Светлый вечер с о. Тимофеем Чайкиным и Натальей Селивановой (от 04.03.15г.)

Светлый вечер - о. Тимофей Чайкин и Наталья Селиванова (эф. 04.03.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - о. Тимофей Чайкин и Наталья Селиванова (эф. 04.03.2015) - Часть 2
Поделиться

о. Тимофей Чайкин, Наталья Селиванова 1У нас в гостях были ответственный секретарь Синодального комитета по делам казачества священник Тимофей Чайкин  и пресс-секретарь этого комитета Наталья Селиванова.
Разговор шел об истории и современном положении казачества, и о деятельности Синодального комитета по делам казачества.

Ведущий: Алексей Пичугин

А. Пичугин

— Здравствуйте, друзья! Меня зовут Алексей Пичугин. Приветствую вас здесь в этот «Светлый вечер» на радио «Вера». У нас сегодня интересная тема, о которой говорится довольно много, но, мне кажется, что люди не очень хорошо себе представляют, что это такое. Говорим сегодня о казачестве: о казачестве в истории, казачестве современном, ну, конечно же, о взаимоотношении казачества и Церкви.

Представляю вам наших сегодняшних гостей. Это священник Тимофей Чайкин, ответственный секретарь Синодального комитета по взаимодействию с казачеством. Отец Тимофей, здравствуйте!

О. Тимофей Чайкин

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— И Наталью Селиванову, руководителя пресс-службы этого комитета. Наталья, добрый вечер!

Наше досье

Священник Тимофей Чайкин. Родился в Твери, окончил Московский государственный гуманитарный университет имени Шолохова и Московскую духовную академию. Служит в храме святого праведного Иоанна Кронштадтского в Жулебино. С 2010 года работает в Синодальном комитете по делам казачества.

Наталья Селиванова. Родилась в Москве, окончила журфак МГУ, в разные годы работала в печатной прессе и на телевидении. Трудилась также пресс-секретарем главы Газпрома и возглавляла пресс-службу Федеральной службы судебных приставов.

А. Пичугин

— Первый, как мне кажется, и самый главный вопрос: как же правильно казАки или казакИ. Давайте сразу определимся, чтобы потом не было обидно, не было путаницы, и чтобы наши слушатели знали, потому что путаница в этом вопросе немалая.

Н. Селиванова

— Только последний слог.

А. Пичугин

— КазакИ и никак иначе?

О. Тимофей Чайкин

— Только казакИ, потому что если вы скажете слово казАки, то вас обязательно представители казачества поправят и, может быть, даже немножечко обидятся на вас. Так сложилось исторически, что все-таки казакИ. Поэтому мы всегда обращаемся и говорим казакИ.

А. Пичугин

— Неправильная форма ударения, наверное, возникла в последние годы, последние десятилетия, потому что все время слышишь то так, то так. Кто-то говорит, что правильно «казАки», а «казакИ» — это обувь. Кто — наоборот, все друг на друга обижаются. Но, слава Богу, спасибо вам вроде бы разобрались. Раз и навсегда я для себя, по крайней мере, уяснил — казакИ.

История казачества, давайте мы с нее начнем нашу беседу: как, откуда, огромное количество мнений бытует.

Я все время вспоминаю, что моему одному хорошему другу в разговоре с представителями казачества было сказано, что никакие казаки не русские люди, не украинцы, не славяне вовсе, а представители некой древней страны Казаки, о которой подробнее рассказать не смогли, вот оттуда они все и вышли. Что это отдельная нация.

Н. Селиванова

— Если называть это страной Казакией, это не более чем фантазия. Такой страны никогда не существовало на территории России. О предках казачества. Это особая славянская народность, которая вобрала в себя, как и древне-восточные племена, так и тюркские племена. Поэтому тут возникает разное толкование. Первое упоминание относится к VIII веку, даже немного раньше, то есть до образования Российского Государства, до 862 года. То есть предки современного казачества наблюдались, жили, селились, важно обратить внимание, селились вдоль рек — это Дон, это Днепр, это Кубань, Терек, чуть позднее Обь. Когда выбираются, разумеются такие пути и транспортные, и защита, функция защиты рубежей для казачества была всегда актуальна. Потому что эти земли были всегда плодородны, их осваивали, развивали. Конечно, были желающие, разные племена, насколько мы знаем из истории, которые проникали на эту землю. Настолько это издревле, традиция защиты своей земли была возложена самой жизнью, самой природой на казачество.

А. Пичугин

— Вы говорите VIII век, а кто эти люди, которые там проживали, чем они отличались от своих соседей? Лев Николаевич Гумилев и некоторые исследователи вместе с ним действительно выделяют казачество в субэтнос, но VIII век…

Н. Селиванова

— Немножко рановато, но, тем не менее. Люди же приходили на эти земли, уже начинали вести какое-то свое хозяйство. И всегда, надо сказать, что мы наблюдаем всю историю нашей страны, это всегда была необходимость и развивать, и жить дальше, и защищать.

О. Тимофей Чайкин

— Мне бы хотелось добавить. Вы спросили, чем они отличались от своих соседей и прочее… Нам никто это сегодня конкретно сказать не может, и в истории нет точных подтверждений тому, кто крестил казаков. Но когда они стали служить Государству Российскому, то они уже пришли крещеными людьми.

