Светлый вечер с Сергеем Антоновым и Виктором Стрельченко (10.08.2015)

Светлый вечер - Сергей Антонов, Виктор Стрельченко (эф. 10.08.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Сергей Антонов, Виктор Стрельченко (эф. 10.08.2015) - Часть 2
Поделиться

Антонов, СтрельченкоУ нас в гостях были режиссер мультфильма “Необыкновенное путешествие Серафимы” Сергей Антонов и автор сценария Виктор Стрельченко.
Разговор шел о том, как создавался мультфильм, чем он необычен и интересен. В программе прозвучали фрагменты музыкальных тем из мультфильма.

Ведущая: Владимир Емельянов, Лиза Горская

В. Емельянов

— На радио «Вера» программа «Светлый вечер». Здравствуйте! В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская.

Л. Горская

— Здравствуйте!

В. Емельянов

— У нас сегодня в гостях два замечательных человека — сценарист и режиссер. Сценарист Виктор Стрельченко и режиссер Сергей Антонов. Эти люди имеют непосредственное отношение к созданию мультипликационного полнометражного фильма под названием «Необыкновенное путешествие Серафимы». Добрый вечер, ребята.

С. Антонов

— Здравствуйте!

В. Стрельченко

— Добрый вечер!

Наше досье:

Мультфильм «Необыкновенное путешествие Серафимы» выпущен в 2015 году компанией «КиноАтис». В основе сюжета история девочки, которая лишилась родителей в начале Великой Отечественной войны. Попав в старинный храм, девочка становится участницей событий, которые помогут Серафиме раскрыть тайну гибели ее родных и поменяют всю ее жизнь. Всё это становится возможным благодаря чудесной встрече девочки с преподобным старцем Серафимом Саровским. Над проектом трудились более 350 человек. Создавался мультфильм по инициативе и при финансовой поддержке Министерства культуры Российской Федерации, а также Фонда преподобного Серафима Саровского. В процессе работы над фильмом творческая группа посещала Дивеево, Саров, места жизни и подвигов преподобного Серафима. На экраны кинотеатров мультфильм выходит 27 августа 2015 года.

Л. Горская

— А на какую аудиторию рассчитан мультфильм?

С. Антонов

— Семейное кино, семейные зрители.

Л. Горская

— То есть родители с детьми.

С. Антонов

— Да.

Л. Горская

— И как он маркируется по возрасту?

С. Антонов

— 6+.

Л. Горская

— В нашей программе, которая была в январе, мы очень обтекаемо говорили о том, как можно житие святого, если так можно сказать, интерполировать в сценарий мультфильма.

В. Емельянов

— Так изначально же была идея снять именно житие, а потом уже идея переродилась в то, чтобы снять какую-то «стори».

С. Антонов

— Конечно, когда была поставлена задача снять мультфильм о Серафиме Саровском, в виде экранизации жития, то те варианты сценария показали, что это будет, может быть, документальное кино. Сделать из этого мультфильм для семейного показа, для широкого проката, не получается.

В. Емельянов

— Скучно было бы.

С. Антонов

— Да, было бы скучно. И не всем понятно. Может быть, понятно узкому кругу людей, посвященным. Но для этих посвященных людей, эта история им и так известна. Это только лишь как дополнительная иллюстрация. А вот чтобы привлечь больше зрителей, нужен другой подход — через приключения, или через какие-то другие интересные сюжетные зацепочки. И такая история была найдена, могу ее потом отдельно рассказать.

В. Емельянов

— А мы попросим эту историю эту рассказать сценариста. Немножко расскажите нам, что это за история такая родилась. И только всех тайн не выдавайте, чтобы интересно смотреть было.

В. Стрельченко

— Конечно, не выдам. Я пришел где-то в середине всего периода. Когда я прочитал сценарий, предыдущий, который до меня был, у меня очень много вопросов возникло к нему. И у всей команды возникло много вопросов. То есть, действительно, как показать историю так, чьими глазами, от чьего лица ее рассказать, чтобы это было интересно, смотрибельно, чтобы как можно больше людей понимало происходящее и увлекалось тем, что происходит. И у ребят уже был готов ход, придуманный персонаж, это девочка Серафима, от лица которой мы все начинаем эту историю, которая попадает в детский дом. Там много нюансов, в построении сценария можно сделать по-разному — можно сделать так, что персонаж неправильный, агрессивный, плохой, и постепенно, это же формат большой, к полуторачасу идет, где-то в середине начинает что-то с ним происходить, он меняется, приходит к чему-то совершенно другому.

В. Емельянов

— А она сразу хорошая.

