Светлый вечер с Николаем Валуевым (эф. 27.01.2016)

Светлый вечер - Николай Валуев (эф. 27.01.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Николай Валуев (эф. 27.01.2016) - Часть 2
Поделиться

Николай Валуев1У нас в гостях был известный спортсмен, чемпион мира по боксу, депутат Государственной думы Николай Валуев.

Мы говорили о спорте, о влиянии спорта и единоборств на состояние духа и души человека, кроме того наш гость рассказал о своем пути в спорте и о своей социальной деятельности.

_____________________________________________________________

А.Митрофанова

— Добрый светлый вечер, дорогие слушатели. Алексей Пичугин, я – Алла Митрофанова в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» сегодня рады вас приветствовать.

А.Пичугин

— Здравствуйте.

А.Митрофанова

— Недавно я вернулась из Стамбула, где побывала во дворце Топкапы, это такой дворец, где жили султаны, и видела там своими глазами какую-то совершенно невероятную вещь: там есть зал, посвященный оружию, оружия средневекового там особенно много, и там есть один меч, который, очевидно, военный трофей, оставшийся там в результате одного из крестовых походов. Если стоять рядом с этим мечом, то просто… Я сначала долго терла глаза, потому что не могла поверить, что я действительно вижу реальный артефакт. Он, если его поднять в высоту, то будет с меня ростом. Я где-то метр шестьдесят пять, метр шестьдесят четыре, может чуть поменьше. Я смотрела на него и пыталась представить себе, кто же может поднять в руки эту махину, кто может вообще, в принципе, справиться с нею? Так вот сегодня у меня в жизни знаменательный день, я знаю ответ на этот вопрос: в нашей студии сегодня Николай Валуев. Добрый вечер.

Н.Валуев

— Добрый вечер. Здравствуйте.

А.Пичугин

— Здравствуйте, Николай.

Н.Валуев

— Здравствуйте.

Наше досье

Николай Валуев, родился в 1973-м году в Ленинграде. В школе занимался баскетболом. Был чемпионом страны по баскетболу среди юношей младшего возраста. Окончил Национальный Университет Физической Культуры, Спорта и Здоровья имени Лесгафта. В 2010-м году поступил в Московский Университет Технологии и Управления имени Разумовского, факультет «Экономика и управление народным хозяйством». Первая тренировка по боксу Николая Валуева прошла весной 1993 года, а уже в октябре состоялся дебют боксера Валуева на профессиональном ринге. Впоследствии завоевал титул чемпиона России и чемпиона мира. Снялся в десяти фильмах. Депутат Госдумы, член комитета по физической культуре, спорту и делам молодежи. Женат, трое детей.

А.Митрофанова

— Мы рады вас видеть.

Н.Валуев

— Спасибо.

А.Митрофанова

— Да, действительно это необычная очень такая будет сегодня программа, потому что не так часто к нам приходят такие выдающиеся ростом спортсмены. Я честно говоря даже не знаю, есть ли у нас в стране кто-то выше чем вы.

Н.Валуев

— Конечно, есть.

А.Митрофанова

— Серьезно? То есть вы когда-то чувствовали себя ниже по отношению к кому-то?

Н.Валуев

— Ну, мне показалось, что Кириленко выше ростом.

А.Пичугин

— Вполне возможно.

Н.Валуев

— Когда мы вместе были на олимпийском балу. Да я думаю, я не один такой высокий. Дело не в росте, и вообще, спортсменов высокорослых, ну, так – за два метра, в основном, их надо искать в баскетболе.

А.Пичугин

— А вы же тоже занимались баскетболом когда-то?

Н.Валуев

— Да, конечно. Года два отдал этому виду спорта. Не сомневаюсь, что он мне преподнес и сюрпризы и очень много хорошего.

А.Митрофанова

— Вы знаете, я слушала эфир Ваш замечательный у Юлии Меньшовой в программе «Наедине со всеми», она Вам там задает вопрос: «Вы продолжаете в душе чувствовать себя ребенком?» и вы говорите: «Да, каждый из нас, – ну имея в виду, видимо, мальчиков, – продолжает в душе спасать мир».

Н.Валуев

— Ну, да.

А.Митрофанова

— Мне стало очень интересно, а как это Вы в душе спасаете мир, как это выглядит? Вы такой крепкий орешек, да, там, носитесь по мостам, по каким-то горящим туннелям, или что имеется в виду? Как вы спасаете мир?

Н.Валуев

— Ну, не то ни другое, наверное, я по мостам как-то… не приходилось по горящим мостам. Сжигать мосты приходилось.

А.Пичугин

— Как и любому человеку, наверняка.

Н.Валуев

— Да. А вот… Знаете, как, все-таки это ведь аллегория была, моя фраза, поэтому…Наверное, просто это желание нечто большего, чем ты сам можешь. И просто с возрастом, со взрослением приходит осознание того, что твои возможности не безграничны, но, в принципе, хотя со мной многие могут поспорить, в том плане, что человек способен раздвинуть границы возможного настолько, настолько, что даже сам не представляет насколько сильно он может это сделать.

А.Митрофанова

— Нет, ну, когда ты Николай Валуев, то, конечно же, можно любые границы раздвинуть.

Н.Валуев

— Нет, я говорю о другом. Мы в детстве совершенно еще, может быть, не представляем какими мы вырастем и чего достигнем. Я с детьми, с подростками очень много общаюсь и вспоминаю самого себя в детстве или молодости. Я прекрасно отдаю себе отчет, что я четко этого не представлял, не представлял, кем я стану, где я буду работать, чего я достигну. И единицы, буквально, единицы, это, наверное, уникумы такие, знаете, в своем роде, может быть, назовем их талантами, гениями, они четко знают, что хотят от этой жизни и видят некую конечную цель уже в детстве, или в молодости. Один из таких людей был Михаил Ломоносов, например. Он четко знал и осознавал, и времени у него не так много было, то есть ему приходилось гораздо труднее, чем другим, но он все-таки стал великим ученым, сделал много открытий.

А.Пичугин

— Ну, я думаю, что, когда он жил в Поморском селе, откуда он был родом, он внятно так себе будущее не представлял. Это уже потом, когда он с обозом пришел в Москву, тогда у него какие-то очертания будущего своего, наверное, начали проступать.

Н.Валуев

— Конечно. Он не мог даже представить себе, что станет академиком, что он возглавит Российскую Академию.

А.Митрофанова

— Станет «первым русским университетом», как про него Пушкин сказал.

Н.Валуев

— Да, на самом деле. И вообще-то, он на самом деле благодаря Ломоносову… мы должны быть благодарны – он придумал стихотворный ямб, хорей…

А.Пичугин

— Он упорядочил стихотворные размеры.

