Светлый вечер с Сергеем Рудовым (эфир от 08.04.2015)

Светлый вечер - Сергей Рудов (эф.08.04.2015 ) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Сергей Рудов (эф.08.04.2015 ) - Часть 2
Поделиться

Рудов Сергей1Мы беседовали с предпринимателем, членом Общественной палаты, чемпионом России по практической стрельбе Сергеем Рудовым.
Наш гость рассказал о том, как пришел к решению заниматься благотворительностью и почему считает помощь нуждающимся важным делом для каждого человека. Кроме того разговор шел и о таком виде спорта, как практическая стрельба: как сочетается вера в Бога с тренировками использования боевого оружия, и полезен ли вообще спорт православному человеку.

Ведущий: Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Здравствуйте! Приветствуем вас в этой студии, в студии Светлого радио, с удовольствием представляю сегодняшнего гостя. С нами вместе этот «Светлый вечер» проведет Сергей Рудов, предприниматель, член Общественной палаты, генеральный директор фонда святителя Василия Великого. Сергей Юрьевич, здравствуйте!

Наше досье:

Сергей Рудов. Родился в 1968 году в городе Инта республики Коми. Окончил Мордовский государственный университет по специальности экономика и Московский университет по специальности юриспруденция. С 95-го председатель совета директоров открытого акционерного общества «Межотраслевой дом топливно-энергетического комплекса». С 2011 возглавил некоммерческий благотворительный фонд «Общество друзей монастыря Ватопед». Член Общественной палаты России. Гендиректор благотворительного фонда святителя Василия Великого. Председатель правления ассоциации благотворителей «Белый цветок». Мастер спорта международного класса, чемпион России по практической стрельбе. Женат, четверо детей.

А. Пичугин

— Говорить мы с вами сегодня будем о двух вещах, которые, казалось бы, на первый взгляд не противоречат друг другу конечно же, но, в общем, далеки друг от друга. На первый взгляд, может показаться странным, что мы их совмещаем в одной программе. Но, тем не менее, наш гость, Сергей Юрьевич, человек, который занимается и тем, и другим. Я имею в виду — благотворительность и спорт. Думаю, что первую часть программы мы посвятим благотворительности, тем более, здесь тоже есть, о чем поговорить, в стране происходят перемены, связанные с отношением людей к благотворительности, к делам милосердия, с другой стороны, у нас происходят какие-то интересные вещи, связанные со спортом. Наш гость сегодняшний, Сергей Юрьевич Рудов считает, что вещи эти, может быть, не очень радостные и веселые, в каком состояние наш спорт, отношение к спорту. Вот, в общем, об этом, обо всем мы сегодня поговорим.

Сергей Юрьевич, у нас огромное количество своих фондов и организаций своих российских, которые появились за последние годы, в середине 90-х, конце 90-х, начале 2000-х были благотворительные организации довольно много, в основном, зарубежные, успешные. А сейчас появились и вытеснили все остальные — наши, российские. Но вместе с тем, что гораздо больше людей, которым реально требуется помощь. Об этом мы раньше, может быть, не задумывались, возможно, узнаем об этом благодаря соцсетям, Интернету. А как вы думаете, почему сейчас такой всплеск благотворительности? Огромное количество людей начинает этим заниматься?

С. Рудов

— Всплеска особо лично я не вижу так особо со стороны людей. Нуждающихся людей вижу. Здесь, наверное, я бы вернулся к своему решению заняться благотворительностью. Это были 90-е годы, молодость, какой-то успех и какая-то пустота. Какой-то с моей стороны поиск чего-то, чего мне не хватало. Я пытался сам заниматься какими-то проектами, искал людей нуждающихся, это было сложно сделать самому. В какой-то момент я стал воцерковляться и стал искать партнера в виде Церкви в лице активного священника. Ездил по храмам Москвы, находил священников, молодых и не очень. В то время мне казалось, что очень правильно кормить бомжей, я их видел на вокзалах, их было много, и мне было больно, что… Скажем так, с ними даже беседовал, люди с разной судьбой, брошены, помирают, замерзают. И момент, с чем я столкнулся тогда, что, к сожалению, многие священники, им это было не надо. Момент, с которым я тогда на свое неофитское состояние столкнулся и удивился.

А. Пичугин

— А у вас тогда были мысли, вам казалось, что Церковь должна быть открыта ко всему этому, любой человек внутри Церкви должен тоже идти навстречу бездомным, помогать им.

