Светлый вечер с Олегом Нестеровым (эф. 04.05.2016)

Светлый вечер - Нестеров Олег(эф. 04.05.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Нестеров Олег(эф. 04.05.2016) - Часть 2
Поделиться

Олег НестеровУ нас в гостях был музыкант, лидер группы “Мегаполис” Олег Нестеров.

Мы говорили о творческом пути нашего гостя, о музыкальной театральной постановке “Из жизни планет”, миссии этого проекта, неснятых фильмах 60-х годов в СССР, и просто о людях.

 

 

 

_________________________________________

А.Пичугин

«Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, дорогие слушатели! Здесь в этой студии Алла Митрофанова.

А.Митрофанова

Алексей Пичугин.

А.Пичугин

Действительно, с величайшим удовольствием представляем вам нашего сегодняшнего гостя – человек, которого мы очень давно хотели позвать к нам в эфир, человек очень знаковый, но для меня его творчество делится на две части: я когда-то в 1990-е слушал группу «Мегаполис», сегодня я сразу скажу: у нас Олег Нестеров в гостях. Здравствуйте!

О.Нестеров

Здравствуйте!

А.Пичугин

Слушал группу «Мегаполис» среди многих-многих групп, которые я тогда как-то любил, слушал, и на какое-то время и группы «Мегаполис» не было слышно на протяжении… Сколько?

О.Нестеров

Четырнадцати лет.

А.Пичугин

Четырнадцати лет, да. И вдруг просто по дороге куда-то там, в машине я ехал, на одной из радиостанций был живой концерт «Мегаполиса», и я уже приехал, остановился, просто сидел в машине долго-долго слушал, не мог выйти, потому что это настолько было созвучно чему-то у меня внутри. Пользуясь случаем, хочу сказать большое спасибо, и спасибо за то, что у нас такая возможность есть с Вами сегодня побеседовать.

А.Митрофанова

На Светлой неделе, между прочим.

А.Пичугин

Христос воскресе!

О.Нестеров

Воистину воскресе! Дорогая Алла, дорогой Алексей, спасибо, что пригласили в гости. Я с особым, конечно, чувством пришел сюда, потому что мне кажется, что наша музыка, в общем, неплохо здесь прозвучит.

А.Пичугин

Мы тоже. Мы уверены в этом.

А.Митрофанова

Теперь моя очередь делиться впечатлениями. Леша слышал Ваш концерт, а я была в конце уже, в уходящем 2015 году, так как мне посчастливилось попасть на Вашу постановку, которая называется «Из жизни планет», где речь шла о четырех фильмах 1960-х годов – фильмах неснятых, где Вы говорите потрясающе интересную вещь, если бы эти фильмы, режиссерами которых могли стать Геннадий Шпаликов, Китайский, Смирнов, Мотыль появились в свое время на экранах, возможно, мы сегодня были бы немного другими людьми, потому что кинематограф оказывает на нас очень серьезное влияние, как ни крути. Сейчас трудно представить себя, например, без фильмов «Я шагаю по Москве» или «Белого солнца пустыни» и целого ряда других, но вместе с тем, эти фильмы по каким-то причинам не появились, и Вы беретесь исследовать почему это произошло.

О.Нестеров

Это такая история загадочная, но в какой-то момент мне стали приходить музыкальные темы. Эти тебя были не обычными песнями, это были какие-то точно музыкальные кинообразы, музыка из каких-то фильмов, причем 1960-х, но фильмов этих я не видел, музыки этой я не слышал, и я сделал очень простой вывод: видимо, ко мне постучалось… Собственно, как мы все знаем, что все приходит в голову откуда? Ну, оттуда. Как говорил Геннадий Федорович Шпаликов: «По белому снегу я палкой вожу. Стихи – они с неба, я перевожу» – ко мне постучались эти темы, и я подумал: «Да, это, наверное, музыка из неснятых фильмов 1960-х». Я ничего не знал про неснятые фильмы 1960-х, честно говорю, хотя 1960-е очень люблю, это время моего детства, и я пошел по следу и достаточно быстро обнаружил такое великое и ужасное кладбище неснятых фильмов 1960-х годов, советское.

А.Пичугин

А как Вы распутывали этот клубок?

О.Нестеров

Оказалось, что после золота Канн и Венеции как будто упало два метеорита – один в 1963 году, когда Хрущев встречался с интеллигенцией – 12 картин на «Мосфильме» на следующий день было закрыто, а второй – после Праги в 1968 году, когда не то что они были положены на полку, они просто не были сняты, и прекратилось всякое движение. Как я распутывал этот клубок? Это метод завоевания плацдармов, в принципе, я могу вам вкратце сказать, как все работает. Все работает следующим образом, в твое сердце приходит какая-то идея. Это идея, какая-то тема, которая не дает тебе спокойно жить, жжет пятки, а вернее жжет сердце, и включается внутри некий тумблер, который включает внутри намерения это все осуществить, которые создают внутри вас и вокруг вас сильнейшее поле, и в это поле попадают случайные фразы, случайные люди. Все эти случайности поляризуются вашей идеей, великой идеей, а Бродский говорил: «Главное, это величие замысла». Это было, кстати, скрытым эпиграфом нашего проекта. Все это выстраивается и дает ответы на те вопросы, которые ты даже себе еще не успел задать. Поэтому, как только идея эта наполнила мое сердце, стали ко мне просто в поле зрения попадать люди – Дуня Смирнова, Любовь Аркус, знаете, «Антон тут рядом», и главный редактор бывший журнала «Сеанс».

