Светлый вечер с протоиереем Сергием Диким (эф. 29.03.2015)

Светлый вечер - прот. Сергий Дикий (эф. 29.03.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - прот. Сергий Дикий (эф. 29.03.2015) - Часть 2
Поделиться

прот. Сергий Дикий 1У нас в гостях был настоятель храма великомученика Георгия Победоносца в Коптево протоиерей Сергий Дикий.
Разговор шел о преподобной Марии Египетской: чем так важна для нас память об этой святой и почему её житие ежегодно перечитывается в храмах. Кроме того, отец Сергий говорил о построении добрачных отношений, о подготовке к браку и о том, как строить семейную жизнь.

Ведущая: Тутта Ларсен

Т.Ларсен

— Здравствуйте, друзья! Это программа «Светлый вечер» в студии Тутта Ларсен и наш гость настоятель храма Великомученика Георгия в Коптево протоиерей Сергий Дикий, здравствуйте, отец Сергий!

С.Дикий

— Добрый вечер!

Наше досье:

Протоиерей Сергий Дикий родился в 1967 году в Твери. Учился в Тверском музыкальном училище на дирижерско-хоровом отделении. Окончил Московскую духовную семинарию. С 1991 года служил священником в Тверской губернии, позднее переехал в Москву. Служит настоятелем в храме Великомученика Георгия в Коптево.

Т.Ларсен

— Сегодня воскресенье, позади пять недель Великого поста. Сегодняшний день посвящен преподобной Марии Египетской и вообще вся неделя была ей посвящена, не так давно читали Мариино стояние.

С.Дикий

— В среду вечером канон покаянный Андрея Критского, житие преподобной Марии Египетской.

Т.Ларсен

— Да, и в общем-то, по-моему, Мария Египетская единственная женщина, о которой так подробно вспоминают Великим постом. Да и одна из немногих женщин, которой посвящена практически целая неделя богослужений и отдельное воскресенье. Чем она так важна для православия, почему мы так ее чтим?

С.Дикий

— Ну, это удивительно, так как очень много есть преподобных отцов, которые подвизались и в разное время, в разных жизненных условиях, и мы видим, что Засима, который с детства оставался, можно сказать девственником и ушел, с детства, в общем-то посвятил свою жизнь полностью на служение Богу, господь в пример ставит женщину, которая сначала, можно сказать, спустилась в ад, а потом здесь на земле она достигла, в общем-то, небесной славы. И, этот удивительный пример, во-первых, дает нам возможность не унывать, при разных жизненных ситуациях, когда человек приходит к Богу и Господь открывает для него его сердце, в котором он видит свою греховность. То через покаяние, с помощью благодати Духа Святаго, Господь убеляет и очищает сердце человека. И все возможно Богу, что невозможно человеку, то возможно Богу и на примере преподобной Марии Египетской мы это видим, мы видим, как она после того, как покаялась и взяла себе в ходатаицу Царицу Небесную, у иконы пообещала в притворе храма, что она теперь всегда, в общем-то, будет выполнять свое обещание целомудренности, исправления своей жизни. Мы видим, что она приходит в храм, который находится у берегов Иордана и после этого, она причащается святых Христовых тайн и переходит через… переплывает через реку Иордан и уже начинает эту особую борьбу, которая потом является для нас особым назиданием. По ее житию, она в 12 лет ушла из дома, бросила своих родителей.

Т.Ларсен

— Красивая была очень.

С.Дикий

— Ну, соблазняла многих.

Т.Ларсен

— Она египтянка же была, да?

С.Дикий

— Многих соблазняла и как житие говорит, она вела эту блудную жизнь не для того, чтобы нажиться, или как-то заработать. Она зарабатывала пряжей, а так как она видела в этом смысл своей жизни.

Т.Ларсен

— Нравилось ей этим заниматься просто.

С.Дикий

— Нет, житие говорит, что она думала, что смысл жизнь – это удовлетворение своей похоти. И другого смысла она в жизни не видела. И Господь касается ее сердца, когда она понимает, что все люди приходят в храм и могут поклониться животворящему кресту Господню, а она не может этого сделать. И можно предположить, ведь она плыла на корабле, как житие говорит, вылавливала многих христиан на грех, и всех допускала церковь, кроме нее, через которую пришел соблазн, даже для этих людей. И когда она обратилась к Богу с молитвой, с покаянной молитвой, то та благодать коснулась ее сердца, и она поняла, что вся та жизнь, которую она проводила в Египте и о другой жизни даже не знала – это было ничто, с тем прикосновением, той радости и того душевного ликования, который ее потом, в общем-то привел к подвигу.

Т.Ларсен

— Ведь она была не единственной блудницей в те времена, правда же, и может быть даже не самой последней и не самой развратной. Почему Господь именно ее избрал, именно ее привел таким образом, ее совесть пробудил?

С.Дикий

— Я хочу сказать, что, наверное, мы не можем судить, сколько там было блудниц в то время в Египте, но мы знаем, что Господь промышляет о каждом человеке. Я думаю, что каждому дает Господь возможность избавления. Вот она приняла этот зов души и этот голос Божий, а другой человек может это и не принять.

Т.Ларсен

— А почему тогда ей потребовалось… тоже вопрос, это ее был выбор вот так вот удалиться в пустыню, или, ей же все-таки сказали: «Иди туда».

С.Дикий

— Для нее был голос особый, то есть она приняла это, как волю Божью и выполнила это послушание, ее Господь туда направил.

Т.Ларсен

— А почему он ее направил в пустыню, не в семью, не к деторождению, не к традиционному женскому какому-то все-таки служению, ведь это же тоже подвиг быть женой и мамой. Почему женщину, почему Марию Египетскую, как Вы думаете?

С.Дикий

— Почему Господь направил в пустыню?

Т.Ларсен

— В пустыню отправил одну?

