Светлый вечер с Аллой Плоткиной (эфир от 30.03.2015)

Светлый вечер - Алла Плоткина ( эф. 30.03.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Алла Плоткина ( эф. 30.03.2015) - Часть 2
Поделиться

Плоткина Алла 1У нас в гостях была режиссер, руководитель мастерской режиссуры ВГИКа,  продюсер телевизионного проекта «Звёзды о небе» Алла Плоткина.
Беседа шла о возможности и уместности разговора о Боге на современном телевидении. Наша гостья говорила о телевизионном проекте “Звезды о небе” в котором известные люди откровенно рассказывают о своей вере. Поделилась своими впечатлениями от работы над проектом и рассказала о своем пути к Богу.

Ведущая: Алла Митрофанова

А. Митрофанова

— Добрый вечер, дорогие радиослушатели! В студии — Алла Митрофанова. Радио «Вера» у вас в эфире, программа «Светлый вечер». Мы выходим с вами в эфир в тот момент, когда на канале «Культуре» стартует очень интересный проект «Звезды о небе». С 30 марта по 2 апреля в 20:50 показывается цикл документальных фильмов, где известные люди говорят о самом главном, они говорят о Христе, говорят о вере, говорят о Церкви, о том, что является для них, наверное, самым главным смыслом в жизни. В гостях у нас сегодня Алла Плоткина, продюсер, режиссер, автор этого проекта. И сегодня в течение часа мы попробуем об этом поговорить. Добрый вечер.

А. Плоткина

— Здравствуйте!

Наше досье:

Алла Плоткина. Родилась в Москве, окончила режиссерский факультет ГИТИСа, с 1991 года работает на телевидении. Режиссер программ «Взгляд», «Угадай мелодию», «Звездный час», сериалов «Бедная Настя», «Принцесса цирка», «Неизвестная Европа» и других. С 2009 года руководитель мастерской режиссуры ВГИКА.

А. Митрофанова

— Если кратко. Для начала, о чем эти фильмы? «Звезды о небе» — яркое название, в чем суть?

А. Плоткина

— Это попытка визуализировать титульные интервью журнала «Фома». Я, как и многие ваши слушатели, являюсь многолетним читателем этого журнала.

А. Митрофанова

— Что приятно.

А. Плоткина

— Мне тоже повезло. И должна вам сказать, что многие годы, когда я открывала журнал, значительное время на обложке журнала я видела, как и все мы, кого-то из известных мне людей, и когда я читала интервью с этим человеком, для меня открывалось совершенно какое-то новое пространство этого человека. Новое пространство его внутренней жизни. О которой конечно же мы ничего не знали. Это были абсолютно разные истории, потому что у всех у нас очень разные истории встречи с Богом, вхождения в Церковь. Но что-то такое всегда цепляло, что-то помогало, в общем, для меня это было важный опыт. И год назад я подумала о том, что хорошо бы попробовать сделать из этих интервью такие фильмы. Я обсудила это с Владимиром Романовичем Легойдой, главным редактором журнала «Фома» и председателем Синодального информационного отдела Московского Патриархата…

А. Митрофанова

— Частым гостем нашей студии, что приятно.

А. Плоткина

— Да. И мы подумали о том, как это можно было бы сделать, я представила себе людей, с которыми хотелось бы встретиться и поговорить. И я это предложение сделала каналу «Культура».

А. Митрофанова

— Канал «Культура» как к этому предложению отнесся?

Я почему спрашиваю, телевидение и проповедь… А у вас же в фильмах, если я правильно понимаю, фактически проповедь, вещи, как многие считают, несовместные.

А. Плоткина

Ну это не так, с моей точки зрения.

А. Митрофанова

— Расскажите!

А. Плоткина

— Я, как человек телевизионный, часто вспоминаю слова апостола Павла «в какой звании призван, в том и служи». Надеюсь, что это все-таки не так. У меня есть опыт работы с телеканалом «Культура» именно по этой тематике, потому что несколько лет назад на телеканале «Культура» прошел сериал, который мы с вами вместе делали…

А. Митрофанова

— Да, было дело.

А. Плоткина

— «Неизвестная Европа», 12 фильмов, он пользовался большим вниманием зрительской аудитории канала «Культура», поэтому ресурс некий доверия у нас в этом смысле тоже есть. Притом, что и Сергей Леонидович Шумаков, руководитель канала, мой давний товарищ, мы много работали и на Первом. И Наталья Борисовна Приходько, его заместитель… В общем, мое предложение нашло отклик. И мы попытались это совместно сделать. Должна сказать, мне когда-то очень понравились слова телеведущего и журналиста Бориса Корчевникова, который, говоря о журнале «Фома» и представляя себе некое пространство наших СМИ, в которых этот журнал появляется, в контексте этих журналов, он очень правильный создал образ: он представил себе это пространство, как очень громкое, наполненное разными голосами, криками, призывами, посмотрите, что вы думаете о том, который ушел от такой-то, что вы думаете об инъекциях красоты, что вы думаете о последней коллекции этого модельера, и внутри этого гвалта звучит очень тихий голос: а что вы думаете о Боге? Этот тихий голос, многие годы принадлежавший журналу «Фома», мне хотелось на телевизионную аудиторию тоже транслировать. Мне кажется, что это получилось. По крайне мере, канал доволен тем, что у нас получилось с этими фильмами.

А. Митрофанова

— Это значит, что будет продолжение? Сейчас четыре фильма есть.