А.Митрофанова

«Антон тут рядом» – это фильм о мальчике, который… особенный ребенок, скажем так.

О.Нестеров

Да. Внук Мотыля, художник Аркаша Насонов, Наталья Борисовна Рязанцева, Александр Митта, собственно Смирнов Андрей Сергеевич, Наум Клейман – тогда директор Музея кино. И собственно, за три года я этот клубок распутал, и я понял, что это не музыкальный проект вовсе. Конечно, отчасти музыкальный, потому что я сам музыкант, но я должен рассказать про это великое и ужасное кладбище, которое действительно, случись бы по-иному, повлияло бы на судьбу каждого из нас, и я сделал большую площадку в интернете – сайтplanetslife.ru, где рассказал об истории всех этих непоставленных фильмов. Пять архивов государственных и бесчисленное количество частных собраний документов, сами герои тех событий и их дети – большое исследование. Мы сделали театральную постановку «Из жизни планет», где рассказываем все эти истории про время, когда все получалось. Этот проект – не ретропроект, это проект наоборот обращен к нынешним двадцатилетним. Я рассказываю нынешним двадцатилетним о тех двадцатилетних, которые не только брали золото Канн и Венеции играючи, но это вообще было время в стране, когда все получалось – в космосе, в спорте – мы были чемпионами Европы, мы брали «Золотой Мяч», мы запускали ракеты, у нас было четыре нобелевских лауреата, у нас вообще много чего было – и везде получалось. Это было удивительное время. Мне кажется, что я как раз как-то нащупал миссию этого проекта – рассказывать современному молодому человеку о времени, когда все получалось. Это вдохновляет, это рассказывает, это дает силы, и это вообще про уклад. Уклад в нашем государстве, в нашей стране, вещь диковинная, потому как войны-революции, а не просто эволюция, как в большинстве стран Европы, когда на твоей улице есть булочная, которой 100 или 200 лет, когда ты знаешь, какие туфли носила твоя бабушка, и знаешь, как мама познакомилась с папой на танцах, какая на ней была юбка, и тогда ты, как молодой человек, не существуешь в таком безвоздушном пространстве, в вакууме, и начинаешь свои действия, свою жизнь с нуля – у тебя есть система координат, которая тебе досталась от папы и мамы, от дедушки и бабушки. Ты понимаешь, что можно, что нельзя – в хорошем смысле. Это проект про уклад и – возвращусь к тому, что говорила Алла – действительно, если бы этого не произошло, наше кино стало бы иным, у нас были бы иные пословицы и поговорки, у нас были бы иные герои, у нас, если бы Шукшин снял «Степана Разина», мы вообще бы по-иному представляли себе, кто такой русский человек. Вот на таком уровне все. Мы жили бы в иной стране, у нас прошивка была бы другая.

А.Пичугин

Двадцатилетние приходят на это посмотреть?

О.Нестеров

Да. Активно приходят. Это удивительно, и это, конечно, для меня самая любимая публика.

А.Пичугин

А люди, которые существовали тогда?

О.Нестеров

А двадцатилетние приводят своих родителей, и это потрясающе. Каждый спектакль по мне подходят люди подписывать, и это случается от спектакля к спектаклю, когда молодые люди приходят с папами и с мамами, с дедушкой-бабушкой, и говорят: я был один раз, мне захотелось привести. Вот такая удивительная вещь. Сразу скажу, что очередные спектакли – мы играем их очень редко в Москве, иногда раз в год, иногда раз в полгода – ближайший будет 17-го, 18-го мая.

А.Пичугин

Совсем скоро.

О.Нестеров

Да. В Театральном центре имени Мейерхольда мы будем играть саундтреки из неснятых фильмов Шпаликова, Мотыля, Китайского, Смирнова, и я буду рассказывать эти истории про время, когда все получалось, про судьбы художников, отношения художник-власть, свобода-несвобода, жизнь замыслов невоплощенных после их смерти, и, конечно, про своих родителей, и про то время.

А.Митрофанова

И про нас самих?

О.Нестеров

И про нас самих, конечно.

А.Митрофанова

А не в Москве Вы играете эти спектакли?

О.Нестеров

Да. Мы с большим удовольствием. Конечно, если честно, может быть это громко сказано, мы были в Стокгольме…

А.Пичугин

Поговорим про Стокгольм сегодня.

О.Нестеров

Да. Мы играли этот спектакль в Стокгольме, это, по сути, была наша европейская премьера, и мы видели, как это отзывается в шведском сердце – он шел с субтитрами с английскими, но, тем не менее, это же все равно универсальные коды, и «железный занавес» же он был по обе стороны, и открывать то, что на самом деле волнующе и велико, очень интересно. Но еще раз говорю – это универсальные коды свободы и несвободы, художник и власть, жизнь после смерти, величие замысла, и так далее. И тогда мы сказали себе: служить и нести – мы должны играть этот спектакль где только можно, чего бы нам это не стоило. Мы готовы сесть в автобус и исколесить и Западную Европу, и Восточную Европу…

А.Митрофанова

А Россию?