Н.Валуев

— Да, размер, вот, правильно, размер, да. И в этом размере затем писал свои стихи великий Пушкин. Все-таки в итоге Россия, в основном, потом писала по-Ломоносовски стихи.

А.Митрофанова

— Ну, там стихотворная система претерпевала свои пертурбации. Честно говоря, очень приятно – такой реверанс в сторону литературы, неожиданный такой для меня.

Н.Валуев

— Мы же вошли в год литературы.

А.Пичугин

— Да, Алла у нас преподаватель, преподает именно литературу студентам.

А.Митрофанова

— А вы наблюдаете за тем, как у нас, допустим, год кино, год литературы, да, вот это все вас тоже каким-то образом касается? Лично вас? Или может быть это только дань вашему общественному служению?

Н.Валуев

— Я даже не знаю, просто я, наверное, этим интересуюсь. В конце концов, это в новостях регулярно сквозит и руководители государства, прежде всего президент всегда объявляет год, кому он, или чему он посвящен, собственно говоря.

А.Пичугин

— Ну да, здесь, конечно, сложно оставаться в стороне и не знать.

Н.Валуев

— Да, сложно не углядеть этого.

А.Пичугин

— Да, все мы, конечно, живем в новостном потоке. Но, возвращаясь к теме выбора, я думаю, что даже во время расцвета своей карьеры Вы вряд ли представляли себя в кресле депутата Госдумы, где Вы сейчас находитесь, вряд ли представляли себя, там, радио и телеведущим. У Вас же, насколько я понимаю, сейчас два целых телепроекта, которыми вы занимаетесь.

Н.Валуев

— При этом я точно знаю, что я и к тому и к другому стремился. То есть, если говорить о медиапространстве каком-то, в котором я очень люблю существовать, ну, мне нравится это не в силу того, что это дает какую-то известность, мне просто это нравится по причине вот такой профессии, с точки зрения профессии.

А.Пичугин

— А в детстве не мечтали, вот не спортсменом стать, например, а теле или радиоведущим?

Н.Валуев

— Я помню, что-то мы там пели напротив зеркала… Вовсе нет, нет этого не было, причем, если что-то были какие-то мечты, связанные со спортом, но никак они не касались телевидения или что-то… Кино? Может быть кино, но гораздо позже.

А.Митрофанова

— Николай Сергеевич, а вот смотрите, я читала, что у Вас из пятидесяти трех Ваших боев, пятьдесят боев в которых Вы одержали победу, соответственно, два боя в которых Вы потерпели поражение. Один там как-то я не очень поняла, я, честно говоря, не очень в этом разбираюсь. Вот.

Н.Валуев

— Можно о нем даже не говорить, он был, действительно, странным.

А.Митрофанова

— Ага, допустим, он был странным. Вот смотрите – два боя, в которых вы потерпели поражение. А вы вообще умеете проигрывать? Как вы считаете?

Н.Валуев

— Надо уметь проигрывать.

А.Митрофанова

— Понятно, что надо уметь, просто это не все умеют. Как Вы?

Н.Валуев

— Ну, знаете, как… Поражения в жизни человека происходят рано или поздно с большей или меньшей регулярностью. Ну, это зависит от того, чем человек занимается, и насколько, может быть, профессионально подходит к той деятельности, в которой он одерживает победу или терпит поражение. В спорте это как раз та стезя, где, наверное, поражение оно всегда шагает в ногу с победой. И надо быть готовым к тому, что рано или поздно кто-то окажется сильнее тебя.

А.Пичугин

— А все спортсмены к этому морально готовы?

Н.Валуев

— Нет. к этому вообще немногие готовы. Это философия такая. Все-таки однажды, я уж не помню, вычитал ли это, или я в процессе как-то это понял: поражение – это испытание сверху, которое дается в спорте или еще где-то, для испытания своих сил. И человек пройдя поражение, становится или сильнее, или слабже, там, третьего не дано. Кто-то может смириться с этим, а кто-то закусит удила и начнет доказывать, что это была случайность.

А.Митрофанова

— Поражение, в смысле, случайность. Поражение, как случайность. Может быть, такая защитная реакция, да.

Н.Валуев

— Вам любой скажет – случайностей не бывает. Так что тут хорошо сделать работу над ошибками, продумать хорошенько, чем ты вызвал подобное, почему с тобой такое произошло, и уже дальше все делать для того, чтобы следующая была победа, а не поражение.

А.Митрофанова

— Николай Сергеевич, а смотрите, я знаю, что Вы верующий человек, а с точки зрения, простите, что так с места в карьер, духовной жизни, как вы считаете, что важнее, победа или поражение? Потому что мы же победы склонны приписывать себе, а когда поражение, мы начинаем рефлексировать, зачем это было нужно? Вот, именно для чего мне это? То есть с точки зрения какой-то работы над собой, на первый взгляд кажется, что поражение более эффективно, да? А как у Вас? Как это у вас выстраивается в жизни?

Н.Валуев

— Ведь победа, она дается немалым трудом. В спорте просто на просто, чем больше побед, тем каждая победа становится весомее и труднее. В боксе это так. Чем дальше ты двигаешься, тем победы даются еще большим трудом.

А.Митрофанова

— А почему?

Н.Валуев

— В силу возраста, в силу того, что соперники становятся более искусные и более серьезные, я бы так сказал, более… Они, в конце концов, даже в причину того, что видят, что ты делал в прошлых боях, тебя изучают, ты с каждым боем становишься все более просчитываемым… как это правильно сказать…

А.Митрофанова

— Уязвимым. Скажем так.

Н.Валуев

— В какой-то степени.

А.Пичугин

— Но, ведь и вы просчитываете? Вы тоже делаете какие-то выводы? Любой человек.

Н.Валуев

— Это борьба. Это нормально.

А.Пичугин

— Ну, конечно. Борьба же не только на ринге происходит, она же, если мы даже говорим о спорте, только о спорте. Она же происходит не только на ринге, она же продолжается и за его пределами?

Н.Валуев

— Да, обязательно.

А.Пичугин

— В тех самых просмотрах, анализах, просчитывании.

Н.Валуев

— Вы знаете, мы вообще всем тем хорошим, что имеем, обязаны борьбе и тому, что человек по природе своей, не может жить без борьбы. Как без войны он не может жить, так и не может быть и без серьезного такого, духовного начала. Тут, просто на просто, происходит, если уже философствовать на эту тему, борьба плохого с хорошим, зла с добром, по-разному все называют одно и то же.

