Светлый Вечер с Оксаной Шелест (эфир 18.05.2015)

Светлый вечер - Оксана Шелест (эфир 18.05.15) Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Оксана Шелест (эфир 18.05.15) Часть 2
Поделиться

Оксана ШелестУ нас в гостях была режиссер, сценарист, ведущая концертных программ Оксана Шелест.
Оксана рассказала о проходящих 24-го мая по всей России праздничных мероприятиях, посвященных Дню славянской письменности и культуры, а также о большом концерте на Красной площади.

Ведущие: Владимир Емельянов, Лиза Горская

В. Емельянов

— На радио «Вера» «Светлый вечер», в студии Владимир Емельянов и Елизавета Горская.

Л. Горская

— Здравствуйте.

В. Емельянов

— Добрый вечер. И добрый вечер мы говорим Оксане Шелест.

О. Шелест

— Добрый вечер.

Наше досье:

Оксана Шелест — режиссер, сценарист, ведущая концертных программ. В течение 20 лет была сценаристом, режиссером и ведущей программы Дня славянской письменности и культуры. Оксана Шелест также подготовила немало всесоюзных и всероссийских фестивалей искусств, которые проходили в разные годы по всей стране. Участвовала в подготовке мероприятий Московской Патриархии.

В. Емельянов

— Оксана Шелест — режиссер-постановщик концерта ко Дню славянской письменности и культуры. Сразу снимем все вопросы, которые могут возникнуть у некоторых наших слушательниц и слушателей — не родственница?

О. Шелест

— Нет.

В. Емельянов

— Ну и Слава Богу. 18 мая сегодня, наша встреча проходит в преддверии празднования Дня славянской письменности и культуры. Копнем чуть глубже, напомним, что в самый первый раз праздник отмечался в 1863 году в связи с таким событием как тысячелетие создания славянской азбуки святыми Кириллом и Мефодием. Потом этот праздник был запрещен, вот он возрожден. И у меня такое ощущение, что раньше он назывался — Дни славянской письменности и культуры, я думал, что это несколько дней проходят фестивали…

О. Шелест

— Так было прежде, это были первые праздники, которые проходили при другом нашем, скажем так, государственном строе. Тогда все широко отмечалось, несколько дней было и день открытия и день закрытия, и праздники народного зодчества, и праздники «Города мастеров», так называемые, фольклорные огромные события проходили, гуляли целыми регионами.

Л. Горская

— В каких годах, простите?

О. Шелест

— Это был 1985, 86-88 годы.

В. Емельянов

— То есть самый разгар Перестройки?

О. Шелест

— Практически да. Тогда все это было богато, красиво и мощно.

В. Емельянов

— Мне казалось, что все это на уровне энтузиазма какого-то…

О. Шелест

— Нет. Я имею в виду богато по творческому наполнению. Потому что приезжало огромное количество коллективов, замечательных, профессиональных, в регионы, которые становились столицей праздника. Это праздник-путешественник. Он, наверное, по принципу самого жития Кирилла и Мефодия, которые были миссионерами, как мы все знаем, и праздник был миссионер. В Москве он отмечался дважды доселе, а в основном это были выездные варианты, объемные. Приезжали артисты, приезжали самые выдающиеся наши исполнители и, конечно, местные силы. Огромное количество фольклорных коллективов, тех, которые я потом больше нигде никогда и не видела, такие прямо жемчужинки и изюминки, не знаю, как они дальше развивались ли…

В. Емельянов

— Провинция вообще очень богата талантливыми людьми…

О. Шелест

— Несомненно.

В. Емельянов

— Это тут мы в Москве привыкли, я не назову, к ближнему кругу, но примелькавшихся лиц до дурноты на экране и считаем, что это все, что есть у нас на сегодняшний день в пласте эстрады, популярной музыке, рок-музыке и так далее, фольклорных.

Л. Горская

— Ты думаешь, что к экранам только в Москве все прильнули?

В. Емельянов

— Вся страна прильнула. Но мы то просто их не знаем, а те, чьими земляками они являются, они тоже, я думаю, не сильно представлены местными СМИ.

О. Шелест

— Вы не поверите, не вся страна прильнула. Как раз правильно ваш коллега говорит, люди ходят еще в самодеятельность, взрослые люди, участвуют как раз в этих творческих коллективах, фольклорных, любых, вокальных, хореографических… То есть то, что было раньше развито и в Москве очень здорово, сейчас у нас, в основном, это детское творчество или какие-то такие специальные — арабские танцы сейчас модны, ходят занимаются взрослые люди…

Л. Горская

— R`n`B.

О. Шелест

— Да… А там все это осталось, бережется, все очень трепетно к этому относятся. До последнего мы приезжали, пока не в Москве праздновался этот день, а приезжали в соседние регионы, собирали со всего региона огромное количество коллективов, конкурсы устраивали, отчетные концерты, заранее мы готовились, за год мы готовили каждую программу. Такое количество просматривали замечательных талантливых людей.

В. Емельянов

— А в связи с чем он так ужался до одного дня?

О. Шелест

— Он не ужался, он стал шире, на мой взгляд. Почему? Потому что в свое время Святейший Патриарх наш Кирилл, он сделал правильный выбор такой. Решили праздновать в этот день всей Россией. Тогда получалось как? Один регион и, собственно, все. И прямая трансляция по каналу «Культура». А сейчас у нас же мы собираемся всей страной, собираем огромные многотысячные хоры… Представляете — многотысячные хоры в разных городах. И мы все вместе, на прямой трансляции и поем всей Россией от Владивостока до самых крайних точек. «С южных гор до северных морей…»

Л. Горская

— Так что же будет в этом году?

