Светлый вечер с Ириной Воробьевой (эфир от 13.05.2014)

Светлый вечер - Воробьева Ирина (эф. 13.05.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Воробьева Ирина (эф. 13.05.2015) - Часть 2
Поделиться

Ирина ВоробьеваМы беседовали с координатором добровольческого отряда по поиску пропавших людей «Лиза Алерт» – Ириной Воробьевой.
Наша гостья рассказала об особенностях поиска пропавших людей в летний период, говорила о том, что даже в небольших лесах около городов можно заблудиться, а так же дала советы, как вести себя на природе, чтобы не заблудиться и не потерять никого из близких.

Ведущие: Владимир Емельянов, Лиза Горская

В.Емельянов

— Здравствуйте, вы слушаете «Светлый вечер». В студии Владимир Емельянов и Лиза Горская, мы рады вас приветствовать и рады приветствовать нашу сегодняшнюю гостью. У нас сегодня в студии Ирина Воробьева – координатор поискового отряда «Лиза Алерт». Ирина у нас уже не в первый раз в гостях.

Наше досье:

Ирина Воробьева — координатор добровольческого отряда «Лиза Алерт», созданного для поиска пропавших людей. Организация названа в память о пятилетней Лизе Фомкиной, поиск которой послужил толчком к созданию отряда. Английское слово «alert» переводится, как сигнал тревоги. За четыре года существования организации накоплен практический опыт проведения широкомасштабных поисковых операций с привлечением сотен добровольцев, специалистов, средств массовой информации, интернет-сообществ. В рядах добровольческого отряда кинологи и следопыты, воздухоплаватели и водолазы, и просто неравнодушные люди.

В.Емельянов

— Какие новости в вашем поисковом отряде?

И.Воробьева

— У нас, знаете, как всегда, люди пропадают каждый день. Большая часть находится, к счастью, живыми. Но, к сожалению, есть и трагедии, с которыми мы сталкиваемся. И сейчас, они как всегда есть, и они как всегда будут и впереди лето, впереди осень – грибной сезон и это самый страшный и самый горячий наш…

В.Емельянов

— Это страда называется.

Л.Горская

— Но мы честно говоря и планировали позвать тебя ближе к осени, когда люди пойдут за грибами и напомнить нашим слушателям, какие меры надо предпринимать, чтобы потеряться в лесу. Однако, я слышала, что у вас уже начались какие-то лесные поиски, с чем это связано?

И.Воробьева

— Это всегда связано с тем, что пропадают, если это не грибной сезон, то в основном, люди, которые страдают некими психическими заболеваниями, или которые находятся под воздействием алкоголя.

В.Емельянов

— Вот я бы хотел заострить на последнем аспекте внимание, потому что пошли шашлыки, люди стали выезжать на природу, многие в подпитии просто, или забывают на поляне какого-то друга своего, а потом не могут вспомнить, вообще, где он находится и где они были, а друг просыпается и вообще не понимает, где он находится. И вот все, что с этим связано.

И.Воробьева

— На самом деле, в основном, такие истории происходят около рек, когда люди выезжают на рыбалку. Вот там, почему-то, такие истории чаще всего, когда кто-то напился, ушел ночью куда-то. Они не обратили внимание, или сказали, что сам вернется, придет. Но через какое-то время мы получаем заявку и как правило это смерть, и это вода. Вот такие истории бывают. Но у нас уже был зимний поиск лесной, тоже был связан с алкоголем, человек напился и забыл дорогу домой где-то посередине леса.

В.Емельянов

— Зимой это страшно, потому что можно замерзнуть, ведь.

И.Воробьева

— Да, но нашли живым, слава Богу, все в порядке.

Л.Горская

— А весной тоже очень просто замерзнуть.

И.Воробьева

— И летом, я вам больше скажу, и осенью очень легко замерзнуть.

В.Емельянов

— Вообще, замерзнуть очень легко.

Л.Горская

— А самое опасное, когда температура около нуля и человеку кажется, что ему тепло, а на самом деле кровоснабжение останавливается постепенно, насколько я знаю.

И.Воробьева

— Да, но еще дело в том, что, например, осенью люди идут в лес в той одежде в которой им днем комфортно. А днем то тепло, днем солнышко, а дальше они попадают в лес. В лесу, во-первых несколько прохладнее, чем не в лесу.

Л.Горская

— Потому что тень, да.

И.Воробьева

— Дальше ночь, ночью холодно, а дальше самое страшное – это утро, когда роса и человек становится по пояс мокрым – это как минимум. А дальше все, холод и не дай Бог еще сесть, или лечь на землю с целью заснуть, можно проснуться с очень какими-нибудь тяжелыми заболеваниями, типа воспаления легких.

Л.Горская

— Ну, а какие будут рекомендации для тех, кто планирует идти в лес на шашлыки, на пикники, или на что бы то ни было?

И.Воробьева

— Не ходите в лес!

Л.Горская

— Ну, как так, не ходите в лес.

В.Емельянов

— Жарьте шашлыки на балконе.

Л.Горская

— Не у каждого есть дача, а на природу хочется всем, что теперь, в лес не ходить?

И.Воробьева

— На самом деле, с шашлыками нет такой большой проблемы, нет такого частого обращения. Все-таки там как-то люди заходят недалеко, у них большие компании, как правило, они все-таки не забывают друг друга, то есть, там есть какие-то люди, которые за рулем и которые, в общем, в сознании.

В.Емельянов

— Потом не будем забывать, что даже, если эти люди принимают алкоголь, они едят.

И.Воробьева

— Да, ну, то есть, там как-то более, или менее у нас таких вот, чтобы вал заявок с шашлыков, такого нет. А вот грибы, да. грибники, ягодники – это все ежегодно, сколько бы мы ни говорили, сколько бы мы ни просили, ни предупреждали, все равно каждый год это происходит. Люди воспринимают лес, как парк. Не важно, видят они этот лес первый раз в жизни, или 131 раз в жизни. Они все равно считают, что это парк, знакомый, все. Как вообще можно заблудиться в лесу, говорят нам, да что вы, да в Московской области, да вообще, да в о чем? Но вы карту Московской области откройте, в спутнике, желательно, и посмотрите площадь в квадратных километров наших прекрасных лесов, хотя бы в Московской области, я не говорю уже про соседние – Тверскую, Смоленскую, Владимирскую. Везде все это происходит, Рязанская, так что, это первое – это беспечность – самая большая проблема. Это всегда, мы очень всегда просим, если вы собрались за грибами, в конце-концов, действительно, многие ходят за грибами, в этом нет ничего такого, подготовьтесь, пожалуйста, к этому. Во-первых, не будем забывать, что большая часть таких грибников – это пожилые люди, которые уходят, значит, они живут на даче где-то там все лето и всю осень и ходят за грибами – это у них развлечение такое. Дальше происходит что, они ушли куда-нибудь в среду, например, родственники приехали в пятницу, а дедушки, или бабушки нет. Когда ушел, куда ушел, как ушел – ничего никто не знает, никто ничего не видел. И в какой лес ушел непонятно. Вот и пожалуйста, огромные площади для поиска – это самые сложные поиски. Как правило, все-таки, либо бабушка, либо дедушка еще есть, кто дома остается и говорит, вот ушел за грибами – не вернулся. Значит, не берут с собой мобильные телефоны. Почему – потому что боятся потерять. Эта проблема просто все время происходит, мы очень просим родственников, ну, купите десять дешевых трубок – десять, положите их перед бабушкой, или дедушкой, скажите: «Если потеряешь одну – будет вторая, если вторую – будет третья». Они на самом деле стоят сейчас копейки, на полном серьезе, но заставляйте их носить их с собой, потому что телефон – это их спасение. Достать из леса человека с телефоном просто в разы проще, чем без телефона. Я сейчас не говорю про всякие технические штучки, типа определения местоположения, в лесу это практически бесполезная история, если мы говорим про биллинг, тем более, что биллинг у нас невозможно сделать просто по закону.

