Илья Ильф и Мария Тарасенко

Илья Ильф и Мария Тарасенко
Поделиться

Илья Ильф и Мария Тарасенко

Когда-то Илья Ильф, приступая к роману «Двенадцать стульев» и мучаясь над самой первой фразой, решил: пусть будет старомодно и банально: «В уездном городе N…». Самая важная глава жизни самого Ильфа тоже началась старомодно – в уездном городе Одессе. Вот только банальной эту главу не назовёшь, потому что она о настоящей любви.

Илья Ильф и Мария Тарасенко познакомились в трудное послереволюционное время. Начинающий журналист Ильф мечтал перебраться в Москву. Один за другим туда уезжали друзья, а Илья оставался в Одессе и грустил. Грусть прошла, как только в жизни Ильфа появилась Маруся Тарасенко. Она была младше Ильи на семь лет и одну неделю. В свои семнадцать девушка слыла первой красавицей Одессы и подавала большие надежды как художница. Они назначали свидания друг другу в художественной студии. Ильф читал Марии стихи, она писала его портреты. Вечерами он провожал её домой, а ночами писал письма, чтобы утром вручить их своей «милой девочке»: «Мне незачем писать тебе, раз мы можем видеться каждый день, но до утра далеко, и вот я пишу».

Они были знакомы уже два года, когда Илья уехал покорять Москву. Работал целыми днями, а по ночам писал в Одессу: «Что мне Москва? Это ничего, это только, чтобы заслужить тебя». Удивительно, что получая послания, полные любви, Маруся отчаянно ревновала Ильфа к своим воображаемым соперницам. Ильф, читая письма с упреками в нелюбви, расстраивался и просил Марусю об одном: ничего не усложнять. Но не усложнять романтическая девушка не могла. Ведь даже собираясь просто написать письмо, она красила губы и наряжалась, представляя, что Илья её видит. Он приревновал её только один раз в жизни, после того, как долго не получал ответа из Одессы. Написал резкую записку. Она ответила: «Зачем вы такой, зачем? Я говорю, что люблю вас и буду ждать много, очень. Это для меня — всё». Ильф плакал, читая эти строки. Больше размолвок в их жизни не было.

Маруся переехала в Москву и влюблённые стали мужем и женой. Жили в коммуналке, где за стеной у соседей-татар была настоящая лошадь. Бытовые трудности Марусю не пугали, хоть ржание и мешало спать. Мария чувствовала себя чудесно. Писала картины и немного работала в журналах. Жили Ильфы скромно, если не сказать бедно. У Ильи даже приличных брюк не было. А те, что были, носились на пару с Юрием Олешей, который жил в той же квартире. Эти штаны имели такой потрёпанный вид, что Маруся, приняв их за тряпку, однажды вымыла ими пол.

Когда Ильф увлёкся фотографией, главной его моделью стала любимая жена. Маруся у шкафа, Маруся за роялем, Маруся в пальто, – снимков было огромное множество. И самый изумительный – Маруся с крестом. Этот крест на нитке из гранатовых бусин – подарок Ильи – Мария хранила всю жизнь.

В 1936 году в семье родилась дочка Саша. Ильф обожал девочку и придумал ей нежное прозвище Пига – поросёночек. Приходящих в дом гостей тащил посмотреть на младенца и спрашивал: «Правда, моя дочь красавица?».

Маруся и Саша часто оставались одни. Отец семейства уезжал в командировки. Но не успевал поезд отойти от Москвы, как Ильф начинал скучать и писал домой: «Нежные мои девочки, я очень хочу видеть вас обеих. Помню о вас и люблю вас бесконечно». Тоска по семье была такой, что Ильф отказался от поездки на Кубу, которую ему предложили во время путешествия по Америке. Заманчивому вояжу Илья предпочёл своих «дочек», как он называл Марию и Сашу. Но из Америки писатель вернулся уже неизлечимо больным. Туберкулёз развивался стремительно. Маруся сбивалась с ног, разыскивая лекарства и врачей. Но спасти Ильфа уже никто не мог. Умирая, он сказал жене: «Оставляю тебе мою Сашеньку. В память о себе».

Они прожили вместе 13 счастливых лет. Смерть мужа стала для Маруси страшным ударом. Она пережила Илью почти на полвека, но боль от утраты не утихала. Замуж Мария больше не вышла. Вырастила дочь и обожала внука Илью, который был точной копией деда. Всю жизнь Мария Николаевна хранила письма Ильфа. На одном из них её рукой сделана приписка: «Мне очень скучно без него, скучно давно, с тех пор, как его нет. И вот сейчас, когда прошло много лет и я читаю его письма, я плачу…»

В семейной жизни Ильи Ильфа и Марии Тарасенко было много любви и много нежности. Говорят, что такие высокие чувства могут возникнуть только в провинции. Они там и возникли – в уездном городе Одессе, где век назад мальчишки писали мелом на асфальте: «Иля + Маруся…»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (8 оценок, в среднем: 4,75 из 5)
Загрузка...