С. Рудов

— Абсолютно идеалистические мысли. Я был горящим неофитом, который приходил в храм, и текли слезы, мне казалось, что все именно так и относятся ко всем вопросам помощи нуждающимся. Был у меня такой период, когда я буквально несколько месяцев ездил по священникам, говорил: «Давайте, я даю деньги, от вас только время, площади, организация процесса». Нашел я тогда общину Первой Градской больницы, владыку сегодняшнего Пантелеимона, отца Аркадия в то время, это были 90-е годы. Это был полярный опыт. Я встретил людей, которые переживали, понимали вопрос, которые крайне щепетильно, до копейки отчитались на какие-то вложенные средства. Поэтому мой момент изменения с потребности обращенности на себя, когда я предприниматель, зарабатывал деньги, молодой, красивый, глядя в зеркало сам с собой не здоровается, я вот вдруг увидел вокруг себя нуждающихся людей. И после этого мой опыт стал более личный. У меня в жизни были десятки случаев, когда фактически, я не могу сказать, что я помогаю другим, через помощь другим я помогаю себе. Реально десятки таких жизненных эпизодов, когда Господь через какой-то мой порыв, обращенный на другого человека, Он физически помогал мне в моих каких-то проблемах семьи, здоровья. Здесь для меня лично благотворительность — это что-то очень понятно, что я почувствовал нутром, к чему я стремлюсь по определению. Это то, что мне необходимо.

А. Пичугин

— А вас продолжает поддерживать владыка Пантелеимон, община при Первой Градской?

С. Рудов

— Я продолжаю общаться с владыкой Пантелеимоном, я уважаю его лично сильно, я вижу его команду, людей, которые с ним работают, добровольцы, которые вокруг него, я стараюсь следить за его проектами. То есть для меня владыка Пантелеимон и его команда — это такой образец социальной деятельности, который по идее должен быть понятен всей нашей стране.

А. Пичугин

— Бездомными продолжаете заниматься?

С. Рудов

— Да. Программа «Автобус», программа бездомных продолжает идти.

А. Пичугин

— «Автобус» — это от программы «Милосердие»?

С. Рудов

— Да. Это на самом деле программа, я сам ездил в автобусе, в телогрейке с надписью «Милосердие», со своими приятелями, довольно крупными предпринимателями находили бомжей, брали за руки, за ноги, куда-то их несли, как-то с ними беседовали. То есть это другая жизнь. Москва наша яркая такая, притягивающая разных людей, огни казино, музыка радостных ресторанов. И при этом Курский вокзал, Комсомольская площадь, там реально люди физически лежат прямо под ногами, особенно в морозы и замерзают, умирают, отмораживают конечности. Очень такой контраст понятный. Я бы посоветовал людям… Я знаю, что есть такая категория людей, которые сами не дерзают на какие-то поступки, делают это очень не уверенно и разглагольствуют, что как-то неправильно, бомжи и так виноваты, и пусть помирают, замерзают, они нам мешают, есть такие и в православной среде настроения, я их тоже иногда вижу. Я просто предлагаю попробовать. Постараться помочь одному, двум, трем, пяти человекам. Другой вопрос, что нам, людям с какими-то задачами, с какой-то заточенностью на профессиональное понимание, очень сложно качественно и профессионально помогать людям. Условно говоря, у меня был случай, когда я с владыкой Пантелеимоном ходил по Первой Градской. И пытался понять, как себя чувствуют брошенные, пожилые люди. Огромное количество в наших государственных больницах реально брошенных пожилых людей, никому не нужных, которые лежат на своих кроватках, покрываются пролежнями. И мы с ним ходили, я смотрел, я пытался сам помочь, сорвал спину, потому что я не умею, не понимаю, как поднимать, как вращать. И видел 17-20-летних девочек, хрупких, худеньких, красивых, которые это делали каждый день, делали профессионально, делали с любовью, с особым чувством по отношению к этим брошенным людям. Лично для меня вывод какой: я сам стараюсь по возможности что-то делать…

А. Пичугин

— Делать своими руками, не только деньги давать?

С. Рудов

— Да, делать своими руками, это очень важно, потому что мгновенно идет обратная связь. Но при этом я четко понимаю, что есть образования, как образование владыки Пантелеимона более профессиональное, с более высоким КПД по отношению к нуждающимся.

А. Пичугин

— А как на это смотрят ваши коллеги, люди вашего круга, предприниматели? Наверное, не все поддерживают, кто-то свысока, кто-то с осуждением каким-то? Есть контрмнение?

С. Рудов

— Конечно, людей много. Таким серьезным шагом было вообще изменение своего образа жизни. Когда я как-то почувствовал Бога, обрел что-то другое, то я фактически вырывался из круга, где 99% людей были другими. Это был другой образ жизни, это были ночные клубы, посиделки, выпивка, развлечения примитивные. Поэтому, вырываясь из него, я столкнулся с тем, что многие крутили у виска. Потом когда я стал, даже какие-то элементарные вещи, обзавелся бородой…

А. Пичугин

— Большой бородой…

С. Рудов

— Большинство моих знакомых старых реально в шутку, правда, крутили у виска, зачем? Поэтому, видимо, всегда будут полярные точки зрения, полярные мнения, но мне кажется, что нормальный человек ориентируется на себя, на свою совесть. У любого нормального человека это чувство, что надо, отношения с Богом, они должны быть.