Л.Горская

— А что такое биллинг?

И.Воробьева

— Это определение местоположения телефона. Просто по закону нельзя этого делать – защита персональных данных, к сожалению, с этим мы тоже бьемся, у нас столько народу в лесу с телефонами погибало, но, к сожалению, пока ничего не можем придумать.

Л.Горская

— А существуют же какие-то программы зарубежные, которые можно установить себе на телефон и она позволяет твоим близким через интернет тебя отслеживать, с твоего согласия.

И.Воробьева

— Все правильно, если это смартфон, там вообще масса удобных понятных функций – карты, компасы, GPS, все что угодно. Но как правило это все-таки пожилые люди и как правило у них кнопочные телефоны безо всякого интернета, там ничего такого нет и не будет никогда. Но, в любом случае, если телефон работает, не важно какой он, вытащить человека очень просто. То есть, значит, есть лес, есть человек с телефоном в лесу. Самое важное, если у вас такая ситуация случилась, ваш близкий с телефоном в лесу потерялся, первое и самое важное – не высаживайте ему телефон, не надо ему звонить каждые пять минут с вопросом: «Где ты? Ты уже повернулась за пригорок, ты что видишь? Деревья? Странно, ты же в лесу», – и так далее. Не позволяйте это делать экстренным службам, они тоже очень любят эту историю. Значит, прекращайте звонить, звоните нам просто сразу на горячую линию. Дальше будет схема такая, чтобы вы просто понимали, как это происходит. Как только мы добиваемся, чтобы никто не звонил, дальше мы делаем один созвон на две минуты, в котором мы выясняем у человека более, или менее с помощью вопросов, сколько он прошел, где шел, как шел и так далее. У леса тоже есть особые приметы и по ним тоже можно определять где человека находится примерно. Дальше к этому лесу подгоняется сирена – либо наша сирена, либо, если удалось, там выцепить какую-нибудь пожарную машину, или машину полиции, у которой есть мигалка с сиреной. Значит, дальше сирена выставляется в одну точку – не ездит вокруг леса. Если к вам приехала сирена и начинает кататься вокруг леса, сломайте что-нибудь этой сирене, потому что человек внутри леса будет ходить по спирали, по кругу, вслед за этим звуком, который еще будет преломляться и заблудится окончательно. Значит, сначала сирена ставится в одной точке, созвон с человеком: «Слышишь, не слышишь?» – «Нет, не слышу» – «Ок», – сирена передвигается в другую сторону, ставится, опять включается: «Слышишь, не слышишь?» – «Слышу» – «Хорошо, зафиксировали, давай третью точку, как слышишь теперь лучше, или хуже?» – «Хуже», – понятно, значит та точка, которая была вторая, значит она ближе всего, там ставится сирена, она стоит в одной точке, каждые десять минут она сигналит, если светло и человек может идти, он просто идет на этот звук. Если темно, или человек не может идти, значит, по этому условному азимуту от этой сирены запускается группа, которая работает на отклик, достаточно двух человек, которые будут просто прокрикивать лес и таким образом он достается.

В.Емельянов

— Ну еще же там есть проблесковые маячки всякие, дальний свет, потом у них прожектора-искатели.

И.Воробьева

— Ничего не видно там, вообще ничего не видно в лесу, просто ничего не видно. Можно, если только над деревьями какой-то луч запускать…

Л.Горская

— Типа лазера.

И.Воробьева

— Да, но они запрещены у нас, или там, это нельзя делать, но в любом случае, если только над кронами деревьев, или по верхним кронам какой-то свет запускать, тогда можно по этому лучу азимут вычислить.

Л.Горская

— Нет, ты представь, от дачных участков удаляешься ночью, вечером в темноте, ты на сто метров отходишь, ты оглядываешься, ты уже не видишь ни света окон, ничего.

И.Воробьева

— И периодически даже не слышишь из-за изменения высоты, потому что человек может находиться совсем недалеко, но в низине и не слышать звуков, которые недалеко совсем.

В.Емельянов

— Хорошо, ситуация, некая баба Галя отправилась в лес по грибы, по ягоды, взяв с собой мобильный телефон, не испугавшись, что она его потеряет и так далее, и так далее.

Л.Горская

— Кстати, извини, хотела перебить, по поводу мобильных телефонов я хотела добавить, что существуют специальные гидропакеты, которые стоят 100-200 рублей, специально для того, чтобы убирать с собой телефон, когда ты идешь куда-то под дождем. Они на веревочке, удобные, там на шею вешать, можно зафиксировать его как-то, убрать и не бояться, что он у тебя отсыреет, упадет в ручей…

И.Воробьева

— Это цивилизация, мне это нравится.

В.Емельянов

— Это важно…

И.Воробьева

— Но этого почти никогда, чтобы вы понимали, даже, если мы будем об этом говорить все время, этого никогда не будет.

В.Емельянов

— Ну, да.

Л.Горская

— Хотя бы в пакет убрать его, чтобы не уронить в лужу.

И.Воробьева

— Или в болото.

В.Емельянов

— Это очень правильное замечание, совершенно справедливое, но, хорошо. Но, эта баба Галя накануне забыла зарядить этот телефон и этот телефон разрядился у нее, когда она в лесу, а она то идет в надежде на то, что если там, не дай Бог, что случится,  она сможет всегда связаться с родственниками и так далее. Опа, а батареечка то села. Что делать?

И.Воробьева

— Ну, когда севший телефон, ничего уже не сделаешь. Ну, конечно, да. естественно, надо заряжать телефон перед тем, как выходить в лес, абсолютно справедливое замечание. Но к сожалению, здесь мы попадаем в историю, когда нет телефона. Если она не успела хотя бы один звонок сделать, условно, в службу 112, да, или нам, или еще родственникам, то, соответственно, мы считаем, что человек без телефона. А дальше мы начинаем смотреть, ну, скажем так, заявка тоже должна поступить в какое-то определенное время. То есть, если родственники знают, что и как происходит с их бабушкой, они должны знать, что она сегодня не вернулась из леса. И тогда заявка нам поступит в первые сутки, и тогда, если мы знаем лес, и мы знаем, что бабушка ушла сегодня, мы точно так же, двойками зайдем в этот лес, предварительно понимая точку входа, предварительно понимая, сколько часов она там находится и предварительно понимая, как минимум, как она ходит. То есть он ходит быстро, медленно, преодолевает овраги, не преодолевает овраги – это все у родственников можно выяснить, если они там наличествуют. Соответственно, от этого отталкиваясь, заходим двойками, точно так же на отклик. То есть, как работа на отклик идет – идет несколько групп, каждая группа перед тем, как начинать кричать, говорит в рацию: «Группа такая-то начинает работать на отклик», чтобы люди понимали, что эти крики – это от наших, соответственно, дальше они кричат в разные стороны, несколько секунд тишины, слушают, отклик есть, или нет. Дальше еще раз крик, еще раз несколько секунд тишины. Все группы в полном молчании должны работать по лесу, чтобы, если вдруг, они идут и там у бабушки голос сел, или еще что-то, она может там хрипеть, или палкой по дереву постучать, чтобы они это услышали. Гораздо хуже, когда мы получаем заявку на третьи сутки, на четвертые сутки, на пятые сутки – это страшно, потому что тогда приходится работать по принципу прочеса. Берется квадрат и прямо он прочесывается по-лежачему. То есть, у нас есть методики по-ходячему и по-лежачему. Это сложная история и достаем, конечно и так живыми, но, к сожалению, далеко не всегда.

