Светлый вечер с Игорем Мещаном и Вадимом Сотсковым (эфир от 15.01.2015)

Светлый вечер - Мещан Игорь и Вадим Сотсков (эф. 15.01.2015). Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Мещан Игорь и Вадим Сотсков (эф. 15.01.2015). Часть 2
Поделиться

Игорь Мещан, Вадим Сотсков 2В программе “Светлый вечер” мы встречались с заместителем председателя Синодального информационного отдела Московского Патриархата Игорем Мещаном и генеральным продюсером компании “КиноАтис” Вадимом Сотсковым.
Наши гости рассказали о том, как создавался мультфильм “Серафим”: как появилась идея сделать мультфильм о великом русском святом Серафиме Саровском, как эта идея трансформировалась в ходе работы и во что в итоге воплотилась, а также, какова вообще технология производства мультфильмов.

Ведущие: Лиза Горская

Л. Горская

— Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! В эфире на радио «Вера» программа «Светлый вечер», с вами в студии Лиза Горская и у нас в гостях заместитель председателя Синодального информационного отдела Московского Патриархата Игорь Мещан…

И. Мещан

— Добрый вечер!

Л. Горская

— И продюсер Вадим Сотсков.

Наше досье:

Игорь Мещан. Родился в 1964 году в Запорожской области на Украине. Закончил Военный институт обороны СССР и Нижегородскую духовную семинарию. Заместитель председателя Синодального информационного отдела Московского Матриархата, генеральный директор издательского дома «Фома», член правления благотворительного фонда преподобного Серафима Саровского.

Вадим Сотсков. Окончил Московский энергетический институт и курсы аниматоров в Сан-Франциско. Продюсер и режиссер анимационных сериалов «Микрополис», «Необыкновенные приключения Карика и Вали», анимационного фильма «Библейские притчи», продюсер анимационных фильмов «О звездных собаках Белке и Стрелке». Генеральный директор компании «КиноАтис».

Л. Горская

— Кто из вас, дорогие наши гости, расскажет, что вас объединило в нашей студии?

И. Мещан

— Я думаю, Вадим начнет. Он — продюсер, поэтому он продюсирует даже наш вечер практически.

Л. Горская

— Я-то знаю, но должна быть интрига.

В. Сотсков

— С вас все началось, если разобраться.

И. Мещан

— Тогда я начну. Началось не только с нас как с Синодального информационного отдела, а началось все с Фонда Серафима Саровского. Есть такая организация, к которой мы имеем отношение, раньше имели большее отношение. Там возникла идея сделать миссионерский проект, очень красивый, с нашей точки зрения, о батюшке Серафиме. И мы решили сделать мультфильм. Не фильм, не документальный фильм. Потому что документальных фильмов о святом, который жил 200 лет назад сложно снимать, только о местах, в которых он жил, можно снимать, а не о самом святом. А художественный фильм тоже, в общем. И мы пришли к выводу, что самый удачный миссионерский проект может получиться, это создание мультфильма, при этом мультфильма не просто мультика на 5 минут, а мультфильма — полнометражного, да. Эта идея пришла к нам в голову, и с этого все началось. И началась проработка на уровне идеи. А потом на определенном этапе появился Вадим со товарищи, и эта идея начала воплощаться в жизнь.

В. Сотсков

— Да, она начала жить. Идея должна возникнуть, и потом она начинает жить абсолютно своей жизнью, не обращая внимания на людей, которые все это начали.

И. Мещан

— На родителей.

В. Сотсков

— Да.

Л. Горская

— Фатально звучит. Но идея необычная — мультфильм по житию святого. Вам как продюсеру не было страшно?

В. Сотсков

— Было страшно. Поэтому мы от жития сразу отказались. Потому что житие — это вещь бесстрастная, а кино — это штука, построенная на страстях.

Л. Горская

— Даже мультфильм?

В. Сотсков

— Даже мультфильм. Мы должны чем-то цеплять зрителя.

Л. Горская

— Игорь почему-то вздохнул.

И. Мещан

— Мне как-то… Мы же на православном радио. Говорить о том, что мультфильм о святом построен на страстях — это странно звучит. Я бы сказал на эмоциях, страстям есть конкретное определение, что такое страсть и как с ними бороться. Мы боремся со страстями, а не разжигаем.

В. Сотсков

— Это правда. Но, конечно, было страшно браться за житие в чистом виде, как к нему подступиться было непонятно.

И. Мещан

— Хотя изначально идея была сделать житийный мультик. И мы с этой идеей пришли к Вадиму на определенном этапе. Уже был сценарий, в котором был некий герой, который как бы проходит через все житие батюшки Серафима, который со стороны наблюдает за батюшкой, как он живет, и это в картинку разворачивается.

Л. Горская

— Вадим сказал, что нужны эмоции.

И. Мещан

— Вадим сказал… он замолчал надолго и смотрел на нас с сожалением. А потом начал говорить.