В. Стрельченко

— Да, потому что изначально там уже была готова фабула, уже была готова часть материала, где всё начинается. Это в принципе хорошая история, начинается с ее воспоминания сна. С этого начинается, она вспоминает, и те воспоминания, которые к ней приходят, они сугубо светлые, позитивные. Там второй план глубокая печаль, конечно, с тем, что там происходит. Вы это увидите сами на экране. Но сделать именно такой ход, чтобы вся эта ситуация, которая с ней произошла до детского дома, вся эта вторая сторона ее жизни, очень как-то не хотелось по такому пути проехаться. Хотелось историю более очищенной выдать, чтобы с этого начиналось. А вот уже как двигать дальше этот персонаж, это уже, конечно, второй вопрос. И это очень непросто. И для этого мы придумали такую историю, чтобы у нас были вспомогательные персонажи. Пусть у нас Серафима не как функция, но как человек, способный меняться, то есть другой мир примерять на себя, чтобы это существовало, чтобы он не был функционален. И вот там появилась куча других, ярких, на мой взгляд, персонажей, которые с этой Симой встречаются, там происходит этот обмен. Всех тайн я выдавать не буду. (Смеется.)

В. Емельянов

— А выдайте хотя бы одну, пожалуйста — это в наше время всё происходит?

В. Стрельченко

— Нет, у Тимофея Веронина, автора, это происходило в 43-м году, идет война.

В. Емельянов

— 40-е годы двадцатого века.

В. Стрельченко

— Да-да. Уже наступление идет наших войск. В тылу находится детский дом, там немного девочек, мы решили в сценарии остановиться, через символы, на 12-ти. 12 девочек в детском доме, туда попадает Серафима. И то, что меня привлекло, что мне понравилось — что будет действительно, если такого человечка, такую девочку, у которой папа священник, и мама тоже относится к церкви, попадает в такую советскую структуру. В этом детском доме, где девочки, помимо Серафимы, у которых отцы — например, герой войны, которые на фронте воюют, бьют немцев. Там разные совершенно касты, там есть девочки, которые дети расстрелянных буржуев, прибалтийцев… То есть там большой набор, и как вот человечек среди всего этого будет выживать, что с ним будет происходить, потому что все равно 43-й год это достаточно серьезное время. Мы готовились, читали материалы, историю, чтобы аккуратно к этому подойти без лишних ненужных цитат.

В. Емельянов

— И в какой-то период, в какой-то отрезок времени этого мультфильма происходит чудо встречи, я так понимаю.

В. Стрельченко

— Это Страстная седмица, это как раз неделя перед Пасхой. Вся история разворачивается в семь дней. Это еще одна тайна, которую я выдаю. Не хотелось, а вот…

Л. Горская

— Вы лучше скажите, что у вас все-таки получилось — скорее сказка или исторический мультфильм? Или что-то вообще третье.

В. Стрельченко

— Нет, это точно не сказка. Задача была сказку избежать. Избежать. Чтобы помочь себе, конечно, мы обратились к таким приемам, как сны, обратились к таким приемам, как тонкий сон.

В. Емельянов

— А что означает тонкий сон?

С. Антонов

— Тонкий сон — это откровение и общение через сон со святыми.

В. Емельянов

— Вступает в разговор режиссер мультфильма Сергей Антонов. Вот хотелось бы задать такой вопрос — а вы вообще для чего всё это делали-то?

С. Антонов

— Предыстория, с чего начинается любая работа — либо с желания снять мультфильм, либо такую задачу ставят и ты ее принимаешь, либо отказываешься. Как раз это тот случай, когда этот проект предложили снять. Причем история имеет для меня глубокое духовное, наверное, испытание. Фильм для меня начался задолго до того, как мне позвонили с этим предложением. Я сейчас расскажу эту историю.

Л. Горская

— Давайте.

С. Антонов

— Потому что ничего не бывает в мире просто так, не бывает простых случайностей, и любая случайность неслучайна. Я лишний раз убедился, что случай это псевдоним Бога. Я почти десять лет пытался начать полнометражный мультфильм, делал разные разработки. Были две попытки сделать пилот фильм о гусар-девице. Казалось бы, причем здесь эта тема? Вроде бы героическая тема, вроде бы яркий персонаж, и фильм такой был «Гусарская баллада». Но почему-то всё не получалось, странные были моменты такие — даже первая попытка сделать этот фильм была основана на работе на основе другого проекта. Я делал короткую детскую короткометражку о зверюшках, которые попали в наводнение, фильм назывался «Половодье». И мне предложили: «А давай-ка вместо этой темы сделаем заявку на полнометражный мультфильм о гусар-девице». Сделал, вроде бы красиво получилось — яркие образы, героическая тема. Но когда пришло время сдавать этот пилот под названием «Гусар-девица», а вот по документам все-таки надо сдать под прежним названием «Половодье». (Смеются.) Это был первый звоночек, что лучше отказаться от этой темы. Но вот упертость и настойчивость заставили повторно в эту же воду войти. Казалось бы, тема, подходящая по дате — 200 лет Бородинскому сражению, наверняка бы поддержали. И действительно, уже говорили, что поддержат финансирование. И в последний момент, когда уже был повторно сделан еще ярче материал, хорошие художники работали, очень красиво получилось, и вот-вот уже можно было приступить, говорят: «А вот он будет конкурировать с другим игровым фильмом, поэтому решили ваш фильм отложить, дать финансирование другому». Это было дикое отчаяние, просто руки опустились, и казалось, что больше никогда не получится сделать полнометражное кино. И я вот с этой болью в этот момент оказался в Дивеево на Рождество, ездил с детьми. Был выездной спектакль, мы были во Владимире, в Муроме, и приехали в Дивеево ночью почти. Когда ехали через муромские леса, через заброшенные деревни, и вдруг въезжаем в Дивеево, которое ночью аж светилось — казалось Царство Небесное на земле, настолько это впечатлило. И я тогда впервые обратился к образу с молитвой, за помощью к святому. Казалось бы, по такой тривиальной проблеме, ведь к нему о здоровье, детей вымаливают, а я о своих творческих амбициях, что вот у меня всё не получается. Прошел год, мне звонят с «Союзмультфильма». Мой друг Николай Маковский, он тогда был директором «Союзмультфильма», говорит: «Вот пришли к нам продюсеры из Фонда Серафима Саровского с таким предложением. Они давно работают с этой темой, почти год — снять мультфильм. Им пишут авторы разные сценарии, но у них всё не получается». Я говорю: «Ну, давайте попробуем». В помощь к этой теме я привлек своего коллегу, режиссера, которому я помогал снимать короткометражку о Сергее Радонежском. Он говорит: «А давай предложим историю по книжке». Я ему подарил книжку давеча, найденную на скамейке в Царицыно. Гуляю с детьми, вижу, книжка лежит, забытая кем-то.

