Светлый вечер с монахом Иосифом (эфир от 25.02.2015)

Светлый вечер - Монах Иосиф (эф. 25.02.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Монах Иосиф (эф. 25.02.2015) - Часть 2
Поделиться

Монах Иосиф 3В программе “Светлый вечер”  был гость со святой горы Афон, насельник кельи святого Георгия при монастыре Пантократор – монах Иосиф.
Разговор шел о единственной в мире монашеской республике – об Афоне: как организована жизнь на святой горе, как паломники могут посетить афонские монастыри и как идет подготовка к празднованию 1000-летия пребывания русских монахов на Афоне.

Л. Горская

— Здравствуйте! На радио «Вера» программа «Светлый вечер». В студии Лиза Горская. И сегодня у нас в гостях монах Иосиф, который к нам приехал прямо со Святой Горы Афон. Здравствуйте, отец Иосиф.

М. Иосиф

— Здравствуйте!

Наше досье:

Монах Иосиф. Родился в 1955 году в Москве в знаменитом роддоме имени Грауэрмана на Арбате. Учился в Московском автомеханическом институте. После службы в армии в 1979 году переехал в США. И уже в начале 80-х попал на Афон, где и остался. Живет в келии святого Георгия при монастыре Пантократор. Несет послушание в гостинице для паломников.

Л. Горская

— Расскажите, пожалуйста, про Афон. Наши радиослушатели знают, что это необычное государство в государстве, в Греции, что женщин туда не пускают. Как так сложилось и почему нужна такая гора?

М. Иосиф

— Афон — это полуостров, в нем уже жили монахи много веков. Сначала это были отшельники. А к X веку — это уже сложилось организованное монашество с уставом, с конституцией. Это первая конституция вообще в мире. Монахи попали на Афон, в основном, из крупных городов: из Константинополя и это очень удобное место для прохождения подвигов монашеских. А по поводу того, что туда не пускают женщин. В Греции это обыкновенная вещь. Это чин монашества. Есть монастыри женские, где не пускают мужчин, и мужские монастыри, где не пускают женщин. То есть это вид монашества.

Л. Горская

— Я была в монастырях Метеоры, там женские монастыри, преимущественно, там мужчин пускали без проблем.

М. Иосиф

— Это как раз тот монастырь, где пускают. В Греции есть монастыри женские, где мужчин не пускают. И мужские монастыри есть в других местах, монастырь святого Саввы Освященного…

Л. Горская

— Да, туда тоже не пускают женщин.

М. Иосиф

— Да.

Л. Горская

— Как же быть? Что делать?

М. Иосиф

— Спасаться. (Смеется.)

Л. Горская

— Спасайтесь, кто может?

М. Иосиф

— Надо просто уважать эти уставы, они не направлены на ущемление прав.

Л. Горская

— Но можно проплыть недалеко от побережья Афона и посмотреть, как вы там живете.

М. Иосиф

— Да, можно проплыть. И очень часто монастыри отправляют мощи на эти кораблики. Там женщины и мужчины поклоняются всем святыням тоже.

Л. Горская

— А много вообще монастырей на Святой горе сейчас, действующих?

М. Иосиф

— Ну на Афоне всегда 20 монастырей. 13 скитов и примерно 300 келий.

Л. Горская

— А насельников сколько?

М. Иосиф

— Сейчас около 2000 монахов. Колеблется от 2000 до 2500.

Л. Горская

— И как жизнь устроена? Там какое-то свое хозяйство? Как? Обособленная жизнь 20 монастырей 2000 человек.

М. Иосиф

— Вся территория Афона поделена на 20 участков. Это 20 монастырей. Мы, в основном, занимаемся сельским хозяйством и рукоделием. И этим живем. Монастыри были образованы с помощью императоров византийских, поэтому у них есть еще и угодия вне Афона. Поэтому у них более обширное хозяйство, экономика. А келии — это монашествующие, которые приписаны к монастырю, но не являются братией этого монастыря. Они должны работать, у них тоже есть свое хозяйство, есть рукоделие, послушание, которое мы делаем. Я из такой келии. И третий род монашества — это скиты, чем удобен Афон, в нем есть все виды монашества. Это монастырская жизнь, это жизнь в скиту, и жизнь в келиях, и в пустынях.

Л. Горская

— А у вас какое послушание, чем вы занимаетесь?