А.Митрофанова

— А вы знак равенства ставите, да между духовным началом и борьбой? Просто так прозвучало, и это очень интересно.

Н.Валуев

— Духовное начало и борьба? Чем духовнее человек, тем больше ему приходится бороться. Ведь в Священном писании, помните, была история, когда Господь больше привечает кающихся грешников, чем праведников. Потому что, Он говорит, один кающийся грешник мне гораздо ближе, чем сто, по-моему, праведников, или десять.

А.Митрофанова

— Нет, более радости будет на небесах, скажем так, не то, что там кто-то ближе или дороже.

Н.Валуев

— А ведь в этом, ну просто надо вдуматься в эту фразу. Надо вдуматься, что Он говорит и опять же о борьбе, о том, что человек должен преодолеть себя и, может быть, праведнику эта уже борьба, она привычна и ему легче справляться, чем грешнику. Ну, не знаю, как это может согласовываться со спортом, но параллели можно проводить.

А.Пичугин

— Николай Валуев, знаменитый российский спортсмен, боксер, депутат Госдумы и радиоведущий, телеведущий у нас сегодня в гостях. Мы говорим о разных вещах: о спорте, о духовной жизни, о самосовершенствовании.

А.Митрофанова

— Наверное, тоже, да. Николай Сергеевич, смотрите, в прежние времена отношение к кулачному бою в церкви было очень сложным. Ну, чаще всего, так скажем, в церковную ограду этот вид искусства, если позволите мне так сказать, не допускался.

А.Пичугин

— Нет, ну, тогда это не было искусством, все-таки.

Н.Валуев

— Потеха была.

А.Митрофанова

— Потеха, да. Вот, пожалуйста, где-то на стороне занимайтесь, ну а здесь, сюда внутрь мы это не пускаем. Сейчас отношение изменилось, сейчас при многих храмах, например, есть какие-то кружки, где самбо занимаются, или занимаются какими-то… Я уж не знаю, занимаются ли где-то кулачным боем, да? Но есть некая тенденция к перемене в отношении к боям. Это с чем связано, как вы считаете?

Н.Валуев

— Я бы это просто объяснил, наверное, дело в том, что любые единоборства, связанные с обретением тоже крепости духа, это постоянная борьба, это надо переступить через нечто слабое внутри себя и обрести не только физическую крепость, но и духовную. Потому что, одерживая победу над соперником, ведь, все-таки, важно это делать не озлобляясь.

А.Митрофанова

— Кстати очень интересно.

Н.Валуев

— Очень много факторов, которые отличают истинного бойца от того, кто просто… Ну я таких просто не знаю, ей богу. Постоянно говорят о жестокости единоборств, сюда я отношу все абсолютно, да? Когда мы встречаемся в ринге, татами, не важно, нос к носу, у нас есть, может быть, судья, рефери, он особо-то не вмешивается, он только судит нас по правилам, нам никто не может помочь, по сути. И вот здесь по-настоящему испытывается дух, как и в Церкви. Вообще это не сама Церковь, а вера, вера постоянно испытывает человека, Господь испытывает его на крепость духа. Может быть, этим и обусловлено то, что многие единоборства сегодня поддерживаются церковью.

А.Пичугин

— Мне кажется, здесь главное говорить не о том, что тот или иной вид спорта может воцерковляться, мы же не можем говорить о воцерковлении бокса, футбола, хоккея.

Н.Валуев

— А я и не говорю.

А.Пичугин

— А именно о том, что сами люди. Ведь в христианстве, ну, понятно, что Бог в центре всего, Христос, но речь идет о личности, о каждой конкретной личности, о человеке, а не о категории, не о множестве людей. Здесь же в первую очередь речь идет о человеке, поэтому тут можно говорить о конкретном опыте духовном конкретного спортсмена, строителя, писателя.

Н.Валуев

— Ну, давайте возьмем просто-напросто, хотя бы опять же из истории, всем известная Куликовская битва, да? Помните, ведь перед самой битвой Сергий Радонежский, он благословил православное воинство, а это война, это кровопролитие, но это было всем понятно, что отечество в опасности, и боевые виды спорта, единоборства, они, в общем-то, таких людей воспитывают на самом-то деле. И опять же речь идет не о том, чтобы каким-то образом со стороны церкви оправдывать это или что, но сегодня мир еще более стал сложным и изощренным, и с точки зрения вредных привычек, которые, ну, можно назвать их исчадием ада: алкоголь, табакокурение, и наркотики в особенности – это же страшный искус для людей, для молодых людей в особенности. Идя в спорт и видя то, что это приветствуется духовенством, они утверждаются в мысли, что это правильный выбор. Мне кажется, это тоже немаловажный фактор.

А.Пичугин

— А если мы говорим о боевых искусствах? Вот может быть есть какие-то универсальные советы, кто может заниматься, например, боксом. Вот есть люди, которым категорически это противопоказано? Какими качествами, наверное, должен обладать человек, тем паче ребенок, чтобы его родители отдали на тот или иной вид единоборств, ну, или на бокс, и не прогадали?

Н.Валуев

— Ну, я яркий пример того, что по всем признакам меня вовсе никогда бы в жизни не надо было бы отдать в бокс.

А.Митрофанова

— Почему?

А.Пичугин

— Ну, вы довольно поздно туда попали.

Н.Валуев

— Да, и я ни морально к этому не был готов, и ни физически. И у меня ушло не меньше десяти лет, двенадцати, на то, чтобы лишь претендовать на бой за звание чемпиона мира. И я вам могу сказать, что я драки обходил десятой улицей, когда был совсем маленьким.

А.Митрофанова

— Неожиданно.

Н.Валуев

— Да нет. Я никогда этого не скрывал. Это как вот, знаете, я привожу песню Высоцкого, где он поет, что с детства по лицу бить не может. Так что…

А.Пичугин

— А Вы ломали себя?

Н.Валуев

— Да, вот именно, что я обламывал себя каждый раз, заходя в ринг. Просто потом это притупилось чувство, и оно превратилось, знаете, в ощущение профессии и важности процесса, нежелания проигрывать, там много было факторов, которые мешали мне проигрывать. Так что… Знаете, очень сложно предугадать вот в мальчике, или там в девочке, а сегодня и девочки активно в этом процессе участвуют, будущего чемпиона.

А.Митрофанова

— Кстати, как вы к этому относитесь, что девушки участвуют в этом процессе?

Н.Валуев

— Мне трудно на это смотреть, но это выбор.

А.Митрофанова

— Я вообще не могу на это смотреть, мне кажется, совсем не женская ипостась бить кому-то лицо. Это как вообще?