С.Дикий

— Для нее, наверное, другого спасения больше не было. Потому что Господь для каждого человека определяет максимальную возможность спасения. Главное услышать этот голос Божий. Если человек слышит этот голос Божий и идет по этому пути, то его жизнь идет на исправление, именно для спасения его жизни имеет назначение, а другой человек просто этого голоса не слышит, поэтому Господь именно промышлял об этом человеке, так как, промышляет и о каждом грешном человеке. И в настоящее время тема Марии Египетской, это тема очень, можно сказать, животрепещущая тема. Потому что в настоящее время, к сожалению, многие молодые люди, девушки, молодые ребята, они не понимают, с чего нужно начинать свою семейную жизнь. Они себя к этому не готовят никак. И, часто приходится священнослужителям убеждать их, то, что так, как они ведут себя, вести нельзя.

Т.Ларсен

— Ну, кто-то на это сейчас возразит и скажет: «Как не готовят? Прихорашиваются? Да! Стройные, красивые, красиво одеваются. Мальчики девочкам дарят цветы, делают подарки, приглашают на свидания. Наверное, кто-то учится готовить для своего будущего мужа».

С.Дикий

— Самая главная подготовка к супружеству, прежде всего – это любовь. Любовь в Боге, если жених друг Господа, и невеста друг Господа, они меж собой друзья? Друзья! А если, она друг Господа, а он не друг Господа, они между собой друзьями никак быть не могут. И, конечно, всех объединяет истина и для того, чтобы какое-то дело имело свое продолжение благополучное, нужно исполнять самое главное условие, и об этом Сам нам Господь говорит через Евангелие. Господь говорит: «Без меня, не можете творити ничесоже», – ничего доброго без Бога у нас не получится. Поэтому мы должны себя вести так, чтобы участником дружбы и наших отношений мог быть Сам Господь. А Господь участником греха быть не может.

Т.Ларсен

— А как убедить современного молодого человека, что дружбы достаточно для того, чтобы вступить в супружество и брак?

С.Дикий

— Очень просто.

Т.Ларсен

— Очень многие вам скажут: «А как это? Вот, хорошо, я целомудрие свое блюду…блюжу, соблюдаю и вот я замуж выхожу, вся такая целомудренная. А дальше выясняется, что мне мой муж не подходит, мне с ним не хорошо. Вот, ну не то, не мой человек, или может быть у него вообще какие-нибудь проблемы серьезные».

С.Дикий

— Когда люди начинают свою жизнь с плотских отношений, то это два пьяных человека желают создать семью. Два человека, которые себя адекватно оценивать не могут. Человек, ему кажется, что они любят друг друга, но человек любит себя в другом человеке. Любит ваше, или вас – понятна разница в словах?

Т.Ларсен

— Ну, это же все-таки слова, а реальная жизнь то она…

С.Дикий

— Она очень реальна.

Т.Ларсен

— Она и в плоти тоже.

С.Дикий

— Естественно, она в плоти, но, тот закон Божий, который Господь дает, он почем дан Богом, что до супружества люди не должны иметь плотских отношений? Это правило дает Господь для того, чтобы люди бы счастливы. Если человек это правило выполняет, то он готовит себя правильно к супружеству. Люди общаются, дружат друг с другом и их общение, оно происходит на духовном уровне. И эта гармония именно, вызывает сначала у людей симпатию, потом они понимают, что они не могут жить друг без друга. Возникает любовь, которая является фундаментом их дальнейшей жизни. Если этого фундамента молодые люди не имеют, а начинают свою жизнь с плотских отношений, то происходит, что их страсти разжигает естественно сатана, а не Дух Святой. И также, как они их разжигает, также он их тушит. А между людьми ничего общего нет, они оказывается и не любили друг друга никогда. Поэтому, когда вот эта гармония возникает людей в духовном отношении, то молодой человек делает своей невесте предложение, после этого они уже становятся семьей, то вот этот круг их отношений, замыкается. И, получается этот, можно сказать, вечный союз, который говорит о том, о чем говорят их кольца. Символ кольца – это вечность, круг. И без вот этого правильного отношения, люди в своей жизни будут сами себя, может быть, заставлять что-то делать, что-то не делать, потому что не будет самого главного, не будет любви. А если их отношения были правильно выстроены до замужества, девушка держит дистанцию в отношении, девушка, еще раз хочу сказать. Почему? Потому что женщина хранительница очага, она должна быть настолько умнее мужа, чтобы даже он об этом не догадывался. Она держит эту дистанцию и эта дистанция дает ей возможность понять, кто она для этого молодого человека является.

Т.Ларсен

— Это хороший шаг, я согласна абсолютно, что так проверяется искренность чувств молодого человека.

С.Дикий

— Вы знаете, что самое интересное, что самое удивительное? Вот приходят такие молодые особы и плачут в храме, и говорят: «Господи, ну почему же он меня замуж не берет?», – я говорю: «Слушайте, а вы не подскажете, вот этот молодой человек, у вас он какой?», – говорит: «Ну, пятый». «А вот все первый, второй, третий, четвертый, пятый, вы с ними себя вели всегда одинаково?» – «Да» – «Вы свою жизнь начинали как, духовные с ним отношения имели, или плотские» – «Ну, конечно плотские» – «И вам ваш опыт не подсказывает, что в следующий раз вам нужно как-то по-другому начинать свои отношения?» – «А как же начинать эти отношения?», – то есть, люди даже сами удивляются, что оказывается можно по-другому эти отношения именно строить и когда приходят молодые люди, которые готовятся к тому, чтобы принять таинство венчания, я их заранее к этому готовлю. Провожу с ними беседу, объясняю, что прежде всего их пост – это воздержание. Если даже молодые люди, которые многие вещи не понимали, но готовы понести подвиг, они уже на венчании себя совсем по-другому чувствуют, это приходит совершенно другая пара, потому что, что значит любить? Любить – это значит забыть о себе, ради ближнего. Поэтому, на первом месте должен быть Господь, на втором месте должен быть ближний, а уже ты на третьем месте. А если еще дети появятся, то вообще тебе там четвертое, пятое, шестое место.

