2016-10-24

Евангелие от Луки: VII, 36-50 (Стефан Домусчи)
Поделиться
Евангелие от Луки: VII, 36-50 (Павел Великанов)
Поделиться
389px-Meal_house_simon_pharisee_xil2_hi

«Христос в доме Симона Фарисея», анонимный мастер, французская школа.

Евангелие от Луки, Глава 7, стихи 36-50.

36 Некто из фарисеев просил Его вкусить с ним пищи; и Он, войдя в дом фарисея, возлег.
37 И вот, женщина того города, которая была грешница, узнав, что Он возлежит в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром
38 и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром.
39 Видя это, фарисей, пригласивший Его, сказал сам в себе: если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница.
40 Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, Учитель.
41 Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят,
42 но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его?
43 Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил.
44 И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал, а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отёрла;
45 ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги;
46 ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги.
47 А потому сказываю тебе: прощаются грехи её многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит.
48 Ей же сказал: прощаются тебе грехи.
49 И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает?
50 Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром.

Комментирует священник Стефан Домусчи.

Взаимоотношения Бога и человека всегда созидаются как обоюдные. Как учитель, при всем желании не может научить ребенка, если тот не хочет учиться, так Бог не может сделать человека счастливым, не может за него принимать правильные решения, но ждет его соработничества. Наблюдая за людьми, мы замечаем, что все готовы к этому соработничеству по-разному, кто-то в большей, кто-то в меньшей степени. И хотя, на наш, человеческий, взгляд эти люди могут сильно отличаться, перед Богом все оказываются несовершенными и нуждающимися в прощении и исправлении. Ведь если все больны, то разница лишь в том, что именно болит, а не в том, что кто-то болен, а кто-то здоров.

Если продолжить аналогию с болезнью, то, как известно, наиболее опасными часто оказываются те из них, которые не заметны и развиваются исподволь, при видимом здоровье. Скажем, человеку со сломанной ногой в транспорте многие с готовностью захотят уступить место, в то время как рядом может стоять тот, у кого кости целы, но внутренне он гораздо более слаб, хотя этого и не видно.

Духовные болезни развиваются точно так же. Человек может быть явным грешником и преступником, это будет очевидно всем, и, главное, ему самому. Ему может быть очень трудно исправиться, но он по крайней мере видит проблему. Другой, может не совершать очевидных грехов, но исправить те, которые есть ему может быть гораздо труднее, именно потому что он ощущает себя праведником.

В сегодняшнем чтении мы видим фарисея, который пригласил Христа в свой дом и грешницу, которую этот фарисей откровенно не любит и презирает, так что даже не позволил бы прикоснуться к себе. Первый выглядит как праведник, вторая – о второй и говорить не приходится, она всем известная грешница.

И вот Христос рассказывает им притчу о двух должниках. Те, кого он имеет ввиду находятся перед ним, только один ведет себя с Богом как коллега, чувствуя себя исполнившим почти все, а другая знает, что вся ее жизнь переполнена грехом. Только одного не достает Симону – он не любит ближнего. И эта нелюбовь очевидным образом отражается на отношении ко Христу.

Думая, что мы любим Бога, посмотрим вокруг себя, и если есть вокруг нас те, к кому мы испытываем обратные чувства, значит мы только вначале пути и прежде чем говорить о любви к Тому, Кого мы не видим, стоит приложить все усилия, чтобы так же отнестись к тем, кто с ними рядом.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Мы слышали очень непростое чтение для глубокого погружения в него – по причине того, что наш глаз сильно «замылен» этой хрестоматийной картиной «Христос и грешница, умывающая ноги». А давайте спроецируем ситуацию в сегодняшний день.

Итак, Москва, выходной день, ресторан закрыт на спецобслуживание. Очень небольшой корпоратив людей, которые без затруднения готовы оплатить целый ресторан. Все приглашённые – их совсем немного – свои в доску люди, за исключением одного: священника, а, быть может, даже старца – кто-то говорит, что он вроде как прозорливый – но точно никто не знает. В любом случае, как бы там ни было, надо всё сделать достойно и по понятиям. Гости вальяжно сидят на диванах, попивают кто аперитив, кто просто шампанским балуется – постепенно все собираются. Вот уже и батюшка пришёл, читается молитва, крестятся кто как может, мило улыбаются друг другу и садятся за стол.