А. Плоткина

— Это зависит от вас дорогие слушатели и зрители. Если мы получим то, что называется в нашей индустрии, хорошей цифрой рейтинга, то мы будем продолжать.

А. Митрофанова

— Алла, расскажите о героях фильма. У каждой серии есть свое лицо, есть своя история, как они выбирались эти люди? Что для вас было принципиально важно в момент выбора?

А. Плоткина

— Выбирались герои, конечно, каналом. Мы с Владимиром Романовичем предложили большой список людей, с которыми мы хотели бы, с которыми нам было бы интересно поговорить, канал выбирал тех героев, которых они хотели бы видеть в первом цикле. Это историк и общественный деятель Наталия Алексеевна Нарочницкая, эфир с ней 30 марта. Писатель, телеведущий, профессор МГИМО Юрий Павлович Вяземский, это во вторник — 31 марта в эфире. Актриса, заслуженная артистка России Инга Оболдина — в среду вечером в эфире канала. И народная артистка России, балерина Илзе Лиепа — 2 апреля, в 20:50. Этих героев выбирал канал, понятно, по каком признаку — все-таки это люди очень разные, есть писатель, общественный деятель, историк, актриса драматическая, есть актриса из славной фамилии Лиепы, балерина. Это разные люди, но для канала в пространстве «Культуры» представлены. И вот мы с этими героями и делали фильм.

А. Митрофанова

— Сразу, знаете, какая мысль приходит на ум? Они говорят о своей вере, а почему нельзя сделать отличные фильмы о простых людях. Где, условно говоря, учитель школьный, водитель трамвая, визажист или кто-то еще, строитель рассказывает о тех же самых вещах, о тех же самых переживаниях? Ведь вера — это единственное, в чем мы абсолютно равны…

А. Плоткина

— Это правда.

А. Митрофанова

— У нас могут быть разные таланты, кто-то богаче, кто-то беднее, кто-то по социальному статусу выше, кто-то ниже, но это все не имеет никакого значения, когда мы…

А. Плоткина

— Это правда. Но я могу вам сказать, что как зритель увидев Илзе Лиепе такой, какой я вижу ее в нашем фильме, или Наталию Алексеевну Нарочницкую, которой никто не видел так, как зрители её увидят в нашем фильме, больше шансов, что я зависну и буду дальше слушать и смотреть, чем человека, которого я не знаю. Это просто мы с вами так устроены, это секрет нашего восприятия. И более того, человека, которого я не знаю, я в меньшей степени доверяю, я что-то знаю о нем меньше по понятным причинам. А людей, которых мы приглашали стать героями наших фильмов, они для нас убедительны, понимаете? Мы связывались с Петром Мамоновым, с Егором Бероевым, по разным причинам не получилось сделать с ними фильмы, но они для нас убедительны, мы что-то про них знаем. И поэтому слова, который произносит этот человек, из своего внутреннего опыта, они для меня важны, для меня интересны.

А. Митрофанова

— А соглашаются ли люди так легко, открыто говорить перед камерой об очень сложных и сокровенных вещах? Или приходилось как-то уговаривать?

А. Плоткина

— Да нет, вы знаете, когда человек либо встретился с Господом, либо на пути, и для него это единственно важная составляющая его жизни, он отдает себе отчет в мере ответственности своей личной, понимаете? Каждый из наших героев, это люди, которые понимают, что то, о чем мы говорим, в какой-то степени, может быть, значительной, это проповедь. Что это на огромную аудиторию слова. Что, как сказано в Евангелии, «кто отвернется от Меня, от того и я отрекусь в день Страшного суда». Никто не позволит себе, будучи человеком верующим, свою веру скрыть, потому что это важно. В этом есть миссионерство говорить о том, что для тебя важно. По крайней мере, если были какие-то отказы, почему мы не могли снять с кем-то фильм, то точно не по этому поводу. Это значит, что как-то по графику мы не совпадали, еще по каким-то причинам, но точно не потому, что человек боялся рассказать самое главное. Наоборот. Мы снимали фильм с Илзе Лиепе внутри такой центрифуги её жизни, центрифуги. У нас был всего лишь час. И когда мы закончили, она уходила, она сказала: «Спасибо вам, я даже не ожидала, что это будет так здорово поговорить о самом главном для меня».

А. Митрофанова

— Здесь ведь какой вопрос: вы говорите о том, что для христианина свойственно публичное свидетельствование о своей вере, у нас сейчас гораздо более распространена другая модель. Вера — это настолько личный вопрос, это вообще никого не должно касаться, это мой личный выбор, я его никому не навязываю, вот с этим-то как быть?

А. Плоткина

— Это, повторюсь, мне кажется, это зависит от того, насколько это тебя заполняет. Не помню, кто очень остроумно сказал, на фразу, известную вам и мне «Бог внутри меня»: «А где Он у тебя там помещается? В каком месте? Как Ему это удалось?» Что значит «личное»? Ну да, личное, но мы же не говорим о том, что мы снимаем на камеру исповедь человека, такой задачи никто не ставил, исповедь — это разговор самого человека с Творцом в присутствии духовника. Хотя в фильме Юрий Павлович Вяземский касается темы трудности исповеди. Но это не исповедь. Это опыт встречи с людьми, с обстоятельствами, с испытаниями, которые, если человек внимательно на них смотрит, понимает, что они не случайны, что они для чего-то и они его приводят в какую-то точку, в которой он уже иначе смотрит на эти обстоятельства, на эти ситуации. И все это является таким сотворчеством с Богом, потому что вся наша жизнь — это сотворчество. Как только человек выпадает из этого творческого состояния, тогда начинается, видимо, и уныние, и отпадение, когда ты сам по себе. Но пока ты с Богом, внутри тебя происходит очень живая, интенсивная жизнь, и каждый человек, мимо тебя проходящий, кто бы это ни был, хоть дворник, может стать для тебя старцем. Если ты способен слышать. Мне очень нравится, не помню, где-то читала, одна из версий, что слово чудо в нашем языке от старославянского глагола «чуять», слышать. Чудо — это просто надо слышать.

