Светлый вечер с Владимиром Легойдой (эфир от 26.02.2016)

Светлый вечер - Легойда Владимир (эфир 26.02.16) Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Легойда Владимир (эфир 26.02.16) Часть 2
Поделиться

Легойда - офицальн2Гость программы – Владимир Легойда, председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

Темы беседы:

  • Визит Святейшего Патриарха Кирилла в страны Латинской Америки и Антарктиду.
  • Творчество итальянского учёного, философа и писателя Умберто Эко.
  • Проект “Лыжи мечты”.

 

___________________________________________

А. Пичугин

— Это «Светлый вечер», дорогие радиослушатели, радио «Вера». И как всегда по пятницам, мы с Аллой Митрофановой, ну а я — Алексей Пичугин, приветствуем в этой студии глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, профессора МГИМО и главного редактора журнала «Фома» Владимира Легойду. Здравствуйте, Владимир Романович.

В. Легойда

— Добрый вечер.

А. Митрофанова

— Добрый светлый вечер.

Наше досье:

Владимир Легойда. Родился в Кустанае в 1973 году. Окончил МГИМО, стажировался в Соединенных Штатах, кандидат политических наук, профессор МГИМО. Некоторое время возглавлял кафедру международной журналистики. Оставил эту должность после назначения на пост председателя Синодального информационного отдела Московского Патриархата. С 96 года Владимир Легойда — главный редактор журнала «Фома», он также входит в состав различных государственных и церковных органов. Таких как Президентский Совет по правам человека, общественный совет при Минюсте, Патриарший совет по культуре, Высший церковный совет. С декабря 2015 года Владимир Легойда является председателем Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

А. Пичугин

— Мы с вами впервые встречаемся после завершения поездки Патриарха по странам Латинской Америки. И даже Патриарх посетил Антарктиду, крайнюю точку. Можно подвести какие-то итоги? У всех один вопрос, у всех много вопросов, на самом деле, но один из тех, которые возникают: для чего вообще предстоятелю Русской Церкви надо было посещать страны, которые для всех ассоциируются исключительно с католичеством. Если уж говорить об этом в христианской плоскости.

В. Легойда

— Думаю, вполне логично, что мы говорим на Светлом радио в христианской плоскости, здесь нет ничего, наверное, удивительного.

Я бы все-таки позволил себе, понимая, что вы использовали некоторый риторический оборот, но я позволю себе не согласиться с его буквальным прочтением. Не у всех ассоциируется с католичеством, у кого-то с католичеством…

А. Митрофанова

— У кого-то с карнавалом.

В. Легойда

— Да, но это не в христианской плоскости (улыбается). Но в странах Латинской Америки есть много православных храмов. Это связано, прежде всего, с эмигрантами разных волн для нашей церкви, но это связано еще и в последние с годы с беженцами с Ближнего Востока. Дело в том, что мы привычно смотрим и слышим новости про беженцев в Европе, но большая часть беженцев на самом деле находится в Латинской Америке. И, скажем, когда Святейший Патриарх был в Бразилии сейчас, то в последней день, когда он там служил, там собрались все епископы, если я не ошибаюсь, священники Антиохийской Церкви, принадлежащие к Антиохийскому Патриархату.

А. Пичугин

— Все, находящиеся за океаном.

В. Легойда

— Все, которые находятся в Латинской Америке и их паства. Очень много людей пришло, был переполнен храм. На нашей пресс-конференции, посвященной окончанию поездки Святейшего Патриарха по странам Латинской Америки, очень подробно рассказывал архимандрит Филарет, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей. И отец Филарет говорил, что один из знаковых и значимых моментов этой поездки, что понятно, что это находилось вне зоны подготовки протокола. Понятно, что наши храмы, они готовятся к встрече Предстоятеля и так далее. А здесь люди пришли, чтобы иметь возможность сказать «спасибо» Русской Церкви, Патриарху Московскому и Всея Руси. Это такой был примечательный, замечательный момент. Поэтому православных в Латинской Америке много, хотя, конечно, с вами сложно не согласиться, что в первую очередь это католический регион, регион, где Католическая Церковь, точнее, жизнь в Католической Церкви активна и разнообразна.