Н.Валуев

— Ну а что? Вот если у этой девочки так устроен дух, так она… Приняла она решение, не за уши ее…

А.Пичугин

— Да, лучше она будет в спорте реализовываться.

Н.Валуев

— Абсолютное большинство девочек, которые ходят в кружки бокса, борьбы, дзюдо и прочее, пришли туда сами. Малый процент, вот буквально, вот которых за руку привели родители. Девчонки гораздо чаще мальчишек решают, что им это надо.

А.Митрофанова

— Главное, чтобы они от этого не переставали быть девочками. Чтобы они от этого не переставали быть женщинами, чтобы они помнили о своей главной такой, скажем ипостаси.

Н.Валуев

— Да все они помнят. Просто это штампы.

А.Пичугин

— Просто это чуть притупляется, может в какой-то момент взросления.

Н.Валуев

— Это нам кажется, на самом деле они внутри женщины. Я очень многих… Вот я так общался, я вижу, что им просто приходится быть жесткими, иначе… Это такой спорт, там надо быть определенной крепости, понимаете? Но где-нибудь на гражданке это такие вот милые, очень даже трепетные и нежные создания, но готовые постоять за себя, умеющие постоять за себя. И способные даже научить как это сделать мальчишек. То есть, в принципе, я не вижу в этом ничего.

А.Пичугин

— А мальчишке не должно быть стыдно, что его девочка учит драться?

Н.Валуев

— Ну, знаете, меня моя жена учила водить машину, мне же не стыдно. Я ее сейчас вожу и…

А.Митрофанова

— Ну, это другое.

Н.Валуев

— Почему? Вы знаете, давайте двадцать лет назад вернемся, и я вам сразу скажу, что женщина, девочка, девушка за рулем воспринималась совершенно не так как сейчас.

А.Пичугин

— Да, это правда.

Н.Валуев

— А всего каких-то двадцать лет.

А.Пичугин

— И уже в Москве, наверное, мне кажется, большинство автомобилей, которые встречаются мне на дороге, за рулем сидят женщины.

Н.Валуев

— Да. А это ж не мужское дело было. Двадцать лет каких-то всего лишь.

А.Митрофанова

— Я не буду с вами спорить.

А.Пичугин

— Я все-таки хочу услышать от Вас какой-то универсальный рецепт, наверное, его нет, но все-таки…

Н.Валуев

— Нет, его нет, универсального рецепта.

А.Пичугин

— Нет, я про другое. Есть ли какие-то признаки, глядя на которые, замечая которые родители должны понять, что вот своего ребенка отдавать в бокс, первую очередь о боксе мы говорим, точно не стоит?

Н.Валуев

— Я бы только назвал некие медицинские показатели, которые могут от этого…

А.Пичугин

— Медицинские, понятно, а черты характера может быть. Нет? Все это воспитывается?

Н.Валуев

— Я ж вам про черты характера…

А.Митрофанова

— Перед нами сидит абсолютно незлобивый человек.

Н.Валуев

— Мне когда говорят: «Как ты оказался в спорте?» – я говорю: «Случайно». Я сам никогда бы в жизни, не мог себе представить, что буду я боксером, и, в принципе, и тренер мне регулярно говорил: «Тебе злости не хватает и прочего».

А.Митрофанова

— А это плохо считается, если злости не хватает у боксера?

Н.Валуев

— Он про спортивную злость имел ввиду.

А.Митрофанова

— А чем отличается спортивная злость от злости человеческой.

Н.Валуев

— А это та злость, которая остается там, в ринге.

А.Митрофанова

— Да?

А.Пичугин

— А она правда там всегда остается?

Н.Валуев

— Но это не жестокость, поверьте, злость спортивная и жестокость это разные вещи, разные понятия.

А.Митрофанова

— Очень хотелось бы с этим чуть-чуть разобраться, если Вы позволите, потому что Вы еще тогда сказали про отношение к сопернику, сейчас говорите про вот эту злость. Это же очень интересно. Да, вот я знаю, что в шахматах, когда заканчивается турнир, соперники встают и обязательно пожимают друг другу руки, в этот момент они перестают быть друг другу соперниками. Расскажите.

Н.Валуев

— В боксе еще больше – они обнимаются.

А.Митрофанова

— То есть, вы не испытываете личной ненависти к человеку, которого бьете?

Н.Валуев

— Даже если он нелицеприятно до боя вызывался на мой счет. Ну, знаете, американцы часто грешат этим, это у них такой элемент шоу-программы.

А.Пичугин

— То есть не значит, что два боксера должны враждовать между собой. А не это вот элемент шоу, когда один про другого… Ну это накрутка такая идет?

А.Митрофанова

— Ничего личного?

Н.Валуев

— Ну, я никогда не включался в этот процесс, он мне был даже ради шоу не интересен и противен, но я вам говорю, что это очень серьезно отличается от истинных мотивов, которые движут спортсменами. Все-таки в ринге после окончания боя, ну, наверное, это единичные случаи, когда спортсмены остаются непримиримыми врагами, наверное, это единичные случаи. Все остальное это взаимное уважение, это дружба, ну как, дружба – со всеми не подружишься. Это по-настоящему незлобивость. Ну, нет вот… Это миф, который, может быть, создается с помощью там средств массовой информации и прочее. Я как раз среди единоборцев, в принципе, гораздо меньше встречаю людей, которых можно назвать жестокими.

А.Пичугин

— Мне кажется, это культивируется как раз не от бокса, с боксом все более понятно, а вот этот миф, он происходит из тех же боев без правил, каких-то подпольных уличных боев, которые в тех же Штатах, например, довольно популярны среди определенной прослойки. И вот это оттуда вот как-то все идет, нет?

Н.Валуев

— Бои без правил – это тоже миф – везде существуют правила. И то, что абсолютно без правил – это улица, и то где, по крайней мере, в моем детстве существовали некие правила: лежачего мы не били, да? Точнее была установка не бить лежачего. А такое кумитэ до смерти, ну, это действительно абсолютно закрытые мероприятия единичного плана, происходящие в мире. Гораздо страшнее военные конфликты, которые зажигаются с завидным постоянством сейчас, да и до этого, и постоянно. Вот, если на это обратить внимание, то «жестокость», так называемая, в кавычках, в спорте, она вообще уходит на задний план.

А.Митрофанова

— Николай Валуев, чемпион мира па боксу и депутат Государственной думы сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». В этой студии Алексей Пичугин, я Алла Митрофанова и мы продолжим разговор буквально через минуту.