Т.Ларсен

— Это программа «Светлый вечер», у нас в гостях настоятель храма великомученика Георгия в Коптево – протоиерей Сергей Дикий. Сегодня воскресенье, которое посвящено преподобной Марии Египетской. Закончилась пятая неделя Великого поста. Ну то, о чем Вы говорите – это, конечно, идеальная какая-то картина мира. Но, с одной стороны, все вокруг в мире говорит молодому человеку о том, что жизнь полна приключений и без них тебе будет очень скучно, без них ты будешь дурачок, лох, изгой и над тобой все будут смеяться. И даже, если отбросить этот общий тренд, как можно построить настоящую семью, если не попрактиковаться. Вот в теории, два молодых человека, абсолютно без опыта, без какого-то там, не знаю, совместной жизни, совместного хозяйства, совместного сна, в конце концов. И вот они соединяются, женятся, в семью, а дальше вообще непонятно, что им друг с другом делать. Потому что они ничего не умеют, они друг про друга ничего не знают, и вот они в этом браке, а там выясняется, что он храпит, а она не то готовит, что он любит, и вообще у них несовместимость характеров.

С.Дикий

— Это так происходит, как вы говорите, когда люди начинают свою жизнь с плотских отношений – с постели, как часто это бывает.

Т.Ларсен

— Но, кто-нибудь скажет, наоборот, хоть попробовали, хоть поняли – подходим, или не подходим друг другу.

С.Дикий

— И что, и как они пробуют?

Т.Ларсен

— А тут уже поженились, куда деваться? Уже вроде как вместе должны быть, а не то.

С.Дикий

— А скажите, какую птицу больше любят – которую поймали, или которую не поймали?

Т.Ларсен

— Которую не поймали, конечно.

С.Дикий

— Вот невеста – это птица, вот ту, которую уже поймали, а чего дальше трудиться, он ее уже поймал. Она здесь, она для него готовит, стирает, моет, ухаживает и можно дальше не жениться. Ответственности никакой, а кто виноват то? Она виновата!

Т.Ларсен

— Ну понятно, а как молодым людям научиться тогда, ок, они сохранили свое целомудрие, они вступили в брак, а как дальше научиться строить эту самую семью? Ну да, молиться, да быть с Богом, но все-таки, отношения между мужчиной и женщиной – это такая вообще махина.

С.Дикий

— Вы понимаете, когда люди любят друг друга, когда эта любовь, она в общем-то реально существует, то каждый боится другого человека, прежде всего, обидеть как-то, поставить его в неловкое какое-то положение. То есть, вот эта чуткость отношений, дает людям. Они не заставляют себя как-то по-другому вести, это их сущность, понимаете? А вот когда их отношения начинаются с эгоизма, то есть, когда нет воздержания, когда они себе позволяют, что сами желают и хотят, то происходит что? Происходит как раз то, о чем Вы сейчас говорите: происходит, что, к допустим, к примеру, мамочка ждет ребенка, это желанный ребенок. И естественно, в общем-то, так как этот ребенок желанный, ей самой не хочется никаких супружеских отношений, а тут приходит муж с работы и говорит: «Дорогая, иди сюда». Она говорит: «Слушай, дорогой, ты понимаешь, совсем мне как-то…».

Т.Ларсен

— Не до тебя.

С.Дикий

— Как-то плохо, там все. Он бьет посуду, хлопает дверью, а потом…

Т.Ларсен

— И кто здесь эгоист? Кто в этой истории эгоист?

С.Дикий

— А потом говорит, что я пойду вообще к соседке к Маньке и тогда она бедная выполняет супружеские свои обязанности.

Т.Ларсен

— А что это она бедная?

С.Дикий

— А Вы поймите, потому что нет любви. Потому что она носит ребенка, она этот крест несет, а он ничего не носит.

Т.Ларсен

— Он зарабатывает

С.Дикий

— Он не чувствует… эгоизм, конечно, он не чувствует ее внутреннее душевное состояние, поэтому, когда люди любят друг друга, они чувствуют это внутреннее состояние другого человека, когда этого нет, тогда так и получается, как Вы говорите.

Т.Ларсен

— То, о чем Вы говорите, вот эта вот чуткость по отношению друг к другу, какое-то внимание к нуждам другого человека, некое жертвование – это уже все-таки, как мне кажется, удел опытных супругов.

С.Дикий

— Нет, совсем нет.

Т.Ларсен

— Когда люди уже все-таки вместе пожив поняли, что так или иначе надо притираться и что-то строить. А когда ты только вступил в брак, по любому в тебе горят какие-то страсти и ты по любому набиваешь шишки и доказываешь свою правоту, свое место в семье. Или нет?

С.Дикий

— Не всегда, почему, как ты можешь доказывать, если ты можешь человека огорчить ближнего? Если вот эта любовь…

Т.Ларсен

— А он меня огорчает.

С.Дикий

— Если любовь вот эта есть.

Т.Ларсен

— А он первый начал.

С.Дикий

— А, ну понятно, тогда, ну в общем-то… в церковных семьях для этого существует духовник, который является духовником и для мужа, и для жены один. И в общем-то, если вот это… пришел муж с работы, может быть уставший, кто-то просто согрешил, не выдержал, еще как-то, то есть люди, они все равно, у них есть главное, у них есть главное – то, что они любят друг друга и то, что они любят Господа и они не хотят обидеть ни Господа, ни друг друга. И поэтому, конечно, Господь дает им силы, вот Вы удивляетесь как Мария Египетская 47 лет жила в пустыне.

Т.Ларсен

— И что ела непонятно.

С.Дикий

— Любое дело Божье, оно связано с чудом. Допустим, если приходит человек в храм и кается в своем грехе. Вот в моей практике священнической был такой случай, когда пришел молодой человек с большим, в общем-то сроком наркоман, и он не мог остановиться, пришел – батюшка, не знаю, что делать. Ну я говорю: «Кайся в грехе своем, приходи каждый день на службу, каждый день приходи, на исповедь, в мыслях своих кайся. И он приходил каждый день, утром и вечером на службы. И что самое удивительное, что у него даже не было никакой ломки. Он вышел из этого состояния и сейчас с помощью Божьей, он является насельником одного из монастырей России. Принял, в общем-то, иноческий постриг. Любого медработника спросите – такого не может быть.

Т.Ларсен

— Не бывает, да.