О.Нестеров

Но что самое главное – мы очень хотим играть этот спектакль в России. Этот год – Год кино. Конечно, это про неснятые фильмы, но это как раз мы говорим о том… Как говорил Ростропович: «Если ты что-то в жизни не доучил – рано или поздно тебе придется вернутся и уже другой ценой доучить». Мне кажется, исследователь время, когда все получалось, и вот эти великие замыслы, а это были действительно великие замыслы, именно поэтому они и не были воплощены, потому как на них наложили «табу», они были слишком смелые для того времени, для той страны. В этот Год кино, мне кажется, было бы крайне важно вот этот проект, где и музыка, и кино, и театр, показывать, и мы готовы показывать его где только можно – мы едем в Омск – там будет театральный фестиваль – мы будем играть его в июне, мы играем его в Санкт-Петербурге, мы играли его на новой сцене Мариинского театра, мы играем его в Музее современного искусства, в Эрарте, но еще раз повторю, что те, кто меня сейчас слышит – не бойтесь, приглашайте нас – мы приедем.

А.Пичугин

Давайте об этом сейчас буквально через мгновение подробнее поговорим. Пока послушаем музыку.

О.Нестеров

Да, давайте.

А.Пичугин

Я напомню, что Олег Нестеров – музыкант, продюсер, писатель. Об этом мы еще подробнее, в связи со Стокгольмом, поговорим о Вашем новом романе. Лидер «Мегаполиса» и глава рекорд-лейбла «Снегири» сегодня у нас в гостях в программе «Светлый вечер», а слушаем мы композиции с пластинки «Из жизни планет».

О.Нестеров

«Из жизни планет» она называется. Это титровая, заглавная – «Из жизни планет». Это проект получился мультиплатформенный, так про него написали критики, и сказали, что ничего подобного у нас в стране не было, да и в мире аналогов нет. Это тебе и такое исследование, захватывающее в технологии web documentary, потому что наш сайт – это не просто сайт, это такое линейно-разворачивающаяся, захватывающая мультимедийная история…

А.Пичугин

Давайте послушаем музыку.

О.Нестеров

Давайте.

А.Пичугин

А что слушаем? Еще раз.

О.Нестеров

«Из жизни планет».

 

А.Митрофанова

Напомню: Олег Нестеров, музыкант, продюсер, писатель, лидер группы «Мегаполис» сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера», и мы говорим о тех новых проектах, которые есть, Олег, в Вашей жизни, и этот проект, музыка из которого сейчас прозвучала: «Из жизни планет», это такое театрализованное действо, постановка сценическая, которое, надо сказать – я как зритель хочу поделиться еще раз своим впечатлением – производит, конечно, какое-то действие магическое на тех, кто находится в зале. Вы знаете, с каким настроением люди выходили?

О.Нестеров

Скажите.

А.Митрофанова

С вопросом: кто мы? Понимаете, Вы добились такой постановки вопроса в сознании очень многих людей очень разного возраста – и двадцати-, и сорока-, и пятидесятилетних. И то, что Вы сказали в первой части программы о том, что мы фактически, у нас все-таки, в силу особенностей нашей истории в двадцатом веке, мы чувствуем себя немножечко в безвоздушном пространстве как снова, знаете: новая жизнь, как нулевой километр. Кем были наши предки – мы не знаем. Какие фильмы не были сняты в нашей жизни – мы не знаем. Вы помогаете раскрывать эти вещи.

А.Пичугин

Распутывать этот клубок.

О.Нестеров

Я бы добавил то, что неснятые фильмы об эпохе, может быть даже невоплощенные замыслы могут рассказать подробнее и лучше, как о кораблекрушении может рассказать не тот, кто выжил – тот, кто выжил, расскажет: да, было страшно, было холодно, я два часа проболтался в резиновой лодке, я дрожал от страха, прилетел вертолет и меня спасли – но больше и лучше об этом мог бы рассказать тот, кто не выжил: какой это был ужас, как медленно в трюм поступала вода, как медленно приходила смерть. Неснятые фильмы – это невыжившие в кораблекрушении, и они помогают лучше и больше исследовать ту очень важную для современного человека эпоху.

А.Митрофанова

Еще одно впечатление зрительское позволю себе. Это же очень тонкий мир – мир художника, мир его души, тот который Вы раскрываете, и соприкосновение с ним становится возможно через эти рассказы, через какие-то дневниковые записи. Это так пронзительно и так загадочно – то, что происходит с человеком в тот момент, когда он или выживает, или не выживает в результате воплощения или невоплощения его замысла. И это еще один вопрос, который каждый из нас может себе задать: а как устоять в такой ситуации, как вообще, в принципе, удержаться на ногах, если с тобой происходит не совсем то, что тебе хотелось бы. Это какие-то экзистенциальные вопросы.

О.Нестеров

Конечно. Собственно, этим и заканчивается мой спектакль, и в конце концов я понял, почему я взял из великого множества неснятых фильмов именно четыре. Вернее, не я взял, а музыка нашла. Именно четыре картины. Я понял, что это компас – четыре пути для художника. Первый путь: не делать и не бороться, как Владимир Китайский, который был любимчиком на курсе у Ромма во ВГИКе, причем на этом курсе вместе с ним учился Тарковский и Шукшин, и тем не менее, он все равно был фигурой номер 1. Все откровения ждали в первую очередь от него, и как сказал про него Савва Кулиш: «Тарковский вышел из-под влияния Китайского только к «Солярису», а Митта говорил, что это был первый гениальный человек во ВГИКе.