А. Митрофанова

— Хорошая версия. Очень красивая, к чудесам действительно надо прислушиваться. Вы знаете, в чем ведь феномен журнала «Фома», этих заставочных, обложечных интервью, когда другой человек, известный или неизвестный, в данном случае уже и не важно, делится своим опытом переживания Христа, делится теми вопросами, которые стояли перед ним или стоят до сих пор, рассказывает о том, как он старается на эти вопросы найти ответы, это во многом читателю может помочь сформулировать свои собственные вопросы. И при этом это не с позиции, это не поучение, не педантичность, ничего такого. Вам, как вы думаете, удалось ли эту интонацию сохранять, ваши герои, вы их слышали всех, как они говорили, вы присутствовали на интервью, вы монтировали потом. По вашему ощущению, эта грань сохранена или где-то приходилось «подкручивать»?

А. Плоткина

— Уверена, что да. Я точно могу сказать, что… Например, на записи интервью Наталии Алексеевы Нарочницкой один фрагмент разговора с ней решил мою внутреннюю, мою личную проблему. Одна фраза. Она меня абсолютно пробила, потому что я благодаря этой фразе посмотрела абсолютно иначе на ситуацию. Понимаете, когда у человека слова живые, они попадают. Вот что важно было, чтобы разговор был живым, чтобы внутри этого разговора все было для человека настоящее. У нас были прекрасные интервьюеры, у нас были интересные люди в кадре. И мне кажется, что этот разговор в значительной мере состоялся.

А. Митрофанова

— Продюсер, режиссер и руководитель мастерской режиссуры ВГИК Алла Плоткина, сегодня в гостях на радио «Вера» в программе «Светлый вечер» и говорим мы об интереснейшем, как я теперь понимаю, проекте «Звезды о небе», который выходит на телеканале «Культура» в 20:50 с 30 марта по 2 апреля. Четыре фильма, где четыре очень разных и известных человека рассказывают о своей вере, то есть рассказывают о каких-то очень сокровенных вещах. Алла, а если немножечко так ретроспективно посмотреть на ваш опыт на телевидении, вы ведь занимались проектами, которые формировали…

А. Плоткина

— Развлекательными.

А. Митрофанова

Можно и так сказать.

А. Плоткина

— У меня, что называется, на этой неделе все в каком-то смысле не случайно совпадает —«Звезды о небе» на телеканале «Культура» и на этой же неделе Первый канал празднует 20-летие «Угадай мелодию», которую я поставила 20 лет назад.

А. Митрофанова

— Ага, то есть вы фактически с корабля на бал…

А. Плоткина

— В один день даже «Звезды о небе» будут в один день и программа Малахова в эфире, где у Малахова мы будем с Валдисом Пельшем. Ну что, Алла, это нормально. Плохо, когда это в другой последовательности происходит. Это нормально, когда человек живет и в нем происходят изменения, надеюсь, более осмысленные вещи сейчас… Не надеюсь, я просто уверена, по крайней мере, в последние годы мне хотелось делать только то, в чем я внутренне нахожусь.

А. Митрофанова

— Это большая роскошь, хочу я вам сказать…

А. Плоткина

— Вы знаете, Алла Сергеевна, за такую роскошь надо долго биться, долгими годами работы завоевывать доверие, для того чтобы тебе давали, делегировали вещи, будучи уверенными по производству, по смыслу, что это будет качественно. Мне и людям, с которыми я работаю многие годы, Слава Богу, это удалось.

А. Митрофанова

— Вы запускали программу «Взгляд»…

А. Плоткина

— Нет, я её не запускала, я к ней, что называется, присоединилась. Она вышла в 87 году, в октябре, я тогда еще только институт заканчивала. Я присоединилась в 90-м.

А. Митрофанова

— Я к чему говорю: программа «Взгляд» — это была программа, которую смотрели все, я помню мое детство, когда родителей не оторвать от телевизора, потому что там сейчас говорят сущностные, важные вещи. Программа «Угадай мелодия» — это уже программа, которую смотрела я, «Звездный час» — это программа, на которой я росла. То есть, получается, что ваши проекты, они, так или иначе, не знаю, «не скажу про всю Одессу», но меня они во многом сформировали, за что вам — большое спасибо. Но сейчас вы…

А. Плоткина

— Это очень убедительный пример. Если бы это было так красиво в каждом отдельном случае…

А. Митрофанова

— Я вот к чему. Сейчас вы избрали для себя тематику совершенно иную, вы снимаете фильмы христианского содержания, христиански ориентированные. Время так поменялось? Вы считаете, что эти проекты настолько же востребованы зрительски, как и те развлекательные и сущностные, потому что программа «Взгляд» была очень сущностной.