Л. Горская

— Тоже случайно, видимо.

С. Антонов

— Абсолютно верно.

В. Емельянов

— А книжка как называется?

С. Антонов

— «Необыкновенное путешествие Серафимы» Тимофея Веронина.

В. Емельянов

— Потрясающе!

С. Антонов

— Он говорит: «Может быть, эта тема им понравится?» Предложили. Говорят: «Да, наверное, это ход, наверное, это решение. Давайте встретимся с писателем». Созвонились, нашли телефон писателя Веронина, созвонились, договорились, приехали сюда, в Фонд, приехал продюсер от Фонда, который целый год занимается этой темой. Они встречаются, смотрят друг на друга и понимают, что что-то здесь не так — они знают друг друга, они живут в одном городе, они ходят в один храм, они общаются.

В. Емельянов

— Но это Божий промысел.

С. Антонов

— Да.

В. Емельянов

— Мы напомним, что вы слушаете программу «Светлый вечер». В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. У нас сегодня в гостях Виктор Стрельченко, сценарист, Сергей Антонов, режиссер. Продолжаем наш разговор.

С. Антонов

— И с этого момента, хлопнув по рукам, начали работать над фильмом. Конечно, в первую очередь, это адаптация самой истории. Тимофей включился в творческую команду и написал либретто, но поскольку он писатель и у него есть свое видение, пришлось, конечно, этот материал адаптировать под анимационное кино. Включать туда те жанровые детали, которых требует именно анимационное кино. И для этого мы пригласили Виктора Стрельченко, и он как профессиональный драматург, постановщик мюзикла «Белка и Стрелка»…

В. Стрельченко

— Не продолжай, Сережа, спасибо, очень приятно. (Смеются.) Меня когда свои ребята позвали, я приехал, познакомился, у меня тоже — не так глобально, как у тебя, но началась неделя очень прикольная. Я сижу на детской площадке, читаю какую-то газетку и слышу, рядом со мной играет девочка лет 5-6. И мама ее: «Серафима!», окликает все время: «Серафима!». Я пошел в театр в этот же день. Прихожу театр распечатывать какие-то бумаги, открываю принтер, поднимаю голову — над принтером висит огромный плакат, посередине которого стоит Серафим, на меня смотрит. Иду домой, жена просит зайти купить чаю. Захожу в магазин, иду мимо прилавков с чаем, смотрю, лежит банка с чаем, подхожу к ней, она мне понравилась.

Л. Горская

— Дивеевский?

В. Стрельченко

— Дивеевский, там монастырь нарисован. (Смеются.) Потом Сережа звонит, говорит: «Я еду в Дивеево, ты как?». Я говорю: «Поехали».

Л. Горская

— Вы прямо чудеса какие-то рассказываете.

В. Стрельченко

— Да. Сергей свою историю рассказал, подходы к этому, а я свою историю — то, что со мной происходило. И там же нам вдвоем стало понятно, но это очевидно — когда люди совпадают — это очевидно…

В. Емельянов

— Я никогда не был в Дивеево, туда просто попасть, или пропуски какие-то нужны?

С. Антонов

— Пропуски нужны в Саров.

В. Емельянов

— В сам Саров.

В. Стрельченко

— В Дивеево попасть очень просто.

В. Емельянов

— Просто сел на машину и поехал.

В. Стрельченко

— Совершенно верно. Сколько там часов, Сережа, ехать?

С. Антонов

— Пять.

В. Стрельченко

— Пять часов.

В. Емельянов

— Пятьсот километров. Это горьковское направление?

В. Стрельченко

— Да.

В. Емельянов

— Виктор, вы знаете, я хотел у вас спросить — а сложно вообще писать сценарий для мультфильма? И чем, скажем, такая работа принципиально отличается от написания сценария, скажем, к художественному фильму, или игровому.