С.Дикий

— Нет, бывает, чудо, реальное чудо. Поэтому, если человек хочет переступить через себя, хочет переступить через свое «я», хочет отречься от греха, то Господь ему дает эти силы. И если мы говорим, что да, мы будем счастливы, мы вместе поживем, друг к другу притремся – это все равно, что пальцем в небо и мы должны попасть в какую-то цель. Никакой гарантии нет, потому что мы хотим это сделать без Бога, мы хотим построить свое счастье без Его участия. Господь говорит: «Креститесь во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Блюстите, – то есть соблюдайте, – все, что Я вам заповедал и буду с вами во вся дни до скончания века. Аминь». Господь сам говорит: «Я буду с вами всегда, но вы соблюдайте то, что я заповедал».

Т.Ларсен

— Но это для большинства ведь людей, к сожалению, эти слова, равно как и житие Марии Египетской, это какая-то такая теория, какая-то такая история прекрасная, которая…

С.Дикий

— Теория должна стать практикой.

Т.Ларсен

— Да, которая не является руководством к действию.

С.Дикий

— Когда она станет практикой для человека, он поймет, что это не только теория.

Т.Ларсен

— Вот, когда мы венчались с моим мужем, наверное, только ленивый в нашей компании, хотя в нашем окружении нет каких-то прямо таких откровенных блудников и грешников, все нормальные люди, все более, или менее как-то живут, какие-то семьи имеют, ну по крайней мере этику жизни в обществе человеческом соблюдают, стараются. И все говорили: «Вы что с ума сошли? Зачем вам это? Это же на всю жизнь».

С.Дикий

— Вот, понимаете?

Т.Ларсен

— А мы тоже такие говорим: «А мы так поэтому это и делаем, потому что это на всю жизнь, потому что мы хотим быть всю жизнь вместе» – «Ну вы даете, чекане».

С.Дикий

— Я всегда на это отвечаю так, вот представьте, когда мне говорят: «Ой батюшка, как венчаться? Да, мы расписаны, но венчаться – это же на всю жизнь», – я говорю: «Вы представляете ситуацию, человек управляет автомобилем. Вы сколько женаты?», – он говорит: «Вот пять лет». Пять лет ездит на машине без прав, ему говорят: «Слушай, надо бы на права бы сдать». А он говорит: «Да это же так серьезно». Это такая же ситуация. То есть, есть семья, рождаются дети, нужны силы, чтобы их воспитывать, чтобы семью сохранять и спросить у Бога на это благословения и помощи – это же такая ответственность. А Господь говорит: «Без меня не можете творите ничесоже». И спрашиваешь: «Ты как хочешь жить с помощью Божьей, или без нее?» – «Не, ну конечно с помощью Божьей» – «Идите, венчайтесь».

Т.Ларсен

— Ну, вот почему-то для современного человека очень важно, знаете, дверь за собой закрыть, но ногу вставить между дверью и косяком, чтобы все-таки путь к отступлению был и сквознячок так постоянно оттуда задувал, и ты всегда знал, если что…. Если что, есть путь назад.

С.Дикий

— Вот Мария Египетская, она поэтому благодать Божью то и получила, потому что она вот эту ножку не поставила. Она ушла в пустыню и 17 лет она боролась со своими страстями, как она рассказывала преподобному Зосиме, как со страшными зверями и падала на землю и лежала полуживой, можно сказать, полуживая, и Господь видя это усердие и человека, давал ей силы и опять давал ей особую радость и утешение. Ведь, без Бога мы не можем получить самое главное – мы не можем получить то, что дает Господь. Весь мир этого дать не может. Господь дает нам прежде всего внутреннее утешение и радость. Вот кому сейчас в нашем суетном мире, не хватает внутреннего покоя?

Т.Ларсен

— Никому, ни у кого его нет, этого внутреннего покоя.

С.Дикий

— А вот этот внутренний покой, дает Господь. Когда мы понимаем, что самое главная связь в этой жизни – это с тем, кто дает нам жизнь, таланты, от кого зависит все. Чем отличается человек глупый от мудрого, как Вы думаете?

Т.Ларсен

— Я думаю, что… я бы ответила, что глупый человек ни о чем не парится, не задумывается и живет радостно и спокойно. А мудрый человек мучается, потому что его мучает совесть, его мучают вопросы, у него горе от ума.

С.Дикий

— А может быть мудрый человек имеет больше высших образований, чем глупый? Может быть, допустим, человек мудрый….

Т.Ларсен

— Образованный дурак может быть.

С.Дикий

— Да, может быть.

Т.Ларсен

— Конечно.

С.Дикий

— Поэтому я думаю, что мудрый человек тот, кто во всем и везде видит главное. Главное видит в своей жизни, в семье, в работе, а самое главное в жизни – это что? Связь с тем, кто дает тебе эту жизнь – связь с Богом.

Т.Ларсен

— Друзья какие важные темы мы поднимаем сегодня в нашей программе. Это «Светлый вечер», мы вернемся через пару минут.

 

Т.Ларсен

— Сегодня в программе «Светлый вечер», я Тутта Ларсен и наш гость – настоятель храма Великомученика Георгия в Коптево, протоиерей Сергий Дикий. Мне кажется, что если бы сегодня какой-то человек, как Мария Египетская, так взял, ушел далеко куда-то один.

С.Дикий

— Да и сейчас есть такие люди.

Т.Ларсен

— Нет, ну вот, смотрите, если человек не ходил бы… вообще 47 лет ходила по пустыне, ни причастилась ни разу, ни исповедовалась ни разу, вроде Евангелие не читала, ни Псалтыря не читала, ничего не знала ни про какую историю священную и сегодня такой человек бы оказался, все бы сказали: «Он в прелести, да какой же он святой?»

С.Дикий

— Не так скажут, люди скажут: «Она сумасшедшая».

Т.Ларсен

— Сумасшедшая, в прелести, откуда?

С.Дикий

— Любой святой человек, он же ведь становится в нашем мире совершенно иным. Он отдает деньги – не просит обратно, его обижают – он не злится, он молится за своих врагов, он все отдает, ничего не просит. Что за человек? Ну не нормальный какой-то.

