Светлый вечер с протоиереем Андреем Близнюком (эфир 25.06.2015)

Светлый вечер - прот. Андрей Близнюк (эф. 25.06.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - прот. Андрей Близнюк (эф. 25.06.2015) - Часть 2
Поделиться

прот. Андрей Близнюк 2У нас в гостях Руководитель группы Церковной помощи в Чрезвычайных Ситуациях протоиерей Андрей Близнюк.
Мы узнали, зачем некоторые священники едут в места катастроф и чрезвычайных происшествий, какую помощь они оказывают пострадавшим и для чего проходят обучение на спасателей. Кроме того, отец Андрей рассказал о своём богатом опыте миссионерских поездок по отдаленным уголкам нашей страны.

Ведущие: Алексей Пичугин, Алла Митрофанова

А. Пичугин

— Дорогие слушатели, здравствуйте! Меня зовут Алексей Пичугин, здесь также Алла Митрофанова…

А. Митрофанова

— Добрый, светлый вечер!

А. Пичугин

— В гостях у нас и вместе с нами проведёт этот «Светлый вечер» протоиерей Андрей Близнюк — руководитель группы церковной помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности. Отец Андрей, здравствуйте!

Наше досье

— Протоиерей Андрей Близнюк. Родился в 1964 году в Москве, окончил Львовское военно-политическое училище, Православный Свято-Тихоновский богословский институт, а также прошёл обучение по специальности «спасатель» и был аттестован комиссией МЧС. Преподаёт в Свято-Тихоновском православном гуманитарном университете и Свято-Петровской православной школе. Клирик храм святителя Николая в Кузнецах, руководитель группы церковной помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности Московского Патриархата.

А. Пичугин

— Отец Андрей, вы руководите проектом, — наверное, правильнее было бы сказать группой — церковной помощи. Вот скажите: а зачем вообще Церковь идёт в этом направлении? Какую помощь при чрезвычайных ситуациях может оказать священник или человек, который как-то связан с вашим проектом? И, в зависимости от чрезвычайных ситуаций, вообще, не мешает ли присутствие дополнительных посторонних, — может быть, «посторонние» здесь тоже не очень правильное слово — людей, например, при разборе завалов, при оказании какой-то помощи в стихийных бедствиях?

А. Митрофанова

— То есть это такой церковный МЧС получается у вас, да?

Прот. Андрей Близнюк

— В каком-то смысле, да. Группа быстрого реагирования. Надо сказать, что вообще в мире чрезвычайные ситуации не уменьшаются, а увеличиваются со временем. И мы видим, что, начиная с 80-х годов, во всех развитых странах появляются такие группы быстрого реагирования. У нас появляется в 90-х МЧС, появляется Синодальный отдел по благотворительности и помощи страждущим. А в 2010 году подписано соглашение между МЧС и нашей Церковью, в котором как раз и оговорено участие Церкви в чрезвычайных ситуациях.

А. Митрофанова

— Это после пожаров было, да?

Прот. Андрей Близнюк

— Да, поводом были пожары, случившиеся под Москвой. И надо сказать, что тогда ещё не было договора, но Церковь активно помогала людям собирать гуманитарную помощь, добровольцы тушили эти лесные пожары. Поэтому оказались очень эффективными действия Церкви. И МЧС заключило договор, в котором не только оказание помощи пострадавшим, но и работа со спасателями — мы участвуем в беседах со спасателями на факультативной основе, проводим такие беседы в пожаро-спсательных отрядах.

А. Митрофанова

— А о чём?

Прот. Андрей Близнюк

— В принципе, это в каком-то смысле знакомство с основами православной культуры, потому что командование как-то просило и об этом поговорить. Говорили мы и о страданиях человеческих, о смерти, духовном значении смерти, отношении к телам усопших. Это всё важно, потому что спасатель, соприкасаясь с горем, с несчастьем, может как-то огрубеть, такое эмоциональное выгорание произойти.

А. Митрофанова

— Цинизм профессиональный, который всем нам свойственен.

Прот. Андрей Близнюк

— Да, людям, которые далеки от духовных каких-то основ и такого, можно сказать, питания, они, конечно, быстро выгорают. Поэтому нам бы хотелось в этих беседах, и мы проводили их, рассказать о традиции такой глубокой, православной: о страдании, о сочувствии, о мотивации такой духовной, которую нам Спаситель в притче о милосердном самарянине высказал. Поэтому всякий верующий человек, а среди спасателей очень много верующих вообще, единицы атеистов…

А. Митрофанова

— Серьёзно?

Прот. Андрей Близнюк

— Да. И в основном православные. Я всё боялся, что будет там очень много разных вер…

А. Пичугин

— А почему боялись?

Прот. Андрей Близнюк

— Ну, как-то у нас принято считать, что у нас многоконфессиональная страна. А вот так вот беседуешь и оказывается, что в основном в таких силовых структурах встречаешься всё-таки с православными.

А. Пичугин

— Вас, можно сравнить с военными священниками, вашу работу?

Прот. Андрей Близнюк

— Нет, мы всё-таки вне штата. Мы имеем как бы это соглашение — юридическую основу этих встреч, — но мы никаким образом не входим в структуру министерства. Хотя нам пришлось пройти подготовку, мы — аттестованные спасатели — ряд священников, которые…

А. Пичугин

— И вы в том числе?

Прот. Андрей Близнюк

— И я тоже, да, прошли мы…

А. Митрофанова

— То есть вы — спасатель?

Прот. Андрей Близнюк

— Да. Жетон у меня есть, удостоверение, потому как в зону чрезвычайной ситуации можно попасть только спасателю, и мы для этого прошли. Вот в ответ на вопрос Алексея: чтобы не навредить, как говорится, не оказаться лишними в этой зоне, мы, конечно, прошли эту подготовку, чтобы понимать всю схему действия, алгоритм действий спасателей, чтобы оказаться помощниками, а не лишними людьми.

А. Пичугин

— Давайте разберём на конкретном примере. Вот случилось какое-то серьёзное, страшное стихийное бедствие. Если совсем конкретно: наводнение в Крымске, например, на юге нашей страны пару лет назад — все помнят, наверное. Вот мы представляем, как в данном случае будет действовать МЧС. Как будет действовать ваша служба? Действовала?

Прот. Андрей Близнюк

— Наши священники выехали туда, в зону этот ЧС. Был организован церковный штаб помощи пострадавшим, куда поступала гуманитарная помощь и из Москвы, и из других регионов; где собирались добровольцы, сёстры милосердия. Наш штаб взаимодействовал со штабом МЧС, который всегда создаётся в этой зоне чрезвычайной ситуации. Надо сказать, что у нас там была пекарня, которая делала хлеб и помогала тем военнослужащим, которые там эти завалы разгребали — им тоже нужно было помочь питанием. Развозили адресно помощь пострадавшим. Потому что людей собрали в пунктах временного размещения, государство им помогало, но всё-таки порой было недостаточно этой помощи. Поэтому наши волонтёры ходили, узнавали, где нужна помощь и привозили адресно. Потому что надо сказать, что были и мошенники, которые злоупотребляли, пытались как-то обогатиться за счёт этого. Поэтому здесь очень такая непростая работа — найти пострадавшего, нуждающегося в помощи, узнать его адрес и привезти, передать ему.