О. Шелест

— Мы также соберемся на Красной площади в Москве. У нас будет огромный хор, больше 2000 участников. И будем петь наши любимые, замечательные песни всей страной. Одновременно с нами во всех крупных городах России соберутся многотысячные хоры. И, собственно говоря, у нас будет 4 прямых включения, мы услышим наших сограждан и творческих коллег из Хабаровска, из Пскова. Так что у нас интересная объемная программа.

В. Емельянов

— Ну а попасть на Красную площадь как зрителю можно?

О. Шелест

— Безусловно. Площадь открыта для всех. Вход свободный.

В. Емельянов

— В Хабаровске, я думаю, тоже?

О. Шелест

— Конечно. Люди приходят.

Л. Горская

— А репертуар можно заранее посмотреть?

О. Шелест

— На портале Министерства культуры РФ есть репертуар, который всей страной выучивается и мы всей страной, все вместе исполняем. Вообще, это грандиозно, это здорово, на самом деле. Это трогательно и трепетно. Причем разные часовые пояса у нас, я думаю: «Надо же, люди собрались ночью, поют».

В. Емельянов

— Праздник этот локально празднуется только на Красной площади или он еще где-то празднуется, в каких-то музеях, библиотеках?

О. Шелест

— Обязательно. Есть же Фонд славянской письменности, по-моему, даже два фонда. Фонд Боголюбова, я знаю, занимается этим. И раньше был Вячеслав Михайлович Клыков, сейчас я не знаю, кто, к сожалению, занимается. Но там огромное количество разнообразнейших программ. Во-первых, огромная духовная составляющая идет, идут службы, молебны, это большой день, насыщенный.

В. Емельянов

— Начинается праздник Божественной Литургией в Успенском соборе Кремля.

О. Шелест

— Крестный ход потом, да, обязательно. Это традиционно. Раньше еще была замечательная традиция, которая сейчас, по-моему, её и нет, передавали еще вечевой колокол из города в город. Тоже так это было символично. Все-таки колокол это такое…

Л. Горская

— Нас слышат не только в Москве и в Хабаровске, нас еще слышат в Самаре, Вятке, Рязани, Екатеринбурге, Братске и Омске. Там будет что-то проводиться?

О. Шелест

— Обязательно. Конечно. В Рязани я была буквально неделю назад, как раз прошлогодние они мне показывали, как они собирали свой хор, огромный просто хор. На этой жаре, они говорят: «Нам так жарко было, но мы с таким удовольствием, нам так приятно было, что нас включают, что мы с Москвой вместе поем всей страной». Да вообще люди у нас замечательные и очень творческие, и все очень стремятся к единению. Что бы про нас ни говорили, а нам эта заповедь про единство…

В. Емельянов

— А что про нас говорят?

О. Шелест

— Про Россию, то, что меняется народ, все как-то по-другому. Ничего подобного: так вот мы и «единством и любовью спасемся».

Л. Горская

— Потом сотворчество особые эмоции рождает.

В. Емельянов

— Можно даже сказать, что соборность.

О. Шелест

— Верное слово какое.

Л. Горская

— Но все-таки маршировать одновременно и петь одновременно — это разные вещи.

В. Емельянов

— Еще какой вопрос я хотел задать. Мне одному так кажется или кто-то мою точку зрения, не из вас, а, может быть, кто-то из наших слушателей разделит, что немножко этот праздник потерялся между этими праздниками 1-го мая, 9-го мая. Даже наш профессиональный праздник затерт.

Л. Горская

— День радио?

О. Шелест

— Ну как? Помним всегда, поздравим вас.

Л. Горская

— В этом году нас мало кто поздравил. Мы только сами друг друга поздравили, поплакали.

В. Емельянов

— Я к чему веду, не затерян ли День славянской письменности среди этих дат? 12 июня еще впереди.

О. Шелест

— Я не знаю, мне так не кажется. 12 июня — это понятно, это уже июнь месяц. Мне кажется, он настолько отстоит от начала месяца, по-моему, он замечательно отстоит.

В. Емельянов

— По-моему, он особняком стоит.

О. Шелест

— Потому что это первый государственный церковный праздник в России. И, по-моему, последний. У нас больше церковных праздников официальных еще и нет.

В. Емельянов

— А они нужны, на ваш взгляд.

О. Шелест

— Ну, наверное, да. Можно было бы и Рождество сделать государственным церковным праздником.

Л. Горская

— Там и так выходные дни уже.

О. Шелест

— Я понимаю. Но какие-то, может быть, должны быть всенародные торжества. Мы же как раз Рождество отмечаем локально. Тоже в каждых городах оно празднуется, и мероприятия проходят интересные.

В. Емельянов

— Но не так широко как Новый год, согласитесь.

О. Шелест

— Да. Хотя мы многоконфессиональная страна. Поэтому тут тоже есть вопросы свои.

В. Емельянов

— Я согласен. Но все-таки в разных регионах по-разному. На нашей Среднерусской возвышенности преобладает славянские народы…

Л. Горская

— И задумался: так ли это…

О. Шелест

— (Смеется.)

В. Емельянов

— Теперь уж я не знаю. Я впервые тут услышал радио, я все сетовал, что у нас нет никаких национальных «радив», а тут я услышал, в машине едучи, в такси. Я ничего не понял из того, что там говорилась, но музыка забавная, восточная, приятная, мне понравилось. Это он слушал. А об чем я не понял.

О. Шелест

— Будем надеяться, что о чем-то хорошем и добром. Лучше о мире.