В. Сотсков

— Мы прочитали сценарий. Что очень хорошо, у меня на студии работает очень много людей верующих, для которых батюшка Серафим — не пустой звук, а действительно святой, пристально, по-настоящему решили поучаствовать в этом фильме. И все-таки в определенный момент мы решили отказаться от жития в чистом виде. Решили сделать фильм не про святого, хотя он там присутствует, а про девочку, про ребенка. И тогда сразу у нас возникает эмоция. Потому что девочка — это уже понятно, девочка говорит на том же языке, на котором говорят все дети наши. Это тот персонаж, который будет понятен всем. И, что самое интересное, девочка живет в другое время, нежели жил Серафим. Это очень интересное время, это война, детский дом, отец у нее репрессированный.

Л. Горская

— Сороковые годы, тридцатые?

В. Сотсков

— Сороковые, да. Отец был в тридцатые репрессирован. И такая связка и Серафима, и девочки, и отца её, который фактически новомученик.

Л. Горская

— А кто сценарий написал?

В. Сотсков

— Сценарий написал. Когда мы прочитали сценарий, мы поняли, что нужно очень сильно дорабатывать сценарий.

И. Мещан

— Я бы сказал не доработать, а написать заново. Потому что житие — это одно сценарное воплощение. Потом Вадим нас начал убеждать, что нужно переписывать, мы не поверили сразу, я хочу заметить. И потом мы взяли этот сценарий, который был готов, мы отдали его нескольким людям, экспертам и критикам в этой сфере, профессионалам, которые дали свое заключение. Это интересно, не интересно, будут смотреть, не будут, на кого это рассчитано, причем независимым людям. Мы не сказали, сделано – не сделано, просто попросили оценить сценарий как смотрибельную вещь, как продукт, даже если это сделать на самом высоком уровне. Оцените смысловую часть и воздействующую. Они оценили, и получилось, что ребята во главе с Вадимом были правы в том, что надо это все переделать. Должна быть история. История девочки.

В. Сотсков

— История девочки, немного приключений. Прежде всего, мы должны понимать, для кого этот фильм.

Л. Горская

— А для кого этот фильм?

В. Сотсков

— Как правильно было сказано, это миссионерский фильм. Должны быть главные точки, что мы хотим от фильма. Мы хотим рассказать про Серафима Саровского, нашего преподобного, святого, это нужно сделать. Это должно быть понятно детям, потому что мультфильм должен быть понятен детям. Это семейное кино. Если мы делаем полнометражный фильм, мы должны понимать, что это должно быть для детей и это должно быть для родителей, которые приводят ребенка в кино.

Л. Горская

— А мы еще не говорили даже об этом. Вы планируете выпуск фильма на широкий экран. Когда?

В. Сотсков

— Это самый сложный вопрос, когда выпускать фильм. Как продюсер я могу долго про это рассказывать, не знаю, насколько это интересно будет слушать на радио «Вера». Но есть очень много факторов, которые влияют на выпуск фильма.

Л. Горская

— Скажите в нескольких словах для общей эрудиции мне и нашим радиослушателям.

В. Сотсков

— Хотелось бы к Пасхе.

И. Мещан

— То есть в детские каникулы, когда максимально возможная аудитория будет понимать, что она может сходить в кино и посмотреть этот фильм. Потому что это будет на широком экране, это будет практически везде в кинотеатрах. Ты приходишь и смотришь фильм в кинотеатре. Мы сейчас завершаем работу.

В. Сотсков

— И его должно увидеть как можно большее количество людей, детей и взрослых. Но чтобы это сделать, что в это время выходит в кинотеатрах. Если мы попадем на какой-то раскрученный голливудский блокбастер, особенно на мультфильм, нас просто раздавят.

И. Мещан

— Нас, конечно, не раздавят, просто не будет того эффекта. Вопрос в том, что это очень новый опыт. Таких историй до этого… Был мультфильм «Князь Владимир».

В. Сотсков

— Он не очень христианский.

И. Мещан

— Да, там дошли до христианства и дальше не сняли продолжения. Языческая часть получилась, а христианская не совсем. А вторая были а-ля рус развлекательные мультики, которые берут Илью Муромца, других персонажей и делают персонажей, которые не имеют отношения к реальному персонажу, просто некий фольклорный герой.

Л. Горская

— Собирательный образ.

И. Мещан

— Даже не собирательный образ, это комикс на основе нескольких имен. С моей точки зрения. Какую нагрузку он несет? Развлекательную? Вполне возможно. Миссионерскую, историческую или еще какую-то нагрузку такие фильмы не несут. И в этом плане опыт, который мы пытаемся сделать, он немного другой.

Л. Горская

— Вы говорите, ваш мультфильм несет миссионерскую нагрузку. Что это значит?