А. Митрофанова

— Вы знаете, есть такая проблема, о визите Святейшего Патриарха в страны Латинской Америке, в Антарктиду и на Кубу, естественно много писали, эта тема широко освещалась в СМИ. Но есть такая особенность. Все, что связано с визитами первых лиц куда бы то ни было…

А. Пичугин

— Все стоит недешево…

А. Митрофанова

— Все принимается как официоз, я хотела сказать. Очень интересно то, что вы рассказываете, о каких-то живых переживаниях, связанных с этими поездками. И архимандрит Филарет (Булеков), мы в журнале сейчас давали небольшой фрагмент из его выступления, когда он рассказывал о реабилитационном центре…

В. Легойда

— Очень трогательно, да…

А. Митрофанова

— Очень много таких моментов и жаль, когда и подобные тоже вещи, живые и не протокольные, воспринимаются все равно как некий протокол. Я не знаю, в чем здесь дело, в нашем зашоренном сознании, что мы все, что связано с первыми лицами, сразу воспринимаем как официальную программу, почему-то не даем возможности им тоже оставаться людьми, как будто они какая-то функция, выполняют обязательно какую-то программу, а не следуют велению сердца. Это моя реплика, это даже не вопрос, может быть, у вас есть, что ответить на это, Владимир Романович.

В. Легойда

— Если не вопрос, то я, наверное, не должен на это отвечать. Я, единственное что, с вашего позволения, скажу, опять же предложу всем нам здесь присутствующим, как минимум, оставаться в шаге от обобщений, и, может быть, в меньшей степени говорить, используя местоимение, потому что, когда мы говорим «мы», это чуть ли не от лица всего прогрессивного человечества. Я вам, знаете, могу сказать, как человек, который очень во многих поездках сопровождал Святейшего Патриарха, в этой поездке я не был, поскольку важно было находиться здесь, моя роль все-таки в большей степени здесь реализовывалась, чем была бы в той поездке непосредственно... но я могу сказать, как важно для людей, когда они видят Предстоятеля Церкви. И это не вопрос личного отношения, хотя понятно, и личные качества Патриарха Кирилла, они, конечно, помогают сделать эти поездки, посещения особенными, незабываемыми. Но сам факт приезда Патриарха, в места, где Патриарх никогда не был, это очень много значит для верующих людей. И я видел, как встречают Патриарха, я видел, с какими глазами люди стоят на богослужении, как они молятся, как они радуются, поэтому я никогда не соглашусь ни с какими оценками о протоколе и прочем. В свое время один публицист в достаточно резких выражениях, не таких, деликатных и размышляющих, как вы, а достаточно категорично высказался, боюсь переврать, но там что-то было о протокольности, даже более жестко, этих поездок… Я просто ему посоветовал, поскольку он высказался публично, так же публично посоветовал ему, в любую из поездок Патриарха выйти и, обращаясь к людям, сказать то же самое, и посмотреть, какая будет реакция. Я не имею в виду никакой, конечно, реакции насилия, но просто смог бы он это сказать, глядя в глаза, тысячам или десяткам тысяч людей, которые приходят помолиться со своим Предстоятелем. Нужно настолько не понимать, не чувствовать человеческие движения души, чтобы так утверждать.

А. Пичугин

— У нас часть общества находится далеко от Церкви, поэтому вопрос, который мы никак не можем снять с повестки дня — это стоимость визита Патриарха, которая сейчас обсуждается, на этой неделе было несколько крупных публикаций в РБК, на всех крупнейших информационных агентствах нашей страны, где журналисты подсчитывали, сколько это может стоить. Коммунисты России требуют финансового отчета о визите Патриарха в Антарктиду, это я цитирую РИА-новости. И встает вопрос, я просто сам для себя, не могу сформулировать правильный ответ, когда я общаюсь с людьми, далекими от Церкви, которые никоим образом себя с ней не отождествляют, которые спрашивают: «А почему я должен оплачивать визит вашего Патриарха, куда бы то ни было».