А.Пичугин

Кстати, всегда бывает такое в творческих – мне так кажется, по крайней мере, по моему восприятию – что всегда бывает в творческой среде: человек, например, Тарковский, но есть кто-то, кто может быть несоизмеримо выше Тарковского, но он в силу обстоятельств, в силу каких-то совершенно разных причин просто не смог выйти, подняться, мы о нем не узнали.

О.Нестеров

Об этом я и говорю, Алексей, потому как тот же Китайский был для художника, работающего в кино, для режиссера, слишком нежный, и в какой-то момент он не справился. Он понял, что реалии «Мосфильма» его раздавят, снимать он не сможет в таких условиях, а ничего другого он в жизни своей делать не может, и он выбирает петлю, а за два года до этого он разговаривает с другим молодым начинающим режиссером, с Гордоном, об исторической роли Иуды Искариота, и, собственно, он абсолютно так же режиссирует свою смерть, как они хотели срежиссировать, мысленно представляли, как они бы срежиссировали, как молодые режиссеры, смерть Иуды. Это путь – не делать, и не бороться, он напитал, как пророк, своими идеями целое кинематографическое поколение, а это поколение было самое мощное: наша страна дала в 1960-х миру космос и кино. Англия дала музыку, например. Есть чем гордиться. Это был настоящий пророк, который понял, что на Голгофу у него нет сил взойти.

А.Пичугин

Что-то такое андреевское есть у Вас.

А.Митрофанова

Есть.

О.Нестеров

И он сознательно вобрал себе иную историческую роль, а Тарковский, напитавшись его идеями, пошел дальше. Он был сильный и он все выдержал. Это путь первый: не делать, и не бороться. Путь второй: бороться и делать, как Андрей Смирнов. Вернее, как Владимир Мотыль, потому как эта картина, которую я исследовал: «Семь пар нечистых» по повести Каверина, где абсолютная быль: заключенные, две недели до начала войны корабль везет к отдаленному острову группу заключенных – половину уголовных, половину политических – налет авиации, война начинается фашистская. Охрана гибнет – заключенные представлены сами себе, и они должны сделать выбор: либо в Норвегию просить политического убежища, либо ссаживаться на острове и стоять с солдатами до конца. В общем, они выбирают это, их так и зовут: семь пар чистых – семь пар нечистых до конца войны. Удивительная история, это был бы, конечно, абсолютно гениальный фильм Мотыля. Два года он потратил на пробивание, то есть его вроде как запустили, потом остановили, на уровне ЦК были разговоры: Госкино, ЦК, Ильичев, Суслов, Каверин, который вес имел, извините, то бишь Мотыль, Пырьев. Тем не менее, тема сталинских репрессий выходила медленно и подло из кино, и, в общем, это кино… Но он понял, что не нужно тратить время на хождение по кабинетам, нужно брать мало-мальски приемлемую драматургию и снимать свой фильм. И он берет безнадежный сценарий, который называется «Гарем», чуть-чуть его дорабатывает, и снимает свой шедевр: «Белое солнце пустыни». Так вот, путь второй: бороться и делать. Путь третий: Андрей Смирнов. Бороться…

А.Пичугин

Исчезнуть на столько лет из кино…

О.Нестеров

Бороться и не делать. Он первый, он же снял «Белорусский вокзал», личный фильм, но тем не менее, его посчитали, что он недостоин звания советского режиссера, он слишком непредсказуемый и бескомпромиссный, и на тридцать лет его отлучили: он фильмы не снимал. Так вот, Смирнов подал в суд на государство, на СССР, и выиграл. Но он на Госкино, но это, в общем, в лице Госкино это был СССР. И четвертый путь, как Шпаликов, делать, но не бороться: по семь раз переписывают сценарий, приходить, и в общем, такая история. Что самое удивительное, что любой из этих путей, он правильный, если ты идешь по стрелке. А стрелка, если вспомнить великое произведение Льва Толстого, которое он в последние годы жизни создавал, это такой цитатник самых светлых мыслей человечества за 2000 лет, которые… Эта книга, собственно, его такое философское завещание, которая называется «Круг чтения», и этот компас является – это твоя совесть: либо ты в ладу с собой и идешь по стрелке – любой путь, любая твоя дорога, она правильная. Это ответ слишком развернутый, Алла, на Ваш вопрос, но извините, у нас передача такая.

А.Митрофанова

Это правда.

А.Пичугин

А вот теперь мы будем слушать музыку. Снова мы возвращаемся к ней, к пластинке «Из жизни планет», которую сегодня: и программу, и пластинку, и неснятые фильмы, в нашем эфире представляет Олег Нестеров, лидер группы «Мегаполис», музыкант, поэт, писатель.

О.Нестеров

Это как раз песня «В синих сумерках» из неснятого фильма Геннадия Шпаликова «Прыг-скок, обвалился потолок».

А.Пичугин

Ну, что ж, друзья, напомню, что сегодня у нас в гостях Олег Нестеров – лидер группы «Мегаполис», музыкант, композитор, продюсер, писатель, глава рекорд-лейбла «Снегири». Алла Митрофанова и я, Алексей Пичугин, через минуту снова вернемся в эту студию.

 

А.Митрофанова

Еще раз добрый светлый вечер, дорогие слушатели! Алексей Пичугин, я, Алла Митрофанова, и на этой прекрасной неделе, Светлой неделе, как ее называют, и мы приветствуем друг друга словами: Христос воскресе! В нашей студии Олег Нестеров – музыкант, продюсер, писатель, лидер московской группы «Мегаполис». Мы продолжаем здесь разговор о потрясающе интересном проекте «Из жизни планет», и я надеюсь еще успеем мы о Вашей книге поговорить, и о…

А.Пичугин

У нас есть еще время.