А. Пичугин

— В одном из интервью вы говорили: «Помню этого человека, он вряд ли был способен на какие-то благие поступки, смотришь, прошло 15 лет, он уже церковь построил».

С. Рудов

— Конечно. Здесь как раз я отношусь к категории людей, которые физически боятся кого-то осуждать. В моей жизни были такие примеры, был очень яркий пример, когда однажды я летел за одной из святынь на Афон, сел в самолет маленький и увидел человека, которого я до этого знал лет пять именно в таком обличии весельчака, балагура, бабника и матершинника. И я столкнулся с тем, что у меня физический знак вопроса внутри появился: «А ты-то куда?» Фактически сев в самолет, увидев человека с моей точки зрения недостойного, я его осудил. А так как он кроме меня никого не знал, мы все это время общались, он мне не дал заняться фарисейскими делами, почитать молитвослов. Но, оказавшись на Афоне, я столкнулся с тем, что мы все, вроде православные, нам было хорошо в храме, мы молились, но именно на этого человека, чей путь жизненный я не знал особо до этого времени, ощутимым образом сошла благодать Божия, у него текли слезы, он крестился. Большой такой, генерал-полковник, который много воевал, ордена мужества, он вышел из храма, не понимая, что происходит, подходит ко мне, я говорю: «Ты хоть понимаешь, что это было?» Он говорит: «Нет». Я говорю: «Ты хоть раз в жизни исповедовался, причащался?» Он говорит: «Нет». И мы с ним стали читать правила и молитвы… Это был один из примеров, который меня в очередной раз заставил задуматься о том, что… Боюсь я думать за Бога.

А. Пичугин

— Сергей Рудов, предприниматель, член Общественной палаты, генеральный директор фонда Василия Великого вместе с нами проводит этот «Светлый вечер». Сергей Юрьевич, помимо бездомных, помимо больных, какие вообще направления деятельности вы курируете в благотворительности. Какие-то организации, я вот знаю «Белый цветок», что-то еще, может быть, кому вы помогаете — заключенным?

С. Рудов

— Я стараюсь быть там, куда дотянутся руки, там, где на самом деле есть время и возможность что-то сделать и помочь. Я бы хотел поговорить сегодня о «Белом цветке». Это, с моей точки зрения, очень интересная, правильная инициатива, возрожденная не так давно, 5 лет назад. Напомню, что это такое.

А. Пичугин

— Название необычное — «Белый цветок».

С. Рудов

— История «Белого цветка», если брать нашу страну уходит в 1911 год, когда царская семья, практически вся — Александра Федоровна и Николай II, все дети, они в основном в Крыму выходили на улицы и своим примером… делали поделки, они ходили с цветами, говорили, призывали помогать больным, то есть они собирали таким образом деньги, которые шли на лечение в то время от чахоточных болезней, туберкулезных больных. И, как ни странно, эта их инициатива подхватывалась фактически всей страной, и собирались огромные средства. В то время люди по-другому жили, сложнее, которых хватало для помощи десяткам тысяч людей. Эта инициатива была четыре года.

А. Пичугин

— Это аристократия этим занималась?

С. Рудов

— В основном, аристократия, у нее был ресурс, у нее были деньги, но собранные деньги шли нуждающимся больным. 5 лет назад была эта инициатива восстановлена.

А. Пичугин

— 2010 год.

С. Рудов

— Да. И один из тех людей, который увидел в этой инициативе смысл, был владыка Пантелеимон. Опять же о нем скажу. Я сам был на этом первом мероприятии «Белого цветка», моя личная позиция — я верю в людей, я верю, что многие люди добрые по сути своей и получив возможность делать добро, проявить себя, человек проявляет. Лично я, посещая акции «Белый цветок», увидел людей, которые меняются, людей, которые получают возможность помогать другим. У «Белого цветка» всегда есть адресность, всегда есть конкретная тема, либо конкретная судьба, либо конкретный человек, кому собравшиеся люди пытаются помочь. Я почему-то вспомнил Белгород… «Белый цветок» — это не только Москва, не только Марфо-Мариинская обитель, это…

А. Пичугин

— Кстати, а как связан с Марфо-Мариинской обителью? Вы не упомянули.

С. Рудов

— Марфо-Мариинская обитель, наверное, это обитель, и владыка Пантелеимон, который эту традицию восстановил…

А. Пичугин

— Давайте напомним слушателям, не все, наверное, слушатели знают, что такое Марфо-Мариинская обитель. Это такое место в центре Москвы, сейчас оно стало монастырем, хотя в начале XX века, когда задумывалось великой княгиней Елизаветой, это было место с храмом, где жили сестры милосердия, не обязательно принимавшие монашеский постриг, в начале XX века преимущественно не принимавшие, но занимавшиеся такими делами благотворительности. Это такое детище великой княгини Елизаветы. В наше время обитель восстановлена и сейчас примерно отвечает на те задачи, которые и в начале перед ней ставились. И так, извините, это просто было лирическое отступление.

