Светлый вечер с Борисом Галкиным и Инной Разумихиной (эф. 08.03.2016)

Светлый вечер - Борис Галкин и Инна Разумихина (эф. 03.03.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Борис Галкин и Инна Разумихина (эф. 03.03.2016) - Часть 2
Поделиться

Борис Галкин и Инна Разумихина1У нас в гостях были актер, режиссер, Заслуженный артист России Борис Галкин и певица Инна Разумихина.

Наши гости рассказали о своем семейном творческом дуэте, читали стихи и исполняли песни.

______________________________________________________________

А. Пичугин

— Это «Светлый вечер» на радио «Вера». Здравствуйте, друзья! В студии Лиза Горская, я — Алексей Пичугин. А у нас сегодня, фактически, творческий вечер с большим количеством музыки, стихов. Встречайте — заслуженный артист России Борис Галкин и замечательная певица, поэт, композитор Инна Разумихина, муж и жена! Здравствуйте!

И. Разумихина

— Здравствуйте!

Б. Галкин

— Здравствуйте!

А. Пичугин

— Ну, Борис Сергеевич, Вас все знают как, в первую очередь, актера, режиссера. Вы уже приходили как-то к нам в программу, где читали стихи, пели песни, несколько песен прозвучало. Давно Вы вообще занимаетесь песенным творчеством?

Б. Галкин

— Песенным творчеством — как себя помню, с сознательного возраста. (Смеется.) Но если говорить серьезно, то, скорее всего, это студенческие годы. Вот там мы запели все, разом. (Смеется.)

Л. Горская

— Хором?

Б. Галкин

— И хором, в том числе. Ну, нам преподавали, естественно, голос…

Л. Горская

— Вокал.

Б. Галкин

— Вокал, да. Так что у нас была замечательная педагог Стрельникова, которая нас учила и дыханию, и паузам, и… Но я плохо научился. Вот сейчас Инна мною занимается, тоже бьется, с трудом…

Л. Горская

— По методике Стрельниковой?

Б. Галкин

— С трудом у меня получаются уроки… (Смеется.)

И. Разумихина

— Ну, не преувеличивай, Боренька, не надо! Все хорошо получается. Я, например, когда услышала… узнала о том, что Борис еще и пишет песни и выпустил два альбома, которые мы сейчас готовим к переизданию, и песни на серьезные стихи, его же, то вполне исполнение для поющего актера не то что приемлемое, а хорошее, на мой взгляд. Так что ты себя…

Б. Галкин

— Ты пристрастный человек! (Смеется.)

А. Пичугин

— А я знаю, что и познакомились Вы чуть ли вот не на концерте Инны.

Б. Галкин

— Да!

А. Пичугин

— Как это было?

И. Разумихина

— Как?

Б. Галкин

— Ну, как? Ты пела, и я тебя увидел.

И. Разумихина

— Ну, это был кинофестиваль. Это был кинофестиваль, а не мой концерт.

А. Пичугин

— Расскажите, пожалуйста…

Б. Галкин

— Ты выступала, на публику… Был кинофестиваль…

И. Разумихина

— Ну, это не было моим концертом, но был концерт в рамках Фестиваля имени Озерова в Брянске в 2010 году, куда Борис Сергеевич приезжал тоже вручать премию имени Владислава Галкина, и вот так, на закрытии, мы встретились.

А. Пичугин

— И вот уже…

Б. Галкин

— Вместе мы три года!

А. Пичугин

— Замечательно!

Б. Галкин

— Знаем друг друга больше.

Л. Горская

— Но, тем не менее, у Вас уже очень много совместных программ — и творчество… Алексей, я думаю, поэтому и сказал, что шесть… что как бы результат…

А. Пичугин

— Творчески-то, да, конечно, получается больше.

И. Разумихина

— Ну, очень много хороших программ за такое короткое время, наверное, не может быть, потому что мы к этому серьезно подходим. Но появилось три-четыре программы. Одна состоялась под названием «Красота», куда вошли лучшие, на наш взгляд, и Борины песни, и теперь уже наши совместные. Вот у нас есть несколько произведений уже своих, где Борис пишет стихи, и с моей музыкой. Ну. и наша любовь к поэзии Серебряного века тоже нас подвигла на создание Есенинской программы — совместной. Поврозь у нас все было.