В. Стрельченко

— Анимационные законы они немножко другие. Всё гораздо стремительнее — чтобы раскрыть какую-то тему в большом кино, на это есть возможность, время диалогов, поворотов. В анимационном кино нужно всё компактнее гораздо, весь текст не отягощать. А тем более, здесь у нас ситуация, четыре-пять девочек играют, которым 8-11 лет, 12 максимум. И что за язык, на котором они говорят? Это должен быть доступный совершенно. И в то же время, он должен под 43-й год как-то соответствовать. То есть совместить такие вещи, во-первых, это дети, во-вторых, это 43-й год.

В. Емельянов

— Это сложно очень.

В. Стрельченко

— Да, это очень сложно, это требует… Я долго не мог, я пытался через себя это пропускать, через интуицию, то есть не головой думать. Потому что рождается идея — лучше через себя, в таком материале. И как-то потихоньку, слово за слово, Сережа помогал, потому что я вначале писал огромные диалоги, каждому персонажу по 8 строчек, еще чуть-чуть и «Преступление и наказание» Достоевского. (Смеются.)

В. Емельянов

— А надо по сколько?

В. Стрельченко

— А надо вообще буквально по строчке. Короткое предложение — короткое предложение. «Привет! Как дела». — «Привет! Всё нормально. А ты как?» — «Я тоже нормально».

Л. Горская

— Это удивительно, потому что не только мультфильмы, но и большинство наших сериалов, всего того, что сейчас производится, хромает, в частности, на ту ногу, что там люди разговаривают тем языком, которым они ну никогда бы не говорили в жизни!

В. Стрельченко

— Совершенно верно.

Л. Горская

— Всё перегружено, громоздко, настолько нарочито неестественно выглядит. Я вообще не понимаю, как это смотреть.

В. Стрельченко

— Я сам удивляюсь, когда я вижу фильм про войну и мне показывают фантастически белые зубы людей, нереально отбеленные за какие-то невероятные деньги. (Смеется.) Люди в окопах с автоматами стреляют по немцам, в те годы, идеальной красоты люди…

Л. Горская

— Да-да, и разговаривают таким языком — у них диалоги как будто взяты из учебника по английскому. Их задача включить как можно больше слов в этот диалог. Ладно, это мы отошли от темы основной. А вы на «Союзмультфильме» работали? И продолжаете работать?

В. Стрельченко

— Нет, нет. У меня длинный такой путь был — я начинал с театра, писал сценарии для мюзиклов наших некоторых, в основном рассчитанных на детскую аудиторию, на семейную аудиторию. Потом был проект «Белка и Стрелка», очень динамичный мультфильм, где надо было искрометить, и мы там что-то попытались сделать. И затем уже пришел вот этот проект. Конечно, переключение потребовалось приличное.

Л. Горская

— А «Белка и Стрелка» где производился?

В. Стрельченко

— Здесь у нас в России, компания «КиноАтис».

Л. Горская

— И вот этот мультфильм тоже там же. Я просто пытаюсь понять участие «Союзмультфильма».

В. Емельянов

— Никакого. Скажите, пожалуйста, а насколько музыкальный этот мультфильм?

С. Антонов

— Музыкальный он весь, он построен на фоновой музыке, которая создает нужное правильное настроение. Его даже можно назвать, этот фильм, не просто анимационным, а рисованное игровое кино.

В. Емельянов

— Рисованное игровое кино.

С. Антонов

— Да. Реалистичные персонажи,…

Л. Горская

— У вас же там использована эта технология захвата движений, то есть у вас артисты участвовали.

С. Антонов

— Да, безусловно. Но это не то, чтобы прямой перевод — казалось бы, актеры играют и компьютер просчитывает. Ничего подобного. Захватываются основные движения, основные актерские реперные точки, а потом руками всё это доводится, безусловно. Получается достаточно интересно, убедительно. Стилистика, конечно, мы намеренно так делаем — кино 50-х годов, по цветовому решению. Некоторые ностальгические ноты у взрослого зрителя это вызовет.

В. Емельянов

— Мы можем какой-то музыкальный отрывок послушать из этого мультфильма?

С. Антонов

— Давайте.

(Звучит музыка.)

В. Емельянов

— Да, довольно интересная музыка. А кто композитор?

С. Антонов

— Иван Урюпин.

В. Емельянов

— Иван Урюпин. Да, очень сложно, конечно, в отрыве от изображения всё это воспринимать, хочется целиком уже картину посмотреть. Мы напоминаем вам, уважаемые слушатели, что у нас в гостях сегодня сценарист и режиссер мультфильма «Необыкновенное путешествие Серафимы» Виктор Стрельченко и Сергей Антонов. Мы

вернемся к вам через минуту.

В. Емельянов

— На радио «Вера» программа «Светлый вечер», здравствуйте! В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. У нас в гостях Сергей Антонов и Виктор Стрельченко, режиссер и сценарист мультипликационного фильма «Необыкновенное путешествие Серафимы».

Л. Горская

— Сергей, вот вы сказали, что какие-то ностальгические нотки есть в мультфильме, и будет он вызывать у взрослых эти ностальгические чувства. Я смотрела трейлер, как я уже говорила. Меня наоборот поразило, насколько современно он сделан и насколько современно выглядит. Он же современный мультфильм, по большому счету.