Т.Ларсен

— Абсолютно.

С.Дикий

— Поэтому, ведь именно в наше время человек, который становится на духовный путь, он должен прежде всего посмотреть в глубину своей души и спросить себя, с чего мне нужно начать свой путь. А половина лечения – это правильный диагноз. Поэтому в каждом человеке есть какой-то преобладающий грех, в том или ином. Он должен сказать, что прежде всего мне в себе нужно исправить?

Т.Ларсен

— Вот смотрите, чтобы мне что-то в себе исправить, я должна этот грех исповедать перед своим духовником, я должна ходить в храм, я должна молиться, я должна соблюдать пост…

С.Дикий

— Должна сначала, прежде всего покаяться Богу и сказать, что так больше я жить, Господи, не буду. Как Мария Египетская, тогда благодать Господняя, сам Господь даст человеку возможность на исправление. А если мы будем просто свои грехи перечислять и над собой не делать ни какие усилия, то это будет не покаяние, это будет формализм. Даже, если мы все каноны прочитаем, если мы все посты будем выполнять, а смотреть в зеркало и любоваться – ой какой я хороший, все делаю, как фарисей.

Т.Ларсен

— Тогда получается, что можно без церкви спастись, что ли? Как Мария Египетская?

С.Дикий

— Без церкви нет спасения.

Т.Ларсен

— Но она же не в церкви – в пустыне была.

С.Дикий

— Ну так она причастилась, ушла в пустыню, и потом Господь дал ей возможность причастия перед смертью.

Т.Ларсен

— Два раза в жизни причастилась и святая. О как!

С.Дикий

— А борьба то какая была, если бы мы так боролись, а? До смерти боролись бы со своими грехами, до смерти, на нас бы истлели все наши одежды, мы бы говорили: «Господи, не буду больше злиться, не буду больше осуждать, Господи, вот буду лежать здесь вот на кухне на кафельной плитке и никуда не пойду», – вот эта готовность, понимаете?

Т.Ларсен

— Да, а потом сосед перфоратором начнет греметь, и я его возненавижу сразу, лежа на этой каменной плитке.

С.Дикий

— Видите как быстро у нас все загорается, поэтому готовность, ведь преподобный Серафим Саровский нам говорит, что все у нас есть для спасения, все, только не хватает нашей собственной готовности.

Т.Ларсен

— Но Серафим Саровский тоже ушел в лес, удалился, получается, для того, чтобы спастись, нужно все бросить и уйти куда-нибудь «Без шапки в ночь холодную», как Григорий Остер писал, а иначе никак? Где же эта тогда пустыня, вот ты в Москве живешь.

С.Дикий

— Вот из метро выходите, вот вам и пустыня. Духовная пустыня, чем вам не пустыня.

Т.Ларсен

— Меня все отвлекает вокруг – телевизор отвлекает, вывески отвлекают, мой мобильный телефон отвлекает, люди раздражают, дети мешают, какая уж тут пустыня?

С.Дикий

— А Вы знаете, как в духовной жизни? Ведь Господь дает возможность каждому иметь свой подвиг. И, а в духовной жизни так бывает, что если сравнивать духовную жизнь с телесной, то, если, допустим, человек идет по какому-то мостику, или, я не знаю, какой-то прошелся по дороге и там какая-то скользкая доска попалась и он в следующий раз опять идет по этой тропинке, он уже запомнит, что он там упал. Если даже второй раз он упадет, уже третий раз он это место обойдет и не упадет точно. А в духовной жизни мы лупимся…

Т.Ларсен

— В одно и то же.

С.Дикий

— В одно же место с размаху, проще говоря, и если мы будем прослеживать, то Господь дает нам возможность исправления, он эту ситуацию будет каждый раз повторять, пока мы эту ступеньку не перейдем, пока мы не переступим, пока вот эту свою лествинницу ко спасению не начнем. Лестницу, которая к Богу нас может привести. Поэтому, естественно, нужно не на последнюю ступеньку прыгать – ноги поломаешь, а вот с самого элементарного, самого необходимого, с чего нужно начать. Как люди спрашивают: «Батюшка, я вот никогда не постился, с чего мне начать? Я не могу не есть скоромного, не могу отказаться от мяса, не могу отказаться от молочного, я работаю во всю на стройке» – «Ну, начните с того, с чего вы можете начать» – «А с чего?» – «А вы сколько едите кусков хлеба за обедом?», – он говорит, – «Пять» – «Ну ешь три». Должно быть у человека над собой, человек должен сделать усилие, и чем он больше делает усилие над собой, то он видит, реально видит и чувствует особую помощь Божью.

Т.Ларсен

— Ну, правильно ли я понимаю, что для современного человека, такое усилие глобальное, которое осуществила та же Мария Египетская, наверное, просто даже физически невозможно? Мне кажется, что современный человек, если бы на него даже свалилось такое понимание своей недостойности, как ей открылось, да…

С.Дикий

— Ну, собрался человек, ушел в монастырь.

Т.Ларсен

— Да его бы просто разорвало на куски, либо он с ума сошел.

С.Дикий

— Сейчас очень просто, собрал свои монатки, да и пошел каяться.

Т.Ларсен

— Да он бы от инсульта сразу загнулся на месте.

С.Дикий

— Почему?

Т.Ларсен

— Ну как, Вы говорите, с малого.

С.Дикий

— А от чего он загнулся бы с инсульта то?

Т.Ларсен

— Если бы ему так открылась бездна его греха, как открылась Марии Египетской, то мне кажется, современный человек, просто этой информации не вынес бы, физически бы не вынес.

С.Дикий

— Господь дает всем по силам, искушение не дается больше сил человеческих, чтобы он их преодолел.

Т.Ларсен

— Даже если просто сравнить нас с христианами времен Марии Египетской, там люди под пытки шли, львы их терзали, каждый день они молились в своих катакомбных и не катакомбных церквях, постились постоянно, причащались ежедневно, в своих грехах каялись прилюдно, перед всеми прихожанами. И совершенно другую жизнь вели, а нам значит уже, три куска хлеба, вместо пяти – это уже подвиг какой-то.

