Светлый вечер с Владимиром Легойдой (эфир от 31.12.2015)

Светлый вечер - Владимир Легойда (эф.31.12.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Владимир Легойда (эф.31.12.2015) - Часть 2
Поделиться

Легойда - офицальн6Гость программы – Владимир Легойда, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

В последний день уходящего 2015 года наш гость отвечал на вопросы слушателей, собранные через сайт Радио ВЕРА.

_________________________________________________________________

К. Мацан

— Здравствуйте. Программа «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Константин Мацан. Я вас от всего сердца поздравляю с вот-вот уже почти наступившим Новым годом. Вместе мы проводим эти последние часы 2015. У нас сегодня необычный эфир, у нас в гостях Владимир Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ. Я выучил эту новую титулатуру. Добрый вечер, Владимир Романович.

В. Легойда

— Добрый вечер. Я еще не выучил.

К. Мацан

— Аббревиатуру уже придумали?

В. Легойда

— Придумали.

К. Мацан

— Как будет звучать?

В. Легойда

— Не скажу. Не то, что вы подумали.

К. Мацан

— С прошлой недели тянется интрига. В новом году узнаем.

Необычный эфир, потому что внимательный слушатель наверняка скажет, а почему не в пятницу. Сегодня четверг, а у нас же по пятницам.

В. Легойда

— «Что же здесь необычного?», — скажет внимательный слушатель.

К. Мацан

— А еще более внимательный слушатель знает, что мы этот эфир анонсировали давно. В последний день года Владимир Романович будет отвечать на ваши, дорогие радиослушатели, вопросы. Которые мы последние полторы недели собирали через сайт http://radiovera.ru. Пришло много, самые интересные мы зададим в эфире Владимиру Романовичу.

Первый вопрос. Скажите, пожалуйста, как православным христианам правильно относиться к празднику Новый год и как правильно понять услышанное от священника: «Новый год — языческий праздник, хотите его отмечать, делайте это 13 сентября. Кто его празднует, отступники от Христа, ибо Христос — враг миру, а мир — враг Христу». Московская область, город Жуковский, Николай.

В. Легойда

— Я не очень понял, имеется ли в виду, что 13 сентября нужно праздновать языческий праздник Новый год? Скорее, наоборот, судя по тому, как это словесно выражено, может сложиться такое впечатление. Вы знаете, я вам свою точку зрению изложу. Конечно, не вполне понятно, что имелось в виду, всегда сложно, когда ты с человеком не говоришь. Языческий — славянский языческий? Не было, скорее всего, такого праздника. А если и был, мы об этом ничего не знаем. История празднования Нового года тоже более-менее известна. И в том числе, почему сегодня возникают такие вопросы у верующих о праздновании. Потому что есть некий праздник, который предполагает веселье, застолье. Это все попадает на пост Рождественский. В общем, как здесь быть. Связано это и с разницей календарей. И с тем, что в советское время, конечно, была задача такая идеологическая Новым годом вытеснить Рождество. Поэтому Рождественская елка превратилась в новогоднюю, Вифлеемская звезда на верхушке этой ёлки сменили на красную. И так далее, и тому подобное. Убрали из сказки Андерсена про Кая и Герду стихи, где упоминается Христос.

К. Мацан

— И молитву Герды «Отче наш».

В. Легойда

— Совершенно верно. Мне кажется, относиться нужно спокойно. Верующему человеку к любому празднику такого плана есть смысл спокойно относиться и помнить о какой-то умеренности и воздержании во время принятия пищи и пития. Людям постящимся, мне кажется, это не повод делать какое-то послабление, нарушать пост. С другой стороны, простите за невольный каламбур, сидеть с постным лицом, осуждающе глядя на то, как, может быть, твои не вполне церковные родственники что-то вкушают.

К. Мацан

— Осуждающе глядя в телевизор.

В. Легойда

— С укоризной разглядывая какого-то певца или танцора в надежде, что он почувствует твой взгляд, с учетом того, что все эти новогодние огоньки записаны за неделю или за месяц до эфиров. Вот так мне кажется. А, кроме того, некоторые люди, которые испытывают дискомфорт от необходимости с этим праздником что-то делать, не хочешь не празднуй, нет необходимости. Кто-то идет в храм. Замечательно, если есть такая потребность. В некоторых храмах ночные богослужения совершаются. Мы об этом с вашими коллегами уже в этой студии говорили. А насчет такой жесткой оценки, мне сложно согласиться с тем, что… Тут есть вот еще какой момент. В вопросе упоминается церковное новолетие в сентябре которое происходит. Но есть же календарь, мы не отрицаем, что есть новый год, мы этому календарю следуем, новогодние молебны служатся, на окончание года. Мы же сам факт не отрицаем, что год один заканчивается, другой начинается. Вот и все. Это условность. Эти границы.

К. Мацан

— В этом вопросе, мне кажется, есть такой момент, что автор говорит: «Я слышал от священника такую оценку, и, может быть, не как-то очень ловко со священником не соглашаться». Можно со священником не соглашаться в таком вопросе?

В. Легойда

— Вы знаете, как. Вообще, человек с Богом не соглашается, от чего, правда, все наши беды.

К. Мацан

— Другой масштаб проблем.