А. Митрофанова

— Выяснить что конкретно ему нужно.

Прот. Андрей Близнюк

— Да. И поэтому здесь очень много людей нужно. И, конечно, в таких ситуациях государство, МЧС, они рады этой помощи от Церкви. Во-вторых, когда уже государство на следующем этапе помогало людям с ремонтом, с обретением жилья, оказались такие люди, которые были вне списков — они или не были прописаны по этому адресу, где проживали, или случайно там оказались, а у них жилья никакого нет. И поэтому Церковь таких людей находила, и им помогали. Даже одной мусульманской семье помогли с ремонтом. Люди покупали им квартиры на пожертвованные деньги, потому как всегда в таких масштабных чрезвычайных ситуациях объявляется сбор пожертвований…

А. Митрофанова

— Ну, да. В принципе, в каждый храм можно зайти — там будет ящик такой для сбора.

Прот. Андрей Близнюк

— Да. И бывает обращение Святейшего. И вот эти деньги, пожертвованные, собранные наша группа распределяет, а потом отчитывается: каким образом они были израсходованы, документально подтверждает. Всё это открыто…

А. Митрофанова

— Всё до копейки?

Прот. Андрей Близнюк

— Да, конечно, чтобы люди доверяли, нужно, чтобы всё это было открыто и понятно.

А. Пичугин

— А у вас большая группа? Сколько всего с вами работает?

Прот. Андрей Близнюк

— Наша группа, конечно, такая тоже внештатная. Постоянно дежурят на телефонах в интернете два человека, а на выезде…

А. Пичугин

— Это волонтёры-добровольцы?

Прот. Андрей Близнюк

— Нет-нет. Это сотрудники Синодального отдела по благотворительности. А я уже возглавляю группу, которая состоит из священников, прошедших подготовку…

А. Пичугин

— А сколько священников таких?

Прот. Андрей Близнюк

— Прошло подготовку у нас более 30. Но вот реально в поездках их, конечно, меньше — около десяти.

А. Пичугин

— А это клирики московских храмов или со всей страны?

Прот. Андрей Близнюк

— Нет, это наши московские, поскольку нам нужно было проводить собрания и совместные службы, чтобы как-то лучше друг друга узнать. Это московское духовенство, нас благословил и собрал владыка Пантелеимон. Он проводит и нашу подготовку, и нашу мотивацию, и благословил учёбу в МЧС. Так что можно сказать, что небольшая группа, но, к счастью, вот таких чрезвычайных ситуаций не так много, так что мы пока справляемся.

А. Пичугин

— Кстати говоря, про подготовку: у нас не так давно был Хабаровский владыка Игнатий, который рассказывал, что перед тем, как ему пришлось пройти подо льдами океана на подводной лодке, он проходил серьёзную подготовку. Он подробно рассказывал, как всё это выглядело.

А. Митрофанова

— Военную, спортивную — всё серьёзно!

А. Пичугин

— Да. Как происходит подготовка священника в МЧС?

Прот. Андрей Близнюк

— Ну, мы тоже ходили — есть такой учебный центр у нас в Москве на Живописной…

А. Пичугин

— Центроспас?

Прот. Андрей Близнюк

— Нет, Центроспас — это особая структура МЧС. А это учебный центр, который готовит всех спасателей первоначального уровня. И мы там несколько месяцев слушали теоретическую базу, потом практические занятия, потом стажировка в пожаро-спасательном отряде и аттестация, которая в виде тестирования и физических нормативов.

А. Пичугин

— А на стажировке в пожаро-спасательном отряде приходилось выезжать на какие-то происшествия в Москве?

Прот. Андрей Близнюк

— Выезжали, на месте проводили знакомство и с техникой, и с личным составом. Мы в какой-то мере, пуст и факультативно, но прошли весь этот курс. Потому как наша задача всё-таки не лазить по стенам с лестницами-штормовками…

А. Митрофанова

— Этим есть, кому заниматься, слава Богу!

А. Пичугин

— Но уметь-то надо, да, всё равно?

Прот. Андрей Близнюк

— Да, мы ознакомительно в учебном центре и машины разрезали, извлекая пострадавших — это всё мы пробовали, — и инструменты все. Но главное, конечно, это духовная поддержка, потому что человек, когда он страдает, он нуждается не менее в таком духовном окормлении, чем в физической поддержке. Физическую поддержку оказывают спасатели, медики, а мы оказываем духовную поддержку, потому что, если, не дай Бог, происходит какая-то чрезвычайная ситуация, допустим, поезд сходит с рельс, и в ближайшую больницу поступает 200 пострадавших. Медики делят их на четыре такие сортировочные группы: первая — терминальная стадия, те, которые умирают и которым уже невозможно помочь, и они просто умирают в агонии и болях; вторая и третья — людям активно медики помогают, спасают их, их можно спасти, поэтому тут уже никаким образом не можешь в этом процессе участвовать — тут только врачи действуют; четвёртая — это те люди, которые получили незначительные повреждения, но испытывают психологический стресс, шок, уныние и тоску, может быть, депрессию или могут быть даже психические расстройства — тут людям можно добрым словом, молитвой, чаем, тёплым одеялом помочь, тут могут и священники и волонтёры помогать. А вот в первой группе сортировочной, где люди в терминальной стадии, конечно, задача священника, как и во все времена было, помочь человеку перейти в мир иной. Если человек верующий и он может разговаривать — поисповедовать его, церковного человека и пособоровать, и причастить можно…

А. Митрофанова

— А у вас всегда с собой, да, дорожные, как это называется?

Прот. Андрей Близнюк

— Мы вообще рекомендуем всем приходским священникам, благочинным особенно, иметь такой тревожный чемоданчик, в котором всё необходимое, который будет содержать и крестильный набор. На престоле хранить чашу со Святой Кровью, чтобы её можно было взять с собой, причастить человека. Допустим, если человек церковный, он в коме, без сознания, но его можно причастить. И вот оказать этим людям такую духовную помощь и поддержку, конечно, священник может. Потому как мы видели в таких чрезвычайных ситуациях, когда в этой группе люди просто лежат и умирают, и ими никто не занимается, потому что, как правило, сил у медиков не хватает, спасатели занимаются другим, а они бедные вот так отходят в жутких болях и порой даже без тепла какого-то, доброго слова.

А. Митрофанова

— Вам уже удавалось оказываться в таких ситуациях, когда необходимо оказывать помощь умирающим и когда ваша помощь действительно была востребована?

Прот. Андрей Близнюк

— Я думаю, у каждого, наверное, священника, такого активного, были такие случаи, даже до создания нашей группы. Потому что нас очень часто приглашают к умирающим в реанимацию, приглашают в больницы.

А. Митрофанова

— Но это немножко другое. А здесь, когда чрезвычайная ситуация — сложная история.

Прот. Андрей Близнюк

— Вот непосредственно в чрезвычайной ситуации мне ещё не довелось, вот так, чтобы…

А. Пичугин

— Дай Бог, чтобы не довелось!