И. Мещан

— Это не нагрузка, конечно. Есть несколько вопросов, когда запускается проект. Есть вопрос первый: для чего? Вадим уже начал отвечать на этот вопрос. Это делается для того, чтобы рассказать о величайшем не только русском, но и мировом… Из русских святых самый известный в мире — это батюшка Серафим, Серафим Саровский. Нет ни одного святого, чем батюшка Серафим. При этом есть католические, протестантские святые, которые его почитают. Есть монастыри за границей, которые в честь него названы, которые не относятся к Русской Православной Церкви. Почитание огромно Серафима в мире. Это нельзя объяснить просто. Почему батюшка Серафим, который жил в лесу, до Сарова и сейчас не так просто добраться, в глухомани.

В. Сотсков

— А сейчас тем более.

И. Мещан

— Да, потому что там ядерный центр. Туда вообще невозможно попасть. Батюшка Серафим жил в глухомани в XVIII – начале XIX века, в 500 с лишним километрах от Москвы, железная дорога туда не ходила, ничего. И вот он жил там, из них больше 10 лет в затворе, то есть он вообще никуда не выходил из кельи. И вдруг такое общемировая известность. Он же не искал её. Это такой Божий промысел о святом. Он не был известен, у него не было таких толп людей, он не ездил по стране, он сидел у себя в келье или у себя на пустыньке, как называлось, или у себя в монастыре. И, с одной стороны, вся Россия его начала почитать, а, с другой стороны, общемировое почитание началось. Что такое Дивеево не все знают, а батюшку Серафима все знают. Цель истории, которая сделана, это показать и рассказать о том, как святые участвуют в жизни людей. Для верующего человека это обычная история, что святой помогает в том или ином деле. К святому обращаются, как к живому человеку. Святой участвует в жизни девочки, которая попала в сложную жизненную ситуацию. Вот о чем фильм.

Л. Горская

— Я напоминаю, в эфире программа «Светлый вечер», у нас в студии заместитель председателя Синодального информационного отдела Московского Патриархата Игорь Мещан и продюсер Вадим Сотсков. Которые вместе уже заканчивают монтаж, как я предполагаю, мультфильм про Серафима Саровского, который выйдет на экраны в 2015 году в 3D. Почему мультфильм про преподобного в 3D?

В. Сотсков

— Мы же должны говорить с детьми тем языком, который им понятен. Они приходят в кино.

И. Мещан

— Они привыкли к определенному стандарту подачи материала. Почему сейчас никто не воспринимает черно-белую фотографию, которую мы в ванных у себя печатали сами на коленке? Воспринимают как артхаус или как искусство. Черно-белые фотографии не делают, только в рамках выставок. И дети их не воспринимают уже. Когда есть цветная фотография, любой мыльницей щелкнул и у тебя цветная картинка, то какая черно-белая фотография? Точно так же и кино. Мы можем сделать все, что угодно, даже проще. Но мы же рассчитываем не на детей XIX века.

Л. Горская

— Ну да, и не на родителей XIX века.

В. Сотсков

— Мы говорим на современном русском языке, есть мода, которой мы следуем, все равно, мы не ходим так, как ходили в XIX веке, могли бы одеться так, но смотрелись бы странно. Сейчас модно смотреть такие фильмы. Это в воздухе. Можно было бы сделать чисто житие и на церковно-славянском.

Л. Горская

— Вы зарубили эту идею?

И. Мещан

— Мы её не рассматривали, на церковно-славянском простыми картинками.

В. Сотсков

— Мы должны говорить на том языке, на котором они понимают.

Л. Горская

— Получилось?

В. Сотсков

— Не знаем. Кино такая штука, когда никто ничего не знает. Единственное, что мы абсолютно честно работаем, а пойдет фильм, не пойдет фильм, пойдет ли он в России хорошо, в других странах плохо, в других странах — хорошо, в России — плохо. Никто ничего не знает. Мы можем сделать честно кино, а получится оно, это никто сейчас не скажет. Единственное, к чему я призываю, чтобы молились за этот фильм. Он не может выйти просто так, как такой ширпотреб, этот фильм не тот, за него нужно молиться, за этот фильм нужно страдать. Это да. Это есть и присутствует. И все очень серьезно работают, вкладывают свой талант, который Господь дал.

И. Мещан

— Даже у нашего сценариста, пока он работал над сценарием, родилась дочка, которую назвали Серафима. В честь и героини, и преподобного Серафима.

Л. Горская

— У меня про героиню был вопрос. Она — дочка репрессированного в 1937 году священника. Тут нет никакой аллюзии на священномученика Серафима Петроградского, который составлял дивеевскую летопись?

И. Мещан

— Нет. Серафима Чичагова вы имеете в виду?

Л. Горская

— Да.

И. Мещан

— Нет, тут аллюзия другая. Серафим Чичагов был сначала военным, потом стал священником.