А.Митрофанова

К сожалению, оно неумолимо движется к концу, но вместе с тем, разговор очень интересный.

А.Пичугин

Есть два вопроса еще осталось, которые хотелось бы прояснить. Мы говорили о Владимире Китайском довольно много. Двадцать пять лет ему всего лишь было, когда он покинул этот мир. А успел он что-то все-таки воплотить в жизнь?

О.Нестеров

Он снял телевизионный фильм по Ремарку в 1958 году. Я его не нашел. Очевидно, где-то он на дальней полке в хранилище в Белых Столбах лежит.

А.Пичугин

Да, там архив.

О.Нестеров

Было бы, конечно, здорово, если бы кто-то его нашел. Есть стихи его, но вот посмотреть его глазами и представить, что бы это было – это, конечно, было бы интересно.

А.Пичугин

Да. И чтобы уж совсем закрыть в рамках нашей сегодняшней программы тему: Вы говорите, что хотели бы, чтобы Вас приглашали в России, в маленькие города, в том числе. А вот что для этого нужно? На самом деле, вещаем в огромном количестве маленьких городов, больших тоже много где вещаем, но в маленьких, если наш сайт открыть, там их огромный-огромный список. А что нужно, чтобы Вас пригласить?

О.Нестеров

Для этого нужно найти нас в сети, на «Фейсбуке» написать письмо – мы ответим. Нам нужен небольшой зал, желательно театральный, или просто небольшой концертный зал.

А.Пичугин

Залы, мне кажется, везде еще остались.

О.Нестеров

Ну, в такой, необходимое звуковое оборудование. Собственно, обеспечивающие условия…

А.Пичугин

Райдер.

О.Нестеров

Да, райдер. Поэтому звоните, пишите, не стесняйтесь.

А.Митрофанова

Давайте теперь перейдем к разговору о книге, которая, я так понимаю, по мотивам этой постановки театральной появилась на свет, Вы ее недавно закончили. Расскажите, пожалуйста, об этом проекте, связанном со Стокгольмом почему-то.

О.Нестеров

Да, это мой второй роман. Он называется «Небесный Стокгольм». Первый роман мой назывался «Юбка», он вышел в 2008 году в издательстве «Ад Маргинем», там был Берлин, в непростое время: 1938-й год. Здесь Москва, 1962 год. Почему он называется «Небесный Стокгольм», я скажу чуть позже, но на самом деле, не роман вышел из проекта, а проект «Из жизни планет» вышел из романа. В 2008 году я начал копать, начал собирать материал по эпохе, и я зарылся в архивы, в книги, в экспедиции, и в какой-то момент я на три года отскочил и сделал это музыкальное посвящение неснятым фильмам «Из жизни планет», и потом после этого вернулся к тексту, и больше года писал роман. Почему «Небесный Стокгольм»? Ну, Москва в течение нескольких лет в начале 1960-х годов, пик был в 1962 году, мечтала превратиться и, в общем, у нее были шансы, в этакий «Небесный Стокгольм».

А.Пичугин

А почему именно Стокгольм?

О.Нестеров

Смотрите: столица победившего социализма, шведская модель социализма, христианский социализм. С 1920-х годов там эти ребята свою линию гнули и до сих пор гнут, и шведы…

А.Пичугин

Трансформировались в течение XX века, но гнули линию.

О.Нестеров

Да. Трансформировались, но гнули линию, поэтому, конечно, шведы особенные, и взгляд на семейные ценности, на иммигрантов, вообще на все, шведы – это особая история. Но дело в том, что они построили свою модель социализма, и Хрущев незадолго до своей отставки приехал в Стокгольм и увидел все своими глазами: три недели он был в Скандинавии, и его «пробило», он все наконец понял. То изобилие и достаток, к которым мы шли интенсивно слева, шведы дошли к нему справа, и, в общем, Хрущев приехал, начал разворачивать очень серьезные. Там и все к этому шло, то есть новая экономическая модель должна была у нас в ноябре 1964 года принята, и там много: и суд присяжных, и отмена паспортной системы – он открывал границы в обе стороны, он вообще много чего еще задумывал делать удивительного.

А.Пичугин

Границы еще Маленков открывал, только этого никто не заметил.

О.Нестеров

На самом деле там была история достаточно серьезная. Он успел снять «глушилки», поэтому мы услышали, кстати, «Битлз». Если бы он не снял «глушилки», мы бы так бы… Собственно, почему «Небесный Стокгольм»? «Небесный Стокгольм» – это такой идеальный город страны с идеальным общественным устройством. Понимаете, о чем я говорю? И Москва бы могла бы стать этаким «Небесным Стокгольмом». Это был действительно в то время, по атмосфере, удивительный город, и он к этому стремился. В итоге стрелки перескочили, он им не стал, а эта книга не про то, «ах, как жалко, что Москва не превратилась в Небесный Стокгольм». Моя книга про вот это время, про эпоху, когда все получалось, и про медленный и достаточно незаметный и подлый выход из нее, когда все вокруг менялось, воздух выкачивался и люди, молодые люди вползали в такую новую эру, где у страны был возраст дожития, потому как пока брежневская команда была у власти, было понятно, что ничего другого не произойдет.

