"Светлый вечер" с актрисой Ксенией Алферовой (эф. 18.05.2016)

Светлый вечер - Алфёрова Ксения (эф.18.05.2016) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Алфёрова Ксения (эф.18.05.2016) - Часть 2
Поделиться

Алферова 4В гостях у программы “Светлый вечер” была актриса, соучередитель фонда поддержки детей с особенностями развития “Я есть” Ксения Алферова.

Наша гостья рассказала о большом концерте к 4-летию фонда “Я есть”, и о том, каких результатов в изменении отношения общества к детям с особенностями развития удалось добиться за 4 года жизни фонда.

______________________________________

А.Пичугин

«Светлый вечер» на радио «Вера». Дорогие слушатели, здравствуйте! Здесь в этой студии Алла Митрофанова.

А.Митрофанова

Алексей Пичугин.

А.Пичугин

С удовольствием представляем вам нашу гостью. Сегодня, эту часть «Светлого вечера» ближайший час вместе с нами проведет актриса театра и кино, телеведущая, основатель Фонда «Я есть» Ксения Алфёрова. Здравствуйте!

К.Алфёрова

Здравствуйте!

Наше досье:

Актриса Ксения Алфёрова выросла в семье артистов Ирины Алфёровой и Александра Абдулова. После школы поступила на юридический факультет Московского университета, затем закончила школу-студию МХАТ. С 2001 года много снимается в кино. Одной из самых популярных ее работ стала главная роль в телесериале «Московские окна». С рождением дочки она стала реже появляться на сцене и в кадре, но активно занялась работой в благотворительном фонде «Я есть», который учредила вместе с мужем Егором Бероевым в 2012 году для помощи детям с особенностями развития.

А.Пичугин

Давайте сразу обозначим тему нашей программы, вернее повод, по которому мы собираемся: 19 мая, то есть уже завтра – совсем скоро, фонд «Я есть» отмечает свой четвертый день рождения. На самом деле для благотворительного фонда, мне кажется, четвертый день рождения – это неплохо. Это уже такой солидный хороший показатель, но, а по нашим меркам, конечно… Ну, четыре года, но все равно здорово.

К.Алфёрова

Ну, уже ходит и говорит.

А.Пичугин

Уже ходит и говорит?

А.Митрофанова

И думает сам.

К.Алфёрова

Да.

А.Митрофанова

И делает какие-то вещи, которые…

К.Алфёрова

И вообще хочет все делать сам, и уже понимает, как и что.

А.Пичугин

Ну вот, в Зеленом театре завтра в 7 вечера, по этому поводу состоится концерт с участием очень известных, я думаю, всем нашим слушателям известных групп и людей, артистов. Там и Валерий Сюткин, и Валдис Пельш, инструментальный электро-проект «ImperiaMusic Band».

К.Алфёрова

Это очень крутые ребята. Семь человек, они что-то невозможное совершенно творят на сцене, и так зажигают.

А.Митрофанова

Серьезно?

К.Алфёрова

Это просто тебя сносит энергией, это классические инструменты электронные, что… Хрупкие девушки, которые просто зажигают так!

А.Пичугин

Так. Еще я не всех назвал. Еще группа «Бурито», «Винтаж», группа «Мураками», группа «КУБАнаТЫ», участница шоу «Голос» Екатерина Чистова также выступит перед почтенной публикой.

К.Алфёрова

А еще один у нас есть исполнитель, о котором мы никому не расскажем, но я знаю, что его любят… Я не знаю, кто его не любит, он очень крутой, очень классный. Ну очень известный.

А.Митрофанова

Завели интригу, что называется.

К.Алфёрова

Очень известный исполнитель, который будет вживую петь со своей группой, которая у него очень многочисленная. У него целых пятнадцать артистов вместе с ним музыкальных.

А.Митрофанова

Круг сужается.

А.Пичугин

Это не Эмир Кустурица, нет?

К.Алфёрова

Нет. Это наш, российский любимый нами. Не хуже, чем Эмир Кустурица.

А.Митрофанова

А у меня есть несколько версий. После эфира можем об этом поговорить.

А.Пичугин

А тебе все равно, может быть, не скажут. Да и не надо, не говорите ей, пожалуйста.

К.Алфёрова

Приходите и увидите.

А.Пичугин

Да. Еще раз. Завтра в 7 вечера в Зеленом театре на ВДНХ.

А.Митрофанова

Я, кстати говоря, хотела бы несколько слов сказать о этом месте. Буквально в минувшую субботу была там на концерте замечательной грузинской группы «Бани», и это пространство, которое само по себе знаковое, наверное – ВДНХ, вообще, это пространство, связанное с определенной эпохой.

К.Алфёрова

С историей, да.

А.Митрофанова

Кому-то это близко, кому-то это не близко, но вот Зеленый театр, мне кажется, это такое место, которое примиряет абсолютно разных людей. Там чувствуют себя самые разные люди очень комфортно, хорошо и замечательно. Это красивая архитектура, потрясающая акустика, это театр под открытым небом, что само по себе знаково. Кстати говоря, сразу могу поделиться, поскольку я там уже была не первый раз, подготовилась пришла – мы пришли с пледиками. Дорогие слушатели, кто захочет завтра, 19 мая, к 7 часам вечера прийти на концерт Фонда «Я есть» в Зеленый театр на ВДНХ, позаботьтесь, чтобы было чем накрыть лапы, например. Особенно, если с детьми.

К.Алфёрова

Ну, не знаю. Я неделю уже молюсь, и не только я, чтобы у нас выглянуло солнышко, и дождя не было. Я думаю, что моя молитва будет услышана, но на случай дождя просто мы в том году тоже делали концерт там же, и где-то часов в семь, ровно, когда начался концерт, начался дождь. У нас на этот случай есть очень-очень много дождевиков разноцветных.

А.Митрофанова

А это здорово.

К.Алфёрова

И это очень красиво. У нас есть ролик прошлогоднего дня рождения. Мы сначала расстроились, когда закапали первые капли, но потом, когда люди оделись в эти дождевики – такой разноцветный зал многотысячный. Я не могу это объяснить, но что-то такое было особенное в том, что все в дождевиках, и что дождь, и что все вместе.

А.Пичугин

Так может пусть будет.

К.Алфёрова

Нет. Пусть будет потом или с утра.

А.Пичугин

Я, как человек, который на радио «Вера» отвечает за прогнозы погоды редкие наши, раз в неделю, которые выходят…

К.Алфёрова

Вечером можно или с утра.

А.Пичугин

Я хочу Вас обрадовать, что в четверг, 19 мая, пока синоптики обещают нам погоду без осадков в Москве.

К.Алфёрова

Вот видите. Не зря я, мои молитвы услышана.

А.Митрофанова

А сколько градусов, Леша?

А.Пичугин

Вечером около 15-ти.

А.Митрофанова

Я поэтому и говорю про пледики.

К.Алфёрова

Мы наших зрителей… Сидеть-то особо им не захочется. У нас такой интересный концерт, как-то он очень такой активный всегда, зажигательный – у нас все танцуют и активно участвуют в том, что происходит на сцене. Детей просто не остановить.

А.Митрофанова

А никто, я так понимаю, такой задачи перед собой не ставит. То есть у вас там нет правил, что все должны сидеть.