М. Иосиф

— Сейчас я работаю в странноприимном доме. Это монастырская гостиница Эсфигменского монастыря. Мое послушание заключается в том, что мы принимаем гостей со всего мира.

Л. Горская

— Много гостей?

М. Иосиф

— В летнее время — да. Бывает так, что нет мест.

Л. Горская

— А как к вам люди попадают?

М. Иосиф

— Потихоньку нас уже знают. Но люди, которые приезжают на Афон, они оформляют приглашение, они с нами контактируют, мы им помогаем получить визу на Афон.

Л. Горская

— На Афон отдельная виза? Это не шенгенская виза, которую нужно иметь, чтобы в Грецию попасть?

М. Иосиф

— Нет, это отдельная бумага. Дается обычно на 4 дня.

Л. Горская

— То есть человеку нужно получить шенгенскую визу, а затем еще озадачиться получением бумаги на Афон. Это сложно?

М. Иосиф

— Нет. Это не сложно. Достаточно одного телефонного звонка.

Л. Горская

— Мне приходилось видеть мужчин, вернувшихся со Святой Горы. Они, как правило, возвращаются молчаливыми, преображенными и на вопрос: «Ну как же там, как, расскажи», – отмалчиваются и многозначительно погружаются в себя. При этом нам приходится довольствоваться книжками, в частности, афонских старцев, Силуана Афонского я читала с большим удовольствием. И такое впечатление складывается от этого всего, что невидимый мир необычайно близок на Афоне, чуть ли не видимым становится. Так ли это?

М. Иосиф

— Я могу сказать, что меня поразило. Люди, которые приезжают на Афон, чувствуют присутствие Бога, Божией Матери, они, естественно, преображаются во многом. Мы часто советуем и сейчас новый святой старец Паисий, канонизированный недавно…

Л. Горская

— Святогорец, да?

М. Иосиф

— Он считал, что люди семейные должны ехать на Афон, чтобы жены могли посещать женские монастыри в это же время, а мужчина, чтобы ехал на Афон. Чтобы была у них духовная связь, чтобы они духовно были, в какой-то степени, в равном положении.

Л. Горская

— А старцы афонские знаменитые, есть у вас еще, остались?

М. Иосиф

— У нас старец — это как игумен монастыря. Старец в смысле Оптинских старцев, мы совсем по-другому понимаем это дело.

Л. Горская

— Старец — это как старший по званию?

М. Иосиф

— Да. Он игумен келии или игумен скита. Просто монах, который долго был на Афоне, скажем так. Его называют старцем.

Л. Горская

— А старец в том понимании, что это некий опытный духовник, к которому люди идут за советом или с вопросом, на который они сами не в состоянии найти ответ. В таком понимании есть?

М. Иосиф

— Когда приезжают люди к нам, они приезжают с молитвой. Если их молитва пламенная, если они с верой приходят к человеку, просят Бога, чтобы Он им помог, то к людям, которым они приходят, Господь открывает и дает через их уста советы этим людям. Это все зависит от паломника, с верой, с которой он пришел на Афон. И я так понимаю, что люди, которые приезжают на Афон, они все уходят с чем-то. Не оставленные.

Л. Горская

— Может, даже с тем, чего не ожидали.

М. Иосиф

— Да.

Л. Горская

— А много святынь хранится на Афоне?

М. Иосиф

— Да. Афон — это хранительница очень многих святынь. Так вышло, что византийские императоры вообще отправляли на Афон святыни даже для того, чтобы они просто сохранились. И исторически так сложилось, что действительно святыни, может быть, были бы потеряны, если бы они не были на Афоне.

Л. Горская

— Например.

М. Иосиф

— Тот же Пояс Божией Матери Ватопедский монастырь, Дары Волхвов. Очень много святынь на Афоне, в каждом монастыре есть значимые святыни, мощи святых. И эта история, которая принадлежит всему миру. Афон — это соборная церковь, так сказать, православие, которое объединяет всех людей, все страны.

Л. Горская

— Чувствует себя солью земли?

М. Иосиф

— Мы чувствуем поддержку России и молитвы ваши о нас.

Л. Горская

— У вас греческие монастыри и русские монастыри, и все?

