"Рукопашный бой". Светлый вечер с Сергеем Астаховым и Валерием Харитоновым (30.11.2015)

Светлый вечер - Сергей Астахов и Валерий Харитонов (эф. 30.11.2015) - Часть 1
Поделиться
Светлый вечер - Сергей Астахов и Валерий Харитонов (эф. 30.11.2015) - Часть 2
Поделиться

Астахов Сергей, Харитонов Валерий1У нас в гостях были президент международной федерации рукопашного боя Сергей Астахов и президент общероссийской федерации рукопашного боя, заслуженный тренер России Валерий Харитонов.
Мы говорили об истории рукопашного боя, в чем его особенность, и чем может быть полезно занятие таким видом спорта.

____________________________________________________________

А. Пичугин

— Уважаемые радиослушатели, здравствуйте! Это программа «Светлый вечер», здесь в этой студии Лиза Горская…

Л. Горская

— И Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— А в гостях сегодня у нас в нашей программе — Сергей Астахов, президент Международной федерации рукопашного боя, здравствуйте…

С. Астахов

— Добрый вечер.

А. Пичугин

— И Валерий Харитонов, президент Общероссийской федерации рукопашного боя, заслуженный тренер России, здравствуйте.

В. Харитонов

— Здравствуйте.

А. Пичугин

— Мы выходим в эфир накануне, за пять дней очень важного мероприятия, которое вы организуете, я так понимаю, что оно важно для вас еще и потому, что оно проходит впервые, это абсолютно первый Чемпионат мира по рукопашному бою, который пройдет в Москве. Расскажите подробнее, пожалуйста, что это?

С. Астахов

— Оно проходит в рамках Международной федерации, его проводит Международная федерация как раз, оно ограничено по количеству участников, здесь свои страны представят 8 спортсменов на этом мероприятии, которые прошли предварительный отбор, отобрались для участия в этом чемпионате в финале, абсолютном чемпионате мира.

Л. Горская

— Какой-то узкий формат, если так можно сказать.

С. Астахов

— Нас немного телевидение зажало в рамки.

Л. Горская

— Ах вот так вот… Даже вас оно зажало в рамки?!

С. Астахов

— Что делать, да. Поэтому этот вечер пройдет достаточно быстро, мы планируем, что это мероприятие уложится в два часа времени.

Л. Горская

— Из-за трансляции?

С. Астахов

— Да. И 8 спортсменов из России, Америки, Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Болгарии, Белоруссии, Ирана, они будут представлять свои страны как раз на этом чемпионате.

А. Пичугин

— А почему именно эти страны? До самого чемпионата проходил какой-то отборочный этап?

С. Астахов

— Во-первых, в апреле этого года прошел просто Чемпионат мира по рукопашному бою во всех весовых категориях мужчин и женщин. До этого проходили еще международные мероприятия. И по итогам различных стартов, которые проходили до этого, были отобраны по результатам своим уже спортсмены, которые будут свои страны на абсолютном чемпионате.

Л. Горская

— Мы сказали, почему это мероприятие важно для вас, а почему это важно для нас, далеких от спорта?

С. Астахов

— Для чего мы вообще проводим мероприятия, для чего развиваем этот вид спорта. Это же наш российский вид спорта, который на сегодняшний день распространен во всем мире. И мы хотим показать всю красоту единоборств, чтобы люди увидели, что даже единоборства могут быть не жестокими, они могут быть жесткими, но нести в себе положительный эффект, эффект воспитания, давать возможность стремиться тем людям, которые смотрят. Не секрет, об этом больше, наверное, Валерий Иванович расскажет, что все-таки рукопашный бой воспитывает и готовит людей к тому, чтобы они могли противостоять агрессии.

А. Пичугин

— Вы говорите, что он традиционно русский спорт, как он зародился именно как вид спорта отдельный и какое у него было развитие?

В. Харитонов

— Наверное, я на этот вопрос отвечу?

С. Астахов

— Да.

В. Харитонов

— Потому что он не сколько российский, сколько советский. Буквально 20 лет советская власть прекратила свое существование. Вид спорта был служебный. Даже не вид, а как часть физической подготовки сотрудников органов госбезопасности внутри МВД и армии. Это всегда было. И при царе-батюшке… Просто по-другому называлось.

А. Пичугин

— А как?

В. Харитонов

— Штыковой бой.

А. Пичугин

— А. Это он и есть.

В. Харитонов

— Да, штыковой бой до 67 года входил в дисциплину фехтования. Пока троих не закололи, его убрали… Хотя один космонавтов Севастьянов был как раз мастер спорта по штыковому бою. Проводились чемпионаты СССР, союзных республик.

Л. Горская

— Штыковой бой — это со штыком.

В. Харитонов

— В современном бою со штыками никто не бегает, потому что насыщенность огневая боевых позиций такова, что не успеешь добежать. А тогда, когда винтовка не такая скорострельная была… Штык есть, но это на крайний случай, когда патроны кончились, прижали к стенке. Но функциональная задача не сколько для этого, сколько для резки проволоки, вскрывания консервов.

Л. Горская

— Мирные задачи.

В. Харитонов

— Ну не мирные. Раньше одни клещи на роту были резать проволоку, а теперь каждый сам себе штык-ножом их резать. Ситуация такая, что все это было, просто в период 80-х годов, когда начало развитие большое иметь каратэ, восточные единоборства и появилась возможность, не возможность, а потребность к тому, что было нужно противостоять в рукопашном бою при захвате преступника или шпиона, воспользоваться приемами, которые были бы эффективны. В то время, к сожалению, такого особо не было, было предпочтение на борьбу, бокс даже не давали, потому что голову отбивали, люди с оружием могут пальнуть не туда, куда надо. Ну и была поставлена задача сделать такую приблизительную штуку, чтобы было задержать и каратиста, и боксера, и дзюдоиста, и борца, то есть такой индивидуальный метод. Сейчас на мою долю выпало этим заняться и применять его не просто, просто придумал, а в жизни. Я к тому времени уже был преподавателем физической подготовки по рукопашному бою в учебном центре 9-го управления КГБ СССР.

Л. Горская

— Мы помолчим теперь?