В. Легойда

— А тут логика же та же. Почему человек волнуется, почему важно. Потому что предполагается, что священник ему волю Божию и помогает понять. И в этом смысле, если позволите я все-таки с другой стороны на это посмотрю. Не просто, да или нет. Потому что разные бывают ситуации, когда можно со священником не соглашаться, бывают ситуации, когда обязательно нужно согласиться. Как говориться, моя любимая фраза — на общий вопрос можно дать только общий ответ. По-разному бывает. Тут важно понимать. Что священник, если говорить о духовничестве, о советах духовника. То священник, как правило, человеческую волю не насилует. Его задача — объяснить, как ему следует двигаться ко Христу. Мне очень нравится фраза одного из наших новомучеников и исповедников XX века, который говорил, что задача духовника так воспитать свое чадо, чтобы человек мог сам предстоять перед Богом и самостоятельно выбрать добро. Поэтому здесь человеку нельзя сбрасывать с себя ответственность. Тем более, в таких вопросах — посидеть ему за новогодним столом или не посидеть. Поэтому… Надо понимать, что священники тоже люди и они тоже могут ошибаться. Ни в коем случае это не должно быть поводом, чтобы каждый раз не соглашаться во всем, что говорит священник. Но в данном случае, это во многом зависит от того, как человек проводит то время.

К. Мацан

— Спасибо. Движемся дальше. «Здравствуйте, Владимир Романович, успех проекта зависит от руководителя. Вы теперь отвечаете за очень большое направление, по сути, вы стали главным спикером Русской Православной Церкви. Как вы будете справляться? Сергей, Москва».

В. Легойда

— Дорогой Сергей, я не знаю, как я буду справляться, потому что я еще не справлялся. Но я надеюсь, что как-то с Божией помощью что-то будет получаться. Единственное, что я с первой частью вопроса, с утверждения, с которого вопрос начинается, не вполне готов согласиться. Потому что успех зависит не только от руководителя, бывают ситуации, когда не столько от руководителя зависит. По крайней мере, если говорить о моей ситуации, то это всегда работа команды. И один человек никогда не способен такие вещи самостоятельно все вопросы решать. Поэтому как-то будем вместе с коллегами, с сотрудниками выруливать из этой ситуации.

К. Мацан

— Вы ожидаете, что ответственность возрастает?

В. Легойда

— Я не ожидаю, это факт, что она возросла. Все же делается очень просто. Когда был создан СИНФО в 2009 году, понимаете, может быть, люди, наверняка, над этим не задумывались, но это же не то, что… Я просто напомню, что наш информационный отдел, который недавно прекратил свое существование, он был создан 31 марта на Синоде 2009 года решением Синода. И я был назначен главой. Но отдел — это был я один на тот момент. А на следующий день я уже стал получать документы, адресованные по профилю в новый отдел. Сейчас, конечно, другая ситуация, сейчас есть одна структура, другая структура, мы должны из двух структур сделать одну. Но, в принципе, конечно, по факту уже возросла и нагрузка, и все. Сразу же, на следующий день.

К. Мацан

— Ну мы желаем вам сил, я думаю, наши слушатели присоединяются.

В. Легойда

— Спасибо.

К. Мацан

— Еще один вопрос пришел к нам на сайт http://radiovera.ru. «Почему нельзя в отдельных приходах Москвы поменять время богослужения на более удобное для работающих людей? В 8 утра все уже едут на работу. В 5 вечера еще на работе. Что сложного, хотя бы раз в неделю служить утреню с литургией в 6 утра, а вечерню в 20:00?»

Я вижу, что автор вопроса церковный человек, раз так внимательно спрашивает.

В. Легойда

— Вы просто обладаете большей прозорливостью, чем я. Я не знаю, церковный человек или нет. Я могу сказать, что раз в неделю служится. И можно даже сказать, что два раза. И ни у каких офисных работников не может быть проблем с посещением богослужения — суббота и воскресенье. По крайней мере, даже у самых трудоголически настроенных офисных работников, я надеюсь, что по воскресеньям их не приковывают к батарее, они у себя в офисах не находятся. Если у человека есть желание, он всегда может в Москве, в некоторых приходах найти на буднях богослужение, которое совершается до рабочего дня. Здесь судя по всему, человек говорит о том, что его любовь к богослужению такова, что воскресное богослужение ему не хватает. Я уверен, что такие люди, их не так много, к сожалению, если наш уважаемый слушатель к ним относится, то я уверен, что он найдет приходы. Если у него будут сложности, если он сейчас нас слышит, то давайте мы просто с вашей помощью, мы ему скажем храмы московские, где можно попасть на богослужение до рабочего дня.

Если более обще говорить, в первую очередь это касается больших праздников, наверное. Но знаете, что меня удивляло в этом смысле, когда попадаешь в будний день в праздник в храм, он все равно переполнен всегда. Значит, как-то люди находят возможности. Конечно, этот вопрос существует, я понимаю, что человек не от праздности его задает. Но также существует и богослужебный круг, он тоже связан с определенными правилами. Конечно, нет жесточайшего распорядка, можно немного двигать. Чуть не сказал по сетке, понимая, что мы на радио находимся.

К. Мацан

— Мне в этом вопросе еще слышится такая интенция: давайте церковную жизнь подстроим под жизнь работающих людей.

В. Легойда

— А мне нет. Мне не слышится. Потому что церковная жизнь была подстроена под жизнь работающих людей, когда Церковь вышла из катакомб. Наверняка наши радиослушатели, если даже не знают детали церковной жизни, то они слышали такое понятие как первый час, третий час, шестой час, девятый час, когда читаются часы, так называемые. Они почему так называются, потому что были богослужения, которые назывались каждые три часа. Люди действительно жили насыщенной богослужебной жизнью нон-стопом. А потом, когда возникла офисных, в кавычках, работников, когда христиане вышли из катакомб и много стало христиан и этим христианам надо было ходить на работу, говоря современным языком, то тогда эти вещи были соединены. Тут никто не доводит ситуацию до абсурда. Мне все-таки слышится, я хотел бы слышать, искреннее желание человека помолиться и нестыковка с тем, что… вроде бы правильно вы сказали, но я бы все-таки сказал по-другому, что человек говорит: давайте чуть сдвинем, чтобы люди могли помолиться. Моя попытка ответа заключается в том, что такая возможность есть, просто, может быть, не совсем человек знает.