М. Иосиф

— Нет, на Афоне монастыри — это сербский монастырь, это греческие монастыри, это монахи их Кипра, русский монастырь, болгарский монастырь, румынские скиты. И в каждом монастыре очень много людей из различных стран. У нас даже есть монахи из Китая, китайцы.

Л. Горская

— Много?

М. Иосиф

— Ну я знаю одного (смеется). Есть и с Африки монахи, со всего мира.

Л. Горская

— А этот Устав, про который вы говорили, древний, он менялся в последние века или он до сих пор в прежнем виде существует?

М. Иосиф

— Он немного менялся. Конституцию первую написал Цимисхия. Это первая конституция в мире, которая была написана. Устав для Святой Горы. Но он изменялся, конечно, с течением времени, потому что Афон освободился, скажем, от турок буквально 100 лет, недавно был праздник. В 13 году, по-моему.

Л. Горская

— А захватывали Афон тоже.

М. Иосиф

— Да, Османская империя, хотя турки очень посодействовали тому, что на Афоне сохранился и уклад, и порядок.

Л. Горская

— Каким образом?

М. Иосиф

— Они с почтением относились к святыням, может, поэтому Афон и остался. Такое интересное провидение Божие, что, казалось бы, люди другой веры, и вместе с тем, они и до сих пор Турция является из многих тех стран, которые подписали договоренность о статусе Афона.

Л. Горская

— Но Софии Константинопольской не так повезло, как афонским монастырям.

М. Иосиф

— Да. Дело в том, что у мусульман есть закон. По этому закону они не грабили и не сжигали те государства, которые не оказывали сопротивления. Так получилось и в Иерусалиме. И Гроб Господень сохранился таким же образом. Попечение Божией Матери об Афоне постоянно было.

Л. Горская

— А сам жизненный уклад, насколько изменился? Hi-tech современный вас коснулся? Вы новые технологии используете? Или как пахали, так и пашете на мулах?

М. Иосиф

— Мы всегда использовали современную технологию и в XVIII, и в XII, и в этом веке. Вопрос, как использовать.

Л. Горская

— Я знаю историю, у меня знакомый священник повез группу на Афон, и эта группа из четверых мужчин, они постоянно говорили по телефонам. Пребывали постоянно в общении с большой землей, и это закончилось тем, что на второй или третий день священник взял у них телефоны посмотреть и кинул в море. Они сначала возмущались, а потом сказали ему «спасибо». У вас до таких крайностей не доходит? Он перестарался, получается.

М. Иосиф

— Не знаю, в этом случае он, наверное, знал их лучше. В этом случае, если они сказали ему спасибо, то он не перестарался. Если бы они обиделись, по-другому себя повели, тогда перестарался.

Л. Горская

— Мы же не имеем возможности даже краем глаза взглянуть на эту жизнь. Ну расскажите.

М. Иосиф

— Церковная жизнь и церковный устав не поменялись совсем. Это главная часть нашего дня. И отдых не поменялся, мы так же отдыхаем, как раньше (смеется).

Л. Горская

— Я думала, вы не отдыхаете, что вы молитесь, а в свободное от молитвы время — трудитесь.

М. Иосиф

— Молитва — это отдых, и труд — это отдых.

Л. Горская

— Ну как устроен день среднестатистического афонского монаха?

М. Иосиф

— Мы живем по-другому времени. Это византийское время 12 часов — это заход солнца. Естественно, что в течение года — это различное время мирское. В пять часов вечера заход солнца сейчас — это 12 часов по-нашему. Есть службы, часы, 9 час — это 3 часа до захода солнца, после 9 часа идет вечерня. 9 час и вечерня занимают где-то час с лишним. Потом, если это не постный день, то это трапеза. И потом повечерие. Повечерие кончается как раз где-то в 12 часов. С 9 до 12 — три часа молитва. Трапезная для монаха — это продолжение службы. На трапезной всегда читаются святые отца. В 12 часов, с этого времени мы отдыхаем. Через 6 часов мы начинаем службу. Полунощница, ей предшествует монашеское правило и потом утреня и Литургия. Потом мы отдыхаем немного 1-2. И потом совершается молебен. В общей сложности с монашеским правилом и со службами — это примерно восемь часов ежедневного богослужения каждый день. Всегда есть у монаха, который хочет больше молиться, всегда есть это время, но, в принципе, когда мы начинаем послушание, мы тоже начинаем молитву перед началом послушания. Обычно на Афоне особенно в келиях, когда монахи собираются и делают какое-то рукоделие, они попеременно читают акафист Божией Матери наизусть. Это Иисусова молитва, которой монах старается заниматься постоянно, молиться непрестанно. Рукоделие, работа, послушание… Очень интересно, что в монастырях послушания меняются постоянно. То есть каждому монаху дается послушание на год. Он в этом году может работать в огороде, на следующий год он повар, на следующий год он служит в церкви.