В. Харитонов

— Да не, говорите, я уже в отставке 15 лет, ничего страшного.

А. Пичугин

— То есть практически с вас начинался рукопашный бой как вид спорта?

В. Харитонов

— Не совсем с меня. Было бы нескромно так говорить, потому что многие люди приложили к этому усилие. И Ощепков, основатель дзюдо, и Харлампьев, и Спиридонов, был такой основатель борьбы самбо, других видов вольной борьбы. Это накапливалось, была поставлена определенная цель, задача. Для примера в начале 90-х были случаи, когда некоторые преступники с криком кийя, подпрыгивая, пытались уйти от погони, пришлось стрелять в них из автомата. Или просто надо было взять тихо. Если вы смотрели фильм «Трианон», реальные события были, только когда брали этого резидента США — это была женщина, у нее четвертый дан был по каратэ, как её брать? Один товарищ говорит: «Да очень просто, вы её отвлеките, я её молотком по голове…» Молоток он замотал в шапку, не убили, нет.

Л. Горская

— Против лома нет приема, это называется.

В. Харитонов

— Это называется использование подручных средств с отвлечением противника.

Л. Горская

— В свете того, что вы сейчас рассказали, я не знаю, как теперь мотивировать наших радиослушателей, в том числе молодежь заниматься рукопашным боем, если есть молоток…

В. Харитонов

— На молоток есть пистолет, на пистолет — автомат, на автомат — танк, а на танк атомная бомба. Поэтому очень широкий спектр применения подручных средств.

Л. Горская

— Но вы что-то говорили, что просто оставить насилие, самооборона.

В. Харитонов

— Задача — не самооборона. Задержать, доставить, просить передать в судебные органы и оттуда исполнять приговор суда.

А. Пичугин

— Это в спецслужбах, МВД, прокуратура, это у людей, которые сталкиваются с преступностью. А…

Л. Горская

— Вот нас слушают не только спецслужбы, я надеюсь.

В. Харитонов

— Гражданские…

Л. Горская

— Им это нужно зачем-то?

В. Харитонов

— Очень нужно. Это вызывает защитную реакцию, то есть уверенность в себе. Прежде всего. Вы знаете, собаки бросаются, прежде всего, на кого? На людей, которые боятся.

Л. Горская

— Или который испытывает агрессию.

В. Харитонов

— Человек, у которого бицепс 35 и 6 никогда не испытывает агрессию. Человек выделяет какие-то эндорфины, и собака на это реагирует. Если её не бояться, она не прыгнет. Поэтому когда занимается человек рукопашным боем, другими единоборствами, у него появляется уверенность в себе. Особенно, если он участвует в соревнованиях, получает удовольствие по лицу себе и сам может предложить это дело, его, эта агрессия уходит из него. Многие хулиганы это видят и чувствуют. Любой преступник нападает на слабого. Нет сумасшедших преступников, которые нападают на сильного и вооруженного.

Л. Горская

— А я пытаюсь объяснить себе и радиослушателям, почему человек, когда занимается единоборствами, у него уходит агрессия. Потому что ему не надо ничего доказывать?

В. Харитонов

— Да, у него уверенность в себе, плюс он физически здоров, он представляет, что для этого надо заниматься спортом и соревноваться, чтобы мог себя испытывать. Есть некоторые люди, говорят: «Мы очень занимаемся сильно и прыгаем, и ножи метаем, и пивные кружки, и бутылки, и прочее…» А он это не применяет. У меня есть такие товарищи. А как узнать, готов он или нет? «Ну как? В бою узнаешь». А это уже может быть поздно — в бою.

Когда я был маленький, первый раз шел на борьбу, тело идет, а мозг идет назад. Пришел, отборолся, проиграл и потом у меня это проблемы не было. Это психологическая подготовка. Помимо того, что физически должен быть здоров, еще психологически готов. Есть такие люди, которые физически здоровы, готовы, а выходит на соревнование — его парализовывает.

А. Пичугин

— А что это страх?

В. Харитонов

— Нет психологической подготовки. Также как в войне никогда человек не застрелит живого человека, это тоже подготовка определенная. Ни когда мышь из мышеловки не вытащит.

Л. Горская

— Это подготовка или навык?

В. Харитонов

— Навык — это когда уже у него в привычку входит, таких навыков не надо.

С. Астахов

— Изначально рукопашный бой, если говорить о правоохранительной системе в целом, то это часть подготовки всех сотрудников правоохранительных органов. Но это не значит, что они должны друг друга метелить и лупить. Они, конечно, должны уметь использовать вот эти приемы. Приемы самообороны, задержания, все это входит в раздел специальной подготовки рукопашного боя.

В. Харитонов

— Конвоирование и обыск.

С. Астахов

— Но сам поединок как таковой, суть его, когда два человека выходят, мериться силами, из чего выросло спортивное направление рукопашного боя. Это начали применять именно в спецназах. Как раз для морально-психологической подготовки людей, которые в будущем должны столкнуться… Как смоделировать страх, который, возможно, появится…

Л. Горская

— Стресс…

С. Астахов

— Наверное, и страха тоже. Вы выходите и точно знаете, что вас сейчас будут бить, это же страшно.

Л. Горская

— А нам еще рассказывали на тех единоборствах, которыми я занималась в свое время, что есть же определенная физиология, выплескивается адреналин и дальше есть очень мало времени, чтобы на этом адреналине что-то успеть сделать в поединке. Потому что потом идет обратный процесс и если ты не успел получить тактическое преимущество, то после того, как адреналин уже действие прекратил, тебе уже это сложнее будет сделать.

С. Астахов

— Я не смогу уже точнее процитировать, герой какого-то фильма когда-то говорил, но такая известная фраза, что и герои, и трусы боятся одинаково, тот становится героем, а второго страх так сильно сковывает, что он просто прячется, убегает от того, чтобы помочь кому-то, оказавшись в сложной ситуации.

Л. Горская

— А кто-то вообще не может пошевелиться.

С. Астахов

— Абсолютно верно. Эти вещи как, допустим, поединок, он как раз и воспитывает умение преодолеть. Мы же постепенно начинаем. Никто же под танк человека не бросит сходу.

