2016-09-17

Евангелие от Матфея: XXII, 15-22.
Поделиться

960Евангелие от Матфея. Глава 22, стихи 15-22.

15 Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Его в словах.
16 И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице;
17 итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?
18 Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры?
19 покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.
20 И говорит им: чье это изображение и надпись?
21 Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.
22 Услышав это, они удивились и, оставив Его, ушли.

Комментирует протоиерей Павел Великанов.

Ситуация безпроигрышной ловушки, которую специально придумали фарисеи, должна была дать основания для обвинения Иисуса Христа. Если Он скажет, что подать платить нельзя – вполне можно обвинить Его в неповиновении римским властям. Если скажет, что позволительно давать подать кесарю – он коллаборционист и предатель национальных интересов. Сразу увидев их лукавство, Иисус прямо говорит им: зачем вы, лицемеры, меня искушаете? Используя динарий с изображением кесаря, Спаситель мудро разрешает это искусственное противоречие. Не ожидая столь лёгкого и быстрого выхода из хитрой ловушки, фарисеи с иродианами изумляются и уходят. Попытка уловить Христа в словах сорвалась – и теперь Его обвинителям придётся искать иные способы, чтобы предать Спасителя суду и смерти.

Казалось бы, на этом и исчерпывается содержание сегодняшнего евангельского чтения. Однако не просто так выражение «кесарю – кесарево, а Божие – Богу» стало крылатой фразой. Эти слова отражают очень важную мысль, которая для христианина должна быть своеобразным камертоном, настраивающим на правильное отношение к жизни.

Для человека, который переходит из состояния безбожия к христианской вере, нередко представляется великим соблазном всё внимание сфокусировать исключительно на духовной сфере в ущерб земному, материальному. В глубине такого представления лежит вполне понятная мысль: если я буду угоден Богу, то попаду в Царство Небесное – а то, что на земле – всё временное, преходящее, лишь только мешающее самому главному делу жизни – спасению души. Именно здесь-то и скрыта опасная ловушка: складывается впечатление, что Бог и этот материальный мир находятся во враждебных отношениях. Только то, что напрямую выводит нас к духовным вопросам, имеет право на существование. Соответственно, всё не-духовное, житейское, связанное с обычными бытовыми вопросами, можно и должно игнорировать. Всё житейское –  слишком мелкое, чтобы на это обращать какое  бы то ни было внимание.

К чему приводит такой подход, догадаться нетрудно. Может, совсем уж бомжом такой новообращённый сразу и не станет, но с каждым годом будет всё стремительнее приближаться именно к такому состоянию. Как правило, показная небрежность в одежде и внешнем виде, грязь в жилище, неустроенность жизни как таковой зачастую свидетельствуют о глубоко засевшем в сознании пренебрежительном отношении к материальному миру.

Но такой подход – это очень  грубая ошибка, причем ошибка именно духовная. Бог как бы вытесняется из этого мира; для Него создаётся некий «духовный загон», только где Он и может присутствовать и куда столь стремится наш нечёсаный неофит. Любимая фраза – «мир во зле лежит». Значит – делает вывод наш мыслитель – в этом мире нет места Божественному. Только храм, только богослужение, только монастырь, только юбка в пол и платок на глаза. Возможно, в самом начале пути ко Христу такой радикализм и может быть оправдан: чтобы отойти от давних привычек, необходимо сильно оттолкнуться. Но нередко эта «духовная броня» становится не инструментом, а главным содержанием жизни: мы – противостоим миру и греху, мы – отважные воины Христовы, мы – против всего греховного и за всё благодатное. Всё бы хорошо, да только одна выходит неувязочка: Христос нигде не призывал бороться с этим греховным миром. Его проповеди – о другом – о грехе в каждом из нас, о глубоко въевшейся в душу ржавчине греха и самолюбия, об изначально сбитой системе координат. Тот, кто начинает побеждать грех не в окружающих и не во внешнем мире, а в самом себе, по-иному выстраивает и свою внешнюю деятельность.

Когда Божественная благодать на самом деле касается человеческой души, она расцветает. Весь окружающий мир – наполняется смыслом и радостью. Всё оказывается насквозь пропитано Божественной любовью. Для неё – нет никаких преград. Она проходит и сквозь тюремные стены, больничные палаты реанимации, производства и школы, роскошные особняки и тесные коммуналки. Бог не стесняется нашего мира – каким бы неприглядным он нам самим ни казался. Он любит тех, кто в этих условиях живёт – ведь ради них Он Сам вошёл простым человеком в ткань этого мира, чтобы Своей крестной жертвой вырвать людей из морока греха и плена смерти. И также, как любящему родителю небезразлично, как одет его ребёнок – точно также и Богу важно, из чего составляется наша жизнь. Он радуется порядку и чистоте, ухоженности и аккуратности – ведь всё это – проявления любви и заботы. Святые отцы не уставали говорить: порядок – путеводитель к Богу. Апостол Павел настаивает: Бог – не есть Бог неустройства, но Бог мира (1Кор. 14:33). И любой храм, любой монастырь – тому подтверждение. Не только древние, но и современные отцы-аскеты предельно внимательно относились к внешним обстоятельствам жизни. Именно устроенность быта для них была важным условием духовного подвига: это позволяло минимализировать время, которое неизбежно требуется для поддержания жизни. Я вспоминаю случай, описанный в житии одного из великих афонских старцев ХХ века. Когда к нему приходил послушник, он говорил так: «Если я скажу тебе – положи полотенце на такое-то место, а ты его бросишь куда попало – на первый раз я прощу. Если это произойдет второй раз – я дам тебе епитимью. Но в третий раз – выгоню тебя из моей обители!» Причём всё это будет сделано с большой любовью и смирением, без всякого гнева и раздражения.

Вот что значит на практике «Богу – Богово, кесарю – кесарево!» Даруй же нам, Господи, мудрость умело решать житейские вопросы, чтобы иметь время и силы для служения Тебе!

Павел говорит: “отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь” (Рим. 13:7).

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (30 оценок, в среднем: 4,93 из 5)
Загрузка...