А. Пичугин

— А Есенин — Серебряный век все-таки? Считаете, можно его отнести?

Б. Галкин

— Ну, конечно. Ну, конечно.

И. Разумихина

— Ну, да. В первых рядах.

А. Пичугин

— А, я думал, Вы его возродить хотите! Так удивленно спросили. (Смеется.)

И. Разумихина

— Нет-нет… Любовь всей…

А. Пичугин

— Это мы просто перед программой пытались разбить на циклы: Серебряный век, Бронзовый век…

И. Разумихина

— Да, мы хотели все в Вашу передачу сразу… (Смеется.)

А. Пичугин

— В Бронзовый век Заболоцкий вошел как раз.

Б. Галкин

— Не дай Бог, Ржавый наступит, а так…

А. Пичугин

— Ржавый — ну, вряд ли, вряд ли.

Л. Горская

— Ой, не говорите.

А. Пичугин

— Ведь все циклично, все повторяется. А, кстати говоря, Вы тоже считаете… Просто есть такое очень распространенное мнение, что на протяжении ХХ века поэзия была всегда где-то на передовой — всегда люди читали стихи, влюблялись, читали стихи. Где-то еще, ситуация в жизни — читают стихи. А сейчас она заняла какую-то свою собственную нишу и спокойно последние лет 15-20 там пребывает, сильно вот так голову оттуда не кажет.

Б. Галкин

— Ну, поэзию-то, как сказать… Ее закопать или забыть, или убрать из жизни просто невозможно. Наверное, где-то, в какие-то годы она замирает, но все равно потом возрождается, как Феникс.

А. Пичугин

— Ну вот сейчас она замерла? Или это просто так кажется?

Б. Галкин

— Это так кажется, может быть, с потоком некоей иной художественной информации на телевидении. Она замерла. Но если вспоминать концерты, то как публика реагирует на откровенное, живое слово, на живую искреннюю музыку, когда это в гармонии, в сочетании со словом, то я могу сказать, что поэзия живет, и еще как. И вдохновляет людей на жизнь. И открывает сердца любви. Так что все с ней хорошо!

И. Разумихина

— Мне вдруг ответом на этот вопрос почему-то представилось сейчас твое стихотворение «Я не могу остаться в стороне».

А. Пичугин

— Давайте!

И. Разумихина

— Можно?

А. Пичугин

— Да, конечно, давайте слушать стихи! У нас же творческий вечер!

Б. Галкин

— Называется «Стихи России»:

Я не могу остаться в стороне

От будущей судьбы моей Отчизны.

Пускай она сама меня отчислит

По чьей-то либо по моей вине.

Уже неотвратим последний срок,

Небесный календарь листают звезды.

Их воля от меня зависит все же,

Как я завишу от потока строк.

Давайте так: в согласии пути

Вы — Млечном, мы — от всей России

Небесной поэтическою силой

Попробуем страну свою спасти.

Сегодня я бегу от суеты

И падаю в молитве перед Богом,

Чтобы услышать в слове Его строгом,

Что должен я еще перенести.

Перенести наветы и печаль,

Стать поперек крикливой лжи ничтожеств

И силы от любви своей умножить,

И Пушкина всего перечитать.

И передать друзьям моим восторг

За их тяжелый труд и вдохновенье,

Что зажигается Божественным веленьем,

В потемках мира — жертвенный восход,

И замыкает цепь горящих строк,

Зажженных алым пламенем восхода.

Я не прошу пощады у народа,

Пощады просит у стихов народ.

И у стихов пощады просит власть.

Стихи не знают лжи и компромисса.

Они способны вседержавной мыслью

Спасителя над Родиной восстать

И уберечь, как преданная рать,

Ранимую любовь моей России.

Стихи России все переносили,

Они зовут себя перечитать.

А. Пичугин

— Спасибо большое! Это стихотворение Бориса Галкина в исполнении Бориса Галкина. А сколько у Вас книг стихов?

Б. Галкин

— Одна.

Л. Горская

— Вот такая?

Б. Галкин

— Да. (Смеется.)