Л. Горская

— А потом бросит?

С. Астахов

— К тому времени он сам уже станет таким же танком. Поэтому здесь очень важен подход. Во-первых, любая подготовка — это время, во времени эта подготовка растянута. И, конечно, сначала человек встречается с аналогичным уровнем соперников, вырастая в своем спортивном мастерстве, он начинает с более серьезными соперниками встречаться.

А. Пичугин

— Сергей Астахов и Валерий Харитонов сегодня проводят «Светлый вечер» вместе с нами.

Вы говорите, что уже вид спорта стал международным, на абсолютном чемпионате мира, который, даст Бог, через несколько дней пройдет в Москве, будут участвовать спортсмены из США, из Ирана, ряда других стран. Как удалось его сделать именно международным, как удалось привить интерес в зарубежных государствах?

С. Астахов

— Приходится ездить, пропагандировать, рассказывать, показывать. Нас сами находят ребята…

Л. Горская

— Пропаганда слово такое…

А. Пичугин

— Это где и как.

Л. Горская

— Хорошая вещь в пропаганде не нуждается.

С. Астахов

— Разъяснять. Нам же приходится бороться на таком, на достаточно поле насыщенном. Ведь мир насыщен единоборствами в принципе, их много в мире. И привожу пример, особенно за границей, если с людьми в постсоветском пространстве у них эта система осталась и рукопашный бой у них тоже сохранился, после Советского Союза.

А. Пичугин

— По крайней мере, понятно, что на постсоветском пространстве в наследство от СССР все это перешло. А в США, Иране, там откуда?

С. Астахов

— В Иране у них свои виды единоборств есть.

Л. Горская

— Это какие?

В. Харитонов

— Вольная борьба у них развита.

С. Астахов

— Ориентал развит, такой вид спорта, похожий на рукопашный бой, они нас сами нашли, сами вышли на нас и приехали, участвовали в трех чемпионатах мира, ребята из Ирана достаточно сильные соперники, нравится вид спорта людям. Например, когда… Еще такой вопрос, на Западе, когда обычно рассказываешь о рукопашном бое, там люди же, я такой пример регулярно рассказываю, там все ж повернуты на философии, в единоборствах всегда ищут философию.

Л. Горская

— Это же в принципе неплохо, когда человек что-то ищет, кроме мышц.

В. Харитонов

— Это две разные вещи, две отдельные науки. Анатомия, физиология, философия.

А. Пичугин

— Мы попозже об этом поговорим. Пока география мне очень интересна.

С. Астахов

— А, география. Широко Латинская Америка у нас представлена, Америка как таковая, США, Канада.

А. Пичугин

— А в США же огромное количество федерация по разным видам единоборств и как туда еще можно…

Л. Горская

— А у нас мало, что ли?

А. Пичугин

— У нас, я думаю, меньше, чем в штатах. Хотя можете поправить.

С. Астахов

— Не меньше. Но вы знаете, сейчас основной тренд во всем мире, с чем приходится бороться, сейчас очень сильно пропагандируют виды… UFС есть такая организация, американская федерация по боям без правил. Эти смешанные единоборства, в разных его проявлениях, там, где вроде правил нет, делай что хочешь…

Л. Горская

— Чудовищная вещь.

С. Астахов

— Достаточно жестко на наш взгляд, мы вообще не сторонники этого всего и в одно время мы даже дисквалифицировали за участие в подобных мероприятиях. Но очень сложно бороться с этим, с развитием этих видов единоборств, потому что очень сильная реклама, очень здорово поддерживает телевидение. Принцип хлеба и зрелищ, он никуда не девается, люди хотят видеть жестокость, на наш взгляд неприемлемые вещи, когда один сидит на другом и вколачивает его голову в пол. Мы, в общем-то, сторонимся.

А. Пичугин

— А что туда влечет людей? В участие.

С. Астахов

— Изначально деньги. Я еще пару лет назад, мы в Америке были, мне рассказали, что, допустим, в бюджет UFC, сама организация, стоимость его составляет миллиард двести долларов, с учетом телевидения, с учетом журналов.

В. Харитонов

— Открыто проплачивают передачу, все, просто тупо оплачивают передачу. Говорили же…

Л. Горская

— А что вам мешает стать таким же брендом?

В. Харитонов

— Догадайтесь. Мы не печатаем доллары. Резервная США делает (смеются).

Л. Горская

— Против лома нет приема, мы говорили. Против денег, получается, что тоже нет? Вы сказали, что вам нужно так или иначе бороться с пропагандой боев без правил? Как вы это делаете?

С. Астахов

— Мы не говорили, что приходится бороться, противостоять. Это разные вещи. Борьба — это когда вы что-то делаете против. А мы просто противостоим. И противостоять мы можем только тем, что предлагаем свой вид спорта. Пропагандируем доброе, вечно, разумное.

Л. Горская

— Мы еще вернемся к философской составляющей.

С. Астахов

— И она как раз сейчас всплывает. Если говорить о том, что вы хотите… в чем состоит борьба… Или мы позже к идеологии перейдем?

А. Пичугин

— Да нет, давайте сейчас поговорим.

Л. Горская

— Вы сказали, что в Америке очень сильное течение философское…

С. Астахов

— Люди хотят видеть, если это не деньги, которые мы дать не можем, то в чем философия, что несет? Основная идея, основная философия развития рукопашного боя, заграничный человек нас спрашивает, у него нет русской души… Мы говорим просто: «Ребят, основная задача рукопашного боя — мы готовим защитников отечества. Точка. Служение отечеству, патриотизм. Используйте в подготовке защитников своего отечества, что угодно — США, Ирана, в Латинской Америке. И многим это нравится, сама идея, возможность. Потому что рукопашный бой действительно интересен и с практической точки зрения прикладного рукопашного боя специалистам, так и как вид единоборств, который позволяет подготовить людей, избегая высокой травматичности. Не каждый готов, чтобы его ребенок превратился в гладиатора, но многие хотят, чтобы их дети были подготовленными и могли противостоять возможному нападению на улице.