Л. Горская

— А почему? Это в уставе так прописано?

М. Иосиф

— Да.

Л. Горская

— А почему?

М. Иосиф

— Есть такая ситуация, когда монах, привыкая к послушанию, к одному роду деятельности, у него появляются и пристрастия, привычки, которые в монастыре не полезны. Поэтому в начале года послушания распределяются и обычно это другое послушание. Если говорить о избрании игумена, то один из критериев его избрания, что он должен пройти все послушания, которые есть в монастыре.

Л. Горская

— А какие другие критерии?

М. Иосиф

— В более древние времена это было, он должен как минимум 15 лет в монастыре прожить…\

Л. Горская

— Сейчас не так?

М. Иосиф

— Сейчас это немножко изменилось. У нас же избрание происходит монахами, мы сами избираем игумена, поэтому монахи, когда они знают этого человека и знают, что он духовно способен занимать такую должность, но руководит монастырем собор старцев, он является председателем. Поэтому у нас такая…

Л. Горская

— Демократия.

М. Иосиф

— Да.

Л. Горская

— Вы произнесли такое словосочетание «духовно способен». А что значит духовно способен?

М. Иосиф

— Наверное, главное, что он по-настоящему возрос именно в этой самой главной добродетели на Афоне, это послушание.

Л. Горская

— Странно так звучит: вы выбираете руководителя, и он должен возрасти в добродетели послушания. Для Афона это привычно, для нас, живущих в мегаполисах, это звучит странно. И хочется попросить вас это как-то пояснить.

М. Иосиф

— Раньше, скажем, императоры российские должны были, чтобы проверить обувь для солдата, они должны были бегать в сапогах, чтобы знать, подходит ли это обувь для солдата. Наверное, по этой ассоциации можно это объяснить. Монашеское послушание и армейское, они сильно отличаются. Корень монашеского послушания — смирение. Это одна из главнейших добродетелей православного человека. И когда оно присутствует, там есть и любовь, и мудрость, и правильное понимание человеческой души, что нужно игумену, чтобы руководить душами людей.

Л. Горская

— Как вы думаете, это касается других руководителей? Кроме руководителей монастырей, директора фирмы, например.

М. Иосиф

— Это одна из главных добродетелей православного человека.

Л. Горская

— То есть руководитель должен быть смиренным?

М. Иосиф

— Да.

Л. Горская

— А он сможет руководить, если он смиренный?

М. Иосиф

— Смирение не подразумевает уничижения самого себя. Смирение соединено с любовью. И тогда человеку дается мудрость, чтобы правильно и поступать, и руководить.

Л. Горская

— И получается, что если человек пребывает в гордыни, он лишен мудрости.

М. Иосиф

— Да, это не совместимые понятия (смеется).

Л. Горская

— А что такое мудрость?

М. Иосиф

— Мудрость — это любовь, это смирение, это послушание. Мудрость — это дар Божий, и он дается тем людям, которые стараются приобрести эти добродетели.

Л. Горская

— Отец Иосиф, я слышала, что ожидается такое мероприятие как 1000 летний юбилей пребывания русских на горе Афон.

М. Иосиф

— Это не значит, что русских не было на Афоне до этого.

Л. Горская

— А что произошло 1000 лет назад?

М. Иосиф

— 1000 лет назад, есть документ, в котором один из бывших тогда игуменов подписался как игумен обители россон, русских. И это дало основание избрать точку отсчета. Естественно, что русские были и раньше на Афоне, но вообще русское монашество вышло из Афона. Антоний Киево-Печерский, как известно, он принял монашеский постриг на Афоне в монастыре, странноприимный дом, в котором мы работаем, он как раз в честь Иоанна Русского, и он был благословлен старцами афонскими возвратиться в Киев и основал Киево-Печерскую Лавру. Монашество таким образом было посеяно на русской земле.

Л. Горская

— А наш устав он сильно отличался от афонского?