Л. Горская

— Он был из семьи военных, а был ли…

И. Мещан

— Нет, он был военным, полковником. И потом стал священников в 40 с копейками лет. Еще ему Параскева, или, как привыкли говорить, Паша Саровская, когда он приезжал в Дивеево, сказала ему, что рукава у тебя поповские, хоть ты и в военной форме. Он потом стал священником, когда овдовел, ему было около 50 лет, он постригся в монашество и потом стал епископом на каком-то этапе.

В. Сотсков

— Настоятелем монастыря суздальского.

И. Мещан

— В момент прославления батюшки Серафима в 1903 году священномученик Серафим (Чичагов) был архимандритом. Потом он стал епископом. И закончил свою жизнь, был расстрелян на Бутовском полигоне в Подмосковье в чине митрополита Петроградского. И ему было под 90 лет — 77 или 78 лет. И принял мученическую кончину. Он потрясающе интересный человек, это отдельная передача.

Л. Горская

— Или отдельный фильм.

И. Мещан

— Его внучка Серафима Чичагова-Черная, которая была первой настоятельницей Новодевичьего монастыря.

В. Сотсков

— После того, как он открылся после закрытия. Его внучка была первой игуменьей монастыря.

И. Мещан

— И тоже с именем Серафима. Её мама тоже постриглась в монашество в Пюхтицком монастыре тоже с именем Серафимы. И сам Чичагов, который был Леонид, постригся в монашество с именем Серафим. И интересно, что его внучка была ученым с мировым именем, она была заместителем директора института химии Академии наук, профессор, доктор, членкор, когда она вышла на пенсию около 70 лет, она пошла простой бабкой подсвешницей…

Л. Горская

— Подсвешницей?

И. Мещан

— Как с юмором говорят. В Илии Обыденного храм рядом с Храмом Христа Спасителя.

Л. Горская

— На Кропоткинской.

И. Мещан

— Торговать в лавку с книжками. Ученая с мировым именем, и в 75 лет её митрополит Ювеналий постриг в монашество и возвел в игуменский сан, и назначил её первой настоятельницей Новодевичьего монастыря. В 75 лет. То есть она всю жизнь жила ученым, и все-таки батюшка Серафим, в чем мы не сомневаемся, вот вам простой пример участия батюшки Серафима в жизни человека. Человек прожил жизнь, и все-таки батюшка Серафим призвал, когда он был нужен, стала монахиней, стала настоятельницей монастыря и пять лет, пока она не умерла, она возобновляла Новодевичий монастырь с именем Серафима.

В. Сотсков

— Этот мультфильм не про эту историю. Мы хотим, чтобы этот фильм показал зрителям, как святой, еще раз повторяемся, как святой молится и помогает людям.

И. Мещан

— Да, батюшка Серафим же говорил, что он не оставит в своих молитвах тех, кто даже немножко что-то сделает в Дивеево или в Сарове, это известная история. Саровская, где он был. И Дивеевская, которую он опекал, окормлял, хотя был там всего два раза в жизни, когда еще был иеродиаконом.

Л. Горская

— В эфире программа «Светлый вечер». У нас в студии заместитель председателя Синодального информационного отдела Московского Патриархата Игорь Мещан и продюсер Вадим Сотсков.

Л. Горская

— Еще раз добрый вечер, дорогие радиослушатели! В эфире радио «Вера» программа «Светлый вечер». В студии я — Лиза Горская. И у нас в гостях заместитель председателя Синодального информационного отдела Московского Патриархата Игорь Мещан и продюсер Вадим Сотсков. И мы говорим о мультфильме «Серафим». И мы поговорим, как делаются сейчас мультфильмы. Ведь технологии немного изменились за последние 100 лет.

В. Сотсков

— И да, и нет. Все равно, какое бы время не было, главное в мультфильме или фильме — это история, идея. Нам повезло, что сложилась очень хорошая сценарная группа. Есть такой сценарист, вернее он не сценарист, а писатель, он пишет книжки для детей — Тимофей Веронин. И на базе его книжки про преподобного Серафима Саровского и про девочку, мы эту идею взяли из его книжки. На базе этой книжки, её сильно переработав, поменяв полностью историю, мы написали сценарий. Когда сценарий готов, в ход выходят художники, которые перед тем, как что-либо сделать, сделать первый кадр анимации, работают художники, которые определяют стиль мультфильма, стиль персонажей. Которые прорисовывают все, что находится в фильме, все дома, все речки, всё, что попадает в кадр. Если для художественного фильма можно все это взять и снять, то в мультфильме это прорабатывается полностью.

Л. Горская

— Сколько художников нужно, чтобы нарисовать эту альтернативную вселенную?

В. Сотсков

— Прежде всего, нужен один главный художник, который увидит весь фильм полностью. Сейчас у нас работает только художников около 10 человек, которые работают с первого дня создания фильма.

Л. Горская

— Ежедневно?