А. Митрофанова

— Дай Бог, чтобы не довелось, конечно!

Прот. Андрей Близнюк

— Но мы уже готовы к этому, потому как, действительно, очень бы хотелось оказаться на своём месте, потому что это задача Церкви — быть со страждущим, помочь ему. Как Господь говорит: «В чём застану, в том и сужу», — чтобы Он застал человека в покаянии, в мирном таком, добром настроении, а не с проклятиями и ужасами, которые обычно бывают, когда человек теряет духовные основы, и очень часто ДТП и ли ещё что-то — человек умирает с матерными словами на устах, в каких-то ужасных вот таких… с сорванной психикой. Это, конечно, печально и поэтому мы должны быть с людьми в этот тяжёлый час, минуту.

 

А. Пичугин

— Руководитель группы церковной помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности протоиерей Андрей Близнюк сегодня вместе с нами проводит этот «Светлый вечер».

А. Митрофанова

— Отец Андрей, вы сказали о занятиях, которые проводите для пожарных, для мчс-ников…

Прот. Андрей Близнюк

— Нельзя сказать, что это занятия, это лучше назвать беседы.

А. Митрофанова

— Но это факультатив именно? То есть нет такого, что люди обязательно должны пройти курс духовной подготовки?

Прот. Андрей Близнюк

— Нет.

А. Пичугин

— Чтобы потом не говорили, что Церковь вот опять заставляет кого-то в чём-то участвовать.

Прот. Андрей Близнюк

— Мы уже говорили, были комментарии, но я хочу сказать, что мы проводим беседы, эти беседы добровольные и никого не заставляют в них участвовать.

А. Митрофанова

— А много народу?

Прот. Андрей Близнюк

— Смотря где мы проводим, если мы проводим в пожаро-спасательном отряде — вот есть у нас такой в Москве замечательный пожаро-спасательный Центр Москвы, — и нам руководство дало возможность провести эти беседы со всеми спасателями во всех отрядах. Там они по сменам делятся, и вот мы каждую смену приезжали в удобное для них время и проводили такие беседы. Они были неформальные, порой за чашкой чая, и длились от одного часа до четырёх, в зависимости от вопросов, которые появлялись у спасателей.

А. Пичугин

— А вопросы действительно есть?

Прот. Андрей Близнюк

— Было масса вопросов. Когда четыре часа вот так беседуешь и уходишь, и понимаешь, что ещё бы побеседовать, но уже нет возможности, то приглашаешь людей в храм. Многие приезжали, мы продолжали общение в храме — кто-то участвовал в Таинствах, кто-то покрестить приезжал своих близких, детей. Один спасатель свой мотоцикл мощный освятить попросил.

А. Митрофанова

— Освятили?

Прот. Андрей Близнюк

— Конечно!

А. Митрофанова

— Как колесницу? Чин, по-моему, освящения, как колесницу — так забавно!

Прот. Андрей Близнюк

— Освящение колесницы, да. Они как раз и помогают в дорожно-транспортных происшествиях: такой мото-выезд — два спасателя на мотоциклах выезжают и помогают, когда пробки, когда невозможно проехать.

А. Пичугин

— Мне кажется, спасатели — как раз те люди, и вообще МЧС та структура, которая чаще всего сталкивается со смертью, сталкивается с пострадавшими, причём в разных совершенно частях света. И поэтому у людей, которые там работают, служат в МЧС, наверное у них чаще, чем у других представителей условно силовых структур, возникают вопросы, которые можно адресовать священнику.

А. Митрофанова

— Вот вопрос, кстати, да: если действительно Бог есть, то почему в мире столько зла, почему вот это всё происходит? Наверное, это один из таких часто задаваемых вопросов в этой среде, да? Ну, и вообще часто задаваемых.

Прот. Андрей Близнюк

— Да, конечно, это вечный вопрос, можно сказать. Люди воспринимают иногда Бога, как некоего силовика, который обязан всё разрулить. И если Он не разрулит, то Он, значит, плохой какой-то. Один из телеведущих всем задаёт вопрос: «Чтобы вы сказали Богу, когда окажетесь перед лицом Его?» Ему этот вопрос адресовали, он сказал: «Как ты можешь?» То есть он на этот вопрос ответ не нашёл, хотя, начиная с классической немецкой философии, все богословы ответ давали: свобода воли — она порождает и злые поступки людей. А война, в которой, к сожалению, мы оказались в этой вселенной — дьявол пытается уничтожить и Бога, и веру, и Церковь, — она не окончена, а о конце написано в книге Апокалипсиса. Поэтому мы понимаем, что это завтра не закончится, что никакие экологические акции, никакие наши усилия это не прекратят.

А. Митрофанова

— А зачем же тогда эти усилия предпринимать?

Прот. Андрей Близнюк

— Чтобы оставаться человеком. Знаете, есть такая поговорка: пока чувствуешь боль — ты жив, пока ты чувствуешь чужую боль — ты человек. Так вот, если мы чувствуем чужую боль и помогаем — мы люди. А если считаем, что вот поделом получили, то это уже и фарисейство, и, вообще, бесчеловечно. Поэтому мы, может быть, и нуждаемся в том, чтобы видеть, где мы можем помочь. Знаете, часто современный мир как-то пытается уклониться от болезней, несчастий, часто в медицине видит такую некую религию, которая поможет преодолеть страдания и смерть. Даже порой от медицинских сотрудников и учёных в этой области мы слышим, что к какому-то там необозримому будущему…

А. Митрофанова

— Проблема бессмертию будет решена.

Прот. Андрей Близнюк

— …Проблема старения и прочее — имплантанты и прочее — всё это приведёт к тому, что человек не будет умирать. Мы видим в этом, действительно, попытку такой подмены религиозных ценностей. Потому что мы понимаем, что страдания — это не проклятие, болезнь — это не кара Небесная. Порой это наоборот посещение Божие — Господь Сам страдает и нам как бы даёт возможность через страдания выйти на новый совершенно духовный уровень, помогая страдающему, проявить все свои лучшие добрые, человеческие качества. И поэтому, как природа нуждается в зиме с лютыми морозами, с обледенениями, а потом весна и пробуждение — вот эта красота вокруг нас, — так и человек, человеческая природа нуждается как и в покое, так и в испытаниях.

А. Митрофанова

— Простите за провокационный вопрос: есть же, к примеру, не только наша зона, где континентальный климат, есть и тропики, и субтропики, и там исключительно мягкий климат какой-нибудь Новой Зеландии, где жить — просто райское удовольствие. И там тоже всё прекрасно. Если продолжить эту аналогию, бывают люди, у которых катаклизмов в жизни не происходит и это не мешает им оставаться людьми, хорошими людьми. Понятно, что боль и смерть — это то, что переживает каждый человек, мы с этим соприкасаемся в течение жизни. Но не всякому Господь посылает такие страдания, как, скажем, тяжелейшая болезнь. Посылает некоторым, не всем. Получается тогда, что этот человек как-то особенно либо заслужил — в кавычках — да, а почему он? А он задаёт вопрос соответственно: «А почему я? Вот что я — какой-то совсем уже никакой, что мне посылается вот это? Почему у соседа всё хорошо, а у меня вот так?»