В. Легойда

— Я вынужден уточнять тезисы и вопросы. Была одна публикация. Одна. На сайте РБК. Понятно, он специализируется, если бы РБК написал о традициях старчества… Одна публикация, которая растиражирована, можно сказать, из двух частей она состояла, но она одна. Из того, что я видел. Одна публикация и несколько других, которые в качестве самостоятельных появились со ссылкой на расследование, исследование сайта РБК, который, если бы там появилась статья о значении старчества в истории Русской Церкви, я бы удивился. А то, что там появилась статья, где люди пытаются посчитать деньги, делают они это умело…

А. Пичугин

— Местами совсем не умело, местами где-то есть интересные…

В. Легойда

— Но это кому что интересно. Но налогоплательщики, пусть они не беспокоятся, они не оплачивали поездку Патриарха, о чем мы говорили, официальные разъяснения, комментарий на заданный вопрос прозвучал пресс-секретаря Святейшего Патриарха, священника Александра Волкова, который сказал, что эта поездка была профинансирована благотворителями и которые, естественно, пожелали остаться неизвестными. А что касается затрат и прочего, то, повторяю, к налогоплательщикам это отношения не имеет, а желающие, те, кто так волнуется, нам остается только сказать, хочется выразить пожелание, что завтра они не потребуют у нас отчет о проведенном отпуске.

А. Пичугин

— И последний вопрос. Это самолет ИЛ-96 из президентского отряда, я просто озвучиваю мнение не присутствующего здесь атеиста, а что я тоже могу, если у меня есть много денег, арендовать самолет специального летного отряда и отправиться на нем за океан?

В. Легойда

— Я польщен вашим представление о моих возможностях с точки зрения ответа на любые вопросы, но я думаю, что этот вопрос адресовать к людям, которые непосредственно отвечают за это и к государственным чиновникам. Не присутствующему здесь атеисту, деисту или любому другому атеисту, я бы сказал, что если бы значение его поездки будет так велико, что оно будет в какой-то степени сопоставимо со значением той поездки, из которой только что вернулся Святейший Патриарх. Они могут рассмотреть возможность, в случае оплаты им этих поездок, использование транспортного средства. Но для этого, повторяю, нужно, чтобы значение этой поездки ну хоть как-то приближалось к тому, которое мы сейчас имеем. Я думаю, не надо, нашим слушателям напоминать о том, что в течение всего времени поездки, она находилась на первых страницах газет во всем мире.

А. Митрофанова

— Опять же. Мы сейчас обсуждаем визит Патриарха Кирилла в Латинскую Америку. Каково содержание нашей беседы? Самолеты…

В. Легойда

— Заметьте, не я это предложил.

А. Митрофанова

— Мы тоже выступаем в качестве ретрансляторов.

В. Легойда

— Не хочу показаться невежливым, рассматривая приглашение в студию в каком-то смысле как приглашение в гости, но, мне кажется, вы сами выбираете те направления, по которым вести разговор.

А. Митрофанова

— Давайте о журнале «Фома» поговорим. Вышел новый номер. И здесь ваша колонка «Христианин: привилегия или обязанность». Вы начинаете здесь с цитаты из Честертона: «Христианин действительно хуже, испанец хуже индейца, римлянин хуже карфагенянина. Хуже только потому только в одном смысле, он хуже потому, что его дело быть лучше. Вы постоянно полемизируете и в этой колонке, и в репликах здесь, которые мы тоже на радио «Вера» слышим, с людьми, которые пытаются искать какие-то смыслы и подтексты во встрече Святейшего Патриарха Кирилла с Римским Папой Франциском. Сейчас же волна обсуждений. Насколько это объективно вообще. Насколько это актуально до сих пор, про это писать, говорить.