А. Пичугин

— А как вы оцениваете популярность рукопашного боя в сравнении в 90-е годы, начало 2000 были очень популярны восточные единоборства и все старались своих детей отдать на каратэ, айкидо.

Л. Горская

— Сейчас они тоже достаточно популярны.

А. Пичугин

— А я не знаю, как сейчас, я помню, как было тогда, а сейчас…

С. Астахов

— Сейчас уровень вовлеченности в рукопашный бой в России, Валерий Иванович.

В. Харитонов

— Просто объективные, нормальные цифры — 70 региональных федераций. Это самая дальняя восточная Камчатская, западная — Калининградская, южная — Махачкала, северная — Архангельск. 70 штук.

Л. Горская

— Западнее, севернее некуда.

В. Харитонов

— Южнее есть — полгода назад это федерация рукопашного боя республики Крым. Люди занимаются, люди работают. По данным не нашим, а данным статистического управления, собираются данные в Министерстве спорта, занимаются 200 тысяч человек гражданского населения. Если мы будем считать сотрудников безопасности, правопорядка и армии, значит, умножать надо, миллиона 3-4. Потому что рукопашный бой, не каратэ, не айкидо, не бокс никогда не были частью физической подготовки. Был рукопашный бой, легкая атлетика, стрельба, многоборье, офицерское троеборье. Скажут, в армии учат каратэ. Какое каратэ? У нас армия не японская, а российская. Как-то я с одним товарищем разговаривал, награждал одного каратиста, юношу, сказал: «Дорогой, ты чем занимаешься?» «Каратэ». «Японский вид?» «Японский». «А война начнется с Японией в японцев будешь стрелять?» Он задумался, бедолага. А японец задумываться не будет. Вот о чем речь, в чем опасность.

Л. Горская

— Ну а он почему задумался?

В. Харитонов

— Японию ему стало жалко.

А. Пичугин

— Подождите, может быть, он так глубоко не мыслил.

В. Харитонов

— В армию возьмут, будет мыслить. Потому что каратэ у нас…

Л. Горская

— Ну справедливости ради каратисты сами признают, что если бой переходит в нижний регистр, то они уже бессильны по сравнению с теми, кто занимается борьбой.

В. Харитонов

— Вот и надо быть и вверху, и внизу, и посередине. Быть сильным. Вот в чем вопрос.

Л. Горская

— Я все-таки хотела поговорить о тех людях, которые не являются сотрудниками МВД, спецслужб. Вы же сами знаете, что рукопашный бой — это часть подготовки тех, кто отвечает за нашу безопасность — раз, ну плюс это и для простых смертных. Просто как досуг, как элемент физической подготовки. И что получается, есть какие-то кружки, секции, куда дети, подростки могут ходить?

В. Харитонов

— Мы пошли шире. Вместе с законом о спорте у нас есть спортивные школы, которые работают во всех регионах страны, в школах есть отделения рукопашного боя. Как правило, они у нас вместе с отделениями единоборств, которые входят в олимпийскую программу. Это дзюдо, либо какие-то элементы греко-римской или вольной борьбы. Потому что есть такое понятие по закону о спорте, виды спорта, вошедшие в олимпийскую программу, не олимпийскую, военно-служебно-прикладные и национальные (метание топора, прыжки через нарды, такие есть экзотические виды…)

Л. Горская

— Через что?

В. Харитонов

— Через нарды, это праздник народов Севера. Не в которые играют, а на которых ездят. Это все предусмотрено у нас в правилах соревнования, которые нашими внутренним правилам соответствуют международным. И вот по правилам внутренним у нас и международным нокаут и нокдаун запрещены до 18 лет. И до первого взрослого разряда. Может, человек не хочет, чтобы его убивали. Всех касаются, взрослый человек распоряжается своей жизнью сам. Вот в чем вопрос. Это было связано с тем, что несколько лет назад два года подряд были смертельные случаи в единоборствах — в каратэ, как правило, по два несчастных слушай, и в боксе по два. Обычно были юноши 14-16 лет. Когда комиссия с этим столкнулась, выяснилось, что по международным правилам бокса нокауты с 12 лет.

А. Пичугин

— А в России до 18 лет повысили?

В. Харитонов

— Нет. Внутренние правила должны соответствовать внешним. Это правило закона. А это у нас выдумывают, которые в виды спорта не входят. У нас их очень много. Открываете сайт «Рукопашный бой», кого там нет. Там даже бедолагу Уишибу назвали рукопашником, он айкидо придумал и был самураем еще к тому же. А по закону один вид спорта — одна федерация. А люди этого не знают и начинается. Одна пришла у моей жены подруга дочки.

— А где ты занимаешься?

Занимаются каким-то униборством, в подвале. Они кувыркаются на бетонном полу. Это опасно для здоровья.

А. Пичугин

— Решил человек зарегистрировать какую-то секцию, она в официальный вид спорта не входит, он взял и создал какую-то ООО федерация спорта такого-то.

В. Харитонов

— С этим начинают бороться. И было письмо от министерства спорта, что занимаются спортом и преподают только люди, имеющие среднее специальное образование. И пока, если такое будет выявлено, будет вводиться административная ответственность, потом — уголовная. Потому что у нас каждый слесарь может преподавать что угодно, а завтра я захочу зубы лечить, завтра захочу быть нейрохирургом. А у меня специальность, я — шофер 3 разряда, а хочется порезать кого-нибудь, призвание.

А. Пичугин

— А тренер же должен подтверждать свою квалификацию?

В. Харитонов

— Он закончить институт физкультуры должен.

А. Пичугин

— Он закончил, тренирует, но раз в какое-то количество времени…

В. Харитонов

— Институт подготовки кадров при институте физкультуры.

А. Пичугин

— Напомню нашим слушателям, что сегодня говорим про рукопашный бой вместе с Сергеем Астаховым и Валерием Харитоновым. Буквально через несколько мгновений вернемся.

Л. Горская

— В эфире программа «Светлый вечер». И мы сегодня говорим о рукопашном бое. А почему мы о нем говорим, потому что…

А. Пичугин

— 4 декабря в Москве пройдет впервые абсолютный чемпионат мира по рукопашному бою в абсолютной весовой категории. Пройдет он в Крылатском, об этом в конце, я думаю, мы еще напомним, наши гости расскажут подробнее.