С. Антонов

— Вы имеете в виду технологии?

Л. Горская

— И технологии, и динамика, и цветовое решение — всё.

С. Антонов

— Да, конечно, сейчас уже технологии позволяют не делать всё руками, персонажи трехмерные, но стилизация под 2D рисунок. Рисованные фоны, по-честному каждый фон рисуется художником. У нас одни из самых лучших художников, которые работают в анимации, привлечены на рисование декораций и фонов. Персонажи визуально выглядят, как будто они нарисованы руками, каждый кадр. Но естественно, поскольку это захват движения с актеров, персонажи изначально трехмерные, но дальнейшая их обработка создает впечатление, что мультфильм нарисован руками. Так, как раньше рисовали. Ну, конечно, не «Каштанка», но что-то в этом направлении.

В. Емельянов

— Скажите, пожалуйста, а кто принимал участие в озвучании этого мультфильма, какие-то известные может быть актеры?

С. Антонов

— Мы долго подбирали актеров. Конечно, мы начали с девочек, они самые главные. Это тоже…

В. Емельянов

— Отдельная история? Расскажите, пожалуйста.

В. Стрельченко

— Вообще любая работа, где участвуют дети, это всегда…

Л. Горская

— Отдельная история.

В. Стрельченко

— Я читаю мемуары режиссеров, Соловьева…

В. Емельянов

— Предынфарктное состояние.

В. Стрельченко

— Да-да-да. Как они 850 школ московских обегали, чтобы найти персонажей, и потом как случайно происходило — в каком-то кафе ребенок ел мороженое… (Смеется.) Но тут случайность такая не случилась, хотя детей прошло очень и очень много. Очень много отслушали. Нравится голос, но всё не так хорошо с игрой.

С. Антонов

— Современные дети, которые записываются, они все работают на рекламах, на озвучках.

В. Стрельченко

— Они мыслят очень короткими репликами. Если предложение с запятой или с двумя запятыми, это уже такие сложности, которые слышно. Все говорят очень коротко. Сегодня у нас язык такой, к счастью или сожалению.

В. Емельянов

— К сожалению, я думаю.

Л. Горская

— Я боюсь, что мыслят так же.

В. Емельянов

— Думаю да, да, наверное. И где же вам удалось их отыскать, этих девчонок? Или это секрет?

Л. Горская

— Видимо секрет, судя по тому, как гости наши переглянулись загадочно.

С. Антонов

— Игорь Мещан предложил своих замечательных девочек поучаствовать в озвучке, ну хотя бы кого-нибудь из массовки, но, похоже, что девочки настолько хорошо воспитаны, что их речь, их внутренний мир оказался ярче, чем…

Л. Горская

— Чем у профессиональных артистов.

С. Антонов

— Да, и в процессе работы у нас даже появился еще новый анимационный персонаж, который ярким пунктиром проходит через весь сюжет. Такие вот опять неслучайные случайности помогают добавить красок к фильму.

В. Стрельченко

— Сложнее всего с Серафимой, конечно, было — подобрать главную героиню, потому что мы от нее идем. Хочется, чтобы зритель сразу к ней «подключился», пошел за ней.

В. Емельянов

— И полюбил ее.

В. Стрельченко

— Да, принял. Это очень конечно сложно. Такая тяжелая задача достаточно, но я думаю, что мы справились. Нашли тот голос, нашли ту внутреннюю жизнь. Потому что здесь вот тот вопрос, что персонажа надо куда-то двигать — есть начальная точка, и есть конечная точка — и этот маршрут между А и Б, его надо пройти, и надо меняться. Разумеется, это подвижное должно быть нутро у ребенка, достаточно подвижное, это обезьяна должна быть однозначно.

В. Емельянов

— Но они, по-моему, все обезьянки в таком возрасте. Я не знаю, сколько девочке лет.

В. Стрельченко

— Да-да-да. Но это ставка больше на актерские какие-то вещи. Самое сложное — чтобы там была какая-то личность, чтобы там какой-то мир еще к этим актерским делам был подключен в столь раннем возрасте, чтобы там что-то присутствовало. Потому что было очень много, когда как бы есть, но совершенно неинтересно за этим человеком наблюдать, слушать его — то есть чего-то там не хватает. А так совпало, действительно, что очень много прошло актрис. Но это вообще параллель сегодняшнего времени, мне кажется.

В. Емельянов

— Вы так детей называете — «актрисы».

В. Стрельченко

— Ну, потому что они приходят работать, это их работа.

Л. Горская

— У них родители так их и затачивают с детства, и таскают их, бедных, по всем кастингам. Я как человек, который бывает регулярно в телецентре, вижу очереди из этих несчастных детей, которым жарко, душно, они наряжены. Для меня загадка, как можно в здравом уме своего ребенка на такое обрекать с детства, но это уже тоже отдельный вопрос.

В. Емельянов

— Они, наверное, хотят, чтобы они звездами были.

С. Антонов

— А кто хочет?

Л. Горская

— Родители, не дети.

