2016-02-27

Лк., 103 зач., XX, 45 - XXI, 4. Комментирует отец Павел Великанов.
Поделиться
Лк., 103 зач., XX, 45 - XXI, 4. Комментирует отец Стефан Домусчи.
Поделиться
90987.p

Лепта вдовицы

Евангелие от Луки, Глава 20, стихи 45-47, Глава 21, стихи 1-4.

45 И когда слушал весь народ, Он сказал ученикам Своим:
46 остерегайтесь книжников, которые любят ходить в длинных одеждах и любят приветствия в народных собраниях, председания в синагогах и предвозлежания на пиршествах,
47 которые поедают до́мы вдов и лицемерно долго молятся; они примут тем большее осуждение.

ГЛАВА 21.

1 Взглянув же, Он увидел богатых, клавших дары свои в сокровищницу;
2 увидел также и бедную вдову, положившую туда две лепты,
3 и сказал: истинно говорю вам, что эта бедная вдова больше всех положила;
4 ибо все те от избытка своего положили в дар Богу, а она от скудости своей положила все пропитание свое, какое имела.

Комментирует протоиерей Павел Великанов

Две темы сегодняшнего чтения содержательно связаны друг с другом. Первая тема – это предостережение, обращённое к ученикам: не будьте наивны, доверяясь книжникам – не подпадайте под обаяние их значимостью, почетом, особыми одеждами, выделяющими их из толпы. Всё это – не только пустое тщеславие, но и предосудительное поведение: их лицемерие заключается в том, что по наружности они показывают себя людьми близкими к Богу – а на практике не гнушаются и забрать последнее у семей, оставшихся без кормильца.

Вторая тема – жертва вдовы, которая положила две лепты в храмовую кружку для добровольных пожертвований. По сравнению с теми значительными приношениями, которые тут же совершали люди состоятельные, её жертва – в прямом смысле – копеешная, но для Бога именно эти копейки весят несоизмеримо больше крупных сумм, отданных без существенного ущерба для своего благосостояния. Вдова буквально борется за выживание – но при этом приносит в жертву Богу последние деньги, на которые могла купить хотя бы кусок хлеба.

Своими словами Христос переворачивает шаблонное представление Своих учеников о смысле жертвы. Не размер и стоимость жертвы имеют значение, а место этого приношения в общем контексте жизни человека. От Бога откупиться невозможно: разве не Им посылается и богатство, и бедность? не Его ли вся вселенная? Единственное, что может сделать человек – принести Богу в дар то, что для него самого действительно значимо, сознательно и произвольно лишить себя, понести значимый убыток. И именно в таком приношении укрепляется вера – как в ситуации с вдовой, которая отдала в храм последние деньги – и тем самым вручила Богу попечение о ней – как она будет жить дальше, чем питаться, на что существовать. Бог прекрасно знает, что двигает человеком при пожертвовании – или желание показать другим свою щедрость, или же готовность на самом деле ограничить себя в том, что имеет значение – ограничить именно ради Бога.

Несложно понять простой критерий, который поможет каждому из нас не лукавить, когда мы хотим что-то отдать Богу ради спасения нашей души, или помощи ближним, или в память об усопших. Причем хочется сразу оговориться: речь не только и не столько о деньгах или каких-то материальных пожертвованиях. А наше время – разве не наше достояние? А наше внимание – не мы ли сами распоряжаемся им? Критерий прост: если тебе не требуется больше веры, чтобы жить дальше после приношения – это еще не вполне настоящая жертва. Это – от избытка, а не от недостатка. Я ни в коем разе не призываю широким жестом лишить себя всех источников пропитания и все свои сбережения тотчас отнести в ближайший храм. Нет. Речь о другом: о том, когда мы внутренне подошли к пониманию необходимости сделать пожертвование, то пусть оно будет ощутимо в нашей жизни – и, не сомневаюсь, Бог увидит нашу готовность поверить Ему еще больше, чем раньше, ещё крепче взяться за Его милующую и ведущую нас по жизни руку. Другой пример: у всех нас не хватает времени. Вопрос: а на что не хватает? чтобы позвонить давно забытым родственникам или друзьям? пожилому одинокому соседу? Спросить батюшку на приходе: могу ли я чем-то помочь и выделить для этого определенное время, например, в течение недели? В этом-то и будет состоять наша жертва, что мы оставив наши текущие бесконечные дела, высвободим место для совершения этой жертвы. И, не сомневаюсь, Господь благословит наш день – и мы успеем гораздо больше,  нежели чем когда полагаемся только на собственные силы. Ну а если сравнить, сколько времени и сил мы регулярно жертвуем – да, да, именно жертвуем! – телевизору и социальным сетям, пустым фильмам, бессмысленному и бесцельному бултыханию в сетях Интернета?