А. Плоткина

— Надо сказать, что программа «Взгляд» выходила в то время, когда телевидение в нашей стране было больше, чем телевидение. У нас в стране все больше: поэт больше, чем поэт, в конце 80-х годов телевидение точно было в нашей стране не на своем месте, а больше, чем телевидение, поскольку только-только начали говорить о таких вещах, которые многие поколения даже боялись на кухне обсуждать. И вот вдруг в телевизионном эфире первого канала, он тогда назывался «Останкино», если я ничего не путаю, это же феномен, и какое-то время телевидение занимало неподобающее ему место, оно занимало все пространство жизни идеологической, развлекательной. То, что сейчас это не так — это Слава Богу. Во-первых, каналов стало больше, во-вторых, источников информации стало больше, Интернет, вы же понимаете, это все сразу дробиться. Поэтому то, что сейчас телевидение занимает другую позицию, это нормально, это просто прошло время. То, что касается смысловых вещей, мы же с вами понимаем, что телевидение заполнено развлекательными программами в достаточной степени, и информационными, и публицистическими, и самыми разными. Нельзя сказать, что мы пришли в тот момент нашей истории, когда можно теперь говорить о самом главном. Да нет, конечно. Но как-то есть такая возможность об этом поговорить иногда, кое-где, и Слава Богу. Потому что мы с вами живем в светском государстве и понятно, что государственные каналы не могут себе позволить, даже если бы хотели… Очень многие руководители каналов абсолютно верующие люди, я точно это знаю, но есть определенные правила. На государственном канале ты не будешь делать значительную часть программ православного содержания, у нас многоконфессиональная страна.

А. Митрофанова

— Кстати говоря, многим кажется… многим — не многим, но периодически слышны эти реплики: «Опять. Церковь опять на телевидении, опять транслируют службу, опять другое, третье, теперь еще фильмы, где…»

А. Плоткина

— Ну транслируют очень разное, одно дело мы смотрим в новостях сюжеты о том, что связано с Церковью, у информационных программ есть своя задача: мы фиксируем какие-то…

А. Митрофанова

— Картину дня.

А. Плоткина

— Да, либо картину дня, либо событие, сюжетообразующее для этого дня или для этого периода, это одна история. А другая история, как в этих фильмах, которые мы представляем с вами, когда есть возможность остановиться, о чем-то задуматься, во что-то вслушаться и найти внутреннюю рифму внутри самого себя с тем, что ты слышишь. Это абсолютно разные вещи.

А. Митрофанова

— Вы знаете, митрополит Антоний Сурожский, я знаю, один из ваших любимых авторов…

А. Плоткина

— Владыченька…

А. Митрофанова

— Говорил о том, как важно увидеть человека. Увидеть, если бы сейчас была письменная речь, выделила бы слово курсивом, увидеть в том смысле, что разглядеть суть. И как часто мы проходим мимо, не замечая этого. Когда вы работали над проектом «Звезды о небе», вы можете сказать, в этом высоком смысле, простите за пафос, что увидели этих людей?

А. Плоткина

— Вы знаете, чему точно я научилась. Тому, что, хотя этому учиться и учиться, не стоит нам думать, что мы что-то друг про друга понимаем. Это такая тайна — человек. Это огромная тайна. Во-первых, это огромное пространство и ты в любом своем дне, ты способен увидеть в нем что-то то, что может тебе быть доступно. И в любом случае, это огромная тайна. Потому что то, в чем внутри себя человек живет, кто-то из нас может ни разу не подумать, что это возможно. Правда. Наталию Алексеевну Нарочницкую, когда смотрели на телеканале «Культура», говорили: никогда никто не видел такую. Не потому, что мы ее видели безнравственной, дерзкой. Нет, мы ее такой нигде не видели. Но такой погруженной, почти шепотом проговаривающей какие-то невероятно ценные для нее вещи, не видели. Но дело даже не в этом, а в том, что нужно очень внимательно и бережно к другу другу относиться. Потому что мы мало что друг про друга понимаем. И надо уважать мир, который человек в себе носит. И уж точно не ставить какие-то штампы, клеше, этот такой-то, этот такой-то. Да не знаем мы, какой он. Владыка Антоний Сурожский умел видеть так людей.

А. Митрофанова

— Это правда.

А. Плоткина

— Он умел видеть так людей. Он как-то…

А. Митрофанова

— Я разговаривала с женщиной, которая была его духовным чадом, и она отмечала именно этот феномен. Он по 15 человек мог разговаривать с разными людьми и не испытывать чувства выгорания. Что бывает свойственно нам.

А. Плоткина

— Это и есть сотворчество. Потому что это внутренняя жизнь. Потому что ему это важно. Не то, что, как я понимаю, он делал над собой усилие погрузиться в человека, а ему Бог послал встречу с этим человеком, для него это было огромный мир, невероятно интересный. Поэтому есть такие три фильма о нем «Апостол любви», который я когда-то посмотрела. Я не говорю о том, как они сделаны, Бог с ним, совершенно неважно в данном случае, но в том числе среди этих фильмов есть мальчик лет 15-17, который зашел от дождя в храм Лондона, просто укрыться, ему открыл сторож, как он себе это представил, потому что выглядел он так, и они поговорили буквально три минуты. Этот сторож сказал: «Ты приходи, пожалуйста, я тебя буду ждать здесь, в такой-то день на следующей неделе». Он пришел. Выяснилось, что владыка уже скончался. Это были последние дни, он его застал. Но он его за эти три минуты перевернул. Этот мальчик потом, он рассказывает, что с ним стало дальше, у него изменилась жизнь, он увидел… Владыка Антоний тоже любил цитировать эти слова: «не было бы ни одного монаха на свете, если бы не дано было человеку в глазах другого человека увидеть Царствие Небесное». В его глазах оно было. Потому что увидел людей.