А.Пичугин

А эпоха закончилась «пражской весной»? Началась, вернее, новая?

О.Нестеров

Вообще, она стала заканчиваться, если обратиться к Андрею Андреевичу Вознесенскому: он рассказывал, что в 1964 году они еще почувствовали, что «социализм с человеческим лицом» это вообще не цель. Ну, да, мы это сделали, но цель-то наша какая? Цель наша – мы должны искать либо в таком жестком индивидуализме, либо в религии. У него предки священники, и он пошел по этому, кстати, пути. Ну так вот, я возвращаюсь к своему роману. Это такое исследование и такое развенчивание химеры «Небесного Стокгольма», потому что сколько человечество живет – оно мечтает каким-то образом изменить общество так, чтобы это было общество с идеальным общественным устройством, общество всеобщего равенства, но каждая такая попытка заканчивается миллионом человеческих катастроф. «Небесный Стокгольм» – это красивый город, но он находится на другом полюсе к «Небесному Иерусалиму», о котором мы все хорошо знаем, это, собственно, такое Царство Божие на земле, о котором говорил Бердяев в своей работе, и это не отложенные Ад и Рай – вот тебе такая награда, вот ты живешь-живешь, и потом раз – и у тебя будет, в конце концов, ты… А это Рай и Ад, который… Это мгновение счастья, мгновение абсолютного несчастья, которое разбросано по твоей жизни, и ты испытываешь абсолютно такие, либо катарсисы, либо такие ужасные переживания. Счастье не измеряется в минутах и секундах. Нельзя сказать: я три минуты или три секунды был счастлив. Мгновения счастья мы запоминаем всю жизнь. В общем, все внутри, и поэтому мои главные герои в конце этой книге понимают, что «Небесный Стокгольм», конечно же, штука хорошая, но, если честно, не такая уж важная, потому как равенство… Весь мир-то произошел от неравенства: свет от тьмы отделился из неравенства. Любой творческий акт – это неравенство, это напряжение. Эпоха Возрождения – это была эпоха такого абсолютного неравенства, которое рождало гениев.

А.Митрофанова

Я как раз слушаю Вас и думаю над вопросом по поводу того, что вот это Царство Божие на земле по какой-то причине всякий раз оказывается невозможно, и, как Вы совершенно справедливо отметили, по другую, на другом конце оси по отношению к Небесному Стокгольму находится Небесный Иерусалим, но только нам в этой реальной жизни Небесного Иерусалима никто не обещал и попытки его здесь на Земле воплотить, они заканчиваются крахом. Люди по-разному на это реагируют при этом: кто-то может покончить с собой, а кто-то продолжает жить и стремиться в этот Небесный Иерусалим. Отчего это зависит?

О.Нестеров

Алла, хочу еще раз сказать, что нет света без тьмы, нет белого без черного. Черное нужно, чтобы понять, что такое белое. Душа воплощается для счастья, но душа должна развиваться, душа должна проходить свой путь, и во время этого пути мы много должны преодолевать. Небесный Иерусалим – это как раз вот эти моменты, эти светлые моменты в нашей жизни… Еще раз повторю, это не отложенная премия, это то, что каждый из нас обязан испытать при жизни.

А.Митрофанова

Это то, про что сказано, что «Царствие Божие внутри вас есть»?

О.Нестеров

Конечно.

А.Митрофанова

Об этом?

О.Нестеров

Об этом.

А.Митрофанова

Почему какие-то люди, одни из Ваших героев, они чувствуют эти моменты и преодолевают какие-то свои кризисы – извините, если я как-то слишком грубыми словами об этом говорю, об этой очень тонкой и хрупкой материи, как человеческая душа – другие идут по иному пути, по тому пути, который Вы назвали путем Иуды, когда он кончает с собой фактически, и таким образом отрезают себя от этого Небесного Иерусалима в вечной жизни. Почему так происходит? В чем здесь загадка, что ли, или тайна человеческой души? Что это?

О.Нестеров

У каждого свой путь, это, конечно, все мы цветы на одной яблоне, и мы не должны это забывать, но, тем не менее, все мы идем по бескрайнему белому полю от тьмы к свету, и душа каждого из нас находится в разной стадии, в разной фазе. Молодым и пытливым слушателям я приведу в пример фильм «День сурка», когда человек засыпает и просыпается, это то, в общем, такая искрометная юмористическая модель, как все и происходит, поэтому где ты, в какой ты точке этого поля находишься, какую ты задачу решаешь, какая миссия на тебя возложена в этой жизни: научиться быть сильным или научиться быть слабым, научиться храбрым, или научиться зарабатывать, или научиться не зарабатывать.

А.Митрофанова

Научиться любить.

О.Нестеров

Научиться любить мир. Чем же заканчивается «День сурка»? Ну, понимаете, человек научился любить мир, все.

А.Пичугин

А вот в той самой – я сейчас немного, может быть, отвлекусь от магистральной темы, или, наоборот, вернусь к Стокгольму – вот в той системе ценностей, через которые мы пытаемся осмыслить сейчас Стокгольм, Москву, может быть, отчасти в каком-то метафизическом смысле, вот город, в котором мы с вами все сегодня живем: современная Москва 2010-х – она для Вас, чем является?