Прот. Андрей Близнюк

— Вы знаете, дело в том, что страдания посылаются, ещё раз хочу повторить, не как проклятия от Бога, а как, действительно, испытания и такое, можно сказать, посещение Божие. Вот если мы посмотрим на жизнь замечательных людей, то очень многие и самые великие святые страдали, и более нашего: преподобный Серафим Саровский, апостол Павел, который потрудился больше всех из апостолов. Он говорит: «Не удаляет от меня Господь пакостника плоти», — значит эта болезнь, его страдания, они его не уничтожали, не делали его таким каким-то ограниченным, наоборот он в этом видел источник силы. И поэтому я хочу сказать, что и к болезням, и к страданиям нужно относиться духовно. Это тайна жизни. Знаете, сказать с ходу или нам, допустим, священник задаёт вопрос: «Почему я?» — мы, конечно, с ходу не ответим. Чтобы дать ответ на этот вопрос нужно изучить жизнь этого человека, причём не так — по фактам, — а по его духовной жизни, по его отношению к Богу, к близким своим, к самому себе. И тогда можно, в результате долгих поисков, найти ответ. И мы пытаемся так помочь человеку.

А. Митрофанова

— А ответ на вопрос: за что? Или ответ на вопрос: для чего?

Прот. Андрей Близнюк

— Ну, зачем, конечно! Потому как очень часто люди через страдания, они совершенно становятся чище, выше, мудрее. У нас есть такая программа с теми же священниками, которые у нас в церковной помощи в чрезвычайных ситуациях участвуют на телефоне доверия: мы помогаем в таком телефонном консультировании онкологическим больным, также дежурим на московском нашем телефоне милосердия. Нам часто звонят люди, задают эти вопросы: почему я болею, почему я так страдаю? Вот в этих разговорах понимаешь, что человек задаёт этот вопрос, — а как правило он серьёзную действительно работу проделывает по своей жизни, по своему состоянию, — они действительно, очень многие люди, вырываются из таких рамок обыденного, суетного сознания, выходят на глубокий духовный уровень. Моя последняя беседа была с женщиной из хосписа, которая умирала — у неё последняя стадия. Она первый раз разговаривала со священником, но её глубокое отношение к жизни, её такая мудрость, можно сказать, говорили о том, что эта болезнь не уничтожила её как личность, а наоборот сделала её в каком-то смысле, — я не побоюсь этого слова, — она, как святая, она всё воспринимала духовно: то, что будет с её дочерью, которую она взяла из детского дома; то, что до этого она потеряла мужа в автомобильной катастрофе. У неё не было, понимаете, каких-то претензий ни к Богу, ни к людям, она всё воспринимала, знаете, без фанатизма, глубоко и очень ясно, и понимая уже в этих своих страданиях, что смерть — это не конец, а это дверь, в которую надо войти, надо подготовиться, спросить как дальше, что делать. И её смирение, её такая удивительная духовная глубина меня просто поразила. Я хочу сказать, что за эти полтора часа разговора я у неё многому научился.

А. Пичугин

— Она умерла в итоге, да?

Прот. Андрей Близнюк

— Ещё нет. Но она в тяжёлом очень состоянии. Она, понимаете, очень правильно относится к жизни. Жизнь — она не имеет конца. И вот человек к этому пришёл через страдания.

А. Пичугин

— Я в связи с этим вспоминаю последнюю запись в дневниках отца Александра Шмемана, там был годичный перерыв, когда он заболел как раз раком. И последняя запись, буквально за несколько месяцев до смерти, он объясняет, почему он так долго ничего не писал, он пишет: «Я боялся потревожить ту высоту, на которую меня подняла болезнь». Это фактически последние его записанные слова.

Прот. Андрей Близнюк

— Это так. Особенно когда страдают дети. Мне доводилось посещать, причащать их. Я вспоминаю одну семилетнюю девочку Аню, которая страдала опухолью мозга. Она переживала такие страдания, которые мы даже не можем представить. Но, опять же, посещения её, беседы с ней, её причащение, вы знаете, это уроки мужества. Не забуду никогда её, ни взгляда этого доброго такого, понимаете… которая как ребёнок выглядит, а смотрит на тебя, как будто старец, который всё понимает, всё осознал, простил, без всяких претензий… Одна забота — любовь как бы… Извиняясь как бы, что вот потревожила. Удивительно! Думаешь: вот это высота, способны ли мы до неё дотянуться? Поэтому болезнь, когда с ней сталкиваешься вот так вот в хосписах, она, конечно, такой источник духовного роста, что, я думаю, что если бы люди почаще бывали бы в хосписах, помогали бы больным, посещали бы, они для себя столько бы открыли в жизни. И наверное, наши бы больные, которые нуждаются в такой поддержке в хосписах, они, конечно, поделились бы этими своими духовными откровениями. И многим, конечно, это было бы на пользу. И очень печально бывает, когда от таких людей отворачиваются, их боятся. Насчёт онкологических больных какие-то суеверия есть, что можно этим заразиться, надо как-то их не тревожить.

А. Митрофанова

— Ну, это ерунда, конечно!

Прот. Андрей Близнюк

— А они живут активной такой жизнью духовной, поэтому они нуждаются в общении, поэтому с ними нужно близким друзьям продолжать общаться, разговаривать, посещать их в больницах, хосписах. И те, кто будет их посещать, сами многое получат.

А. Пичугин

— Мы продолжим этот разговор с отцом Андреем Близнюком буквально через несколько мгновений.

 

А. Митрофанова

— Ещё раз: добрый вечер, дорогие слушатели! Программа «Светлый вечер» на радио «Вера». Алексей Пичугин, я — Алла Митрофанова. В гостях у нас протоиерей Андрей Близнюк — руководитель группы церковной помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности и социальному служению. Отец Андрей, вы упомянули телефон доверия в предыдущей части нашей программы. Если можно, поподробнее о том, что это такое.

А. Пичугин

— Два телефона доверия даже. Но мы сейчас, я думаю, как раз про онкологический.

А. Митрофанова

— Да. То есть получается, что всякий человек может туда позвонить, задать какие-то свои вопросы, да? От кого он получит ответы? Эти люди проходили ли какую-то специальную подготовку, насколько они вообще располагают временем для того, чтобы, если, к примеру, человеку нужно поговорить полчаса, чтобы с ним могли поговорить полчаса? Вот как это всё происходит?

Прот. Андрей Близнюк

— Это проект, который возник уже дано, его создали онкопсихологи. Они обратились к нам, чтобы московские священники присоединились. Мы с радостью согласились по благословению епископа Пантелеимона. Мы прошли собеседование с владыкой, а потом у нас были консультации с онкопсихологами. У нас такие семинары были, где нас онкопсихологи просто поставили в известность как протекает болезнь, какие её стадии, в чём особенно…

А. Митрофанова

— Четыре их, по-моему, да?