В. Емельянов

— Соглашусь. Давайте поподробней поговорим о грядущем мероприятии, которое начнется в полдень. Начнется оно Божественной Литургией в Успенском соборе Кремля. А на Красной площади оно начнется в полдень. Еще раз напомню, что Оксана Шелест — режиссер-постановщик этого самого грандиозного концерта на Красной площади ко Дню славянской письменности и культуры.

Тяжело с такой массой народа управляться? Я всегда стараюсь задать такой вопрос режиссерам массовых зрелищ. Это не в обиду вам сказано?

О. Шелест

— Так в дипломе именно и пишут.

В. Емельянов

— А. Я совершенно не понимаю, как управлять многотысячной толпой.

О. Шелест

— Это же артисты, это люди профессиональные, они не случайные люди на этой сцене. Поэтому управлять ими достаточно не сложно. Это люди, которые пришли выполнять свою работу, заниматься своим любимым делом, не побоюсь этого слова. Они с удовольствием этим занимаются. Есть масса замечательных помощников. Есть масса людей, которые помогают осуществлять этот процесс в качестве соратников, это наши дирижеры, хормейстеры.

В. Емельянов

— Это штаб такой?

О. Шелест

— Я бы не назвала таким словом — штаб. Я бы назвала творческой лабораторией. Что-то такое. Творческий союз. Содружество. Замечательные такие названия. Штаб — это как-то очень военизировано, наверное.

Л. Горская

— Штаб — это еще как-то «по-бизнесовому».

О. Шелест

— Может быть.

В. Емельянов

— Ну простите меня, недалекого, за такое слово… (Смеются.)

Л. Горская

— Ну не скромничай. Я так понимаю, что вы готовите некий сценарий в вашей творческой лаборатории. И этот объем, этот сценарий для многих тысяч человек по всей России, сколько времени нужно, чтобы его подготовить.

О. Шелест

— Знаете, честно говоря, тут есть трудность в чем, вы сейчас хороший вопрос такой задали. Я уже сбилась со счета, какой у меня это праздник. Или 27-ой или 28-ой, я не очень помню.

Л. Горская

— Ого.

В. Емельянов

— То есть вы режиссер-постановщик всех этих праздников с самого начала 80-х?

О. Шелест

— Извините, я еще не такая старенькая, я тогда начинала как ассистент режиссера, мы работали вместе с замечательным нашим режиссером Сергеем Николаевич Свенцицким, покойным, который был моим супругом. И много лет мы делали этот праздник, естественно, вместе. Но поскольку постольку, как вы правильно говорили о том, что он был более обширный, мы еще и делили: кто-то делал концерт-открытие, кто-то делал концерт-закрытие, затем мы объединили все эти усилия воедино. И тут в чем сложность: в том, чтобы не повториться каждый год. Потому что тема, как ни крути, она одна. Тем не менее, хочется, чтобы каждый раз все по-новому. Хочется новые имена литературные открывать, хочется новую музыку показать, коллективы новые пригласить. То есть только в этом, пожалуй, такой момент: чтобы не было повторов. Потому что работать по старым лекалам, это не очень прилично, мне кажется. И потом столько прекрасного нового появляется за последние годы, достойного того, чтобы быть одним из представлений нашей культуры. Хочется, чтобы было новое-новое-новое, а это тяжело.

Л. Горская

— А что нового появляется?

О. Шелест

— За год готовим, конечно, всю эту историю.

Что нового появляется? Какие-то мы ищем литературные материалы, которые, может быть, никогда не использовались, не читались со сцены. Сейчас уже повсеместно возрождается такой жанр как мелодекламация, чтение под музыку. А в свое время это был как раз один из наших праздников, это был город Ярославль, покойный сейчас Николай Николаевич Калинин, руководитель национального нашего оркестра Осипова народных инструментов, он вдруг тогда услышал, как я читала кусочек прозы Ильина, и он предложил сделать это с оркестром. И тогда впервые мы стали использовать этот прием в наших праздниках. Потом был замечательный номер с Валентиной Илларионовной Талызиной, с хором имени Свешникова. А сейчас этот жанр возрождается, очень активно, сейчас очень многие актеры хотят это делать. И здорово, когда читают не то, что когда-то читалось, а именно новые кусочки. В этом году, у нас год литературы. И хотелось бы, чтобы Шолохов прозвучал, потому что у нас юбилей Шолохова. Вот у нас Анатолий Белый будет… Причем кусочек такой, который не читался, по-моему, ранее. Он такой скомпилированный из нескольких кусочков. Сделан очень красиво. О казачестве, о земле Донской.

В. Емельянов

— Оксана, скажите, а вы же в момент проведения праздника находитесь где-то, у вас есть режиссерский пульт где-то, комната, где вы сидите, у вас там куча мониторов, вы все видите, что происходит, вот у вас бывает такое ощущение, что прямо во время проведения праздника вам приходит в голову: «О! А вот я на следующий год, вот что придумала и сделаю так…»

Л. Горская

— Во время трансляции вряд ли какие-то творческие мысли могут посещать человека. Я тебе по-своему опыту говорю, хотя… Оксана…

В. Емельянов

— Режиссер, который видит свой спектакль уже несколько раз, много раз, вдруг ему на 15-м спектакле или на 25-м, который видит из своей режиссерской ложи, думает: «О! Здесь надо поправить, а вообще этот кусочек можно немножко переделать». И делается почти заново

Л. Горская

— Я как хронический работник прямого эфира могу сказать, что во время эфира у тебя каждый нейрон связан с тем, что происходит здесь и сейчас, и вряд ли у тебя есть свободные резервы на креатив. А что Оксана нам скажет?

В. Емельянов

— Прямой эфир. А ты же продумываешь следующий вопрос или тему прямо во время эфира…

Л. Горская

— Но не следующий год.