К.Алфёрова

Нет. Как-то у нас проводится уже четвертый год это дело – никто у нас не сидит, и никогда не сидел – все танцуют обычно. У нас атмосфера … мы мастера создавать атмосферу, поэтому, собственно говоря, и мы это делаем для того, чтобы люди… Поэтому на наш взгляд, нужно, чтобы пришло как можно больше обычных людей, потому что это удивительная, уникальная возможность познакомиться с нашими особенными людьми в очень правильной атмосфере. Вот в том году у нас были такие группы, как «MBand», была Нюша, Ани Лорак, а у них такая армия молодых поклонников, и был еще выпускной, и у нас наконец наша мечта осуществилась, потому что было просто очень много молоденьких девочек-старшеклассниц, которые совершенно чудным образом перемешались все вместе с нашими особенными, и мало кто чего уже понимал. Всем было все равно, им коляска – не коляска, я не знаю, у кого какой синдром, все обнявшись кричали «MBand», визжали там или еще что-то, и это было просто… Это – мечта. У нас такой слоган есть: «Мы учимся жить вместе, и у нас получается», то есть просто на двести процентов была выполнена задача – это было очень здорово.

А.Митрофанова

А задача, кстати, очень серьезная. Те вещи, о которых Вы сейчас говорите так легко и свободно, и улыбаясь, и это так зажигательно и хорошо. На самом деле ведь за этим стоит очень важная работа, которая, я не знаю, есть какие-то правильные слова, которые, если писать официальный документ, то там это будет обозначено…

К.Алфёрова

Это называется интеграция. Но мы дружим. У нас задача подружить просто, потому что я вот буквально на днях была в Бахрушинском музее, они делают ежегодно фестиваль детский, куда в течение нескольких дней приходят дети, то есть у них есть какие-то активности в рамках музей, а он очень красивый и уютный, и обязательно есть кто-то выступающий, связанный с благотворительностью, актер или еще кто-то, и сидят маленькие дети, и мы потом, когда меня спрашивали: «Ну вот, а вы что, а как, Вам понравился?». Я говорю: «Слушайте, понимаете, я дети…». И я им рассказывала, соответственно, про особенности в том числе. Я говорю: «Вы понимаете…» – когда детям объясняю. «Понимаете, в принципе, наверное, не очень понятно то, что я вам буду говорить, потому что вы-то не делите, то есть для вас, в общем, это непонятно все равно, но взрослые делят, поэтому я обязана вам рассказать, что это такое и с чем это едят, и чтобы вас эти словосочетания не пугали». Поэтому мы тоже не делим, мы умеем делать из-за того, что мы не делим, то у нас такая атмосфера очень какая-то… То есть все, кто к нам приходит, обычно говорят, что ты не видишь диагноз, ты видишь человека. Так, как будто ты не понимаешь ничего про этот диагноз, просто очень здорово, и такая атмосфера любви, потому что там для обычных людей – это повод просто хорошо провести время на самом деле, потому что она действительно у нас очень такая веселая и особенная атмосфера, и подружиться в такой как бы… Что приходят, с подростками, с детьми с маленькими, в том числе – у нас для них тоже есть всякие, придуманы активности. Для особенных родителей тех же самых детей вот эти пришедшие люди – это огромная поддержка, то есть это же такой знак того, что мы все вместе, и что они не просто какие-то отдельные и никому не приятные и не нужные, а что эти люди пришли вместе с ними, и к ним, в какой-то степени. Все-таки все знают, чем мы занимаемся. Это невероятно важно. Это такое для них, в том числе… То есть мы от них получаем заряд любви, света и какой-то такой энергии особенной, чтобы нам дальше что-то хорошее делать, мы – я имею в виду обычные люди. А их это очень вдохновляет.

А.Митрофанова

Ксения, Вы знаете, не первый раз слышу о том, что люди, которые работают с детками с особенностями, они говорят про этот особый заряд любви. Объясните, пожалуйста, что это такое? Почему ребенок с особенностями в этом смысле более, я даже не знаю, что… Наверное, некорректно было бы сказать, что он как-то больше способен дать, но почему-то так получается, что все, кто занимаются этой темой, постоянно об этом говорят. Что в этом особенного? Почему здесь…

К.Алфёрова

Мы с детьми об этом разговаривали в Бахрушинском музее, тоже мне вопрос задавали на эту тему. Я им рассказывала про сердце, про душу мы с ними там беседовали…

А.Митрофанова

Сердце и душа есть у всех. У всех.

К.Алфёрова

А вот я им объясняла, я говорю: «Знаете, у вас есть душа?». Они говорят: «Да». Я говорю: «А где?». – Внутри. Я говорю: «А где конкретно внутри у вас душа, вы знаете?». Они задумались: «Ну, нет. Где-то внутри». Я говорю: «Вы представляете, ну я тоже раньше не знала, где она у меня». Я просто люблю это говорить, и не раз у вас говорила на радио, но просто это для меня реально было открытием, и до сих пор оно им и продолжает оставаться. То, что я до сих пор пережить не могу, но вот какая-то… Как чудо некое, которое я на себе сама ощутила, что… Я говорю: «Я тоже не знала, то теперь мало, что она где-то есть у меня там». Ну, где-то есть. Там что-то иногда себя плохо как-то чувствую, что-то плохое делаю – как-то она мне там покоя не дает, или наоборот, куда-то лечу. А тут месяц прошел, два. Год прошел, и вдруг я понимаю, что хочу я или не хочу, что-то внутри меня оно как шарик воздушный – ты наполняешься, и я реально вдруг могу место указать, где конкретно, и я наполняюсь, и где мне хорошо, и где болит или наоборот не болит, а наоборот, хорошо. Я понимаю что, видимо, если она была в каком-то спящем, может быть, состоянии или маленькая, то она помимо меня увеличивается как-то и работает, и что-то с ней происходит, хочу я того или нет. Я не знаю, может лучше я становлюсь, хуже – я не знаю, но я в любом случае какая-то живая становлюсь. Сейчас модны слова эмпатия или еще что-то, но все это работает. Я не знаю, мне кажется, что просто, например, просто тут… Я очень люблю – Егор очень правильно про это говорит, про то, что… Понимаете, он говорит: «Тут большой вопрос кто кому больше нужен, и кто кому помогает». На самом деле, для меня, например, это уже не вопрос, потому что мне очевидно, что это не мы нужны им, а они нужны нам, потому что они свою миссию уже выполнили тем, что они такие, какие они есть. Если вы спросите родителей, но родители тоже бывают разные, в смысле родители-то все прекрасные, я имею в виду стадии у них такие, принять ребенка. Мы-то обычного ребенка тоже у нас проблема часто с принятием: то нам не нравится, я не знаю, длина ног, то не поет или еще что-нибудь, у нас претензий-то масса к тому, какие-то они у нас не такие…

А.Митрофанова

Не соответствуют нашим ожиданиям.

К.Алфёрова

Ну, как-то да. А тут, вообще какое-то, да? Нестандартный ребенок, и вот те, у кого происходит стопроцентно, как правило, оно все равно происходит рано или поздно, вот принятие, когда ты перестаешь слушать, я не знаю, врачей в смысле норм, и куда-то его пытаться впихнуть в какие-то нормы, и принимаешь, то вам все скажут родители, ну, многие, про то, что чему их научили их дети, и, если бы не приход этого ребенка, чего бы с ними не произошло. Вот именно внутри, на уровне души и сердца, и всего остального. Поэтому я к тому, что вот в этом их функция. Я не говорю уже про синдром Дауна, который для меня… Я все время, когда я слышу что это лишняя хромосома у них, я вздрагиваю, потому что я говорю: «Послушайте, она не лишняя, а дополнительная хромосома». То есть у нас ее нет вот этой дополнительной, которую им додали, и благодаря которой они действительно… То есть особенность в том, что они любят нас всех, как только мамы может быть любят своего ребенка некоторые, без каких-либо условий, вот потому что мы вот такие, какие мы есть, и нас как раз они принимают и делятся вот этой любовью, которую им эта дополнительная хромосома видима. Я уж не знаю, как там Господь это устроил и почему в них столько любви, а в нас так мало. Ну, или потому что в них ratio отсутствует, например.