А. Пичугин

— Ну, мне кажется, что все-таки далеко не все наши слушатели знают Вас как поэта. Вот сейчас мы услышали одно стихотворение, но… Удивительно — это очень крепкие, хорошие стихи.

И. Разумихина

— Это, кстати, часть одной из наших программ — «Красота».

А. Пичугин

— А как Вы делаете свои программы? То есть это как… Я, когда Вас представлял, анонсировал творческий вечер, это действительно каждый раз как творческий вечер — там и музыка, и просто поэзия отдельно, без музыки стихи.

Л. Горская

— Вот Ирина сказала, что Вы серьезно готовитесь. Как?

И. Разумихина

— Ну, наверное, как-то подходим математически, что ли. То, что нас должно это греть, и нам должно это очень сильно нравиться и хотеться, мы должны совпадать в теме. Вот как в «Есенине» мы совпали. Если в программе «Дайте Родину мою» Борис читает, играет, а я исполняю песни, то в других программах мы вместе поем, и другие программы проходят как творческие вечера-концерты, потому что мы используем еще и киноработы, какие-то ролики созданные. У меня что-то тоже в киноработах есть немного, я снималась одно время и пела за кадром. И мы соединяем что-то из киношного искусства, из поэтического, нам близкого, и музыкального. Получается такой… ну, не сказать, что это разносол или эклектика — это как-то все одно из другого…

Б. Галкин

— Перекличка.

И. Разумихина

— Наверное, режиссерски подходим, чтобы это было органично и из нутра.

Б. Галкин

— У Инны обширный репертуар, замечательные песни нашей отечественной эстрады всего времени — и вот прошлого века, и начала этого…

И. Разумихина

— Ну, не этого. (Смеется.)

Б. Галкин

— (Смеется.) Ну, этого новые песни есть. И Инна подходит к этому достаточно строго с точки зрения профессии. Музыка и слово. В первую очередь, музыка должна быть настоящей музыкой, рожденной, не просто три ноты. А слово должно быть искренним, глубоким, настоящей поэзией. Поэтому благодаря этому все, что она поет, это только отбор. Это остается лучшее из лучшего.

Л. Горская

— Ну, она же еще сама музыку пишет, да, насколько известно?

Б. Галкин

— Да, да! Вот, кстати…

И. Разумихина

— Немного пишу. Поэтому сегодня так окрестили поэтом — это не так, конечно.

Л. Горская

— Композитор! (Смеется.)

И. Разумихина

— Композитором я себя тоже не считаю. Автором музыки — да, я работала одно время и начинала в Театре музыки и поэзии у Елены Камбуровой, и тогда там было много авторов и исполнителей, и я тоже писала в ту пору. Поэтому у меня сложились программы. Я исполняю себя, но в меньшей степени, чем других авторов.

А. Пичугин

— Ну, и сейчас как раз послушаем песню, музыку которой написала Инна Разумихина, а стихи — Ивана Бунина. Песня называется «Цветы и шмели». Слушаем.

(Звучит песня И. Разумихиной «Цветы и шмели».)

А. Пичугин

— Итак, друзья, продолжается наш светлый творческий вечер с Борисом Галкиным и Инной Разумихиной. Инна, Вы сказали, что снимались некоторое время — немного. А почему сейчас нет?

И. Разумихина

— Ну, это было в студенческие годы. Было предложение сняться в «Повести о Сонечке», а Марина Цветаева — и сейчас уже целая программа у меня есть — занимает особое место в моей жизни, судьбе и вообще. Поэтому я как-то вот согласилась. А так бы это было больше пение за кадром в кино и участие в небольших ролях в документальном кино. Приглашали — я не отказывалась.

Л. Горская

— Как это — роль в документальном кино?

Б. Галкин

— Эдит Пиаф, допустим.

И. Разумихина

— Нет, ну, это было…

Б. Галкин

— Ну, как нет? На «Первом канале»-то был…

И. Разумихина

— Это к 90-летию со дня рождения — да, почему-то меня попросили спеть песни Эдит Пиаф, но ее я не играла, разумеется. Это, например, в Петербурге был цикл документальных фильмов «Дворцовые тайны», и я, например, играла, могла играть роль хозяйки дворца и исполнять там какую-нибудь песню — так режиссер мыслил. Такие небольшие роли, эпизоды. Это как теперь называется — реконструкция, да?

