2016-03-08

Лк., 109 зач., XXII, 39-42, 45 - XXIII, 1. Комментирует отец Стефан Домусчи.
Поделиться
Лк., 109 зач., XXII, 39-42, 45 - XXIII, 1. Комментирует отец Павел Великанов.
Поделиться
50-1

Моление о чаше. XVIII в.

Евангелие от Луки, Глава 22, стихи 39-42, 45-71, Глава 23, стих 1.

39 И, выйдя, пошел по обыкновению на гору Елеонскую, за Ним последовали и ученики Его.
40 Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение.
41 И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился,
42 говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет.

45 Встав от молитвы, Он пришел к ученикам, и нашел их спящими от печали
46 и сказал им: что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение.
47 Когда Он еще говорил это, появился народ, а впереди его шел один из двенадцати, называемый Иуда, и он подошел к Иисусу, чтобы поцеловать Его. Ибо он такой им дал знак: Кого я поцелую, Тот и есть.
48 Иисус же сказал ему: Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?
49 Бывшие же с Ним, видя, к чему идет дело, сказали Ему: Господи! не ударить ли нам мечом?
50 И один из них ударил раба первосвященникова, и отсек ему правое ухо.
51 Тогда Иисус сказал: оставьте, довольно. И, коснувшись уха его, исцелил его.
52 Первосвященникам же и начальникам храма и старейшинам, собравшимся против Него, сказал Иисус: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня?
53 Каждый день бывал Я с вами в храме, и вы не поднимали на Меня рук, но теперь ваше время и власть тьмы.
54 Взяв Его, повели и привели в дом первосвященника. Петр же следовал издали.
55 Когда они развели огонь среди двора и сели вместе, сел и Петр между ними.
56 Одна служанка, увидев его сидящего у огня и всмотревшись в него, сказала: и этот был с Ним.
57 Но он отрекся от Него, сказав женщине: я не знаю Его.
58 Вскоре потом другой, увидев его, сказал: и ты из них. Но Петр сказал этому человеку: нет!
59 Прошло с час времени, еще некто настоятельно говорил: точно и этот был с Ним, ибо он Галилеянин.
60 Но Петр сказал тому человеку: не знаю, что ты говоришь. И тотчас, когда еще говорил он, запел петух.
61 Тогда Господь, обратившись, взглянул на Петра, и Петр вспомнил слово Господа, как Он сказал ему: прежде нежели пропоет петух, отречешься от Меня трижды.
62 И, выйдя вон, горько заплакал.
63 Люди, державшие Иисуса, ругались над Ним и били Его;
64 и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали Его: прореки, кто ударил Тебя?
65 И много иных хулений произносили против Него.
66 И как настал день, собрались старейшины народа, первосвященники и книжники, и ввели Его в свой синедрион
67 и сказали: Ты ли Христос? скажи нам. Он сказал им: если скажу вам, вы не поверите;
68 если же и спрошу вас, не будете отвечать Мне и не отпустите Меня;
69 отныне Сын Человеческий воссядет одесную силы Божией.
70 И сказали все: итак, Ты Сын Божий? Он отвечал им: вы говорите, что Я.
71 Они же сказали: какое еще нужно нам свидетельство? ибо мы сами слышали из уст Его.

ГЛАВА 23.

1 И поднялось все множество их, и повели Его к Пилату.

Комментирует священник Стефан Домусчи

В сегодняшнем чтении мы слышим рассказ о последней, самой страшной ночи в жизни Спасителя. После Тайной Вечери Он идет помолиться и просит учеников так же молиться, чтобы победить искушение.

Молитва Христа – это молитва человека, который не должен умирать, и все же идет на это из-за любви к людям и желания их спасти. Ученики, напротив, несмотря на слова учителя засыпают, проявляя нерадение.

Мы видим Иуду, приведшего толпу людей: первосвященников, войнов и всех тех, кто желал убить Его. Но Христос остается верным своей любви. Он не обличает предателя и не возмущается его поступком. В Его словах слышится обращение к совести заблудшего ученика.

Христос решительно пресекает распрю и исцеляет одного из тех, кто пришел за ним, чтобы взять Его как разбойника.

Во всех поступках Христа,  о которых мы слышали сегодня, видится кротость и смирение. Он терпит поношение от тех, за кого пришел умереть и слышит предательство того, кто обещал пойти за Ним на смерть.

Мы, христиане, ученики Христовы. Но часто ли мы проявляем верность или мы верны, пока нас не коснулись трудности? Это, пожалуй, один из самых важных вопросов.