 

А.Пичугин

Напомним, что в гостях сегодня у программы «Светлый вечер» здесь на светлом радио Ксения Алфёрова, актриса театра и кино, телеведущая и сооснователь фонда «Я есть». Фонду этому исполняется четыре года, и, соответственно, завтра на ВДНХ в Зеленом театре будет совершенно замечательный концерт в 7 вечера. Давайте, пользуясь случаем, еще раз наших слушателей всех пригласим, тем более, что вход, я так понимаю, свободный.

К.Алфёрова

Вход свободный. Обычно в день рождения дарят подарки кому-то, а мы в наш день рождения всегда дарим такой большой подарок в виде концерта, который абсолютно бесплатный, то есть мы не тратим ни копейки, чтобы понимали, что все исполнители, все, кто принимает участие в его создании, все это делают бесплатно. Это такой акт доброй воли.

А.Пичугин

Давайте услышим имена героев. Это и Валдис Пельш, это и Валерий Сюткин, также группы «Imperia Music Band», «Бурито», «Винтаж», «КУБАнаТЫ», группа «Мураками», участница шоу «Голос» Екатерина Чистова, ну, и некий сюрприз, который…

А.Митрофанова

Темная лошадка.

К.Алфёрова

Очень крутой сюрприз.

А.Пичугин

Прям группа большая.

К.Алфёрова

Услышав о котором, я знаю, что многие просто, когда сейчас приглашаю людей, звоню – все: «Аааа! Дааа! Мы придем».

А.Митрофанова

То есть Вы все-таки рассказываете о том, что это будет за сюрприз.

К.Алфёрова

Устно. Вам я не могу, просто… у нас, да.

А.Пичугин

Думаю, тут журналисты, в некотором роде, и нам нельзя, как всегда.

А.Митрофанова

Хорошая иллюстрация к тому, что Вы рассказываете, мне кажется, стал фильм испанский, в 2009 году снятый – «Я тоже» – он называется. Снял его Антонио Нахарро, режиссер, который может быть, у нас не очень известен, но там в главной роли Пабло Пинеда – чудесный совершенно молодой человек или, может быть, сейчас он уже… Я просто не знаю, сколько ему сейчас лет.

К.Алфёрова

Он взрослый. Преподает в университете, он профессор.

А.Митрофанова

Профессор университета, который как раз с этой самой дополнительной хромосомой. Знаете, смотришь этот фильм, и вот то самое счастье, о котором Вы говорили, оно начинает внутри наполнять, и прямо начинает вырываться куда-то, и просто перестаешь в какой-то момент понимать, что с тобой происходит. А это ощущение того, что ты сияешь изнутри, глядя на этого человека. Это художественный фильм, кстати.

К.Алфёрова

Вот то, что я наблюдаю просто, даже со стороны часто, когда… То есть я точно знаю, а тем более, если правильная какая-то атмосфера, которая сразу не пугает, то что ты приходишь со своим каким-то ожиданиями и стереотипами, и тут вдруг как-то хорошо. Как люди, то есть даже некоторые, которые пришли как-то или кого-то привели – у нас разные просто есть мероприятия – естественно и дети разные. У нас они такие непосредственные все, и вот они подходят, чего-то говорят, здороваются, знакомятся, и человек, даже если он был как-то очень серьезно настроен, вот эта улыбка, которая начинает выползать откуда-то – это просто я наслаждаюсь каждый раз. Вот это что-то, что помимо тебя начинает вот так вот разползаться, у тебя весь организм, у тебя одна сплошная улыбка ты становишься.

А.Митрофанова

Одна сплошная улыбка – это правда.

К.Алфёрова

Это правда, это какая-то такая особенная энергия этих… У нас просто в этом году мы еще сделали, мы запустили – это наше такое прям достижение – это такая акция всероссийская, которая сейчас пойдет по разным городам России – это фотовыставка, которая называется «Сбудется». Это очень красивая… Если набрать «Сбудется» – это очень красивые, такие яркие фотографии… То есть она про мечты. Там да, там главные герои – наши дети, но там один Супермен, который летит над крышами домов, другая – канатоходка, третья еще что-нибудь, и все это в очень таком исполнении – очень необычном, ярком таком, очень стильном, красивом. И первое, что вы видите, когда… То есть это все на фоне такого небесного лазоревого неба все происходит.

А.Пичугин

А где это все будет происходить?

К.Алфёрова

Это было… У нас в Москве открытие было на Гоголевском бульваре, они стояли на Чистых Прудах.

А.Пичугин

В фотоцентре, да? Или на самом бульваре?

К.Алфёрова

Нет. На бульваре. Они стояли на Чистых Прудах, эта выставка, на Новом Арбате, потом она переехала в Парк Горького. Вот сейчас она будет на открытии у нас на ВДНХ, потом мы там ее чуть-чуть переформатируем, оставим. Потом мы поедем во Владимир, Суздаль, Муром, и так далее. Но это также будет, то есть мы вот с дня рождения хотим запустить, я просто не знаю, как это правильно в итоге называется… Флэшмоб – по-моему нет – как эстафету. Эстафету желаний со «Сбудется», но смысл ее в том, что ты должен пожелать другому что-то хорошее. Не себе загадать желание, а поделиться чем-то хорошим с другими людьми. Вот так вот передать эту эстафету дальше. Надо будет сказать в конце, что у него это обязательно сбудется.

А.Митрофанова

Это в каком формате? Я пытаюсь визуализировать… Видео маленькое?

К.Алфёрова

Мы сделаем, мы запишем. Мы просто… Мы как-то это массированно надо делать. Мы выложим это сразу после дня рождения, как примеры там. Мы запишем еще что-то, потому что там есть некие условия того, как должно сбываться, с облаками и шариками.

А.Пичугин

Я не знаю, знакомы Вы или нет. У нас просто не так давно в эфире была девушка такая, Анастасия Приказчикова. Она возглавляет фонд «Подарок ангелу», который помогает детям больным ДЦП. Ну, как помогает? Они исполняют их желания. То есть ребенок может написать свое пожелание, что бы он хотел – там начиная от апельсинов и заканчивая встречей с каким-нибудь актером, поездкой куда-нибудь.

К.Алфёрова

Мы дружим с подобным, похожим фондом, который исполняет желания наших детей.

А.Пичугин

А, вот. Вот как раз про межфондовую какую-то коммуникацию, потому что очень часто к нам приходят люди, которые представляют разные совершенно благотворительные фонды, и все рассказывают о своем фонде, но иногда складывается ощущение, что все находятся в вакууме, хотя это на самом деле не так. Мы может просто не ставим целью…

К.Алфёрова

Кто-то да. Кто-то так и существует, а кто-то нет. Просто у нас такой еще… Наша-то задача как раз интегрировать, социализировать, поэтому мы в разной что ли… Разные сферы толкаемся, пихаемся, и наши дети тоже как бы, я не знаю, у нас с «Подари жизнь» тоже, потому что у нас какие-то есть дети, которые там… Да, у него синдром Дауна, но это, к сожалению, там лейкоз, предположим или еще что-то, поэтому в смысле лечения тоже мы как-то пересекаемся все, или с какими-то типа фондом, который есть, исполняет желания.

А.Митрофанова

Я рада, что Вы подружились с Екатериной Чистовой, которая была гостем нашей студии.

К.Алфёрова

С Катей мы как-то сразу встретились в кафе и поняли, что мы… Она чудесно, она будет тоже, она будет петь песню свою, которая называется не помню как, которую она сама написала, про… Как раз про то… Мы меняем мир. Вот про то, что мы меняем мир.

А.Митрофанова

«Мы меняем мир» – это название ее проекта, которым она занимается.

К.Алфёрова

Я знаю.

А.Митрофанова

Я поясняю для наших слушателей, потому что кто-то слышал этот эфир, кто-то нет.