Л. Горская

— Историческая реконструкция.

И. Разумихина

— Да, историческая реконструкция.

А. Пичугин

— А с программой совместной много ездите?

И. Разумихина

— Ездим.

Б. Галкин

— Ездим по приглашениям.

И. Разумихина

— Вот сейчас поедем в Сибирь с тремя концертами, как раз с программой «Красота».

А. Пичугин

— А в Сибирь — куда? Прямо просто тур по разным городам?

И. Разумихина

— Да, там будет три города в рамках кинофестиваля «Духовня».

Б. Галкин

— Новый Уренгой, Салехард и еще какой-то город. А, Октябрьск!

И. Разумихина

— Еще у нас программа «В пылающий адрес войны» по письмам с фронта, адресованный Нине Романовой тоже. Как театральное действо… То есть вот так…

А. Пичугин

— Ну, это отдельная уже совершенно вещь, да?

И. Разумихина

— Да, да.

А. Пичугин

— А расскажите, пожалуйста, подробнее.

Б. Галкин

— «В пылающий адрес войны» — программа, которая была сделана уже у Инны, и я вошел в эту программу как дополнение, со своими стихами, с песнями, со стихами поэтов, павших во время войны (это Николай Майоров, Семен Гудзенко, Твардовский). Так как это было сделано изначально Инной, за основу этого материала она взяла военную переписку офицера, который писал своей возлюбленной в тыл.

И. Разумихина

— Которая досталась мне по наследству от моей приятельницы великовозрастной Нины Романовой, работающей на полиграфкомбинате в Москве. И вот у нее была переписка с боевым офицером-артиллеристом, а уникальность ее в том, что эти письма — просто поэзия в прозе.

Б. Галкин

— Да…

И. Разумихина

— Ничего не нужно было вымарывать. И очень насыщенные и интересные.

А. Пичугин

— А письма на фронт и с фронта, да?

Б. Галкин

— С фронта в тыл.

И. Разумихина

— Это были письма ей.

А. Пичугин

— Да, а он был на фронте в этот момент?

И. Разумихина

— Да. Они ни разу так и не встретились. Там…

А. Пичугин

— И он выжил, нет?

И. Разумихина

— Там есть одно письмо — «Последний бой»… Мы так думаем, что нет, потому что она с ним не встретилась, он так и пропал. И это настолько насыщенно, что в 2011-м году мы представляли эту программу, премьеру, у Эльдара Рязанова, по-моему, в зале, да?

Б. Галкин

— Да.

И. Разумихина

— Еще Нина Романова была жива…

А. Пичугин

— На Ленинском проспекте в Москве, да?

И. Разумихина

— Да-да, мы ее привозили. В общем… И вот такая программа есть. Но она происходит…

А. Пичугин

— А она — да, вот как раз я хотел спросить — с какой-то периодичностью повторяется?

И. Разумихина

— Да.

Л. Горская

— А где вообще можно информацию о концертах найти? В Интернете где-то сайт?

И. Разумихина

— Да, у нас есть сайт. Просто можно набрать в поисковой строчке либо «Инна Разумихина», либо «Борис Галкин», и Вы попадете…

Л. Горская

— Сразу! (Смеется.)

И. Разумихина

— …да, на сайт http://razumihina.ru. Но это наш совместный сайт, и там…

Л. Горская

— Там анонсируется выступление, да?

И. Разумихина

— Там анонсируется, ну, и в соцсетях анонсируем выступления. И сейчас выкладываем стихи по просьбе уже пишущих нам и готовим к выпуску книжку, конечно. Потому что того тиража уже нет, книга стихотворений входила давно.

Л. Горская

— Как она называется? Как этот сборник называется?

И. Разумихина

— Предварительное название, рабочее — сборник «Время настанет».

Л. Горская

— Угу. А тот тираж как назывался?

Б. Галкин

— «Мужской талисман».

И. Разумихина

— Это по названию твоего фильма?

Б. Галкин

— Фильма, да.

А. Пичугин

— Ну что ж, я думаю, что мы можем перейти к творчеству — вернуться, вернее, к нему.

Л. Горская

— А оно, видишь, такое многомерное, что мы от него и не отходили. в принципе.