М. Иосиф

— В то время нет. И в России он сейчас не так отличается от афонского устава. Это как бы общепринятый устав. Конечно, и на Афоне есть монастыри, у которых есть какие-то отличия в уставе, какой-то монастырь более строгий…

Л. Горская

— А что-нибудь планируется, какие-нибудь мероприятия в связи с 1000-летием?

М. Иосиф

— Хотелось бы, чтобы одно мероприятие было осуществлено, это привоз иконы «Достойно есть» с Афона. Этим мероприятием занимается очень хороший фонд «Красногорье», который уже имел переговоры с кинотом, их приглашали на двойное заседание, и уже было голосование в киноте. В общем, все монастыри проголосовали за то, чтобы эта икона могла выехать с Афона.

Л. Горская

— А что это за икона?

М. Иосиф

— Это единственная икона, оригинал которой может выехать с Афона. Она была уже 5-6 раз вне Афона. Это икона Пресвятой Богородицы. Перед этой иконой впервые был пропет гимн «Достойно есть». Причем получилось так, что эта келия была рядом с кореей, центром Афона. И старец этой келии пошел в Протат на бдение, а послушник, оставшись в келии, пел службу. Во время этой службы кто-то постучался в келию, он принял посетителя монаха, и они вместе в этой келии пели службу. Когда время дошло до пения «Достойно есть», которую мы сейчас поем в церкви, это девятая песня на утрене, тогда этот гимн ограничивался «Честнейшую Херувим», а первых строчек не было. И посетитель сказал, что у нас не так принято петь этот гимн, мы поем «Достойно есть яко воистину блажити тя, Богородицу, Присноблаженную, Пренепорочную и Матерь Бога Нашего». Монах был простым человеком, он никак не мог запомнить эти первые строчки. Тогда посетитель попросил дать ему что-то, чтобы записать. Ничего не было под рукой, тогда он взял на камне и просто перстом написал этот гимн. И после этого исчез. Это был ангел. Камень был передан в Константинополь.

Л. Горская

— То есть получается, что человек молился, к нему пришел ангел, сказал, вы немножко не так делаете, мы иначе делаем…

М. Иосиф

— Да, «у нас по-другому поют» (смеется). И икона, перед которой был пропет этот гимн, она прославилась чудотворения, и было решено, что эту икону надо поставить в центральный храм Афона. И она была перенесена в Протат. Все иконы, которые у нас есть чудотворные, их нельзя вывозить, это икона она пять или шесть была вне Афона, один раз на Кипре, то есть за границей, все остальные разы — в Греции. Я думаю, что это было бы очень значимым событием, чтобы в России могли и мужчины, и женщины приложиться бы к этой иконе. И помолиться перед этой иконой Божией Матери. Посмотрим, если Патриархия благословит это дело. В принципе, когда Патриарх Кирилл был на Афоне, некоторые из афонских отцев его спрашивали, как он к этому отнесся, если бы это возможно было сделать. Он очень благосклонно, сказал, что значимой была бы эта ситуация.

Л. Горская

— А за кем сейчас решение?

М. Иосиф

— Нужно приглашение из Московской Патриархии, ну и организация всего. Это, конечно, очень трудная организация, вообще, когда эта икона выезжает с Афона, ей дают почести главы государства. Когда она выезжала в Грецию, то ее встречал флот, вооруженные силы Греции, салюты, это очень интересная ситуация.

Л. Горская

— А у нас как-то иначе это будет организовано?

М. Иосиф

— Я не знаю. Это зависит от Московской Патриархии и от Правительства России. Но я думаю, что в свете текущих событий, это было бы большой поддержкой для России.

Л. Горская

— Спасибо большое. Возвращаясь к 1000-летнему юбилею пребывания русских на Афоне, это дата, которая условная, ее давно выбрали?

М. Иосиф

— Точную дату, по-моему, еще пока и не выбрали. Здесь есть некоторые сложности дальностью мест. Но хотелось бы, чтобы священный кинот, это правление Афона, законодательная власть на Афоне. У нас есть административная власть, она постоянно меняется. И есть законодательная власть — это кинот. Административная — это эпистасия, она назначается каждый год и состоит из четырех монастырей. Это, в основном, пять групп. 20 монастырей, 5 групп.

Л. Горская

— А исполнительная власть у вас как представлена?