К. Мацан

— Владимир Легойда сегодня отвечает на вопросы, которые мы собрали на http://radiovera.ru.

К серьезному вопросу перейдем. Елена, 31 год, Москва, спрашивает: «Как православному человеку следует относиться к внешней политике России, в частности к военным действиям в Сирии».

В. Легойда

— Мне кажется, что, во-первых, православному человеку в отношении к любым вопросам внешней политики, медицины, внутренней, социальной политики, нужно относиться с вниманием и ответственностью. Потому что очень часто будучи подверженным эмоциям, услышав где-то что-то, мы вот на эмоциях начинаем поддерживать или опровергать. На самом деле, вопросы внешнеполитические — это вопросы, которые требуют знания предмета, как минимум. Поэтому относиться нужно, если ты хочешь, иметь свое мнение и представление, то нужно к этому ответственно отнестись и какое-то экспертное суждение получить. Я вот, что имею в виду, я даже в одном из интервью недавних, простите за невольное самоцитирование, привел такой пример. Я сказал, что недавно на одном сайте прочитал эмоциональную, очень искреннюю статью одно священника как раз на эту тему, про внешнюю политику. Было видно, что человек очень переживает… но там был один очень важный момент в этой статье, она была очень наивна. Это замечательный, видимо, человек, возможно, прекрасный священник, но он не совсем понимал, о чем он пишет. Когда его упрекнули в этом, в социальной сети разместив эту статью, кто-то разместил, стали обсуждать и кто-то сказал: «Ну батюшка, вы же не совсем в теме». А он сказал: «Зато я писал искренне и это мое мнение». Но, понимаете, наличие у человека мнения, как такового, искренность, она, к счастью или к сожалению, или просто по факту, не является ни поводом для публикации, ни аргументом в дискуссии. Человек может искреннее заблуждаться. Может же быть такое? Он искренен, но он заблуждается.

Поэтому мне кажется, что здесь вот это очень важно понимать. Что касается конкретно ситуации, из чего нужно исходить, нужно исходить из того, что, конечно, любая война — это всегда тяжело, больно, это всегда грех. Об этом важно помнить. И даже, скажем, если вспомнить каноны Древней Церкви, то человек, совершивший убийство, он всегда отлучался от Причастия. Всегда была в разница.

К. Мацан

— Воин имеется в виду?

В. Легойда

— Нет, любой человек, совершающий убийство, он отлучался от Причастия. Но если это человек в подворотне, грубо говоря, если это убийство из корыстных побуждений, то это одно наказание, а если это солдат, защищающий родину, это другое. Он все равно отлучался от Причастия, но это совершенно другое наказание, потому что он все равно совершает грех. Но при этом Евангелие нам говорит, Священное Писание нам говорит, что нет больше той любви, если кто свою душу положит за своих друзей. Это о чем? Это в том числе, как любой евангельский текст это применимо ко многим случаям, но это в том числе защита близкого, семьи, родины. Отсюда и благословение солдат, уходящих на фронт защищать свою родину Церковью. И так далее. В данном случае я вспомню аналогию, которую в данном случае приводил, иногда бывает, что пожарные, горит лес, они на встречу зажигают костер и тоже поджигают лес, но чтобы оставить. За счет этого малого сожжения, чтобы уцелели остатки лесного массива. Это в данном случае ровно та ситуация, когда проявление терроризма можно и нужно оставить. Потому что в противном случае они не просто распространятся на Ближнем Востоке, но, возможно, и по всему миру.

К. Мацан

— Вопрос к нам приходит краткие и в какой-то степени мы вынуждены доконструировать их в своей голове, я позволю себе на правах ведущего это сделать. Много в «Светлом вечере» говорили, что когда в какой-то точке мира идет война, которая нас, так или иначе, касается, возникает опасность пустить эту войну в свою голову и свое сердце. И поле этой войны уже будет твой блог, твоя страница в социальной сети, ты будешь либо проводником этой войны, либо напротив смирителем, скорее исповедовать дух мирен. Что для вас, как для специалиста по информационной работе, по полю информации, это значит? Что будет значить проявление духа мирна в ситуации войны, когда речь идет о нашей реакции на войну?

В. Легойда

— Во-первых, если позволите, я в данном случае скажу, что я согласен с первой частью вашей, с подводкой к вопросу. Потому что, видите, я до этого с вами не соглашался, а тут я хочу сказать, что я совершенно согласен, что позиция, может быть, вы удачно и глубоко дополнили мой предыдущий ответ, как человеку реагировать. Ему, конечно, не нужно самому как-то эту войну продолжать теми или иными способами. Как я вас услышал, и так я считаю это верным. Нельзя приближать или распространять эту войну с помощью своего участия, нельзя самому быть причастным к каким-то таким вещам, которые будут усугублять ситуацию. Что касается того, вы сказали, как проявляется…

К. Мацан

— Как понять «стяжи дух мирен внутри себя», когда мы говорим о наших дискуссиях о войне. Когда вокруг нас СМИ нам постоянно об этом напоминают.