А. Пичугин

— Уже они были христианами?

О. Тимофей Чайкин

— Да. Уже они приняли христианство. И именно православными людьми. Это их отличало от многих других, потому что мы знаем, что человек православный очень сильно отличается от человека не православного, будь то воин, будь он не настоящий гражданин, именно что они были крещеные люди. И, конечно, когда сформировалось наше Государство Российское, то они пришли для того, чтобы защищать границы наши. И сочетая в себе именно Православие и воинские доблести, они стали неким оплотом, на который все время опиралась и сегодня опирается все наше общество, наше государство.

А. Пичугин

— А когда это произошло? Когда они начали служить Московскому государству?

О. Тимофей Чайкин

— Сразу стали они служить. При основании нашего государства они пришли, для того чтобы и нести свой подвиг, оборонительный и прочее. С самого начала формирования Государства Российского они вступили в служение.

А. Пичугин

— Пришли сами и добровольно?

О. Тимофей Чайкин

— Сами и добровольно. Только так.

А. Пичугин

— А как выглядело их, я даже не знаю, какой правильный термин здесь… Отношения между собой. Можно ли применительно к казакам говорить про какое-нибудь государственное устройство? Как жила община, чем она жила?

Н. Селиванова

— Казачье общество. Очень важно сказать, хотя бы официальные даты создания войск.

А. Пичугин

— Я имею в виду, до прихода их на службу московскому государю.

Н. Селиванова

— Если мы говорим об указах императора, то они возникли вообще-то в XVIII-XIX веках, а на самом деле, и свое летоисчисление, вот например, считается самое старое наше войско — Донское войсковое казачье общество, это, на минуточку, 1570 год. Спустя четыре года 1574 — это Оренбургское войсковое казачье общество. 1577 год — это Терское казачье общество. 1582 — Сибирское казачье общество. Кубанское общество будет в будущем году отмечать 320 лет. Это сыграло свою большую роль, и мы, будет время, об этом подробнее скажем, считается среди старых войск самым молодым. А это 320 лет назад.

А. Пичугин

— То есть это самый конец правления Иоанна Грозного и непосредственно перед началом Великой смуты.

Н. Селиванова

— Да.

А. Пичугин

— А какую роль сыграло казачество в подавлении смуты?

Н. Селиванова

— Конкретно о смуте трудно тут говорить. Можно сказать, как они развивались в первые годы своего становления. Дело в том, что, например, если говорить об истории Сибирского казачьего войска, это тоже очень интересно.

А. Пичугин

— Да, как казаки попали в Сибирь?

Н. Селиванова

— Тема «Казаки — первопроходцы» — это уникальное, огромное наследие. Почему нужно об этом говорить? Потому что то, что сделал Ермак Тимофеевич присоединением, фактически подарив, это очень важно, принеся царю Сибирь, он обеспечил так называемое наше устойчивое развитие всей страны на века. Измерить подвиг Ермак, уверяю вас, что это фигура вполне сопоставимая с Александром Невским, Дмитрием Донским, Мининым и Пожарским, по вкладу, по значению того, что они сделали. Буквально за несколько лет, получив частичное снаряжение от купцов Строгановых, они пустились вплавь, по реке, в том числе прорубали дорогу топорами. И дружина Ермака поначалу включала 540 бойцов, 540 казаков. Вы можете себе представить, как можно от южного хребта Уральских гор фактически дойти до восточной границы нашей страны в таком количестве? Потом примерно через год, а речь идет о 1580 годе, к ним присоединились еще 300 казаков. Вы можете себе представить? Этого достаточно, для того чтобы войти, это же не просто войти, там царствовали татарские ханы, там было сопротивление. С проникновением на эту территорию они вступали в неизбежный бой. И мало того, с очень небольшими потерями вышли из этого, они подарили такой край нашей стране. Западная Сибирь не полностью, но освоена практически. Мы же живем на этих доходах. Это совершенно потрясающее достижение. И об этом нужно говорить и пропагандировать, чтобы люди понимали значение казачества в истории нашей страны.

А. Пичугин

— Говорить о том, что они не просто ее осваивали, но были и первыми людьми, которые ее заселяли, эту территорию.

Н. Селиванова

— Не только. Там уже были племена ханты, манси, уже жили.

А. Пичугин

— Понятно. Но опять-таки, я никого не обижу, если назову казаков русскими людьми?

Н. Селиванова

— Нет, вне всякого сомнения, это русский народ.

А. Пичугин

— Первые русские люди, которые заселяли Сибирь, за исключением, может быть, племен, которые ранее туда проникали.

Н. Селиванова

— Малые народности уже были. Мы не можем сказать, что это первые люди. Но это первые люди, которые эту страну создали. По крайней мере, все то, что существует в виде природных ресурсов, включая, кстати говоря, и пушнину, и золото, и добычу других ресурсов — это, конечно, прежде всего, их заслуга.

А. Пичугин

— Понятно. А что такое, тогда же примерно, буквально лет через сто возник термин «расказачивание». Почему так происходило, и с чем это было связано?