О. Шелест

— На самом деле, друзья, вы оба права, это действительно очень сложно, с одной стороны, я не сижу в студии у мониторов, как вы говорите, я еще и веду это действо по закулисным микрофонам. Поэтому мне приходится осуществлять эту историю. И телевизионные мои собратья стоят слева или справа и все время пытаются активизировать в том плане, чтобы я больше внимания уделяла телевизионной трансляции. А я радею же больше за свое, мне интересно, чтобы свое полотно красивенько ткалось, скажем так. Поэтому, с одной стороны, времени нет. А с другой стороны, вы правы абсолютно, иногда смотришь и думаешь: «Эх, можно было бы еще вот этого артиста пригласить…»

В. Емельянов

— А этого не приглашать…

О. Шелест

— Такое бывает крайне редко. У нас такие талантливые ребята, молодые. Очень много талантливых артистов молодых, очень много вокалистов хороших, чтецов.

Л. Горская

— Это именно эстрадный вокал?

О. Шелест

— Да нет. Эстрадный вокал, мы тяготеем все-таки к классике. Для тех, кто любил классики (смеется), мы тяготеем к классике…

Л. Горская

— Кегли… Ой, извините. Возвращаясь к своему вопросу про новизну, я бы хотела его развить и спросить на культурном поле, ниве современной России что-то новое появляется, кроме отдельных номеров, которые вы придумываете, возрождается традиция мелодекламации, что замечательно, а какие-то… ну да, молодые артисты, которых мы по именам еще не выучили пока…

В. Емельянов

— Новые технологии какие-нибудь?

Л. Горская

— Новые ансамбли.

О. Шелест

— Давайте определимся ансамбли или технологии?

Л. Горская

— Давайте все перечислим. Есть хор Сретенского монастыря прекрасный, он поет и поет, его все знают. Что-то нового ничего нет. Есть ансамбль Сирин прекрасный, он поет и поет. И равных ему вроде как и нет. Или все-таки подрастает?

О. Шелест

— Про хор Сретенского монастыря мне, наверное, будет не очень скромно говорить, потому что я с ними работаю последние несколько лет очень плотно. И делаю им программы. Я просто влюблена в ребят, потому что они настоящий творческий коллектив. Во-первых, они все закончили хоровое училище Свешникова, начнем с этого, это высочайшего класса профессионалы. Сам Никон — это потрясающий дирижер, маэстро с большой буквы, который делает это все грамотно, очень здорово. При этом я скажу так, в данной программе я их не использую так, как в тех программах, которые я делаю для них, для их сольных проектов. Так они у меня и стихи читают, и хоровые коллективы не распространяются в таком плане, чтобы стихи читать, еще что-то, как актеры работать на сцене драматическим. А им все хочется. Даже они в гастрольных поездках просят: а давайте позанимаемся сценической речью. То есть ребята творческие. «Сирин», конечно, это удивительный наш коллектив, я, правда, давно с ними не работала, но самые первые программы наших славянских праздников, они просто были украшением этих проектов. Что касается новых технологий, появилась опять же целая плеяда замечательных молодых ребят, которые очень креативные, которые вообще умеют это придумывать здорово: и с контентом, и с 3D, и с 4D, и что они только не вытворяют, так все здорово, так все красиво, так все грамотно выдержано. Когда я делала проект «Несвятые святые» в «Крокусе», такая группа ребят, которая как раз занимается видеоконтентом, вплоть до того, что влезают в какие-то библиотеки, выбирают материал, прямо конфеточку они из этого делают. И это так красиво. Если бы 30 лет назад могло бы все одновременно идти: снег падает, монах уходит вдаль по тропинке, видеоконтент дополнительный идет, тут иконы тебе появляются. Это что касается технологий. Звук, это понятно, свет — тоже, вы это знаете. К сожалению, мы ограничены из-за того, что у нас день, 12 дня, солнце, мы не можем всей красоты…

Л. Горская

— Это в Москве солнце.

О. Шелест

— Я про Москву говорю, да.

В. Емельянов

— А заканчиваете вы во сколько?

О. Шелест

— Если по правде, около 12 часов дня. Он у нас не долгий, скажем, концерте.

В. Емельянов

— Это именно речь идет о концерте?

О. Шелест

— Да.

В. Емельянов

— Чтобы все эти новые технологии можно было бы увидеть и, кстати, будут ли они где-то на улицах города, можно ли их будет увидеть вне рамок мероприятия?

О. Шелест

— Вот это я вам не берусь ответить. Это, вероятно, Департамент культуры будет этим заниматься, наверное, будет что-то интересное. Я просто хочу сказать, что у нас-то получается 12 часов дня, в других-то городах — это глубокая ночь и утро, и не пойми что, поэтому долго это делать не можем, растягивать, там же у нас и детские хоры собираются, и у нас тоже деточки. Первый год мы сделали вечером, конечно, это было очень красиво. Был салют красивый и свет был очень красивый.

Л. Горская

— А я как зануда вернусь к вопросу про новые коллективы, появляются новые творческие единицы?

О. Шелест

— А вы знаете, у нас в этом году получаются какие-то дуэты, которых нигде увидеть было бы невозможно, как мне кажется. У нас знаменитую песню «Москвичи», Сережка с Малой Бронной, Сережка с Маховой, будет петь дуэт Дмитрий Харатьян и Дмитрий Дюжев. Я считаю, что это такой небольшой творческий коллектив, который создается в рамках нашей программы. У нас есть замечательное трио новое, которое тоже три оперных певца, три баритона, мы делаем специальный номер в программе, который прозвучит в песне «Переживем», такого не было.