В. Легойда

— Я в этой студии уже признавался, что сложности ответа на вопрос о колонке заключается для меня в том, что она связана с циклом выходом журнала, когда выходит журнал, и с вашего любезного предложения мы о нем рассуждаем, я уже нахожусь мыслями в другой колонке, которая предназначается для нового номера. Я уже не помню в деталях то, что я тогда писал. Я могу сказать кратко, простите за длинное вступление, я не имел в виду в этой колонке текущую повестку дня.

А. Митрофанова

— Хорошо. Давайте завесим интригу.

В. Легойда

— Это просто то, что один уважаемый автор написал, что не сколько идет обсуждение реальное повестки и встречи Патриарха с Папой, сколько столкновение контекстов. Есть у человека контекст его восприятия всего того, что стоит за словом католики, и вот весь этот контекст сейчас выплеснулся, в его сознании борется с каким-то другим контекстом и так далее. В данном случае у вас контекстуальное прочтение. Уверяю вас, я когда писал эту колонку в мартовском номере журнала «Фома», то я, конечно, имел в виду… То есть она не привязана к текущей повестке дня.

А. Митрофанова

— Я могу сказать, откуда у меня создалось такое ощущение. Смотрела я на тему номера «Пустят ли грешников в рай». А сейчас в связи со встречей сейчас активно тема в СМИ присутствует, кто спасется, кто нет. Ведь радикально настроенные люди считают, что спасутся только они, а все остальные будут гореть в аду, потому что они еретики. Когда я слушаю подобные дискуссии, возникает ощущение, что речь идет не о каком-то вопросе любви и спасения, взаимосвязи, а о вопросе партийной принадлежности. Как будто бы люди, принадлежа к тому или иному учению, партию, определяют себя таким образом, что мы не такие, как они. Не потому что мы вокруг Христа собрались, а потому что мы, прежде всего, не католики.

А. Пичугин

— Здесь, по-моему, в колонке об этом прямо и говорится. То есть не в подтверждение твоих слов, а в опровержение.

А. Митрофанова

— Есть такая тема.

В. Легойда

— Сегодня у меня, видимо, какой-то дух противоречия во мне сидит. Я бы с вами не согласился, в каком смысле. Люди, которые, так или иначе, могут на эту темы разговаривать, на какие-то другие, они все-таки по-разному могут эти вещи высказывать. Поэтому даже в связи с произошедшей встречей, мне понятно, почему люди задаются вопросом, уверяю вас, что и официальные представители Церкви, и многие наши архиереи, и Святейший Патриарх с вниманием относится к этим вопрошаниям и, может быть, недоумениям и разъясняют здесь и позицию, и ситуацию. Здесь нет никакого пренебрежения, какой-то оценки: «Ну что вот, ерунду говорят и прочее». Это важно, потому что если у человека есть вопрос, он должен получить на него ответ. Вопрос только в том, все ли готовы услышать, разные бывают люди. Но понятно, почему восприятие католиков… в русской истории это связано с целым рядом исторических событий. Поэтому есть некая, не могу сказать, традиция отношений, но есть контекст. Недаром я использовал это слово. Есть контекст, идет определенное столкновение, восприятие чего бы то ни было, сквозь призму контекста, истории, еще чего-то, еще чего-то. Я не говорю, что это нужно принимать, но понять это можно, почему это возникает. Это ожидаемо. И поэтому люди, которые задают вопросы, они тоже очень разные и вопросы разные задаются, и недоумения по-разному звучат. И даже те, кто пытается противостоять, они тоже протестуют очень по-разному. Есть люди, которые будут противостоять в любом случае. Не было бы встречи Патриарха с Папой… Я в таких случаях говорю, что есть люди, которые приходят в Церковь спасаться, есть те, кто хотят её спасти. Они все время переживают, что Церковь вот-вот погибнет от вот-вот такого еретика, такого раскольника, такого иуды и вот они пытаются Церковь спасти. Таких людей немного, к счастью.