В. Сотсков

— Да. Когда мы уже знаем, какие это должны быть персонажи, мы знаем, где все это происходит, после этого делается раскадровка, работают другие художники, которые рисуют весь фильм и собирают весь фильм в виде комиксов. И когда весь этот фильм уже… Эта технология идентична тому, что делалось 5 лет назад, 10 лет назад и даже в 30 годы. Когда мы получили фильм в виде таких комиксов, после этого мы выходим на озвучку. Под этот фильм, актеры, иногда мы показываем актерам, иногда не показываем, потому что под этот фильм многим очень тяжело работать. Иногда просто показываем кусочки фильма уже отрисованного, после этого работают актеры, они весь текст проговаривают, и мы весь этот текст подставляем под то, что мы уже когда-то нарисовали. И когда мы полностью утвердили всю историю, нарисованную в виде комиксов, только тогда мы приступаем к уже настоящему производству фильма.

И. Мещан

— А можно вопрос задать?

В. Сотсков

— Да.

И. Мещан

— Я до сих пор не понимаю, я всегда думал, что есть кадры без звука, а ты стоишь, смотришь, как это двигается, и подставляешь текст. А тут происходит наоборот. Почему? Я до сих пор не понимаю, хотя мы с тобой уже сколько этим занимаемся.

В. Сотсков

— Рассказываю. Мы стараемся получить максимум. Актер должен роль сыграть. Когда идет дубляж иностранного фильма, они как бы повторяют то, что было сыграно другим актером.

Л. Горская

— Мне кажется, они вообще не повторяют из того, что было сыграно. Есть целое движение за субтитры.

В. Сотсков

— Главное, что, когда работают художники-аниматоры, им нужно на что-то ориентироваться. Сначала записывается голос. Голос актера является определяющим для аниматора, которые делают образ любого героя, движущуюся картинку. Очень важен голос, какие интонации, голос во многом определяет характер.

И. Мещан

— То есть они могут, в принципе, и подрисовать?

В. Сотсков

— Да.

И. Мещан

— То есть поменять немного картинку саму под этот голос. К этому голосу подходит другой немного персонаж.

В. Сотсков

— Да, меняют. Во многом, когда голос есть, аниматору, который работает, делает мимику, например… У нас фильм, я попозже расскажу, делается и вручную, и есть такое слово motion capture, я на этом остановлюсь.

И. Мещан

— Богатое такое слово.

В. Сотсков

— Русское такое слово (смеются).

И. Мещан

— Чисто русское слово, мы потом расскажем.

В. Сотсков

— Да. Но, в принципе, голос определяет характер, мы сначала пишем голос, а потом делаем мультфильм. Это очень важно.

И. Мещан

— Вадим, на секунду. Вы понимает, что это чрезвычайно сложно, особенно в мультфильме о святом. Просто вопрос: каким голосом должен говорить батюшка Серафим? Забегая вперед, скажу, что мы не скажем, кто озвучивает Серафима.

В. Сотсков

— Не скажем.

И. Мещан

— Но каким голосом, как вы себе это представляете. Это постоянное обсуждение, ты создаешь новую реальность, голос батюшки Серафима никто из живущих не слышал. А тут он должен говорить в фильме. Он может действовать, как мы понимаем, но тут он должен говорить в фильме. Насколько точно мы попадем в его голос, насколько он близок будет к людям, дальше он будет влиять. Особенно для нецерковного человека, насколько он будет воздействовать на него.

В. Сотсков

— И мало того, еще добавлю, актер должен быть актер с большой буквы, очень талантливый, с одной стороны. А с другой стороны, голос должен быть не узнаваемым. Потому что если озвучивает актер с узнаваемым голосом, сразу идут воспоминания зрителей о его других ролях. А это категорически не должно быть.

Л. Горская

— Я хотела спросить как раз, как вы выбирали актеров для озвучивания? Кастинг проводили?

В. Сотсков

— Кастинг.

Л. Горская

— И много народу пришло?

И. Мещан

— 829 человек.

Л. Горская

— Это только на роль преподобного Серафима Саровского?!

В. Сотсков

— Нет.

И. Мещан

— Роль преподобного Серафима подбиралась отдельно и индивидуально. Очень сложно сказать: «Кто у нас озвучит батюшку Серафима?» Это странно звучит. Это подбиралось индивидуально, отдельно, отбрасывались какие-то варианты на первоначальном этапе, а потом делались какие-то… Образцы голоса, голос можно услышать, не приглашая актера. Остальное — кастинг.

В. Сотсков

— Да. Много. На одну роль было около 5 актеров.

И. Мещан

— Это именно пробовались. Кастинг был предварительно больше. А потом мы говорили: давайте этих 5-6-10 попробуем. Они попробовали, потом что-то выбирается дальше.

В. Сотсков

— Какие-то актеры были, пробовали его на одну роль, а, оказалось, что он на другой подходит. Один актер оказался, его пробовали на роль генерала, в результате взяли на роль помещика.

