2016-10-15

Евангелие от: V, 17-26 (Дмитрий Барицкий)
Поделиться
Евангелие от: V, 17-26 (Павел Великанов)
Поделиться
800px-S._Apollinare_Nuovo_Paralitico

Исцеление расслабленного в Капернауме.

Евангелие от Луки, Глава 5, стихи 17-26.

17 В один день, когда Он учил, и сидели тут фарисеи и законоучители, пришедшие из всех мест Галилеи и Иудеи и из Иерусалима, и сила Господня являлась в исцелении больных,-
18 вот, принесли некоторые на постели человека, который был расслаблен, и старались внести его в дом и положить перед Иисусом;
19 и, не найдя, где пронести его за многолюдством, влезли на верх дома и сквозь кровлю спустили его с постелью на средину пред Иисуса.
20 И Он, видя веру их, сказал человеку тому: прощаются тебе грехи твои.
21 Книжники и фарисеи начали рассуждать, говоря: кто это, который богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога?
22 Иисус, уразумев помышления их, сказал им в ответ: что’ вы помышляете в сердцах ваших?
23 Что легче сказать: прощаются тебе грехи твои, или сказать: встань и ходи?
24 Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи,- сказал Он расслабленному: тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой.
25 И он тотчас встал перед ними, взял, на чём лежал, и пошел в дом свой, славя Бога.
26 И ужас объял всех, и славили Бога и, быв исполнены страха, говорили: чудные дела видели мы ныне.

Комментирует священник Дмитрий Барицкий.

Евангельское зачало, которое мы услышали сегодня, изобилует глубокими смыслами. Давайте вглядимся в текст.

Представьте, что вы на почте стоите в кассу. Разгар лета. Время к обеду. Жара, кондиционер не работает. Люди обмахиваются листами бумаги. Перед вами человека четыре, за вами еще столько же. Вы простояли уже около получаса. До перерыва осталось двадцать минут, после чего касса закрывается, а другой нет. И вроде бы вы успеваете – очередь идет относительно быстро: кому марку наклеить, кому посылку отправить/получить. И вдруг в эту духоту входит человек, пробивается сквозь очередь, подходит к окошку. Ну ладно, думаете вы, всякое бывает. Но тут он достает из сумки десять конвертов, которые нужно отправить адресатам. Поскольку он еще страдает слабым зрением, девушка все то время, которое осталось до обеда занимается с ним. Причем все это человек делает так невозмутимо, будто рядом нет никого. С полной уверенностью, что так и надо. Представляете свою реакцию и реакцию очереди? Толпа бурлит. И тут, в тот самый момент, когда вы хотите возмутиться, выясняется, что это инвалид, участник ВОВ, доковылял-таки до почтамта для того, чтобы поздравить своих боевых товарищей с Днем Победы.

Вот примерно то же самое происходит и здесь. С подобной невозмутимостью и внутренней уверенностью в том, что так и надо, действуют друзья расслабленного. Они спокойно разбирают крышу в доме и опускают на веревках постель со своим другом к ногам Спасителя. И все это под охи и ахи хозяина, под недовольный гул толпы. Душно, жарко, пыль во все стороны, да еще эти без очереди. Железные нервы.

Но почему в обоих случаях мы все-таки проявляем понимание? А если внутри начинает расти недовольство и возмущение, нам становится как-то совестно, и мы в смущении стараемся их подавить. Да и Христос не то, что не делает замечание друзьям расслабленного, он полностью удовлетворяет их просьбу. Почему? Не за ту ли искреннюю и неподдельную любовь к близкому им человеку, которую испытывают эти, как нам кажется, «наглецы». Такую любовь, ради которой можно не обратить внимания даже на то, что о тебе думают окружающие. Не эту ли пылкость приметил Христос в этих людях и, без слова упрека, поднял ради нее на ноги их товарища?

Зачастую мы готовы проявить упорство в чем угодно. Отстоять длиннющую многочасовую очередь за последней моделью iPhone, пройти все инстанции и претерпеть массу злоключений, чтобы получить грошовый налоговый вычет, просидеть часы в интернете, чтобы найти и купить всего лишь на 300 рублей дешевле какую-нибудь цацку.

Однако, как только речь заходит о том, чтобы проявить настырность и упорство в молитве к Богу за себя, за своих близких, да мало ли еще за что, весь этот напор куда-то исчезает. Нам почему-то становится недосуг. Нас смущают внешние обстоятельства. И по дому дела появляются, и в магазин нужно сбегать, и на работе отчет составлять, и семью куда-то срочно везти. Да и мало ли что. Все важное, все главное. Кто, все это сделает кроме нас, – говорим мы себе? И получается, что мы пасуем перед жизнью, которая заваливает нас бытовыми проблемами. Проявляем малодушие. Как нам далеко в такие моменты до тех наглецов, которые, движимые искренней любовью к своим родным пробивают себе дорогу ко Христу!

Попросим же у Бога даровать нам эту благую настырность и святую наглость, которой нам так часто не хватает, но которая способна поднять на ноги не только нас с вами, но и тех, кто нас окружает.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

В сегодняшнем чтении об исцелении расслабленного есть несколько важных моментов, на которые хотелось бы обратить внимание. Первое – это то, что Иисус уже необычайно популярен. Толпы людей окружают Его, где бы Он ни появился. В Нём видят прежде всего чудотворца, который с лёгкостью может решить давние нерешаемые проблемы.