А. Пичугин

— Да. Но хотелось бы что-то услышать.

И. Разумихина

— Давайте фрагментик программы «Дайте Родину мою!».

А. Пичугин

— Давайте!

(Звучит фрагмент программы «Дайте Родину мою!» — стихотворение С. Есенина.)

А. Пичугин

— Спасибо! Это на стихи Сергея Есенина, естественно, как все поняли.

Б. Галкин

— А следом звучит песня…

И. Разумихина

— …Марка Гройзбурга на стихи Сергея Есенина «Русь».

(Звучит песня «Русь».)

А. Пичугин

— Итак, это «Светлый вечер» на радио «Вера», друзья. Сейчас прозвучала песня «Русь» на стихи Сергея Есенина, музыка Марка Гройзберга. В гостях у нас сегодня, напомню, певица и композитор Инна Разумихина и знаменитый актер Борис Галкин, ее супруг. У нас творческий «Светлый вечер». Здесь также, в этой студии, мы с Лизой Горской. И через минуту — снова здесь, не переключайтесь!

Итак, мы продолжаем «Светлый вечер». Здесь, на радио «Вера», Лиза Горская…

Л. Горская

— …Алексей Пичугин…

А. Пичугин

— И у нас творческий, еще раз повторяю, творческий «Светлый вечер». Сегодня здесь, в этой студии, Борис Галкин и Инна Разумихина. Говорим об их совместном творчестве, слушаем песни, стихи совершенно разных поэтов. Инна, а Вы в свое время играли в театре у Елены Камбуровой, и я прочитал, что она оказала на Вас огромное влияние сама, как исполнитель, наверное.

И. Разумихина

— Да, действительно, оказала. Потому что я слушала с детства исполнение и за кадром в кино. Потом уже, когда приехала в Москву учиться, бесконечно ходила на ее концерты. Потом вот так случилось, что стала работать в театре, и окончательно, наверное, сформировался мой репертуар и то, что я хочу и знаю, что хочу петь именно в театре. Потому что как раз там в ту пору, когда первый состав артистов населял этот театр, это были исключительно люди, которые бережно относились к поэтическому песенному слову, писали на стихи русских поэтов. И любовь к французскому шансону — настоящему французскому шансону — благодаря Елене Камбуровой во мне укрепилась, и я сейчас дальше двигаюсь в этом направлении. Собственно, то, что я начинала петь в театре, вылилось, в конечном счете, за многие годы в отдельные сольные программы — например, «Душа сбылась» (песни на стихи Марины Цветаевой), в отдельную программу «Парижские сюжеты» по французским шансонье. Так что, конечно, именно это направление — это та ниша, в которой я сейчас нахожусь и чувствую себя комфортно.

Л. Горская

— А может быть еще пару слов подробнее о Вашем репертуаре?

И. Разумихина

— Ну, репертуар действительно разнообразный. Я стараюсь не смешивать программы как раньше, когда я ездила, «От романса до шансона», и в первом отделении исполняла старинные и современные романсы под гитару, а во втором — песни современных авторов. Но я закончила Гнесинское училище, курс эстрадного вокала, поэтому я как-то нахожу себя в разных программах. Не могу отказаться от хорошей эстрадной музыки, авторской эстрады, и не могу отказать себе в романсах. Поэтому у меня есть камерные концерты, которые проходят в небольших залах — там я выступаю сама под гитару или с гитаристом, это отдельная тема. И есть концерты в больших залах (ну, больших — каких? — тысяча мест, 2 тысячи, максимум), где я исполняю любимые песни «благородной эстрады», как я это теперь называю, потому что «эстрада» сейчас у нас понятие стало такое неоднозначное. И там я пою и свои собственные песни, написанные в эстрадной манере, и других моих соавторов.

Б. Галкин

— К слову сказать, «Серебряный век», программа, которая есть у Инны, и, естественно, это замечательная поэзия Анны Ахматовой. Вот у Инны есть прекрасный романс. С удовольствием…

Л. Горская

— А, то есть, Вы предлагаете ей взять гитару?

Б. Галкин

— Да.

А. Пичугин

— Она уже взяла.

Л. Горская

— Потянулась, да?