В. Легойда

— Это очень тяжело. Многое зависит от ситуации, но представим себе Великую отечественную войну, если мы рассматриваем варианты. Когда надо идти родину защищать, что ты будешь… Недаром народ, правда, французский, но удачно сказал, что на войне как на войне. Ты никуда от этого не денешься. Нам Священное Писание говорит, что из сердца исходят злые помыслы. Все исходит из человеческого сердца, поэтому тоже вопрос интенций и целей. Я когда-то был в одной ситуации, когда один разведчик разговаривал со священником. И он говорит: «Вы знаете, я искренне стремлюсь…» А разведчик он всегда на войне, да? «Я искренне стремлюсь, — говорит, — к тому жить церковной жизнью, но у меня вся профессия связана с нарушением заповедей. Практически всех. Я должен лгать, воровать и так далее». И священник сказал, что грех всегда остается грехом все равно, в той логике, о которой мы говорили. Но важно понимать, для чего. И нельзя на одну доску ставить человека, который говорит неправду, потому что он хочет обогатиться, кого-то обмануть, и человека, который этим самым защищает интересы родины, спасает людей от какой-то тяжелой ситуации и вынужден о какой-то правде умалчивать или выдавать себя за другого человека. Конечно, это… Поскольку этот вопрос разведчик задал, понятно, что его это мучает, и ответ священника был замечательный, но он не снял, наверное, всей сложности. Как, в принципе, наивно полагать, как мне кажется, с христианской точки зрения, что мы можем множество подобных сложностей снять в жизни каждого из нас. В каждой профессии есть нюансы по-своему. А война это… как мы говорим, есть спокойная, есть экстремальная… война — это предельно экстремальная ситуация, поэтому это очень тяжело. Но даже на войне потом это выливалось в конвенции, это ведь тоже следствие христианства. Можно пойти от большого к личному, отношение к пленным, отношение к поверженному врагу. Языческий мир знает какое отношение к поверженному врагу? Издеваться, продемонстрировать полное уничтожение его, неуважение к телу погибшего врага. Христианство и это тоже меняет. Все: побежденный, безоружный, пленный, пожалуйста, пусть работает, кормят, поят. Погиб — похоронили. Вот это христианское отношение. Я уже не говорю о чрезвычайно сложных ситуациях, когда по разные стороны оказываются верующие люди. Это еще более трагичная ситуация. Как-то пытаться оставаться людьми, верующими людьми в самой сложной ситуации. Тут не может быть рецептов на все случаи жизни. Но помнить о человеческом достоинстве — своем и того, кто в данный момент является твоим противником.

К. Мацан

— Спасибо за столь обстоятельный ответ.

В. Легойда

— Это намек, что нужно отвечать короче?

К. Мацан

— Отнюдь, Владимир Романович, наоборот, я искренне сказал спасибо. Следующий вопрос — более обширный, чем предыдущий, но от того же автора. Елена, 31 год, Москва.

«Однажды на радио «Вера», не знаю где, прозвучала мысль, высказанная одним из русских святых о том, что (немного перефразирую, пишет автор) немцы превосходят русских в сфере научно-технического прогресса, потому что русский человек больше внимания уделяет духовной жизни. Я знакома с протестантской этикой, но меня такая постановка вопроса все равно смущает. Разве одно другому так уж мешает? Я имею в виду, добросовестный труд, изобретательство, экономический рост с одной стороны и духовную жизнь с другой. Не думаю, что именно этим, то есть вниманием русских к духовной жизни объясняется так часто встречаемая у нас халтура и лень, если называть вещи своими именами. Очень хочется услышать размышления Владимира Романовича Легойды по этой проблеме».

В. Легойда

— Я благодарен Елене за вопрос, вопрос очень серьезный, я боюсь, правда, что если мы сейчас зададимся целью услышать все мои размышления, то нам придется плавно перейти к празднованию Нового года, если вы его празднуете, и утром первого, может быть, переходить ко второй части размышлений, потому что я на эту тему давно думаю, кое-что читал у других людей, размышлявших на эту тему, это очень сложные такие вещи, которые связаны с представлением и о русском национальном характере, и о менталитете, менталитетах, как некоторые считают русского народа. Как это проявляется в культуре, литературе, прочее-прочее. Можно поговорить в этой же связи, я просто обозначаю горизонт, который я в состоянии видеть, поговорить о том, как это связано с Православием русских и славян, протестантизмом, католицизмом западного мира, где в большей степени рождественское христианство, у нас — пасхальное, и так далее.

Конечно, можно при этом говорить, что здесь нет противоречия. Хотя, так или иначе, если анализировать характер русской святости, то здесь тоже много о чем можно поговорить. Святой, на первый взгляд, это вроде бы человек, который не проявляет социальной активности. С другой стороны, можно вспомнить святых, которые как раз её проявляли.

Я имею в виду мирян, канонизированных, князьях… Есть потрясающие размышления одного из русских философов о том, что если говорить по аналогии с апостолом Павлом, который разделял дух, душу и тело в человеке, если говорить об этом, как о собственно человеческом, ангельском и зверином начале в человеке, этот философ говорил, что русский народ, у него либо ангельская составляющая развита, либо звериная, а человеческая не настолько выражено. Это как раз горизонтальное измерение мира, которое приводит к росту техники. Можно посмотреть русскую философию, можно вспомнить, что сделал Петр. Размышлений тут очень много. Мне кажется, что если говорить о современном мире, в чем его уникальность, не просто в том, что встречаются разные люди, культуры, народы, они и раньше встречались. Но глобализация сделала эти встречи массовыми, быстрыми, очень сильно все меняется, и человек тоже меняется. Мне кажется, что здесь нужно как-то научиться главное от второстепенного, все-таки для христианина всегда важно сверяться, насколько то, в чем он развивается и в чем он хочет реализоваться, он, общество, друзья, насколько это приближает его ко Христу или нет. Поясню. Когда-то мне очень понравилось, в одном из журналов я прочитал статью, где было сказано примерно следующее: «Задумайтесь, сейчас мы возьмем какие-нибудь маркетинговые исследования, которые, по сути, означают то, что все накопленное знание человечества от Аристотеля до наших дней используется для того, чтобы высчитать, на какую полку надо поставить баночку, чтобы её купило, как можно больше людей. Вот это как-то стыдно».