М. Иосиф

— Это и есть исполнительная власть. Она ведет каждодневную жизнь, назначает послушания в Протате. Протат — это главная церковь Афона. Кто будет петь в Протате, в корее, которая располагается. Но законы она никакие не принимает, у нее ограниченные функции. Во главе эпистасии стоит Прот, называется он протоэпистатом.

Л. Горская

— А как это на русский переводится?

М. Иосиф

— Первый в эпистасии, в этом соборе. Их четыре монаха. Но первый может быть только из пяти монастырей. Это самые древние монастыри. Первый монастырь — это Лавра Афанасия Афонского. Второй монастырь — это Ватопед. Третий — Ивер. Четвертый — это Хиландарь. И пятый монастырь — это Динисиад. Эти пять групп… В каждой группе по четыре монастыря, и они постоянно меняются.

Сейчас у нас протоэпистат в этой группе денисиадский монах. В следующем году начнется опять протоэпистат лаврский, с другими тремя монастырями. И потом — Ватопед…

Л. Горская

— А зачем так сложно?

М. Иосиф

— Для нас это просто. Это эпистасия. А кинот — это все 20 монастырей, представители которых собираются каждую неделю по различным вопросам в понедельник и четверг.

Л. Горская

— Может быть, у вас свой суд есть?

М. Иосиф

— Суд у нас, мы им пользуемся в крайних случаях, и это относится к Константинопольской Патриархии. Потому что Афон подчинен Константинополю и патриарху константинопольскому. Все монастыри подчинены ему. Поэтому если есть какие-то вопросы или какие-то серьезные уж слишком ситуации, то тогда приглашаются представители епископа из Константинополя решать эти проблемы.

Л. Горская

— А так совет всех этих монастырей два раза в неделю, вторник и четверг…

М. Иосиф

— Они собираются и решают.

Л. Горская

— А какие вопросы приходится решать?

М. Иосиф

— Различные. Сейчас очень часто приходится объяснять и позицию Афона на очень многие вещи, в том числе и политические вещи.

Л. Горская

— Есть такие понятия, как позиция Афона?

М. Иосиф

— Конечно, существует. Афон не вмешивается ни в какие политические события, но когда его просят высказать свое мнение, то собором старцев, если это действительно важно и необходимо, то кинот решает эти вопросы и дает свое суждение об этих вещах.

Л. Горская

— То есть Афон как некая эссенция духовности, если так можно сказать, формирует некую позицию. А кто запрашивает эту позицию?

М. Иосиф

— Обычно люди просят. Даже на простом уровне. Когда человек приезжает на Афон, он спрашивает: «Батюшка, я хотел бы сделать то-то и то-то, что вы думаете?»

Л. Горская

— Это он к старцу приходит?

М. Иосиф

— Да. Может и правительство спросить.

Л. Горская

— А СМИ может спросить?

М. Иосиф

— И СМИ может спросить.

Л. Горская

— Прямо официальный запрос, письмо.

М. Иосиф

— Да. И спрашивают.

Л. Горская

— Давайте вернемся к этой дате, с которой не могут определиться, зачем она нужна, зачем ее точно знать, зачем 1000-летие, зачем локализировать ее в пространстве и времени?

М. Иосиф

— Мы хотим, чтобы пребывание русских на Афоне было отмечено. Это правильно.

Л. Горская

— Почему это правильно?

М. Иосиф

— Ну как. Мы отмечаем день рождения, день крещения, мы это отмечаем, для того чтобы помнить. Это наше наследие. Для того чтобы дети, внуки, страна знала, что у нее есть православные корни. И что это культура, уходящая в древность.

Л. Горская

— То есть это нужно не для Греции, не для Афона, это нужно для России.