Н. Селиванова

— История восходит и к Петру I. В истории зафиксирована его попытка расказачивания, очень много пострадало людей в тот период. Но основа этого понятия связывается с печально знаменитым постановлением РКПБ от 24 января 1919 года «Директива о расказачивании», которая положила начала уничтожению этого сословия. Называется цифра примерно 3 млн людей, но, может быть, даже больше с учетом количества семей и тех, кого впоследствии, буквально в середине 20-х годов еще выселяли за пределы той среды, в которой они находились.

А. Пичугин

— А для чего это было нужно?

О. Тимофей Чайкин

— Мне кажется, что, безусловно, в первую очередь это было связано с тем, что это были верующие люди. Потому что вместе с расказачиванием началось массовое уничтожение священнослужителей…

А. Пичугин

— Но это все-таки почти наше время, XX век. А при Екатерине II, в XIX веке?

Н. Селиванова

— Екатерина II их собирала.

О. Тимофей Чайкин

— Как раз отсюда и пошло Кубанское войско, которое как раз Екатерина переселила с Запорожья на то место, которое сейчас занимает Кубанское войско.

А. Пичугин

— Про историю казачьего войска в XX веке, это же такая трагическая страница не только в истории казачества, в истории всей нашей страны. А вы упомянули Запорожье, тут никак не обойдешь стороной Запорожскую Сечь, столько про нее было снято, написано и все равно, наверное, люди не очень хорошо себе представляют, что это такое, на самом деле, как она была устроена и чем она являлась для казаков?

О. Тимофей Чайкин

— Я хотел бы сказать, она не то чтобы являлась, она и сегодня является местом проживания украинских казаков, которые живут сегодня на Украине, на территории Запорожской Сечи. Нужно обязательно отметить, что не только в России есть казачьи общества, они есть и на Украине, откуда пошли казаки сегодня в Кубанское казачье войско. Это были люди со своим укладом, которые вели хозяйство, можно отметить полуостров Хортица, знаменитое место, на котором сегодня проходят различные мероприятия, память, тризна… У нас даже Владыку приглашали несколько раз на Хортицу, Владыка посещал, в Украинской Церкви существует сегодня тоже Синодальный отдел по взаимодействию с казачеством, поэтому на Украине сегодня много казаков.

А. Пичугин

— Вы как-то работаете с ними, несмотря на все эти печальные события?

О. Тимофей Чайкин

— Молимся друг за друга, сотрудничаем и поддерживаем. К нам казаки приезжают на различные наши мероприятие с Украины постоянно. И хотелось бы мне отметить, что до гражданской войны на Украине Владыка Кирилл вместе с нами выезжал на Украину, 3-4 раза проезжая памятные казачьи места, мы собирали казаков на различные совещания, на мероприятия, которые проводили в рамках Украины. Взаимодействуем мы и с Синодальным отделом украинским, но сегодня это взаимодействие не то чтобы приостановлено, но в силу этих обстоятельств.

А. Пичугин

— Немного ослабло.

О. Тимофей Чайкин

— Немного ослабло и не по вине самих людей. Мы можем только молиться за них и всячески поддерживать духовно.

А. Пичугин

— Итак, напомню, друзья, что сегодня в гостях у радио «Вера» вместе с нами «Светлый вечер» проводят Наталья Селиванова, руководитель пресс-службы Синодального комитета по взаимодействию с казачеством и священник Тимофей Чайкин, ответственный секретарь этого комитета.

И вот мы до перерыва, до разговор про Запорожскую Сечь, про нынешнее состояние дел с казачеством на Украине и в России, упомянули Екатерину. Но вы сказали, мы как-то не продолжили эту тему, про то, что Екатерина была первым из российских императоров, императриц, кто очень серьезно занимался взаимодействием с казачеством.

Н. Селиванова

— Очень важный, очень интересный эпизод русской истории, это создание конвойной службы, которая потом стала заниматься Собственно Его Императорского Величества Конвой, предтеча, можно сказать, современного ФСО. Именно Екатерина озадачилась этим вопросом, и князь Потемкин всячески ей в этом помогал. Затем уже при Александре I в 1811 году действительно этот конвой был сформирован. Почему важно об этом говорить, потому что ядро этого конвоя составили выходцы кубанского войска, это были кубанские казаки и терские казаки. Чем и те, и другие гордятся очень. Потому что именно этот конвой всегда считался элитарной службой и считается до сих пор.

А. Пичугин

— А он до сих пор существует?

Н. Селиванова

— Ну мы сейчас говорим «до сих пор» как предтеча ФСО, что охрана первых лиц государства, безусловно, считается элитарной службой. Потому что всегда проводилась на чрезвычайно высоком уровне кадровая работа. И этот пример очень важно понимать всем, кто имеет отношение к управлению. Почему? Потому что отбирались лучшие и по физическим данным, и по боевому опыту, это было еще с того самого начала. Это были люди, когда офицеры специально объезжали станицы и опрашивали людей, узнавая о том, какие это люди. Потому что это должны были быть люди кристально честные, абсолютно неподкупные. И второй момент, который важен, это разные национальности. Это были не только русские, это были, конечно, ногайцы, черкесы, чеченцы, азербайджанцы, это были люди мусульманской религии. И пример такого нормально, даже очень дружественного расположения разных вероисповеданий — это всегда характеризовало казачество. Никогда казаки, даже приходя на новые территории, никогда они никого не обращали в свою веру, они были веротерпимые. И на примере конвоя мы видим очень высокий организованный уровень отношений внутри коллектива.