О.Нестеров

Она для меня является Москвой 2016 года. Я Вам скажу так: я для себя как-то увидел три больших лепестка уходящих в бесконечность, и первый лепесток – это наш духовный опыт. Наш духовный опыт: сколько наша душа прошла, сколько она знает, что она понимает, как она говорит с нами своим голосом через интуицию. Второй лепесток – это наши гены и хромосомы, это наши способности: я, Петя Иванов, наши дедушки и прабабушки. А третий лепесток – это среда. Здесь и сейчас: Москва 2016-го, а не Амстердам 1925-й или 68-й. И цель нашей жизни – чтобы искрить, иначе… Другой цели никакой нет, и поэтому только здесь и сейчас, и когда человек лишает себя среды, в которой он родился и вырос, конечно же, он обрекает себя на очень большое испытание. Я хочу сказать, что вся наша жизнь – это такая большая рифма. Вот где творческий человек более свободный? В прозе или в поэзии? Вы скажете мне: ну, в прозе, он, в общем, пишет генеральную линию, он выписывает свой роман и так далее, а в поэзии ему нужно каждый раз искать рифму. На самом деле, каждый поиск рифмы – это бросание костей, и рифма открывает человеку семнадцать других измерений, и конечно же, в поэзии сущность мироздания проявить значительно легче, чем в прозе именно по этому пути. Ну, так вот, рифма – это наша ситуация, это Москва, 2016 год – мы ищем рифму каждый день. Мы рифмуем каждый день каждый свой шаг, каждое событие. Наша жизнь – это не шахматы, наша жизнь – это нарды. Мы ходим, мы думаем головой, но тем не менее каждый раз судьба бросает кости.

А.Митрофанова

Я не могу, все-таки, удержаться от вопроса по поводу семнадцати измерений, которые открываются человеку через рифму. А как в таком случае в этих семнадцати измерениях, это же бывает очень сложно, не потерять себя? Как сохранить какую-то, я не знаю… Ну, должен быть вектор определенный движения?

О.Нестеров

Это очень просто, Алла. Если Вы смотрели фильм предпоследний братьев Коэнов, который называется «Внутри Льюина Дэвиса»?

А.Митрофанова

Да.

О.Нестеров

Талантливый, очень хороший музыкант с очень хорошими песнями, с очень хорошим голосом, но он либо опережает, либо опаздывает. У него ничего в жизни не складывается. Он не сфазирован с окружающим миром. Фазирует нас с окружающим миром только любовь.

А.Митрофанова

А в каком значении слово «любовь» Вы сейчас употребили?

О.Нестеров

Во вселенском, конечно. Во вселенском значении.

А.Митрофанова

Что это значит?

О.Нестеров

Это значит: ты должен просто ощутить себя частью мира, и когда ты в мир интегрирован, и когда ты на этом воздушном шаре, в общем, ты бури никакой, ни дождя не чувствуешь. Ты паришь, у тебя все получается, ты – часть мира, и мир тебя принимает. Когда человек думает: ну, весь мир против меня, вот это мне так сложно – это преодоление, но зачем? В этом нет никакого смысла, и вот эта несфазированность, она приводит к нашим бедам, к несчастьям, и к каким-то лишним совершенно поискам, а когда полная твоя грудь любви, когда ты принимаешь с благодарностью все, что с тобой происходит, когда ты видишь в метро только красивых людей, и вообще, на улице. Для меня самые несчастные дни редко бывают, когда вдруг начинаю видеть вокруг некрасивых людей. Я сразу останавливаюсь, думаю: нет, стоп, что-то не то с тобой.

А.Митрофанова

Расфокус, расфазирование.

А.Пичугин

А как же было не так с Босхом в таком случае?

О.Нестеров

Но это вопрос к Босху. Я Вам уже говорил, и что, какую задачу он решал в своей жизни – нам неведомо. Видимо, какую-то решил. А опять же, Шнитке говорил о том, что, если есть добро и, если есть зло, должна быть музыка про добро и музыка про зло.

А.Митрофанова

Мне кажется, вот то, что Вы называете сфазированностью такой, с окружающим миром, и благодарностью при этом, приниманием с благодарностью того, что жизнь посылает, мне кажется, это еще на другом языке называется принятием промысла Божьего о человеке.

О.Нестеров

Конечно. Абсолютно верно.

А.Митрофанова

Когда есть некий замысел о тебе Творца, и, в принципе, самые счастливые те люди, замысел которых о себе совпадает с замыслом Творца, точнее сказать, люди говорят не «да будет воля моя», а «да будет воля Твоя».

О.Нестеров

У них просто дорога короче. Просто промысел без попущения. А что там было у Босха, это, опять же, вопрос к Босху.

А.Пичугин

Конечно.

 

А.Пичугин

Друзья, я напомню, что сегодня в гостях у радио «Вера» Олег Нестеров – музыкант, композитор, продюсер, лидер московской группы «Мегаполис», глава рекорд-лейбла «Снегири». Но вот, мы Вас каждый раз представляем, как лидера группы «Мегаполис», но о группе «Мегаполис» надо бы тоже, конечно, поговорить. Что сейчас происходит именно в «Мегаполисе»?