А. Пичугин

— Но они просто слышнее других. Потому что они свою позицию громко высказывают… В. Легойда

— Я могу совершенно точно сказать, мы это измеряли, здесь очень сложно с этим спорить, потому что это цифры медийного анализа, более 90% положительных публикаций в СМИ за искомый период. И у нас негатив в максимуме достигал 2%, если брать традиционные СМИ. Поэтому в данном случае картина очевидна.

А. Пичугин

— Владимир Легойда в программе «Светлый вечер».

А. Митрофанова

— Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели. Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова, в нашей студии сегодня Владимир Легойда, как всегда по пятницам, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

Владимир Романович, есть еще один инфоповод. К сожалению, печальный, но в том смысле, что это повод нам поговорить о человеке. Умберто Эко ушел из жизни. Я знаю, что вы любите этого автора. Это блестящий интеллектуал, в журнале мы уже несколько слов сказали о нем, но с вами хотелось бы более подробно о нем поговорить. Я знаю, что вы этого писателя хорошо знаете, читали многие его произведения, и студентам рекомендуете читать его книгу «Как написать дипломную работу», потому что там есть очень хорошая система, как организовать себя.

В. Легойда

— Не сочтите опять же за продолжающий во мне бушевать дух противоречия… Я не могу сказать, что я как-то сильно люблю Умберто Эко, но более менее адекватно представляю его роль в интеллектуальной жизни в гуманитарных науках. Это ученый в первую очередь медиевист, то есть в первую очередь ученый, потом уже писатель. Хотя широким кругам он известен, конечно, как писатель, и в основном известен своим романом «Имя розы», который, как я понимаю, я не такой уже безусловный поклонник Умберто Эко, не могу сказать, что я очень близко знаком с его взглядами, понимаю, что с точки зрения его отношения к Церкви, они, скорее, критические. Но он действительно, как когда-то сказала одна замечательная историк о нем, его уровень знания истории таков, что он может конструировать. В чем один из, если не главная мысль, но один из безусловно интересных моментов, связанных с «Именем Розы», потому что человек настолько свободно ориентируется в деталях жизни Средневековья, что он эту жизнь воссоздает, он её с легкостью реконструирует и даже его очевидная игра… послушник Адсон, аллюзия на Дойловского Ватсона… это то, что, казалось бы, могло быть гротескным и выбивающимся, оно отлично воспринимается. Прежде всего, Умберто Эко, если брать совсем широкого почитателя его таланта, получается, известен даже не этой книгой, а её экранизацией, где Шон Коннери сыграл главную роль. И в свое время фильм был очень популярен. Действительно медиевист, медиевист талантливый, известный, я не очень знаком с его работами по медиевистике, хотя он не только медиевистикой занимался, проблемой знаковых систем и семантики, и так далее, семиотики в первую очередь. Но в чем вы абсолютно правы, мне в свое время попалась книжка Умберто Эко «Как написать дипломную работу», это лучшее из того, что я видел в качестве методического пособия по написанию научного текста.

А. Пичугин

— Вы тогда сами диплом писали?

В. Легойда

— Нет, если не ошибаюсь, я к тому времени и диплом, и даже, наверное, диссертацию уже написал, не помню, врать не буду. Но знаю, что много лет я эту книгу рекомендую всем своим аспирантам, студентам, дипломникам и так далее. Там она, единственное, что написана в такую докомпьютерно активную эпоху, поэтому там вторая часть книги, где он пишет о работе с карточками и прочее, это все-таки время, если я не ошибаюсь, печатных машинок. И это можно опустить. Но в принципе, как выбирать тему, как её сужать, как проблематизировать исследование, это замечательный великолепный текст.

А. Митрофанова

— А если вернуться к самому известному его роману «Имя розы», это все-таки детектив или что-то больше?