Б. Галкин

— Ну, пока… А я тебе могу прочитать стихи — может быть, они тебя вдохновят. Я в программу «Серебряный век» пока еще не вошел, но это все у нас еще в планах. Вот может быть такое сочетание — такие стихи и песня-романс на Ахматову.

Ты только будь сегодня и вчера,

А остальное все, даст Бог, поправится.

Мне без тебя с тоской любви не справиться,

Мне без тебя печальны вечера.

Ты только будь во сне и наяву,

Тогда вся жизнь проявится в реальности.

А я тебя из самой дальней дальности

В свою судьбу навечно позову.

Ты только будь в молчанье, слове «да».

Я без тебя мирился с одиночеством,

Когда утраты, беды мне пророчили,

Тогда ты вдруг явилась мне, тогда.

Ты только будь, теперь и навсегда.

И все у нас с тобою верно сложится.

Отступят боли, беды и все сложности,

И ясно станет нам светить звезда!

И. Разумихина

— Стихотворение это, «Встреча», мне очень нравилось всегда, всегда хотелось иметь песню, и я слышала разные версии. Но, вот мне кажется, Сергей Руднев, который для меня написал эту песню, здорово попал в стихи. Судить Вам.

А. Пичугин

— Композитор Сергей Руднев?

И. Разумихина

— Да.

(Звучит песня «Встреча».)

А. Пичугин

— Итак, это «Светлый вечер» на радио «Вера», друзья. Мы продолжаем вместе с Борисом Галкиным, вместе с Инной Разумихиной, у нас творческий вечер здесь. Скажите, а кто Ваша аудитория? Вот на Ваши совместные концерты, на Ваши совместные представления — ну, можно же это, наверное, так назвать — кто, в основном, приходит?

Б. Галкин

— Ну, в большей степени, это, конечно, поколение от 35 до 60, в основном.

Л. Горская

— То есть это мы.

Б. Галкин

— Но, в том числе, бывает и молодежь.

И. Разумихина

— Нетипичная молодежь.

Б. Галкин

— Да, нетипичная молодежь.

Л. Горская

— Что значит «нетипичная молодежь»?

Б. Галкин

— Которая… Ну, как сказать…

И. Разумихина

— Которой меньше…

Б. Галкин

— Которая не симпатизирует попсе, скажем так. (Смеется.)

Л. Горская

— «Благородная молодежь» такая, которая слышит «благородную эстраду».

А. Пичугин

— Это уже, простите, такой даже штамп, наверное, получается — с симпатиями или несимпатиями к попсе. Вот я, например, не так давно столкнулся с молодыми людьми, которые только закончили школу, а кто-то из них только заканчивает, а кто-то учится на первых курсах вуза, которые выросли на хорошей бардовской песне — на Визборе, на Окуджаве. Но это, я понимаю, из семьи у них идет — ну, родители походники и детей с пяти лет таскали во все походы, в горы, куда угодно. Вот, наверное, такие тоже приходят?

Б. Галкин

— Да, да, конечно.

И. Разумихина

— Это наши люди.

Б. Галкин

— (Смеется.) У меня, что касается попсы, была очень интересная встреча с моим товарищем. Он хороший поэт, живет в городе Жуковском. Мы не виделись десять лет. И вдруг он звонит — это были как раз «скользкие 90-е годы», с 1990-го по 1993 — 1994-й, где-то там, вот в это время, — и он звонит и говорит: «Борис, слушай, приезжай, мне нужно обязательно с тобой посоветоваться. Тут, слушай, есть такая вообще супергруппа, я для них сделал пару песен — приезжай, послушай!» И я слушаю — и я в ужасе. Два притопа, три прихлопа, чмок, скок — ну, какой-то бред просто. Я говорю: «Володя, ты что, с ума сошел? Это же… Ты же хороший поэт! Чего ты такую чушь-то лепишь? Кошмар, уши вянут!» Он говорит: «Нет, Боря, ты не понимаешь — сейчас чем хуже, тем лучше».

(Смеются.)

Б. Галкин

— Осознанно! (Смеется.)