В. Стрельченко

— Я видел тоже много таких моментов…

В. Емельянов

— Я думаю, кстати, что и дети, через желание родителей, тоже уже хотят быть звездами

В. Стрельченко

— Совершенно верно.

В. Емельянов

— Тем более что они видят, как это можно легко сделать, якобы легко.

В. Стрельченко

— А самое тяжелое, это когда неполучившаяся мечта или желание родителя переходит на ребенка как некая карма, и он должен тащить, этот ребенок, то, что не случилось у родителей.

Л. Горская

— То, что ему, может быть, не надо.

В. Емельянов

— Друзья, вам не кажется, что эти дети, они вообще просто уже покалечены изначально вот этим всем.

С. Антонов

— Ну, дети калечатся и через воспитание — не только родителей, но и через массмедиа, через интернет. Через тот продукт, который они потребляют визуально, я имею в виду.

В. Стрельченко

— Совершенно верно.

В. Емельянов

— Но вот я как раз о тех детях, о которых Лиза говорит, в первую очередь. Которые в очереди на телевидении стоят, чтобы участвовать в различных конкурсах.

Л. Горская

— Там полно этих кастингов проходит — и в ток-шоу, и в конкурсы.

В. Стрельченко

— Я редко встречал родителей, которые… Вы знаете, мы своего ребенка только в драматическое искусство пытаемся. Нам не подходит вот это, вот это и вот то. Но они же стоят в очереди во всё, я правильно понимаю?

Л. Горская

— Да-да-да, на всё подряд.

С. Антонов

— Это очередь на ярмарку тщеславия.

В. Емельянов

— Вы знаете, я могу небольшую семейную историю рассказать. Мой старший брат, у нас с ним разница в 9 лет. Была такая, Царство ей Небесное, замечательный кинорежиссер Инесса Туманян, которая сняла фильм, где снимался Миша Ефремов, он назывался «Когда я стану великаном». И мой брат прошел кинопробы, он должен был сниматься в одной из ролей одного из приятелей героя, которого играл Миша Ефремов. И мои родители категорически запретили ему сниматься в кино, категорически запретили. При всем при том, что он, на мой взгляд, достаточно кино- и фотогеничен, в отличие от меня, предположим. Я не знаю, как правильно сказать — по овалу лица, по крупности черт лица.

Л. Горская

— По фактуре.

В. Емельянов

— По фактуре, да, спасибо. Он кино- и фотогеничен, но они были категорически против, они сказали, что «Ты собирался поступать в медицинский институт, значит надо сидеть и заниматься биологией, надо сидеть и заниматься химией, надо сидеть и заниматься языком, а не бегать по киностудиям и т.д., и т.д.». Другой вопрос — получился бы из него артист и насколько хорошо он сыграл бы эту роль. Но я именно пример из своей семьи привожу, коль мы немножко в сторону отошли от нашего разговора о мультфильме, а вот об этих детях, которые проходят кастинги. Что вот в моей семье были категорически против. Просто «нет», и всё! И звонила несколько раз Туманян нам домой, и уговаривала их, и говорила, что «Педагоги придут, и он будет заниматься в перерывах между съемками», и «Да-да-да, у него хорошо получается, у него хорошие пробы». Они сказали: «Нет!». В результате брат поступил в медицинский институт, его окончил, стал врачом. Я уж не знаю, мы с ним давным-давно не беседовали на эту тему — жалеет ли он о том, что не снялся в этом фильме, или нет.

Л. Горская

— Кстати, поинтересуйся.

В. Емельянов

— В самое ближайшее время, когда его увижу, сделаю это. А лучше позвоню просто.

Л. Горская

— Вроде бы разобрались с озвучанием детских ролей, а какая история у вас со взрослыми происходила. У вас же там, наверное, были профессиональные, известные актеры.

С. Антонов

— Конечно, да. Мы почти сразу определились с ролями на женскую роль. Одна из воспитательниц, которая в детском доме — пригласили Веру Васильеву. Идеально голос подошел.

В. Емельянов

— Вера Васильевна, она Васильевна по-моему, да?

С. Антонов

— Нет, Вера Кузьминична.

В. Емельянов

— Вера Кузьминична Васильева, актриса Московского Театра Сатиры.

С. Антонов

— Бывает редко, когда голос так подходит анимационному персонажу, дополняет и обогащает образ. Точное попадание, я считаю, нам повезло с этим персонажем и с Верой Васильевой.

Л. Горская

— А как вообще это проходит? Приходит актер к вам, вы ему показываете какие-то эскизы к персонажу, и он показывает вам, как он видит голос этого персонажа, или?

С. Антонов

— Разные варианты, разные. Конечно, есть актеры, которые занимаются профессиональным дубляжом — они подбирают тембр, характер, настроение под нарисованный образ. То есть актер пластичный. А бывает, когда наоборот, когда вот под этот персонаж мы уже заранее, под подобранный нами типаж. Мы посчитали, что Вера Васильева по голосу идеально подходит и не надо как-то подстраиваться, так как она профессионально работает, достаточно играть так, как она…

Л. Горская

— Как она есть.

В. Емельянов

— А Вере Кузьминичне самой понравилось работать?

С. Антонов

— Да.