А.Пичугин

— Дорогие слушатели, это «Светлый вечер», здесь, на радио «Вера». В студии Алла Митрофанова и я – Алексей Пичугин. И у нас в гостях чемпион мира по боксу, депутат Госдумы, телеведущий Николай Валуев.

Н.Валуев

— Здравствуйте еще раз.

А.Митрофанова

— Николай Сергеевич, Вы знаете, Вы когда говорили про отношение к сопернику, я слушала вас и думала, вот у нас сейчас в студии нет, к сожалению, священника, не у кого спросить так, сверить часы, но, в принципе, это же то, что Вы говорите, мне кажется, очень правильный принцип отношения вообще к человеку, именно с точки зрения духовной жизни, или попытки духовной жизни. То есть мы можем относиться к нему в рамках той или иной нашей деятельности, критически, но в личном плане мы не испытываем к нему ненависти, вне зависимости от того, что он нам причинил, как мы, там, от него пострадали, может быть, нам где-то пришлось от него получить какие-то удары и прочее, и прочее. Вот этот принцип «ничего личного», то есть в профессиональном плане может быть всякое, но личное отношение к нему, оно по-прежнему незлобивое и так далее. Это вот Вы таким родились. А если, допустим, я думаю, если, допустим, люди рождаются с каким-то иным замесом, как достичь этого состояния вот этой бесстрастности и такой симпатии по отношению к тем, кто причиняет нам дискомфорт, боль, или удары нам наносит?

Н.Валуев

— Видите, как получается, я не против того, чтобы отвечать на удар, и в жизни в том числе. Дело в том, что те, кто нам наносит удары, ожидают они, или не ожидают ответной реакции, все-таки, если они делают нам больно, на мой взгляд, они достойны адекватного ответа. И вот здесь важно соблюсти пропорцию. Дело в том, что мы сами, во-первых, не должны быть источником таких ударов, и мы не должны быть получателем. То есть, все-таки, рано или поздно нападение произойдет, ну, это жизненная философия, люди постоянно борются, и не только в спорте, но и в жизни наносят друг другу удары не обязательно физического плана, морального, в конце концов.

А.Митрофанова

— Иногда тяжелее, кстати.

Н.Валуев

— Да, конечно.

А.Пичугин

— А Вы говорите, о том, что люди, причиняющие боль, наносящие какие-то обиды, в разных смыслах, не обязательно физическом, они достойны какого-то ответа, а как же христианское прощение врагов?

Н.Валуев

— А я, например, научился прощать, но есть вещи, когда человек обязан получить урок, он просто-таки… Это в конце концов рано или поздно человек всегда получает отпор, и сколько бы это не происходило. И как показывает жизнь, именно этот отпор заставляет его задуматься о происходящем.

А.Пичугин

— А как же соотнести евангельское о бесконечном прощении, да, которое ничем не может быть измерено, с тем, что человеку необходимо дать отпор и урок, чтобы он понял. Вот как это соотнести в жизни?

Н.Валуев

— Если вы сделаете это, знаете, как, незаметно для этого человека. То есть все-таки простите ему, это мое отношение, я только лишь про себя…

А.Пичугин

— Я поэтому и спрашиваю у Вас.

Н.Валуев

— То вероятнее всего он не догадается, просто-напросто о том, что существует и иная точка зрения. И, значит, таким человеком будет кто-то другой. Рано или поздно, я говорю, все равно это произойдет. Я сейчас нисколько не сомневаюсь, что по нашим грехам нам будет воздаваться в другой жизни, это само собой, но нельзя забывать о том, что здесь на земле существуют и другие люди, и человек, откровенно говоря, несущий зло людям, ну это зло должно быть наказуемо. А как иначе?

А.Митрофанова

— Остановлено, прежде всего.

Н.Валуев

— Оно должно быть остановлено, иначе это будет процесс бесконечный. Понимаете, как, это как воспитание детей. Мы же не задумываемся, а начинаем наших детей поучать, когда они желают ошибки.

А.Митрофанова

— Николай Валуев, кстати, многодетный отец, я хочу заметить.

Н.Валуев

— По закону, да? А вообще трое – это не предел, иногда, у меня есть друзья у кого четыре, пять, так что я краснею.

А.Митрофанова

— Еще все впереди.

Н.Валуев

— Знаете, так вот, мы ж детей-то поучаем, мы начинаем им указывать на какой-то негатив, если они совершают дурные поступки. Мы же не задумываемся, надо это или не надо, мы же, получается, не прощаем им этого. И человека… Я же, еще раз повторяю, не о том, чтобы мы размахивали на каждом углу кулаками, но этому человеку можно преподать урок, тем более, если ты способен это сделать – ты обязан это сделать, в конце концов.

А.Митрофанова

— Николай Сергеевич, а можно задать Вам личный такой очень вопрос? Вот Вы сказали сейчас, что верите и не сомневаетесь в том, что за наши грехи нам воздастся и так далее, а как в Вашей жизни вообще началось осмысление этой темы? Как Вы в Церкви оказались? Как Вы начали себя с вечностью соотносить? В связи с чем?

А.Пичугин

— Я бы даже вот, прости, пожалуйста, для некоторых слушателей конкретизировал твой вопрос. Очень многие же говорят, что христианство, православие, это религия для слабых. Ну как? Ну, кто ходит в церковь? Бабушки со свечками внуков водят. Глядя на Вас, зная, что Вы человек, безусловно, верующий, воцерковленный, это был бы интересный ответ, я думаю.

Н.Валуев

— Странное.

А.Пичугин

— Ну, вы, наверное, тоже слышали это утверждение.

Н.Валуев

— Это, мне кажется, какое-то заблуждение, относительно слабости. Понимаете, у таких говорунов, не много, в общем-то, аргументов, для того, чтобы такое мнение чем-то подтвердить. Это вот это подставление, якобы, другой щеки и прочие все вот эти штампы…

А.Митрофанова

— Непротивление злу насилием. Толстовство, скорее, да, такое.

Н.Валуев

— Да, это что-то сродни самобичеванию, что ли. Нет, я считаю, что, во-первых, человек, несомненно, гораздо более силен, если он… Ну, допустим, происходит ситуация, достаточно некрасивая, с точки зрения окружающих, один человек, помните, мы только что говорили, начинает оскорблять другого. И этот человек, которого оскорбляют, способен ответить таким образом, чтобы все прекрасно поняли, что из себя представляет оскорбляющий, это раз, ну, и самое главное, чтоб это дошло до того, кто оскорбляет.

А.Митрофанова

— Это важно, да.