Прот. Андрей Близнюк

— Да. Очень интересные пособия, которые мы получили от психологов, Андрея Владимировича Гнездилова, который как раз занимается онкобольными, которые в последней стадии находятся: как пройти через горе, беседы с близкими умирающих. И много таких пособий, с которыми мы, конечно, познакомились, но в первую очередь мы нужны, конечно, на этом телефоне в этом проекте как священники, потому как люди многие дозревают до состояния такого участия в Таинствах — им нужно покреститься или поисповедоваться. И мы помогаем им подготовиться к этим Таинствам. Часто люди обращаются… в отличии от психологов, которые на этом телефоне, — там анонимное консультирование — мы сразу же даём свои адреса, свои храмы или выезжаем домой к тем больным, которые двигаться уже не могут. И в этом смысле, это не классический телефон доверия, который предполагает такой анонимный разговор, а мы предлагаем продолжение общения помимо телефона. Потому что телефон — это такая, знаете, помощь людям преодолеть барьер, который часто бывает у людей не церковных — психологический, духовный. Им действительно страшно порой перешагнуть порог храма, они многое не понимают, многое не понятно: как подойти к священнику, с чего начать. А тут этот разговор помогает все эти вопросы уже преодолеть.

А. Пичугин

— А воцерковлённые люди обращаются?

Прот. Андрей Близнюк

— Тоже иногда обращаются, но реже. Потому что люди церковные, как правило, имеют духовника, эти вопросы они могут с ним решить.

А. Митрофанова

— Давайте, если вы не против, я озвучу телефон. Можно же?

Прот. Андрей Близнюк

— Да, конечно!

Прот. Андрей Близнюк

— Могут звонить все-все-все? По всей России он действует?

Прот. Андрей Близнюк

— Да, конечно. Телефон по всей территории России бесплатный и круглосуточно принимаются звонки.

А. Митрофанова

— 8-800-100-01-91. Это телефон Всероссийской горячей линии помощи онкологическим больным и их близким: 8-800-100-01-91. Близкие тоже звонят, получается?

Прот. Андрей Близнюк

— Да. Кто позвонит по этому телефону, попадает на психолога. И действительно, очень часто вопросы бывают не только касающиеся протекания болезни, но и как вести себя близким: человека выписывают из больницы, родственники не знают как с ним разговаривать, что можно предложить, как строить отношения. Иногда бывают вопросы по поиску средств на операции, поэтому на этом телефоне работают юристы, которые помогут объяснить, как эти квоты найти, как найти средства, куда обращаться, какие есть фонды, которые помогают онкобольным. Поэтому телефон этот очень полезен и помогает людям преодолеть этот страх. Потому что, повторяю, есть много суеверий, связанных с онкозаболеваниями. Многие люди считают, что, если диагноз он такой получил, что это болезнь смертельная и неизлечимая…

А. Митрофанова

— Приговор.

Прот. Андрей Близнюк

— Приговор, да. Поэтому здесь как раз помогают преодолеть этот барьер. Эта болезнь лечится, если её не запустить, не пуститься в самолечение или во всякие, предлагаемые со всех сторон, лёгкие, дешёвые, народные такие — в кавычках — средства, которые драгоценное время просто забирают и люди теряют там его, а потом приходят на последней стадии к врачам, а врачи порой уже не могут ничего сделать. Поэтому, чтобы этого не произошло, лучше проконсультироваться у специалистов и правильную программу такую выстроить.

А. Пичугин

— Я правильно понимаю, что не только онкологические больные? У нас же огромное количество тяжёлых заболеваний, не связанных с раком, с онкологией. Они ведь тоже могут позвонить по этому телефону, получить помощь?

Прот. Андрей Близнюк

— Конечно! Он, в первую очередь, для онкобольных, но, на самом деле, звонки бывают совершенно разные, от разных больных. И порой люди говорят, что они не онкобольные. Можно, можно, конечно! Нам бы очень хотелось, чтобы побольше людей участвовало, звонило, потому как, я думаю, что, чем больше людей будет знать об этом телефоне, тем больше пользы мы сможем принести.

А. Митрофанова

— Давайте я его ещё раз повторю: 8-800-100-01-91 — телефон Всероссийской горячей линии помощи онкологическим больным и их близким.

А. Пичугин

— И ещё один телефон, про который вы говорили, он уже относится скорее к помощи службы «Милосердие». Что это за номер? Вот он у меня тоже записан.

А. Митрофанова

— Мы его тоже озвучим. Сейчас главное понять, в чём разница: на второй номер горячей линии кто звонит, с какими вопросами?

Прот. Андрей Близнюк

— В основном это москвичи звонят. Вопросы тут не только касающиеся болезней, вообще широкий спектр.

А. Митрофанова

— Такой телефон доверия, да?

Прот. Андрей Близнюк

— В общем, да, и помощи людям. Там тоже оператор дежурит, бывает консультативная помощь — какой-то храм найти или какой-то приход, или какое-то церковное учреждение. Бывает, звонят люди, которые попали в беду: допустим, у них несчастный случай, нет денег добраться до дома, ещё что-то… А бывают люди, которые говорят, что им нужна помощь духовная и они хотели бы посоветоваться со священником. Тогда оператор соединяет с дежурным священником, который у нас есть на этом телефоне. Он, к сожалению, не круглосуточный, а тогда как раз, когда священники освобождаются после службы: с 12 и где-то до 22 часов. И вопросы бывают совершенно разного характера, начиная от того, как вообще вести себя в храме, как подготовиться к крещению, к исповеди. Какие-то смущения: бывает так, что люди звонят, что пришёл в такой-то храм покрестить бабушку-соседку, а там огромную сумму тут же сказали, что должен выложить, и человек в смущении ушёл.

А. Митрофанова

— А что вы отвечаете на это?

Прот. Андрей Близнюк

— Мы сразу же приглашаем к себе — в нашем храме мы крестим бесплатно, у нас нет никаких тарифов.

А. Пичугин

— Ваш храм Николо-Кузнецкий, я правильно понимаю?

Прот. Андрей Близнюк

— Да! Ну, таких храмов уже много, где, конечно, мы объясняем, что никакие суммы не могут обозначить цену за Таинство. И даже так думать — кощунство.

А. Пичугин

— Ещё покойный Патриарх говорил про требы…

Прот. Андрей Близнюк

— Я думаю, что такие случаи бывают, к сожалению, и поэтому, чтобы люди не отчаивались, чтобы как-то они понимали, что это случайно, как-то мне кажется даже, такой человек оказался за ящиком, который такое говорит, что если нет денег, то не покрестят. И мы стараемся, конечно, помочь — в первую очередь просто приглашаем к себе. Иногда бывает так, что человек смущается, что вот для того, чтобы покреститься, нужно пройти подготовку. Сейчас, вы знаете, есть распоряжение о том, что катехизация необходима для каждого.

А. Митрофанова

— Да-да.