К.Алфёрова

Это не фонд, это именно у нее проект. Она собирает артистов: и «Голоса», и не «Голоса», молодых, очень классных, они были у нас. У нас был такой в рамках пасхального фестиваля тоже праздник у Большого театра, и вот мы там забабахали такой концерт как раз с друзьями Кати Чистовой, это было очень здорово.

А.Митрофанова

Меня удивило, что когда она приходила к нам в студию, рассказывала, зачем она пошла на шоу «Голос». Понятно, каждому артисту хочется проснуться знаменитым, чтобы его каким-то образом оценили, узнали профессионально и зрительская любовь чтобы на него обрушилась в какой-то момент. Когда Катя сказала, что для нее одной из главных задач было сделать так, чтобы о ее этом проекте «Мы меняем мир», который помогает детям с аутизмом, чтобы о нем узнало как можно больше людей – я, конечно, я была поражена. В лучшем смысле этого слова.

К.Алфёрова

Возвращаясь к началу нашего разговора по поводу особенных, зачем они нам нужны. Катя, как мама ребенка с аутизмом – система ценностей другая у тебя. То есть она до рождения ребенка это была одна Катя, после рождения и его взросления – это другая Катя. Если Вы с ней поговорите, она просто расскажем Вам, насколько в ней поменялось. И так Вам расскажет любой родитель таких детей.

А.Митрофанова

Это, Вы знаете, настолько тонкие вещи, когда человек понимает и рефлексирует на эту тему, что вот что-то в нем меняется, потому что вообще это очень сложно что-то в себе изменить. Это, может быть, даже самая сложная работа, которая…

К.Алфёрова

Согласна. Это работа, в любом случае.

А.Митрофанова

Это работа. И когда приходят люди, которые вот так с улыбкой рассказывают о том, что да, у нас в семье есть особый ребенок, и мы счастливы, мы очень его любим, я… Вы знаете, у меня кроме чувств какого-то такого искреннего совершенно восхищения эти люди ничего не вызывают.

К.Алфёрова

Они тоже научились этому. Не сразу у них это получилось. Я Вам хочу сказать, что я у родителей особенных детей, таких вот уже продвинутых, так их назовем, учусь тому… Я как-то, наверное, к своему ребенку стала иначе относится, хотя у меня такого вот не было какого-то комплекса в смысле что… Я понимаю, что это отдельные, я всегда знала, что это такое Богом данный уже какой-то готовый человек, и моя задача, просто не испортить, но максимально дать все, какие возможные там возможности для ее становления, для открытия талантов, развития, но все равно, все мы родители примерно одинаковы. Нас заносит, и я очень много, если останавливаю, начинаю просто ее слушать и слышать даже какие-то замечания, которые она делает или просьбы ее, и именно благодаря тому, что я общаюсь, в том числе, с особенными родителями. Они учат тебя немножко как вот именно принятию какому-то, и тому, что твой ребенок тебя очень много чему может научить.

А.Пичугин

А особенные родители – это родители особенных детей?

К.Алфёрова

Ну, мы так их для себя называем.

А.Пичугин

Или я просто подумал, что…

К.Алфёрова

Нет. Именно родители особенных детей.

А.Пичугин

Ведь бывают же случаи, когда вот именно семейные пары такие, с особенностями определенными, а дети у них здоровые.

К.Алфёрова

Ну, у нас в стране ДЦП-шники, да. Мы надеемся, что у нас как раз в этом проекте, например, фотопроекте, есть чудесный Федя, который Супермен. У него есть синдром Дауна, ему 14 лет, и есть такая Марина, которая на радуге, так вот в пижаме, на как бы вот… Ну, надо видеть, это сложно рассказывать.

А.Митрофанова

Она качается на радуге, наверное?

К.Алфёрова

Она катится, как с горки, с радуги, и вот Федя, он влюблен страшно совершенно в Марину, и когда как раз мы фотографировали – мне нужно было долго – он, бедный, очень тяжело ему было в этой позе лежать и еще счастливым находится, как-то изображать этот полет: «Я – Супермен». Я говорю: «Смотри на меня, ты летишь ко мне». Он говорит: «Нет. Я лечу к Марине». Я говорю: «Да, ты летишь к Марине». И он летел к Марине. Так что мы надеемся, что у нас вот сейчас как бы новое поколение наших, я их называю, Пинед, растет, и просто я вот… Вспомнила, что я хотела сказать про Пинеду. Ведь на самом деле…

А.Митрофанова

Это актер, который снялся в фильме и профессор университета, снявшийся в фильме «Я тоже».

К.Алфёрова

Просто понятно, что, например, синдром Дауна, то есть есть какие-то стереотипы: «Ой, это такой-то какой-то глупый, никакой, такой-сякой», и поэтому какие-то его достижения мы воспринимаем, как «Ох, ты! Надо же!», но если Вы пообщаетесь с его мамой и увидите его маму, то Вам абсолютно четко станет понятно, собственно говоря, почему он такой, какой он есть. То есть, если бы… То есть у мамы такой не мог он не быть профессором, актером, философом – он философ такой признанный – он чуть ли не книги пишет, потому что то, насколько стопроцентное было приятие, и сколько она в него вложила любви, и как она за него боролась, и как она его… Это потрясающе. Это урок всем родителям, на самом деле.

А.Пичугин

А поправьте меня, если я ошибаюсь, он же женат, кажется, нет?

К.Алфёрова

Пинеда? Я могу что-то не знать, мне кажется, нет. Не знаю. Дай Бог, если женат. Это в Америке очень пар действительно людей, то что они живут, много чего про Америку говорят плохого, и мне самой там много чего не нравится, но все, что касается действительно социализаций таких людей – это стопроцентно они работают, и они водят машины, они живут отдельно, у них рождаются дети, они создают семьи, и, кстати, у людей, сколько я знаю, с синдромом рождаются обычные дети, которые живут в перманентной любви не прекращающейся.

А.Пичугин

Есть чудесный совершенно фильм, у него довольно сложное название, я не помню. Фильм иранский. Иранский кинематограф – это отдельная статья, очень такая интересная. Фильм про ребенка, у которого особенные родители. Семейная пара, там какая-то форма аутизма, видимо. Весь фильм о том, как ребенок их стесняется, и как они его бесконечно любят. Все заканчивается хорошо, конечно же, но там дело не в «хэппи энде», а вот именно в том, как выстраиваются их отношения на протяжении всего фильма: как они его любят, а он их стесняется. Чудесно. Потрясающий фильм.

К.Алфёрова

Что часто происходит, согласитесь, в обычных семьях, но просто это не так ярко звучит, как «О! Родители с аутизмом – а он обычный». Это же как пример нам всем.

А.Митрофанова

Вообще, Вы правы. Это такая, может быть, своеобразная аллегория что ли, как увеличительное стекло, через которое можно посмотреть на проблемы, касающиеся абсолютно каждого из нас. Переходный возраст – это вообще время, когда дети склонны как-то обособляться, переоценивать, и что могут понимать родители в этой жизни в конце концов. Вот они-то все понимают, а родители? Ну куда им там.

А.Пичугин

Ромен Гари «Обещание на заре» – замечательный роман тоже на эту тему.