Л. Горская

— Новые имена, я имею в виду.

О. Шелест

— Новые имена отыскиваем… Ну как новые… Для меня многие имена новые, если честно сказать. Потому что мы пытаемся находить молодых исполнителей, не все же из них известны. Это как программа «Голос», наверное, просто где-то кто-то что-то. Я сама, когда приезжаю в какие-то города, я стараюсь обращаться к своим коллегам в филармониях, чтобы посоветовали кого-то послушать, посмотреть. Если есть возможность, с удовольствием приглашаем в свои программы молодых артистов. Я считаю, что это правильно. И для них почетно, и для нас интересно — открывать новые имена.

В. Емельянов

— Вы с ними держите связь? Вы помогаете им немного дальше подниматься? Или они у вас выступают, уезжают домой, их по-прежнему никто не знает?

О. Шелест

— Для того чтобы помогать подниматься, надо быть продюсером. Я продюсированием занимаюсь очень ограниченно. Обычно в рамках своих проектов, здесь, конечно, как повезет… Если я артиста знаю, он мне понравился, я его буду приглашать из проекта в проект, если он мне нужен.

Л. Горская

— А там его уже может заметить продюсер.

В. Емельянов

— Ну и передать его с рук на руки…

О. Шелест

— Конечно, рекомендуем друг другу, как друзей в Фейсбуке.

Л. Горская

— Я к тому, что же с теми замечательными коллективами народного творчества, которые были на ранних этапах Дней славянской письменности и культуры, про которые я так поняла, вы не знаете, где они сейчас, эти провинциальные жемчужины, о которых мы говорили в начале нашей программы.

О. Шелест

— Вообще, у меня была мечта, лет 15 назад собрать в Москве все эти коллективы. Вы не представляете, что это. Это какое-то невероятие, это люди совершенно непонятно… Из Костромской глубинки, из Псковской глубинки, из Орловской глубинки. Какие-то люди, которые танцуют такие танцы, например, которых кадриль, кадриль известный танец, там несколько фигур существует, они определенного толка эти танцы, а вот, например, у них какие-то кадрили, которые на доске танцуются.

В. Емельянов

— Это что значит?

О. Шелест

— Выносится такая доска, типа дощечки, на этой доске встают…

Л. Горская

— Оксана руками показала доску размером около метра в длину и, по-моему, 30 сантиметров в ширину.

О. Шелест

— Ну я так не знаю, как-то так. Она достаточно узкая, обычная вагонка, грубо говоря, по ширине. И вот они встают и вот они фигуры выделывают, они еще меняются местами, они перескакивают, они дробушки делают на этих досках. Я такого, например, нигде не видела, я видела…

В. Емельянов

— Я думал, вы скажите, я такого не умею, например.

О. Шелест

— Нет. Ну научиться-то можно всему. (Смеются.)

В. Емельянов

— Я же не знаю, может, вы на досуге кадриль танцуете…

Л. Горская

— На доске.

О. Шелест

— Ну знаете. Кадриль на доске. Сейчас уже не танцую… В общем, много таких вещей, которые, мне кажется, интересно было бы зрителю увидеть, наверное.

Л. Горская

— А что с этой мечтой?

О. Шелест

— А как это? Это же большой проект. Это же надо кого-то найти, чтобы кто-то все это проспонсировал, как вы знаете, артисты бы с удовольствием приехали бы. Нечто подобное Надежда Бабкина, по-моему, делала, она собирала большие программы «Казачий круг», она какие-то тоже интересные коллективы привозила. Такие программы, конечно, делаются. А мне бы хотелось, как знаете, есть по следам бременских музыкантов, по следам Дней славянской письменности собрать таких людей.

В. Емельянов

— Я что-то сижу и сразу думаю, как может это мероприятие называться, где его проводить, какое предполагаемое количество зрителей… Уже думаю, нужен палаточный городок? Двухдневное мероприятие или трехдневное?

О. Шелест

— То есть вы сразу так, глобально?

В. Емельянов

— Проект в голове. Я напоминаю, что вы слушаете программу «Светлый вечер» на радио «Вера». И у нас сегодня в гостях Оксана Шелест. Мы вернемся через минуту.

В. Емельянов

— И так мы продолжаем наш разговор с режиссером-постановщиком концерта ко Дню славянской письменности Оксаной Шелест.

Еще хотелось бы услышать, каким все-таки будет это мероприятие. Многие люди уехали на дачу. Прямая телевизионная трансляция будет?

О. Шелест

— Обязательно. По каналу «Культура».

В. Емельянов

— Прямо в 12, не выходя из дома, можно будет смотреть, что будет происходить на Красной площади?

О. Шелест

— Угу.

В. Емельянов

— А как показывает практика: много народу площадь собирает? Битком забита?

О. Шелест

— По крайней мере, то, что я вижу со сцены, я вижу безбрежный океан людских голов, я там не знаю, что дальше происходит, где Исторический музей, вот отсюда, от нас, как мы стоим между Спасской башней и Василием Блаженным, то здесь я вижу достаточно большое количество людей.

В. Емельянов

— А сцена развернута….

О. Шелест

— В сторону Исторического музея, лицом туда.

В. Емельянов

— В цифрах вы можете сказать, сколько зрителей?

О. Шелест

— Это, наверное, статистика эта существует, но я, грешна, не интересовалась. Меня больше интересует, сколько у меня участников на сцене.

В. Емельянов

— А есть какие-то пожелания от зрителей для следующего празднования?

О. Шелест

— Подходят, просят песни спеть какие-нибудь еще, потому что люди поют, люди же не просто приходят. Сделано про принципу два экрана боковых, там идет текстовая подложка…

В. Емельянов

— Караоке.