 

В.Емельянов

— Напоминаем, что у нас сегодня в гостях Ирина Воробьева – это координатор поискового отряда «Лиза Алерт» – это поисковый отряд, который ищет потерявшихся людей.

Л.Горская

— Мы говорим о поиске, пропавших людей, потому что это актуально. Хотя многие, я думаю, пока, слава Богу, не коснулось, но тем не менее. Ира, много людей теряется вот так вот среднестатистически?

И.Воробьева

— Много людей теряется, не могу сказать среднестатистически, потому что каждый год цифра растет. Она растет не потому, что люди пропадают чаще, она растет, потому что о нас узнают больше, к нам обращаются больше. Есть еще одна проблема о которой совершенно точно надо сказать – это проблема майских праздников, летних каникул и осеннего времени – это вода, и это дети.

В.Емельянов

— Давайте о детях.

И.Воробьева

— О детях и природной среде говорить очень страшно, потому что очень много трагедий.

В.Емельянов

— Но, говорить об этом надо, Ир, ты же понимаешь.

И.Воробьева

— Конечно, безусловно, я обязательно должна об этом сказать.

Л.Горская

— Ира, как никто, это понимает.

И.Воробьева

— Первое, самое страшное – это вода. От воды у нас ежегодно погибает в сезон несколько, если по стране взять, десятков детей. Это, когда… доходит до чудовищных случаев, когда семейство, ну большая семья там, или с друзьями, отдыхают где-то на природе, какой-то карьер, бегают дети, бегают-бегают-бегают, раз, одного нет. И все, вот карьер, вот вода и нет ребенка. И это происходит очень часто. То есть, если нам падает заявка на ребенка, пропавшего в природной среде, мы в 99% случаев услышим, что там есть вода – речка, озеро, ну что-нибудь, какая-то вода. В первую очередь, если вдруг, не дай Бог, пропал ребенок… Во-первых, я не знаю, делайте, что хотите, родители – пугайте детей, делайте, что хотите, но объясняйте им, что вода – это опасно. Потому что это такое любопытство у детей вызывает, это любопытство вызывает в любом сезоне, да, то есть, и зимой у нас дети тонут, и весной тонут, но летом это происходит гораздо чаще, потому что понятно, каникулы, природная среда и так далее. Объясняйте им, что к ней нельзя подходить, объясняйте, что это опасно, объясняйте, что тонут, гибнут, делайте, что хотите, но это просто невозможно наблюдать. Что делать, если ребенок уже пропал в природной среде? Первое, что вы должны сделать – это перекрыть воду, то есть, просите соседей, друзей, бегите сами, все равно как, но первым делом – это перекрывается вода.

В.Емельянов

— Что это значит?

И.Воробьева

— Это значит, что туда должны прибежать взрослые к этой воде, к речке, к озеру

Л.Горская

— Сто человек.

И.Воробьева

— И просто стоять, смотреть, чтобы ребенок не вышел туда, кричать, я не знаю, делайте, что хотите. Потому что у нас были случаи, когда ребенок терялся в лесу.

Л.Горская

— И выходил к воде?

И.Воробьева

— Выходил к воде, потому что хотел пить и дальше мы находили его погибшим в воде. Воду отсекаем с самого начала, делайте, что хотите, что называется. Если вас вызывают в полицию ехать, говорите: «Знаете что, полиция, я тут на берегу сижу, приезжайте сюда», – настаивайте, это твердо, жестко, обязательно должно быть. Безусловно, дети теряются в лесу и тут, конечно, надо сказать, что дети – это такие любопытные существа, они же зашли в лес, а дальше за деревом дерево, и все и через три минуты ребенка нет. Детей очень сложно искать в лесу, потому что они, в отличие от взрослых, не поддаются логике. Они не поддаются логике, они проходят все линейные ориентиры, огромные просеки, дороги, они прячутся от взрослых, которые их ищут…

В.Емельянов

— Почему они прячутся?

Л.Горская

— Играются.

И.Воробьева

— Нет, нет, это просто страшно. Вообще, на самом деле…

В.Емельянов

— Накажут.

И.Воробьева

— Нет, просто страшно, когда чужие голоса в лесу, просто страшно. Ну, на самом деле, у всех детей по-разному, конечно, но в принципе, после первой ночи, проведенной в лесу, даже у взрослого человека, начинается…

Л.Горская

— Паническое состояние?

И.Воробьева

— Некое паническое состояние, потому что ночной лес от дневного леса очень сильно отличается по звукам. И это очень страшно, мне по крайней мере, точно. И дети очень много проходят в отличие от взрослых, они могут пройти десятки километров.

Л.Горская

— Почему?

И.Воробьева

— Ну, потому что это дети, они очень подвижные, они очень активные, но, конечно, когда пропадает ребенок в природной среде… Я так скажу, в 2010 году, когда пропала Лиза Фомкина, которая погибла, когда там не было организовано ничего, вот с того момента по сегодняшний момент, если ребенок, по крайней мере в Московском регионе и близлежащих пропадает в лесу – это начинается большое скопление людей, вертолеты, огромное количество добровольцев, МЧС, полиция, то есть, здесь есть реакция, она начала происходить, это мы видим. Что касается отдаленных от Москвы регионов, там все по-разному, ну, человеческий фактор. Кроме того, у нас в сезоне 2014 года, мы наблюдали несколько раз историю, когда теряются в лесу взрослые с детьми. И здесь, конечно, самое страшное – это когда теряется пожилой человек с ребенком. Потому что пожилому человеку становится плохо иногда, ребенок начинает пугаться, убегать, то есть, они начинают еще и разделяться в этом лесу, а дальше там, вариантов миллион, куда ребенок мог деться. Поэтому, старайтесь, конечно, не отпускать детей с пожилыми людьми в лес, потому что всякое может случиться, или обвешивайте их маячками просто с ног до головы, телефонами, маячками.

Л.Горская

— Какими еще маячками?

И.Воробьева

— Ну, GPS-маячки есть, не знаю, браслеты детские с GPS-маячками, телефоны во все места, во все карманы просто суйте им. И если ребенок у вас, не 2-3 года, а 5-6-7 лет, научите его пользоваться компасом. Вообще, в принципе, это не только ребенку нужно, это, конечно, нужно всем. Это простая до… я не знаю до чего вещь, элементарная – научиться пользоваться компасом. Потому что у нас периодически случается, что у людей есть даже компас с собой, но они как брелок с собой его носят, или как, амулет охранный, что ли.

В.Емельянов

— А мы можем эфирно научить людей пользоваться компасом.

И.Воробьева

— Очень примерно.

В.Емельянов

— Ну, давайте попробуем.

И.Воробьева

— Значит, первое, что нужно сделать – это купить компас. Второе, что нужно сделать, это, когда вы пытаетесь воспользоваться компасом, нужно от него убирать мобильные телефоны, железные предметы, фонарики…

В.Емельянов

— Часы.

И.Воробьева

— Ну вот все, что может дать магнитную аномалию на этом компасе. На этом компасе есть четыре такие точечки – юг, север, восток, запад, вот это все. У компаса, как правило, он такой, как правило планшетный, то есть, это такая дощечка, условно говоря, да, пластмассовая на которой собственно сам компас кругленький. У этой дощечки есть такие линии центральные, значит, и на этом колесике, которое крутится, если вы заметили, там есть обозначение севера. Вот, нужно совместить обозначение севера с тем, что у вас там на компасе показывается. Вообще, что нужно сделать изначально, надо подойти к лесу, значит, есть линейный ориентир – дорога, вы же заходите как-то в лес, вот какая-то дорога есть.