Н.Валуев

— Знаете, как, не каждый, наверное, способен на такое. Гораздо проще сказать: «Сам дурак», – и все. Или ввязаться в драку, но удержаться, может быть сделать над собой усилие – это намного сильнее, чем… Видите, проявление слабости как раз это то, что мы, не задумываясь, начинаем совершать необдуманные поступки, ни с точки зрения морали, ни с точки зрения вообще человеческого понимания жизни. Христианство, в принципе, и православие, оно дает многие ответы на вот те вопросы, которые вы только что передо мной поставили.

А.Пичугин

— Но у Вас это с юности, или Вы в течение какого-то времени, уже в более зрелом возрасте к этому пришли?

Н.Валуев

— Это плавно происходило. Просто мое крещение тоже было достаточно поздним. Осознанным – это произошло в двадцать лет, ну, почти в двадцать лет. И я постоянно, наверное, может быть, буду совершенствовать какие-то свои знания ли свое, может быть, философское отношение к этим вещам, пока взрослею, пока живу на этой земле. Может быть, я более профессионально отвечу лет через десять на такой вопрос, чем сегодня. Но я никогда не считал проявлением слабости веру. Странно, очень странно, потому что еще большим заблуждением будет, а я бывал в различных сообществах, противопоставление одной веры другой, и некая рекламация или прокламация того, что написано в другом священном, там, писании. А в целом, там и там говорится об одном и том же, на самом-то деле.

А.Митрофанова

— Да, кстати говоря, Вас однажды, вы сказали сейчас про прокламацию, да, и я подумала, что был же эпизод, когда ваша фотография на биллбордах была, такая растяжка с надписью, что там, чуть ли не агитация за православие. А как к таким вещам, к таким ходам лапидарным вообще относитесь?

Н.Валуев

— Как интересно, я бы хотел эту растяжку увидеть.

А.Пичугин

— А вы еще и не знаете, видите, про нее даже.

А.Митрофанова

— Вот мы, да, мы почему-то, когда готовились к эфиру, думали: «Скорее всего, он не знает». Вот видите, да, мы оказались правы, Вы были не в курсе, что вас так использовали.

Н.Валуев

— Ну, регулярные такие попытки. Не могу за всем уследить, ничего здесь не поделаешь.

А.Митрофанова

— Ну, типа, знаете, как, «Ура! Все в православие!», значит, там, «Давайте дружно строем!». Вот такого плана вот такие. Вы не одобряете таких ходов?

Н.Валуев

— Ну это сильно. Нет, не одобряю, совершенно. Вера – это вообще очень, если подойдет сюда это слово, интимное такое, это очень личное. И человек по разным причинам приходит к вере, абсолютно по разным.

А.Митрофанова

— Чаще всего от каких-то серьезных переживаний.

Н.Валуев

— Ну, и в том числе и от переживаний.

А.Митрофанова

— Реже от радости. Знаете, от радости ощущения присутствия Бога в этой жизни. Это очень редко бывает, да.

Н.Валуев

— Мы же люди, на самом-то деле, зачастую, да, происходит – это на больших переживаниях, лишениях, бедах. Ну, так уж устроен человек, что о Боге он вспоминает далеко не всегда, когда ему хорошо, и всегда, когда ему нехорошо.

А.Митрофанова

— Парадокс такой, очень жаль, что это так, на самом деле.

Н.Валуев

— На то нам откровение и дано, чтобы все-таки мы могли спасаться таким образом.

А.Пичугин

— Ну, я знаю, что Вы участвуете, несмотря ни на что, Вы участвуете в различных программах Русской церкви, связанных, в том числе, со спортом.

Н.Валуев

— Это верно.

А.Пичугин

— Я сам Вас встречал, например, в Ульяновске весной в этом мае, на, вот, различных мероприятиях, с участием патриарха.

Н.Валуев

— И встретите еще, потому что в Ульяновске очень скоро стартует чемпионат мира по русскому хоккею с мячом. Русский хоккей почему? Потому что это одна из немногих игр национальных, которая зародилась в России в моем родном городе Санкт-Петербурге, еще это даже не был двадцатый век – девятнадцатый. Так что я прекрасно знаю отношение патриарха Кирилла к этому виду спорта особое, и вы знаете, и мое нахождение, и вообще, в принципе, работа на ниве именно русского хоккея с мячом, это вполне понятно и ясно.

А.Пичугин

— А вы вице-президент Федерации хоккея с мячом России.

Н.Валуев

— Да, вице-президент федерации, да.

А.Пичугин

— А расскажите тогда немного об этом виде спорта, ну, о котором мы сейчас говорим, хоккей с мячом. У нас хоккей с шайбой – о нем все знают, а хоккее с мячом, наверное, многие слышали, но, все-таки каких-то подробностей и нюансы, они остаются за кадром. Что это за вид спорта? Вот почему Вы его называете русским народным.

Н.Валуев

— Русским народным, потому что это очень, знаете, социальный вид спорта. На сегодня, хотя, хоть там есть клубная система, но вот как раз именно в русском хоккее, с точки зрения и его доступности определенной, и, в основном, играют дети родителей, которые далеко не всегда способны заплатить большие деньги за занятия своих чад. Во-первых, ну, отличий очень много, даже клюшки отличаются, они изогнуты, поле для хоккея с футбольный стадион, понимаете?

А.Пичугин

— Оно газоном засеяно?

Н.Валуев

— Нет, какой газон? Вообще-то это лед.

А.Пичугин

— А, это тоже на льду происходит?

Н.Валуев

— На льду, хоккей на траве, это немножко… Это кстати…

А.Пичугин

— Олимпийский вид спорта.

Н.Валуев

— Олимпийский вид спорта, хоккей на траве, но как ни странно, я ничего плохого здесь не скажу, но, о хоккее на траве еще меньше у нас знают, хотя это олимпийский вид. И еще меньше играют. Недавние исследования по популярности, точнее по востребованности этого вида, по нахождению вот, в принципе, количества людей, которых он охватывает, оказывается, что этот спорт, русский хоккей, делит постоянно второе ли третье место по посещаемости.

А.Митрофанова

— Серьезно? Серьезно, вот этот вот самый вид спорта, хоккей с мячом?

Н.Валуев

— Тот самый вид, который просто далеко не всегда показывают по телевизору, вот и все.

А.Пичугин

— Николай Валуев, депутат Государственной думы, чемпион мира по боксу, вице-президен Всероссийской федерации хоккея с мячом России. Собственно, о хоккее с мячом мы сейчас и говорим. Это спорт получает… Ну, я так понимаю, что он становиться все более популярным в России, потому что в том же Ульяновске я присутствовал при церемонии во дворце спорта городском, где как раз начинались соревнования, соответствующие, и которые открывал патриарх. А за рубежом этот вид спорта насколько-то известен? Есть ли международные соревнования с участием нашей сборной?