М. Иосиф

— Да, это нужно для России. Греки это очень хорошо понимают, и они даже с трепетом относятся к этому и хотят, чтобы мы этот праздник правильно справили. Но они хотят, чтобы мы…. На Афоне есть русский монастырь святого Пантелеймона, и мы не хотим, чтобы этот праздник ограничился одним монастырем. Потому что русские всегда жили в различных монастырях. Скажем, тот же Антоний Киево-Печерский жил в Эсфигмении. Очень много русских жило в скитах, Ильинский скит, Андреевский скит, и для нас важно это празднество, для того чтобы монашество русское развивалось. Потому что Афон это компас, он показывает направление, в котором надо идти. Очень много монастырей очень хороших в России. Потому что был перерыв в 70 лет, традиция в какой-то степени прервалась, на Афоне она никогда не прерывалась. Поэтому когда люди из монастырей русских приезжают, то они, видя афонскую жизнь, они понимают, как монах должен себя вести. Им это помогает. И такие монастыри, как Соловецкий монастырь, он всегда был связан с Афоном. Может быть, какими-то невидимыми путями, но был связан. Сейчас возрождается монашество в Соловках. Мы хотим всегда, чтобы эти монахи к нам приезжали и чтобы мы могли туда ездить тоже. Я думаю, что это правильно и очень хорошо.

Л. Горская

Отец Иосиф, вы говорили о возрождении русского монашества на Афоне, а я хотела спросить, откуда вообще берутся монахи на Афоне, как люди становятся афонскими монахами?

М. Иосиф

— У нас монахи из разных стран.

Л. Горская

— Живет человек в Японии, а не стать ли мне афонским монахом? Вопрос наивный, но…

М. Иосиф

— Ну, скажем, из России человек, ходит в церковь, читает духовную литературу, естественно сразу он сталкивается с литературой о монашестве. Если его привлекает монастырь и эта форма жизни, и в конце концов он понимает, что это его путь, то он должен задуматься, как начать этот путь, в каком монастыре. Я опять говорю, что на Афоне очень много видов монашества, поэтому Афон удобное место для прохождения этого пути. Не всем людям удобно жить в монастырях общежительных, не все могут жить в скитах, не все могут жить в келиях. Когда человек приходит на Афон, он ознакомляется с этой жизнью и в конце концов находит для себя оптимальный вариант для того чтобы служить Богу.

Л. Горская

— Или, может, идет и женится.

М. Иосиф

— Очень многим молодым людям на Афоне говорят, что ты не соответствуешь монашеской жизни, твое — это семья. Это тоже благословенный путь. Монашество просто немножко удобнее.

Л. Горская

— Женатые люди тоже могут служить Богу. Да?

М. Иосиф

— Все должны служить Богу: и монахи, и мирские. Просто монастырь, я думаю, что нам просто легче этот путь проходить. Мирская жизнь — это большие трудности, мы не все готовы к этим трудностям.

Л. Горская

— Может быть, есть какие-то рекомендации для мужчин, которые сейчас, слушая нашу программу, решат посетить гору Афон. Как это сделать?

М. Иосиф

— Связаться с нами каким-то образом. Если нет телефонов монастырей…

Л. Горская

— У вас же, наверное, электронная почта есть?

М. Иосиф

— Есть электронная почта, да. С удовольствием поможем в получении виз и виз на Афон.

Л. Горская

— А сайт есть?

М. Иосиф

— Сайт разрабатывается, мы так немножко…

Л. Горская

— Не спеша?

М. Иосиф

— Да. Но есть сайт, который пишет очень много о нас «Афон и монашество». Он так и называется. И там можно найти всю необходимую информацию.

Л. Горская

— А у вас получается гостиница имени Иоанна Русского при храме Георгия Победоносца?

М. Иосиф

— Нет-нет. Мы так его называем. Для России — это паломнический центр, это гостиница, и в этой гостинице мы устроили церковь во имя Иоанна Русского. И там мы принимаем гостей.

Л. Горская

— И все это можно найти на сайте «Афон и монашество», там связаться, там ваша электронная почта, наверное, есть.

М. Иосиф

— Да, есть.

Л. Горская

— Вы проконсультируете и поможете мужчинам (женщинам не светит) посетить Святую Гору Афон.

М. Иосиф

— Женщины могут на кораблике проехаться вокруг Святой Горы. И мы рекомендуем, как и рекомендовал старец Паисий, чтобы люди, когда ехали в паломничество на Святую Гору, чтобы они ехали с семьей, женщины могут посетить очень хорошие монастыри рядом с Афоном, там, где и похоронен старец Паисий, святой Паисий, Суроти. Есть много других монастырей, где они могут то время, когда мужчина находится на Афоне, быть в женских монастырях.

Л. Горская

— То есть можно с семьей поехать и разделиться ненадолго?

