2017-07-25

Мф., 66 зач., XVI, 6-12 (иером. Феоктист Игумнов)
Поделиться

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ ОТ КНИЖНИКОВ И ФАРИСЕЕВМф., XVI, 6-12 (иером. Феоктист Игумнов)

6 Иисус сказал им: смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской.
7 Они же помышляли в себе и говорили: это значит, что хлебов мы не взяли.
8 Уразумев то, Иисус сказал им: что помышляете в себе, маловерные, что хлебов не взяли?
9 Еще ли не понимаете и не помните о пяти хлебах на пять тысяч человек, и сколько коробов вы набрали?
10 ни о семи хлебах на четыре тысячи, и сколько корзин вы набрали?
11 как не разумеете, что не о хлебе сказал Я вам: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской?
12 Тогда они поняли, что Он говорил им беречься не закваски хлебной, но учения фарисейского и саддукейского.

Комментирует иеромонах Феоктист Игумнов.

Сам Христос Спаситель поясняет этот евангельский отрывок: Его упрёк ученикам был никак не связан с их забывчивостью, с тем, что они не взяли с собой хлеб. Помимо очевидного, того, что лицемерие способно уничтожить все то доброе, что есть в человеке, из слов Христа мы можем извлечь ещё один, хоть и менее важный, но крайне необходимый урок.

Ученики неспроста решили, что упрёк Христа вызван их забывчивостью. Ведь это очень характерно: чрезмерно эмоционально реагировать на мелкие оплошности тех, кто занимает подчинённое по отношению к нам положение. Не всем довелось в своей жизни быть свидетелями христианского отношения к своим промахам. Мне вспоминается один случай, который произошёл в начале нынешнего столетия. В то время я служил в сане диакона при одном, ныне, увы, покойном архиерее. За божественной литургией есть время, когда диакон стоит неподвижно рядом с епископом и держит в руках раскрытое кадило. Так получилось, что в один из таких моментов я опрокинул кадило, в котором был горящий уголь. И опрокинул не просто на пол, а на облачение архиерея. До сих пор не могу понять, как такое могло произойти. Горящий уголь не самая приятная субстанция даже для повседневной одежды, а архиерейское облачение, все же, стоит дороже обычного гражданского костюма и можно догадаться, что цена такой оплошности довольно ощутимая. В тот момент мне показалось, что я вижу дурной сон, наподобие тех снов, в которых умираешь, но в самый последний момент просыпаешься и с радостью осознаешь, что весь ужас остался по ту сторону сна. Тогда мне тоже хотелось проснуться. Но проснуться не получилось. Конечно, все вокруг забегали, начали тушить уголь, епископ же продолжал богослужение и даже не взглянул на то, что происходит с его облачением. Он так и закончил ту службу. Но после попросил, чтобы ему в машину положили облачение, потому что у нас не алтарь, а, как он с улыбкой сказал, кузнечный цех. У владыки было умение не только говорить о Евангелии и об учении Христа, у него было умение подражать Христу даже в такой неприятной ситуации, у него хватало сил не думать о материальном в то время, когда весь человек должен быть устремлён к Богу. Надо полагать, что если бы владыка тогда начал меня упрекать за, предположим, недостаточную молитвенную подготовку ко причащению, или же просто неприязненно посмотрел, то я, как и ученики Христовы, подумал бы, что причиной тому моя оплошность, а не моё внутреннее состояние. Христос же этим кратким евангельским эпизодом учит нас в том числе и умению не обращать внимания на те грехи и промахи ближних, которые вызваны несовершенством человеческой природы.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (37 оценок, в среднем: 4,89 из 5)
Загрузка...