Л.Горская

— Или просека, или…

В.Емельянов

— Или тропа, какая-то.

Л.Горская

— Нужно взять обратный азимут, то есть, совместить север с севером и посмотреть, что показывает компас, какое отклонение от севера – это будет ваш аварийный азимут, то есть, в обратную сторону он будет, то есть то, куда вы должны выходить. Сложно в эфире объяснять, надо показывать. На самом деле это совершенно не сложно, мы готовы научить всех вообще ходить по компасу, у нас периодически проходят учения, надо просто приехать и научиться, это не сложно. Или, более того, мы проводили в Сокольниках день грибника, на любом нашем лесном поиске, если вы хотите приехать и научиться ходить по компасу, приезжайте, мы научим. Любой наш координатор, старший, волонтер, за пять минут вас обучит этому компасу.

И.Воробьева

— Для этого даже на самом деле не обязательно компас покупать, насколько мне известно, существуют приложения для смартфонов.

В.Емельянов

— Ой, ну не у всех же есть.

Л.Горская

— Ну, у кого есть, могут скачать это приложение, до магазина не каждый дойдет, а приложение скачать проще. Или они…

В.Емельянов

— Мне кажется наоборот, что проще дойти до магазина, чем скачать.

И.Воробьева

— Это детали, короче, компас купить надо, он, в отличие от смартфона не сядет. В смартфоне есть карты еще, можно ими, в принципе, воспользоваться. И я, честно говоря,  не очень представляю, как работает в смартфоне компас, потому что, он какой-то странный. Короче, компас нужен компасом, он стоит, на самом деле недорого, нормальный компас. Не покупайте его только во всяких железных оболочках – это изначальная глупость, периодически его продают даже таким. Просто пластмассовый обычный компас на веревочке, вот и все. Он вам спасет жизнь, потому что идти по компасу в лесу, на самом деле, гораздо проще, если вы… Просто в лесу люди не ходят по прямой никогда. Во-первых, из-за особенностей пересеченной местности, во-вторых, из-за того, что ноги у нас разной…

Л.Горская

— Длины.

И.Воробьева

— Величины, длины, да и мы все время забираем, либо влево, либо вправо. Но если вы уже… значит, вы собираетесь в лес, мы с вами втроем собираемся в лес. Что мы должны сделать – зарядить мобильный телефон, вне зависимости от того, какие у нас операторы и как они ловят в лесу – не важно, зарядили мобильные телефоны, сказали кому-то, в Инстраграмме написали, что мы идем в такой-то лес, хотя бы кому-нибудь скажите, что вы идете в лес и когда вы планируете вернуться. Там, например, мы раньше завтрашнего дня не вернемся, или, мы планируем вернуться сегодня ночью, или, не знаю, когда вернемся, но…

В.Емельянов

— Ближе к вечеру.

И.Воробьева

— Короче, какой-то временной отрезок вы должны для себя обозначить. Что дальше мы берем с собой, есть такие штуки, которые тоже стоят копейки. Это такие жилетки, которые для водителей в машинах.

Л.Горская

— Светоотражающие.

И.Воробьева

— Светоотражающие, тоже, стоят вообще ничего, просто взять с собой, она комкается в такую маленькую вообще тряпочку и берете с собой. Если не хотите жилет, берем любую яркую деталь, любую – косынку, кепку, шапку, не знаю, все, что угодно, яркое пятно. Не надо ходить в камуфляже так, как будто вы прячетесь от грибов, которые нападут из-за угла. Потому что, если вдруг что-то случится в лесу и пешей группой, и с воздуха, если будут смотреть, яркое пятно сразу видно и днем и ночью, в любое время. Если это светоотражающий жилет, тем более, он при свете фонаря будет видет.

Л.Горская

— Многие действительно одеваются так незаметно, потому что непонятно, кого ты встретишь в лесу, вдруг какой-нибудь преступный элемент, на этот случай. Можно просто взять с собой яркую вещь.

И.Воробьева

— В том то и дело, просто положите ее в карман, если что вдруг, вы ее куда-нибудь нацепите. Значит, дальше, мы должны с вами понимать, что тапочках, в кроссовочках, в смысле, в шлепанцах, и в шортиках, и в маечках ходить, конечно не надо. Потому что, если мы с вами задержимся, там будет холодно.

В.Емельянов

— Да и клещи вообще еще.

И.Воробьева

— Клещи, да и потом там вообще неудобно в шортиках, там же ветки, трава и так далее. Поэтому одевайтесь нормально. Одеваемся в нормальную обувь крепкую, нормальные штаны надеваем, нормальную, та, которая вам комфортна, одежда. Безусловно от клещей, конечно, надо защищать голову, руки, ноги, мы знаем, что они заползают и отовсюду там прыгают .

В.Емельянов

— Они нехорошие вообще очень.

И.Воробьева

— Это противная да история, с клещами отвратительная совершенно. Если, вы кстати, ходите в лес ежегодно, то вообще-то неплохо было бы привиться.

В.Емельянов

— Кстати, между прочим, а когда они зверствуют в основном?

И.Воробьева

— По-разному, весной зверствовать начинают и осенью.

Л.Горская

— У них активность начинается, как только среднесуточная температура достигает +8 градусов, в среднем. То есть это почти вся весна и осень практически до конца.

В.Емельянов

— И до конца осени?

Л.Горская

— Да, и внутри этого периода у них есть свои пики, я знаю, поскольку у меня собака и животные тоже очень страдают от клещей.

В.Емельянов

— Мне просто интересно, я не лесник, не грибник, мне просто интересно

Л.Горская

— Ну, то есть, защищаться стоит в течение всего лета, весны и осени. Вот, к сожалению так, тем более, что сейчас поля не обрабатываются от паразитов. Раньше они по крайней мере обрабатывались, сейчас нет. Сейчас их стало просто физически больше.

И.Воробьева

— Про леса вообще молчим, потому что там вообще ничего не происходит, ничего, буреломы, завалы, все как надо.

В.Емельянов

— Так, мы остановились на одежде.

И.Воробьева

— Одежда, да, нормальная одежда, у нас с вами, конечно же, у каждого есть компас, мы все умеем им пользоваться, или, хотя бы один из нас умеет и всех троих научит и все такое прочее. Значит, берем с собой воду, хотя бы маленькую бутылочку, просто берем ее с собой. Берем с собой спички, или зажигалку, не важно, для того, чтобы если что, то можно было разжечь костер. Да, я знаю, что в лесу жечь костер не надо, нельзя и неправильно, но если вы потерялись, вам вообще-то все равно. Поэтому костер, если вы потерялись – это правильно. Во-первых, он согреет, во-вторых даст вам возможность сидеть около костра, то есть в одной точке, не метаться, и в-третьих, его просто видно, если ты откуда-то сверху, даже, если вы днем его развели, дым пошел, всем все видно. Значит…

В.Емельянов

— То есть, вот таким образом мы правильно собрались в лес.

Л.Горская

— Подождите, мы воду забыли.

В.Емельянов

— Воду взяли.

Л.Горская

— Взяли?

И.Воробьева

— Воду я сказала, воду, спички мы взяли. Минимум мы соблюли, в принципе все.

В.Емельянов

— Итак, Ирина, Лиза и Владимир отправились в лес. Мы вернемся из леса ровно через минуту, напоминаем, что вы слушаете программу «Светлый вечер».