К. Мацан

— Перед Аристотелем.

В. Легойда

— Перед стариком Аристотелем как-то неловко. А уж перед Платоном и Сократом и совсем глаза нельзя поднять. Мне кажется, что здесь может быть не утыкаться в этот вопрос противоречия, есть, нет, по разному бывает, это еще от человека, бывает, зависит.

К. Мацан

— Тут еще вопрос, который звучит не так редко у тех, кто даже смотрит на Церковь со стороны. Западный христианин, протестант, он деятельный и активный, у него все получается, он предприимчивый, предприниматель. А вот русский Иван, православный, он халтурщик, потому что у него вера внутрь себя, а те — наружу, в активность.

В. Легойда

— С такой, конечно, нет. Особенно, насчет халтуры. С другой стороны, конечно, говорят о лени, еще о чем-то, но считать, что все трудолюбивы, нет ленивых, это же не сугубо русская черта. Скорее, знаете, о чем можно говорить, русская культура, она, конечно, культура крайностей и, конечно, культура парадоксов в большей степени. Конечно, это культура, может быть, несоединимых каких-то вещей. Хотя понятно, что разные люди встречаются в разных культурах. Я имею в виду, что в любой культуре можно встретить людей сложных, противоречивых. Но в целом, да.

А насчет того, чтобы как-то это массово… Другое дело, что если имеется в виду, в свое время пресловутая Макс Веббер и его книга «Протестантская этика и дух капитализма»…

К. Мацан

— «Пресловутая», как будто уже вам оскомину набило.

В. Легойда

— Может быть, не совсем удачно я выразился. Но речь идет о том, как связано, то, что за каждой некой хозяйственной деятельностью тоже стоит определенная мировоззренческая установка. В этом смысле, наверное, в русской культуре в большей степени, в том числе это связано с Православием люди устремляясь к небу, они в меньшей степени заботятся о земном. Но опять же, тут же можно вспомнить, старообрядцев… Любое обобщение иногда стирает грани какие-то… уничтожает многоцветие, оно делает мир более одноцветным и в нем поэтому не вся правда содержится.

К. Мацан

— Владимир Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ сегодня в гостях программы «Светлый вечер» отвечает на вопросы радиослушателей, в студии Константин Мацан, мы прервемся и вернемся к вам через несколько минут.

К. Мацан

— «Светлый вечер» на радио «Вера» продолжается. Я вас еще раз поздравляю с наступающим Новым годом. Этот «Светлый вечер», этот час предновогодний мы проводим с Владимиром Легойдой, главой Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ. И, напомню, отвечаем на вопросы радиослушателей, которые мы собирали через сайт http://radiovera.ru

«Владимир Романович, здравствуйте, — пишет анонимный вопрошающий, — какая сейчас ситуация с преподаванием ОПК в школах. Батюшка в нашей церкви очень по этому поводу беспокоится. Ведь предмет такой уже введен в программу?»

В. Легойда

— Да, конечно, предмет в программу введен. Уже не первый год он существует в школьной программе. Первоначально в 2009 или 2010 году…

К. Мацан

— 2010.

В. Легойда

— …он появился в качестве эксперимента в некоторых регионах России, это был год обучения во втором полугодии четвертого класса, первом полугодии пятого. Единственная поправочка — появился не предмет ОПК, а появился модуль, как сейчас говорят, Основы религиозной культуры и светской этики. Внутри этого модуля шесть позиций — это основы религиозных культур четырех традиционных религий России, то есть Православие, ислам, иудаизм и буддизм, это история мировых религий и это курс светской этики. После появления этого модуля родителям было предложено выбирать для своих детей, поскольку дети еще маленькие, это в большей степени выбор родителей, в какую сторону детям двигаться, родители выбирали, после чего школа должна обеспечить преподавание этих дисциплин. Сегодня это преподается везде, в разных регионах России цифры могут отличаться. Где-то больше выбирают православную культуру, где-то исламскую, в нескольких регионах, бывали и курьезы, бывали и сложности. Из курьезного, вспоминаю, были данные, что многие родители полагали под светской этикой этикет и думали, что детей будут учить, как есть с ножом и вилкой. Были ситуации, когда школа, и мы с грустью это констатировали, хотя мы понимаем, что где-то объективно сложно, но школы, понимая, что у них нет… если вдруг выберут все, кто-то больше, кто-то меньше, но все, а у них нет столько учителей, вот они настоятельно советовали родителям выбирать какую-то конкретную вещь.

К. Мацан

— Обычно светскую этику. Сколько я слышал переживаний таких.

В. Легойда

— Были переживания о качестве преподавания, о чем я говорил, кстати, что у нас, в принципе, всегда переживаем о качестве переживания. Я помню, у нас была какая-то публичная дискуссия, говорят: «Ну вот будут плохо преподавать…» Я говорю: «Ну у нас литературу где-то плохо преподают, что же её теперь не преподавать всем, надо наоборот стремиться, учить педагогов». Такая ситуация. Единственное, что могу добавить, что всегда добавляю по этой теме, две вещи. Первое. Что это абсолютно обязательная часть образовательного процесса — знание религиозных традиций, я в этом глубоко убежден. И сталкиваясь со студентами, которые это еще не изучали, я могу сказать, что это необходимо. А второй момент. Мне кажется, понимая загруженность процесса, но в идеале, на том или ином этапе, всех детей, конечно, познакомить с основами всех традиционных религий России, у них должно быть какое-то представление. В том числе и потому, я об этом очень давно говорил, задолго до так остро переживаемой темы терроризма, как сегодня, но я всегда говорил, что это лучшая прививка. Потому что что такое терроризм — прививка, фанатизм — это выхолащивание веры, по сути. Недавно Святейший Патриарх сказал, что фанатик в своем стремлении утвердить Бога, он доходит до богоотрицания. Своими действиями он отрицает существование Бога, добра, любви и так далее.