А. Митрофанова

— Говорят, что он умел видеть Христа в каждом человеке. Но это же надо уметь…

А. Плоткина

— Я думаю, что уметь это невозможно, это нужно с Богом жить очень долгие годы абсолютно искренне. Ему это удавалось.

А. Митрофанова

— Если говорить о нашем мире, о той центрифуге, в которой мы живем, как в этом ритме, как попытаться настроить себя на такой лад. Вы рассказываете о героях ваших фильмов, как они вырывали буквально по часу возможность записать интервью. Ну о каких таких сущностных вещах можно говорить в наше время?

А. Плоткина

— Меня поразила Илзе Лиепа. Я не была с ней знакома, я ни с кем из наших героев не была знакома. У нее был только час, и мы с автором этого конкретного фильма Константином Мацаном немного испугались, потому что, как правило, мы старались иметь емкий разговор, 2-3 часа, может быть, даже больше, чтобы было понятно, как из этого компоновать…

А. Митрофанова

— 23 минуты.

А. Плоткина

— 26.

А. Митрофанова

— 26, прощу прощения.

А. Плоткина

— Плотный разговор. Час нас немного обескуражил, но она пришла, села, услышала вопросы… Костя, первый его вопрос был, помнится: «А когда вы в вашей жизни, по тому, как мы договаривались об интервью, как вы успеваете с Богом пообщаться, где ему место в вашей жизни?» И она сказал удивительно: «Вы знаете, если есть потребность в этом, то всегда найдется минутка, когда заснул ребенок или ты приехал куда-то на встречу на 5 минут раньше, если есть потребность, это время находится». Илзе меня поразила, потому что я очень редко встречала людей в своей жизни, для меня она внутри себя носит храм. Она живет перед Богом. Такое ощущение, когда мы с ней общались, человек стоит перед Богом, ежесекундно в том, как он внутри себя сложен. И должна вам сказать, возвращаясь к этому часу, нам отпущенному, что когда она закончила интервью, час, мы следили вместе по часам, чтобы её не задержать, не подвести. Она встала, ушла, мы с Костей повернулись друг к другу, и было понятно, что здесь просто борьба прекрасного с еще лучшим. Можно было поговорить полчаса, и там тоже все было бы. Человек живет внутри себя перед Богом, соотносится.

А. Митрофанова

— Алла Плоткина, продюсер, режиссер, руководитель мастерской режиссуры ВГИК имени Сергея Герасимова в нашем эфире на радио «Вера», мы вернемся буквально через минуту.

А. Митрофанова

— Добрый светлый вечер, дорогие радиослушатели! В программе «Светлый вечер» продюсер, режиссер, руководитель мастерской режиссуры ВГИКа Алла Плоткина. И мы говорим о проекте «Звезды о небе», о серии документальных фильмов, которые выходят в эфир на телеканале «Культура» с 30 марта по 2 апреля в 20:50. Четыре серии, четыре свидетельства.

 

А. Плоткина

— Цикл из четырех фильмов.

А. Митрофанова

— Четыре важнейших свидетельства о Христе. Почему важнейших, потому что люди говорят о…

А. Плоткина

— О своем внутреннем опыте. Он у всех разный, конечно. Потому что у всех у нас он разный.

А. Митрофанова

— Алла, возвращаясь к этому разговору, прежде чем перейдем к другим вашим проектам. Вы уже рассказали про Илзе Лиепу, что еще удалось услышать такого, сущностного, важного, что повлияло на вас, заставило о чем-то задуматься. Вы режиссер этого проекта, вам видно, что, где, как прозвучало.

А. Плоткина

— Вы знаете, я вспоминала какие-то вещи из этих наших фильмов. Поскольку мы закончили где-то в декабре… Например, когда в январе так эмоционально и широко переживалось произошедшее в Париже, это вызвало такой резонанс, и мы помним все это шествие в Париже, я вспомнила один эпизод из интервью Наталии Алексеевны Нарочницкой, если я правильно помню название, она во Франции, поскольку она живет во Франции, и она там не гость, она знает Францию изнутри. Она руководит институтом…

А. Митрофанова

— Европейским институтом демократии и сотрудничества.

А. Плоткина

— Поэтому часть её жизни проходит в Париже. Она в интервью говорила о том, что с её точки зрения французы очень уязвимы. Это было интересно. Она объяснила свою мысль, сказав, что французы отказались от своих христианских традиций, от исторически сложившихся корней, заменив другими какими-то понятиями: свободы, личности. Но вместе с этим во Франции происходит процесс очень активный миграции. И среди этих мигрантов значительная часть людей мусульманского вероисповедания, где как раз укорененность в своих традициях очень сильная. И что эта уязвимость французов, она говорила, что это еще… Вот мы увидим, какие ростки из этого будут. И когда я наблюдала эту историю с журналом, я подумала, что она абсолютно права, абсолютно права. Потому что свобода личности — это, конечно, незыблемые ценности всякого демократического общества, это правда. Но за этим потеряны какие-то вещи, которые могли бы быть противопоставлены иной культуре, иной системы координат, и как объяснить людям, которые позволяют себе переходить грань, с моей точки зрения, абсолютную грань дозволенного, не важно, называешь ты себя верующим и неверующим, просто называешь ли ты себя культурным человеком, если ты позволяешь себе говорить, что такие картинки — это хорошо. Тогда вопрос степени культуры общества, которое может позволять себе такие выпады. В разной связи, отвечая на ваш вопрос, в январе, когда происходили эти события, я вспоминала этот её рассказ и подумала, что она абсолютно права.