С.Дикий

— Ну для кого-то, почему бы и нет?

Т.Ларсен

— Обмельчали что ли?

С.Дикий

— А почему нет? У нас само монашество возникло когда? Когда перестали преследовать христиан.

Т.Ларсен

— Слишком жить легко стало, да?

С.Дикий

— Да, конечно. Все стали христианами и конечно уровень упал, общий духовный уровень упал, и тогда пошли монахи в пустыню. Тот же преподобный Иоанн Лествичник, который написал «Лествицу».

Т.Ларсен

— Но, кто-то скажет, просто, я так… если мы так все, все равно никогда не сможем, как Мария Египетская, то зачем тогда вообще и начинать?

С.Дикий

— Это пример, в котором дается для нас назидание, то, что человек, который вел блудную жизнь 17 лет – стал святым. И Господь ее поставил в пример человеку, который всю жизнь был монахом, у которого возник такой лукавый помысел, что, а еще есть ли кто-нибудь на земле…

Т.Ларсен

— Такой целомудренный?

С.Дикий

— Кто больше меня потрудился? Господь ему указал, что она оказывается больше него потрудилась и больше духовных даров даже достигла. Поэтому милость Божья, она беспредельна. А человек – это как губка. Вот если губка чистая, она в себя может влагу впитать. А если губка уже чем-то занята? Она берет влаги столько, насколько она очищена. Так же и человек, насколько он потрудится, приблизится к Богу, насколько он сможет взять благодать. Ведь благодать Божья – это же не какой-то придаток, это божественная энергия, которая, говоря современным языком, дается человеку на столько, насколько она ему нужна. Зачем машине бензин, если она стоит в гараже? Зачем человеку благодать Божья, если он ничего над собой не делает, не работает. Живет себе спокойно, говорит, да, я верю в Господа, да, у меня хорошие отношения и с милицией, и с полицией, и с налоговой инспекцией, и со всеми- со всеми. И в церковь я хожу, и свечки ставлю, хорошие отношения, то есть, все на одном уровне – со всеми договорился. А над собой человек усилия никакие не делает, то есть, он какой был, такой и остается. Он говорит: а я что-то ничего не чувствую. Хотя в праздники светлого Святого Воскресения, мы видим, сколько людей приходит в храм освящать куличи, на Крещение люди приходят.

Т.Ларсен

— За водичкой.

С.Дикий

— В прорубь лезут, что их туда ведет? Почему они туда идут? Люди многие, я знаю, малоцерковные люди в свободное время посещают монастыри и говорят: «Нам там хорошо». Они чувствуют что-то иное, они еще до конца не могут понять, что это, но говорят: «Нам там хорошо». Человек приходит в храм и говорит: «Мне здесь хорошо, батюшка, можно я побуду здесь, посижу?» – «Да, пожалуйста, сидите». Это путь человека к Богу и Господь призывает каждого и дает силы на исправление каждому, по мере желания самого человека, потому что здесь сам человек решает для себя – нужен ему Господь в жизни, или нет, готов он принять те слова, которые Господь ему оставил, или нет. Хочет он быть чадом Его, сыном Его. Господь говорит: «Я не называю вас рабами, я называю вас своими детьми». Хочешь ты быть последователем Христа? Хочешь жить по тем словам евангельским, начинать свой путь? Понятно, что этот путь бесконечный и начало этого пути, прежде всего, через покаяние, через сокрушение сердца. И Господь благодатью своей исправляет человека. Любой грех исправляется, прежде всего, благодатью Божьей, вот этой божественной энергией через причастие, сначала человек кается и Господь дает силы на исправление. И, я думаю, что, это чудо, так и есть, оно происходит в душе каждого человека и каждый человек это чувствует. Когда человек приходит в первый раз в храм, первый раз на исповедь, на причастие. А после этого он начинает ходить уже почаще, а потом, дай Бог, и регулярно становится участником святой евхаристии, потому что он обретает вот это спокойствие своей души, эту радость, которую Мария Египетская обрела после 17 лет терзания, когда уже она, уже Зосиму, уже поучала словами Священного писания.

Т.Ларсен

— Но вот она то ни разу не участвовала в евхаристии, и ни разу не была на литургии.

С.Дикий

— Участвовала перед пустыней, перед пустыней участвовала.

Т.Ларсен

— Да, один раз в жизни. И это тоже поразительно, потому что мы говорим о том, что христианин спасается только в церкви, мы все прихожане храма – мы Тело Христово, мы все народ Божий. А она вроде бы как бы была всегда сама по себе и вот это самое поразительное, что ее спасение, оно какое-то одиночное, она в одиночестве нашла спасение, а вовсе не в причастности к церкви.

С.Дикий

— Поручитель кто у нее был? Матерь Божья. Она выполнила волю Божью, самое главное, я еще раз повторяю, слышать эту волю Божью. Она нисколько не сомневалась – ой, куда я пойду там в пустыню и что я там буду делать одна. Она приняла этот зов и пошла выполнять.

Т.Ларсен

— С тремя хлебами.

С.Дикий

— И Господь ее там кормил, и посещал, и даже Священное писание она там уже цитировала…

Т.Ларсен

— Познала.

С.Дикий

— Познала и жила в этой уже, можно сказать, небесной радости ходила по водам, поднималась на молитве, читала мысли того же преподобного Зосимы.

Т.Ларсен

— Но при этом она ведь все равно продолжала каяться в своем грехе и считала себя самым недостойным на свете человеком.

С.Дикий

— А в том то и есть спасение человека, его святость. То, что он даже в своих добродетелях кается, как в самых страшных грехах. То есть, состояние души, покаянное состояние должно быть. И мы видим, что она… вот это смирение церковь нам преподносит, это смирение ее. То есть, она, понимая свое недостоинство к Богу обращалась. И эта наша жизнь должна быть вся быть, в общем-то в покаянии, потому что через покаяние убеляется сердце человека. И Господь гордых противится, а смиренным дает благодать. Вот гордому человеку очень сложно покаяться, очень сложно переступить через свое «я», а смиренному это в общем-то по силе.