А. Пичугин

— И давайте тогда перейдем к XX веку, перед тем, как начнем говорить, как дела с казачеством сейчас, чем занимается Синодальный отдел, о том, как работает Совет при Президенте по делам казачества, конечно, про страшную историю не только казачества, всей нашей страны, как казачество восприняло революцию? Я понимаю, что это очень широкий вопрос, кто-то принял, кто-то не принял, кто-то пошел воевать за красных, кто-то — за белых, кто-то остался сам по себе. Но об этом стоит поговорить, вы как раз начали про расказачивание в эпоху Гражданской войны.

Н. Селиванова

— Это была братоубийственная война, тяжелейший период и не до конца осознанный и понимаемый в нашем обществе, я хотела бы пораньше… Чрезвычайно важно упомянуть роль казаков в Первой мировой войне. Просто по чисто количественной характеристике. Например, из Донского казачества принимало 113 тысяч человек. Терцев — примерно 106 тысяч. Очень сильное Оренбургское войско выставило более 36 тысяч. Это фактически было основой российского войска. И бились они необыкновенно. Все эти подвиги хорошо описаны.

А. Пичугин

— Но, к сожалению, Первая мировая очень быстро перетекла.

Н. Селиванова

— Да. Очень быстро. Наступил 17 год, и уже кровь лилась таким потоком, что мы до сих пор не знаем цифр погибших. Считается от 10 до 11 млн. Это гигантская цифра, и, к сожалению, казаки по обе стороны баррикад были вынуждены принимать участие.

О. Тимофей Чайкин

— Здесь нельзя говорить, мне так кажется, какую-то позицию избрать, как вели себя казаки. Это было достаточно все наше общество разобщено Первой мировой войной, революционными настроениями. И казаки вели себя по-разному. Кто-то действительно оставался верным и царю, и государству нашему, кто-то, вкусив соблазн предлагаемой революции, предавал Россию, и уходил как каждый гражданин общества. Мне кажется, что здесь очень трудно сказать, что именно казаки принимали какую-то позицию. Естественно, мы верим и надеемся, что это были люди более религиозные, чем все остальное общество…

А. Пичугин

— Но ведь огромное количество казаков покинули страну.

О. Тимофей Чайкин

— Покинули, уехали, эмигрировали. И сегодня в эмиграции очень много казаков.

А. Пичугин

— И кто-то потом уже в годы Второй мировой войны воевал с одной стороны фронта, кто-то — с другой. Кто-то за немцев…

О. Тимофей Чайкин

— В нашей истории бывало такое, когда действительно казаки воевали за немцев. Нам это рассказывали кубанские и священники, и сами кубанцЫ, казаки, что с их войском тоже были такие вопросы во время Великой Отечественной войны.

А. Пичугин

— А что касается советского периода, как себя самоидентифицировали, ощущали они себя казаками в то время. Можно вспомнить «Тихий Дон», другую литературу, фильмы, где казачество как казачество показывается. Как они себя, вы говорите, казаки, православные люди, это не обсуждается. В советское время, естественно, с Церковью было сложнее. Они уже не могли себя идентифицировать как христиане, но какие-то традиции сохранялись.

О. Тимофей Чайкин

— Традиции сохранялись и более того, я хочу сказать, что сегодня, когда ты приезжаешь на Кубань, не в сам город Краснодар, а в какие-то станицы, то постоянно казаки ходят в одеждах традиционных.

А. Пичугин

— И в Москве тоже я вижу. А в советское время?

Н. Селиванова

— В то время это не поддерживалось. Очень важно подчеркнуть, чтобы была более ясная картина. Дело в том, что казачество — это уникальный социально-культурный феномен.

А. Пичугин

— Но можно сказать, что это было сословием до революции?

Н. Селиванова

— Вне всякого сомнения.

А. Пичугин

— У нас же советская власть сословия отменила, напрочь, любые.

Н. Селиванова

— Конечно. Это было воинское сословие. Безусловно, потому что, прежде всего они были направлены на служение. Это действительно уникально, одновременно для них была важна защита как своего государства, они готовы были умереть, так и за веру православную. Самое интересное, мы немного объединяем несколько периодов, они действительно очень разные. Например, после трагического периода расказачивания наступают 30-е годы, наступает 31 год, когда ставится задача формирования вооруженных сил. И что же обсуждается в это время? В это время обсуждается по сути дела советской кавалерии. Хотя кавалерия прекрасно себя проявила в годы гражданской войны. Это имена Буденного, того же Кузьмы Крючкова и так далее. Котовского, например. Это все легендарные совершенно фигуры, но, например, в 36 году уже издается приказ и начинается формирование кавалерийских частей, которые великолепно себя показали в 41 году. Можно прямо сказать, что в декабре, ноябре 41-го Москву спасли казаки. Это не преувеличение. Например, подвиг Льва Доватора, погибшего в декабре и получившего звание Героя Советского Союза тому большой пример. Это особенность. Почему

это вышло на первый план в первые месяцы войны? Да потому что танковые соединения, механизированные соединения только начали проходить апробацию. А кавалерийские войска уже были созданы, и своей подвижностью очень высокой, стремительностью проникновения они действительно делали чудеса. Это очень часто было в истории, в том числе и Первой мировой войны, когда меньшим количеством воинов они побеждали.