Л. Горская

— А какие критерии отбора голосов?

В. Сотсков

— Это творческая вещь. Это, прежде всего, на откуп… Безусловно, все мы, действительно был худсовет, но это творческая вещь, и последнее слово должно быть за режиссером.

И. Мещан

— Режиссер, который отвечает в целом за фильм, он решает, подходит этот голос или нет. Как сказал Вадим, до того, от этого очень много зависит, насколько голос попадает, трогает человека…

Л. Горская

— Критерии какие? Слишком низкий, слишком высокий, слишком эмоциональный, не эмоциональный.

В. Сотсков

— Нарисована картинка каждого персонажа перед тем, как приглашать кого-либо, мы все персонажи нарисовали, как я сказал, сначала. И мы смотрели… Есть кастинг-директ, люди, которые пытаются понять, кто на эту роль, какой голос может подойти. Тут мы не стали изобретать велосипед еще раз. Есть люди, которые отвечают за кастинг, они нам помогли привести тех актеров, которые плюс, минус должны попасть в эту роль. Поэтому у нас в среднем было 5 актеров на роль, а не 25 и не 50.

И. Мещан

— Это производство. Есть кастинг-директор, который отбирает актеров, предварительно смотрит, согласовывает, их приглашают на пробы, попробовали — подошел, не подошел, им сообщают и дальше принимается решение.

В. Сотсков

— Это отработанные схемы, которые работают в кино, не только на озвучке, не только в мультфильмах, это отработанная схема.

И. Мещан

— Да, даже актеров приглашают в сериалы, все равно — кастинг-директор…

В. Сотсков

— Да, да.

Л. Горская

— Я смотрю, у вас какой-то гиперпрофессиональный подход ко всему. А в начале программы, действительно необычно, вы попросили наших радиослушателей молиться за фильм.

В. Сотсков

— Да.

Л. Горская

— Обычно просят денег. Как вам удалось найти бюджет на такой профессиональный и непростой проект?

В. Сотсков

— Бюджет не сверхвысокий, но он достойный. Достойный того, чтобы без лишних поисков, излишеств сделать профессиональное кино. Фонд Серафима Саровского — главный инвестор.

И. Мещан

— Потому что это была изначально наша идея, и мы несли за это ответственность.

В. Сотсков

— Еще мы подали заявку в Министерство культуры, уже когда написали новый сценарий, подготовили проект, взяли деньги из Министерства культуры, тоже хорошую часть бюджета.

И. Мещан

— То есть государство. Минкульт выделил грант под это.

В. Сотсков

— Минкульт каждый год выделяет гранты, есть экспертная комиссия, которая смотрит, достойный это проект или не достойный. И третья составляющая, что тоже очень хорошо, что появился третий партнер. Это компания Централ партнершип, которая очень профессиональная компания, в том числе, не только в кинопроизводстве. Я надеюсь, они нам помогут на завершающем этапе. Это компания является экспертом в прокате фильмов, в кинотеатральном прокате.

И. Мещан

— Она входит в тройку самых больших прокатных контор России, они Paramount катают, по-моему.

В. Сотсков

— Да.

Л. Горская

— То есть перспективы проката радужные?

В. Сотсков

— Да.

И. Мещан

— С такими партнерами, конечно.

Л. Горская

— С таким мультфильмом.

В. Сотсков

— Конечно. Мы оптимисты всегда. И очень радостно, что и в компании Централ партнершип тоже есть верующие люди, для которых Серафим Саровский — не пустой звук.

И. Мещан

— Но тот же Централ партнершип подходили к этому очень профессионально. Они оценили, посмотрели, мы с ними переговаривались. Они же тоже не могут просто так, это же коммерческая компания.

Л. Горская

— То есть они увидели перспективы в вашем сценарии.

И. Мещан

— И в сценарии, и прокате.

В. Сотсков

— Они вошли в проект, когда проект был далеко…

И. Мещан

— Далеко зашел (смеется).

В. Сотсков

— Да, мы уже могли показать и материалы, и куски фильма. И рассказать, и показать. И они посчитали, что да, все профессионально, и у фильма есть потенциал не только духовный, но и коммерческий, поэтому они вошли в этот проект, что для меня лично очень радостно.

И. Мещан

— То есть это полноценный партнер, который будет заниматься прокатом.

Л. Горская

— То есть можно будет и заработать?

И. Мещан

— Ну фонду сложно будет что-то заработать, потому что организация некоммерческая. Но если наши партнеры на этом вернут себе деньги и заработают, почему бы нет?

Л. Горская

— А если удастся, за что возьметесь дальше? Есть идеи, проекты?

В. Сотсков

— Хотелось бы сначала закончить. Так легко говорим, как все. Но сейчас реально до сих пор идет битва за проект, до сих пор такая плотная работа. Хотел сказать про motion capture. Сейчас мы доделываем фильм с помощью технологии захвата движений. Так как у нас персонажи люди, человекоподобные…

И. Мещан

— Не человекоподобные, а просто люди. Человекоподобные дети.