К.Алфёрова

Кстати говоря, чтобы с ребенком в этом возрасте удержать контакт, нужно обладать такой мудростью, и, если, как Вы говорите, слышать его чувства, вот этому как раз очень, я Вам хочу сказать, учат дети, потому что все равно любой человек – это своя какая-то энергия, своя маленькая вселенная, которая ходит. А, соответственно, разные особенности, вот если мы говорим про такие особенности, которые общепризнанные, потому что у нас у всех с вами есть какие-то свои особенности – они тоже с разной энергией. Например, я себя поймала на том, что я такой громкий человек, говорю я много и громко, слушаю, может быть, хуже и с трудом. Раньше мне давалось это с трудом – я привыкла говорить, но вот когда ты общаешься, то есть если ты достаточно тонкий человек или заставляешь себя хотя бы замолчать, то люди с аутизмом, к ним надо подстраиваться, то есть ты не можешь позволить себе, если ты хочешь наладить контакт, и почувствовать, в особенности с тяжелой формой аутизма, когда там отворачивается, не говорит, но на уровне, я не знаю, таких микро- каких-то… Какая-то улыбка, какая-то… Это какая-то вещь такая удивительная, но ты должна быть, как локатор – ловить каждое-каждое движение его души, и ты понимаешь, что даже если он отвернулся, ты как-то это чувствуешь, что ему хорошо, что ему очень нравится, что он очень благодарен, что, там я не знаю… Вот это мы там на празднике танцевали вместе, например, как пара часто, но какие-то вещи – контакт там. Мы же не слушаем, мы же не слышим совсем друг друга. Мы обижаем друг друга. Мы привыкли, что, мы-то с вами, на нас… Не знаю… С нами грубо поговорили, наорали, и мы это… Нам неприятно, нам тоже больно и нехорошо, но мы как-то это переварили, и в конце концов так мы все общаемся друг с другом. На ребенка, друг на друга, много вокруг грубости и хамства, и мы как-то так почему-то живем. Не получится у тебя наладить контакт с этим человеком, если ты так будешь себя вести громко и как-то, как тебе надо. Ты должен на его волну настроиться, почувствовать его, и максимально быть в его что ли… Ну, как музыкальный, да… Как камертон. Это такой навык удивительный, как только ты, тебе приходится вот так несколько раз делать, ты это автоматически начинаешь переносить, то есть ты как бы перенастраиваешься что ли, и ты уже начинаешь как-то внимательней относится к обычным людям, к своим близким, и тоже себя останавливать. Удивительная вещь.

А.Митрофанова

Вот Вам и школа жизни. Ксения Алфёрова, актриса, телеведущая и соучредитель Фонда «Я есть» сегодня в программе «Светлый вечер» на радио «Вера». Здесь также Алексей Пичугин, я – Алла Митрофанова. Через минуту вернемся.

 

А.Пичугин

Вновь мы возвращаемся в нашу студию. Здесь, на светлом радио, где беседуем сегодня я, Алексей Пичугин и моя коллега Алла Митрофанова беседуем с Ксенией Алфёровой, актрисой театра и кино, телеведущей, сооснователем фонда «Я есть». Беседуем в преддверии дня рождения Фонда. Завтра Фонду исполняется четыре года. Вернее, завтра будет отмечаться широко очень в Зеленом театре на ВДНХ в 7 вечера.

А.Митрофанова

В прекрасном месте грандиозный концерт.

А.Пичугин

Как Алле нравится Зеленый театр.

А.Митрофанова

Я не могу даже этого объяснить, почему мне так нравится.

К.Алфёрова

Мне там тоже нравится. Мы второй год там уже делаем концерты.

А.Митрофанова

Вот из всего пространства ВДНХ, пожалуй, это для меня какое-то абсолютно особое место.

К.Алфёрова

Поэтому постольку, поскольку двери нашего концерта, Зеленого театра ВДНХ завтра открыты для всех абсолютно желающих прийти к нам насладиться, во-первых, творчеством наших исполнителей Сюткина Валеры, Пельша, «Мураками», «Бурито», «Винтаж» – очень любят молодые люди, хорошая такая группа.

А.Пичугин

Imperia Music Band, которого уже рекламировали.

К.Алфёрова

И Чистова, и одного очень известного актера, имя которого я вам сейчас не произнесу, а если произнесу, то у меня…

А.Митрофанова

Тот, чье имя нельзя произносить.

К.Алфёрова

Но на самом деле, если там… Сейчас кто нас слушает, были с нами несколько минут до этого, то это также возможность как раз перенастроить свой организм немножко, потому что в зале будут разные люди, с особенностями в том числе, и с разными. Часто вы даже не поймете, с какими, и так далее, и тому подобное. И в этом на самом деле тоже кайф.

А.Митрофанова

Слушайте, мы все с особенностями в конце концов.

К.Алфёрова

В том то все и дело, но раз нас поделили, постольку, поскольку государство нас поделило, и законом мы все поделены, то надо, видимо, сначала про них рассказать, для того, чтобы соединить части.

А.Митрофанова

Может быть.

А.Пичугин

Кстати говоря, я помню, когда Егор Бероев, Ваш супруг, к нам приходил, он рассказывал… Всегда ведь важно какие-то примеры. Вот Пабло Пинеда, которого мы упоминали – у нас же есть тоже какие-то очень хорошие, здоровские примеры в России людей, в том числе и с синдромом Дауна, у которых произошла такая хорошая социализация. Вот мальчик Никита, о котором вся страна узнала некоторое время назад, когда он пропадал.

К.Алфёрова

Но до этого про него многие узнали, когда он работал поваром в «Кофемании», и работал очень успешно, потом, когда он пропадал, но пропадал, потому что у него был как раз затянувшийся подростковый период, и он хотел зарабатывать деньги, ездя… Он ездил в электричке и пел песни.

А.Пичугин

Играя на гитаре, да.

К.Алфёрова

У него такая была… Немножко хиппи он стал. На самом деле есть, у нас есть такая подруга – Ира Гаврилова. Она мама, в том числе, особенного ребенка. Она многодетная мама, еще красивая семья. У нее четыре уже ребенка. Вторая – Маша, она как раз с синдромом Дауна. Она ровесница нашего Фонда, мы, собственно говоря, так и познакомились, сейчас мы близко дружим, и у них был проект, фотопроект, они год ездили с другой, очень хорошим фотографом, по разным: и в Белоруссии они были, и в Украине, по-моему, и еще где-то. Они собирали как раз вот такие истории взрослых людей с особенностями, которые успешны по нашим, общепризнанным меркам, потому что для меня загадкой все время является сейчас вот это мерило успешности, но тем не менее. То есть, например, я сейчас могу ошибаться, но, по-моему, то ли в Белоруссии, то ли Украина, парень с синдромом работает… Или девушка, я вот, к сожалению, сейчас… Но не важно. Человек с синдромом Дауна работает в одном из центральных отелей города, встречает гостей. Просто эти люди, они действительно для таких вещей очень годятся. Никита, например, сейчас… Есть такой фонд… Кстати, к слову о взаимодействии фондов, «Соединение» – это слепоглухие люди. Но они сделали совершенно классный проект, такой интегративный, но они соединили уже, по-моему, все особенности обычных студентов театральных ВУЗов, и Брусникин, о котором вы, наверное, все слышали, это очень хороший педагог… То есть это его студия, его школа, и они делают, они сейчас… У них была недавно премьера «Женитьбы», например. Никита играл одну из главных ролей. Света там тоже с синдромом Дауна, очень красивая такая блондинка, она играла главную роль. Там были обычные студенты, там были и колясочники. И причем это очень здорово, то есть это действительно очень талантливо, их там учат. Их учат профессиональные педагоги и голосу, и речи. То, как их учат, я хочу сказать, уже не учат в обычных ВУЗах театральных.

А.Митрофанова

Я была на спектакле, который как раз с участием актеров этого Фонда «Содействие» проходил в Центре Мейерхольда, и хочу сказать, что да, там есть свои особенности для зрителей – например, если хочешь поаплодировать – топай ногами.

К.Алфёрова

Это другое. А сейчас они сделали, то есть это не только слепоглухих, это все-все-все.

А.Митрофанова

Это фантастика. Это то, что люди делают, и видно, сколько усилий было на это потрачено, но какой потрясающий результат. Причем эта атмосфера, которая у них там на сцене, она же транслируется в зал, и вот эта забота, опека, причем взаимная забота и опека, и устремленность людей навстречу друг другу. Видимо, когда мы понимаем, какую-то чуть большую степень уязвимости в другом человеке, мы действительно по-другому начинаем настраивать на него свои рецепторы. Знаете, о чем я хотела у Вас спросить?