О. Шелест

— Можете так назвать. Народное караоке. И люди поют. Потом мы поем знаменитые песни, популярные, которые, даже если бы подложки не было, мне кажется, что слова и так все знают. В основном, это для молодых людей, для тех, кто репертуар этот не освоил с годами.

В. Емельянов

— А кого больше — пожилых или молодых людей на празднике?

О. Шелест

— Всех возрастных категорий.

Л. Горская

— Семьями же приходят.

О. Шелест

— Да. Семьями гуляют, приходят. В этом году, по-моему, у нас воскресный день — 24 мая.

В. Емельянов

— Да, верно.

О. Шелест

— По поводу дач, да, наверное, кто-то уезжает за город. У нас такой проблемы не было, чтобы у нас не было зрителей.

В. Емельянов

— Его не может не быть на Красной площади.

О. Шелест

— Приезжих много, гостей столицы. Но и москвичей очень много. Два года подряд, уже примелькались, мы когда сидим за пультом звукорежиссурским, это же в толпе практически происходит. И вот два года подряд один и тот же человек подходил, говорит: «Мы опять всей семьей пришли петь песни». «Ну хорошо, милости просим, очень рады, что вы с нами». Это идея хорошая вообще, пришла в голову отцу Тихону (Шевкунову), дай Бог ему здоровья. Чтобы всем так вместе собраться и по-домашнему отметить свой праздник.

Л. Горская

— Скромненько, по-домашнему, на всю страну, с прямой трансляцией.

О. Шелест

— А что? Наша страна — наш большой дом.

Л. Горская

— Раз мы вспомнили про отца Тихона в нашей программе, давайте, может быть, подробнее расскажите про этот мультимедийный проект, вы сказали, в Крокус-сити. Это что, была какая-то постановка книги «Несвятые святые»? Это прошло мимо меня и я с трудом могу вообразить.

О. Шелест

— Ну в октябре я вас приглашаю… Будет повтор. Это большой проект. Наверное, он тоже имеет отношение к нашей славянской письменности и культуре. Поскольку постольку это литературный проект, музыкальный проект. И достаточно такая интересная программа с участием наших известных артистов…

Вы аудиокнигу не слышали?

Л. Горская

— Она у нас по радио идет.

О. Шелест

— Многие из тех, кто принимал участие записи аудиокниги, они явились участниками этого большого спектакля. Это такая литературно-музыкальная огромная большая театрализованная композиция, как раз с этим видеоконтентом, о котором я вам говорила.

Л. Горская

— А хронометраж какой?

О. Шелест

— Вы знаете, вдруг решили делать без антракта. Такой эксперимент, мы сами для себя устроили. И у нас шло порядка 2 часов 40 минут, ни один зритель не вышел из зала. Ни один человек.

Л. Горская

— Заперли?

О. Шелест

— Нет. Они сами.

В. Емельянов

— Почти три часа, тяжеловато высидеть. А почему без антракта?

О. Шелест

— Прерваться невозможно, понимаете. Не могли понять, где можно смысловую сделать паузу, чтобы продолжить дальше. Все на одном дыхании. Народ потом только с ужасом понял, сколько он сидел. Просто сидели, потому что там буря эмоций захлестывает. Книгу читаешь, она тебя захватывает просто целиком и полностью. А здесь, когда ты все это видишь и фотографии тех, о ком рассказы эти ведутся, у нас там звукоряд очень интересный: мы же с добавлением всяких звуков, как на радио, радиоспектали. Там объемная работа, захватывающая. И плакали, и смеялись, и смотрели, и слушали.

Л. Горская

Володя, а что тебя удивляет? Это не многим больше обычного полнометражного фильма. В кино-то люди сидят, а тут еще интересней, чем в кино.

В. Емельянов

— Я почему-то не по кино, по театру сужу.

О. Шелест

— Что антракт должен быть.

В. Емельянов

— Ну да.

О. Шелест

— Ну да, пойти в буфет, выпить в кофе.

Л. Горская

— И затеряться… (Смеются.)

В. Емельянов

— Нет, знаете, иногда бывают такие спектакли, что действительно второй акт лучше пересидеть в буфете и подождать друзей, тех, кто хочет посмотреть. Так что буфет имеет анестезирующую функцию, что ли выполняет. А иногда смотришь спектакли в таком напряжении, что нужно немного выдохнуть, передохнуть немного, остановиться, подумать и потом уже прийти на второе действие с какими-то за эти 10-15 минут антракта понятыми заново какими-то вещами. И ты уже садишься, смотришь в другом состоянии. Но если это захватывающее зрелище, мне кажется, два сорок — легко.

Л. Горская

— А в кино ты был?

В. Емельянов

— Никогда в жизни.

О. Шелест

— А я видела, что у нас зрители на второй день пришли, видимо, они для себя этот антракт сделали и на второй день пришла еще группа молодых людей, которые пришли на этот спектакль еще раз, чтобы подарить цветы любимым артистам.

Л. Горская

— Как это происходит? В Крокус-сити сцена готовится к этому представление…

О. Шелест

— Крокус-сити — 7000 человек зал, представляете себе? Огромное количество людей. Это сцена. Ну как она переоборудуется, мы делаем одежду сцену, некоторые декорационные элементы, все достаточно аскетично, скупо, по-монастырски. В основном, это большой экран, работающая для 3D тюль. И все. И только чистое искусство. Звучащее слово отца Тихона, оркестр, хор, солисты.

В. Емельянов

— Это будет нынешней осенью?