Всякий раз, когда мы грешим и предаем Христову любовь, ту решимость и верность, которую Он проявил, желая спасти нас… Всякий раз, когда мы грешим, мы поступаем так, как поступил Петр, будто не знаем этого человека. Однако согрешая, мы должны помнить, что Господь смотрит на нас, как смотрел тогда на Петра. Сегодня, в отличие от той ночи, этот взгляд мы чувствуем в голосе совести… Этот взгляд не обличает и не гневается, он дан нам, чтобы и мы могли, заплакав горько, изменить свою жизнь.

Комментирует протоиерей Павел Великанов

В преддверии Великого Поста продолжаются чтения из Евангелия от Луки о последних днях земной жизни Христа Спасителя. Мы только что слышали о гефсиманской молитве Иисуса, о предательстве Иуды, о попытке Петра неумело защитить своего Учителя, о суде синедриона, о позорном отречении ближайшего ученика. Наверное, это одно из самых пронзительных чтений, в котором драма пришествия в мир Бога достигает своего апогея. Вокруг учеников всё сыпется: их Учитель, буквально на днях показавший Свою Божественную силу в проклятии смоковницы, стоит униженный и оплёванный, не сопротивляющийся, не пытающийся хоть как-то облегчить Своё положение. Они предвкушали Его воцарение, когда Он торжественно входил в Иерусалим – а теперь его арестовали, и Он даже ни одного слова не говорит в Своё оправдание. Ученики находятся в страхе и растерянности: даже горячего и ревностного Петра всё произошедшее ввело в такое смущение, что он трижды отрёкся от своего Учителя – сам даже не поняв, как это могло произойти.

Но ключевой момент сегодняшнего повествования – конечно же, молитва Христа в ночном гефсиманском саду, молитва настолько напряжённая, что Его лицо было покрыто кровавым потом.

Как повествует евангелист, это была не просто молитва – но – борение, в греческом тексте – агония, состязание между жизнью и смертью. В отличие от Своих учеников, всё ещё лелевших надежду на воцарение их Учителя, Сам Иисус понимал, что перед Ним есть только одна перспектива – насильственной смерти. Ни простить, ни отпустить, ни пощадить Его уже никто из еврейской знати не позволит. Но как настоящему, полноценному человеку Иисусу совершенно не хочется умирать! И в этом нежелании смерти, этом кровавом поте мольбы пронести смертную чашу мимо – самое сильное свидетельство полноты человеческой природы во Христе. Только настоящий, живой, адекватный человек и боится смерти – потому что понимает, ощущает всем своим существом, насколько смерть противоестественна для человека, созданного для вечной жизни. Перед нами – острейший кризис между Божественной волей и естественным стремлением человека жить: и разрешение этого кризиса в итоговых словах Иисуса: «не Моя воля, но Твоя да будет!» И это – не вынужденное признание Божественного всевластия; здесь нет никакой обречённости. Христос на самом деле мог сказать «Нет! Это выше Моих сил! Я не выдержу!» Полная возможность такого поворота, реальность отказа от Своей Миссии и вынуждала Его молиться в состоянии предельного напряжения, невозможного в какой-то иной ситуации. Можно предположить, что предчувствуя масштаб этой последней, решающей битвы, Иисус и просил Своих учеников побыть рядом с Ним, поддержать Его – как близкого им человека. Но они слишком устали и изнемогли – сказалось растущее напряжение последних дней. И Спаситель один на один оказывается в этом борении.

В словах Христа нет и оттенка беспомощности, слепого следования бездушному року. Иисус и сейчас может упросить Бога Отца прислать легион грозных ангелов, которые сотрут с лица земли Его недругов. В смиренном согласии Христа – предельная верность Своему Отцу и безграничная любовь к Нему. Он ещё не знает, что будет дальше, хватит ли Ему сил вынести этот пугающий своей неизвестностью кошмар – но Он целиком вверил Себя Богу Отцу, вручил Свою жизнь без малейшего остатка для Себя Самого – и теперь идёт, словно жертвенный агнец, на Своё заклание: добровольно, молчаливо, спокойно.

Перед нами – образ, как мы призваны относиться к своему крестоношению. У каждого – свой крест. Он лёгким не бывает. И нам никто не запрещает просить о помощи и укреплении. Но самую сильную поддержку мы получаем тогда, когда начинаем видеть в происходящем с нами руку Божию, и не просто видеть – но с благодарностью и трепетом соглашаться с Его, Божьим, а не нашим, планом спасения.

Укрепи же нас всех, Господи, в готовности быть верными тебе до конца!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (35 оценок, в среднем: 4,89 из 5)
Загрузка...