В. Харитонов

— По детям могу сказать, по участию в секции. Пример. Лет 10 назад приходит ко мне один дяденька с сыном, сыну 12 лет, говорит: «Мы хотим у вас заниматься». «Проблем нет, принесите справку от врача». Кстати, если вы приходите в секцию, а у вас справку от врача не спрашивают, это 100 % шарлатаны. Потому что там допуск врача по 37 видам заболеваний.

Л. Горская

— Давайте поговорим об этом подробнее. Мы говорили о том, что тренер, которому мы отдали своего ребенка, может оказаться не тренером вовсе и принести вред здоровью.

В. Харитонов

— Учителем может оказаться, гуру, сектантом.

Л. Горская

— Давайте, может быть, перечислим маркерные вещи, которые должны насторожить родителей и то, что он обязательно должен проверить, когда отдает своего ребенка в ту или иную секцию, потому что вряд ли кто-то будет спорить с тем, что спортом ребенку заниматься надо.

В. Харитонов

— Первое, что уяснить родитель — есть ли квалификация у тренера, закончил ли он институт физкультуры или колледж физкультурный, спросить диплом. Второе. Если тренер не спрашивает с ребенка справку о состоянии его здоровья, это первый признак, что он шарлатан. Он не определяет здоровье, здоровье определяет врач, который берет карточку в поликлинике и читает, что у человека эпилепсия, какое ему единоборство. У него врожденный порок сердца. Или со зрением… Ему падать нельзя, его бить нельзя, он ослепнет. И к чему это может привести. Я рассказывал, когда мальчика привел ко мне товарищ, говорит: «Мы не можем взять справку, нам врач не дает». Отвел его к какому-то шарлатану и у него уже разрыв селезенки был, тяжелое сотрясение мозга, у ребенка в 12 лет. Другие мне присылают, любители ММА, проводят соревнования по боям без правил дети 8-10, 10-12, 12-14. И в конце положения пишется правила на двух страницах и такая бумажка: «В моей смерти или травме вините меня самого».

А. Пичугин

— Это же уголовное.

В. Харитонов

— А это пока не попались еще. А как попадутся. Маленький нюанс, человек попадется — сядет, но того человека уже в живых не будет.

А. Пичугин

— Но они же проводят свои соревнования, тренировки не где-то в подвалах заколоченных, куда там пускают только избранных…

В. Харитонов

— Признаки: закрывается, не показывается, не берет справок, надо смотреть, куда вы ребенка привели. Вот у нас пришел человек заниматься: «Я хочу посмотреть, как ребенок занимается». Садись, смотри. Никаких секретов нет.

Л. Горская

— Но есть привычка, она, наверное, происхождением из советского времени, у нас люди привыкли доверять врачам, учителям, тренеров. А времена, когда можно не проверяя доверять, уже давно прошли.

В. Харитонов

— Очень давно прошли. Иначе пострадает человек, а потом будете локти кусать, вы инвалида сделаете из своего ребенка.

Л. Горская

— Давайте тогда дальше по порядку. Если вы отдаете в спортивную секцию по рукопашному бою или сами идете, у вас должны спросить медицинскую справку, тренер должен иметь соответствующее образование, вы сами это можете проверить. У федерации можно запросить?

В. Харитонов

— Можно. Нам звонят постоянно, спрашивают, где можно заниматься.

Л. Горская

— Что еще?

В. Харитонов

— В общем-то, и все. Когда ребенок занимается, если есть возможность — посмотреть, как он занимается. Первый признак закрытости — это значит что-то не то.

Л. Горская

— А что должен выносить ребенок из секций, Сергей, может, это даже к вам скорее вопрос. Мальчик, мальчишка или даже девчонка, занимается, ходит на секцию какую-то, после школы приходит, румяный, веселый. Какие вопросы должны задавать родители, что в идеале он должен выносить из секции, чего не должен?

С. Астахов

— Вы так глубоко махнули. Личность тренера…

Л. Горская

— Что должно настораживать?

С. Астахов

— Давайте по-другому, от обратного начну. Что такое тренер-преподаватель в секции рукопашного боя, как мы его в идеале хотим видеть и как мы стараемся, чтобы в федерации такие люди работали. Человек, который, прежде всего, должен обладать качествами, квалификацией и, безусловно, ребенок не должен, например, как во многих, уж, извините, сравниваю с видами единоборств восточными, тренер не может быть авторитетом просто по определению, просто потому, что он тренер, учитель, слепая преданность. Тренер должен осознавать, что ребенок по-любому будет ему доверять, придя в секцию, ребенок, скажешь ему, если особенно ему нравится то, что ему дают, то мы можем заставить маленького человека головой об стену биться, если ему правильно тренер объяснит, скажет, что ему это надо. И он будет биться. И очень важная ответственность ложится на самого преподавателя, на тренера, который должен отдавать отчет в своих действиях при воспитании детей. Должен работать над своими моральными качествами, прежде всего. Нельзя закинув ногу на ногу с бокалом вина и с сигаретой в руках рассказывать о том, что своим детям, что надо вести здоровый образ жизни. И здесь, наверное, все-таки очень важно, что из себя представляет преподаватель.

В. Харитонов

— Я хочу более конкретно добавить, что любой вид деятельности человека предусматривает программу, по которой учат, если человек сидит в чурбак забивает гвозди, он больной. Если он прибивает этими гвоздями доски, то он, скорее всего, плотник. Поэтому есть определенная программа подготовки спортивных школ, она действует и на секции, там есть группы, группа начальной подготовки, группа начальной спортивной подготовки, группа спортивного совершенствования и группа высшего спортивного мастерства. По детям первые две группы. Плюс есть детская возрастная психология, ребенок может заниматься определенными видами спорта по определенному времени — с 5 до 7 лет — плавание, гимнастика, коньки, фигурное катание. Штангой занимаются только с 14 лет, до этого нельзя, у него не сформировался скелет. Боксом тоже с 14. Ну не спрингуют в 8 лет. Ему разнесут весь череп, у него еще роднички не заросли, а ему по голове бьют перчатками, а бывает, что и голыми руками. Просто многие, которые занимаются, люди непорядочные, они этого не знают, просто не представляют. Я писал кандидатскую работу и опрашивал тренеров по каратэ, какими методами вы пользуетесь при занятиях с людьми. Знаете, что сказали все поголовно? Методом начальных упражнений. Нет такого метода. Есть метод целостный, есть разделенный, есть поточный.