 

В.Емельянов

— В эфире программа «Светлый вечер» в студии Владимир Емельянов и Лиза Горская, у нас в гостях координатор поискового отряда «Лиза Алерт» – Ирина Воробьева. Здравствуйте еще раз, добрый вечер.

И.Воробьева

— Здравствуйте.

В.Емельянов

— Итак, значит, мы вернулись с вами из леса и теперь вот о чем хотелось поговорить. Человек остался в лесу один, что делать?

И.Воробьева

— Значит, если у вас есть мобильный телефон – вы уже поняли, вы тоже должны контролировать, чтобы его не высаживали. Это тоже очень важно, потому что периодически вам будут названивать и так далее. Если у вас нет… ну, в любом случае, если у вас есть мобильный телефон и вы уже созвонились, условно говоря, с нами, мы очень часто наблюдаем панику у людей и очень стараемся их успокаивать по телефону и объяснять, что вообще, если у вас нет фонаря, метаться по ночному лесу – это очень страшная история, лучше этого не делать. Потому что можно получить травму и просто лечь.

В.Емельянов

— То есть, что надо сделать?

И.Воробьева

— Во-первых, надо успокоиться, это правда самая важная задача. Когда ты уже понял, что ты потерялся, надо успокоиться. Как только ваше сердцебиение перестанет у вас стучать в ушах, вы должны прислушаться попробовать услышать звуки. Очень часто слышно дорогу, железную дорогу, какие-то населенные пункты, лай собаки, циркулярная пила – это наши любимые звуки, их всегда слышно.

В.Емельянов

— Ночью особенно, да.

И.Воробьева

— Ну мало ли, знаете, у кого какое хобби. На самом деле, если вы слышите какие-то звуки, попробуйте двигаться туда, аккуратно, медленно и так далее. Значит, если вы в состоянии сориентироваться по солнцу, или по облакам, это тоже…

В.Емельянов

— Нет, мы берем ночь.

Л.Горская

— По звездам.

В.Емельянов

— Тучи.

И.Воробьева

— Послушайте, если вы заблудились ночью и нет ни одного линейного ориентира – ни просеки, ни тропинки, ничего, значит, ваша самая важная задача – не надо бегать по лесу. Если вы в состоянии наломать себе веток, если у вас нет спичек, чтобы развести костер, например, если вы в состоянии наломать себе веток, особенно, если это ель, лапник, положите друг на друга, не садитесь на холодную землю, ни в коем случае. Если вы можете это сделать – садитесь на лапник, если не можете – ходите по кругу, прыгайте, грейтесь, согревайтесь. Если ничего не видно, нет луны и так далее, лучше вообще особо никуда не ломиться.

В.Емельянов

— Просто лечь спать.

И.Воробьева

— Не надо ложиться спать на холодную землю, если вы лапник сделали, то можно лечь спать, потому что по светлому вам будет гораздо проще. Просто по темноте очень часто люди заходят просто тупо в болото, потому что они видят некий просвет между деревьями, начинают туда идти, темно, ничего не видно, все – болото, а дальше уже очень сложно выбраться, человек промокает, даже, если выбрался, полностью, как правило и дальше еще хуже все становится. Вы проснулись, вы все еще потерялись, по светлому вам будет гораздо проще. Значит, если вы в состоянии сориентироваться по солнцу, помните, что, во-первых, оно двигается, да, постоянно смещается, но это надо…

В.Емельянов

— Мы забываем все время говорить о том, что хочется пить, что хочется есть. Чего можно съесть в лесу, чего можно выпить в лесу?

И.Воробьева

— Я вам так скажу, я не советую ничего есть в лесу.

В.Емельянов

— Никаких ягод, кореньев?

И.Воробьева

— Нет, потому что вы должны в этом разбираться. Даже, если я скажу, что можно есть, а что нельзя, все равно, вы увидев это в лесу не сможете это идентифицировать, если не знаете. Поэтому, есть ничего не надо точно, пить болотную воду сто процентов не надо, это самое страшное, что можно сделать.

В.Емельянов

— Ну, а росу какую-то можно из лопуха там, предположим?

И.Воробьева

— Если вы собрали росу, или березовый сок.

Л.Горская

— Мне кажется, это в мультиках бывает роса в лопухе.

И.Воробьева

— Добыли березовый сок какой-нибудь и знаете, как это делать, тогда да, но вот все, что такое застоявшееся, пить ни в коем случае нельзя, даже, если видите ручей, все равно отнеситесь к нему с большим подозрением, потому что вы не знаете, что он проходит до того, как выйти у вас там в лесу. То есть, получить любое заболевание желудка, которое вас…

В.Емельянов

— Выкосит просто…

И.Воробьева

— Да, выкосит, очень легко и просто.

В.Емельянов

— Но может же быть при всем при этом обезвоживание, понимаешь?

И.Воробьева

— Безусловно, как правило, обезвоживание и переохлаждение – это те самые два фактора, которые мы наблюдаем всегда, когда достаем потеряшку из леса.

В.Емельянов

— Голодный обморок, вряд ли, потому что, наверное, все-таки человек может суток трое-четверо без еды худо-бедно продержаться.

Л.Горская

— А без воды сколько?

В.Емельянов

— А без воды очень тяжело.

И.Воробьева

— Какое-то время, да. На самом деле, смотрите, действительно очень тяжело без воды и без еды, поэтому, первое, что вы должны делать – это постараться выйти оттуда в первые сутки, безусловно. То есть, по светлому нужно преодолевать как можно большие расстояния и кричать, кричать, потому что там могут быть другие грибники, вас могут искать, да, то есть вы должны подавать знаки все время. Потому что я не знаю, вас там ищут, или нет, зависит от ваших родственников и друзей, которые либо подали заявку на вас, либо не подали, но вы должны слушать, вы должны кричать. Еще, чем помогает кричать – безусловно, в лесу есть звери.

В.Емельянов

— Еда.

Л.Горская

— Не всегда.

И.Воробьева

— Я бы так не сказала, честно говоря, но вы должны помнить, что при заходе…когда вы заходите в лес, когда вы подаете знаки, как правило звери от вас уходят, то есть, они, кабаны, лоси, они как правило подальше.

Л.Горская

— Даже змеи.

В.Емельянов

— А вот кроме шуток, кстати, звери – еда, кабан реально, ты выходишь на кабана, а у тебя вообще ничего нет, у тебя грибной ножик какой-то крошечный и перед стоит огромный секач, тонны на полторы.

И.Воробьева

— На дерево, надо лезть на дерево. Когда я в первый раз сказала, что я ни за что не залезу на этот гладкий ствол дерева, мне сказали: «Кабана увидишь – залезешь».

Л.Горская

— Залезла?

И.Воробьева

— Дерево, дерево, ну я в такие ситуации, чтобы прямо лезть на дерево пока не попадала, но на дерево, нужно лезть на дерево, к сожалению, это единственный выход. Но опять же, как правило, самое страшное, что вы можете увидеть в лесу – это кабанята маленькие, потому что за ними будет мама, которая вам не простит, даже, если вы их никогда не тронете. Опять же, очень, у нас вообще очень редко бывает такое, чтобы люди погибали в лесу, или получали какие-то жестокие травмы от животных, опять же, говорю, они как правило сами подальше уходят.

Л.Горская

— То есть, идешь по лесу – идешь громко, ломаешь ветки под ногами.

И.Воробьева

— Громко кричишь, если вы курите, курите в лесу, курите, только следите за тем, чтобы ваши окурки там не оставались.

В.Емельянов

— А зачем?

И.Воробьева

— Затем, что запах дыма отпугивает животных. Запах дыма всегда отпугивает – не только костер, но и табачный тоже.