К.Алфёрова

Поэтому Никита сейчас у нас уже актер, практически профессиональный.

А.Митрофанова

Передавайте ему наши наилучшие пожелания.

К.Алфёрова

Хорошо. Его не будет 19-го, потому что у него спектакль в этот день.

А.Митрофанова

Хороший повод, чтобы прогулять концерт, хочу Вам сказать.

К.Алфёрова

Да.

А.Митрофанова

Я хотела у Вас спросить по поводу Вашей дочки. Она же растет в вашей среде и получается, что постоянно общается с особыми детками. Как она реагирует?

К.Алфёрова

Ну, как-то для нее это… Да никак особенно она не реагирует, кроме того, что мы уже рассказывали, по-моему, и Егор, и я. Сейчас она уже барышня, хотя мы в куклы до сих пор играем, слава Богу – девять лет всего нам только. Но у нас обязательно, у нас есть, например, такая игра, в домики. Кукольные домики такие большие, знаете? Деревянные. У нас есть много таких домиков, и разные семьи. Вот в семье Бероевых у нее там что-то, какое-то невозможное количество детей, там человек пятнадцать, наверное. Уже она будет многодетной мамой, она сказала, что у нее будет не меньше двенадцати детей, и там есть и с синдромом Дауна ребенок, и из интерната обязательно есть один, которого взяли из интерната, усыновили, и один мальчик там есть у нее, появился недавно, у которого рак, у которого еще что-то. То есть у нее там такая семья с огромным количеством всех особенностей.

А.Пичугин

Вот видите, как все влияет на самом деле на ребенка.

К.Алфёрова

Да нет. Для нее это, конечно, влияет, поэтому Егор и говорит, когда его спрашивают… Мне очень нравится, когда его спрашивают, зачем вам это все надо, он говорит: «Я хочу, чтобы мой ребенок жил в здоровой стране». Это правильно, мы должны жить все вместе, Господь нас в конце концов… Он же нас почему-то всех вместе на одну планету поселил. Зачем же мы заборами-то друг друга отделили? Мы должны учится друг у друга – для этого. Во всем же есть смысл. Поэтому я думаю, что именно сейчас на самом деле очень вот это движение в нашей стране, оно очень активно. Я имею в виду вот по интеграции, в том числе, о том, что мы много про это говорим. Я думаю, что это неспроста в такой сложный период, потому что может быть, это как бы некий такой ресурс для нас для всех внутренний.

А.Пичугин

А вот мне, кстати, не совсем понятно. Оно действительно в стране очень активно или просто у нас на радио «Вера» очень много программ с людьми, которые этим занимаются.

К.Алфёрова

Очень активно.

А.Пичугин

Но вот это замечательно, если это есть.

К.Алфёрова

Раньше бы столько бы не нашли, во-первых, людей, и то, что этих организаций, есть такие, которые уже по двадцать лет существуют, но как? Если сейчас мы раз в месяц сидим в совете при Голодец, мы – это не только мы, а это и ЦЛП – родительская такая организация, которая как раз … все вот возможные такие крупные общественные организации. И сидят, предположим, министры – у нас есть темы заседаний, касательно разных, то есть это могут быть и старики, и вот наши особенные, такие-сякие, и какие-то вопросы на законодательном уровне… Там по шапке дают министрам. То есть: а что надо сделать, а что надо сделать для того – то есть мы рассказываем о том, как плохо, и что надо сделать для того, чтобы было лучше – где что надо поменять, какие-то совсем вопиющие случаи, когда надо прямо разобраться и даются сразу указания сверху пойти разобраться, и это работает, это уже длится четыре года, собственно говоря, и очень много чего было сделано благодаря, кстати говоря, Голодец.

А.Митрофанова

Ксения, а что сделано, кстати, расскажите.

К.Алфёрова

Если говорить про Совет – для этого надо зайти на сайт Совета, вот этого общественного, при Голодец, и там есть итоги, начиная от, если вы помните, много лет назад от муковисцидоза – вот эти скандалы, и там прямо это было… То есть это был сандал, но нет худа без добра, что называется, потому что там много чего было сразу на эту тему сделано, вплоть до центра специального, который начали строить. Там очень много всего, там, если я буду перечислять, мы сейчас будем еще с вами полтора часа общаться, потому что он занимается всеми сферами.

А.Митрофанова

А у Вас какие есть потребности? Чего бы Вам хотелось в качестве помощи от людей неравнодушных, тех, кто захочет присоединиться, может быть к Вашему движению такому? Вот завтра, к примеру, люди придут к Вам на концерт…

К.Алфёрова

Ну, завтра – праздник, поэтому про грустные вещи мне говорить, наверное, не хочется, а нужно прийти к вам отдельно, вот тема психоневрологических интернатов – это отдельная тема, которая требует такого отдельного разговора грустного, потому что вот у меня ощущение, что мы четыре года неслись – у нас все очень легко получалось всегда, и я, правда, никаких ни от чиновников, ни от соцзащиты московской – мы с ними бок о бок очень много чего делаем – сделали, продолжаем делать, и они никогда нам в наших каких-то начинаниях, предложениях не отказывали. Но, вот эта система психоневрологических интернатов – а это единственное будущее, которое приготовлено для наших людей, детей – не важно, родительские это или интернатские дети, это, конечно… Тут у меня ощущение, что мы бежали радостно, вприпрыжку что-то все меняли, делали, всех интегрировали, собирали, волонтеры – и дальше с разбегу просто впечатались в стену ПНИ, и сильно себе уже за этот год, прямо нос разбили серьезно, и это такая вот прямо стена.

А.Пичугин

А почему это будущее, которое ждет их всех? Они же могут жить в семье.

К.Алфёрова

Ну, если этот ребенок живет в семье, то даже если, предположим, вы ходите в коррекционную школу, в интернат коррекционный, в детский садик интегративный, то даже когда вам исполняется 18 лет, у вас же нет работы, возможностей работы. Где вы пойдете? Никуда вы не пойдете работать. И если родители вдруг умрут, и у вас нет родственников, которые бы вас, человека с синдромом Дауна, с аутизмом, с ДЦП, с умственной отсталостью, с чем угодно, взяли бы к себе, то вы идете в ПНИ. ПНИ – это смерть. Это очень страшно. Это настолько страшно. Я себе представляла, как это может быть страшно, не представляла, что так сильно страшно. Более того, это место, где живут… Там ваша бабушка может туда попасть, если она останется одна, и это будет ужасно. Она не будет гулять.

А.Пичугин

А я правильно понимаю, что это законодательство. Если мы возьмем пример даже Соединенных Штатов, то там ситуация, вы сами говорите, другая, потому что люди с синдромом Дауна живут отдельно, сами могут себя…

К.Алфёрова

Это некий стереотип, это буквально последнее заседание в Голодец закончилось на том, что мы на полном серьезе пытались придумать разные ходы, как поменять сознание. То есть это прекрасно: радио «Вера», я про это рассказываю, люди, я надеюсь, придут на концерт, и там кто-то готов – кто-то не готов, то с ними однозначно, те, кто придет, что-то внутри произойдет. Но директора ПНИ не придут. Или чиновники, от которых зависит судьба наших детей, в массе своей не придут – у них нету времени. А это такая закостенелая, не то что они какие-то злодеи, а потому что они так привыкли, их так воспитали, их так научили. То есть это такая вот… И как поменять вот это восприятие такое косное, что необучаемы, не такие.

А.Митрофанова

Как поменять систему? Это сложный вопрос.