Разговор начинается с предметов общих и никого не задевающих – но вскоре неизбежно переходит к тем проблемам, которые тщательно вытесняются гостями. Что-то проясняется, батюшка даёт вполне разумные, если не сказать – мудрые – советы, местами, правда, воспринимаемые собравшимися как уж больно радикальные. В целом, все довольны, процесс знакомства и приглядывания к новому человеку идёт вполне успешно.

И тут вдруг распахивается дверь – и – о Боже! – появляется некий хорошо всем известный человек – не будем уточнять, где и кем он работает – все и так прекрасно поймут. Его слава плывёт перед ним: он – редкостнейший мерзавец, продаст родную мать за три копейки, без взятки к нему не подходи. Уважающий человек всякий раз после рукопожатия с ним неудержимо хочет помыть руки – просто противно, но, что делать, приходится общаться и с такими. Вид у него – прямо скажем, не очень – весь какой-то помятый, то ли с перепоя, то ли с перегула – но держится. Его сюда никто не звал, ему здесь не рады – но ему что-то очень надо, он не смотря ни на кого, прямиком направляется к священнику, буквально по чужим ногам. Что, в общем-то, неудивительно. Как только его пропустила охрана – непонятно!

Оказавшись рядом с батюшкой, он вдруг падает головой ему на колени – и начинает реветь взахлёб. При этом – ничего не говоря. Окружающие, мягко говоря, растеряны. Вдвойне неприятная сцена. Вечер, обещавший быть как минимум интересным, уже испорчен. И какая нелёгкая его сюда принесла?..

Если бы этот батюшка на самом деле хоть что-нибудь понимал, кто тут ему на рясу слёзы проливает, взашей выгнал бы, отлучил от Церкви и анафеме предал. Мы-то знаем, что это за человек! Сколько исковерканных судеб на его совести!

И тут священник поворачивается к хозяину застолья: «Вадим Петрович, я хочу поднять бокал – разрешите слово молвить?» «Конечно, батюшка, благословите, с радостью послушаем ваше поучение!»

И сидя, будучи прижат вдрызг раскисшим нежданным гостем, батюшка начинает свою речь.

«Расскажу вам одну историю. В неком госпредприятии проворовались два начальника. По результатам обыска у одного обнаружили несколько десятков тысяч долларов, у другого – больше миллиона. Должны были посадить обоих – но директор решил пообщаться с каждым из них приватно, прежде чем давать делу ход. И неожиданно вдруг оба дела спустили на тормозах, даже в СМИ ничего не просочилось. Вопрос: кого возьмет себе в помощники директор, когда станет министром?»

Вопрос повис в воздухе. Хитро улыбаясь, Вадим Петрович решился сказать: «Думаю, того, кто больше украл! Почему? Да потому, что кредит доверия, который выдал ему директор, стоит несоизмеримо дороже! Ведь он вполне мог бы давно сидеть!»

«Правильно рассуждаете, Вадим Петрович!» – ответил батюшка. А теперь смотрите сюда – сказал он, показывая на всё ещё мокрого гостя. Вы осуждаете его за страсть к деньгам, ради которой он не щадил никого? Но посмотрите на этого несчастного: разве принесли эти деньги ему счастье? Да, он докатился до самого дна – и смог от него оттолкнуться – разве не коснулся его Бог покаянием? Не просто «печалькой» о грехах, а покаянием такой силы, что он вас всех здесь просто не видит – да и я – не более, чем свидетель его плача перед Богом? Что он сюда пришёл? – У Бога прощения просить. И, не сомневаюсь, он его уже вполне получил. Потому что только Сам Бог – и этот человек – знают, что стояло между ними!»

Вывод, который сегодня призывает нас сделать Евангелие – прост: никогда не забывать, что все мы – в движении, на одной и той же трассе под названием жизнь. И у каждого – свой финиш, свои поломки, свои ремонты. Безумен тот, кто бахвалится свежекупленной иномаркой на фоне еле плетущейся битой «копейки» – один только Бог знает, где положен предел маршрута каждой из этих машин!..

 

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (57 оценок, в среднем: 4,86 из 5)
Загрузка...