Серафим Саровский

Жития святых. Серафим Саровский.
Поделиться

SerafimДвое мужчин военного звания зимой 1810 года направлялись по одной из тропинок Сарова в чащу леса. Между ними шел спор…

ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ:
Нет, батюшка Сергей Николаевич! Не убедишь! Перевелись святые на Руси! Нынче люди и в Бога веровать перестали, а ты говоришь: святые!
СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ;
Не спорю, многие перестали! Но я тебе вот что скажу: незримо присутствуют среди нас великие молитвенники земли русской! Если бы не эти люди, давно пропала бы Русь-Матушка!
ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ:
Наша Русь-Матушка давно пропала бы, если бы не её защитники – храбрые солдаты и умные генералы!
СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ:
Ну да ладно! Бог с тобой, Петр Александрович! Не буду спорить! А только как увидишь его, поговоришь с ним, так сразу все поймешь!
ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ:
Как же! Уж и не терпится тебе пари проиграть? Да скоро мы придем?
СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ:
Уж пришли. Один раз был… два года назад. А ноги сами привели. Вот здесь и живет старец Серафим.
ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ:
В этой лачуге жалкой?

Двое подошли вплотную к маленькой «жалкой лачуге» и постучали в дверь. Им отворил дверь монах лет сорока пяти, в котором, на первый взгляд, нельзя было узнать священнослужителя. Рослый, хорошо сложенный человек в белых одеждах и лаптях, с большим крестом на шее, стоял на пороге и смотрел на посетителей умным, ласковым и проницательным взглядом.
«Здравствуй, радость моя, – обратился монах к Петру Александровичу, – Христос Воскресе!»
Тот не сразу нашелся, что ответить: до Пасхи ведь было далеко! Потом старец пригласил друзей в свою крохотную келью, где не было ни стульев, ни кровати – только валун, столик с Евангелием, да икона Богоматери в углу. И хотя в лачуге было холодно, путники, едва зайдя, сразу почувствовали, как по их телам разлились тепло и покой. Видя смущение своих гостей, отец Серафим начал разговор первым:

О.СЕРАФИМ:
Ну что, соколики? С чем пожаловали?
СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ:
Да вот… Вы, батюшка, простите, что побеспокоили. Нам ничего не нужно, только полюбопытствовать пришли. Ведь говорят о Вас. Правда сказывают, что Вы чудеса совершаете? Бесов изгоняете, медведя из рук кормите, больных и раненых исцеляете?
О.СЕРАФИМ:
Что ты, соколик! Что ты, радость моя! Да разве я чудеса творю? Да кто ж я такой, чтобы Бог через меня чудеса свершал? Разве только раз утешил словом вдову да сироту – про милость Божью рассказал да и отпустил. А люди по наивности сердечной чудеса мне приписывают!

При этом отец Серафим улыбнулся. Сергею Николаевичу даже показалось, что он подмигнул ему.

ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ:
Вот видишь?! Я же говорил! Вот старец – честный человек! Целую вашу руку! Нет никаких чудес! Народ зрелищ жаждет, вот и приписывает чудеса старцам благочинным! Вы нас простите, батюшка!
СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ:
Ладно, ладно! Простите, отец Серафим! Благословите!
О.СЕРАФИМ:
Бог да благословит, сынок! За чудесами не охоться, слышишь? Умиления ищи! Когда в сердце есть умиление, тогда и Бог с нами!
ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ:
А чему же умиляться? Вокруг одна нищета, голод, невежество, грязь, злоба, зависть! А тут еще, говорят, война новая будет… И никак от всего этого не спрячешься! Вот вы хоть и в глухом лесу живете, а все же и до вас люди доходят со своими пороками!
О.СЕРАФИМ:
Да, доходят. Кому надо, того Бог приводит…
ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ:
Вот! А как с этим бороться? Как спасать всех этих погибающих, тонущих в собственной грязи?
О.СЕРАФИМ:
Сам в себе стяжи Дух мирен, радость моя! И тысячи спасутся вокруг тебя!
ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ:
А как стяжать, когда и к тебе зараза греховная пристает?

На это отец Серафим ничего не ответил, а только благословил военных вновь, попрощался с ними, дав в руки по горячей печеной картофелине, которые взялись непонятно откуда, и отправил домой. Молодые люди вышли и молча прошли несколько шагов. Петр Александрович все шептал про себя…

ПЕТР АЛЕКСАНДРОВИЧ:
Стяжи дух мирен, стяжи дух мирен… Как стяжать-то? Чудо нужно, чтобы в этом мире спастись! Разве можно отгородиться от него, живя в нем? Чудо! Даже такие старцы, как он, не совершают чудес!… Эх, пропала Русь-Матушка! А пари я все же выиграл…

Вдруг что-то звонко хрустнуло позади друзей. Они обернулись и остолбенели. Ели, росшие с двух сторон маленькой хижины, медленно склонились, образовав крест, и скрыли из виду лачугу отца Серафима, словно огородив его от внешнего мира. Через несколько секунд эхом разнеслись по лесу слова:
«Стяжи Дух мирен, и тысячи спасутся вокруг тебя!»
Отец Серафим Саровский – один из любимейших русских святых. За всю жизнь он удостоился двенадцати посещений Богородицы. В 1776 году он семнадцатилетним юношей пришел в Саровскую обитель. Имея склонность к уединению, стал жить в лесной келье. Строгое воздержание, пост, беспрестанная молитва перед иконой «Умиление», чтение святых книг – вот из чего состоял его ежедневный подвиг. В 1807 году он принял на себя иноческий труд молчания и тысячу дней и тысячу ночей молился на камне. Через три года он возвратился в монастырь, но ушёл в затвор на долгих 18 лет. С 1825 года отец Серафим стал принимать у себя многих посетителей, имея дар прозорливости и исцеления от болезней. За свою безграничную любовь к Богу старец получил дар всеобъемлющей любви к ближним. Иеромонах Саровского монастыря, основатель и покровитель Дивеевской женской обители, в строительство которой он вложил много сил и времени, в 1903 году, по инициативе царя Николая II, был прославлен Русской Православной Церковью в лике Преподобных. Более всего дивились люди не чудесам его и пророчествам, а безграничной, искренней любви Серафима Саровского к Богу и людям. Та радость, с которой он служил Господу и ближним, умиляла приходящих к нему и очищала их души. Именно эта радостная любовь, кротость и смирение прославили преподобного и навсегда сохранили его образ в сердце.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (35 оценок, в среднем: 4,97 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.