Н.Валуев

— Конечно. Международные соревнования есть. Чемпионат мира, который пройдет в Ульяновске, самые, что ни на есть международные соревнования, и пускай это не то чтобы номинально, то есть теперь есть команда, представляющая Сомали.

А.Митрофанова

— Сомали?

А.Пичугин

— О, Сомали!

Н.Валуев

— Знаете, так интересно – теперь приходят болельщики, сомалийские, они одеваются под сомалийских пиратов.

А.Митрофанова

— Я еще это хотела спросить: как-то они связаны?

Н.Валуев

— Так интересно. Но есть у нас теперь китайцы, есть индийцы, представляете. Вроде бы так экзотически это все звучит, но все больше и больше стран участвуют в этом процессе. Соединенные Штаты, Япония, Швеция, понятно, это наши основные такие соперники, Дания, Германия, ну, многие страны в мире участвуют в этой игре.

А.Митрофанова

— Класс. А вы к этому как к своему детищу относитесь, судя по всему? Вы так об этом рассказываете.

Н.Валуев

— Наверное, да. А иначе как? Все-таки это такое уже, совсем-совсем родное.

А.Пичугин

— А когда он появился? Хоккей с мячом?

Н.Валуев

— XIX век, в Санкт-Петербурге, 1884-й, по-моему, год, была зарегистрирована первая федерация общероссийская.

А.Пичугин

— А как получилось, что вы начали поддерживать и развивать его?

Н.Валуев

— Случайно, опять же. Мы познакомились с Борисом Ивановичем Скрынником, который является и президентом Российской федерации и Международной, федерации, ее зовут «банди». За границей русский хоккей с мячом знают, как «банди», называют.

А.Митрофанова

— Симпатичное название.

Н.Валуев

— Да. И, в принципе, вот это предложение, попытаться помочь русскому хоккею, поработать на ниве его развития, мне очень понравилось, и с тех пор уже сколько лет прошло, Господи, года четыре-пять, как я там работаю, и проникся этим всерьез. Да, я очень рад этому. Кстати, я опять же спорту, наверняка, должен быть благодарен, и на самом деле это так. И я лично познакомился с патриархом Кириллом, и я очень много интересных людей узнал, патриархов спорта, я бы их назвал, с которыми до сегодняшнего дня общаюсь, это очень интересно. Спорт вообще он границы очень серьезно раздвигает. Надо это знать. Я постоянно говорю и своим детям, и всем молодым людям, с которыми, так или иначе, встречаюсь. Спорт – это величайшее благо для человека.

А.Митрофанова

— Вот вы говорите про раздвижение границ. Человек же по природе – существо ленивое, да?

Н.Валуев

— Да, конечно.

А.Митрофанова

— И чтобы раздвигать границы, нужна какая-то очень такая серьезная мотивация. Может быть спорт эту мотивацию и дает, да?

Н.Валуев

— Наверняка, сто процентов.

А.Митрофанова

— Потому, что вот в принципе так, представить себе, вот этот путь наибольшего сопротивления, постоянного сопротивления, в которое ты сознательно себя загоняешь, для чего?

Н.Валуев

— Как для чего? Для цели.

А.Митрофанова

— Для какой?

Н.Валуев

— Ну, для кого-то это олимпийская медаль, для кого-то это пояс чемпиона мира. Ну, по-разному.

А.Митрофанова

— А вот в качестве смысла жизни, понимаете?

Н.Валуев

— А кто-то просто хочет, знаете, доказать, ну потом уже, не только двору, но и всему городу, что он лучший.

А.Митрофанова

— Николай Сергеевич, да, вот Вы сейчас упомянули олимпийскую медаль, или пояс чемпиона, а с точки зрения смысла жизни это не маловато? Я понимаю, что профессиональному спортсмену может быть не вполне корректно такие вопросы задавать, но, мне кажется, мы как-то немножко для большего созданы, чем для медали.

Н.Валуев

— Зря вы так. Понимаете, это же целая жизнь. Спорт давно стал профессиональным и для достижения вот тех медалей, о которых я упомянул, нужно положить очень много усилий, средств, главное времени.

А.Митрофанова

— Я согласна, я даже не спорю с этим.

Н.Валуев

— Это целый пласт человеческой жизни, это… Вообще спорт был придуман древними греками, хотя может быть и до них еще был придуман спорт.

А.Пичугин

— По крайней мере, то, что мы знаем о спорте.

Н.Валуев

— По крайней мере, что да, в обозримом там прошлом мы знаем. Как противовес войне. А война- это очень древнее человеческое занятие, которому народы посвящают немало времени, рано или поздно вовлекаются в этот процесс и льется огромное количество крови. Война приносит несчастья и лишения.

А.Пичугин

— Если говорить о дне нынешнем, вот так, насколько спорт, насколько занятие профессиональным спортом может отвечать каким-то высоким идеалам. Тут же можно сравнить с нашей профессией, радиоведущих, мы людей не лечим, дома не строим, ничего не производим, сидим вот языками в эфире треплем, но, однако ж, все равно…

А.Митрофанова

— На что-то рассчитываем, ты хочешь сказать?

А.Пичугин

— Да.

Н.Валуев

— Вы знаете, я вам скажу так: сегодня ваша в том числе, профессия вообще обретает даже некий сакральный смысл.

А.Митрофанова

— Почему?

Н.Валуев

— А помните, «Москва слезам не верит»?

А.Митрофанова

— Конечно.

Н.Валуев

— Тот мужчина, который главную героиню в начале фильма обманул. Он тогда сказал фразу…

А.Пичугин

— «Будет одно только телевидение».

Н.Валуев

— «Будет одно только телевидение»,- да. Ну, может сейчас кто-то скажет – один только интернет. Так вот видите, получается, что раньше для объявления той же самой войны нужно было перевернуть горы, сегодня всего лишь нужно сделать вброс во всемирную паутину. Видите, и воздействие на умы людей с помощью средств массовой информации, к коим я отношу радио, телевидение, интернет, там, и все остальное, газеты, журналы, сегодня это можно по философии вообще далеко зайти. Это как, считайте, психологический фактор, чуть ли не доктор, то, что человек слышит, у него откладывается на подкорке. Чем больше гадости мерзости будет выливаться на него, тем вероятнее, ему будет все труднее, и он будет принимать эти правила игры, и будет становиться все более жестоким. Почему мы постоянно, даже вот сейчас, на нынешней моей работе, в Государственной думе, регулярно подымается вопрос о том, что далеко не всегда средства массовой информации, вот, отображая немного… идя на поводу, люди просто восприимчивы, им далеко не всегда интересно о хорошем, о спокойном, им нужно…

А.Митрофанова

— Ну, хорошие новости – это не новости, это же известная фишка.