И противоядием от этого является укорененность человека в традиции. Если человек хорошо знаком с исламской традицией, если он помнит какие-то вещи, то его сложнее мотивировать на какой-нибудь всемирный джихад и так далее.

К. Мацан

— И тот же автор, к сожалению, анонимный, пишет. По другой теме вопрос, но, видимо, в одной мысли это было у автора. «Часто слушаю «Светлый вечер…» Спасибо большое, это я от себя добавлю. «Иногда бывают такие программы, когда ведущий совершенно ясно придерживается других взглядов, нежели его гость. И формулирует вопросы так, что вместо того, чтобы подробно свою позицию объяснять, гость вынужден защищаться. Успокойте меня, скажите, что это прием такой в профессиональной журналистике».

В. Легойда

— Ну так это вам, Константин Михайлович, вопрос, а не мне, я так понимаю.

К. Мацан

— Ну я же не могу сейчас отвечать, вы гость.

В. Легойда

— Если вопрос вам, почему же вы не можете отвечать (смеется)?

К. Мацан

— Вопрос вам, Владимир Романович.

В. Легойда

— Хорошо, тогда держитесь, не обижайтесь.

Безусловно. В том числе могу сказать из своего опыта с ведущими замечательного Светлого радио. Бывают ситуации, когда у меня складывается впечатление, что ведущий придерживается другой точки зрения. Я, во-первых, а — не вижу в этом катастрофы никакой, это зависит от вопроса. К счастью, не было таких ситуаций, когда мы придерживались разных точек зрения на основы нашей веры. Во всем остальном они могут быть разные и ведущие, надо сказать, на радио «Вера», в отличие, может быть, от некоторых других СМИ, ведут себя корректно и будучи несогласными они не пытаются использовать свое положение ведущего, для того чтобы а — свою точку зрения, чтобы она доминировала, есть как раз приемы такие, и вообще как-то уделять себе внимание. Но ощущения у меня такие бывают, что ведущий считает иначе. Ну, Слава Богу, мы этим и интересны, и в глазах Божиих и в том числе, что по-разному думаем, что мы можем спорить, дискутировать. Главное, чтобы это было в рамках, как принято говорить, приличия. Я не знаю, насколько я успокоил нашего анонимного слушателя, знаете как, чтобы закончить на примирительной ноте, положительной, мажорный, я хочу сказать, что у радио «Вера» очень хорошие ведущие.

К. Мацан

— Спасибо. Но я продолжу вопрос немного. А вам как человеку, который дает интервью часто разным СМИ, комфортнее с тем, кто с вами согласен и дает поле высказаться, или тем, кто вас внутренне раззадоривает, ставит в ситуацию вопроса, о котором вы не думали, ставит в неудобную ситуацию, когда нужно себя как-то дискомфортно ощутить.

В. Легойда

— Если строго на ваш вопрос отвечать, то, конечно, комфортнее всегда, когда ситуация не напряжена. Когда напряжена — напряжение, это уже не комфорт. А если говорить о результатах, то я много раз замечал, особенно, это касается, почему-то у меня, интервью письменных, потому что их потом волей-неволей читаешь, правишь, тут дал, дал, себя редко слушаешь, если прямой эфир это невозможно, если запись, то может не быть времени, хотя сейчас все можно послушать, но тем не менее… Но замечал часто, что когда ведущий, не то чтобы он настроен, когда вопросы жесткие, то может получиться очень интересно. Может быть, в каком-то смысле чаще, чем когда за тобой идут. Это так.

К. Мацан

— Мне кажется, это исчерпывающий ответ на вопрос нашего уважаемого слушателя.

В. Легойда

— Спасибо.

К. Мацан

— «Здравствуйте», — пишет другой слушатель.

В. Легойда

— Неожиданное начало!

К. Мацан

— Все вежливые, это же очень важно. «Вера, милостыня, чтение священных книг, конечно же хорошо. Но вам не кажется, что этот мир надо менять действием». Это общая часть вопроса. Опять возникает дихотомия. Вот тут мы верим и созерцаем себя в душе, а тут мы действуем. Я дочитаю вопрос до конца. «Мы утопаем в мусоре, загрязненности, распущенности и обмане. Земля каждый год становится все более и более непригодной для жизни. Не пора ли что-то менять?»

В. Легойда

— Вы знаете, не уверен, что я правильно понял вопрос на 100%, но я вспомнил, что когда-то в журнале «Фома» было интервью одного епископа, может быть, даже митрополита на тот момент, который сказал, что у нас православных много, а мусора меньше не становится.

К. Мацан

— Это был, по-моему, митрополит нижегородский и арзамасский Георгий.