Л. Горская

— Антропоморфные…

В. Сотсков

— Человекоподобные люди, человекоподобный генерал… Все человекоподобные! (смеются)

И. Мещан

— Самые человечные человеки.

Л. Горская

— И даже медведь человекоподобный? Или медведя нет?

И. Мещан

— А медведь есть у нас?

В. Сотсков

— Медведь есть. Он в Царстве Небесном есть.

Л. Горская

— Спойлер был.

В. Сотсков

— Медведя мы делаем руками. И не весь фильм мы делаем в этой технологии motion capture. Это что такое? На реальных актеров, очень подвижных, мимов вешают датчики и снимают движение. Это не финал. Снимают движение, надели на персонаж все это движение…

И. Мещан

— Это будет движение не мультяшное, а максимально приближенное к человеку движение.

Л. Горская

— То есть в наше время уже можно сниматься в мультиках? Раньше шутили: ты в мультиках не снимаешься?

И. Мещан

— В качестве донора движения.

В. Сотсков

— Можно, да.

Л. Горская

— Хорошее выражение «донор движения».

И. Мещан

— Мы можем с тобой медведя сыграть по нашей фактуре.

В. Сотсков

— Можем. Но при этом motion capture — это не финал. Он дается аниматорам, аниматоры его доделывают. Доделывают мимику, после этого фильм готов.

И. Мещан

— Потом он монтируется.

В. Сотсков

— Подкладывается звук. Музыка пишется оригинальная.

Л. Горская

— Кто музыку пишет?

В. Сотсков

— Иван Урюпин. Молодой композитор, молодой и талантливый.

Л. Горская

— Сам пришел или нашли?

В. Сотсков

— Мы с ним не первый раз сотрудничаем. Это уже 10-й, боюсь соврать, проект.

Л. Горская

— А какие проекты?

В. Сотсков

— Практически я руковожу студией «КиноАтис», практически все значимые наши проекты Иван Урюпин писал музыку. Это все «Белки-Стрелки», которые мы сделали.

Л. Горская

— «Белка и Стрелка» — это полнометражные мультфильмы. Два мультфильма вышло?

В. Сотсков

— Два мультфильма вышло полнометражных, и еще мы делаем сериал из 104 серий, которые у нас по договору с каналом «Россия», мы сейчас 85 серий выпустили.

Л. Горская

— А у вас же еще там какие-то притчи есть, произведенные в вашей студии.

В. Сотсков

— Есть.

Л. Горская

— То есть религиозная тематика для вас не нова.

И. Мещан

— Они религиозные фанатики, это понятно совершенно.

В. Сотсков

— Видно, какой фанатик религиозный…

И. Мещан

— Изможденный постом (смеются)…

Л. Горская

— Немножко похожий на медведя…

В. Сотсков

— Ну да, пытаемся что-то назад вернуть, что нам было дано.

Л. Горская

— И это не деньги?

В. Сотсков

— Это не деньги.

Л. Горская

— Как пришла в голову идея притчи снимать? Это мультфильмы?

В. Сотсков

— Это мультфильмы. Можете найти в Интернете, в свободном доступе. Мы не продавали никогда этот фильм, отдали Патриархии. Насколько я знаю, выходили ДВД, он лежит в Интернете, можно найти, набить Библейские притчи в поисковике, посмотреть наши мультфильмы. Очень рекомендую.

Л. Горская

— А если серьезно, что пытаетесь назад вернуть?

В. Сотсков

— Что было дано. Каждому что-то дается, и если ты в себе копишь, это неправильно.

Л. Горская

— Вы про таланты сейчас?

В. Сотсков

— Я про жизнь. И про таланты в том числе. Я про жизнь. Такого объяснения, почему мы делаем, как вы говорите, религиозные мультфильмы, я сказать не могу.

Л. Горская

— Я сказала, что вы коснулись этой тематики.

В. Сотсков

— Коснулись этой тематики, да. И продолжаем. И я надеюсь, что будем продолжать. Понятно, что мы не можем делать только христианское кино. Мы студия большая, много народа, мы должны делать чисто коммерческие проекты, такие как «Белка и Стрелка».

Л. Горская

— Но он же тоже хороший проект, не пусто.

В. Сотсков

— Не пустой.

И. Мещан

— Он добрый.

В. Сотсков

— Да, он про дружбу, про взаимопомощь.

И. Мещан

— Это тоже христианские добродетели, на самом деле.

В. Сотсков

— Да. Стараемся не делать пустых фильмов. И для меня лично критерий такой: то, что я делаю, хочу ли я и могу ли я это показать своим детям. Если я не хочу это своим детям показать, значит, я это делать не буду.