С. Рудов

— Да. «Белый цветок» сейчас проходит не только в Москве, но и во многих городах нашей страны. Это и Белгород, и Воронеж, и Калуга, и в Крыму она проходит, и в подмосковных некоторых городах, в Екатеринбурге проходит. Это совершенно понятная акция, которая нашла отклик у людей, которые хоть раз коснулись этой акции. В Костроме очень масштабно проходила акция.

А. Пичугин

— А как она проходит? Что это такое, как это выглядит?

С. Рудов

— Я вспомнил Белгород вот… Молебен в храме рядом с мощами Иосафа Белгородского, крестный ход, на котором тысячи людей, приходим на площадь перед администрацией, там какая-то площадка, народные концерты, ряды, довольно длинные ряды, и в рядах огромное количество разных поделок, которые своими руками делали либо дети, либо учащиеся воскресных школ, либо дети-инвалиды. Огромное количество людей, люди с цветами. Ящики, на ящиках информация о том, куда жертвуются деньги. В Белгороде белгородцы пошли по пути адресной помощи, там было 11 очень тяжело больных детей с тяжелейшими диагнозами, дорогостоящим лечением, то есть на их лечение надо было собрать 11 миллионов рублей.

А. Пичугин

— Собрали?

С. Рудов

— Собрали.

А. Пичугин

— Ничего себе.

С. Рудов

— То есть народ откликнулся, и за эти два дня пока шла акция, были ряды, были эти поделки, были эти ящики, была эта площадка с концертной программой, народной. Был аукцион, где картины местных художников выставлялись. Пример того, что люди откликнулись, они почувствовали и получили возможность, увидев фотографии детей, кому они помогали, помочь, они это сделали и стопроцентный результат. И таких случаев довольно много.

Либо Кострому взять. Кострома — это вообще была главное народное вече…

А. Пичугин

— А вы сами ездите по всем городам, где проходит?

С. Рудов

— По многим. Кострома, Белгород, Москва, я стараюсь посещать.

А. Пичугин

— А есть уже традиция, да? В Белгороде не первый раз проходит, в Костроме тоже не первый раз.

С. Рудов

— Белгород, в котором мы в свое время объясняли, что это хорошо, сейчас уже объяснять не надо, они в сентябре будут проводить третий раз эту акцию, они её ждут, они её хотят и понимают пользу от этой акции.

А. Пичугин

— А вы являетесь как бы руководителем этого проекта?

С. Рудов

— Я — координатор. Есть, создана лига «Белого цветка», куда входит ряд уважаемых людей, я являюсь координатором этого проекта.

А. Пичугин

— Я смотрю на сайте «Белого цветка» — председатель правления ассоциации благотворителей «Белый цветок» — Сергей Рудов. Еще тут есть ряд имен, довольно известные люди — Михаил Косачев, Галина Алексеевская, Иван Лебедев, Степан Прохоренко, Татьяна Романова. Это как раз те люди, благодаря которым существует «Белый цветок»?

С. Рудов

— Это команда людей, которые увлечены, которые ездят по всем городам, для которых важно, чтобы все проходило.

А. Пичугин

— Расскажите немного о том, чем они занимаются и вообще, как проходит организация. Не сама благотворительная ярмарка, а как проходит организация, как люди решают, в какой город едем, как выбирают подопечных.

С. Рудов

— Организация проходит… Есть постоянно действующий штаб, не так давно ездили в Кострому, где на месте проведя совещание замгубернатора, они отрабатывали детали будущего мероприятия. Мероприятие, которое будет в ближайшее время в Москве, вообще нуждается в ежедневной работе, есть штаб, есть огромное количество разных вопросов, которых этот штаб решает. Установка рядов, приглашение воскресных школ, приглашение групп музыкальных, их программа, внешняя картинка, волонтеры, мастер-классы, координация с правительством Москвы, освещение мероприятия в СМИ, очень много вопросов, требующих ежедневной координации, работы.

А. Пичугин

— То, что вы называете, это действительно огромная работа. Люди работают за зарплату?

С. Рудов

— Люди, которых вы называли, это люди, входящие в мой штаб общественный, они еще занимаются другими общественными инициативами, волонтерским направлением, помогают фонду Василия Великого в разных инициативах, то есть ну… Сейчас уже сложно разделить, где зарплата, где порыв. Я думаю, в них больше порыва и желания сделать дело.