В. Легойда

— На мой взгляд, это больше, хотя, конечно, та мысль, которая там присутствует, я не знаю, насколько мы можем говорить, о том, что она является определяющей, тут же вопрос еще в том, что кто чего ищет… Там эта тема борьбы церкви со смехом в том изложении, которую Умберто Эко предлагает, она мне не вполне близка, хотя она заслуживает внимания. Там есть, к сожалению, некоторые иронично-саркастические замечания над некоторыми особенностями церковной жизни, в первую очередь, наверное, Католической Церкви, конечно, поскольку он о католиках пишет, но отношение к святыням, которые, повторяю, к сожалению, они в чем-то соответствуют, наверное, такой ревности не по разуму. Если не ошибаюсь, один из героев этой книги говорит, что если собрать все частички креста, на котором был распят Христос, то окажется, что этот крест был колоссальных размеров, о псевдореликвиях рассуждает.

А. Пичугин

О внешней стороне он говорит.

В. Легойда

— Я это и имею в виду. Но все равно не очень приятно осознавать, что это имеет основания для критики.

А. Митрофанова

— Но это же имеет основания. Целый ряд реликвий требует очень серьезного изучения и анализа. Это как раз тот процесс, который сейчас начинается, реликвии начинают исследовать новейшими методами.

В. Легойда

— Но это то, что есть и в современной жизни, к сожалению, и православной, какому святому молиться…

А. Митрофанова

— Мне кажется, диалоги с такими авторами, как Умберто Эко, важны, в том числе и для христиан. Потому что те вопросы, которые он христианству задает, это возможность присоединиться к разговору, задавая себе эти вопросы, ты начинаешь более осознанно понимать свою веру…

В. Легойда

— Это знаменитая книжка, но мне сложно об это говорить, потому что я её не читал, я читал о ней – это диалоги Умберто Эко с кардиналом, с католическим кардиналом, там тем, кому интересны религиозные взгляды Умберто Эко, может познакомиться.

А. Митрофанова

— А еще у него очень важная мысль, как мне кажется, он же медиевист, специалист по Средним векам, Средневековье не кажется темным, когда читаешь Умберто Эко…

В. Легойда

— Когда читаешь «Имя Розы» Средневековье не кажется светлым…

А. Пичугин

— Ты знаешь, с каким медиевистом не поговори, для тебя Средневековье заиграет своими красками… Оно перестает казаться темным при общении с любым медиевистом.

А. Митрофанова

— Оно становится объемным.

А. Пичугин

— Как говорил сам Умберто Эко, меня за уши не оттащишь от Средневековья, так как большинство за уши не оттащишь от кокосов.

В. Легойда

— Не бесспорное, но неожиданное…

А. Митрофанова

— Владимир Романович, давайте вернемся к журналу «Фома», к некоторым его публикациям. Здесь в одной из тем раскрывается история проекта, который называется «Лыжи мечты». Вы могли бы о нем рассказать, я знаю, что вы в курсе, как это происходит, что это такое. У нас был эфир, посвященный этой теме, с Натальей Белоголовцевой. Но, может быть, вы напомните нашим слушателям, что это за проект.

В. Легойда

— Я просто хотел бы, во-первых, поблагодарить вас за то, что у вас был этот эфир, это здорово, когда такие проекты, проекты, обращенные на помощь детям с теми или иными физическими и другими отклонениями, существуют самоотверженные и искренние истории, когда люди пытаются помочь детям. Семья Белоголовцевых, которая стоит у истоков этого проекта, они не понаслышке знают, что это такое, когда у одного из ребенков проблемы со здоровьем, причем проблемы очень серьезные, там, условно говоря, каждый шаг этого проекта выстрадан и он омыт родительскими слезами. Но это не просто семейная история, а это история, которая не осталась внутри семьи, а история преодоления каких-то сложностей в твоей семье, она вышла с протянутой рукой ко всем людям, которые готовы как-то здесь присоединиться и как-то в этом участвовать. Речь идет о проекте, когда дети с разными, как я уже сказал, отклонениями, причем очень серьезными, это могут быть дети с ДЦП и другими сложностями. Совершенно неожиданная вещь, при помощи горных лыж становятся, не то чтобы чудесным образом мгновенно исцеляются, но просто происходит качественное улучшение в здоровье детей. Вот именно благодаря такому неожиданному ходу. Конечно, ни в коей мере это не заменяет лечения, но это результат, который многократно подтвержден в процессе существования этого проекта с таким неожиданным названием «Лыжи мечты».