В.Емельянов

— Лиза произнесла очень важное слово – змея.

И.Воробьева

— Обувь, вам нужна правильная обувь.

В.Емельянов

— Ну, хорошо, ну, наступил, цапнула, ты один, заблудившийся, телефон севший.

Л.Горская

— Слушай, но об этом ты как раз.

И.Воробьева

— А дальше ты уже просто – это называется, выживаешь. То есть, я не знаю, что будет с вами после укуса змеи, я не знаю, какая змея вас укусит, я не могу поставить диагноз, не могу сказать, что вы должны делать – вырезать, не вырезать, как это начинается, это в любом случае нужно уметь. Любая внештатная ситуация в лесу, любая травма – это, если вы идти не можете, ну все, не можете идти, значит, тянитесь до веток, до листьев, все, что угодно, подгребайте под себя, делайте так, чтобы вы могли нормально сидеть, лежать и ждать помощи.

Л.Горская

— Я хотела Володе все-таки сказать, что понятно, не каждый заходя в лес думает о том, что он может заблудиться. Но, идти в лес и не знать…

В.Емельянов

— Наоборот, как раз не думают об этом.

Л.Горская

— Но идти в лес и не знать, что там водятся ядовитые змеи – это верх безответственности и не продумать обувь – это уже ни в какие рамки не лезет.

И.Воробьева

— А это все время происходит.

Л.Горская

— Если змеи есть, то они есть и ты обязан знать.

И.Воробьева

— Я вам скажу так, это можно просто и легко сделать. Приезжаем в любое СНТ Московской области, любое.

В.Емельянов

— А можно пояснить?

И.Воробьева

— СНТ – это садовое товарищество, прошу прощения, в любую деревню, в любое село, любое, где есть лес. Опрашиваем 100% живущих там людей. Я вас уверяю, что 80% – это я сейчас комплимент всем делаю, не будут знать, ни, какие у них там звери в лесу, ни какие у них там змеи в лесу, и сколько у них там леса, и вообще ноль просто, люди не знают ничего про лес вообще.

В.Емельянов

— Ну вот видишь, а ты говоришь, ты обязан типа знать и…

И.Воробьева

— Нет, есть сознательные люди, которые…

В.Емельянов

— Профессиональные грибники, которые ходят с компасами, которые ходят с навигаторами и все такое прочее.

И.Воробьева

— Ну да, или люди, которые просто понимают, что это…

В.Емельянов

— Но их процентов 5-7%, не больше ведь.

И.Воробьева

— К сожалению, да.

Л.Горская

— Болотная гадюка, одна из самых ядовитых змей на территории Российской федерации, водится в Московской области, во Владимирской области.

И.Воробьева

— Да, к сожалению, да. Но, у нас, к счастью очень мало случаев, когда прямо наших потеряшек кусали змеи, навскидку, вспомню один раз только.

Л.Горская

— Змеи сами тоже не нападают, надо смотреть под ноги.

И.Воробьева

— Да, но опять же, человек в лесу, ночью, один, начинает куда-то идти, ломиться и так далее, наступил – получил, тут опять же, надевайте нормальную обувь. Если вы наденете резиновые сапоги высокие – это вас уже спасет от змей, чего там. Если мы говорим про хорошую крепкую обувь, спортивную, тогда тем более. Но, как правило, люди ходят в резиновых сапогах – этого достаточно вполне.

Л.Горская

— Какая-то у нас мрачная программа получается, Ир.

И.Воробьева

— Ну, слушайте, это проблема, к сожалению, и я бы, на самом деле не говорила так мрачно, если бы мы не получали ежегодно какое-то количество погибших людей в лесу. И в это очень сложно поверить, мне как правило, просто не верят, когда я начинаю рассказывать. Они говорят: «Да ладно, да перестань», – ну, послушайте, действительно умирают люди, по-настоящему умирают, это не шутка совершенно.

В.Емельянов

— Она да, она может быть и мрачная но тут знаешь, Лиз, как в медицине болезнь лучше предупредить, чем лечить. Поэтому, чем больше мы об этом говорим, и чем подробнее мы моделируем даже здесь сейчас в студии какие-то ситуации, мне кажется, тем полезнее это будет и нашим слушателям и нам самим. Хотя я, например, меня в лес палкой не загонишь, я не лесник вообще ни разу, я не рыбак, не лесник…

Л.Горская

— Не грибник…

В.Емельянов

— Я грибов вообще не знаю. Нет, я знаю, как выглядит мухомор, потому что достаточно…

И.Воробьева

— Школьная картинка и поганка еще.

В.Емельянов

— Из книжек.

И.Воробьева

— И шампиньоны еще, наверное.

В.Емельянов

— Шампиньоны только из гипермаркета замороженные резаные знаю, как выглядят.

Л.Горская

— Как желе они выглядят.

В.Емельянов

— Но огромное же количество людей действительно ходит в лес и там и выезжают на всякие шашлыки. Но что касается выезда и шашлыков, то лично у меня это ограничивается посиделками на даче у друзей, или в частных домах, но там…

И.Воробьева

— Там негде теряться, да, хотя и такие случаи тоже бывают.

Л.Горская

— В СНТ, да, где все дома одинаковые.

И.Воробьева

— Просто алкоголь творит с людьми иногда такие чудеса, но тут, я говорю, это на самом деле не так часто происходит, и конечно, здесь не убережешься, что называется, но откуда ты знаешь, что у тебя в компании человек напьется и куда-нибудь пойдет. Другой вопрос, что на самом деле предотвратить эти трагедии в лесу вот такими разговорами, на самом деле можно. Тут очень простая история, задумайтесь, пожалуйста, куда вы идете, или куда ходят ваши близкие, особенно, если пожилые близкие. Особенно, если у этих близких ваших пожилых какая-то проблема с головой, или с сердцем, или с сосудами, или с ногами. То есть, да, вы должны…

В.Емельянов

— С головой особенно, потому что очень много случаев, когда люди вот так вот действительно старики уходят и потом они не понимают, вообще где они.

Л.Горская

— А вот так, если задуматься…

И.Воробьева

— В том то и дело.

В.Емельянов

— Уезжают в города в какие-то в другие…

Л.Горская

— Если задуматься, мне кажется у любого человека пожилого возраста проблемы, либо с сосудами, либо с сердцем, либо с нервной системой в той или иной степени.

В.Емельянов

— Мне кажется, даже уже такое время настало, что у любого молодого человека.

И.Воробьева

— Да, проблема существует огромная, когда люди уходят и в этом году, уже в 2015 году у нас много трагедий таких, когда пожилые в городе уходили и мы не успевали их найти живыми.

Л.Горская

— Замерзали?

И.Воробьева

— Вы знаете, по-разному, было. У нас была страшная история, когда пожилой человек ушел в Москве, нашли его в Московской области и отправили его в больницу и там он лежал какое-то время неопознанным, а потом умер там в этой больнице и родственники так и не знали, родственники только очень потом узнали, что он там один лежал и там же умер. И вот это вот равнодушие опять же врачей, полиции и вот этих всех служб, которые не сделали для этого человека одной простой вещи, чтобы он просто последние дни провел не неизвестным больным в больнице, а как-то по-другому.

В.Емельянов

— Мне кажется, что здесь, понимаешь как, Ир, тут проблема в нашем вообще равнодушии вообще друг к другу, к сожалению, мы в такое время живем, мы мало, как мне кажется, очень мало внимания обращаем друг на друга.

И.Воробьева

— Ну вы знаете, на самом деле, я вам так скажу, у нас последнее время стало лучше.