А. Пичугин

— Пришлось столкнуться с таким мнением и, как выяснилось, это мнение не одного человека, а такой, хотелось бы, чтобы незначительной, но все-таки части нашего общества. Благотворительность… Чего вы все, православные, говорите про эту благотворительность, она какая-то не очень православная, протестанты благотворительностью занимаются, откуда я знаю, куда я даю деньги, их вообще, наверное, украдут, в карман положат.

С. Рудов

— Здесь я бы еще раз предложил людям, которые позволяют себе такие сомнения, самим пройти какой-то путь. Опять же, я вернусь. Это моя оценка, может, она ошибочная, человек все-таки имеет право, в основном, делиться собственным опытом. Это все-таки то, что понятно. А какие-то умозаключения мне кажутся не до конца достоверной информацией, мой жизненный путь. Я начал благотворительность с того, что бегал по храмам, у меня были ошибки. Я помню, нашел людей, которые меня просто физически обманули, брали у меня деньги, показывали фотографии счастливых детей, с которыми на мои деньги что-то происходило. Но оказалось, что все это обман. Но как ни странно, мой искренний порыв, мое желание сделать, привело к тому, что даже не взирая на то, что фактически 90% денег с лишним было украдено, я, тем не менее, чувствовал себя очень хорошо, Господь компенсировал ошибку денежную моим порывом. Потом я стал осторожнее, избирательнее, я стал отказывать, проверять. Но как ни странно, такого чувства хорошего я гораздо реже стал испытывать. Я думаю, что если мы занимаемся благотворительностью, мы это делаем для себя. И надо просто попробовать.

А. Пичугин

— Сергей Юрьевич, давайте напомним, чтобы закрыть тему благотворительности в нашей сегодняшней программе, куда люди могут прийти, если хотят вам помочь, с вами работать или, может быть, им нужна помощь.

С. Рудов

— Я думаю, что если люди на самом деле захотят найти нуждающегося, они смогут найти этого нуждающегося сами. Но если они захотят нас найти, то есть Лига «Белого цветка», в Интернете есть координаты. Есть постоянно действующая служба волонтеров-добровольцев «Милосердие». Есть сайт http://milosedie.ru, где просто изложены конкретные судьбы и схема, как можно помогать людям. Есть опять же эти же вокзалы, где, может быть, сейчас уже как-то, скажем так, город стал помогать бездомным, все равно есть люди с конкретными судьбами, нуждающиеся в конкретной помощи.

А. Пичугин

— А если человеку нужна помощь, ему куда обращаться?

С. Рудов

— Я лично бы посоветовал обратиться на сайт http://miloserdie.ru, потому что это жизнь, я сам тот человек, который в свое время раздавал свой телефон бомжам, мобильный, личный, мне звонили ночью, что-то рассказывали. Столкнулся с большим количеством, к сожалению, обмана, разные сложные история. Поэтому я лично сейчас стараюсь через какие-то фильтры пропускать конкретные судьбы. Если кому-то нужна помощь, я бы посоветовал обратиться на сайт Милосердие.Ру.

А. Пичугин

— Сергей Юрьевич, а где ближайшая акция пройдет и когда?

С. Рудов

— Ближайший «Белый цветок» пройдет после Пасхи 18 и 19 апреля на центральной аллее ВДНХ, войдя в центральный вход, люди все увидят. Прошу всех прийти в 12:00, там будет в это время молебен.

А. Пичугин

— Сергей Рудов у нас в гостях, сегодня он с нами проводит «Светлый вечер», меня зовут Алексей Пичугин, и буквально через несколько секунд мы вернемся в эту студию.

А. Пичугин

— Здравствуйте еще раз, меня зовут Алексей Пичугин, а рядом со мной Сергей Рудов — предприниматель, член Общественной палаты, генеральный директор фонда Василия Великого. В первой части нашей программы мы говорили о благотворительности, вторую часть, как я и обещал, мы посвятим спорту. Наш гость занимается как делами милосердия, благотворительности, так и сам занимается спортом, помогает спортивным организациям и довольно много может сказать про состояние некоторых видов спорта сейчас у нас в России.

Сергей Юрьевич, как я понимаю, вы занимаетесь практической стрельбой. Что такое практическая стрельба? Могут как-то неправильно наши слушатели понять.

С. Рудов

— Я думаю, что ваши слушатели достаточно образованные люди, могут разобраться в вещах сами глубоко. Практическая стрельба — это вид спорта достаточно новый, который с 76 года идет по миру, довольно популярный вид спорта, более 3000 стрелков в мире. Практическая — это означает, что это вид спорта максимально приближенный к тому, что может быть в жизни. Спецслужбы многих стран используют только эту стрелковую подготовку для обучения своих сотрудников.

А. Пичугин

— Я правильно понимаю, что практическая стрельба — это стрельба боевыми патронами?

