всего — сироты, о помощи сиротам той или иной.

В. Ломов

— Онкология.

Ю. Данилова

— Хорошо, что эта тема пошла в сторону усыновления. То есть это реклама, реклама усыновления, хотя это бывает просто реклама помощи детским дома. Она обычно несколько абстрактная бывает.

В. Ломов

— Чаще всего дети-инвалиды.

Ю. Данилова

— Пока у нас на нынешней стадии развития и благотворительности, к сожалению, и, тем более, социальной рекламы — эта тема детей, детей-сирот, на следующем месте — это дети-инвалиды, это то, что первое попадает на глаза. И то, что наиболее понятно. Хотя есть и другие люди, есть старики. У нас были сюжеты про стариков глубоких, жизнь интересных пенсионеров, жизнь человека, который освободился из заключения и бродяжничал, и живет со своей собакой-дворняжкой, все-таки небольшой у него домик есть, он не упал на дно, как проходит его день. Такая была совершенно эссе, видеоочерк. Очерковые такие, бывает много портретных, очерковых материалов, про интересных героев.

В. Ломов

— «Дядя Сережа и другие звери» он назывался. Я тоже про него вспомнил, именно в документалистике бывают, как ни странно, там есть палитра тем. Это не документалистика, как таковая, это сюжеты, 13 минут, это нельзя назвать кино.

Ю. Данилова

— Про молодую девушку колясочницу, про то, как она работает, кем она работает. Он был у нас на фестивале?

В. Ломов

— Это Юля Меламед сняла, она не работает, как она учится ездить на машине. Ты это имеешь в виду?

Ю. Данилова

— Ну да, он же был у нас на фестивале?

В. Ломов

— Ну да. Он занял третье место.

Ю. Данилова

— Как в автошколе учится девушка на инвалидной коляске. И через это вся её жизнь показана коротко. Это было очень симпатичный, очень насыщенный-насыщенный ролик, без, что называется, соплей, а такой очень интересный.

В. Ломов

— Но вот это и есть… То, что снималось для сети изначально, Юля Меламед работала в РИА-новостях, сейчас уже в РИА-новостях не работает, она делал проект «Москвичи» для РИА-новостей. 8-10 серий про москвичей разных, там совершенно разные люди, где одна из серий была про девушку-инвалида и сделано просто классно. И Юля как раз объясняла, как делать кино для сети. Вы говорите: очень сложно. С одной стороны, сложно, с другой стороны, она говорит, снимаешь кино, просто ограничиваешь хронометраж. Снимаешь, снимаешь, в итоге берешь последние 40 секунд, вырезаешь с конца, вставляешь в начало — все готово.

Ю. Данилова

— Простой рецепт!

В. Ломов

— Документалисты идут к концу, а ты берешь этот конец и вставляешь в начало, то, что нужно зацепить. Она делала лекцию у нас в редакции, сказала это, с тех пор Юлия Данилова требует, чтобы мы вставляли в начало что-то интересное.

Ю. Данилова

— Это секрет нашей редакционной кухни…

В. Емельянов

— Ну почему же, это очень хороший рецепт для вообще будущих документалистов.

Ю. Данилова

— Тогда все фильмы будут одинаковыми.

В. Емельянов

— Друзья, мы вынуждены с вами попрощаться, потому что время нашей передачи подошло к концу. Большое спасибо, что вы нашли время к нам прийти и рассказать подробно о фестивале. Еще раз напомню, мы сегодня с Юлией Даниловой и Владимиром Ломовым обсуждали открытый фестиваль социального и документального кино и рекламы «Милосердие.doc», который состоится 19 июня в центре документального кино. Если вы заинтересовались, уважаемые слушатели, вы можете зайти на сайт http://miloserdie.ru или http://doc.miloserdie.ru и посмотреть схему проезда, где этот центр документального кино находится. И всю информацию об этом фестивале.

Ребята, спасибо вам большое, что вы были у нас.

Ю. Данилова

— Спасибо вам.

В. Ломов

— Спасибо.

В. Емельянов

— В студии были Владимир Емельянов и Лиза Горская, до свидания, счастливо, успехов вам.

Л. Горская

— Всего доброго!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 4,50 из 5)
Загрузка...