В.Емельянов

— Сейчас, извини, пожалуйста, стало плохо человеку, например, пожилому, который сидит на остановке на скамеечке, или что у них там, сидушка какая-то, ему стало плохо – он завалился. А мимо проходят люди абсолютно равнодушные.

Л.Горская

— Ну, неправда.

И.Воробьева

— Нет, бывает и такое, к сожалению, у нас тоже такое было.

В.Емельянов

— И такое бывает, и я тебе могу сказать, если уж не в большинстве, то в половине случаев, потому что люди думают: «А, ну понятно все, перебрал».

И.Воробьева

— У меня так дедушка тоже, мой дедушка так – стало плохо на улице, долго никто не помогал, думали, что напился. Хотя выглядит нормально, одет хорошо и так далее. Но, на самом деле мы по поводу наших потеряшек стали замечать, что в последнее время какая-то волна пошла. Нам звонят люди, которые говорят, я нашел бабушку на улице, она дезориентирована, что мне делать. И вот мы начинаем инструктировать, что надо делать, что надо вызывать этих, этих, этих, что надо и как. И некоторых наших потеряшек собирают просто случайные люди, которые вообще не знают, что он потерялся. Но вот они его нашли, они его привезли в больницу ближайшую, а там увидели нашу ориентировку на стекле и только так поняли, что он на самом деле был потеряшкой. И вот таким людям, конечно, большая благодарность, они спасают жизни.

 

В.Емельянов

— Мы напоминаем, что вы слушаете программу «Светлый вечер», у нас сегодня в гостях координатор поискового отряда «Лиза Алерт» – Ирина Воробьева. А в студии Владимир Емельянов и Лиза Горская. Мы буквально перед тем, как зашли в студию, Лиза рассказала историю про то, как она в подъезде обнаружила какого-то пацана.

Л.Горская

— Так не просто обнаружила, это было на следующий день, или в день нашей с вами предыдущей записи. И я вечером прихожу домой, захожу в подъезд, рядом с подъездом стоит молодой человек. Это было зимой, было достаточно холодно. Потом выхожу гулять, он сидит на лестничной клетке. Начинаю спрашивать соседей, выясняется, что он около суток уже то около подъезда, то в подъезда. Я начала ему задавать вопросы, выяснилось, что у него деменция, он не понимает, где он. Правильно я слово сказала?

В.Емельянов

— Правильно.

И.Воробьева

— Ну, дезориентация, да.

Л.Горская

— Он не понимает, где он, что он, он думает, что он пришел к своему отцу, а людей с таким именем вообще у нас не жило никогда в подъезде. И в итоге я вызвала милицию, и выяснилось… удалось установить его личность.

В.Емельянов

— Молодой он, да?

Л.Горская

— Он, как молодой, 35 лет.

В.Емельянов

— А, то есть, не пацан.

Л.Горская

— Молодой человек, прилично выглядит, но не понимает, где он находится и он реально имел все шансы замерзнуть, вот как он стоял почти сутки на улице у подъезда до того, как ему удалось попасть в подъезд.

И.Воробьева

— И соседи так легко говорят, да, сутки он уже здесь, что вы.

Л.Горская

— И это удивительно, потому что, ладно мы, мы уходим на работу, нас нет практически весь день дома, но соседи, которые домоседы, они за ним наблюдали, они были в курсе, что он около суток не знает, что делать, потерян около этого подъезда…

В.Емельянов

— Тоже, нормальные люди, вообще.

И.Воробьева

— Я тоже удивляюсь всегда.

Л.Горская

— И я поймала себя на том, Ир, что если бы не было нашей с вами записи, то не факт, что я бы сложила два плюс два и сопоставила, что тот парень, которого я видела, стоящим, рядом с подъездом – это тот же парень, который сидит, а почему, а что он делает. И не факт, что я бы пошла его о чем-то спрашивать.

И.Воробьева

— Ну, то есть, надо какой-то видимо рубеж перескочить, наверное.

В.Емельянов

— Ну вот Лиза была единственным человеком, который вообще заинтересовался судьбой этого молодого человека и благодаря ей, каким-то образом он попал.

И.Воробьева

— Установили личность, да?

В.Емельянов

— Ну, как минимум он попал в отделение полиции, хотя бы где он не замерзнет, я понимаю, что полиция – это не отель…

И.Воробьева

— Не в этом дело, у нас был страшный совершенно поиск, мы искали мужчину, который инвалид, У него атрофия лобной доли. За 18 суток наших поисков, он пропутешествовал от Сходни в Зеленоград через всю Москву и ушел в Каширский район Московской области, или Коломенский район Московской области. Значит, везде были свидетельства, везде его видели люди, везде он вел себя неадекватно, его везде выгоняли, вызывали охрану, полицию, он попадал в отделение, сидел там полтора часа плакал, потому что у него такая реакция на окружающую действительность. Они его просто – иди отсюда. Еще раз потом вызывали полицию, полиция приехала, посмотрела, сказала – ну ладно, ну что, ничего не украл, ну и ладно и уехали.

В.Емельянов

— А полиции вообще в голову не приходит позвонить в скорую помощь, например?

И.Воробьева

— Хороший вопрос, меня тоже всегда он интересовал. Нам очень повезло, что мы нашли этого дядьку живым, очень повезло. Я сейчас к чему это все говорю, если вы нашли на улице дезориентированного человека, неважно, какого возраста, да, безусловно, вы должны вызвать полицию и скорую помощь. Вы должны их дождаться обязательно, вы должны, у меня просто к вам личная просьба, сфотографируйте, пожалуйста, этого человека на свой мобильный телефон, сейчас у всех есть такая возможность, позвоните нам в отряд, скажите, что вы в такой ситуации, вы там-то и там-то, вот это происходит. Дальше, приедет полиция, они должны его забрать, или передать в скорую помощь. Скорая помощь обязательно должна осмотреть этого человека и по медицинским показаниям, либо определить в клиническую больницу, либо в психиатрическую больницу, но они должны вызвать психиатрическую скорую. Вы не имеете права, просто мы с вами психиатрическую скорую не имеем права вызывать, чтобы вы понимали. В любом случае, проследите за судьбой этого человека, или дайте нам такую возможность.

Л.Горская

— А насколько возможно проследить за судьбой этого человека?

И.Воробьева

— Прошу прощения, очень просто. К вам приезжает наряд полиции, у них есть, либо УВД, из которого они приехали, либо номер наряда, либо номер значка, не важно, вам нужны какие-то данные. Дальше, приезжает скорая помощь, у них есть номер наряда – кто они. Значит, они вам говорят, например, что эта бабушка, ей не требуется медицинская помощь, мы сейчас ее увезем в УВД, туда вызовем психиатрическую скорую и она ее отвезет в больницу. Дальше вы в состоянии проследить этот путь, то есть, вы знаете, в какое УВД ее отвезли, допустим, у вас нет фамилии имени отчества, да, она неизвестная, вы ее сфотографировали, поняли, как она выглядит. Дальше в УВД останется запись, что туда был вызван наряд скорой помощи, больше ничего не будет, правда записано, там не будет фигурировать, что там бабушка, не важно. А дальше, соответственно скорая психиатрическая отвезет ее в больницу. И вы сможете проследить в какую больницу ее отвезли. Вот, нужно следить, либо, если вы не в состоянии этого делать, дайте нам такую возможность, да, мы это сами сделаем, но мы должны знать, что у вас это происходит.

Л.Горская

— Ир, я так поняла, что, чуть ли не основная проблема, это то, что люди не привыкли говорить своим близким, куда они уходят, когда они уходят. И я, насколько понимаю…

В.Емельянов

— Особенно подростки.

Л.Горская

— Мне кажется, это всех касается и не только леса это касается.