Т.Ларсен

— Даже, если это не гордый человек, все-таки, как Вы сказали, иногда нет-нет, в зеркало на себя смотришь и думаешь: «Ну не такой уж я и ужасный, не самый же я на свете плохой и грешный». И вот очень трудно через это к покаянию прийти. Никого не убил, не ограбил.

С.Дикий

— Книжки хорошие читаю.

Т.Ларсен

— Именно, пощусь, молюсь.

С.Дикий

— И десятину в храм ношу, вот фарисейская закваска так в нас давным давно.

Т.Ларсен

— А по водам не хожу

С.Дикий

— Вот так часто многие в храм ходят и они себя ведут, именно вот так вот, выполняют внешние формы поведения, постятся, молитвы читают и себя считают, к сожалению большому, праведниками. Что они хорошие, что они такие хорошие, попробуй ему скажи, что он там грешен. Скажет: «Как это? Я нет, я все выполняю», – вот эта фарисейская закваска, она к нам очень близка, это такая зараза, от которой себя нужно беречь, очень беречь.

Т.Ларсен

— Вы слушаете программу «Светлый вечер», сегодня пятое воскресенье Великого поста, посвященное преподобной Марии Египетской. Об этой великой святой и о наших с вами делах житейских говорим сегодня с нашим гостем, настоятелем храма великомученика Георгия в Коптево, протоиереем Сергием Диким. Ну как вот, все равно, тоже непонятно, даже Зосима соблазнился, считался себя самым на свете целомудренным и самым сподвижником вообще главным. А тут человек по воде ходит, над землей летает, ну вот как, ни разу даже и не подумала: «Ого, ничего себе, какая я молодец».

С.Дикий

— А в том то ее святость и была, поэтому, церковь то ее воспоминает, что вот такой сосуд стал смирения и чистоты, в общем-то взирая на этот подвиг, особый подвиг. Любой подвиг – это, в общем-то, чудо, когда душа человеческая возрождается – это чудо. И когда мы читаем жития многих святых, люди скажут: «Да это все сказки какие-то, ну как так могло быть? Как так могло быть? Свет небесный? Небесный хлеб?», – еще что либо, но эти чудеса, они происходят и сейчас, в общем-то. И главное чудо, которое явно Господь нам являет – это исцеление, исправление грешника. Человек пил – перестает пить, ругался матом, осквернял себя, хулил имя матери своей, и потом он исправляется, когда трудится.

Т.Ларсен

— А люди то помнят, что когда-то он пил и бил жену, а эта была блудницей.

С.Дикий

— А он потом уже становится апостолом, они же смотрят: «А что ты таким стал? Что такое?» – «Ну вот, ну да, я был неправ, вот Господь помог» – «А как помог?» – «Да вот, в храм Божий хожу, ну и вы приходите»

Т.Ларсен

— Получается, что, если даже согрешил и потом успел покаяться, то и в общем-то ничего страшного?

С.Дикий

— Это вы знаете, многие так говорят. Вот так к покаянию идти нельзя ни в коем случае, вот таким настроем нельзя.

Т.Ларсен

— Ну как, не согрешишь – не покаешься, в народе говорят.

С.Дикий

— Тогда больше согрешишь и не успеешь покаяться.

Т.Ларсен

— А как тогда, не грешный пришел я… не праведный, а грешный пришел призвать на покаянии, не здоровые нуждаются во враче, а больные.

С.Дикий

— А что у нас грехов мало, в которых нужно покаяться и исправиться? Уж полным полно.

Т.Ларсен

— Но так можно…

С.Дикий

— Любое доброе дело, которое даже мы делаем, оно все равно тщеславное, еще мысли какие-то, человеку жалко, и что либо… То есть любое доброе дело – оно не совсем доброе. Для того, чтобы нам вот этого достичь абсолюта чистоты, это вся жизнь нам для этого дана.

Т.Ларсен

— А что тогда вообще каяться то регулярно? Надо тогда, как Мария Египетская, там…

С.Дикий

— Что, уйти в пустыню, или как, или что?

Т.Ларсен

— Нет, просто набрать полный список грехов, котомку целую, а потом уже, ближе к концу жизни, когда уже надоест грешить, уже сил просто никаких не будет – прийти покаяться и со всем этим завязать.

С.Дикий

— А вот не успеешь тогда покаяться.

Т.Ларсен

— Почему это?

С.Дикий

— Ну не будет такой возможности у тебя, не будет, потому что Господь он видит тайны сердца человеческого, конечно Господь пришел для грешников. Когда человек приходит и говорит: «Господи, я грешный, как же я могу прийти к тебе? Я же такой весь грязный?», – Господь говорит: «Я же пришел тебя исцелить, приходи». А когда мы лукаво начинаем думать наперед, а вот мы сейчас погрешим, еще что либо, можем не дожить до покаяния, не дотянуть. Потому что мы сами лукавим.

Т.Ларсен

— Мне хотелось бы вернуться к вопросу целомудрия. Все-таки в сегодняшнем обществе очень трудно, действительно, найти ту пару, которая воссоединилась.

С.Дикий

— Нет, почему, есть такие пары, вы неправильно говорите.

Т.Ларсен

— Вы с ними встречаетесь, поскольку вы все-таки общаетесь с людьми церковной жизни.

С.Дикий

— Не только у меня, а во всех храмах города Москвы, и не только, есть такие пары, я вам могу об этом свидетельствовать ответственно.

Т.Ларсен

— Среди людей моего поколения, таких пар можно пересчитать по пальцам одной руки, и как правило, скорее всего, это будет батюшка, или будет певчий в храме. Все-таки люди глубоко церковные и таким образом своими родителями воспитанные. Мое поколение, вот 30-40 лет, все-таки, люди, не то чтобы даже жили без Бога…

С.Дикий

— Я в этом же поколении с Вами.

Т.Ларсен

— Вы священник, вы сравнили.

С.Дикий

— Ну и что?