В. Легойда

— Я не хотел упоминать, но раз вы решили, что страна должна знать своих героев… Мне показалось, что это очень глубокое и точное наблюдение, которое говорит вот о какой стороне вопроса. Как мне помнится, как это в моем сознании преломилось. Люди очень часто пытаясь жить в Церкви, они почему-то считают, что церковная жизнь исчерпывается нахождением в храме, вычитыванием молитв, посещением богослужений, что она никак не должна проявляться в человеческом отношении ко всему миру. Это, конечно, неверно. И когда преподобный Серафим говорит: «Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи», он имеет в виду, как мне представляется, преображение нашей жизни вообще. Этот мир… Помните, как в Книге Бытия сказано, когда Господь творит мир, там ведь удивительная фраза, одной и той же фразой заканчивается каждый акт творения: «И увидел Бог, что это хорошо». Мы же не можем себе представить, вот мусор, гадость, грязь, безобразие и Бог говорит: «Вот как хорошо…» То есть сотворенный мир — это мир прекрасный, мир гармонии, это мир красоты, добра, в котором нет зла, а значит нет всех этих изменений, связанных с негативом, в том числе и по отношению к тому, что сегодня называется экологической темой, скажем. Поэтому, конечно, мне представляется, я убежден в том, что вера человека не может не пронизывать всю его жизнь. Мы об этом много говорим, но в основном применительно к общественной деятельности, иногда пытаются к политике это применить, что, на мой взгляд, в меньшей степени характерно. Но та же экологическая тема — это отношение к Божьему творению. Бог сотворил это и сказал, что это хорошо, а мы там ходим, ломаем. Я помню, замечательное Марина Андреевна Журинская опубликовала в «Фоме» прекрасную статью, посвященную растениям, она назвала их «самые меньшие братья», она писала, что в странах христианской культуры по отношению к животным используется выражение «братья наши меньшие», вот, говорит, наверное, продолжая этот ряд, можно назвать растения «самыми меньшими братьями». Удивительная статья. Марина Андреевна, помимо всего прочего, у нее всегда было много цветов дома, помню, мы к ней приходили, она всегда рассказывала, какие там растения, всегда можно было с ней проконсультироваться. У нее было потрясающее чувство этого мира, живого. И в этом смысле, если я правильно понял, услышал пафос этого вопроса, я с ним совершенно согласен, да.

К. Мацан

— Владимир Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ сегодня в гостях программы «Светлый вечер» отвечает на вопросы радиослушателей.

Я приоткрою немного наши планы на праздники. Седьмого января в Рождество у нас в эфире будет интервью с иеромонахом Фотием, победителем шоу «Голос» и наши слушатели не могли, видимо, об этом не спросить у вас.

В. Легойда

— Я уж удивился, неожиданный переход.

К. Мацан

— Спрашивают про ваше отношение к победе отца Фотия на проекте «Голос». Олег Котляков написал ВКонтакте нам.

В. Легойда

— Конечно, это неординарное событие. И я, честно скажу, что, понимая популярность этой программы, что её очень многие смотрят, она наверняка выгодно отличается многих других программ, давайте скажем так, чтобы никого не обижать, которые сегодня на телевидении есть. Тем не менее, понятно, что это шоу. И, конечно, когда я узнал, что там будет выступать, или выступает, по-моему, выступает, иеромонах, я, как минимум можно сказать, насторожился. Конечно, монах — это человек, который из мира уходит и живет в монастыре. Конечно, внутреннее отношение было очень сложным. Потом я почитал интервью отца Фотия, которые мне показались очень достойными, потом оказались, что он выходит в следующий этап, следующий, полуфинал… Уже как-то невольно начинаешь волноваться, неужели проиграет? Надо, чтобы выиграл! Была такая эмоция, врать не буду. Как говорит нам Священное Писание: по плодам их узнаете их. Я смотрю на плоды, я же медийщик, мы анализируем реакцию, да? Реакция, которую вижу, она в большей степени положительная. Я думаю, что с точки зрения того, что принято называть образом Церкви, имиджем Церкви, отношением Церкви к миру, ко всему, может быть, этой победой удалось сделать больше, чем какими-то нашими усилиями многими многих людей на протяжении какого-то времени целого. Вы знаете, что Святейший Патриарх поздравил отца Фотия, я, правда, считаю, что это такое очень взвешенное и очень важное такое поздравление, оно не дежурное, это поздравление-предостережение такое, там говорится о… Святейший Патриарх заканчивает текст, который он надиктовал, призывом к отцу Фотию помнить о том, что монашеский обет и монашеское звание, которое он несет, оно важнее любых побед. Я сейчас не ручаюсь за точность цитирования. Той победы, которую он одержал, я не буду повторять сейчас те разговоры, которые велись, о сложности, с которой столкнется человек, монах, оказавшийся вне этой монашеской… Мне кажется, что тут много зависит от внутреннего состояния отца Фотия в данном конкретном случае, мне интересно будет послушать эфир, который вы сейчас проанонсировали. Убежден в том, что это не простое испытание, в том, что победу отца Фотия ни в коем случае не стоит рассматривать как некий знак «монахи пойте!», давайте все дружными рядами пойдем… Это экстраординарный случай, он особенный. У меня отношение к нему положительное, по тому, как это было сделано, что было сделано. Я не много видел, но из того, что я видел и читал по реакциям, на нем нет… Он не начинал кривляться… Условно говоря, не он менялся под влиянием атмосферы, в которую он попал, а мог бы, а все-таки менялась атмосфера. И я замечательный отзыв в социальной сети человек написал, имеющий отношение к телевидению, он много лет убеждал своих коллег, телевизионщиков, продюсеров о том, что нужно уходить от попсы, потому что людям нужно давать качественно другое с точки зрения музыки. В ответ на это мне всегда говорили: «Люди слушают это, они не будут слушать другое». И пишет этот человек: «Победа отца Фотия показала, что ждут, готовы и будут слушать». И это, мне кажется, важно. Святейший Патриарх в своем слове к отцу Фотию, можно так сказать, он тоже говорил, что люди голосовали не только за пение, но и за образ. Я думаю, что в этом есть правда очень важная. Это очень серьезный момент, который связан с тем, что я сказал. Ну и знаете, не могу не сказать все-таки. Это тоже очень важный момент: 76% — это очень показательная цифра, я думаю, понятно почему. Мы говорим, что в нашей стране от 60 до 80% православных по разным подсчетам. И нередко в ответ от наших оппонентов мы слышим, что этого не может быть. На что мы говорим, что, конечно, речь идет о людях, которые себя ассоциируют с Православием, с православной культурой, они, может быть, не вполне воцерковлены. «Нет-нет-нет, это преувеличение». Очень важная цифра, 76%.