С. Рудов

— Конечно. Это стрельба с пистолета, с карабина, с ружья. Если пистолет, то это минимальный калибр 9 на 19, то есть это высококлассное современное оружие. Просто почему она называется практическая, если брать спорт, результатом являются очки, деленные на время. Такая система, которая учит стрелять не только точно, но и быстро. Потому что в условиях какого-то такого боевого контакта нет времени минутами выцеливаться. Это вид спорта, который учит быстро принимать решения и очень быстро реализовывать свои навыки.

А. Пичугин

— А вы состоите в Федерации практической стрельбы?

С. Рудов

— Есть такая Федерация практической стрельбы, у нее есть попечительский совет, я являюсь со-председателем попечительского совета Федерации практической стрельбы. Для меня занятие практической стрельбой было тоже открытием. Я стал заниматься стрельбой в сорок лет, в сорок лет тяжело чем-то заняться и добиться каких-то высот, может быть, слушатели могут в 40 лет добиться чего-то в фигурном катании, художественной гимнастике… Стрельба — вид спорта, где важна нервная система, важен опыт, важны долгоиграющие навыки. Я стал стрелять, увлекся, выполнил в начале норматив мастера спорта, сейчас я мастер спорта международного класса, в позапрошлом году я был чемпионом России в личном зачете. Ну вот мне 47 лет, мне нравится.

А. Пичугин

— А почему в 40 лет вы решили этим заняться?

С. Рудов

— Причины разные. Это был поиск чего-то нового, интересного. В этом виде спорта, скажем так, есть президент федерации Виталий Крючин, человек верующий, православный, тоже с бородой, которого мы нашли, с которым поговорили, поразились его глубине, его порыву. Человек, который ездил по всему миру, собирал методики, принес это все в Россию, убеждал наши спецслужбы. На тот момент, я думаю, это был личный фактор, а так, наверное, понравилось, наверное, есть такой феномен — магия оружия.

А. Пичугин

— У мужчин.

С. Рудов

— И женщин тоже.

А. Пичугин

— И женщин тоже?

С. Рудов

— Наши русские женщины — лучшие в мире, у нас есть несколько наших девушек, которые просто феноменально на голову выше и лучше всех в мире стреляют.

А. Пичугин

— Практическая стрельба она есть не только в России, да?

С. Рудов

— Конечно, это очень популярный вид спорта. И ЮАР, и Аргентина, и Бразилия, в Штатах огромное количество стрелков. В Европе еженедельно проходит огромное количество матчей. Это очень интересный, очень популярный, очень понятный и доступный вид спорта.

А. Пичугин

— А как дух христианства с этим сочетается? Все-таки оружие, тем более, настоящие патроны и заповеди?

С. Рудов

— Ну, вы знаете, я прошел путь такого увлечения и нормального спортивного возбуждения, когда мне очень хотелось стрелять и стрелять много, я приходил к духовнику и говорил: «Что делать? Вроде 40 с чем-то лет, есть чем заниматься, а хочется почаще в тир ходить…» На тот момент меня тормозили, даже у меня был момент, когда я подходил к духовнику: «Как скажешь — скажешь закончить, больше не коснусь». Я думаю, это вопрос для каждого человека индивидуальный, насколько мы справляемся со страстями, со своим возбуждением. Если брать мой опыт и анализ стрельбы стрелковой, у нас сейчас в России занимается более 20 тысяч человек, только в Москве больше 20 серьезных тиров с большим количеством разного оружия. Я замечаю, что тот человек, который достиг какого-то уровня, он более ответственно относится к этому, понимает, что такое выстрел, понимает, что такое оружие. Он учится принимать решение. Мой сын — чемпион Европы в команде, ему сейчас 19 лет, это вид спорта, который много ему дал, он позволил ему стать собраннее, стать глубже, четче, наверное, в жизни.

Если брать мой какой-то анекдотичный опыт, я знаю, у меня есть православные отдельные, у которых в семье 5-7 детей. И, например, из 6 детей четверо мальчиков. Заходишь в семью, прекрасно, я замечательно отношусь к музыкальным инструментам, но когда в семье только играют на пианино, на флейте, на чем-то еще, включая мальчиков, и только, ну как-то странно. И когда проводишь беседы с православной семьей, это же стесняться и бояться не надо, в случае войны, что мы делать будем? Все же не смогут отбиваться от неприятеля, на флейте играя. Разговоры разные. Из ключевого — мужчина должен быть мужчиной, не зря раньше дворянские сословия готовили своих детей, все умели пользоваться саблей, шпагой, это было нормально. Сабля, шпага — время немного другое, поэтому мне кажется, что уметь владеть оружием — это важно. Я вижу, что люди, которые владеют оружием, они очень ответственно к этому относятся, они понимают…

А. Пичугин

— Все по-разному.