К.Алфёрова

Это реально здесь мы сейчас просто для начала придумываем все вместе даже какие-то ходы, способы для начала вот как поменять. Мы поняли, что пока мы там не поменяем наверху, то ничего не произойдет внизу, я имею в виду для наших детей, и мы прямо там ролики специальные для них, какие-то чуть ли не квесты такие – ну, какие-то такие, чтобы не сильно давить, как нам правильно объясняют там люди-чиновники, чтобы не заставлять, потому что тоже вызывает протест – все же мы люди. То есть это отдельная серьезная работа и тема. Забавно, я никогда не думала, что мы будем этим заниматься.

А.Пичугин

А есть какие-то государственные, может быть, интернаты, или организации, которые берут на себя…

К.Алфёрова

Негосударственные?

А.Пичугин

Негосударственные. Или берут на себя функции ПНИ?

К.Алфёрова

Вот такой известный, вот ему еще нужна помощь на самом деле, это вообще Псков.

А.Пичугин

Я слышал про них. Егор рассказывал.

К.Алфёрова

Там есть центр лечебной педагогики, это Царев, но им помогают. Им помогает губернатор. А там есть… Это – дети. А есть «Росток». Это как раз альтернатива ПНИ, то есть это человек, бизнесмен, который на свои деньги выкупил много разных квартир, домов, земли, и вытащил 60 человек из ПНИ, и вот они живут у него в квартирах, то есть у него полный цикл: там и проживание, у них есть мастерские, они работают, они трудоустроены, но это его личные деньги, которые он тратит. Пока до кризиса, пока у него был успешный бизнес, он это делал с легкостью. Вот сейчас, буквально неделю назад, он продал последнюю квартиру свою собственную, для того, чтобы выплатить зарплату сотрудникам, и объяснить часто чиновникам, губернатору, зачем? Ну, правда, зачем он это делает, вменяемому, в адекватном состоянии, невозможно. Я понимаю, но что уже взяв, вот если это его такие люди-дети, то он уже не может этого не делать.

А.Пичугин

А что же он будет делать дальше?

К.Алфёрова

Ну мы вот все ходили, общались, с губернатором в том числе, пытаемся… Мы – в смысле общественные разные организации.

А.Пичугин

А где это?

К.Алфёрова

Это Псковская область. Под Псковом. Вот им нужна помощь на самом деле, финансовая в том числе.

 

А.Пичугин

Друзья, Ксения Алфёрова, актриса театра и кино, телеведущая, сооснователь фонда «Я есть» сегодня в гостях на радио «Вера».

А.Митрофанова

Вы знаете, Ксения, конечно, это очень сложная тема, про которую Вы сейчас сказали по поводу психоневрологических интернатов, но я почему-то в Вас верю, и вот в каком смысле. Не потому что, знаете, Дон Кихоты сражаются с ветряными мельницами и становятся героями всемирно известных романов, а потому, что если что-то и может эту систему изменить – ведь что самое страшное в системе? Это ее самовоспроизводство. А что ее может изменить? Столкновение, потому что в любом случае в этой системе работают люди, и столкновение с какими-то альтернативным взглядом и очень яркое впечатление от этого, оно действительно может какое-то действие возыметь, и вот такие, в хорошем смысле слова, «рыжие», что ли, такие вот Дон Кихоты, они… Иногда для этого нужно пробивать головой стену, и это не всегда получается, но это получается.

К.Алфёрова

Если бы Вы видели переписку – у нас есть такая переписка внутренняя, тайная, разных общественных организаций, которые вовлечены в эту проблему. Мы боремся сейчас с одним интернатом, 30-м, чудовищным, в Москве, а вернее, с его директором. Я читаю, я просто начинаю… Я читаю – я думаю… Это можно, наверное, большую атомную станцию подзаряжать от энергии тех людей, которые пытаются… Тут же нет одного человека вытащить, спасти, заставить сделать так, чтобы женщина родила, а не ей сделали аборт, и в течение года… То есть вы даже не представляете, вот сколько усилий какого количества людей, чтобы, например, просто выпустили из ПНИ. Потребовалось в течение года, включая Пантелеймона, с чьего благословения все это происходило…

А.Митрофанова

Владыки Пантелеймона.

К.Алфёрова

Владыки, да. Чтобы женщина родила хорошего чудесного мальчика обычного. Да и женщина чудесная, обычная. Она бы там не оказалась, она бы как, в целом поговорить, она бы в дореволюционное время она бы жила себе в деревне, и была бы чудесной мамой многодетной, и никто бы не знал, что у нее умственная отсталость, потому что это такой весьма условный на самом деле диагноз, который ставят многим просто в раннем возрасте.

А.Пичугин

И он не снимаемый.

К.Алфёрова

Это просто педагогическая.

А.Пичугин

А человек может его перерасти.

К.Алфёрова

Это педагогическая запущенность называется. В ПНИ многим дееспособным, вот в этом ПНИ в частности, за время властвования – а по-другому директоров там назвать нельзя, такие царьки – за время властвования там этого человека, депутата Мосгордумы, кстати, который по идее, должен быть на нашей стороне, общественный, защищать интересы своих людей.

А.Пичугин

Он одновременно депутат и директор?

К.Алфёрова

Да. Поэтому у него много ресурсов, прокуратура в том числе. Это целая отдельная детективная история. Дееспособности были лишены. То есть это взрослые люди, после 18-ти лет которые туда попали, и многие из них были… Там много дееспособных людей, там не «психи», как это принято думать. Там бабушки, там дедушки, там дееспособные люди. Двести человек.

А.Пичугин

Это за сколько лет?

К.Алфёрова

Ну, не так много. Многие из них по десять сразу. Там, предположим, когда сейчас начинаем разгребаться, то есть решением судьи, который никогда в жизни из не видел, сразу пятнадцать человек там за час он лишил дееспособности, потому что интернат ему написал, что надо. Это очень серьезная проблема.

А.Пичугин

А для чего это интернату нужно?

К.Алфёрова

Я думаю, что сейчас это не стоит рассказывать, это очень сложная система, очень. На самом деле, я думаю, что может быть, после лета, мы может быть с вами встретимся, и я с удовольствием поговорю, потому что тема важная, и многие ваши слушатели могут помочь так или иначе, с разных, совершенно, сторон, и ресурсов в том числе. И про это надо рассказать, и что-то будет уже и с тем… Я думаю, что сейчас просто, учитывая, что мы по праздничному поводу собрались, не стоит ее продолжать, так глубоко туда копать.

А.Пичугин

Давайте не будем. Давайте, что важно – мы уже не первый раз в этой студии обсуждаем фонд «Я есть». Давайте еще раз контакты его назовем. Для тех, кому это нужно или для тех, людей, которые могут оказать какую-то помощь, захотят поучаствовать в жизни фонда. Вот передо мной несколько телефонов, общие вопросы – это 8-495 (код Москвы 495) 722-20-08. Все верно?

К.Алфёрова

Да.

А.Пичугин

8-495-722-20-08 – это телефон, по которому можно позвонить, задать какие-то общие интересующие вопросы в обе стороны, я так понимаю.

К.Алфёрова

Либо зайти на страничку в «Фейсбуке» и там в сообщениях написать – тоже вам сразу ответят.

А.Пичугин

«Фейсбук», «ВКонтакте», совершенно разные соцсети.

К.Алфёрова

И сейчас у нас есть сайт, которым мы страшно недовольны, но тем не менее, он есть.

А.Пичугин

Вот открытый у меня, yaest.ru.

К.Алфёрова

Так и называется: yaest.ru. Будем его менять.

А.Митрофанова

Я почему сказала, что я в Вас верю. У меня перед глазами что Вы сможете изменить эту ситуацию, если может быть, не до конца, то во всяком случае, задать вот этот тренд на переломление. У меня перед глазами есть пример Саши Гезалова, Александра Гезалова, очень известный общественный деятель, который выпускник детского дома.