В. Стрельченко

— От опыта очень много зависит. Потому что приходит очень много взрослых артистов на озвучание, которые вот «эге-ге-гей! три-та-та-три-та-ра-тата»…

Л. Горская

— Ну они так привыкли.

В. Стрельченко

— «Мужчина, остановитесь, попейте чаю, сейчас мы поговорим, через пять минут. Почитайте сценарий, еще что-то там». Да, вот приходилось работу такую проделывать, потому что мультфильм у многих артистов сразу подсознательно вызывает это слово «мультфильм»… То есть важно обозначить жанр, проговорить какие-то вещи, то есть четко поставить задачу. Потому что бывает так, что человек говорит: «Ребята, а что это, не мультфильм что ли? Почему я как в кино разговариваю в настоящем? Как на съемках стою?» — «Ну, потому что это вот такой жанр».

Л. Горская

— Извините меня, у меня сегодня амплуа негативное, я как та Баба-яга, которая против, и всё ругает. Вот мне, например не нравится, как наши фильмы озвучены, особенно как они дублированы, мне не нравится. Мне всё там тоже кажется неестественным. Даже не то, как наши фильмы озвучены, а то, каким образом наши актеры озвучивают зарубежные фильмы. Я их предпочитаю искать с субтитрами, и смотреть с субтитрами. Потому что мне кажется, что после озвучки фильм столько теряет по смыслу, и персонажи, и образы настолько более плоскими становятся, что…

В. Емельянов

— Парируйте, господа сценаристы, режиссеры. (Смеются.)

В. Стрельченко

— Я вам завидую, я вам завидую. Я не знаю английский, я хочу выучить, чтобы наслаждаться теми же моментами, о которых вы сейчас говорите. Потому что это действительно очень важно слышать голос того артиста, ту информацию получать, второй и третий план, да?

С. Антонов

— Случаи разные бывают. В озвучании фильма «Шрек» Алексей Колган был признан лучшим голосом.

В. Емельянов

— Лучшим Шреком?

С. Антонов

— Да, лучшим Шреком в мире.

В. Стрельченко

— Да, совпадения бывают такие хорошие.

В. Емельянов

— Они же еще похожи, по-моему, внешне. (Смеется.) Шучу я.

Л. Горская

— Но это вы про мультфильм сказали. А я говорю про художественные фильмы игровые.

С. Антонов

— Но это отдельный разговор. Если разговор идет о дубляже, то это зависит и от звукорежиссера, и от режиссера, и от мастерства всей команды, которая работает на дубляже, и конечно, грамотный подбор актеров.

Л. Горская

— В общем, вы довольны вашим подбором актеров.

С. Антонов

— Мы ведь почти несколько месяцев искали, кто же нам озвучит Серафима.

Л. Горская

— Кто же его озвучил?

С. Антонов

— Мы даже специально ездили в Муром в попытках договориться с Заманским. Помните такого актера?

В. Стрельченко

— «Проверки на дорогах» Германа, главная роль, много очень ролей хороших сыграл, замечательный артист.

С. Антонов

— «Завтра была война». По голосу посчитали, что он идеально должен был подойти. Тем более, он человек глубоко верующий. И тот тембр, и то бесстрастие, с которым он работает, наверное, был бы лучший вариант на тот момент. Но, к сожалению, нам не получилось с ним договориться. И дальнейшие поиски, или наш творческий выбор привел к тому, что мы решили предложить эту роль Александру Михайлову.

В. Емельянов

— Александру Михайлову это тому самому, который сыграл Васю Кузякина в фильме Меньшова «Любовь и голуби».

С. Антонов

— Он с охотой согласился, и уже на первых пробах было понятно, что материал получается.

В. Емельянов

— Мы напоминаем, что вы слушаете программу «Светлый вечер» на радио «Вера». В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. А в гостях у нас сегодня Виктор Стрельченко, сценарист, и Сергей Антонов, режиссер мультипликационного фильма «Необыкновенное путешествие Серафимы». И мы как раз сегодня об этом мультфильме разговариваем. А кто, помимо Веры Кузьминичны и Александра Михайлова, еще из взрослых актеров озвучивал?

Л. Горская

— Или у вас больше нет взрослых персонажей?

В. Стрельченко

— Нет, есть. Артисты московских театров, более или менее известные. Ребята прибегали между спектаклями, ребята которые в труппах работают – из ТЮЗа московского, и люди, которые только озвучкой занимаются, актеры профессиональные, которые как раз озвучивают наши основные картины, премьеры. Это уже второй эшелон, потому что персонажей на самом деле немного взрослых в мультфильме — 3-4 человека, их не так много, в основном девочки. Хороший дубляж.

В. Емельянов

— Давайте еще раз вспомним, на какой возраст рассчитан мультфильм, именно что касается детей.

В. Стрельченко

— 6+.

В. Емельянов

— То есть ребенок шести лет будет «въезжать» в то, что происходит?

В. Стрельченко

— Я думаю, да, потому что у сегодняшних детей я очень много вижу айпадов, гаджетов разных, а в них такое, что мне кажется, что…

Л. Горская

— Мультфильм-то понять уж тем более смогут.