О. Шелест

— Да, еще раз будем мы повторять. Вообще, это проект, который планируется провезти по России. Мы были уже в Брянске, сейчас у нас планируется поездка в Омск с этим же проектом, в Москве мы будем повторять дважды, работа идет. Потому что люди очень хотят попасть, все хотят видеть это. Вот так.

Л. Горская

— Призываем наших радиослушателей из Омска обязательно посетить этот спектакль, это представление, культурное явление, что это?

О. Шелест

— Мне вот это больше понравилось. Культурное явление. Скромная я такая (смеются).

Л. Горская

— Это я говорю, не вы, так что можно. Несколько спектаклей, несколько дней подряд?

О. Шелест

— В Москве два спектакля мы делали, в октябре тоже будет два спектакля, а в других городах — по одному.

В. Емельянов

— Приходят люди? Книга-то имеет огромный резонанс.

О. Шелест

— В Брянске, да, зал был битковой, народу было очень много. Кто не попал, очень переживали, мы думаем, еще раз туда приедем обязательно.

Л. Горская

— Ловим на слове.

В. Емельянов

— А какие у вас еще проекты есть? Кроме грандиозного на Красной площади и «Несвятые святые».

О. Шелест

— Лично у меня как у режиссера?

В. Емельянов

— Да.

О. Шелест

— В этом году, вы, наверное, тоже знаете, постольку поскольку имеете к этому отношение, 200 лет нашему Феофану Затворнику, нашему святителю Земли Русской. В прошлом году мы открыли этот фестиваль в Рязани и в этом году на Выше пройдут большие торжества, которые тоже делаю я, большой праздничный концерт, он является закрытием духовного фестиваля и одновременно большая красивая история об этом светильнике нашей Церкви Русской Православной, планируется приезд Святейшего, будет Божественная Литургия, службы, много паломников. В прошлом году, тоже я делала, был юбилей Сергия Радонежского, тоже помните, в Сергиев Посаде. В этом году все это перемещается с другим именем, другим посылом, перемещается в Вышу. Это место, где святитель последние годы находился в затворе, там он и упокоен, там хранятся его святые мощи.

В. Емельянов

— Уже можно сказать, что это постоянный такой концерт?

О. Шелест

— Нет, это только в связи с юбилеем, это юбилейные торжества, правительство Рязанской области делает. По-моему, они даже как-то самостоятельно это делают, без чьей-то помощи. Молодцы какие-то, очень много подвижников, замечательные люди. Мне вообще очень много людей попадается. Поэтому я всегда люблю сразу. Они такие умнички, все делают хорошо, красиво. Создали большой хор сводный академический, набрали артистов, солистов, большой симфонический оркестр у них там, приличный, аранжировки мы хорошие сделали для совместных песнопений. Те, которые раньше, может быть, не исполнялись с музыкальным сопровождением, только а капелла, сейчас готовим такие интересные номера. Актеры драматического театра участвуют, от нас тоже приедут актеры, Александр Александрович Голобородько, народный артист России.

Л. Горская

— Мой любимейший артист.

О. Шелест

— Я тоже его очень люблю.

Л. Горская

— Я уже потерялась в обилии мероприятий. Сейчас мы 24 мая говорим или про юбилей Феофана Затворника?

В. Емельянов

— Последние несколько минут мы говорили именно о Феофане Затворнике. Вернись к нам, пожалуйста.

Л. Горская

— А этот академический хор будет участвовать в Дне славянской письменности и культуры тоже?

О. Шелест

— В Рязани у себя принимают участие.

Л. Горская

— Я понимаю, ну я же потрясена, почему вы не дадите мне порадоваться за такой замечательный хор и выдающийся оркестр в Рязани. То есть он и 24 мая будет, и на юбилее Феофана Затворника — тоже?

О. Шелест

— Да. Это местные коллективы, замечательные, одаренные люди.

Л. Горская

— Я же, наконец, получила ответ на свой вопрос, что нового появляется на культурном горизонте российском.

О. Шелест

— А, то есть Рязанский симфонический оркестр, который насчитывает энное количество лет существования — это новое?

Л. Горская

— Ну не каждый же год его транслируют на всю Россию?

О. Шелест

— В общем, да. На будущий год будет юбилей хора народного Рязанского. Вот вам тоже еще интересный концерт будет в зале Чайковского, вероятно, один, а второй, вероятно, в Храме Христа Спасителя.

В. Емельянов

— И мы Лизу делегируем от нашей радиостанции…

О. Шелест

— Открыть для себя новые имена.

Л. Горская

— Или пригласим их к нам.

В. Емельянов

— И пригласим.

Продолжаем наш разговор с Оксаной Шелест. Напоминаем, что действо это пройдет 24 мая. Начало праздника в Москве традиционно включает Божественную Литургию в Успенском соборе Кремля, и в 12 часов начнется концерт на Красной Площади.

Давайте немного подробнее поговорим, вы назвали пару известных имен — Дмитрий Дюжев, Дмитрий Харатьян споют песню. Кто еще из известных персоналий будет принимать участие в концерте?