М. Иосиф

— Это нужно. И потом, конечно, отдохнуть в том же Уранополе, там очень хорошее место, рядом с Афоном. Оттуда стартует. Опять же проехаться на лодке. Греция — очень хорошее, красивое место, очень много интересных мест, исторически интересных, очень много святынь в Греции, которые можно посетить, те же Метеоры.

Л. Горская

— Экскурсоводы склонны, не то чтобы привирать, но приукрашивать свои рассказы. И экскурсовод Метеор говорил, что там фрески, чуть ли не точная копия фресок монастырей Афона, и поэтому «женщины, у вас есть уникальная возможность увидеть своими глазами роспись афонских монастырей». Это так? Вы не знаете?

М. Иосиф

— Да, это так. Это в Репе писались фрески и в монастырях греческих, и на Афоне. Те же школы, может быть, критская школа какая-то. Это правильно, это не приукрашивание.

Л. Горская

— А мастерские какие у вас есть, какие рукоделия?

М. Иосиф

— Ладан, свечи, четки. У меня, в основном, было другое рукоделие, я строитель, я конкретно занимался строительством монастырей и реконструкцией монастырей. Работал очень много. Порядка 30 лет на строительстве.

Л. Горская

— А сколько вы лет на Афоне?

М. Иосиф

— С 80 года.

Л. Горская

— 34?

М. Иосиф

— Да.

Л. Горская

— Тогда вас надо что-то спросить про динамику и тенденции. (Смеются.) Скажите, может быть, как-то паломники изменились? Вы видели в 80-х годов паломников из России, были они?

М. Иосиф

— Очень мало. Советский Союз это был тогда.

Л. Горская

— А потом уже нет. Кто поехал в первую очередь, и что сейчас изменилось за 34 года.

М. Иосиф

— Сейчас паломники, которые приезжают, они приезжают не один раз на Афон. То есть у нас люди, приехавшие один раз, приезжают по несколько раз в году. Они чувствуют эту потребность, эту жажду. И, видимо, Афон им что-то дает, что они чувствуют, что надо вернуться опять. Одной поездкой ознакомительной, а потом уже люди едут серьезно, попоститься на Афоне, побыть в определенные праздники на Афоне, исповедоваться на Афоне, оставить все, что на плечах, эту ношу, которая на каждого в этой жизни давит, на Афоне и очищается человек, и отдыхает по-настоящему. Поэтому о том преображении, о котором вы говорили в начале, что люди по-настоящему преображаются. И если это происходит постоянно, несколько раз в году, то у них появляется… Они видят более точно и правильно окружающий мир.

Л. Горская

— А вы-то как в 80-м году попали туда?

М. Иосиф

— У меня такая судьба довольно странная. Я сначала по политическим соображениям покинул Советский Союз, я давно года жил и служил в Архиерейском Синоде Русской Православной Церкви За Рубежом в Нью-Йорке. Познакомился с замечательными людьми и со своим старцем. Мой старец — грек, но он был всегда связан с Русской Церковью. Он связан с Афоном очень тесно, он мне много рассказывал об Афоне и подвиг меня к этому желанию поехать на Святую Гору. Мы вместе приехали с ним на Святую Гору. И остались. Но он до этого был на Святой Горе.

Л. Горская

— А кто те замечательные люди, с которыми вы были знакомы в Нью-Йорке? Мы их знаем?

М. Иосиф

— Владыку Лавра, вы, наверное, слышали о нем. Владыка Филарет, предыдущий. Повезло служить, молиться и разговаривать с этими людьми.

Л. Горская

— Может быть, попрошу сказать пару слов нашим радиослушателям, добрая половина из которых никогда не попадет на Афон. Житейские советы от афонского монаха.

М. Иосиф

— Любите друг друга, заботьтесь друг о друге, чтобы в вас укреплялась вера православная.

Л. Горская

— Как любить, отец Иосиф? Все на ноги наступают, подрезают на дорогах.

М. Иосиф

— Подрезали на дороге, сказать: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя» (смеется). А потом уже постепенно человек научается, смиряется. Я думаю, что русскому человеку любви не занимать.

Л. Горская

— Думаю, что на этих замечательных словах мы будем прощаться с нашими радиослушателями, я напоминаю, что в эфире программы «Светлый вечер», у нас сегодня был монах Иосиф со Святой Горы Афон. С вами в студии была Лиза Горская, до новых встреч, всего доброго!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (8 оценок, в среднем: 4,75 из 5)
Загрузка...