О.Нестеров

Сейчас мы занимаемся очень интересным проектом. Он называется «Zero Lines», «Нулевые линии». Этому проекту шестнадцать лет. Это на языке «Звездных войн» приквел, эпизод ноль, после там второй, третьей, четвертой серии, вдруг делается Эпизод Ноль. Собственно, это с чего началось «Супертанго» и «Из жизни планет». С чего начался новый «Мегаполис»? Через четырнадцать лет молчания, когда мы собирались в студии, просто играли ту музыку, которая приходила к нам, и записывали. Потом выбрали несколько фрагментов, она была настолько прекрасная, потому как это интуитивная музыка, за нас играли тысячелетние музыканты, и она была настолько прекрасна и совершенна, что нам, музыкантам тридцатилетним к ней было невероятно сложно прикоснуться. Это была очень чистая музыка, очень чистая и точная. И вот, наконец, через шестнадцать лет мы к ней прикасаемся, мы ее отчасти переигрываем, отчасти берем в руки, и издаем, делаем проект, представляем его в Никола-Ленивце этим летом, а осенью представим в Москве в форме альбома, концерта и так далее.

А.Митрофанова

Никола-Ленивец – это деревня художников в Калужской области, недалеко от Кондрово.

О.Нестеров

Да.

А.Митрофанова

Поскольку мы находимся все-таки на радио «Вера» мне бы хотелось вернуться к предыдущей части нашего разговора. Леша, так! Усмехнулся! Он ожидал от меня.

А.Пичугин

Я улыбнулся.

А.Митрофанова

Улыбнулся, хорошо. Когда Вы сказали о промысле Божьем, это же, мне кажется, опять же, такие тонкие материи, чтобы попытаться в своей жизни расслышать этот голос, этот зов, и дать возможность этому промыслу действовать в нашей жизни. Как это, с Вашей точки зрения, происходит? Как это происходит у Вас?

О.Нестеров

Я просто делаю те вещи, которые я не могу не делать. Это, опять же, те вещи, о которых я совершенно не задумываюсь. Это то, куда меня ведет меня мой внутренний голос. Я тише всех пою в Москве и хуже всех играю на гитаре, но тем не менее, в юности я понял, что с музыкой связана моя судьба, и музыка мне расскажет о мире больше, чем что бы то ни было. Но я просто не мог существовать без музыки, и через музыку я понимаю мир. Если бы у меня в жизни не было музыки, я даже не представляю, каким бы я сейчас был и что бы в моей жизни происходило. Поэтому рецепт очень простой: просто слушать свое сердце и улыбаться, когда засыпаешь и когда просыпаешься, все.

А.Митрофанова

Это не всем дано – иметь такую благодарность. Знаете, здесь все-таки есть, мне кажется, какой-то секрет, но ладно. Я задам тогда вопрос еще один, связанный, как мне кажется, тоже с этой темой. Я была, честно говоря, несколько удивлена, когда увидела Ваше имя в списке гостей фестиваля «Троица. Все Живое», который ежегодно проходит в Электроуглях, и священник, организатор этого фестиваля, приходил к нам в студию, рассказывал о том, что Вы участвуете вместе с ним в поездках в больницы к деткам, которым Вы помогаете, и так далее. Вы могли бы рассказать о том, что это значит все для Вас? И фестиваль…

О.Нестеров

Ой, Вы знаете, я об это не хотел бы, конечно говорить, но просто Электроугли для меня лично, и для «Мегаполиса» – это особое место. Отец Андрей и отец Александр – мы давно с ними общаемся, дружим, приезжаем к ним, играем, что-то еще делаем, и конечно, приехали… Мне очень нравится их фестиваль «Троица», и мы сами приезжаем, и наши артисты из «Снегирей» туда приезжают. Мы говорили про уклад – это фестиваль под большими-большими деревьями. Эти большие-большие деревья растут в таком, в общем-то, обветшалом когда-то месте, где завод был Электроугли разрушен, где все, вообще вся жизнь, и вообще весь смысл жизни пришел в упадок, хотя это в тридцати километрах от Москвы. И вот два батюшки стали восстанавливать храм, и там в Электроуглях просто пошла какая-то жизнь, просто туда приезжать, общаться с ними, и как-то посильно принимать участие во всех их начинаниях, друг от друга заряжаться, по-другому и не скажешь.

А.Митрофанова

Очень осмысленная получается такая музыка у Вас. Мне кажется, что это во многом связано с теми векторами, о которых Вы сейчас говорите. Во всяком случае, спасибо Вам большое за этот проект «Из жизни планет».

О.Нестеров

Я еще раз напомню, что 17-18 мая в Центре Мейерхольда мы сыграем спектакль. А так, кто-то может зайти на сайт planetslife.ru или погуглить «Из жизни планет», и я гарантирую, что кто туда зайдет, какое-то время – обычно на неделю – происходит зависание.

А.Митрофанова

Это правда.

А.Пичугин

Но во всей полноте на спектакле можно погрузиться.

О.Нестеров

Во всей – да. Точка сборки, конечно, это спектакль. Это музыка, сайт, но самое главное, конечно, это спектакль.

А.Пичугин

Приходите дорогие слушатели. А я напомню, что Олег Нестеров, лидер «Мегаполиса», группы «Мегаполис», композитор, глава рекорд-лейбла «Снегири», писатель, музыкант, продюсер, сегодня был с нами в этой студии. Спасибо, Олег, большое, что пришли к нам на радио «Вера». Алла Митрофанова.

А.Митрофанова

Алексей Пичугин.

А.Пичугин

Всего доброго! Будьте здоровы и до встречи! А мы слушаем музыку группы «Мегаполис».

О.Нестеров

В заключение композиция «Нежность и слезы». Мне кажется, она хорошо завершит нашу с вами беседу.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 оценок, в среднем: 4,33 из 5)
Загрузка...