А. Митрофанова

— О французах. Сразу хочется спросить. В связи с сериалом предыдущей вашей работы для телеканала «Россия. Культура», это был сериал «Неизвестная Европа», 12 фильмов, которые снимались в 6 странах…

А. Плоткина

— В семи.

А. Митрофанова

— Более чем 40 городов там была охвачено.

А. Плоткина

— 42. 72 собора и музея.

А. Митрофанова

— Все посчитано.

А. Плоткина

— Да, Алла Сергевна, вам ли не знать.

А. Митрофанова

— Я сбилась со счета, я напомню слушателям, Алла в предыдущей части программы уже немножечко засветила нашу совместную работу над этим проектом. Действительно было безумно интересно.

Ваше впечатление от пребывания во Франции, раз уж мы о французах сейчас говорим, вы можете и о других странах сказать. Неужели, все настолько плохо, судя по тому, что вы видели?

А. Плоткина

— Не знаю, не возьмусь. 6 февраля этого же года, меньше месяца после того, как произошла эта история в Париже, я была в Париже, это была первая пятница месяца, я пошла в Нотр-Дам, где мы с вами когда-то снимали «Сердце Парижа» для «Неизвестной Европы». Каждая первая пятница месяца, в 15 часов, Нотр-Дам-де-Пари, вынос Тернового венца Спасителя, это поразительная церемония, пронзительная совершенно действо. И можно и приложиться, и помолиться, это запоминается на всю жизнь. Но я вам сказать, что 6 февраля я была там в этом году, битком забитый собор, а он не маленький, битком, битком… Не то, что места сидеть, стоять… И много детей, самых разных людей… Не возьмусь, что там все абсолютно светское государство, в котором нет ничего и все потеряно. Наверное, многое потеряно, по понятным причинам, так же, как это потеряно у нас.

А. Митрофанова

— Важное дополнение.

А. Плоткина

— Эпоха Просвещения и Французская революция, наша история, в общем, только повторила некоторые моменты: и разрушенные храмы, и попытка построить атеистическое государство, где в центре человек. Но все это было в истории людей. Но, думаю, что все не так однозначно.

А. Митрофанова

— Я тоже несколько раз попадала на эту церемонию выноса Тернового венца в первую пятницу месяца. И всякий раз наблюдала ровно ту же самую картину, о которой вы сейчас сказали — битком набитый собор.

А. Плоткина

— Мы с вами снимали Германию…

А. Митрофанова

— Которая считается атеистической страной… Ну, скажем, далекой…

А. Плоткина

— У меня ощущение, что это очень католическая страна. По крайней мере, мы снимали в значительной части Западную Германию, Германия все-таки разная.

А. Митрофанова

— Разная, да. Северная и южная…

А. Плоткина

— Западная и восточная — совсем другая. Мы с вами помним эту историю, когда сын наших друзей пошел в первый класс, у них это не 1 сентября, а 8 августа. И в первый день у первоклашек встреча с епископом, эта история с шариком… Если я правильно помню, вы меня поправьте. Я была потрясена. Пришла мама мальчика и рассказывала, как сегодня с детьми, с первоклашками вел беседу епископ, который вышел на сцену с шариком. Шарик был надут, шарик был красивый. Он спросил: «Что это?» Они сказали: «Шарик». «А благодаря чему он такой красивый, что там внутри?» «Воздух». «Представляете, воздух… Мы его не видим, не чувствуем, но он заполняет этот шарик, делает его таким красивым… Так и Господь, его присутствие в нашей душе, делает её красивой…» И выпустил из шарика воздух. Шарик сделался совсем другим. «А вот это, когда Господь покидает душу…» Понимаете, с первоклашками! Мне бы кто в первом классе такое рассказал, показал бы шарик, честное слово, мне кажется, это повлияло бы как-то на мои атеистические мозги на долгие годы.

А. Митрофанова

— Кстати говоря, а как случилось в вашей жизни, что вы пришли к вере? Это же всегда такой момент сокровенный и драматичный.

А. Плоткина

— У меня он был, с одной стороны, короткий, с другой стороны, в общем, до сих пор иду. Это было уже 17 лет назад. Именно в такие солнечные весенние дни. Надо сказать, что начиналось все с очень простого мероприятия. Я пошла… Кто-то из добрых людей, я переживала тогда за очень близкого мне человека, и кто-то из друзей сказал, что надо бы молебен о здравии заказать. Я не очень понимала, что это такое. Мне сказали, что это лучше на Литургии, в воскресенье. Я поехала на Литургии. Ничесоже не понимая, отстояла Литургию. Потом начался молебен. Сестры, это был женский монастырь, что-то пели, священники читали записки, мне было не очень хорошо слышно, что за имена они читают. И я помню, я стояла в сторонке и про себя подумала: «Ну надо же, я даже имени не услышу». И в следующую секунду в храме установилась гробовая тишина и услышала имя, которое я записала. Дальше я вам не скажу, что со мной было, я помню, что на мне сухого места не было. И еще я помню, что в тот день я меняла шины зимние на весенние, я стояла под Арбатским мостом, пока их мне меняли. И потом я много вспоминала об этом моменте, читала об этом состоянии, это такой первой благодати, которую просто дают не за так. Не за что. Это не забыть никогда. То, как я любила тогда каждого прохожего, как он для меня был священен, и как все вставало на свои места в моем сознании, насколько я могла тогда себе это представить. Это незабываемое воспоминание. А потом я стала ходить, спасибо друзьям, которые хоть как-то помогали мне сориентироваться, стала ходить в церковь. И дальше, как у каждого из нас, большой-большой путь.