А. Пичугин

— Но откуда-то они его взяли все разом.

В. Харитонов

— Они даже педагогику элементарную не читали, вот о чем речь. Но зато могут считать до 10 по-японски.

А. Пичугин

— Мы еще не обсудили важный фактор, опасности, которые представляют различные сектантские учреждения.

Л. Горская

— Мы о них не думаем, а они ведь есть.

В. Харитонов

— Есть.

Л. Горская

— И что они распространены, есть основания для серьезных опасений, когда я, с колокольни среднестатистической мамы, отдаешь ребенка в какую-то секцию, что он в секту попадает?

В. Харитонов

— Я скажу для примера, есть такая, не знаю, по-моему, еще осталась она, Всемирная церковь Муна, они активно развивали тэквондо, на гитаре играли, прыгали, скакали.

А. Пичугин

— Ну то есть они развивали не только тэквондо, но с подтекстом…

В. Харитонов

— Да, конечно. Великий учитель, бог на земле и так далее.

А. Пичугин

— А сейчас у нас в России огромное количество, я даже не могу судить, огромное неоязыческих организаций.

В. Харитонов

— Да, тоже. Для примера. Я рассказал про девочку, которая занимается в какой-то секте, так у них тренер вмешивается в личную жизнь, с этим гуляй, с этим не гуляй, на этом женись, на этом не женись. Это первый признак тоталитарной секты. Тренер должен тренировать, а не обучать духовности. Хотя это нельзя разделить — единая задача педагогики — это обучая, воспитывай, и воспитывая, обучай. К сожалению, у нас в современности разделили обучение и воспитание. Обучают в школе, а воспитывают в семье. А это не разделимо.

Л. Горская

— Очень странно представить себе то, как применяют физическую силу без духовных составляющих.

В. Харитонов

— Совершенно верно. Доброта должна быть воспитываться, чтобы зла не было, это предусматривают правила соревнования. Опять же тренер должен этим заниматься, это воспитательный процесс, он вывозит его на соревнования, разъясняет, это большое дело.

А. Пичугин

— А то, что у нас сейчас при воскресных школах, при храмах открываются различные курсы единоборств…

В. Харитонов

— Сергей Александрович больше об этом расскажет, ко мне приходили товарищи, из Сергиева Посада, так до сих пор и не приходят, чем они там занимаются, непонятно? Вот о чем речь. Смысл-то в чем. Духовность — это очень хорошо, но она должна складываться. Если человек здоровый, он сильный, а мозгов-то нет, он не мотивирован. Поэтому мы открыты, наша федерация, ко всем четырем религиям, которые у нас признаются в России: христианство, иудейство, буддизм, мусульманство. Пожалуйста, проблем нет, у нас все равны. А есть такие извращения, есть такой клуб, туда принимают только русских.

А. Пичугин

— Да, я слышал.

Л. Горская

— А как проверяют, генетический анализ проводят?

В. Харитонов

— Не знаю, внешне, по вкусу, по запаху. Я спрашивал, как вы проверяете? Собрали собрание, обсудили.

— А череп-то мерили?

— Почему?

— Так в 34 году Гитлер мерил…

Уже все было.

С. Астахов

— Сейчас некоторые клубы играют на национальной почве. Но, к сожалению, русские подвержены тому, что создаются языческие клубы, где конкретно пропагандируется язычество.

Л. Горская

— Создаются. Это не традиция, это суррогат, насколько мне известно.

С. Астахов

— Просто в последнее время, я приведу пример, бытует такое понятие, и основной посыл всех этих языческих организаций, то, что они русских, славян, мусульмане вокруг себя быстро объединяются, у них основной посыл, что православие — религия слабых, посмотрите любое богослужение, которое показывают по телевидению, вот основная масса, кто стоит, бабушки, женщины, девочки в платочках. А ты сильный, ты мужик, ты сын Перуна, дети Сварога…

А. Пичугин

— Это же жуткая подмена понятий со стороны людей, которые не знают ни на секунду, как выглядели верования древности.

С. Астахов

— Возможно, Церковь упускает, на мой взгляд, на сегодняшний день, возможно, я ошибаюсь, мы упускаем момент воспитания о том, что помимо духовного воспитания людей, дети наши должны быть сильными. Не все должны заниматься рукопашным боем, много других вещей не менее интересных, но все-таки мужчина должен оставаться мужчиной. И мы просто сейчас стоим на таком пороге, если дети сейчас не обретут силу, уверенность, с помощью рукопашного боя или занятием каким-то другим видом спорта, это касается, прежде всего, славян, русских, мы начинаем просто глобально проигрывать по многим показателям. Я общаюсь, например, с нашими региональными отделениями, у них секции единоборств переполнены мальчишками, пацанами. На сегодняшний день если брать в сравнении один кавказский мальчик, мальчик из любой кавказской республики, попадая в общность русских людей, он их просто подавляет, просто съедает энергией, которая из него просто выпирает. Ему бить никого не надо, он этой внутренней агрессией, уж я не знаю, это исторически, я просто вспоминаю свое детство или молодость, секции были переполнены главных видов единоборств.

А. Пичугин

— Сергей Астахов, Валерий Харитонов сейчас в гостях у нас в программе «Светлый вечер».

В. Харитонов

— Буквально продолжение разговора, Сергей Александрович начал, я люблю на примерах строить свою речь. У нас есть тренер, который занимается в одной станиц Краснодарского края. Проводим соревнования. Одни девчонки! Я спрашиваю: «Где же казаки-то ваши, кубанские?» Не ходят заниматься, одни девчонки. Казаки…

Л. Горская

— А я вам скажу, почему девчонки ходят, во многом… Идет девчонка по улице, вдруг её кто-то хвать за руку, она пошла на следующий день и записалась в секцию единоборств, какая рядом с домом была. Мужчины у нас далеко не все джентльмены в стране.