Прот. Андрей Близнюк

— Вот люди некоторые тоже не понимают и говорят: «Что ж такое? Вы нам устроили экзамены. Раньше было просто — пришёл и покрестился». Тут уже в беседе пытаешься объяснить, что много очень важных вещей в жизни мы не делаем кое-как. Допустим, просто так не поженишься: знакомятся с родителями, друг друга узнают на протяжении месяцев и годов. А тут в Царство Небесное с бухты-барахты и кое как? Поэтому часто даже по телефону что-то рассказываешь, объясняешь. Приглашаем, рассказываем о литературе, которая на эту тему есть — можно приобрести, почитать, в интернете очень много в бесплатном доступе. Так что вот такие бывают разговоры.

А. Пичугин

— Давайте я назову этот номер: 8-495-542-00-00 — это номер службы «Милосердие», правильно?

Прот. Андрей Близнюк

— Да.

А. Митрофанова

— Горячая линия такая, то есть можно звонить, и если нужна консультация священника…

А. Пичугин

— А может ли на этот номер позвонить человек, который действительно попал в беду — вот у него сейчас, конкретно в данный момент нет денег на то, чтобы поесть, он оказался в незнакомом городе, например, в Москве? Или ему нужно добраться из Москвы, условно, в Казань, но у него тоже нет денег? Мы не берём в расчёт те случаи, когда человек хочет как-то нажиться, заработать.

Прот. Андрей Близнюк

— Мошенников очень много. Есть такая как раз группа работы со случаем при Марфо-Мариинской обители, вот они этим занимаются — всё и узнают, и, если человек действительно нуждается в помощи, всегда помогут.

А. Пичугин

— Вы можете тоже переключить на этот номер?

Прот. Андрей Близнюк

— А дело в том, что наш телефон «Милосердие» там и находится.

А. Пичугин

— А, понятно!

Прот. Андрей Близнюк

— Поэтому там опытные операторы всегда подскажут.

А. Митрофанова

— А как вы распознаёте — это звонит человек, который действительно нуждается в помощи, или звонит, скажем, какой-то мошенник, которому… так, способ заработать, условно говоря?

Прот. Андрей Близнюк

— К счастью, не я этим занимаюсь, потому что эта ответственность возлагается на оператора. Со священником уже на духовные темы беседуют. Но каждый священник в этих разговорах участвует, потому что вы знаете — дежурство по храму осуществляется у нас. Вот во время дежурства очень много таких обращений. И вот уже за годы выработалось такое чутьё, я бы сказал, интуиция, когда понимаешь, что человек говорит правду.

А. Митрофанова

— А вы не боитесь ошибиться? Если подумаете, что человек сказал не то, что есть на самом деле.

Прот. Андрей Близнюк

— Конечно, боимся, это же ответственность. И поэтому обычно всегда чем-то поможешь. Но просто когда человек просит билет до Хабаровска, а никаким образом невозможно это подтвердить, иногда просто предлагаешь человеку позвонить близким, ещё что-то такое. А он разворачивается, уходит — то есть он уже понимает, что если сейчас мы позвоним в этот город… код-то мы наберём, а там телефона нет, и он просто будет разоблачён. Поэтому есть какие-то такие навыки.

А. Пичугин

— Номер-то телефонный очень полезный, мы его сейчас называли вот уже два раза. А где-то он ещё в свободном доступе есть? Может быть, на щитах рекламных в городе, на билбордах висит, написан в храмах? Где человек может узнать этот номер?

Прот. Андрей Близнюк

— На сайте у нас: Милосердие.ru.

А. Пичугин

— Доступ в интернет тоже не у всех есть.

Прот. Андрей Близнюк

— Ну, да. Я думаю, что задача, на самом деле, это развитие телефона и его известность — это задача на будущее. Можно сказать, что мы только набираем здесь обороты, привлекаем новых священников, потому как у нас, в нашей группе церковной помощи, каждый год мы проводим такие курсы подготовки священников. В следующем году будем проводить, осенью. И новые священники привлекаются. Я думаю, что он будет расширяться. И задача стоит такая, чтобы он был бесплатным, круглосуточным, и в нём участвовало огромное количество священников, чтобы люди о нём знали и могли в любое время позвонить, получить ответ.

А. Пичугин

— Ещё раз назову его: 8-495-542-00-00.

А. Митрофанова

— Подготовка священников. А что они должны уметь? Вот что вы должны уметь для того, чтобы иметь возможность отвечать на звонки людей по горячей линии?

Прот. Андрей Близнюк

— Мы на этих курсах проводим встречи с экстремальными психологами, которые рассказывают, как вести себя с человеком в суицидальном состоянии, когда человек в состоянии шока или горя, состоянии стресса. Также с медиками, с врачами… Вот в этом году на курсах у нас будет принимать участие медик из медицины катастроф, который много имеет опыта такого общения с людьми в тяжёлом психологическом состоянии переживания горя, несчастья, стресса. Священники, которые беседуют и проводят своё служение в больничных храмах, также поделятся своим опытом. И, понятно, есть кое-какие такие святоотеческие высказывания в Предании — нам оставленные наставления о помощи людям. И вот это как-то всё собирается в такой курс, который мы предлагаем этим священникам. Как правило, молодые священники приходят и проходят такую подготовку. Это, конечно, очень полезная информация, она не только для телефона нужна, а вообще в пастырской деятельности городского священника, я считаю, это просто необходимо каждому.

А. Митрофанова

— Отец Андрей, вы рассказываете в основном о ситуациях сложных, когда человек сталкивается с болезнью или смертью. А бывают в вашей такой специфической работе, вот в этом таком, условно говоря, церковном МЧС, бывают ли ситуации радостные какие-то? Удаётся ли вам радость переживать в связи с таким непростым служением?

Прот. Андрей Близнюк

— Радость в том, что ты понимаешь, что ты не зря время теряешь, что ты очень нужен. Вот один раз я проводил занятия со спасателями в пожаро-спасательном центре. И только начал занятия — такие ребята хорошие, — вдруг вызов! Поскольку я — аттестованный спасатель, они меня взяли с собой. Был выезд не на пожар, а помощь в транспортировке тяжелобольной бабушки, которую нужно было спустить в горизонтальном положении, а в доме не было грузового лифта. Я, конечно, так немного напрягся, думаю, что вот мы сейчас приедем, а там какая-нибудь бабушка-мусульманка, допустим. И приезжает вдруг священник в рясе. К счастью, когда мы переступили порог, оказалась бабушка православная, у неё иконы. Она так обрадовалась, что на вызов спасателей приехал священник ещё, что мы с ней просто в такой тёплой беседе, радостной, можно сказать, провели это время короткое, пока врачи готовили её. Я помогал спустить её по лестнице, потом приходили родственники в храм, как-то им было тоже приятно, что их верующую бабушку посетил священник в такой тяжёлый час. Поэтому такая радость, — что ты можешь помочь людям — это, конечно источник такой…

А. Митрофанова

— А если бы она оказалась действительно другого вероисповедания, чтобы тогда было?