В. Стрельченко

— Да, ребята юзают Луну пальцами в шесть лет.

Л. Горская

— Что значит «юзают Луну», простите?

В. Стрельченко

— Мальчик, ему 4 годика, у него в айпаде Луна — я ехал недавно, смотрел, — и он по ней пальцем бегает, и смотрит, какой у нее, где кратер, как называется.

Л. Горская

— Ничего себе! Сейчас говорят, можно купить название кратера, чтобы в честь тебя назвали. Может быть, он как раз этим занимался?

В. Емельянов

— Давай тебе купим на день рождения.

Л. Горская

— Ты мне предлагаешь? Какой ты добрый.

В. Стрельченко

— А с какой стороны Луны?

Л. Горская

— Лучше деньгами отдай.

В. Емельянов

— Нет, так неинтересно. (Смеются.) А так у тебя будет сертификат, что ты владелец куска Луны. Ну, с видимой лучше.

Л. Горская

— Нет, с темной не надо.

В. Емельянов

— Если она не вся распродана.

В. Стрельченко

— Очень похожий сценарий у фильма с Виктором Цыгановым, где он был директором фирмы, которая продавала людям звезды, еще что-то, еще что-то.

В. Емельянов

— А какой хронометраж у фильма?

С. Антонов

— 75 минут.

В. Емельянов

— Не тяжело будет высидеть ребенку 75 минут ребенку 6-8 лет?

С. Антонов

— Наша задача, чтобы зритель ни на секунду не отвлекался, а был полностью погружен в фильм, ему было интересно от первого кадра до последнего.

В. Емельянов

— То есть он настолько весь переплетен, перевязан, завязан, что не будет возможности отвлечься.

В. Стрельченко

— Материал, конечно, такой, что я себе пока плохо представляю бутылку с колой в правой руке, и банку с попкорном в левой, на этой картине. Мне с этой мыслью смириться не очень просто.

В. Емельянов

— Вы идеалист.

Л. Горская

— Только если они опрокинуты. (Смеются.)

С. Антонов

— Это было бы за счастье увидеть зрителя, с начатой кока-колой в руке и попкорном, который он так и не успел съесть до конца фильма, настолько его это затянуло. (Смеются.)

Л. Горская

— А как называется вот этот композиционный прием — я вас как сценариста спрашиваю — когда часть событий в 43-м году, часть событий глубоко исторических, и всё это связано.

В. Емельянов

— 18-й век.

Л. Горская

— Есть какое-то специальное название? Или нет?

В. Стрельченко

— Флешбэк, воспоминание, история в истории.

Л. Горская

— Вот вы говорили о том, что 12 девочек в детском доме, это неспроста, у вас определенная аллюзия, определенная символика используется. Скажите, у вас весь мультфильм такой непростой, его надо очень внимательно смотреть?

С. Антонов

— Да, вдумчивый зритель, конечно, увидит некоторые параллельные сюжеты, и поймет, что каждый персонаж играет еще какую-то вторую роль. Фильм наполнен символами, христианскими символами. И это такая игровая форма, к концу фильма будет удивительно узнать, что в самом сюжете «зашиты» послания в историю, которые заставят зрителя окунуться в историю и изучить тему более глубоко. Не просто поверхностно — «я посмотрел кино, и хорошо» — а продолжить изучение. Кто такой Серафим Саровский? Каково его значение в истории России?

В. Емельянов

— Это же одна из таких фигур, которые известны даже за рубежом, далеко за пределами России, людьми, совсем не православными. И именно в связи с Россией приходят сразу имена на ум, на память — Серафим Саровский.

С. Антонов

— Один из самых почитаемых.

В. Стрельченко

— Если не самый.

Л. Горская

— То есть получается, что у вас к мультфильму есть свой специальный саундтрек, композитор, и полностью у вас музыкальное оформление к мультфильму свое.

С. Антонов

— Оригинальная музыка.

Л. Горская

— То есть вы не использовали никакой существующей…

С. Антонов

— Никакой компиляции нет.

Л. Горская

— Это важно, мне кажется, об этом стоит сказать.

С. Антонов

— Музыку писалась в стиле Свиридова, Прокофьева, такая хорошая советская классика. В записи музыки участвовал оркестр из шестидесяти человек. Писали ее на «Мосфильме». А также был привлечен Хор Сретенского монастыря.

Л. Горская

— Ничего себе!

С. Антонов

— То есть музыкальная фонограмма очень богатая и красивая.

В. Емельянов

— А отдельно саундтрек будет выпущен?

С. Антонов

— Хорошая идея.

В. Стрельченко

— Музыка это очень сильная сторона этой работы.

В. Емельянов

— Слушаем музыку.

(Звучит музыка.)

В. Емельянов

— Спасибо вам большое, что нашли время заглянуть к нам в студию и рассказать о вашей работе. Я напоминаю нашим слушателям, что в гостях сегодня у нас были были сценарист и режиссер мультфильма «Необыкновенное путешествие Серафимы» Виктор Стрельченко и Сергей Антонов. Так что приходите сами, приходите вместе с детьми. Я думаю, что вы получите огромное удовольствие от просмотра этого мультфильма.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...