Второй момент – здесь же, рядом, находятся фарисеи и книжники – они внимательно наблюдают за всем, что происходит. Напряжение уже появилось – но пока ещё не переросло в явную вражду и ненависть. Они понимают, что Иисус – другой, не такой, какими были привычные бродячие проповедники или лже-Мессии. Они видят Его безграничную внутреннюю свободу, они не могут отрицать факты множественных исцелений – но при этом Он никак не вписывается в застрявший в их головах шаблон о долгожданном Мессии.

Третье – это отношение друзей расслабленного к своему приятелю. Мы совершенно ничего о них не знаем. Более того: здесь же, за порогом дома, множество других немощствующих. Почему они решаются на столь дерзкое предприятие – забраться на крышу и в обход всех опустить больного прямо к ногам Иисуса – непонятно. Скорее всего, они понимали, что их никто просто так, расступившись, в дом не пропустит. В одном только можно не сомневаться: если бы ими двигали какие-то ложные, греховные мотивы – Спаситель их не похвалил бы. Ведь в Евангелии прямо сказано: исцеление происходит, когда Иисус «увидел их веру». Здесь не было дерзости, наглости, переступания установленных границ и пределов: это та ситуация, о которой говорится, что в ней любые средства хороши – лишь бы был результат.

А теперь давайте представим себе похожую ситуацию. Некий великий старец где-нибудь, например, в Лавре, принимает людей. К нему идут кто за советом, кто с покаянием, кто с просьбой об исцелении или помощи в борьбе с бесовской одержимостью. Полно народа, не пробиться. Можно простоять целый день – и не попасть. И тут, группа молодых парней, достаёт из карманов шуруповерты, ножовки, другой инструмент – и начинают разбирать стену приёмной снаружи. Оставляя в стороне реакцию окружающих, как должен поступить старец? Ответ предсказуем: он должен прекратить приём и выйти, чтобы выяснить, а что, собственно говоря, происходит? Даже представив себе этого старца предельно кротким и смиренным, едва ли он сможет воздержаться от укоризненного слова к этим наглецам, ради своей нужды разламывающих келью подвижника. Ну не поступают так нормальные люди!

А как же реагирует Христос? Мы не слышим из Его уст ни слова укора. Да, разобрали чужую крышу. Да, пробрались мимо очереди. Да, полное безобразие. И – «прощаются тебе грехи твои». И тут уже находившиеся рядом «духовные вожди» возмутились. «Ну ладно, что этому чудотворцу всё равно, что чужую крышу разобрали – но чтобы Он смел ещё и грехи прощать – это уже слишком!»

Чтобы понять причину такого возмущения, надо вспомнить, как понимались грехи в пространстве Ветхого Завета. Это мы сегодня, начитавшись аскетической литературы и утончив свой духовный вкус до различения помыслов и прилогов тех или иных страстей, с лёгкостью именуем себя грешниками – при том, что в целом ведём вполне благопристойный образ жизни. Для современников Христа грех – это конкретное преступление закона Моисея, с обязательным наказанием. За совершенный грех – в зависимости от его тяжести – наказание было неизбежностью, вплоть до побиения насмерть камнями. Конечно, как и сегодня, так и в те времена грехи могли скрывать – но тогда Сам Бог выступал обличителем, судьёй и мздовоздаятелем. Иудеи не сомневались: любой грех будет наказан. И это – закон мироздания: ненаказанное зло неизбежно превращается в заразительную эпидемию тотальной диктатуры греха.Только облечённый высшей и абсолютной властью Царь может иногда отменить приговор. В случае же с грехом – простить его может только Сам Бог. Но это – исключительные, единичные случаи – которые не могут стать общим правилом. В противном случае система сдерживания греха и зла просто развалится.

Поэтому с их точки зрения если человек сильно страдал, был неизлечимо болен – значит, было за что. Пусть ему будет плохо – таким образом он искупает свои грехи. И в этой ситуации какому-то бродячему проповеднику сказать, что прощаются этому расслабленному все его грехи – нечто из ряда вон выходящее.

Но Спаситель не только «говорит» о прощении – Он, как Сын Божий, действительно может разорвать эту причинно-следственную связь между грехом и наказанием: Он же прощает, Он же и повелевает расслабленному встать и идти домой на своих выздрововевших ногах. Фарисеи входят в глубокий ступор: они не понимают, что происходит. Система рушится. Почва уходит из-под ног.

Они не знают, что сейчас перед ними стоит не нищий проповедник, а Сам Непорочный Агнец, Который вбирает в Себя Самого всю человеческую нечистоту, весь грех, все беззакония – не потому, что Он согрешил, а потому, что Он любит любого человека, в какой бы бездне греха он ни находился. Грех как таковой никуда не исчезает. Просто Христос делает Себя, а не грешника, ответчиком за преступление. Он будет убит на Кресте за грехи всего человечества от его начала и до самого конца. Он, Сильный и Непорочный, взваливает на Себя всё то, что мы натворили – и тем самым избавляет нас от этой непосильной, раздавливающей нас ноши. Он будет распят – но и Он же воскреснет, разорвав рукописание наших грехов, пробив брешь в стене отчуждения между человечеством и Богом.

И теперь у нас, христиан, мотив не грешить – иного плана. Не потому, что Бог накажет и отомстит. Просто мы не хотим снова и снова распинать грехами Того, Кто нас так сильно любит.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (44 оценок, в среднем: 4,91 из 5)
Загрузка...