А. Пичугин

— Да, это интересно. Потому что про казаков в декабре 41-го од Москвой известно гораздо меньше, чем про подвиг сибиряков, панфиловцев.

Н. Селиванова

— Именно потому, что после 36 года началось формирование частей, куда вошли кубанское войско, бывшее.

О. Тимофей Чайкин

— Их уже не называли…

А. Пичугин

— А это все-таки советская кавалерия или они идентифицировались как казаки?

Н. Селиванова

— Нет-нет, конечно, была кавалерия. Надо просто понимать, что все-таки армия у нас называлась Красной на пороге Второй мировой войны.

А. Пичугин

— Почти до конца, а потом уже она стала советской.

Н. Селиванова

— Конечно. И просто надо иметь в виду, что из числа 242 кавалеристов 150 казаков — это герои Советского союза.

А. Пичугин

— 150?

Н. Селиванова

— Да, 150 казаков стали героями советского союза. Чтобы понимать размах, всего 11 тысяч человек за период Второй мировой войны получили звание Героя Советского Союза.

А. Пичугин

— 150 казаков за первый год войны?

Н. Селиванова

— Нет-нет, за весь период. Это весомая цифра. Если мы сейчас затрагиваем этот период, то нельзя не вспомнить трагическую фигуру генерала Дмитрия Карбышева, 18 февраля этого года исполнялось 70 лет со дня его гибели. Это совершенно легендарная личность. Он принадлежал к старинному казачьему уральскому роду, прошел все войны начала XX века от Русско-Японской войны… Он принял Советскую власть в январе 18 года уже. Воевал и далее. На Первой мировой войне он был участником знаменитого Брусиловского прорыва, который стал ярчайшей страницей истории Первой мировой войны. И там до сих пор казачество этот бой чтит. Карбышев в силу того, что он в результате большой контузии 8 августа 41 года уже попал в плен, все эти годы он провел во всех концлагерях. Это тяжелейший был период. Но он сопротивлялся. Просто проявлял феноменальные чудеса мужества.

А. Пичугин

— Напомню, что в гостях сегодня на радио «Вера» Наталья Селиванова, руководитель пресс-службы Синодального комитета по взаимодействию с казачеством и священник Тимофей Чайкин, ответственный секретарь этого комитета. Буквально через минуту мы продолжим.

А. Пичугин

— Еще раз здравствуйте! Меня зовут Алексей Пичугин, в эфире программа «Светлый вечер». Напомню, что сегодня с нами этот вечер проводит Наталья Селиванова, руководитель пресс-службы Синодального комитета по взаимодействию с казачеством и священник Тимофей Чайкин, ответственный секретарь этого комитета.

Давайте перейдем к нашему времени, конец 80-х, начало 90-х, я так понимаю, что это возрождение казачества по всей стране. Ваш Синодальный комитет существует 5 лет, первый юбилей у вас в этом году. С чего все-таки началось возрождение казачества? Я так понимаю, что это происходило на почве общепатриотических, монархических настроений, которые выходили из подполья во второй половине 80-х.

Н. Селиванова

— Здесь очень важно сказать о постановлении 92-го года, которое, во-первых, отменило все первоначальные советские акты о расказачивании, это чрезвычайно важно, это очень подняло дух казачества. А вообще, возвращение к казаческому обществу началось к концу 80-х годов. Да, это тот период, когда стала совершенно по-другому формироваться картина современного казачества. И здесь важно сказать, что нормативная база очень четко урегулировала эти процессы. 11 войсковых казачьих обществ как были до революции, так они и сегодня существуют.

О. Тимофей Чайкин

— 11 реестровых.

А. Пичугин

— Вот мы с вами находимся в Москве, и в Москве все 90-е годы я тоже видел казаков.

О. Тимофей Чайкин

— Это общественные организации. И основоположниками по возрождению казачества, конечно же, можно назвать Союз казаков России.

А. Пичугин

— А откуда в Москве казаки?

О. Тимофей Чайкин

— Казаки они не только в Москве, сегодня, может быть, очень странно увидеть казака в Москве, но многие люди…

А. Пичугин

— Я, спускаясь в метро Шаболовская, довольно часто вижу на эскалаторе казаков. Я понимаю, что близость Донского монастыря, но тем не менее.

О. Тимофей Чайкин

— Я и говорю, что это есть, но многим людям кажется странным сегодня видеть в Москве казаков. Многие люди переезжают, переселяются, особенно молодежь очень часто приезжает в Москву на обучение и прочее, кто-то остается в Москве. Приехав в Москву, он не может отказаться от казачества, и, конечно же, такие люди находят друг друга, формируются казачьи общества, которые живут по казачьим традициям, законам. И ничего странного в этом нет. Поэтому центральное казачье войско, а город Москва находится на территории центрального казачьего войска, объединяет 18 регионов Центрального Федерального округа.

А. Пичугин

— Центральное казачье войско, я так понимаю, что оно самое молодое?