О. Шелест

— Я уже говорила — Анатолий Белый, которого мы сейчас увидели в главной роли фильма Георгия Александрова про Любовь Орлову. Конечно, наша звезда Валерий Михайлович Халилов, наш генерал дорогой, наш дирижер главный, человек-праздник. Человек, который дирижирует не только нашим многотысячным хором, большим сводным оркестром, но и обязательно зрительским хором. Принимает участие оркестр Министерства обороны, коль скоро Валерий Михайлович с нами, принимает участие ансамбль «Россия» имени Людмилы Георгиевны Зыкиной, принимает участие духовой оркестр. В составе сводного хора, это у меня не хватит вашего эфирного времени перечислять, сколько там хоров. Потому что все профессиональные академические хоры – взрослые и детские — Москвы и Московской области, они все с нами в этот день. Что касается солистов… Мы говорили об известных артистах, помимо драматических, я считаю их драматическими актерами, естественно будут наши вокалисты известные — Лев Валерьянович Лещенко, который споет для нас «День Победы», Валерия, которая исполнит, на мой взгляд, неожиданную для нее песню, это песня Афанасьева «Тени исчезают в полдень» «Я гляжу в озера синие…» Такие у нас веяния новые. Если перечисляь всю программу, вы все увидите, услышите, попоете вместе с нами, получите удовольствие. И проникнитесь этим замечательным праздником нашей культуры.

В. Емельянов

— Нашим слушателям скажем, что в настоящее время уже утверждена программа хорового концерта, который пройдет 24 мая, в 12 часов дня начало. И во всех столицах субъектов Российской Федерации. Имейте это в виду, если кто-то в это время будет не в Москве.

Оксана, я еще знаете, что хотел выяснить. Все-таки очень важно, для артиста само собой, но и для режиссера тоже очень важно признание его работы, естественно, это аплодисменты в момент завершения действия… А приходят какие-то благодарные отклики потом от участников, зрителей?

О. Шелест

— Мы сейчас настолько привыкли все в Интернете узнавать, в социальных сетях. И, конечно, у нас есть организация, которая проводит всю эту историю, к которой я имею честь относиться. Это творческое объединение «Содружество», под руководством нашего продюсера Марины Ноздрачевой, у них есть целый портал, где потом мы получаем благодарственные письма.

В. Емельянов

— Это письма типа «Вау, клево, мы оторвались…»?

О. Шелест

— Нет, таких нет, там очень интеллигентным языком пишут достаточно… Хотела сказать зрелые люди, а очень много молодежи у нас, которая прилично изъясняется и очень красиво умеет разговаривать на русском языке, и писать. И правильно излагать свои мысли. И очень хорошие мысли, добрые, правильные, с благодарностью. Поэтому я так думаю, что если задаться целью, то можно было бы целую книжицу составить из этих писем. Мало того, что на портал они приходят, так они еще мне смс-ками приходят, от друзей, знакомых это понятно, но что самое приятное — от артистов, от участников. То есть люди… Стоит двухтысячный хор, я же не могу каждого знать лично, кого-то я знаю, кого-то — нет.

Л. Горская

— А потом 2000 смс-к приходит…

О. Шелест

— Ну не 2000… Но, как правило, штук 30-40 обязательно я получу после концерта. Причем от коллектива, от себя лично, за то, что они принимали участие, надеяться, что будущий год… Как-то быстро у нас время пролетает, год пролетает незаметно. Мы начинаем встречаться… Первая встреча, первая репетиция, я говорю: «Такое ощущение, как будто мы и не расставались». И все так радуются друг другу, потому что привыкли. И, конечно, наверное, для артистов это тоже огромный праздник, как и для зрителей. Поэтому мы все благодарны друг другу. Артисты за то, что зрители пришли и вместе с нами пели, зрители за то, что вместе такой праздник создаем своими руками. Я думаю, что это то, что вы говорите. Благодарность людская безмерна, она взаимна, она друг друга подпитывает, подбадривает. И на этом все и держится. Я думаю, что у каждого в сердце потом остается хорошее ощущение от приятно проведенного красиво наполненного праздничного дня.

В. Емельянов

— Хотелось бы задать еще такой вопрос в завершении нашей программы… Заканчивается концерт в два, начале третьего. И следующее заседание рабочей группы вашей творческой лаборатории о проведении Дня славянской письменности 2016 года, оно на следующий день или через неделю?

О. Шелест

— Ну нет, конечно. Это естественно. Нам нужно итоги подвести прошедшего. Мы обязательно обсуждаем, встречаемся, смотрим записи, телевизионные версии. Но где-то в августе у нас уже рождаются новые мысли, новые идеи к концу лету, а в сентябре нас уже собирают, я уже прихожу с каким-то сценарием к этому времени. С хорошей заявкой, сформировавшейся. Я вообще скучаю без этой работы, это праздник, который проходит через всю мою жизнь. Я как пришла, за редким исключением, может быть, 2-3 праздника я не участвовала по каким-то объективным причинам, а в основном… Где-то я была не режиссером, а просто ведущей, такие были моменты. Все города помню, каждый праздник, горжусь, что это проходит в Москве, такой хор огромный собирается, не без моего участия, мне так это приятно, что он стал таким мощным праздником, имперским, всероссийским, всенародным, что все города у нас поют, что все мы вместе, все мы едины.

Л. Горская

— А кто не поет, запоет…

О. Шелест

— Ну это…

В. Емельянов

— Мы напоминаем, что у нас в гостях сегодня была Оксана Шелест, режиссер праздника ко Дню славянской письменности, который у нас в стране… И не только у нас в стране, мы забыли сказать…

О. Шелест

— Болгария, Греция, Македония. Балканы все почти.

В. Емельянов

Да. Наши дорогие слушатели, приходите всей семьей.

Л. Горская

— Надеемся на хорошую погоду.

В. Емельянов

— Оксана, вам удачи на предстоящий праздник и на все последующие. Спасибо. У вас такой цейтнот, но вы нашли время к нам прийти.

О. Шелест

— Спасибо вам, приглашайте, будем рассказывать.

Л. Горская

— Обязательно.

В. Емельянов

— Вы слушали «Светлый вечер» на радио «Вера», до свидания.

Л. Горская

— Всего доброго.

О. Шелест

— До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...