А. Пичугин

— Ну, Вы знаете, я здесь позволю не согласиться, потому что я наблюдал неоднократно и на протяжении нескольких лет на разных музыкальных станциях, как работают люди, от которых зависит контент, — программные директоры, музыкальные редакторы. Казалось бы, с моим слабым музыкальным образованием, слухом и чем угодно, для меня это набор, действительно, низкокачественной и низкопробной музыки — видимо, потому что умом я понимаю, что должна быть другая какая-то музыка, но вот люди, которые в этом хорошо разбираются и много лет в этом работают, мне начинают объяснять: «Ты ничего не понимаешь. Вот это — хит! Вот это действительно хит! Ты знаешь, вот здесь вот… Вот здесь — гармония, которую ты не слышишь. Вот здесь…»

Л. Горская

— Что это за гармония, которую не слышно?

А. Пичугин

— Я не слышу. Я могу ее не слышать с моим музыкальным… с отсутствием этого слуха…

Л. Горская

— Слушай, Леш, то, что ты говоришь, абсолютно не противоречит тому, что сейчас чем хуже, тем лучше.

А. Пичугин

— Нет, ну почему? Ну, видимо…

Л. Горская

— Это гармония, которую не слышно, смысл которой не видно, которой почти нет…

А. Пичугин

— Ну почему? Нет! А потом я уже, по прошествии нескольких лет, начал сам понимать, что, действительно, наверное, это хит. Его нельзя… Это проданный хит, его нельзя рассматривать…

Л. Горская

— Ты знаешь, мне кажется, как в сказке про голого короля.

А. Пичугин

— Нет, нет!

И. Разумихина

— Вот точно! Только что прочитала статью в одном журнале…

А. Пичугин

— Его нельзя… (Смеется.)

И. Разумихина

— …Людмилы Колокольцевой. Потрясающая статья… Пока ждала вот записи…

Л. Горская

— О чем?

И. Разумихина

— Про голого короля. Сравнение с тем… с нашими законодателями мод и властителями дум. И она хорошо там сопоставляет в своей статье, сравнивает… Это те люди, которые из ничего «фишку» дать, хит сделать, и им интересно из ничего сделать что-то, вообразившие и выступающие от имени всего человечества, они не все человечество.

Л. Горская

— И, главное, не стесняются.

И. Разумихина

— Просто власть имущие и деньги имущие — всё. Поэтому — да, это голый король. И, так сказать, портные дурят наших, а наши боятся сказать, что это не так, а то прослывешь немодным. Понимаешь, лучше же быть крутым и модным, чем увидеть, так сказать, что король голый.

Я ничего не имею против хорошей эстрадной песни, и шлягера, и хитов. Мы их знаем, тому примеров много и в западной музыке прежних лет, ретро. Но есть определенный уровень…

Л. Горская

— …профессиональный.

И. Разумихина

— Да, профессиональный, когда не все-таки… Ну, не совсем три прихлопа, два притопа. А люди, имеющие возможность давать во всех каналах это и не заботящиеся о том, на чем будут расти дети, как они говорят, для мальчиков и девочек, то, что будут «хавать», «пипл хавает» кто-то сказал, да?

А. Пичугин

— Ну, так говорят, да.

И. Разумихина

— Ничего не «хавает». Просто «пипл»… Вот, слава Богу, те, кто слушает радио «Вера» (я не говорю сейчас про нас конкретно, нет)… (Смеется.) То, что Вы даете, — просто этого меньше в эфире, чем всех тех побрякушек, зазывалок, заманух, мишуры, которая опутывает буквально сознание людей совсем с такой…

Б. Галкин

— Пустозвучие и пустословие.

И. Разумихина

— Перебор, перебор…

А. Пичугин

— То есть можно сказать, что Вы в своем творчестве видите какую-то определенную миссию?

Б. Галкин

— Ну, это слишком громко…

И. Разумихина

— Ну, это да, зачем?

А. Пичугин

— Ну хорошо, давайте перефразируем — пускай это будет не миссия!

Б. Галкин

— Это наша потребность!

А. Пичугин

— Да, потребность! Потребность, да!

Б. Галкин

— Потребность в хорошей поэзии, настоящей, с истинными чувствами, с истинной природой чувств написанная музыка, от сердца, когда что-то такое потрясает человека, волнует по-настоящему. Когда не может быть поделок. Когда это рождено истинной природой чувств. Вот мы к этому стремимся и это любим — и в стихах, и в музыке.