А. Митрофанова

— Со всякими бывает путь препятствиями, поворотами, возможностью выбора, не всегда выбора правильного, как с этим быть, по-вашему? Что помогает не сбиваться с курса?

А. Плоткина

— Не сбиваться с курса, не знаю. А вы вспоминали владыку Антония Сурожского, разные бывают в жизни испытания и состояния, бывает, что уже не веришь ни во что и никому. У меня стоит его фотография на комоде, в спальне. И я когда на него смотрю, я понимаю, что ему я верю. Если он верил в Христа, даже тогда, когда я ни во что не верю, я буду смотреть на мир его глазами. Потому что ему я верю. И знаете, сомнение не такая плохая вещь. Он же, владыка Антоний, когда-то говорил, что сомнение — это всего лишь со-мнение, просто другое мнение. Просто иное мнение, которое сегодня может таким быть, завтра другим.

А. Митрофанова

— В защиту сомнений.

А. Плоткина

— Да-да, не бойтесь…

А. Митрофанова

— Не бойтесь ваших сомнений, передаем привет журналу «Фома»…

А. Плоткина

— Поклон…

А. Митрофанова

— …который под девизом «журнал для сомневающихся» выходит уже много лет и, как говорят читатели, тоже очень многим помогает найти ответы на эти самые вопросы.

А. Плоткина

— Не сомневаюсь.

А. Митрофанова

— Вы преподаете во ВГИКе, у вас своя мастерская…

А. Плоткина

— Уже вторая.

А. Митрофанова

— То есть вы уже выпустили…

А. Плоткина

— Да, эти фильмы «Звезды о небе», режиссером их была моя выпускница-студентка Екатерина Кожакина.

А. Митрофанова

— Расскажите о детях, о вашем с ними взаимодействии, это же совсем другое поколение, с другими мозгами, как часто кажется. Что вы в них видите, что они дают вам, что вы им даете?

А. Плоткина

— Они разные, конечно. Не скажу ничего нового, если засвидетельствую, что качество образования в нашей стране падает, это факт. Понятно, что мое поколение гораздо больше читало и мы были оснащены чуть более основательным знанием, хотя бы собственной литературы, своей собственной истории. Они разные. То, что они хорошо мотивированы в значительной степени, я имею в виду, что им хочется состояться, что им хочется стать кем-то, они очень мотивированы успехом. Понятно, что мы сегодня живем в категориях таких не добра и зла в большей степени для молодого человека, а успеха и не успеха. Не успешным — это все равно, что катастрофа. С этим мы тоже как-то боремся, потому что понятно, что успех и не успех — это субъективные параметры, Бог его ведает. И как сказал когда-то мой духовник, это вообще критерий гордого человека. Я «удачник» или неудачник, это формулировки гордых людей. Откуда ты знаешь, кто ты есть на самом деле? Дети разные, сейчас у меня курс, который мне очень нравится. Потому что они жадные, им всего хочется, они все впитывают, как губка.

А. Митрофанова

— Крокодилы такие, дай-дай.

А. Плоткина

— Прошлая мастерская в этом смысле была чуть менее активна, но, помнится, я, еще будучи таким неофитом в педагогике, горела желанием отдать все, что возможно. И, надо сказать, что в том числе на первом курсе, насколько я помню, это был первый курс. У них был такой курс «История мировых религий». Внимание. У нас его читал Владимир Романович Легойда.

А. Митрофанова

— Вам повезло…

А. Плоткина

— Повезло… Guest-star, приглашенная звезда, раз в неделю, мы собрали весь поток института, там был курс Хотиненко, Мирошниченко, документалисты, Меньшова, мои студенты, весь поток первых курсов слушал курс «Мировые религии». Мы начинали в маленькой аудитории, заканчивали актовым залом. Потому что желающих было много.

А. Митрофанова

— Продюсер и режиссер, руководитель мастерской режиссуры ВГИКа имени Сергея Герасимова Алла Плоткина сегодня в гостях в программе «Светлый вечер» на радио «Вера».

Алла, продолжая разговор о детях. Вы верующий человек, вы этого не скрываете, это видно по всему, что вы говорите, по тому, как вы говорите. А ваши студенты задают вам вопросы на эту тему?

А. Плоткина

— Нет. В случае со студентами тут какая штука. Если ты не убедителен в том, как ты себя ведешь с ними, то чтобы ты ни говорил, это будет существительное и прилагательное. Мы, конечно, впрямую на том этапе, где мы сейчас находимся, нет таких поводов, чтобы поговорить, но если они возникают, то мы общаемся.

На самом деле, они мне помогают. Я вот сейчас очень надеюсь, что мне удастся сделать сценарий фильма «Рождества» для одного из ведущих федеральных каналов на будущий год. И для того чтобы подготовиться к этому сценарию, я провела со студентами некое интервью. Мне было очень важно понимать, на какой степени неведения мы находимся. Я задавала им самые разные вопросы и за исключением одной девочки, которая знала все, все остальные ответы меня обескураживали. Но в ответ на мои вопросы, они начали задавать мне вопросы. И я там стала рассказывать сущностные вещи. Вы бы видели их глаза, им это было очень интересно, очень важно. А потом, вы знаете, когда мы с ними обсуждаем какой-то материал, драматургию, фильм, который я им показываю, мы обсуждаем, есть же возможность у педагога сакцентировать какие-то вещи. Или дать этим вещам определенный ракурс, на что обратить внимание, сформулировать таким образом, чтобы это было в той системе координат, которая мне кажется важной.