А. Пичугин

— Наталья Белоголовцева более того рассказывала, что благодаря этому… Программы не было самой, они же случайно совершенно попробовали прокатить на горных лыжах своего сына, который не ходил, что важно. А после того, как он уже какое-то время занимается на горных лыжах и катается, он ходит сам, без посторонней помощи.

В. Легойда

— Там действительно удивительные совершенно результаты, повторяю, с совершенно разными детками и болезнями. Я не хотел бы говорить о том, что любая болезнь исцеляется и прочее, но это…

А. Митрофанова

— Здесь очень важен, мне кажется, психологический момент, простите, что перебиваю, когда ребенок, привыкший к тому, что он не такой как все, внезапно начинает что-то делать и у него получается. И он снова делает, у него снова получается. И эти маленькие шаги его начинают укреплять в том, что он, если что-то еще попробует, у него тоже получится.

В. Легойда

— Безусловно, да.

А. Митрофанова

— Это уникальная терапия, но она основана на любви, это же сколько терпения нужно иметь.

В. Легойда

— И я могу только повторить, в этой программе важно в том числе и то, что для людей, которые её делают, это не просто сторонняя история, это то, через что они прошли сами как родители и что они это совершенно ответственно предлагают всем, кто готов в этом участвовать.

А. Митрофанова

— Вы знаете, я всегда с восхищением смотрю на таких людей. Потому что для меня это доказательство того, что любовь существует реально в нашем мире, что она имеет свое практическое воплощение и что это подвиг, конечно. Я не знаю, зачем посылаются такие испытания, может быть, у кого-то есть ответ на этот вопрос. Но, когда люди вот так блестяще выдерживают, блестяще проходят, это, конечно, кроме чувства глубокого уважения не вызывает.

В. Легойда

— Вы знаете, я совершенно с вами согласен. И еще в продолжение того вопроса, который вы задали, сложность определения того, для чего посылается. Мне кажется, что здесь невозможно уходить в какое-то теоретизирование и размышлять… то есть это можно, но… что удивительно, люди, которые занимаются делом, этими делами любви, они, как правило, не пребывают в размышлениях отвлеченных. И это какую историю ни возьми. Люди, прошедшие через такие страдания, которые для многих, может быть, остаются только в теории или рассказах о других, они не сидят не занимаются такими отвлеченно философскими вопросами о несправедливости бытия, а они, изменившись сами, изменяют мир вокруг и изменяют его в лучшую сторону. Вот это действительно есть настоящий плод любви, то, о чем вы сказали, я могу только согласиться.

А. Митрофанова

— Я такие примеры обычно привожу, когда мне говорят, что люди не меняются, либо если меняются, то в худшую сторону. А так посмотришь, что делают рядом с тобой, буквально в твоем же городе люди, которые обладают теми же способностями, у них столько же рук, столько же ног и тоже 24 часа в сутках.

А. Пичугин

— Ну что же, спасибо большое, Владимир Романович, за эту программу, за этот эфир. Алла Митрофанова, я — Алексей Пичугин. В гостях у нас, как всегда по пятницам, Владимир Легойда, главный редактор журнала «Фома», профессор МГИМО и глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

Всего доброго.

В. Легойда

— Всего доброго. До свидания

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (8 оценок, в среднем: 4,75 из 5)
Загрузка...