Доклад закончил.

К. Мацан

— Спасибо, Владимир Романович. Не очень много у нас времени остается, а вопросов еще много, поэтому такой, может быть, блиц в конце.

В. Легойда

— Да-нет? Или все-таки…

К. Мацан

— Все-таки можно более развернуто…

В. Легойда

— Есть развернутый ответ «не знаю», например (смеются).

К. Мацан

— Да, это более развернутый, чем «да-нет», еще более развернутые вопросы, которые интересуют наших слушателей.

«Какие книги вы прочли о воспитании детей, о семье, какие из них наиболее вам помогли и в чем?»

В. Легойда

— Я не так много книг прочел, из тех, что сходу могу вспомнить, это книга японского автора, по-моему, это книга основателя “Sony”, «После трех уже поздно». Боюсь наврать с компанией, это точно японец и точно «После трех уже поздно», где он говорит о важности воспитания детей до трех лет. Ужас в том, что я её читал, когда у меня трое из двоих уже были старше трех лет. И я её читал и сокрушался, что не успел, но читал. А сокрушался так сильно, что про младшего, по-моему, забыл, которому трех еще не было и какие-то не использовал советы. Я читал несколько книг с большим интересом, и интервью, и книг госпожи Гиппенрейтер, я надеюсь, что я фамилии не перевираю…

К. Мацан

— Правильно, правильная фамилия.

В. Легойда

— Специалиста в области воспитания, с большим интересом и с большой пользой. Ну вот так вот… Из специальной литературы… Много очень статей, мы в журнале «Фома» публиковали много статей о воспитании и я их с удовольствием прочитывал по нескольку раз. Не всегда сейчас помню авторов, ну так по книгам… Из того, что у нас дома, на виду, не помню автора, но мы её листали в семье, я менее внимательно, супруга читала «Французские дети не плюются едой» называется. Это французский автор, переводная книжка, там есть, по-моему, целая серия, этого автора несколько книг переведено.

К. Мацан

— Там было продолжение.

В. Легойда

— Да. Но у меня двойственное к этому отношение. Двойственное будет самое правильное слово. Потому что я считаю, что есть резон в позиции «а вот наши деды, прадеды не читали, вроде как не знали, но растили очень достойных людей», я — давайте для краткости скажу — вижу в этом резон. С другой стороны, мне всегда интересно прочитывать. Просто читать люблю, поэтому мне интересно что-то новое узнавать. Но вообще, это тайна, эти отношения, здесь до конца невозможно все простроить, это какая-то особая совершенно история.

К. Мацан

— Спасибо.

В. Легойда

— Блица не получается, буду кратко отвечать.

К. Мацан

— Да уже не нужно, в общем-то (смеются).

В. Легойда

— Время истекло…

К. Мацан

— Один вопрос остался, на него совсем кратко, я думаю, не ответишь, звучит он так. «Каждый год в Рождество я подхожу к иконе и поздравляю Христа с днем рождения. Потому что в этот день Бог стал человеком, и как человека его логично и даже правильно, если с ним общаешься и говоришь, что любишь, поздравить его с днем рождения. А на день рождения принято дарить подарки. Какой поступок, проект, дело, я могу сказать о нем, что это мой подарок Христу? У вас за прошедший год был такой подарок Христу?

В. Легойда

— Вы знаете, не готов я сейчас сказать. И даже как-то… Я очень плохо себе представляю: «Да, 30-го апреля я подарил Христу вот это». При всей красивости и, как вы сказали, лиричности, может быть, даже мелодичности этого вопроса, действительно классный вопрос, но как-то мне страшно неловко на него пытаться ответить. Я, если позволите, другую метафору, а может быть это такая, метафора, конечно, но она не менее, может быть значима. Я боюсь, что чаще мы, люди, чаще не подарки дарим Христу Спасителю, а вбиваем новые гвозди в Его руки. Этот образ я где-то прочел, что каждый грех человека, это очередной удар по избиваемому, оплеванному, оболганному, распинаемому Христу, вот я очень надеюсь, что в ушедшем году, может быть, милостью Божией как-то вот таких с моей стороны движений душевных и поступков было хотя бы не больше, чем обычно.

К. Мацан

— Спасибо огромное. Наверное, лучшего завершения для нашего разговора, чем этот ответ придумать было сложно. Это был Владимир Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, сегодня наш гость отвечал на вопросы радиослушателей, которые мы собирали через сайт http://radiovera.ru, мне этот формат понравился, кажется очень интересный, я надеюсь, что мы его еще будем практиковать — и с вами, Владимир Романович, и, может быть, с другими гостями.

Я надеюсь, что вам тоже было интересно услышать, о чем спрашивают наши радиослушатели.

В. Легойда

— Очень интересно. Спасибо большое.

К. Мацан

— Еще раз поздравляю всех с наступающим Новым годом, уже буквально последние часы остаются до боя курантов, в следующем часе у нас живое общение, живая музыка с группой «Ундервуд», оставайтесь с нами. Константин Мацан в этой студии был этот час, до новых встреч в эфире.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (7 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...