Прот. Андрей Близнюк

— Ничего. Я бы также ей помог спуститься по этой лестнице. Я думаю, что людям помогать надо всем, не только православным, в такой чрезвычайной ситуации. Но почему-то я думаю, что даже если б это был человек иной веры, то, что священник приезжает, не оскорбило бы, потому что мы же ничего не предлагаем — мы не предлагаем никаких переходов в свою веру и прочее. Мы только, если человек

не православный, предлагаем просто человеческую помощь. Как вы знаете, сейчас вот пожары происходят в Сибири. Также помощь, которую мы туда доставляли, мы оказывали не по конфессиональному признаку, а мы в администрации узнавали списки тех людей, которые окажутся без государственной поддержки. И независимо от их веры, крещённые они или нет, мы помогали в первую очередь тем семьям, где есть дети, где есть инвалиды, где есть старички. И я думаю, что те люди, которые получат эту церковную помощь, они, конечно, остаются в свободном выборе.

А. Пичугин

— Они знают, что помощь от Церкви получают?

Прот. Андрей Близнюк

— Они знают, но никаких обязательств, никаких условий мы не предлагаем, просто помогаем и всё.

 

А. Пичугин

— Руководитель группы церковной помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности протоиерей Андрей Близнюк сегодня вместе с нами проводит «Светлый вечер» здесь, на радио «Вера». И программа наша называется не просто «Светлый вечер», а девиз программы: не о событиях, а о людях и смыслах. Поэтому, я думаю, стоит ещё сказать о деятельности отца Андрея — он преподаёт в Свято-Тихоновском университете, служит в храме святителя Николая в Кузнецкой слободе в Москве и преподаёт в православной традиционной гимназии. И организует почти на протяжении 20 лет миссионерские поездки в разные регионы России, правильно? Вот в последней части нашей программы хотелось бы поговорить с вами ещё и об этом — о миссионерских поездках, которые вы столько лет уже проводите. С 1996 года, если не ошибаюсь, да?

Прот. Андрей Близнюк

— Да, девятнадцатый год.

А. Пичугин

— Почти двадцать.

А. Митрофанова

— Ого, какой стаж!

Прот. Андрей Близнюк

— Я благодарен Богу, что в этой деятельности участвую, благодарен своему духовнику — отцу Владимиру Воробьёву, который меня позвал в первую поездку в 96 году в Якутию. Мы летали, посетили посёлки на реке Колыме. И каждая поездка, конечно, такая радость и благодарность Богу. В основном, я со студентами своими поездки осуществлял в Архангельскую епархию, на реку Мезень. По этой реке мы прошли все крупные селения, посёлки и сёла. Когда там ещё не было священников, мы предлагали людям подготовку, катехизаторскую беседу и крещение. Когда появились священники, мы продолжали ездить, продолжали проводить беседы в такой миссионерской группе — у нас всегда хоровая группа певчих, которая предлагает концерт такой духовный, они же поют на службах. Мы показываем фильмы, которые готовим, такой целый архив, и передаём образовавшейся общине. Предлагаем беседы и проводим таинства исповеди, Литургии совершаем. Надо сказать, что это очень полезно студентам — будущим пастырям, будущим певчим в московских храмах — увидеть, чем живут далёкие приходы, можно сказать, в таких былинных местах, как Мезень. Мы побывали за эти годы во многих местах: на Урале, на Байкале, на Алтае. И конечно, увидеть красоту нашей земли — это тоже полезно, я думаю, студентам, чтобы они лучше Родину любили, крепче. И понимали, что Россия крепка и огромна, и люди очень умные живут в провинции, в таких далёких уголках. Когда мы посетили школы Мезенского районе, мы были поражены тем, какие умные вопросы задают дети. У меня есть опыт сравнения с московскими школьниками.

А. Митрофанова

— Например? Вот расскажите!

Прот. Андрей Близнюк

— Мезенские дети, я бы даже сказал, что они в чём-то и превосходят наших московских. Наши московские как-то уже пресыщены всем, у них всё есть, у них возможностей больше. А вот за все эти годы, которые я провёл в беседах с мезенскими школьниками, не было ни одного пошлого вопроса, какого-то провокационного такого, знаете, хулиганского даже. Хотя свободны они совершенно во время бесед, которые проводились от одного урока до четырёх подряд, могли любой вопрос написать анонимный. Вот не было таких!

А. Пичугин

— Вы на протяжении этих двадцати лет видите перемены в разных местах нашей страны, куда вы приезжаете? Как, именно с церковной точки зрения, как изменилось отношение общества к Церкви, насколько люди узнали о Церкви, о христианстве? И насколько они о нём, когда вы туда только начинали ездить, действительно забыли вот за эти 70 лет, есть ли какая-то такая религиозная генетическая память?

А. Митрофанова

— А может наоборот — интерес был, а теперь угас?

Прот. Андрей Близнюк

— И то, и другое, и третье. Можно заметить, если в первые поездки, можно сказать, когда идёшь по городу Архангельску, с таким замечательным названием, и ребёнок на тебя показывает пальцем из песочницы и говорит: «Вот идёт их главный Бог!» То есть для него совершенно одно и то же — священник, Бог, церковный деятель. Или когда мы в Пинегу впервые приехали в 98 году, на меня показал тоже один мальчишка, сказал: «Дядя в юбке идёт!» Понимаете? Очевидно, что для него это была новость — встреча со священником на улице.

А. Митрофанова

— Ну, формально он прав — дядя, и при этом, да…

А. Пичугин

— А родители его, наверняка, что-то знали. Наверное, не будем брать в расчёт отдалённые места, отдалённые от европейской части, где всё-таки христианство, пускай было подзабыто, но оставалось номинально. Вот когда вы приезжали, скажем, в центральную часть страны, в европейскую, в ту же Архангельскую область, на Север, вы сталкивались с тем, что взрослые люди вообще ничего себе не представляют о христианстве?

Прот. Андрей Близнюк

— Конечно! Таких немало.

А. Митрофанова

— Мне кажется, даже далеко ехать для этого не нужно.

Прот. Андрей Близнюк

— В Москве таких множество, понимаете. Один раз мы приехали в одно такое крупное село, нас встретил учитель из школы — он представился, что он учитель из школы, — он был одет почему-то в немецкий мундир времён второй мировой войны и сказал: «А можно я приду к вам на встречу в клуб? Но я в Бога не верю, я верю в НЛО». Я говорю: «Приходите, и об этом поговорим!»

А. Пичугин

— Это такое замещение? Людям необходимо во что-то верить?

Прот. Андрей Близнюк

— Просто кажется, что это интересней, это современней.

А. Митрофанова

— Более продвинутая версия.

Прот. Андрей Близнюк

—Да. И очень часто люди, конечно, просто представления не имеют, чем занимается Церковь, что она вообще предлагает. Очень часто люди так как-то повторяют стереотипы, которые через средства массовой информации проникают иногда, через какое-то такое обыденное сознание, что священник приехал, чтобы что-то подзаработать, что-то такое для себя получить. И когда мы при знакомстве объясняем, что у нас некоммерческий проект — всё, что мы делаем, мы это бесплатно предлагаем, потому что человек строит отношения с Богом, и мы только пытаемся помочь в этом. И очень часто отношение меняется, люди задают вопросы уже. И иногда от такого отрицания и какого-то совершенно неприятия, бывает, что заканчивается тем, что люди продолжают с нами знакомство, приходят на следующий день и потом даже готовятся к крещению.