Н. Селиванова

— 94 год.

О. Тимофей Чайкин

— Да, оно объединяет регионы Центрального Федерального округа.

А. Пичугин

— А любой человек может стать казаком? Я могу стать казаком, например?

О. Тимофей Чайкин

— Можете. Но перед тем как это сделать, нужно хорошо подумать, действительно ли вы готовы стать казаком? Потому что это, прежде всего, не атрибутика, которая очень многих привлекает, а это соответствие трем принципам, на которых зиждется казачество. Это служение Отечеству, служение вере православной и защита этих традиций.

А. Пичугин

— Вы говорили, что приносит присягу…

О. Тимофей Чайкин

— Приносит присягу на кресте и Евангелии. Сегодня никто, кроме священнослужителей, которые принимают присягу перед хиротонией, не приносит присягу на кресте и Евангелии. Поэтому это колоссальнейшая ответственность, человек, вступающий в казачество, уже вступивший должен понимать, какую ответственность он несет перед Богом. Поэтому, когда мы говорим, что служение государству, служение Отечеству своему, то мы должны понимать, что мы должны не постоянно противостоять тем или иным решениям, которые предлагает нам государство, не говорить о том, что мы свободны и можем делать, что угодно, но мы должны обязательно поддерживать политику государства. Обязательно поддерживать то, что нам говорит Церковь. Потому что это же свобода не та, которую человек представляет себе, делай, что хочешь.

А. Пичугин

— А священник может быть казаком?

О. Тимофей Чайкин

— Многие священники казаки.

А. Пичугин

— А вы казак?

О. Тимофей Чайкин

— Нет. Хотя я стараюсь тоже узнавать по отцовской линии, скорей всего, у нас были казаки. Прямых свидетельств нет, но, скорее всего, у нас были по отцовской линии казаки.

А. Пичугин

— Не хочу никого обидеть, но такой вопрос. Наверное, не будете отрицать, что казачество, которое числится в реестрах, приходится видеть на улицах Москвы людей явно и не явно ряженых. Которым нравится атрибутика, может быть, им это интересно, но они не готовы полностью себя отдать, принести присягу на кресте и Евангелии, но, тем не менее, хочется немного побыть казаком.

Н. Селиванова

— Может быть, есть странные проявления поведения наших граждан, не более того. Здесь очень важно сказать, когда мы говорим о роли государства, о том, что указами Президента, а ранее указами российского императора утверждались знаки отличия, формы, назначался атаман, в частности, наказной атаман, как, например, Донского казачьего войска. Знаменитые фигуры — Матвей Платов, Иловайский. Наказной атаман, что это означает? Это означает, что они исполняли наказания императора. Сегодня атаман реестровых казачьих обществ назначает их Президент, это генеральское звание, это чрезвычайно важно, поэтому те казаки, несмотря на то, что они живут в нашем государстве, они, тем не менее, хотя у нас светское государство, мы это прекрасно понимаем, тем не менее, особенностью казачества является то, что они обязательно дают присягу на кресте и Евангелии.

О. Тимофей Чайкин

— И еще мне хотелось бы добавить. Помимо того, что Президент подписывает, все кандидаты на атамана они согласовываются с Синодальным комитетом по взаимодействию с казачеством.

А. Пичугин

— Но не с Патриархом самим лично?

О. Тимофей Чайкин

— Да, именно с профильным подразделением Церкви, с нашим комитетом. Согласовывается каждый кандидат на атамана нашего войскового казачества.

А. Пичугин

— А как соотносятся атаманы с генералитетом? Вы немного опередили мой вопрос, я как раз хотел спросить у вас, ведь генералитет у нас назначен по Указу Президента. А вы говорите, что атаманы этих 11 реестров тоже назначены Президенты. А как соотносятся между собой? Это тоже уже часть регулярной армии?

Н. Селиванова

— Нет, это не считается регулярной армией. Но дело в том, что кандидатуры, которые рассматриваются и утверждаются Президентом и Синодальным комитетом — это люди, которые имеют отношения к силовым структурам.

О. Тимофей Чайкин

— Как правило, это все генералы сейчас.

Н. Селиванова

— Некоторые из них являются вице-губернаторами. Как, например войсковой атаман Оренбургского войска Романов.

О. Тимофей Чайкин

— Это очень серьезный уровень.

Н. Селиванова

— Это великолепное знание региона, проблем населения и казаков, разумеется. Поэтому когда мы говорим о формальной стороне дела, которая, может быть, вызывает насмешки, если кто-то не по чину надевает форму или прикидывается казаками, но надо же смотреть на то, что реально происходит в жизни. И повторяю, очень важно популиризовать то, что происходит на самом деле. А происходит то, что между казачьим обществом и исполнительным органом того региона, где оно расположено, устанавливаются договорные отношения о том, что казаки привлекаются к несению службы, в данном случае, к участию в совместных рейдов органов правоохранительных, это касается и рейдов по борьбе с наркобизнесом, терроризмом, в области экозащиты. Сегодня деятельность казаков, к вопросу о том, что они делают, реестровые войска, они как раз и занимаются разными вопросами государственного обеспечения.

А. Пичугин

— Можете ли сказать, что казачество может стать первым возродившимся сословием? Потому что духовенство у нас явно не сословное.