С. Рудов

— Ну в нашей среде…

А. Пичугин

— Ну люди, которые этим постоянно занимаются, понятно… А те, которые от случая к случаю.

С. Рудов

— Одна из наших миссий — это попытка донести культуру обращения с оружием, то есть у нас проходит чемпионат мира, на котором выпускается порядка 2 миллионов выстрелов, это уже идет почти сорок лет, ни одного несчастного случая у нас, ни одного странного случая, это культура, которую мы, в том числе, закладываем, обращения с оружием, мой 15-летний сын, зайдя в детский магазин, взяв пластиковый пистолет, никогда в жизни не направит, пластиковый пистолет, на человека. Потому что у нас одна из первых заповедей: оружие всегда заряжено. В армии этому не обучают, и часто палец на спусковом крючке, оружие типа разряжено, направлено на друга, на товарища. Первое, с чего мы начинаем, это умение обращаться с оружием, некие элементарные правила, которые позволяют не допустить несчастный случай.

А. Пичугин

— А вы не боитесь, что под таким благовидным предлогом — позаниматься, пострелять, к вам в федерацию будут приходить люди из криминальных кругов, которым потом навыки обращения с оружием обратятся в другом месте.

С. Рудов

— Конечно же всегда такая опасность есть. По опыту я вижу, насколько этот вид спорта популярен в Европе, например, либо где-то в других странах, у человека злого всегда будет возможность что-то найти. У нас пока, в самой федерации, Слава Богу, удается сохранять семейный дух, мы топ-стрелков знаем хорошо лично и понимаем их мотивацию.

А. Пичугин

— Вы сказали, что в Москве около 20 тиров, это те места, куда могут прийти не только члены федерации, но и люди фактически с улицы? Если человек захотел пострелять в определенных условиях, ему дадут.

С. Рудов

— Конечно. Можно либо на сайте найти, либо слушатели уж совсем, верные ваши слушатели, я даю вам право набрать группу православных молодых людей, я сам лично проведу какое-то там занятие в одном из наших тиров. Тиры у нас на Комсомольском проспекте, Дербеневская набережная, на МКАДе есть объект, на Лубянке есть, тиров много, если люди захотят…

А. Пичугин

— Я думаю, мы сейчас не будем конкретные адреса называть, люди в Интернете посмотрят. Перед эфиром мы с вами говорили о том, что некоторые люди как-то очень плохо представляют себе, что спорт и христианство, и вера могут сочетаться. Несмотря на то, что мы видим по телевизору, как Патриарх, как священники благословляют наших спортсменов, нашу сборную, знаем, что многие спортсмены перед соревнованием приходят в храм, я лично видел, рядом с храмом, куда я сам хожу, база Олимпийской подготовки наших спортсменов, перед важными соревнованиями они там живут и очень большое количество ребят приходят в храм за благословением. Но, тем не менее, есть какое-то поверье, что спорт и христианство не сочетаются.

С. Рудов

— Это правда, это факт, я тоже знаю людей, которые к спорту относятся отрицательно. Мне кажется, спортсмены — это тоже христиане, прежде всего, я просто прошу, как замечательное радио стараться нести истину. Опять же пример нашей Федерации. В свое время, когда мы лет пять назад как-то старались (Федерация — молодая) достигать успехов в спорте и при этом увеличивать свои ряды. Мы тоже столкнулись с разными настроениями. Момент, который лично меня задел. Почему-то много стало язычества сегодня в спорте. Эта вещь, которую я физически ощущаю за 5 лет.

А. Пичугин

— В некоторых видах спорта…

С. Рудов

— В единоборствах, какие-то рукопашные дела, может быть, бокс. Стрельба, видимо, тоже такой вид спорта боевой и поэтому, скажем так, какие-то такие приходы людей, адептов язычества мы видели. И мы столкнулись с тем, чтобы как-то с этим работать, поэтому для себя приняли решение, какие-то у нас есть обучающие курсы в России, где-то за границей, как ни странно, мы их стали начинать с молитвы. Может быть, маргинально для кого-то.

А. Пичугин

— Может быть, странно.

С. Рудов

— Когда стоят 40 человек с пистолетами, заряженными боевыми патронами, и…

А. Пичугин

— Царю Небесный.

С. Рудов

— Царю Небесный со снятием головных уборов, это, скажем так, это надо увидеть. Язычество сейчас в спорте есть, это надо просто видеть. Почему люди делают такой выбор, это второй вопрос. Я бы лично от себя лично, как человек, который ходит некоторое время в церковь, обращен к Богу, живет так, как он живет, занимается спортом, семьей, благотворительностью, работой, я бы попросил священников, которые слушают это радио, не проклинать спортсменов. Это тоже наша паства, это люди, которые могут потом стать на защиту интересов нашей страны, не надо идти в противоречие с поступками Патриарха, когда он благословляет олимпийцев… Это есть. Есть священники, которые реально строго относятся к спортсменов.