А. Митрофанова

— Об их вопросах. Спрашивали о Рождестве, заинтересовались чем-то. Сейчас мы выходим в предпасхальное время, понятно, что впереди еще Страстная и это целый океан, который надо переплыть. Но вместе с тем это одно из ключевых событий для христиан. А у вас никогда не возникает желания до них это донести? Поделиться, рассказать, устроить какой-то action, чтобы в это их погрузить, какие-то миссионерские ходы… Никогда не задумывались над этим?

А. Плоткина

— У нас еще сегодня есть третий собеседник, к нашему с вами счастью, митрополит Антоний Сурожский. На эту тему у него есть совершенно гениальная трактовка фразы «метать бисер перед свиньями». Вот с его точки зрения «метать бисер перед свиньями» — это отвечать на вопрос, который не задан. Если ты начинаешь людям говорить о том, в связи с чем у них не возник вопрос и вопрос не сформулирован, это тщетно. Если этот вопрос созревает, то тогда на него имеет смысл отвечать. Я не дерзну разговаривать о Пасхе с людьми, у которых нет внутреннего посыла. Если он появится, конечно, будем.

А. Митрофанова

— Мне в связи с этим вспоминается эпизод, когда во время беседы, презентации книги Владимира Легойды в замечательном культурном центре «Покровские ворота», руководитель этого центра Жан-Франсуа Тири задал Владимиру Романовичу вопрос, в контексте он, естественно, прозвучал в определенном, но вопрос такого содержания: «Вам не кажется, что может быть проблема современной проповеди и современной миссии заключается в том, что мы спешим дать людям ответы, вместо того, чтобы помочь им сформулировать вопрос». То, о чем вы сейчас сказали, это о том же самом? Вы тоже эту ситуацию видите.

А. Плоткина

— Мне кажется, что это, наверное, правильно, с одной стороны. А с другой стороны, не было бы журнала «Фома» с его и вопросами, и ответами, не знаю, очень много бы вопросов у очень многих людей и не появилось бы. Тут понимаете, это тонкое дело. Когда вы меня спросили о конкретной вещи, я, видя конкретных людей, понимаю, что это так, это отвечать на вопрос, который не задан. Но ведь фильм, который мы презентуем «Звезды о небе» на канале «Культура», это же ведь тоже… в них каждый услышит то, что у него рифмуется с тем, что перед ним. Я это точно знаю. Потому что есть, среди тех людей, которые видели фильмы, есть те, которым очень близок фильм с Юрием Павловичем Вяземским, есть те, кому близок фильм с Наталией Алексеевной Нарочницкой или с Ингой Оболдиной. Это то, что попадает. Потому что они все очень разные, на разные темы, на разной глубине и с разных ракурсов люди говорят об одних и тех же вещах. То, что в тебя попадает. Но когда это в тебя попадает, это значит, что у тебя этот вопрос задан. А есть ли у вас какой-то любимый, может быть, наиболее созвучный евангельский эпизод.

А. Плоткина

— Ну, наверное, как и у всех, у каждого дня свой евангельский эпизод, я постом читаю каждый день одну главу Евангелия. Вам, наверное, это знакомо. Это так же, как ты приходишь в храм на Литургию, в этот день читается какой-то фрагмент Евангелия, и ты думаешь: «Господи, эти строки, сейчас, для меня говорят». Поскольку мы с вами уже говорили о том, что это какой-то живой процесс внутри тебя, не скажу, что какой-то один эпизод самый любимый, бывает, ты останавливаешься и очень долго думаешь над какой-то одной строкой, которую ты читал до этого десятки раз, но так она в тебя не попадала.

А. Митрофанова

— Опять же. Время задуматься должно быть, это же надо остановиться. Я все о том, что неудобная религия христианство, выбивается из ритма современной жизни. Нужно останавливаться и думать.

А. Плоткина

— Возможно, для этого есть радио «Вера», у меня в машине радио «Вера».

А. Митрофанова

— Спасибо.

А. Плоткина

— Едешь, не надо останавливаться, слушаешь радио «Вера» и отлично себя чувствуешь. Как и многие мои знакомые. Узнаешь какие-то вещи, даже если ты их знал, интересно про них послушать, что думает тот или иной ваш собеседник.

А. Митрофанова

— Спасибо за этот разговор. Я напомню в программе «Светлый вечер» на радио «Вера» была продюсер, режиссер, руководитель мастерской режиссуры ВГИК имени Сергея Герасимова Алла Плоткина, которая рассказывала об очень необычном проекте, в телевизионном формате, наверное, впервые подобная история запускается, когда люди в формате документального фильма рассказывают о свое вере, о своем переживании Христа. «Звезды о небе» называется этот проект, он выходит в эфир на телеканале «Культура» с 30 марта по 2 апреля в 20:50.

А. Плоткина

— Я еще добавлю, только вчера узнала, что телеканал «Культура» повторит все эти фильмы в Страстную субботу в течение дня. Я не знаю, в какое время, но в Страстную субботу все четыре фильма будут в течения дня показаны.

А. Митрофанова

— Это 11 апреля?

А. Плоткина

— Да.

А. Митрофанова

— Спасибо за информацию, спасибо за разговор.

А. Плоткина

— Спасибо вам, Алла.

А. Митрофанова

— До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (7 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...