О. Тимофей Чайкин

— Так оно есть.

А. Пичугин

— Крестьянства у нас нет, а казачество есть.

О. Тимофей Чайкин

— Можно сказать.

А. Пичугин

— Оно всегда наследное сейчас?

О. Тимофей Чайкин

— Не всегда.

А. Пичугин

— Дети казака не обязательно будут казаками?

О. Тимофей Чайкин

— Нет, они родовые казаки, казаки по роду. Но сегодня каждый человек желающий тоже может вступить.

А. Пичугин

— Да, я понимаю, но при рождении сын казака записывается?

О. Тимофей Чайкин

— Он просто по крови казак, но для того чтобы он был казаком, он должен вступить обязательно в казачье общество. Безусловно. Каждый человек. То есть он по роду казак, но для того чтобы быть участником казачьего общества…

А. Пичугин

— Сам добровольно…

О. Тимофей Чайкин

— Конечно, его никто не будет заставлять.

А. Пичугин

— А женщины в казачестве чем занимаются?

Н. Селиванова

— Это жены казаков. Они ведут свое большое хозяйство.

О. Тимофей Чайкин

— Воспитание детей сегодня главным образом.

А. Пичугин

— Напомню, друзья, что в гостях сегодня у программы «Светлый вечер» священник Тимофей Чайкин, ответственный секретарь Синодального комитета по взаимодействию с казачеством и Наталья Селиванова, руководитель пресс-службы этого комитета.

Мы пока не коснулись с вами этой темы. Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством был организован 5 лет назад, какие у него цели, задачи?

О. Тимофей Чайкин

— Синодальный комитет по взаимодействию с казачеством был организован решением Священного Синода 5 марта 2010 года. До этого казачество окормлялось под водительством Отдела по взаимодействию с военными организациями. Почему возникло такое решение у Святейшего Патриарха, потому что казачество, как мы постоянно об этом говорим, повторяем, это немного не обычные люди. Как Святейший Патриарх говорит, что он хотел бы увидеть сегодня от казачества не сколько казаков будет стоять с ружьем, не это его интересует, но сколько казаков действительно станет воинами, которые по-настоящему могут защищать православную веру, потому что сегодня общество развивается. Нельзя сказать о том, что казак сегодня должен быть задействован в военных действиях или в ведении какого-то хозяйства. Сегодня любое послушание казака должно основываться на том, чтобы он мог принести правду, пронести заповеди Божии в общество, в котором он сам находится. Поэтому было такое решение о создании комитета и назначен председателем комитета в то время епископ, сегодня — митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл.

А. Пичугин

— Вот расскажите еще про владыку Кирилла, потому что несколько раз в течение программы вы его упоминали. Он какое отношение к казачеству сам имеет? Он казак?

О. Тимофей Чайкин

— Владыка Кирилл, по роду у него есть предки казаки, но сам он не вступал в казачье общество. Он является правящим архиереем Ставропольской епархии. На территории которой располагается Терское казачье общество. И это мы все прекрасно понимаем достаточно серьезный регион. Он граничит с различными республиками, не совсем простая порой ситуация в этих республиках, поэтому очень ответственная возлагается миссия на именно Терское казачество. Владыка Кирилл был назначен на Ставропольскую кафедру тоже в связи с тем, что там именно есть казаки.

А. Пичугин

— А возглавил комитет…

О. Тимофей Чайкин

— …он по благословению Святейшего Патриаха.

А. Пичугин

— До того, как стал епископом Ставропольским?

О. Тимофей Чайкин

— Да, он являлся наместником Донского монастыря на Шаболовке. Важно и то, что Донской монастырь Патриарх объявил духовным центром казачества. 1 сентября, когда Донская икона празднуется, и Святейший Патриарх всегда пребывает у нас, огромное количество казаков приходит туда. Святейший Патриарх назначил 1 сентября — главным праздником казачества. Такая взаимосвязь появилась, и Святейший Патриарх еще до создания комитета в 2009 году, когда он был в Новочеркасске, он всем объявил о том, что он берет все честное православное казачество под свое духовное водительство. С этого все и началось. Поэтому Святейший Патриарх постоянно благославляет мероприятия, которые мы проводим. У нас в комитете несколько подразделений, отделов. Это отдел по взаимодействию с епархиями и органами власти, отдел по взаимодействию с казачьими обществами и общественными объединениями казачества, учетно-методический отдел, который занимается воспитанием молодого подрастающего поколения — кадет. Уже больше 30 кадетских корпусов на территории России. И мы понимаем, что на нас возложена ответственность по духовному воспитанию маленьких кадет. У нас пресс-служба, у нас большое делопроизводство. У нас немногочисленный комитет, но требования к нам большие.

А. Пичугин

— А среди сотрудников комитета есть казаки?

О. Тимофей Чайкин

— Вступивших в казачье общество нет.

А. Пичугин

— Все-таки расскажите поподробнее, чем занимается комитет. У отца Тимофея, я вижу, перед ним лежит листочек такой с красивыми цветными картинками разных храмов. Что это такое?