Т.Ларсен

— Даже не знаю, как это назвать, светская жизнь меня не миновала. Но не в этом дело, просто очень многие люди находят эту любовь, о которой мы говорили в начале программы, когда ты действительно начинаешь собой жертвовать и трудиться ради своей второй половины, к сожалению, далеко не в первых отношениях, и может быть, даже не во вторых. С другой стороны, в Евангелии мы читаем о том, что если мужчина взял за себя разведенную женщину, то он в блуде находится. А как же так? Ну если действительно, так сложилось, опять же, нагрешили, покаялись. Ну теперь поженились, обвенчались и стараемся жить по христиански. Получается все равно наш грех уже, раз мы все равно вторичным браком, значит это все равно блуд и уже никуда не денешься?

С.Дикий

— Ну Вы понимаете, если человек заранее бросает свою жену, берет другую женщину, то есть он знает, что так делать нельзя и делает. То, конечно, он начинает свою жизнь с греха. Но часто бывает совершенно по-другому в жизни, когда люди мало что знают, мало что читали.

Т.Ларсен

— Не знание законов же не освобождает от ответственности.

С.Дикий

— Одно дело человек церковный, а другое дело, человек не знает. Многие люди приходят вообще даже не знают, им долго приходится объяснять, что вместе жить нельзя. И они говорят, ну если мы по любви, значит не блуд. А вот если не по любви, а за деньги, то это блуд. Но конечно, но это абсурд.

Т.Ларсен

— А кто-то вам скажет, да, мы в браке, мы друг друга терпеть не можем. Нет у нас ни любви, ни союза, ни радости никакой друг от друга – это еще больший грех, жить без любви.

С.Дикий

— Так трудитесь, чтобы была любовь. Так для того подвиги то и нужны, а как же? Как над собой трудиться? Ты будешь делать только то, что тебе хочется? То, что тебе… что ты сам желаешь.

Т.Ларсен

— Ну не могу больше я с ним, 20 лет я с ним прожила без любви – больше не могу, все.

С.Дикий

— Это вы о себе?

Т.Ларсен

— Нет, я не о себе, но есть у меня такие знакомые женщины. Вот всю жизнь она живет с ним и тихо его ненавидит?

С.Дикий

— Ну, надо заняться ей, я думаю, прежде всего собой заняться, потому что, ну как человек 20 лет живет и 20 лет ненавидит, представьте какое тяжелое душевное состояние у этой женщины.

Т.Ларсен

— Ну она в браке, она в храм ходит, она не может расстаться с этим человеком.

С.Дикий

— Ну, представьте, какое состояние у этого человека.

Т.Ларсен

— Да ужас, я бы не знаю, повесилась бы, Господи прости.

С.Дикий

— Что же Вы такое говорите?

Т.Ларсен

— Ну я фигурально. Это очень тяжело, я не представляю себе, как так жить. Но я как раз отношусь к числу тех женщин, которые, оказавшись в подобной ситуации, расстались с мужем. Правда, я была человеком невоцерковленным и ничего не знала, если говорить обо мне, да. Вот мой муж – у него первый брак, а у меня второй. И получается тогда, что я его с пути истинного таки своротила? Он был чистый целомудренный человек, а я вот разведенка испортила ему весь целомудренный список.

С.Дикий

— Прости, Господи. Что могу сказать – прости, Господи!

Т.Ларсен

— Ну вот, и ничего вы не объяснили. А как же тогда, Мария Египетская прощается, а мы вот покаялись, вроде теперь пытаемся жить какой-то более, или менее христианской жизнью, значит кайся – не кайся, все равно уже не простится нам?

С.Дикий

— Почему, я говорю: прости, Господи. Я же не говорю, не простится ,то. Я говорю: прости Господи.

Т.Ларсен

— Вы с такой…

С.Дикий

— Вы знаете, как в древней церкви, когда каялись, выходили на амвон и каялись. А Вы тут на всю Россию каетесь.

Т.Ларсен

— А что делать?

С.Дикий

— Особое покаяние, поэтому мы попросим у наших слушателей, чтобы они о Вас помолились особым образом.

Т.Ларсен

— Спасибо большое! У меня вообще эксклюзив, мне муж говорит: «Ты понимаешь, как тебе повезло, у тебя каждую неделю персональная проповедь». Ну, я думаю, что повезло не только мне, но и слушателям радио «Вера», которые тоже имеют возможность слушать наших замечательных гостей и может быть, не все мои вопросы окажутся дурацкими и эгоистичными, а кого-то тоже они касаются и тронут. Вот вопрос, который, мне кажется, волнует многих: как воспитать детей, чтобы они могли противостоять вот этому всеобщему толерантному отношению к вопросам целомудрия в современном обществе?

С.Дикий

— На примере родителей дети воспитываются. Если родители дают достойный пример детям, и они воспитываются в любви, и они чувствуют эту любовь между мамой и папой и они эту любовь продолжают. Они ее наоборот в своей жизни так же стремятся найти и преумножить. И естественно, это самое главное. И вот эта чистота отношений, ведь вот этот, можно сказать, мир домашней церкви и, если ребенок живет в семье, где родители в общем-то чутко относятся друг к другу и в этой атмосфере они воспитываются, то они естественно в дальнейшем… Ведь как часто бывает, что любой мужчина воспитывает своих детей именно так, как воспитывал их его отец. А мать также, как воспитывали ее, даже подсознательно. Так же и здесь, то есть, вот эта любовь, которая объединяет, которая дает силы и дает ту особую домашнюю атмосферу, в которой ребенок воспитывается и конечно, к этому в своей жизни будет стремиться. А источником любви является Господь. Бог есть любовь, истинная любовь. И поэтому, конечно, встреча с Богом, она дает людям силы. Мы все объединяемся через святую евхаристию, через святую чашу, поэтому, если семья церковная и эта любовь, она существует в этой семье, то Господь дает возможность и детям в дальнейшем ее преумножить.

Т.Ларсен

— Спасибо Вам огромное за эту крайне интересную беседу. И спасибо Вам, уважаемые слушатели, за то, что провели этот час вместе с нами! Это была программа «Светлый вечер».

С.Дикий

— Храни вас всех Господь милостью Своею!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (8 оценок, в среднем: 4,88 из 5)
Загрузка...