А. Митрофанова

— В общем, вы им нравитесь.

Прот. Андрей Близнюк

— Ну, так сказать сложно, потому что бывает, что и не приходят, бывает, что наши ответы их не удовлетворили — запросы их все интеллектуальные, умственные.

А. Митрофанова

— Но у вас при этом нет задачи, что вы приехали в какое-то село и у вас там должна быть крещаемость 100%?

Прот. Андрей Близнюк

— Естественно, нет. Мы, вообще, в последние годы ездим и уже не крестим, потому что уже появились священники местные. И у жителей этих сёл есть возможность приехать, допустим, в центр района и покреститься. Наша задача: всколыхнуть человеческий внутренний поиск, эту суету пробить и предложить задуматься о вопросах — мы начинаем такие наши беседы с глубоких тем: смысл жизни, смысл вообще счастья радости, как их обрести, как победить тоску и уныние. В школах предлагаем беседы «Как правильно выйти замуж», «Как подготовиться к семейной жизни», «Семейные ценности», о детях много говорим.

А. Митрофанова

— А «Как правильно жениться» — нет у вас такого?

Прот. Андрей Близнюк

— Дело в том, что в школьные годы более активны девчонки в этих вопросах. Мальчишки как-то больше ещё интересуются футболом и машинами. Поэтому, когда вопрос так строишь…

А. Митрофанова

— Поэтому: «Как правильно выбрать машину»?

Прот. Андрей Близнюк

— Ну, это не наша тема. А придут и мальчишки, но просто это, действительно, очень важно, мне кажется, — с современной девушкой на эту тему поговорить. Потому что, знаете как, есть известная поговорка: ищите женщину. Во всех проблемах общества ищите причину в том, каких общество имеет девушек, женщин, матерей. Потому что ребёнок получает своё основное воспитание от матери. И то, что современная молодёжь об этом порой как-то не думает, и появилось даже модное такое движение «чайлдфри» — «жизнь без детей» — многие молодые люди дают зарок, что будут жить без детей, без этих мучителей…

А. Митрофанова

— Но это взгляды, которые ещё могут измениться.

Прот. Андрей Близнюк

— Но они всё более и более распространяются.

А. Митрофанова

— Я имею в виду, с возрастом у людей, потому что просто по-разному люди созревают.

Прот. Андрей Близнюк

— Это да. Но дело в том, что пока люди созревают, они столько ошибок наделают, столько несчастий происходит.

А. Митрофанова

— Согласна, да.

Прот. Андрей Близнюк

— Это ранние девичьи аборты, которые гробят здоровье, а потом, люди у нас… Ведь не секрет, что у нас в стране около 20% супружеских пар страдают бездетностью. Основная причина — это как раз вот эти страшные аборты девичьи.

А. Митрофанова

— А вы считаете, что ваши беседы как-то помогают в решении таких, не глобальных, конечно, вопросов, но очень масштабных?

Прот. Андрей Близнюк

— Для нашей страны это глобальный вопрос. У нас количество абортов одно из самых больших мире. Поэтому у меня есть в моей программе, которую я предлагаю школьникам, и фильм против абортов, который мы сделали со студентами, и беседы проводим.

А. Пичугин

— А сами студенты за эти годы сильно изменились? Вот меняются же поколения, два, фактически три раза, наверное, уже сменились. Те, кто с вами начинал ездить во второй половине 90-х, и те, кто сейчас — в чём разница?

А. Митрофанова

— Они уже привели своих детей к вам, наверное?

Прот. Андрей Близнюк

— На самом деле, первые студенты, с которыми я ездил, они такие были горячие, они почти все стали священниками. А наши студентки стали матушками многодетными.

А. Митрофанова

— Они все переженились в этих ваших поездках, да?

Прот. Андрей Близнюк

— Да, они все как-то нашли свою судьбу, такое замечательное участие вот уже в совершенно новом качестве осуществляют.

А. Митрофанова

— Прекрасно!

Прот. Андрей Близнюк

— Современные студенты, конечно, отличаются, но я бы не сказал, что они как бы хуже. Но таких порывов ярких, какие были в 90-х, в начале 2000-х, я, конечно, встречаю реже. Современные студенты, порой даже наши, они как-то больше поражены вот этой зависимостью и от интернета, и некоторыми удобствами города. Я бы сказал, что гнёт цивилизации и на наших студентах тоже заметен. Но есть, к счастью, очень много таких, которые готовы к жертвенному служению, готовы к этим поездкам. И я думаю, что не иссякнет такой поток людей.

А. Митрофанова

— Про порывы ещё, если позволите расширить эту тему. Когда случались такие очень серьёзные катаклизмы, как, скажем, наводнение в Крымске или лесные пожары в 2010 году в Подмосковье, были ведь не единичные случаи, когда люди брали отпуск или даже кто-то брал отпуск за свой счёт, и ехали тушить пожары, ехали в Крымск помогать там в качестве волонтёров. Волонтёры, я так понимаю, что вы с ними работаете тоже. Вы могли бы об этих людях рассказать немного: что их толкает на такое вот… Ведь не всякий согласен будет взять отпуск на работе не для того, чтобы поехать на море отдохнуть, а для того, чтобы поехать тушить пожар?

Прот. Андрей Близнюк

— Вы знаете, это такая необъятная тема. Кратко могу сказать, что действительно, к счастью, в нашем обществе количество таких волонтёров, добровольцев увеличивается. Мы в Забайкалье столкнулись с добровольцами из группы «Предание». Действительно, люди в свободное от работы время едут, помогают. Я думаю, здесь, конечно, духовная мотивация на первом месте, потому что человек, который глубоко мыслит о себе, о жизни, о душе своей, он не может, конечно, не слышать этот призыв Божий.

А. Митрофанова

— Есть потребность помогать, да?

Прот. Андрей Близнюк

— Конечно! Вы знаете, вот замечательные слова святителя Николая Сербского — он спрашивает современного человека: «Чего вы стоите?» И отвечает: «Вы стоите столько, сколько людей не могут жить без вашей заботы». И вот среди молодых людей есть те, кто ищет о ком позаботиться. И этот порыв духовный они как-то не могут не заметить, и поэтому для них это счастье — не на турецком пляже жариться, а помогать в огне людям страдающим.

А. Пичугин

— Спасибо большое, отец Андрей! Напоминаю, что сегодня вместе с нами на радио «Вера» этот «Светлый вечер» провёл руководитель группы церковной помощи в чрезвычайных ситуациях Синодального отдела по благотворительности Московского Патриархата протоиерей Андрей Близнюк. Алла Митрофанова, я — Алексей Пичугин.

А. Митрофанова

— Напоследок напомню ещё раз номера телефонов. Телефон доверия службы «Милосердие» по Москве: 8-495-542-00-00. И телефон Всероссийской горячей линии помощи онкологическим больным и их близким: 8-800-100-01-91. Спасибо за разговор, отец Андрей!

Прот. Андрей Близнюк

— Храни вас Господь!

А. Митрофанова

— До свидания!

А. Пичугин

— Всего доброго, до свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...