К.Алфёрова

Мы знакомы.

А.Митрофанова

Я для слушателей для наших тоже поясню, который прошел через очень сложные периоды в своей жизни, связанные с пребыванием в тех или иных учреждениях, критически все это переосмыслил, и смог развернуть вот эту самую систему в другую сторону, на своем уровне.

К.Алфёрова

Слушайте, я вам сейчас расскажу, когда мы выйдем, о том, кого вы должны пригласить в вашу программу. Просто Вы сказали про Гезалова, а есть совершенно удивительный, потрясающий, мы буквально в Пскове недавно встретились, и он нас развлекал – час мы хохотали, но, то есть какой-то невероятного ума, остроты, остроумия, жизнелюбия человек, который прошел всю интернатную систему вот эту нашу особенную, и в том числе у него ДЦП. И он очень много всего пережил. В общем, когда его слушаешь, если не знаешь, вернее, то думаешь: «О, какой приятный человек». Когда ты понимаешь, думаешь: «Ах! Как же он сохранил в себе этот свет какой-то! Вообще невозможно». Но вы увидите, он очень красивый. Он очень интересно рассказывает, очень здорово, он очень мудрый. Вам надо обязательно его позвать.

А.Митрофанова

Позовем.

А.Пичугин

Возьмем у Вас контакты после программы.

А.Митрофанова

Возьмем, конечно. Вы расскажите, пожалуйста, подробнее еще о тех этапах, Вы упомянули Никиту, который работал в «Кофемании», есть другие примеры людей, которые получают профессию. Это же ведь на самом деле очень правильный путь, который является альтернативой вот этому будущему, такому очень непростому, о котором Вы нам сейчас рассказали. То есть в принципе, как я понимаю, один из вариантов решения этой проблемы – это попытаться дать людям какое-то образование, навыки в профессии, чтобы они самостоятельно стояли на ногах.

К.Алфёрова

Они получают образование. Есть очень много колледжей, где они, но к сожалению, там такой ограниченный ряд профессий, но которые они с удовольствием – то, что предлагают, там озеленители, краснодеревщики – Никита, кстати, по первому образованию краснодеревщик, он колледж закончил, художники-оформители, еще очень много. Но просто есть некий стереотип по трудоустройству, то есть вы лучше возьмете человека обычного, чем такого, хотя он намного более ответственный, человек с тем же самым синдромом Дауна или с умственной отсталостью и честный, и чистый, и будет он работать, и вы беды не будете знать, еще и получать удовольствие от общения с ним. Но это как раз те стереотипы, которые мы потихоньку меняем – я так надеюсь, и пример моего опыта… Кстати, наш тоже проект большой, который мы продолжаем, с интернатом связанный, это как продолжение, «Удивительная квартира», которую мы будем открывать в следующем году, через год. Это квартиры, учебные квартиры, где люди с особенностями, родительские в том числе, где они будут учиться жить самостоятельно, а также квартиры сопровождаемого проживания.

А.Пичугин

Вот это, конечно, прекрасный проект, я думаю, судя по тому, как Вы рассказываете.

К.Алфёрова

И это на самом деле, если мы говорим про ПНИ, это значительно дешевле, это значительно правильнее и целесообразнее, и это 100% социализация, и так далее, и тому подобное. Но вода камень точит, поэтому вот «Удивительные квартиры» мы будем делать вместе, это как раз проект, который вместе с ЦЛП, «Милосердием» владыки Пантелеймона и мы. Так что я думаю, что да. Много очень светлых людей…

А.Пичугин

У нас время подходит к концу.

А.Митрофанова

Мы Вас позовем, чтобы Вы нам рассказали подробнее об этих «Удивительных квартирах», потому что звучит…

К.Алфёрова

Но мы сделаем…

А.Пичугин

Когда все запустится, обязательно. У нас время подходит к концу, и я чего-то целый час сегодня про этот концерт, в основном. Но мне действительно очень нравится.

К.Алфёрова

Но это очень важно. На самом деле это важно и нам важно, это некая поддержка, потому что, честно вам скажу, столкнувшись с системой ПНИ даже я, со своим неизживаемым оптимизмом и верой в философию малых дел, что ладно, не будем думать про то, как это в общем сложно, будем потихоньку, как мы понимаем. Но, правда, все-таки хочется же, ты понимаешь, что это какая-то сложная эта, и руки немножко опускаются, и плакать хочется, поэтому и для нас в том числе, то есть люди, которые придут на этот концерт, то есть они дадут нам силу для того, чтобы дальше вместе чего-то делать.

А.Пичугин

В Зеленом театре.

А.Митрофанова

Давай напомним, Леша.

А.Пичугин

Да. Давай напомним. В Зеленом театре, это ВДНХ – все, я думаю, что наши слушатели, и не только москвичи, вдруг кто-нибудь приедет до завтра, но хотя бы с какого-нибудь близлежащего ближайшего города. ВДНХ, в 7 вечера, в Зеленом театре концерт, который посвящен четвертому дню рождения фонда «Я есть». Четыре года исполняется фонду Ксении Алфёровой и Егора Бероева. В концерте примут участие всем вам известные артисты: Валерий Сюткин, Валдис Пельш, Imperial Music Band группа, группа «Бурито», группа «Винтаж», группа «КУБАнаТЫ», группа «Мураками», участница шоу «Голос», которую тоже, думаю, все прекрасно знают – Екатерина Чистова, и какой-то сюрприз, о котором вот еще раз можем сказать.

А.Митрофанова

Тот, чье имя нельзя произнести.

К.Алфёрова

Очень талантливый и очень известный, и очень любимый всеми.

А.Пичугин

Ну, мы и пытать не будем. Поэтому дорогие друзья…

К.Алфёрова

И еще будет торт огромный от «Кофемании», сладости для детей, которые придут вместе с родителями, потому что родители, которым очень хочется прийти, они приводят детей, мы это знаем, поэтому у нас есть мастер-класс для детей и сладости от большой тоже ими, детьми, любимой компании, которая их всех угостит.

А.Пичугин

Сколько вмещает Зеленый театр?

К.Алфёрова

Три тысячи.

А.Пичугин

Три тысячи. Я думаю, что одной программой тут часть…

К.Алфёрова

Это было бы очень здорово. Это дало бы… Это зарядило бы людей, которые придут, на год, таким действительно очень серьезным зарядом любви и энергии. Нам бы это дало силы дальше продолжать то, что мы делаем, а нашим особенным детям и родителям силы жить дальше.

А.Пичугин

Ну в конце концов и Gismeteo нам обещает неплохую погоду без дождей.

К.Алфёрова

Йес. Ура.

А.Пичугин

И весна, и середина весны, и самое время ходить на концерты.

К.Алфёрова

И ароматный парк ВДНХ, где просто сшибает с ног сирень, и запах слив, и сирени, и цветущих каштанов, так что приходите.

А.Митрофанова

И это особое пространство Зеленого театра, который, я не устаю повторять, что это какое-то очень милое…

К.Алфёрова

Там еще может будут очень стараться Светлаков и Ургант, они пока… Если у них получится, они придут.

А.Пичугин

Давайте заканчивать нашу программу. Напомним, что сегодня у нас в гостях была Ксения Алфёрова, актриса театра и кино, телеведущая, сооснователь, вместо со своим супругом Егором Бероевым, фонда «Я есть». Также здесь были мы: Алла Митрофанова.

А.Митрофанова

Алексей Пичугин.

А.Пичугин

Спасибо огромное! Приходите завтра в 7 вечера в Зеленый театр на ВДНХ. Спасибо, всего хорошего!

К.Алфёрова

Спасибо! Будем ждать.

А.Митрофанова

До свидания.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 оценок, в среднем: 5,00 из 5)
Загрузка...