О. Тимофей Чайкин

— Это проект, который мы вместе с правительством города Москвы начали реализовывать в прошлом году, и он очень понравился многим людям. И на Ставрополе у нас осенью проходил Совет при Президенте по делам казачества. И было принято решение сделать этот проект, проект называется «Казачьи рубежи России». При поддержке Правительства той или иной области строят храмы в местах, где проживает казачество, где недостаточно храмов на сегодняшний день. К примеру, тоже на Ставропольской епархии был построен храм в рамках Совета при Президенте в станице Филимоновская. Много было людей со слезами на глазах пришедших, казаков, которые там проживают. Это замечательный проект. Мы с письмами обратились во все епархии нашей Церкви, многие откликаются. Департамент города Москвы всячески поддерживает это по своей линии, связываются с регионами, подсказывают, что и как правильно сделать. Все сначала пугались и боялись, что, может быть, не найдется денег, какие-то еще моменты пугали людей, но, Слава Богу, в этом году было построено 8 храмов. Поэтому мы надеемся, что в 15 году это количество будет только расти. И мы будем это всячески поддерживать. Мы взаимодействуем с епархиями, сегодня у нас уже 150 отделов епархиальных по взаимодействию с казачеством. На сегодняшний день большая работа у нас ведется с казачьими духовниками. В каждом казачьем обществе есть определенный духовник, который назначен указом правящего архиерея той или иной епархии. К примеру, я вам скажу как образец. Центральное казачье войска, включающее в себя 18 регионов, получается еще больше епархий, потому что многие епархии поделены, митрополии созданы, укрупнение произошло. И в каждом казачьем обществе назначен духовник, который по своей иерархии подчиняется восковому священнику, есть войсковой атаман и есть войсковой священник, который находится в том городе, где находится штаб войска. В городе Москве, к примеру, у нас отец Марк Кравченко. Так же и во всех остальных регионах есть войсковое духовенство. Комитет взаимодействует с этими священниками, проводим семинары, сами выезжаем в регионы, проводим конференции, на которых мы говорим в первую очередь о воцерковлении, говорим о медийном пространстве, которое немаловажно в жизни и взаимоотношениях Церкви, казачества. Мы занимаемся образованием, как я уже сказал. Но главная наша задача, как это написано нашей религиозной организации, это совместное исповедание православной веры, приведение казаков к Богу. Потому что задача Церкви — это спасение душ человеческих. Все, что мы делаем…

А. Пичугин

— Нужна ли миссия среди казаков? Если вы говорите, что они априори приносят присягу на кресте и Евангелии, можно подумать, что они все люди воцерковленные, хотя это, наверное, не совсем так для России.

О. Тимофей Чайкин

— Поэтому и был создан комитет, который занимается воцерковлением казачества. Мы с вами знаем, что казачество уничтожали вместе с Церковью, и казачество стало возрождаться вместе с Церковью. Почти одновременно. Поэтому, безусловно, казакам сегодня не хватает образованности, не хватает порой раз духовности. Казаки любят проводить Крестные ходы, охранять храмы, но, к сожалению, пока не очень часто мы видим, чтобы казак исповедовался, причащался, чтобы его дети приносились на Причастие, чтобы были у всех венчанные браки. Мы ежегодно проводим мониторинг по всем войскам. Представляем его Святейшему Патриарху. Патриарх от нас этого требует постоянно. И очень скрупулезно к этому относимся.

А. Пичугин

— Можно сказать, что ваша главная задача — это перевести понимание отдельными казаками, казачеством христианства, православия как некой культурной традиции в плоскость личной веры, участия в Таинствах, церковной жизни?

О. Тимофей Чайкин

— Конечно, главная задача, чтобы казак был в храме, чтобы он был истинным православным христианином, не только по названию, чтобы вся его жизнь соответствовала тому, на чем он присягал — Евангелию. Это наша самая главная задача.

А. Пичугин

— Вам как кажется, успешно вы с этой задачей справляетесь?

О. Тимофей Чайкин

— Я хочу сказать, 5 лет комитету в этом году, и мы делали большой отчет по проделанной нами работе. И я хочу сказать, что мне кажется, мы колоссально помогаем сегодня нашему славному православному казачеству. Сколько документов было утверждено Святейшим Патриархом, высшим церковным советом, различные положения, внутренний устав православного казака, внутренний устав кадета, где мы обязательно опираемся на Слово Божие, на Закон Божий, положения об епархиальном отделе, различные образцы соглашений, положение о войсковом священнике, у нас создано по благословению Святейшего Патриарха и коллегия войсковых священников. Это 11 священников Русской Православной Церкви, представитель Украинской Православной Церкви, Белоруссии, Казахстана. Поэтому работа идет колоссальная.

А. Пичугин

— Ну что же, спасибо, спасибо огромное, напомню, что в гостях у нас сегодня были Наталья Селиванова, руководитель пресс-службы Синодального комитета по взаимодействию с казачеством и священник Тимофей Чайкин, ответственный секретарь этого комитета.

Закончим мы нашу программу песней, как я понимаю, одной из главных казачьих песен. Как она называется?

О. Тимофей Чайкин

— «Не для меня».

А. Пичугин

— Всего вам доброго, будьте здоровы!

О. Тимофей Чайкин

— Спасибо, всего доброго!

Н. Селиванова

— До свидания!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...