А. Пичугин

— Вы говорили, что у Вас будет программа «В Сибири» где-то в Центральной России. У нас же огромное количество… Я очень люблю задавать этот вопрос…

Л. Горская

— Так, подождите. Давай про Сибирь тоже скажем.

А. Пичугин

— Про Сибирь обязательно скажем, тем более, что мы там вещаем, активно вещаем. Но у меня другой вопрос. Я очень часто спрашиваю поэтов, которые приходят к нам на программы — слава Богу, такое встречается достаточно часто: «Где Ваша аудитория?» И вот, по-моему, Юрий Михайлович Кублановский говорил, что основная аудитория современных поэтов, которые особенно с таким очень богатым поэтическим бэкграундом, которые были известны еще в 70-е годы, вот их аудитория — в маленьких городах. То есть больше всего людей собираются посмотреть и послушать знаменитого исполнителя и поэта именно в небольшом городе, куда… Там, скажем, когда я приезжаю в свой родной Рыбинск, вот там приходят не потому, что родной город, а потому что там меня знают.

Б. Галкин

— Ну, со мной сложнее, потому что так буквально, скажем, как поэт, я же не езжу и не выступаю.

А. Пичугин

— Нет, ну мы же сейчас как раз не про актерскую стезю, а про поэзию и все-таки творчество такое музыкальное говорим.

И. Разумихина

— Ну, у нас с Борисом… Да, да.

Б. Галкин

— Вот мы были в Нижнекамске. Город, в котором мы были впервые. Блистательно принимали! Просто так радостно это было!

И. Разумихина

— Мне кажется, даже если бы это были не мы опять… (Смеется.) Просто мало… Я считаю, что народ в любом городе, когда есть с чем сравнивать, когда появляются мероприятия в городе с качественной, хорошей музыкой, хорошим исполнением, и, третье, хорошее слово, если мы говорим о песне, и просто люди идут, потому что — ну, что мы видим в телевизорах, опять-таки?

Л. Горская

— Давайте все-таки, расскажите нам подробнее о Ваших планах, о планируемых выступлениях в Центральной России и не в Центральной.

И. Разумихина

— Ну, в ближайшее время, в начале марта, мы едем на три концерта, которые состоятся в рамках фестиваля «Дух Огня», хотя мы мимо фестиваля едем. Это три концерта где, Борь?

Б. Галкин

— Салехард, Новый Уренгой и Октябрьск.

И. Разумихина

— Да. И едем мы второй раз, а первый раз пару лет назад, по-моему, или в прошлом году мы ездили на фестиваль «Дух Огня» тоже с тремя концертами. Одна программа была большая в Ханты-Мансийске, да? — там, где проводят этот фестиваль. И мы играли «В пылающий адрес войны». Эту программу показали по сибирскому телевидению.

Б. Галкин

— «Югра» показала.

И. Разумихина

— Да, «Югра». Ну, в общем, и в этом году по заявке слушателей нас пригласили снова — теперь уже к 8 Марта, можно сказать, с другой программой — с «Красотой» — поедем. Очень рады, что нас там оценили. Теперь уже можно будет… В прошлый раз мы диски забыли, теперь диски привезем еще свои.

Л. Горская

— А Вы так вообще легкие на подъем?

И. Разумихина

— В принципе, да.

Б. Галкин

— Да. Еще да. (Смеется.)

Л. Горская

— Ну что ж… Алексей?

А. Пичугин

— Да, будем песню слушать — последнюю, к сожалению, в нашем сегодняшнем эфире.

Л. Горская

— Заключительную.

А. Пичугин

— Заключительную, да.

И. Разумихина

— Но зато на музыку Бориса Галкина, на стихи Владимира Набокова — «Нас мало, юных».

А. Пичугин

— Спасибо большое! А у нас в гостях, я напомню, были Борис Галкин, Инна Разумихина. Творческий вечер, еще раз — так мне понравилось это слово по отношению к нашей программе произносить. Спасибо Вам большое, что пришли, за музыку, за стихи — за все большое спасибо. Лиза Горская…

Л. Горская

— …Алексей Пичугин…

А. Пичугин

— Будьте здоровы! А у нас звучит песня «Нас мало, юных».

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...