Н.Валуев

— Да, нужно вот, знаете, гадости какую-то, убийство, катастрофы и все… Вот это вот востребовано всегда во все времена было в обществе.

А.Пичугин

— Знаете, как у новостников, прямо – много лет в новостях проработал, поэтому приходишь кого-то менять, или там тебя меняют, и спрашивают: «Ну, что там? Никто не умер? Ничего не взорвалось?»

А.Митрофанова

— Какая жалость.

А.Пичугин

— Да, как жалко, говорить не о чем.

Н.Валуев

— Скажем так, те, кто стоят у истоков, ну, главные редакторы, допустим, назовем… Над ними тоже, конечно, стоят люди, но, в принципе, ради достижения некоей квоты, или популярности программы, канала или еще чего-то, они стоят тоже перед соблазном, насколько в процентном соотношении давать тех или иных новостей. Помните? Давайте средние века возьмем, когда еще газет не было, что было одним из самых любимых развлечений? Да взять тех же самых древних римлян: гладиаторские бои, убийства, кровь, там, в средневековой Европе – казни. Сегодня, чтобы вы знали, в Саудовской Аравии до сих пор принято, значит видеть собственными глазами, там происходят казни людей. И абсолютно нормальным считается, что люди, граждане этой страны, вот видят это все собственными глазами. Это востребовано, понимаете? Это человеческая природа. На этом играет как на струнах, человек, который сидит и распределяет эту самую… процентаж новостей или картинки. И вы, я возвращаюсь, вот здесь, находясь в студии, говоря о вещах, действительно, возвышенных, говоря о добре, вы служите противовесом.

А.Митрофанова

— Спасибо за такой ответ.

Н.Валуев

— Я к чему? Я к тому, чтобы вы всерьез не уничижительно говорили про свою профессию.

А.Митрофанова

— Нет, а мы про нее сейчас не говорим…

А.Пичугин

— Нет, мы как раз не говорим уничижительно.

Н.Валуев

— Я надеюсь, вы понимаете всю полезность.

А.Пичугин

— Я просто аналогию со спортом провожу

А.Митрофанова

— Да. Но, кстати говоря, раз уж вы сказали о такой сакральной, цитирую вас, роли журналистики, я могу то же самое сказать и о спорте, основываясь на ваших словах. Если спорт помогает человеку раздвигать собственные границы, если помогает человеку расти, и тренироваться в плане преодоления, то это в принципе навыки, которые очень важны и в духовной жизни тоже. Вот я Вас постоянно, да, вывожу сегодня в ходе программы на этот разговор, да? И вы мне постоянно даете какие-то ответы, которые для меня звучат неожиданно. Что вот оказывается и так, и так, и так, и в этом…

Н.Валуев

— Неужели я вас чем-то удивил?

А.Митрофанова

— Конечно, конечно. Мне очень интересно Вас слушать. Знаете, если можно, еще тогда один личный вопрос, что касается Евангелия. Вот смотрите, христианин же ведь призван по Евангелию жить, но нам это очень трудно делать. А что для Вас в Евангелии самое главное, что Вам, может быть, труднее дается, что дается легче? Лично для Вас?

Н.Валуев

— Я бы, наверное, упростил все, но, да пусть меня простят те, кто Евангелие лучше меня знает, наверное, я бы все свел к грехам, которые, в общем-то, нельзя совершать. Так очень коротко и ясно сказано, чего человек не должен делать. Наверное, с точки такой упрощенной формы гражданской это бы, наверное, подошло. Это, кстати, это такие первые вещи, которые я стараюсь вот старшему сыну, и дочке прочитал. Понимаете, я, наверное, упрощаю. Там, действительно, все гораздо глубже, но может, и я приду к тому времени, когда вдумчиво все прочту.

А.Митрофанова

— А дети у Вас интересуются Евангелием? Или Вы сами? Или это Ваша инициатива?

Н.Валуев

— Я бы не сказал, что они интересуются, но у нас это происходит… Знаете, как, я сторонник, как в бане…

А.Митрофанова

— Интересно как.

Н.Валуев

— Я все время упрощаю, ведь нас слушают люди. Вот я бы не хотел как-то заумно очень и пространно это объяснить. Я упрощаю, я подвожу это более к такому житейскому уровню. Если я своего ребенка старшего, опять же сына приводил в баню, я видел его нежелание идти туда и париться, то я очень аккуратно оставлял его в этой бане, и он там, может быть, играл в игрушки. Сегодня, в свои четырнадцать, он уже, по крайней мере, еще не с веником, но он уже спокойно заходит в парилку и греется. И глядишь, через два года он возьмет в руки веник, и будет хлестаться, может быть, покруче чем папа.

А.Пичугин

— Ну, вот отличный пример.

А.Митрофанова

— Какой мудрый отцовский такой ход.

Н.Валуев

— Да, с верой и со Священным писанием надо, я считаю, поступать также. Надо постепенно-постепенно ребенка. Ну, надо четко дать понять, какие правила этой жизненной игры необходимо соблюдать, и к чему надо относиться, там, с осторожностью, и что надо абсолютно четко принимать, как безусловное. У меня пока только Гриша спрашивал, вот вера, что такое? Я говорю: «Сынок, вера, как и любовь, если тебя когда-то спросят, и ты вдруг, ну, когда-то ты вырастешь, полюбишь девушку, и тебя вдруг спросят: “За что ты ее любишь?” – ты не сможешь ответить. Это самое лучшее будет. Потому что и вера к Богу, она также безусловна, не за что-то мы Tго любим, потому что он есть, и мы верим, что он есть». Наверное, это правильно, но это мое мнение, мое личное такое мнение, может быть, я ошибаюсь.

А.Пичугин

— Ну, скорее всего, нет. Спасибо большое. Я напомню слушателям, что сегодня Николай Валуев был у нас в гостях, чемпион мира по боксу, депутат Государственной думы. Спасибо Вам большое, Николай, за этот разговор.

Н.Валуев

— Пожалуйста, мне очень было интересно поговорить с вами.

А.Пичугин

— И нам тоже. Спасибо.

А.Митрофанова

— Взаимно, спасибо.

А.Пичугин

— Алла Митрофанова, Алексей Пичугин, всего доброго, будьте здоровы.

Н.Валуев

— Спасибо, всего доброго.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (6 оценок, в среднем: 4,33 из 5)
Загрузка...