И.Воробьева

— Конечно, в городе тоже масса случаев, такое происходит.

Л.Горская

— Может быть есть какая-то полезная привычка, которой стоит обзавестись нашим слушателям? В каких случаях нужно оповещать близких, что ты что-то собираешься сделать?

И.Воробьева

— Смотрите, если вы живете в какой-то семье, то, по идее…

В.Емельянов

— Какая-то семья…

Л.Горская

— Какая, никакая…

И.Воробьева

— Я имею в виду, что я же не знаю, какое у вас там семейное положение, по идее, семья должна знать друг про друга такие важные вещи, как перемещения. То есть, вы утром идете на работу, где вы работаете…

Л.Горская

— Или бездельничаете.

И.Воробьева

— То есть, я имею в виду, что ваши близкие должны знать, где вы работаете.

В.Емельянов

— Территориально, да?

И.Воробьева

— Не только территориально, но и что это собственно…

В.Емельянов

— Что это за работа такая.

И.Воробьева

— По идее, было бы неплохо знать, какие-то телефоны работы, или одного хотя бы коллеги.

В.Емельянов

— Визитная карточка.

И.Воробьева

— Так чисто, ну чтобы понимать. значит, это первое. Понятно, что если вы учитесь, то ваши близкие знают, где вы учитесь и где это находится.

Л.Горская

— И телефон деканата.

И.Воробьева

— Да, ну, то есть это как раз не сложно. Дальше, вы примерно должны представлять маршруты друг друга, то есть, как вы добираетесь вообще, ну, на метро, на троллейбусе, на машине и так далее. Тоже важная история на самом деле про город, она касается всех возрастов. Ни в коем случае не ловите машину, никогда этого не делайте, будь то мужчина, женщина, мальчик, девочка, или старик, никогда не ловите частников, потому что вы не знаете, кто сидит за рулем.

Л.Горская

— И с какой целью.

И.Воробьева

— Потому что у нас очень часто бывает такое, что люди пропадают ровно после того, как они встали, ручку вытянули, какая-то машина остановилась, в нее сел человек и все. А дальше начинается отравление наркотиками с целью грабежа, организм не выдерживает – человек умирает, выкидывают на обочине и все на свете. И особенно, конечно, касается девочек, потому что криминал, в основном, в отношении молодых девчонок. Просто, я не знаю, если у вас есть близкие, которые…

В.Емельянов

— Если есть мозги – закажите такси себе, вот так надо сказать.

Л.Горская

— Сейчас масса служб такси, они недорогие.

И.Воробьева

— Это дешевле, проще, это безопаснее.

В.Емельянов

— Минуточку, это безопаснее, во-вторых, они несут ответственность за эту поездку.

И.Воробьева

— Безусловно, и главное, что это везде след оставляет, что точно знаете, что эта машина приехала за тем-то человеком. И более того, мы знаем водителя этой машины, через эту компанию, здесь хоть какие-то гарантии безопасности есть.

В.Емельянов

— .Я  не знаю, ты автомобилист, нет?

И.Воробьева

— Да.

В.Емельянов

— Я тоже, я езжу на машине, я кстати гораздо меньше сейчас наблюдаю людей, которые ловят вот так вот от бардюра, их почти нет.

Л.Горская

— Есть еще

И.Воробьева

— Тем не менее, я ночью наблюдаю.

В.Емельянов

— Есть, но не в таких количествах.

И.Воробьева

— Не в таких количествах, я согласна, но, тем не менее, вижу, когда на обочине стоит девушка, поднимает руку, ловит машину, меня передергивает, потому что я не знаю, доедет она, или нет.

Л.Горская

— Я сама два раза в жизни с этими частниками попадала в ситуации, из которых каким-то чудом выходила, напрягая все свои способности моральные и физические и действительно не советую никому ловить машину, потому что странных людей с нами в одном городе живет больше, чем мы думаем.

И.Воробьева

— Ну, ладно, странных, я прошу прощения, я должна напугать, просто не могу не напугать.

Л.Горская

— Ну, напугай.

И.Воробьева

— У нас девочка поймала машину в центре города, таксишная машина, но с руки поймала, то есть это нигде у них не зафиксировалось. Ну что, мы девочку по частям в Подмосковье нашли. Все, просто поймала машину и все, молодая девочка, жизнь которой оборвалась после этого.

Л.Горская

— У меня у подруги так мама поймала машину.

В.Емельянов

— Лиза права, у нас такая передача получилась, немножко мрачноватая, я…

Л.Горская

— Ну а что делать?

И.Воробьева

— На самом деле, если говорить о хорошем, то хорошего тоже очень много. У нас очень много в отряде, очень много хороших историй, счастливых историй, когда находим живыми и когда мы видим, как родственники, после этих 18 суток поиска, про которые я уже рассказывала, когда наконец-то нашли этого дядю, у которого было очень необычное имя – Алладин, и собственно сейчас и есть.

Л.Горская

— И он отправился путешествовать.

И.Воробьева

— Азербайджанец, Алладин, действительно, его зовут Алладин, у него такая очень понятная внешность. и когда его нашли, у нас, все взрослые люди, мы там чуть не плакали, потому что это вроде не ребенок, и даже не старик, но человек больной, мы 18 суток упирались его искали. Когда он был найден, мы просто были… И таких историй в каждом регионе страны, где есть «Лиза Алерт», такие истории есть. Когда найден, жив, вот эти слова, которые мы слышим, да, когда мы вытаскиваем людей, успеваем вытаскивать, когда помогают люди, когда они находят на улице, звонят нам и говорят: «Мы нашли вашего потеряшку». Когда полиция находит, патрулированием, или еще как-то, звонит нам. Когда скорая подбирает. То есть, на самом деле, хороших историй всегда больше, чем плохих, ровно как и людей, хороших, на самом деле больше, чем плохих, мы просто редко про них говорим.

Л.Горская

— И то, что люди стали больше помогать, это само по себе, конечно.

И.Воробьева

— Я призываю еще раз, пожалуйста, помогайте нам, нас очень мало. Несмотря на то, что кажется, что «Лиза Алерт» – огромная организация, все равно по сравнению с количеством потеряшек нас очень-очень мало. И когда люди помогают, просто, один раз, просто прикасаются к чему-то, это всегда дает правильную волну и она всегда достигнет какой-нибудь цели.

В.Емельянов

— Ирочка, давай тогда координаты назовем, чтобы люди знали куда звонить, если что.

И.Воробьева

— Да, телефон горячей линии, она работает круглосуточно, в любом регионе бесплатный звонок, номер 8-800-700-54-52

Л.Горская

— Я думаю, прямо сейчас стоит забить его в записную книжку.

И.Воробьева

— Это, кстати, самое правильное, на любой случай жизни на самом деле. Периодически звонят совсем не по профилю, если что, звоните. Lizaalert.org – это наш сайт, заходите, знакомьтесь, приходите к нам. Совершенно не важно, чем вы занимаетесь, если вы хотите помогать людям – вам сюда.

В.Емельянов

— Ну, от нас лично, наверное, пожелание вот то, о чем как-то так вскользь упомянули, давайте, все-таки, друзья, будем повнимательнее друг к другу относиться в этой жизни. И может быть тогда бед будет поменьше и несчастий будет поменьше. Наверное, мы на этом будем заканчивать нашу сегодняшнюю беседу, это была программа «Светлый вечер», в гостях у нас была Ирина Воробьева – координатор поискового отряда «Лиза Алерт». А в студии работали Владимир Емельянов и Лиза Горская.

Л.Горская

— Всего доброго!

В.Емельянов

— До свидания

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (4 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...