А. Пичугин

— Вы знаете, я таких не встречал практически. При нашем храме есть волейбольная команда, футбольная, приезжают ребята из соседней воинской части, для них устраивается целый праздник, на Масленичной неделе, когда они показывают какие-то единоборства, огромное количество спортивных соревнований. И я знаю очень много храмов, может быть, это Москва, может быть, ближайшее Подмосковье, где-то на периферии дела обстоят по-другому, не знаю.

С. Рудов

— Вам повезло. То, что вы говорите, это правильное отношение пастыря к прихожанам храма. Это работа с молодежью. Через развитие тела — развитие духа. Когда молодой человек сидит у компьютера, в интернете, не выходит на улицу, а мы ему еще говорим, что спорт — это не хорошо, здесь знак вопроса есть очень серьезный.

А. Пичугин

— Вот один владыка приходил к нам не так давно, рассказывал нам о том, как он порой в день проезжает по 40 километров на велосипеде… Тоже занятия спортом. И благословляет свою братию, он настоятель монастыря крупного, в том числе, так он благословляет свою братию заниматься спортом. То есть что-то меняется, наверное, все-таки.

С. Рудов

— Я думаю, если после вашей передачи, после нашего разговора кто-то из священников хотя бы воздержится от какого-то осуждения, значит, меняется.

А. Пичугин

— Сергей Юрьевич, одно дело пастыри, а другое дело — люди, которые ходят в храм. Ведь дело-то не только в священниках, дело еще в людях. Может быть, у нас действительно не хватает спортивных секций, не только единоборства, не только стрельба, но и совершенно мирных видов спорта — футбол, волейбол, баскетбол, хоккей… Вот было у нас в советское время огромное количество спортивных школ, сейчас их нет. Людям просто некуда идти. В Москве есть, а приезжаешь в маленький город — чем заниматься людям? Им даже элементарно негде заняться спортом.

С. Рудов

— Это правда. Но если взять времена еще более тяжелые, какие-нибудь 60-70 годы, все равно человек может найти себе дело, может найти увлечение. Желание работать над собой у мужчины должно быть. В конце концов мы вспоминаем какие-то древние фильмы, когда весь спорт заключался в 16-килограммовой, 32-килограммовой гирьке, которую он с утра до вечера тягал, но тем не менее… Поэтому уповать на то, что сейчас чего-то не хватает, я бы тоже не стал.

А. Пичугин

— Но ведь действительно не хватает. Я часто бываю в маленьких городах, приезжаю и не вижу ни одной спортивной секции. Наверное, они минимально есть при дворце культуры, но они даже потребности маленького города не удовлетворяют.

С. Рудов

— Я согласен, что если есть спортивная секция, и это дело государства и крупных общественных структур спортивных, должна быть возможность у человека этого выбора…

А. Пичугин

— Приходится общаться с людьми, и видишь, что, например, в небольшом городе тренер, неважно по какому виду спорта, скажем, немного представлен какой-то один, футбол… Вот тренер, который занимался с ребятами в 85 году, в советские времена, он же продолжает как энтузиаст, не получая за это ни копейки, и сейчас заниматься с детьми. Хороший пример, в интернете нашел не так давно. Пару лет назад, человек из Липецкой области или из Липецка, он был детским тренером по мотокроссу, вокруг себя собрал огромное количество мальчишек. Но перестройка, развал спорта, и он ушел в дальнобойщики. Довольно долгое время проработал дальнобойщиком, заработал достаточное количество денег, сначала своим детям купил эти мотоциклы, а затем снова собрал вокруг себя команду и снова занимается. Но он занимается на свои деньги.

С. Рудов

— Абсолютно соглашусь, Алексей, что государство должно заниматься развитием спортивной инфраструктуры в маленьких городах. Но опять же, я вижу Москву, например, у меня сейчас маленькие дети, я их пытаюсь устраивать в секции, ряд секций — очень мало людей. Вроде бы выбор есть, вроде бы хороший тренер, площадка, освещение, тепло, а детишек в секцию ходит мало. Поэтому тоже вещь не простая. Но все равно главным ключевым вопросом является внутреннее стремление человека стать кем-то. Самораскрытие, саморазвитие тела, духа, поиск истины. Мне кажется, это очень важно. Если человек пытается себя раскрыть в разных направлениях, и с Богом у него отношения будут более честные, более правильные.

А. Пичугин

— Спасибо. Сергей Рудов был сегодня в гостях у программы «Светлый вечер», напомню Сергей Рудов — предприниматель, член Общественной палаты, гендиректор фонда Василия Великого. Меня зовут Алексей Пичугин. Спасибо и будьте здоровы.

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 оценок, в среднем: 4,17 из 5)
Загрузка...