В. Харитонов

— Все хорошо, но чисто физиологические особенности, желательно, чтобы мужчины занимались.

Л. Горская

— А женщинам стоит или не стоит, расскажите.

В. Харитонов

— Нет, я не против, у нас есть чемпионки мира. Честно, я к этому отношусь не очень так, но сильно соревнуются и очень сильно бьют и бросают.

Л. Горская

— Это же не про спорт высоких достижений, а про навык самообороны и самоуверенности. Женщинам они тоже нужны. Если мы уж тут Кавказ приводим в пример, кавказская женщина на своих мужчин может посмотреть так, что как бы они себя не вели, они тут же станут в постройку смирно, извинятся и посыпят голову пеплом. Это так.

А. Пичугин

— Но кавказские женщины не идут заниматься единоборствами.

В. Харитонов

— Идут. Как раз чемпионки мира — это чеченки.

Л. Горская

— Я просто почему знаю. Одна моя знакомая, она одной из кавказских народностей, буянят в самолете буяны и с ними не могут справиться ни бортпроводники, она просто встает, пристыжает, смотрит на них, они садятся и трезвеют.

В. Харитонов

— У меня бабушка была, она не смотрела, не стыдила, просто палкой била. Ну она такая старая коммунистка была, просто использовала подручные средства.

Л. Горская

— Я говорю о самоуверенности, которая формируется отчасти и осознанием того, что ты, если что, можешь постоять за себя.

В. Харитонов

— Вы правильный момент задели. Самоуверенность такая может привести к трагическому исходу. Особенно если человек самоуверенно занимается не в лицензионной секции и думает, что он великий мастер. А потом выходит в ситуацию и с первого удара падает, какой-то мелкий сопливый хулиган его кладет в нокаут. А человек занимается 10 лет…

Л. Горская

— А в чем здесь была ошибка?

В. Харитонов

— Опять же пример. Приходит ко мне товарищ, говорит, я уже 10 лет занимаюсь этим делом. Два примера приведу. Вообще, здорово все. Я ему показал такой прием, который показывают в любой борьбе на первой неделе обучения, задняя подножка называется. Человек, который занимался 10 лет единоборствами, как он восхитился этими приемами, просто: «Я такого в жизни не видел». Чем человек 10 лет занимался. Другой на айкидо: «Как вы хорошо кувыркаетесь, как вы хорошо страховку делаете… Я учился два года делать страховку». Я говорю: «Много платил?» Он: «Да, платно». Я говорю: «Приходи бесплатно, за неделю научу». Так я-то её делаю 40 лет уже, а людям лапшу на уши вешают. Надо подойти, поклониться, помедитировать, учителю поклониться, старшему ученику, потом уж только кувыркаться. Купить себе штаны, обязательно пояс. Не забыть обязательно заплатить взнос, это самое страшное, самое преступление — это неоплата занятий. А потом уже учиться. Дело в том, что когда коммерция в это входит, это плохо. Плюс один. Чем бы человек ни занимался, пусть даже два года учит он страховку, это все равно плюс, он не будет алкоголь употреблять, курить, не дай Бог, наркотики, хоть занят чем-то, тоже плюс большой. Но это должна быть государственная политика.

Л. Горская

— Я слышала, у нас в одной из секций единоборств учили, что основная задача, основной навык, который мы должны приобрести — это умение избежать конфликта.

В. Харитонов

— Совершенно верно. Это и есть психологическая подготовка. Причем бывают моменты, когда нельзя, до максимального момента надо её избегать, уж прижали, дальше некуда…

Л. Горская

— А когда прижали, нужно ударить максимум один раз и сразу убежать.

В. Харитонов

— И спрятаться еще. Все правильно. Это навык маскировки на поле боя.

Л. Горская

— А конвоирование?

В. Харитонов

— Это когда задержат. На поле боя не задерживают, на поле боя убивают.

Л. Горская

— Это женщин так учили, мужчин по-другому.

В. Харитонов

— То же самое. Начинается не тогда, когда прижали, а начинается… Не надо по темным улицам ходить, не надо мини-юбку поднимать до бесконечности, привлекать к себе внимание, в людном месте не показывать пачку пятитысячных купюр.

Л. Горская

— Вдоль дороги идти навстречу движению.

В. Харитонов

— По левой стороне. Чтобы шла машина вперед. В Англии надо наоборот. То, что вы не будете видеть машины, это полбеды, надо, чтобы машина вас видела.

Л. Горская

— Расскажите, какие еще прикладные навыки.

В. Харитонов

— Да их много всяких. Не пугать человека ножом.

Л. Горская

— Если человек идет за тобой, пропусти его вперед, пускай идет перед тобой.

В. Харитонов

— Верно. Если людное место, подойти к милиционеру. Самим не обязательно, для этого есть службы, которые под это специально обучены, на которые мы платим налоги. Просто в свое время надо подсказывать людям и все, и не провоцировать на такие вещи.

Например, в позапрошлом году был случай в Павловском посаде, когда ребенок погиб, дети играли, а шел человек больной, дети его подразнили…

Л. Горская

— Это же дети…

В. Харитонов

— Дети, а он-то больной. Детей тоже надо, чтобы больных не раздражали.

А. Пичугин

— Детей, конечно, надо воспитывать.

В. Харитонов

— Вот о чем речь.

Л. Горская

— Это несчастный случай, я бы не обвиняла здесь родителей в этой ситуации.

В. Харитонов

— Я-то в детстве тоже это видел. У нас ходил дурачок, подразнили, успели разбежаться просто. А кто-то не успел.

Л. Горская

— Вы знаете, у нас по улице Горького в моем детстве ходила такая женщина, всех била об стенку просто с размаху. И когда народ удивленно вставал, она говорила: «У меня справка есть, не трогайте меня».

В. Харитонов

— А этим заниматься должен кто, сотрудник милиции, полиции, медики.

Л. Горская

— Но она ходила много лет, никто ей не занимался.