Переходя от одной жертвы к другой, учась всё больше жить не ради себя, а ради служения Богу и ближним, мы вскоре ощутим радость плавания в океане Божественной милости – плавания веры, отдавшей себя целиком стихии Божественного попечения. Когда по-человеческому рассуждению – нам опереться уже не на что. Но когда мы знаем, что с нами Бог – и это не красивый лозунг, а ежедневная реальность нашей жизни – едва ли мы захотим искать какие-то костыли про запас.

Научи же нас, Господи, быть великодушными!

Комментирует священник Стефан Домусчи

Перед нами чтение, которое внешне поделено как бы на два отрывка, один из которых о фарисеях, а второй о бедной вдове. Внешним образом они почти не связаны, но по сути они, конечно, говорят об одном и том же, – об искренности.

Судьба этого явления в нашем мире очень сложна. Понимая, что все разные, у всех свои представления о жизни и том, как ее надо прожить, люди научились говорить, что надо и поступать, как следует. В то же время, в нашей жизни, в литературе, в искусстве, сквозит некоторая тоска по искренности, потому что настоящей, глубокой и вдумчивой жизни без нее просто не бывает.

И все же, важно понимать, что как и все в мире после грехопадения, искренность качество не безупречное. Грубиян может искренне обругать и оскорбить человека. И, хотя чувства его будут подлинными, нам и в голову не придет считать их проявлением чем-то доброго. Так в чем же дело?

Никто не будет спорить с тем, что в человеке есть, как хорошее, так и плохое. Проживая жизнь он постоянно выбирает, как именно поступить. Причем чаще всего он знает, что в этом случае будет добром, а что злом, потому что совесть подсказывает ему это.

Так вот, если есть в человеке добро – он может искренне его проявлять, а может скрывать свои добрые чувства. Так же и со злом: человек может быть откровенно злым, а может притворяться добрым.

И вот мы слышим проповедь Христа, в которой он советует слушателям беречься книжников, которые «любят ходить в длинных одеждах и любят приветствия в народных собраниях» и в то же время «поедают до́мы вдов и лицемерно долго молятся».

В чем была главная ошибка книжников? Разве грех ходить в длинных одеждах или сидеть во главе стола на собрании? Может показаться, что их главной ошибкой было притворство: они изображали из себя праведников, хотя на деле сердца из были злы и полны коварства. Но разве это так? Разве было бы лучше, если бы они были откровенно злы и честно лишали бы вдов жилища? Конечно, нет. Притворство плохо, но злое сердце не лучше. Абсолютизация искренности может быть и ошибочной: человек может сказать, лучше быть искренним грешником, чем лицемером… Но это неверно. На само деле, лучше быть праведником и не лицемерить!

Но как же быть, если человек чувствует, что грех он совершает легко и свободно, а к добру приходится себя понуждать. Разве это не повод назвать такое добро притворством? Эгоизм кажется самым искренним чувством, а для любви к ближнему приходится сделать над собой усилие, из-за чего она может казаться надуманной и лицемерной. На самом деле, надо понимать, что мы всякий раз сами определяемся, что мы считаем правдой о себе. Это как в спорте. Можно, конечно, сказать, что ты искренний лентяй и никуда не побежишь, но ведь можно и не согласиться с этим и начать бороться с самим собой.

В этом несогласии с самим собой и даже с обстоятельствами своей жизни примером для нас является евангельская вдова, которая положила мало, но в процентном соотношении оказалась самой щедрой. Богатые жертвовали для галочки, как для галочки можно делать некоторые добрые дела. Она отдала все, потому что не хотела жертвовать формально. Вот так бы и нам, глядя на эту вдову не соглашаться со своими слабостями, но действовать со всей решимостью, так будто ты полон сил.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (28 оценок, в среднем: 4,93 из 5)
Загрузка...