Л. Горская

— Игорь, я тогда вас спрошу как заместителя председателя Синодального отдела Московского Патриархата, почему надо молиться за фильм? Что за форма молитвы интересная?

И. Мещан

— Тут ответ… И Вадим очень хорошо сказал. Так просто нельзя сделать фильм о святом. Это как нельзя быть богословом, не веря в Бога. Это аксиома.

Л. Горская

— Иконописцем тоже очень сложно быть, не веря в Бога.

И. Мещан

— Я не говорю об иконописце. Что такое богословие? Это познание Бога. А если в Бога не веришь, ты не можешь быть богословом. Так и с такими вещами, как «Притчи», как мультфильм о батюшке Серафима, как любой проект, который имеет духовную основу, не коммерческую, не материальную, а в первую очередь, духовную основу. Была идея, да она воплощается в материальных вещах, но она имеет главное — духовный посыл. Духовный призыв, я бы сказал. Поэтому если отобрать у этой духовной основы, духовного посыла молитву. Что такое молитва? Молитва — это разговор с Богом. Если отобрать обращение к Богу, то это никогда не получится. Потому что нельзя механически сделать что-то. Потому что есть тайна в любом проекте, который с этим связан, со святыми, в первую очередь. А поскольку существует эта тайна, то эта молитва, которая и есть обращение к Богу, обращение к этой тайне, тогда это получается. Через преодоление, через обращение к Богу, через обращение к батюшке Серафиму. По его молитвам будет что-то совершаться. У нас все получится, если мы будем искренни в этом. Поэтому мы призываем всех, кто любит батюшку Серафима, а таких очень много, я думаю, среди слушателей, большинство…

Л. Горская

— Я уверена.

И. Мещан

— И думаю, 100% знает, кто такой батюшка Серафим и может сказать, что он его любит, потому что не любить его невозможно. Поэтому просим молитв всех.

Л. Горская

— А чувствуется поддержка преподобного Серафима?

И. Мещан

— Вы знаете, честно, я могу сказать – да. Все развивается против всех законов физики. Мы делаем все, что от нас зависит. Но какие-то вещи происходят… Начиная от находок людей, которые приходят, людей, которые помогают, людей, которые в организации помогают, Минкульт, который помог, это все маленькое чудо. Вы же понимаете, от мысли, идеи, воплощения — это дистанция огромного размера. Главное, чтобы эта идея начала жить, мы в начале говорили, что-то делать, чтобы люди в нее поверили. А ты не заставишь людей поверить в эту идею, если нет помощи святых и нет воли Божией. Ты не заставишь, ты сам, своими усилиями этого не сделаешь. Поэтому, со своей стороны, мы должны сделать все, что от нас зависит, а Господь и батюшка Серафим там все управят, как положено. Как нужно, так это все и выйдет.

Л. Горская

— Что у вас происходило еще такого выдающегося, ну помимо того, что у сценариста родилась дочка, названная Серафимой, может быть, было что-то еще запоминающееся, яркое…

И. Мещан

— Да нет, вот с чего началась работа. С того, что вся группа, которая начала работать, во главе с Вадимом, поехали в Саров, поехали в Дивеево, там помолились, приложились к мощам, взяли благословения батюшки Серафима на все это. И они были под духовным впечатлением.

В. Сотсков

— При том ездили в Саров, в настоящий Саров, в который просто так не пускают.

Л. Горская

— В Арзамас?

В. Сотсков

— Нет, в Саров, бывший Арзамас-16. Ждали визу месяца 3 или как это называется?

И. Мещан

— Разрешение на въезд.

В. Сотсков

— Мы как-то внутри группы нашей назвали это визами. Которые, как оказалось, тяжелее получить, чем в Америку.

Л. Горская

— Вас за границу теперь пустят?

В. Сотсков

— Не знаю.

И. Мещан

— Пустят-пустят.

В. Сотсков

— Но вообще я езжу часто.

Л. Горская

— Получили пропуск долгожданный, поехали.

В. Сотсков

— Поехали, помолились, посмотрели.

И. Мещан

— Вдохнули этот воздух.

В. Сотсков

— Мы же должны этот дух Серафима передать фильму.

И. Мещан

— Как можно почувствовать благодать? Как можно объяснить благодать?

В. Сотсков

— Только почувствовать. Только приехав туда, в Саров, в Дивеево, можно почувствовать эту благодать.

Л. Горская

— Я поняла, про все секреты и откровения, которые у вас были в процессе съемок, мы узнаем, только посмотрев фильм на широком экране.

И. Мещан

— На премьерном показе. Мы вас обязательно пригласим.

Л. Горская

— А мы с удовольствием придем, всем творческим коллективом. Уважаемые радиослушатели, вас тоже приглашаю посмотреть мультфильм «Серафим». В эфире радио «Вера» была программа «Светлый вечер» с нашими гостями Игорем Мещаном и Вадимом Сотсковым. Всего доброго!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...