В. Харитонов

— Не надо заострять внимания на этом. А многие встанут, набычатся, я сейчас всех могу… И молотком как раз и получит.

С. Астахов

— Если позволите. В любом случае навык есть навык. Что такое сложная ситуация, в которой может оказаться человек? Когда девочку схватил за руку какой-нибудь, или женщину, ведь сознание может отключиться от страха, просто от того, что страшно. И здесь включится моторика, а моторика она, к сожалению, сработает только тогда, когда будет большое количество повторений какого-то движения. Это закрепленный навык тот самый. Вот тогда работает моторика. В стрессе работает моторика. Если вы спросите чемпиона, он провел серию: «Что ты только что сделал?» Он, может, вам и не расскажет, что конкретно.

А. Пичугин

— Ну это как человек, который едет за рулем, если у него спросить: «Как ты проехал последние 150 километров?» «Я думал об этом, о том, что там происходило на дороге, я не знаю».

С. Астахов

— Абсолютно верно. И, конечно, занятие любым видом единоборств, если мы хотим, чтобы это было применимо, то это должно войти в навык. Надо просто отрабатывать эти приемы самозащиты, нападения, которые могут пригодиться в сложных ситуациях, когда сознание отключается.

Л. Горская

— Каждый по-разному ощущает себя в этот момент, кто-то говорит, что у него время замедляется и он как-то соображает в это время и все происходит будто при замедленной съемке, кто-то ничего не помнит и не может даже слово произнести. Это что-то врожденное, на уровне психологическом, физиологическом или это тоже можно приобрести — в стрессовых ситуациях умение соображать, открыть рот, закричать, что-то сделать?

С. Астахов

— Умение вести себя или как-то реагировать в стрессе, конечно, это навык, наверное, навык, который тренируется. Я не психолог, но, говоря о том, чем мы занимаемся, то умение реагировать правильно и быстро, конечно, только через соревнование. Потому что соревнование — это стресс определенный, причем он начинается не только непосредственно на соревновании, он начинается на этапе подготовки. Как мы однажды, в одной компании, много лет назад, я был там с ребятами, я был помоложе, и мы спорили там. И мне один человек пытался доказать: ну что там, люди-спортсмены, самые сильные — это уличные бойцы, который готов на все. Я говорю: «Ну что такое уличный боец, объясни мне». Если ты бьешь на улице каких-то забулдыг, пинаешь… Другой вопрос, профессиональный спортсмен, который идет несколько лет к какому-то поединку, а навстречу ему идет какой-то аналогичный человек, который готовится, обладает определенными навыками, психологически переживает.

А. Пичугин

— Но такое почти невозможно…

С. Астахов

— Почему? Я не по жизни имею в виду, а в поединке. Они же к этой встрече спортивной готовились много-много лет. И непосредственно перед самим соревнованием переживали огромный стресс, в принципе готовясь к этому всему. Это несравнимое ощущение. Если мы будем себя к возможной стрессовой ситуации, то это только переживание стресса, но смоделировать этот стресс возможно только на соревнованиях.

В. Харитонов

— Следующий этап — это огневой бой во время войны.

Л. Горская

— Я себя в пример привожу, потому что у меня опыт ограниченный, но он есть. Нас ставили с другой девушкой в круг, руки мы клали друг другу на плечи и нам тренер говорил: «А теперь, не отрывая рук, вытолкните друг друга из круга». Это можно считать за соревнование или нет?

С. Астахов

— Никто же не оценивает всего этого в рамках тренировки. Это просто отработка движений. Это нужно, безусловно, но это просто этап подготовки. Другое дело, ты приехал и приехала вообще незнакомая девочка, которую ты первый раз видишь, чем она там занималась до этого? И насколько она сильнее может вытолкнуть вас из этого круга. Если бы вы точно то же самое делали, а после этого вам бы еще сказали, что за то, что вы вытолкните, вы получите приз.

Л. Горская

— Это мне стресса бы добавили?

С. Астахов

— Конечно. Вы бы переживали, вы бы хотели стать первой. От этого произошло бы внутреннее волнение, которое возможно вас закрепостило бы, а возможно подтолкнуло к выплеску энергии.

Л. Горская

— А в целом эти волнения они положительно сказываются на нервной системе или положительно?

В. Харитонов

— Конечно, положительно, это же тренировка психологическая. Основа занятия спорта… Что такое спорт и физическая культура? Физическая культура, когда человек занимается, зарядку делает, бегает, плавает, мешок бьет, гири поднимает, это физкультура. А спорт — это когда он соревнуется с кем-то. Это две большие разницы, хотя одни и те же, это здорово. И когда человек ходит в какую-то секцию левую, он очень хорошо и пальцем тыкает, и пробивает стенку, и доски различные, а нет психологической подготовки, выходит — ни пальцем, ни рукой, ничего. Я таких наблюдал.

Л. Горская

— А какая должна быть морально-психологическая подготовка? Давайте вернемся к этой философии, которая неизбежно идет бок о бок с такими видами спорта.

В. Харитонов

— Нет, есть философия, а есть морально-психологическая готовность к бою. Допустим, если брать военнослужащих, есть полоса препятствий, он должен через огонь пробежать, кинуть гранату. Я одного знал, не мог бросать гранату.

Л. Горская

— Или не кинуть.

В. Харитонов

— Хуже если он под себя кинет.

Л. Горская

— А когда зря кинет?

В. Харитонов

— Зря в войне не бывает, там все по команде. Граната и по окопу огонь. Пока команды нету, он не имеет права бросать ничего, вот о чем речь.

А. Пичугин

— Я напомню нашим слушателям, что сегодня мы говорили о рукопашном бое и вообще о боевом искусстве, и вообще как виде спорта. Сергей Астахов, президент Международной федерации рукопашного боя, Валерий Харитонов, президент Общероссийской федерации рукопашного боя, заслуженный тренер России были у нас в гостях, спасибо нам большое, что пришли, рассказали. Лиза Горская…

Л. Горская

— И Алексей Пичугин.

А. Пичугин

— Всего доброго.

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 оценок, в среднем: 3,00 из 5)
Загрузка...